Hotline


Нелегальная миграция и организованная преступность: региональные аспекты

 Версия для печати

 

 

Л.Д. Ерохина, кандидат социологических наук,

М.Ю. Буряк, кандидат юридических нуак

Миграционная ситуация в России приобретает чрезвычайно острый характер. Острота проблем, связанных с миграционными потоками во многом связана с отсутствием должной политики на рынке труда, несовершенством миграционных законов и практики приема иностранных трудовых мигрантов, хлынувших на территорию России в 90-х гг. ушедшего столетия.

Благодаря этим и другим обстоятельствам за истекшее десятилетие сложились устойчивые тенденции, усложняющие и без того нестабильную экономическую и политическую ситуацию. Прежде всего, сокращается позитивная, необходимая для развития производства внутренняя социально-экономическая миграция населения России. Увеличиваются потоки иностранных мигрантов. При этом следует отметить превышение числа въехавших в Россию иностранных граждан над числом выехавших. За I полугодие 2005 г. миграционный прирост населения России увеличился на 40,7 тыс. человек, в том числе за счет иммигрантов из государств-участников СНГ – на 37,8 тыс. человек, или на Наряду с этим отмечено сокращение числа выбывших за пределы России на 3,2 тыс. человек, в том числе в страны СНГ – на 1,8 тыс. человек. Аналогичные процессы коснулись и Дальнего Востока.

По состоянию на 1 января 1991 г максимальная численность жителей на Дальнем Востоке составляла 8056,6 тыс. человек, но на протяжении 15 лет Дальний Восток наблюдается устойчивый отток населения в западные регионы страны. По прогнозам, к 2010 г. численность жителей в Дальневосточном федеральном округе может составить 4,3 млн. чел., следовательно, создание рабочих мест, а это около 2,5 млн. является первоочередной задачей местных органов власти. Вместе с этим возникает необходимость в трудоустройстве и социальной защите мигрантов. В этом плане Китай сегодня - самый крупный экспортер рабочей силы в дальневосточный регион. В Приморском крае они составляют 65% от общего числа мигрантов, В Хабаровском крае – 45,5%. Однако так называемая трудовая миграция имеет, к сожалению, свой нелегальный сегмент, который даже преобладает. Она вызывает особую озабоченность властей и силовых структур. Так, по оценкам Хабаровского УВД, 90% трудовых мигрантов в дальневосточном регионе не имеют разрешения на работу, более 50% не имеют регистрации по месту пребывания, 9 из 10 мигрантов заняты в теневой экономике (производство контрафактной продукции, строительство и т.д.) Около 80% трудовых мигрантов не имеют трудовых контрактов. По данным Управления по делам миграции УВД Приморского края, на каждого легального иммигранта приходится 3-5 нелегальных. Следовательно, численность нелегальных мигрантов в только в Приморском крае колеблется от 300 тыс. до 500 тыс.

Массовое неконтролируемое переселение иностранных граждан и их незаконное пребывание в этих районах зачастую ухудшает социальную обстановку, благоприятствует развитию “теневой экономики”, создает неконтролируемую ситуацию и угрозу национальному рынку труда. В силу своей природы нелегальная миграция вступает в тесные связи с нелегальным бизнесом, а, следовательно, смыкается с организованной преступностью, которая в свою очередь заинтересована в потоке мигрантов как в источнике существенных доходов. Если говорить о китайской миграции, то прирост иностранных мигрантов создает особые проблемы в приграничных районах, где происходит интенсивное формирование иностранных общин, которые по своей численности и влиянию постепенно приближаются к коренному населению.

Легальная и нелегальная миграция китайских граждан осуществляется с помощью фирм, специализирующихся на оформлении документов для китайцев, стремящихся перебраться в Россию. Деятельность этих фирм носит агрессивный характер. Они предоставляют китайским мигрантам широкий перечень услуг: гарантируют оформление практически всех документов, необходимых для приезда и легализации в России, – приглашений, одноразовых и многократных виз, регистрацию фирм, иммиграционных и регистрационных документов на право проживания, работы и предпринимательства, а также других документов вплоть до водительских прав. Практически это означает, что китайцы, располагающие соответствующими финансовыми средствами, могут в любое время приехать в Россию и покинуть ее, находиться на территории России и заниматься предпринимательской деятельностью на “законном” основании.

