Hotline


Проблемы борьбы с проявлениями криминального рынка. 2005г.

 Версия для печати

 

book_3.zip (0 байт)  

Гл. 3. Проблемы борьбы с торговлей людьми

ЧТО ТАКОЕ ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ?

М.Ю. Буряк,
исследователь-переводчик
Владивостокского центра
по изучению организованной преступности

Торговля людьми – одна из современных форм рабства, к которым также относят домашнее рабство, принудительные браки, работу на предприятиях с потогонной системой труда и т.д. В докладе ООН, представленном в июне 2003 г., содержатся следующие цифры: всего в мире насчитывается около 27 000 000 рабов, 700 000 человек продаются ежегодно через границы государств. Кроме того, эксперты этой международной организации полагают, что за последние 20 лет в мире было продано только детей и женщин 20 000 000. Центр по предотвращению международных преступлений ООН полагает, что ежегодно мировой рынок торговли дает 12 миллиардов долларов прибыли.
Торговля людьми есть крайний случай нарушения основных прав и свобод человека. Как заявил 23 сентября прошлого года на Генеральной Ассамблее ООН Президент США Джордж Буш, «есть особое зло в унижении и эксплуатации самых невинных, самых уязвимых людей - таких же людей, как мы».
Одним из основных и необходимых шагов на пути изучения и выработки мер противодействия торговли является, в первую очередь, определение самого термина «торговля людьми» как родового и «торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации» - самой распространенной разновидности торговли как видового понятия.
По сей день нет единой дефиниции торговли людьми; национальные правовые акты дают ей различные толкования. Более того, нет общего мнения по этому поводу и среди юристов, ученых, специалистов и представителей соответствующих общественных организаций, работающих в сфере предотвращения торговли. С одной стороны, некоторые официальные лица не делают четкого различия между видами эксплуатации, которые претерпевают люди и другими формами торговли. С другой стороны, ряд практиков и неправительственных женских организаций предпочитают употреблять термин «трэффик» в значении описания принудительной проституции среди женщин-переселенок.
Проблема употребления данного термина затрудняется также и тем, что он не всегда связан с ситуацией, в которой лицо подвергается эксплуатации или может быть признано жертвой преступлений, совершенных против него. Например, путаница в применении термина «торговля людьми» возникает в тех случаях, когда проданный человек не обязательно въезжает в страну назначения нелегально или делает это добровольно, в надежде получить хорошую высокооплачиваемую работу. Данные паспортно-визовой и Федеральной пограничной служб Приморского края показывают, что жертвы часто выезжают с соблюдением закона, по крайней мере, на бумаге. Они получают гостевые визы, приглашения, выезжают по туристическим путёвкам, безвизовому обмену или получают частные приглашения для трудоустройства в индустрии развлечений или в низкооплачиваемых сферах тяжёлого физического труда. Не ясны границы между определением проституции и торговлей. Не все иностранные проститутки были проданы и не все проданные женщины занимаются проституцией. Другие формы торговли включают материальную и трудовую эксплуатацию, женитьбу с целью использования в качестве бесплатной рабочей силы в домашнем хозяйстве, использование в качестве доноров органов и т.д. Между тем, большинство случаев, известных в этой сфере, действительно связаны с принуждением женщин к проституции или жестокой эксплуатацией в качестве проституток.
Тем не менее, термин «торговля людьми» употребляется для крайних случаев нарушения основных прав и свобод человека. Каким же образом, в таком случае, можно определить его самоё и понятие «торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации»?
В англо-говорящих странах и международных документах для обозначения данного феномена употребляется термин «trafficking in human beings» - торговля людьми. Понятие «traffic» традиционно относится к торговле наркотиками и оружием, и оно значительно упрощает суть проблемы, если мы говорим о людях. Использование для обозначения феномена того же самого термина, что и для неодушевленных предметов, вызывает определенные ассоциации, которые помогают понять суть происходящего, вернее одну из его сторон - что людьми манипулируют так же, как предметами.