Китайские фирмы, “зарегистрированные” таким образом, получили возможность не только полностью или частично избегать уплаты налогов, но и вообще скрываться от местных органов власти. Значительный рост числа подобных фирм (иногда со 100%-ным китайским капиталом) отмечается в Приморье. Например, в 2000 г. выяснилось исчезновение трети из 454 инвестиционных компаний в Приморском крае, работники которых получили подтверждения на право трудовой деятельности в территориальном органе миграционной службы. Разыскать остальные компании и проконтролировать их деятельность не представилось возможным, так как система регистрации, выдачи разрешительных документов и отчетности не отвечает требованиям, обеспечивающим полноценный контроль. 85 (из 101) проверенных инвестиционных предприятий не находились по адресам, указанным в регистрационных документах.

Анализируя особенности преступности мигрантов в новом тысячелетии, необходимо подчеркнуть, что ее рост прямо пропорционален нелегальной миграции населения. Более 80 % от общего числа миграционных преступлений в Дальневосточном регионе совершается гражданами Китая.

О росте миграционной преступности свидетельствует и статистика УВД Приморского края, согласно которой в 2004 г. иностранцами в Приморье совершено 320 преступлений, что на 101 больше, чем в 2003 г. В основном они совершены в экономической сфере (134) и связаны с наркотиками (55).

Среди правонарушителей основную массу составляют туристы, прибывающие в Россию в порядке безвизового обмена сроком до 30 дней. Есть случаи, когда в качестве так называемых “тридцатидневников” в Приморье прибывают граждане КНР, которые пытаются на нашей территории скрыться от родного правосудия. Например, осенью 2004 года, по сообщению китайской полиции, на территорию Приморского края в составе туристической группы въехал китайский гражданин, который у себя на родине разыскивался за мошенничество в особо крупных размерах. Работая в банке, он в результате ряда криминальных операций приобрел состояние в размере более $ 1 млн. За это по уголовному закону Китая ему может грозить смертная казнь. Понятно, почему, пробыв в Приморье месяц в качестве туриста, мошенник остался на территории края как нелегал. Скрываться от китайских властей здесь ему помогали соотечественники, проживающие в г. Артеме. Но в феврале 2005 г. сотрудники иностранного отдела УВД ПК помогли китайским коллегам разыскать преступника и передать его властям.

Спектр незаконной деятельности китайских мигрантов очень широк: контрабанда наркотиков, биоресурсов, финансов цветных металлов, древесины ценных пород и т. д. и иного.

Например, по информации Приморской краевой прокуратуры, финансирование крупных заготовок трепанга осуществляется под контролем китайских триад, причём на многих этапах процесса задействованы нелегальные китайские мигранты. Безопасность добытчиков и контрабандный вывоз продукта обеспечивают российские ОПГ, имеющие выходы на сотрудников правоохранительных и таможенных органов, а в отдельных случаях и на военнослужащих погранвойск. Пограничные и таможенные службы особенно часто фиксируют нарушения правил провоза товаров со стороны китайских торговцев, завозящих одежду, обувь, водку, несложную электронную технику, при этом, вопреки имеющимся визам, нарушают сроки и искажают цели приезда.

В последние годы участились факты ввоза китайских граждан их же соотечественников с целью обращения в рабство. Малообеспеченные граждане КНР соглашаются въезжать на территорию РФ по туристическим визам, а по истечении ее срока остаются в услужении лиц, оплативших их расходы на приобретение билетов, визы и т.д. Такие нелегальные мигранты становятся настоящими рабами, которых их более состоятельные соотечественники перепродают друг другу как для домашних услуг, так и для выполнения криминальных поручений: перевозка наркотиков, контрабанда товаров, вымогательство и т.п.

Все явственнее выражается стремление китайских легальных и нелегальных мигрантов, имеющих в России свой бизнес, привлечь для работы на своих предприятиях (фирмах), расположенных на территории Дальневосточного региона, выходцев из Китая. Для этого используются организации, работающие в сфере внешнеэкономической деятельности, которые оформляют документы на право проживания на территории РФ. Обычно срок пребывания в РФ составляет 1 год с возможностью дальнейшего продления, тем самым происходит формально законная миграция китайцев в РФ и вытеснение граждан РФ с рынка рабочей силы.

Широко распространился среди китайских граждан секс-туризм с использованием секс-услуг несовершеннолетних детей. Активно участвуют нелегальные мигранты в вербовке и покупке российских женщин для дальнейшей их сексуальной эксплуатации на территории Китая и других стран.

Объединенные по национальному признаку формирования криминальных мигрантов создают неконтролируемый рынок товаров и услуг, где достаточно ярко выражаются негативные стороны усиливающихся миграционных процессов. В том числе это и запрещённые к обороту товары и услуги уклонение от уплаты налогов, а также стремление к контролю отдельных легальных и нелегальных экономических отраслей. Деятельность незаконных мигрантов в местах их пребывания включает создание неконтролируемого рынка товаров и услуг с уклонением от уплаты налогов, ведение противоправной коммерческой деятельности вплоть до доставки и сбыта наркотиков и оружия, изготовления и продажи фальсифицированных спиртных напитков, поддельных документов, справок, печатей и тому подобного.

Разными путями идет на Дальний Восток контрабанда товаров. Особую роль в этом процессе играет китайское присутствие. Приграничная торговля контролируется трансграничной преступностью, состоящей из китайских преступных сообществ.

Основные направления противозаконного бизнеса китайских предпринимателей включают: поставки на Дальний Восток товаров народного потребления, произведенных в Китае (обувь, трикотаж, верхняя одежда, которые в 80 % случаях поступают на российский рынок контрабандным путем); вывоз пищевой и лекарственной продукции в Китай (кедровые орехи, дикие растения дальневосточной тайги, морепродукты, животные); развитие сети предприятий обслуживания (в основном ресторанов, кафе и магазинов по продаже восточных товаров).

Начиная с 2000 г. на территории субъектов РФ Дальневосточного Федерального округа получила распространение такая форма предпринимательской деятельности граждан КНР, как аренда сельскохозяйственных угодий. Дальнейшее развитие этого направления бизнеса сдерживается тем, что для проведения сезонных уборочных работ китайская сторона нанимает местное население, эффективность труда которого не устраивает китайцев.

Большие суммы сделок между российскими и китайскими производителями сельскохозяйственной продукции оформляются по фиктивным накладным и привлекают внимание криминальных структур.

Особое распространение среди китайцев получила нелегальная банковская система, учрежденная и поддерживаемая их соотечественниками, для вывоза капиталов (заработанных средств) с территории РФ. Это так называемая система “летающих денег”, опробованная веками и ставшая народной традицией. В этом случае в фирму, являющуюся фактически подпольным банком, сдаются рубли или доллары, а партнер вкладчика в Китае получает эквивалентную сумму в юанях.

Принципиальная схема работы такого механизма таковы. В рамках китайских землячеств аккумулируется выручка торговых фирм, выделенная на развитие оборота. Эту функцию выполняют подпольные банки. Затем через систему фирм-посредников (как правило, российских) заготавливаются, закупаются, переправляются в Китай дефицитные товары (лесоматериалы, цветные металлы, кедровый орех и многое другое). Там эти товары реализуются, и соответствующая часть выручки передается фирмам, обеспечивающим поставку товаров в Россию. В выигрыше оказываются все непосредственные участники этого процесса – и китайские, и российские фирмы.

Таким образом, деньги, потраченные туристами в России, в преобладающем объеме оседают в китайской диаспоре или возвращаются в Китай. В итоге китайские туристические фирмы зарабатывают гигантский капитал, одновременно способствуя разложению китайского чиновничества, опустошению казны китайских государственных предприятий и накоплению средств в китайских общинах в России.