В лингвистическом понимании «human trafficking» не может быть буквально переведено на русский язык. В связи с этим в русскоязычной литературе употребляются его аналоги – «трэффик», «торговля». Вероятно, в настоящее время нельзя предложить более короткую и емкую формулировку понятия, хотя само по себе слово «торговля» не несет той смысловой нагрузки в русском языке, которая вкладывается в содержание «trafficking in human beings».
Однако, далеко не все согласны именно с таким переводом. По мнению проф. А.Л. Репецкой, следует остановиться на термине «криминальная эксплуатация». К употреблению именного этого понятия склоняется и В.Б. Шакин. Использование определения «торговля» является, по словам Шакина, некорректным ввиду сужения им содержания проблемы. Криминальная же эксплуатация людей, по мнению ученого, «включает в себя две основные составляющие: легальное и нелегальное перемещение и эксплуатацию людей с помощью различных форм принуждения». Однако, из приведенной цитаты очевидно, что и наименование «криминальная эксплуатация» не отражает собственное содержание, поскольку последнее шире. Следовательно, этот аргумент не может быть принят как достаточный в пользу выражаемой позиции, к тому же смещение акцента на одну из составляющих торговли вряд ли уместен.
Как верно подмечает в своей статье В. Шакин, международное и национальное законодательство не содержит однозначного толкования понятия «эксплуатация людей», хотя традиционно это словосочетание носит негативный оттенок, поскольку непосредственно «эксплуатация» означает использование, извлечение выгоды и употребляется в основном в следующих сочетаниях: «эксплуатация природных богатств, земли, промышленных предприятий, средств транспорта, зданий» и т.д.». Эксплуатация людей «подразумевает основные формы нарушений прав человека, такие как применение угроз, насилия, обмана, долговая зависимость, злоупотребление властью и др». Ст.1271 УК РФ содержит более узкую трактовку, предлагая под эксплуатацией человека понимать «использование занятия проституцией другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд или услуги, подневольное состояние, а равно изъятие его органов или тканей», тем самым, подчеркивая незаконную сущность самого понятия эксплуатации. В любом случае, мы полагаем, что термин «криминальная эксплуатация» является тавтологией.
Омские криминологи проф. М. Клейменов и С. Шамков предлагают термин «криминальное перемещение людей». Такого же мнения придерживается и А.Н. Цуканов. Мы не можем принять и этот термин, поскольку он определяет один из этапов торговли, а не весь процесс в целом. Подчеркнем, что «human trafficking» включает не только перемещение через границу, но и последующую эксплуатацию, являющуюся характерной особенностью и определяющим признаком торговли. Кроме того, как уже упоминалось нами выше, в большинстве случаев жертвы передвигаются добровольно хоть и под влиянием обмана. То, что рассматривается Клейменовым и Шамковым как криминальное перемещение людей, вернее будет отнести либо к принудительной миграции, в том числе и нелегальной, с чем сопряжена торговля, но что отнюдь ее не поглощает, либо к похищению человека (ст. 126 УК РФ).
Таким образом, выбор термина, заведомо ассоциирующегося и трудно отграничиваемого от миграции, заведет нас в очередной тупик отождествления жертв торговли и нелегальных мигрантов, из которого только что с трудом выбралось международное законодательство, проведя в Протоколе 2000 г. границу между торговлей и нелегальной миграцией. Те же самые аргументы мы можем привести и против использования термина «контрабанда людей», предлагаемого в отчете ОБСЕ 1999 г. «Проблема контрабанды людей: задачи ОБСЕ», и трактуемого как синоним торговли. Отметим, что вообще под контрабандой понимается «незаконное перемещение через государственную границу товаров, ценностей и иных предметов, т. е. перемещение их с нарушением требований таможенного законодательства». С одной стороны, люди ни в коей мере не могут выступать предметами контрабанды (например, ст. 188 УК РФ), а с другой, отметим, что параллели с указанным преступлением проводятся в связи с нелегальным пересечением границы в ряде случаев, но зачастую будущие жертвы торговли выезжают из страны или переезжают с места на место без пересечения границ на легальных основаниях.
Широко распространенно в литературе использование термина «трэффик», являющегося звукоподражанием английскому «traffic». Однако на конференции Коалиции «Ангел» в мае 2003 г. представители большинства неправительственных организаций определили его как «этап торговли, который непосредственно связан с перемещением жертвы через границу вне зависимости от легальности такового». Полагаем, подобное разделение понятий «торговля» и «трэффик» разумно и обоснованно и должно быть воспринято юридической наукой.
Несмотря на существование нескольких вариантов интерпретации англоязычного понятия, по нашему мнению, необходимо остановиться на термине «торговля людьми». В такой формулировке данное понятие несет «правильную внутреннюю смысловую нагрузку» и может охватывать любое незаконное использование людей как предмета купли-продажи, с целью получения выгоды, и включать в себя не только экспорт людей за границу, но и преступления, связанные с похищением, трудовую и сексуальную эксплуатацию и др.
«Хотя проблема торговли людьми близко соприкасается с проблемами нелегальной миграции или контрабандной переправкой людей через границы, эти понятия необходимо отличать друг от друга».
Проф. И.И.Карпец рассматривал нелегальную эмиграцию как преступление, наносящее ущерб международному, экономическому и социально-культурному развитию государства и содержащее следующие составляющие элементы: «бегство людей из стран, где господствует террористический режим (в нарушение иммиграционных законов); скрытый ввоз дешевой рабочей силы для капиталистических монополий; нелегальный ввоз в другую страну людей, которых собираются использовать для совершения террористических актов». Торговля людьми была отнесена им к совершенно иной группе преступлений – к преступлениям, наносящим ущерб личности, личному, государственному, общественному имуществу, моральным ценностям. По мнению учёного, торговля людьми включает в себя несколько составов: рабство, работорговлю; торговлю женщинами (в том числе эксплуатацию проституции); торговлю детьми и так называемый принудительный труд.
Этого же мнения придерживается Ф.Л. Синицын, указывая, что нелегальную миграцию, которую он определяет как «контрабанду людей» или «облегчаемую миграцию», следует отнести к «преступлениям, нарушающим суверенитет государства» , в то время как торговля людьми является «преступлением против физического лица и только во вторую очередь – нарушением суверенитета государства» .
Профессор А.Л. Репецкая полагает, что торговля людьми состоит из вербовки/перемещения и криминальной эксплуатации. «Именно связь между перемещением будущих жертв и целью данного перемещения является ключевым аспектом различия понятий «торговля людьми» и «незаконная миграция». Такого же мнения придерживаются эксперты ОБСЕ.
Некоторые авторы считают, что незаконная миграция является составной частью торговли людьми, которая включает в себя как незаконную перевозку иммигрантов-нелегалов, в т.ч. женщин для занятия проституцией, так и мошеннический найм рабочей силы, продажу детей для незаконного усыновления. Ряд авторов просто отмечают тесную связь незаконной миграции с торговлей людьми, другие – не считают незаконную миграцию преступлением самостоятельным в виду отсутствия состава такового в международных и национальных нормативных актах.
В целом, мы склонны согласиться с И.И. Карпецом, Ф.Л. Синицыным, А.Л. Репецкой, Е.В. Тюрюкановой и М.М. Малышевой, относящих торговлю людьми и нелегальную миграцию к разным видам преступлений, разделяя их по объекту и целям деяния.
К сожалению, единства среди теоретиков и практиков нет не только в переводе англоязычного термина, но и в интерпретации его содержания. Разнообразны и трактовки, даваемые торговле международным законодательством.
Пекинская декларация и Платформа действий 1995 года установили, что в настоящее время понятие торговли людьми включает в себя торговлю не только в целях сексуальной, но и всех других видов эксплуатации. По мнению Пекинской декларации, в сферу торговли людьми входит, помимо вовлечения женщин в занятие проституцией, еще и принудительный труд и браки по принуждению.
Большинство экспертов придерживаются точки зрения, что торговля людьми обязательно должна быть определена как акт, в котором есть наличие обмана, и принуждения любого рода. Например, даже если въезд в страну назначения, где женщине обещали работу танцовщицей, осуществляется легально, то обман заключается в том, что она предназначается не только для выполнения указанных обязанностей, но и для работы проституткой. Стивен Галстер определяет составляющие элементы торговли как «использование обмана, принуждения (включая применение силы, или ее угрозу, или злоупотребление властью), долговой зависимости или всего вышеперечисленного». Отметим, что перечень средств воздействия на жертву в Протоколе 2000 г. дополнен похищением, мошенничеством, злоупотреблением властью или уязвимостью положения и подкупом для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. Это перечень видится нам исчерпывающим, тогда как в обоих определениях он неполный.