В результате сложился еще один сектор теневого бизнеса, наносящий огромный ущерб как российской, так и китайской экономике. Если допустить, что за каждого туриста китайские предприятия. учреждения, организации заплатили туристическим фирмам только по 1500 долл., то без учета всех остальных доходов они заработали в 2001 г. не менее 350 млн. долл. Таковы масштабы чистого ущерба государственного сектора Китая под воздействием туристического бизнеса. Согласно произведенной экспертами оценке, прибыль китайского бизнеса образует не менее половины средств, привлеченных в качестве оплаты тура.

Похоже, что упущенная прибыль российской стороны обратно пропорциональна доходам китайских туристических фирм.

В результате незаконные мигранты составляют реальную конкуренцию местному населению на рынках труда за дешевизны их рабочей силы, бесправности и непритязательности к условиям труда. Они реально понижают уровень оплаты труда в отраслях, где они заняты наряду с местным населением. В ряде случаев происходит реальное вытеснение местных жителей с рабочих мест. Кроме того, население возлагает на них ответственность за экономические проблемы, так как эти мигранты не платят налоги отправляют/вывозят заработанные деньги в свои страны.

Таким образом, при многих положительных сторонах китайской миграции, оказывающей существенное влияние на экономику Дальнего Востока, не может не вызывать тревогу ее теневые стороны. Россия представляет собой довольно широкий рынок сбыта китайских товаров. Его осуществляют по преимуществу китайские мигранты и китайские фирмы, обосновавшиеся в России и применяющие, главным образом теневые схемы бизнеса. Официальный внешнеторговый оборот двух стран характерен значительным положительным сальдо в пользу России. В 2001 г. его масштабы составили 4-5 млрд. долл. Однако с учетом “народной” торговли, данные о которой не учитываются в официальной статистике, выгоды от торговли получает КНР, а не Россия. Положительное сальдо КНР достигает, как минимум, 5 млрд. долл. ежегодно. Оно образуется за счет вывоза из России доходов, полученных от продажи на ее территории китайских товаров, и ввоза на полученный доход новых партий китайских товаров. Потери России возрастают, если взять в расчет незаконную предпринимательскую деятельность китайских мигрантов.

Правительство КНР имеет четко ориентированную позицию в отношении экономического сотрудничества с Россией. Решения партийных съездов, определяющие развитие торговых отношений, направлены на расширение собственных рынков сбыта за счет российского рынка. С этой целью идет интенсивное продвижение китайского капитала по всему Дальнему Востоку России, на российский рынок выходят крупные китайские фирмы и предприятия, вкладывающие средства в строительные объекты, сферу обслуживания, сельское хозяйство. Россия втягивается в зону широкого использования китайской валюты – юаня. Перенасыщенность приграничных китайских регионов человеческими ресурсами, высокий уровень внутренней безработицы (150-200 млн. человек) подвигает китайское руководство к поощрению миграции на российские территории. А это значит, что миграция даже 1-2% китайских безработных в приграничные с Китаем области может привести к необратимым демографическим и политическим последствиям, мощному влиянию Китая на всю российскую политику и экономику.

Принципиально важно, что в ходе первого же раунда российско-китайских переговоров по вопросам вступления России в ВТО китайская сторона выдвинула требование о снятии препятствий для въезда китайцев в Россию и предоставлении китайским торговцам и предпринимателям равных прав с российскими предпринимателями.

Контроль и учет за миграционными перемещениями требует законодательного и институционального обеспечения и международного сотрудничества. В некоторых случаях именно недостатки в этой области являются причиной неконтролируемости перемещений, в том числе незаконных. Например, существование безвизового режима на определенных участках российско-китайской границы приводит к тому, что в страну проникают нелегальные мигранты. Потребность экономики страны в трудовых ресурсах вызывает необходимость регулирования притока иммигрантов.

Необходимо добиться того, чтобы миграционные процессы в Российской Федерации стали позитивным фактором, способствующим развитию экономики, улучшению демографической ситуации и обеспечению безопасности страны. В этой ситуации следует сосредоточить усилия государства на создании условий для въезда в Россию оптимального количества иностранных граждан в целях осуществления трудовой деятельности, устранении препятствий для самообустройства мигрантов, на всемерной поддержке их инициативы и самостоятельности.