В январе 1999 года эксперты «Всемирного Альянса против торговли женщинами», «Фонда против торговли женщинами», «Международной группы по праву в области прав человека» и других организаций, входящих в коалицию «Human Rights Caucus», опубликовали «Стандартные правозащитные принципы обращения с лицами, пострадавшими от торговли людьми», которые определяют торговлю людьми как «акт, содержащий в себе вербовку, перевозку внутри одной страны или через ее границы, продажу, покупку, передачу, укрывательство или получение лица, совершенный с использованием обмана или насилия (включая угрозу применения силы или злоупотребление властью) или долговой кабалы с целью удержания лица, за плату или без таковой, в принудительном труде или в условиях, подобных рабству».
Недостатком этого определения, на наш взгляд, является отсутствие в нем широкой трактовки цели торговли как эксплуатации и ограничение таковой лишь принудительным трудом и условиями, сходными с рабством. Соответственно, за границами остается торговля людьми с целью использования их репродуктивных функций, трансплантации органов и тканей и др. По тем же самым основаниям нельзя принять и трактовки термина Донны Хьюз, которая считает, что под торговлей людьми следует понимать «любое действие, которое включает в себя перемещение людей внутри государственных границ или через них для целей сексуальной эксплуатации» и Н.В. Ходыревой и М.Г. Цветковой, полагающих, что «в основании понятия «трэффик» лежит экономическое различие между посылающими и принимающими полулегальных мигрантов странами … Оно включает в себя действие группы лиц, связанные с вербовкой людей, их транспортировкой из одного государства в другое, продажей и перепродажей для работы или занятия проституцией (иногда под видом брачного союза или учебы), с целью извлечения прибыли посредством обмана, угроз и других форм принуждения». Кроме того, определение Хьюз страдает ущербностью и в виду отсутствия в нем указания на формы воздействия на человека, с помощью которых осуществляется весь спектр действий, подразумевающихся понятием «торговля людьми».
В. Шакин, предлагая расшифровку понятия для проекта соответствующей статьи УК, рассматривает феномен как «осуществление законного или незаконного перемещения потерпевшего с целью дальнейшей его продажи или непосредственной эксплуатации труда в различных сферах деятельности, либо для использования его физиологических параметров» .
Как нам представляется, определение иркутского ученого в большей степени соответствует международным нормам и последним научным разработкам по проблеме, чем данное М. Клейменовым и С. Шамковым, которые предлагают под торговлей понимать «организованное перемещение любого человека (или группы людей) вопреки его (их) воле внутри страны или за ее пределы путем насилия или любым иным способом, нарушающим его (их) права, а равно приводящим к нарушению этих прав». Вряд ли такое сужение термина оправданно. Полагаем, данная формулировка понятия не соответствует тому, что принято понимать под торговлей, поскольку, как нами уже упоминалось выше, рассматриваемое явление включает в себя не только перемещение, но и эксплуатацию, то, ради чего, собственно говоря, и совершается первый элемент в череде действий.
По мнению Е.В. Евстифеевой, «торговлю людьми можно определить как совокупность общественно опасных деяний, посягающих на личную свободу человека, выражающуюся в совершении сделок в отношении человека, обращении в рабство, принуждении к труду, сопряженных с применением физического или психического насилия, обмана, шантажа, использованием материальной или иной зависимости потерпевшего и иными способами в целях использования этих лиц для корыстных или иных побуждений».
Несмотря на очевидные достоинства рассматриваемого определения, мы не можем его принять по следующим причинам. Во-первых, оперируя термином «сделка» автор безосновательно исключает из круга преступных деяний вербовку, передачу и иные действия в отношении человека, рекомендуемые к криминализации Протоколом 2000 г. Во-вторых, в рассматриваемой дефиниции не содержится упоминания одной из главных целей торговли – сексуальной эксплуатации, а также иных разновидностей эксплуатации, за исключением трудовой. Вероятно, автор полагает, что данная разновидность поглощается трудовой эксплуатацией, однако с этим нельзя согласится. Думается, что в виду чрезвычайной распространенности и опасности, необходимо особое отдельное упоминание феномена, к этому же склоняется национальная и международная правовая традиция.
Европейский Парламент в своем отчете определил торговлю как «незаконный акт, совершенный лицом, которое, направленно или ненаправленно, склоняет гражданина третьей страны выехать в другую страну или остаться в ней с целью эксплуатации этого гражданина, путем использования обмана или другой формы насилия или путем злоупотребления уязвимым положением этого гражданина или своим административным статусом».
Это определение было развито и дополнено в последнем международно-правовом акте по проблеме. Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности 2000 г. под торговлей людьми понимает «осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо» (ст.3).
В ст.1271 УК РФ под торговлей понимается «купля-продажа человека либо совершенные в целях его эксплуатации иные действия в форме вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения». Легко заметить, что российская легальная дефиниция много шире той, что предложена Протоколом 2000 г., поскольку оставляет за рамками закона те способы, с помощью которых жертва может быть вовлечена в торговлю, а именно применение силы или угроза её применения, иные формы принуждения, похищение, мошенничество, обман и др. Более узкая международная трактовка феномена позволяет, по нашему мнению, исключить из круга пострадавших тех лиц, которые по сути своей не являются жертвами торговли. Например, женщина, сознательно выезжающая из России в Китай в целях занятия проституцией, не подвергавшаяся при этом обману, насилию и т.п., вряд ли может быть признана жертвой торговли, даже если впоследствии окажется, что она была введена в заблуждение относительно размеров оплаты своего труда или места работы.
Государственный закон США «О защите жертв насилия и подпольной торговли людьми» 2000 г. содержит расшифровку лишь специальной разновидности торговли: «особо жестоких форм подпольной торговли людьми», под коими понимает (а) торговлю людьми в секс-индустрии, а именно оплачиваемое половое сношение, навязанное силой или обманом лицу, не достигшему 18-летнего возраста; (б) вербовку, укрытие, транспортировку, покупку определенного лица или передачу его в чье-либо распоряжение силой или обманом для выполнения определенного труда или услуг и с целью порабощения или вовлечения в долговую зависимость или батрачества. Хотя мы вряд ли можем считать данную дефиницию полной, однако она гораздо шире интерпретирует понятие, чем большинство уголовно-правовых актов других стран. Многие законодатели ограничиваются лишь перечислением видов сделок, которые можно совершать в отношении потерпевших, изредка упоминая в качестве цели таковых различные виды эксплуатации, преимущественно сексуальной и проституции.
Проанализировав научные и доктринальные определения понятия «торговля людьми», мы полагаем, что самой полной и верно расставляющей приоритеты дефиницией является приведенная в Протоколе 2000 г. Таким образом, мы считает, что под торговлей людьми следует понимать осуществляемую в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем применения силы или посредством угрозы ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо.
Еще раз подчеркнем, что торговля людьми осуществляется с определенной целью, а именно последующей эксплуатацией. Существует множество способов классификации торговли на основании разновидностей эксплуатации жертв. Например, таковую можно провести по нескольким качественным критериям: по объектам эксплуатации, по способам принуждения, по формам применения и по содержанию деятельности жертв. Наиболее часто встречается разделение торговли на совершаемую (1) с целью трудовой эксплуатацией жертв и (2) использования их физиологических параметров. Е.В. Тюрюканова и М.М. Малышева выделяют следующие формы торговли:
 Принудительный труд, в том числе в «потогонном производстве»;
 Секс-торговля;
 Домашнее рабство;
 Браки про принуждению, в том числе через систему «невест по почте»»;
 Принудительные репродуктивные функции, включая рождение и воспитание ребенка;
 Принудительное донорство (продажа людей для трансплантации органов и тканей);
 Принудительное усыновление/удочерение.
Самой распространенной формой торговли, является, безусловно, торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Если судить об истории феномена по международным документам, то стоит отметить, что на протяжении XIX-XX веков была принята целая серия конвенций, деклараций, договоров и иных программных документов, направленных на борьбу с торговлей, но она не только существует до сих пор, она успешно процветает.
Нидерландский «Фонд против торговли женщинами» дал следующие характеристики торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации:
- до отъезда за границу женщина не знала о том, что она будет работать в проституции или была обманута относительно условий, в которых она будет работать;
- женщина не свободна принять личное решение о том, хочет ли она работать проституткой;
- женщину принуждают отдавать заработанные ей деньги третьим лицам;
- женщина связанна долгами, с которыми она должна расплатиться, прежде чем сама сможет распоряжаться своими доходами, поучить назад свои документы и решить, может ли она прекратить эту работу;
- женщина постоянно находится под контролем других лиц;
- женщина ущемлена в свободе передвижения и общения с другими людьми;
- женщина несвободна отказать отдельным клиентам или протестовать против отдельных видов сексуального контакта.
Бельгийский адвокат Мишель Гирш полагает, что торговля имеет место в тех случаях, когда «женщина подвергается эксплуатации в чужой стране со стороны лица (физического или юридического) с целью получения финансовой выгоды, и торговля состоит из организации законной или незаконной эмиграции женщины, даже с ее согласия, из страны проживания в страну назначения и втягивания ее любым способом в проституцию или иную форму сексуальной эксплуатации».
Ст. 1,2 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатации проституции третьими лицами 1949 года сужает сексуальную эксплуатацию до проституции. В них, в частности говорится, что под торговлей понимаются действия, когда кто-либо:
1. (а) сводит, склоняет или совращает в целях проституции другое лицо даже с согласия этого лица, (б) эксплуатирует проституцию другого лица, даже с согласия этого лица;
2. (а) содержит дом терпимости или управляет им, или сознательно финансирует или принимает участие в финансировании дома терпимости, (б) сдает в аренду или снимает здание или другое место или часть такового, зная, что они будут использованы в целях проституции третьими лицами.
М. Клейменов и С. Шамков рассматривают торговлю женщинами как «организацию проституции, создание рынка секс-услуг внутри страны, поставка женщин для индустрии секс-бизнеса за рубежом». Полагаем, что в данном определении происходит смешение двух разных понятий – проституции и торговли женщинами.
Государственный закон США «О защите жертв насилия и подпольной торговли людьми» 2000 г. определяет феномен как «вербовку, укрытие, транспортировку, покупку определенного лица или передачу его в чье-либо распоряжение с целью вовлечения его в коммерческие половые сношения».
Большинство вышеприведенных определений торговли, несмотря на некоторые различия, стремятся свести её цель только лишь к проституции, тем самым неоправданно сужая содержание сексуальной эксплуатации. К сожалению, международное законодательство не содержит определения сексуальной эксплуатации как таковой, хотя она многократно упоминается в различных конвенциях, протоколах, декларациях и др. Вместе с тем в нормативно-правовых актах и научных трудах прошлого столетия повсеместно присутствует отождествление сексуальной эксплуатации и проституции, однако, уже с конца 80-х гг. гендерный подход и труды феминисток обстоятельно доказывают несостоятельность подобной позиции. Понятие «сексуальной эксплуатации» значительно расширяется и дополняется порнографией, принуждением к полному обнажению при исполнении стриптиза и др. Как отмечают Е.В. Тюрюканова и М.М. Малышева, сегодня происходит «глобальный трансферт женской сексуальности, отчужденной от личной идентичности женщины… Тело женщины транспортируется в любой конец мира и арендуется по договорной цене…». Ярким примером изменения позиции служит Протокол 2000 г., который, хоть и не дает определения, разделяет «эксплуатацию проституции третьих лиц» и «другие формы сексуальной эксплуатации».
С.В. Шамков рассматривает сексуальную эксплуатацию как «использование уникальных свойств человека в области самовоспроизводства в целях удовлетворения чьих-либо потребностей путем принуждения, приводящего к нарушению его прав». Данное определение, на наш взгляд, страдает некоторой недоработанностью, поскольку исключает из своего круга тех людей, которые получают финансовую выгоду от эксплуатации, смещая акцент лишь на пользователей.
По мнению А.К. Бекряшева, под сексуальной эксплуатацией следует понимать практику, «когда определенное лицо получает сексуальное удовлетворение, финансовую прибыль или улучшение путем употребления или эксплуатации сексуальности другого лица в нарушение прав человека, таких как право на достоинство, равенство, самостоятельность, физическое и психическое благосостояние; т.е. торговля, проституция, секс-туризм, торговля невестами-по-почте, порнография, обнажение, избиение, инцест, изнасилование и сексуальные домогательства». Мы полагаем, что сексуальная эксплуатация не ограничивается использованием сексуальности лица, поскольку считаем, что сексуальность является объектом нематериального мира, а, например, проституция подразумевает к тому же использование тела, половых свойств лица.
Л.Д. Ерохина определяет сексуальную эксплуатацию как «сексуальное насилие над достоинством личности, равенством, умственной и физической целостностью и как практику, в ходе которой некоторые индивиды (преимущественно мужчины) утверждают свою власть и преимущество над другими индивидами (преимущественно над женщинами) в целях сексуального удовлетворения, финансовой прибыли и/или других выгод». Указанное определение представляет собой широкий подход к феномену с точки зрения прав человека и гендерного равенства.
Таким образом, сексуальную эксплуатацию мы можем определить как осуществляемое в целях удовлетворения физиологических или психологических потребностей, получения финансовой или иной материальной выгоды использование сексуальных и половых свойств человека путем применения силы или посредством угрозы ее применения или других форм принуждения, злоупотребления властью или уязвимостью положения.
Вряд ли можно согласиться с мнением Л.Д. Ерохиной, полагающей, что следует отличать торговлю в целях сексуальной эксплуатации от иных форм торговли по признаку организованности. «Женщины, доставляемые в другие регионы для целей сексуальной эксплуатации, попадают в цепочку организованной преступности и контролируются ею, в то время как перемещение для других целей, например, домашней работы, замужества, физического труда, могу не контролироваться вовсе. Организации, заказывающие новых рабынь, платят за доставку «товара», а затем расходы по доставке включаются в долговые обязательства женщин, оплатить которые можно, лишь занимаясь проституцией». С этим совершенно нельзя согласиться. Вряд ли торговля женщинами и мужчинами, например, в целях трудовой эксплуатации носит менее организованный характер или не находится под пристальным вниманием и непосредственным контролем организованной преступности. Более того, торговлей людьми как в целях сексуальной, так и иной эксплуатации зачастую занимаются одни и те же организованные преступные группы, использующие при этом абсолютно одинаковые способы и методы перемещения через границу и принуждения.
Итак, под торговлей женщинами в целях сексуальной эксплуатации мы предлагаем понимать осуществляемую в целях эксплуатации проституции и иной сексуальной эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение женщины путем применения силы или посредством угрозы ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего указанную женщину.

ТРЭФИКИНГ – ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИМИНАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН ДЛЯ ГРУЗИИ
Г. Е. Майсурадзе,
Начальник инспекции Госдепартамента
по охране Госграницы Республики Грузия
Торговля людьми как вид криминального бизнеса получил самое широкое распространение в странах пост советского пространства. Даже самое поверхностное ознакомление с материалами дел по фактам торговли людьми явно свидетельствуют о том, что эта беда не обошла стороной страны Южного Кавказа, в том числе и Грузию. Ее жертвами стали, в основном, дети и женщины, подвергающиеся похищению, продаже, вовлечению в проституцию или рабский труд и т.д.
Несмотря на это, до 23 ноября 2003 года бывшее правительство Грузии не уделяло данной проблеме должного внимания. В условиях коррумпированности госчиновников, сложной социально-экономической, политической и криминогенной ситуации торговля людьми процветала совершенно безнаказанно, несмотря на информацию, поступавшую как неправительственных организаций Грузии, так и со стороны иностранных государств. Так, например, в 2003 году американское посольство в Тбилиси официально сообщило, что грузинские торговцы людьми с помощью используемых в качестве прикрытия агентств по трудовой миграции, поддерживают тесные контакты с аналогичной сетью торговцев в России. Часть из них специализировалась в вербовке и продаже женщин для секс-индустрии, а другая часть сфокусировала свою деятельность на нелегальной миграции и трудовой эксплуатации. Схема доставки женщин не ограничивалась Россией. Зачастую она была лишь страной транзита. Многие женщины доставлялись из России в США, где хорошо организованные группы, охранников, хозяев размещали женщин в соответствии с их "рабочими местами в стриптиз-клубах, массажных салонах, борделях или "семьях". Разумеется, что женщины обязаны были оплатить трэфикерам расходы на поездку в США, изготовление поддельных документов и проживание, а также выплатить штрафные санкции в случаях неисполнения долговых обязательств.
Подобное положение, которое серьезно подрывало международный авторитет Грузии потребовало принятия срочных мер. 17 января 2003 года был принят указ Президента Грузии "Об утверждении плана действий по борьбе с трэфикингом на 2003-2005 годы", в соответствии с которым министерству юстиции была поручена подготовка соответствующих предложении для внесения изменений и дополнений в уголовный кодекс Грузии, а МВД было поручено подготовить проект закона Грузии о противодействии трэфикингу при участии заинтересованных организаций. Однако активизации работы соответствующих структур так и не произошло.
Некоторая надежда на изменение положения дел в этой области появилась в июне 2003 г. после опубликования знаменательного доклада Комиссии Конгресса США “Trafficking in Persons to Monitor and Combat Trafficking in Persons”, в котором Грузия была отнесена к третьей группе стран, не предпринимающих никаких усилий в борьбе с торговлей людьми, отнесенной к разряду тяжких преступлений. Включение Грузии в разряд государств, способствующих своей бездеятельностью распространению преступности, означало непременное введение против нее соответствующих штрафных санкций со стороны правительства США. Грузии было предоставлено время для исправления сложившейся ситуации до сентября 2003 года.
Под давлением общественности, международных организаций и государств, принимающих активные меры по борьбе с торговлей людьми грузинские властные и правоохранительные структуры приняли ряд собственных превентивных и карательных мер.
Прежде всего, в противодействии торговле людьми был использован опыт неправительственных организаций, проделавших за время бездействия официальных властей большую работу по предупреждению трэфикинга и подготовки общественного мнения к его неприятию путем систематизации свидетельств жертв торговли людьми, информационных материалов, тренингов с представителями различных слоев населения, главным образом, среди молодежи – потенциальных жертв трэфикинга.
По приглашению консульского отдела посольства США была проведена деловая рабочая встреча, целью которой была разработка планов по международному сотрудничеству в сфере борьбы с торговлей людьми. В результате были созданы телефонные «горячие линии» в силовых структурах и неправительственных организациях. Информация о случаях торговли людьми, способах вербовки потенциальных жертв работорговли, мерах предосторожности и других полезных сведениях была размещена на всех каналах телевидении в Тбилиси и регионах.
В сентябре 2003 года по инициативе совета национальной безопасности Грузии, с участием вышеназванных институтов был проведен семинар «Криминализация трэфикинга в уголовном кодексе и анализ информации, полученной по "горячей" линии». Представителям силовых структур были переданы выработанные международной службой миграции буклеты «Информационная компания Грузии» и данные по криминализации трэфикинга в Грузии.
И, наконец, при активной помощи Совета Европы в к настоящему времени Грузии подготовлен проект закона о борьбе с торговлей людьми и скоро состоится его презентация.
Эти меры в значительной мере активизировали работу по борьбе с торговлей людьми. Данный факт был отмечен в меморандуме США о торговле людьми от 10 сентября 2003 года, представленном Джорджем Бушем. В меморандуме было заявлено, что Грузия достигла определенного, прогресса в борьбе с трэфикингом. Администрация США выразила полную поддержку правительству Грузии в проведении активных мероприятий по расследованию фактов торговли людьми, наказании их организаторов, межведомственной координации по борьбе с данным преступлением, распространении информации о рисках трэфикинга.
Принятые меры помогли Грузии избежать намечаемых штрафных санкций, а в следующем докладе Комиссии Конгресса США Грузия из третьей категории была переведена во вторую, т.е. была отнесена к странам, предпринимающим усилия по противодействию данному преступлению.
Благодаря усилиям многих организаций и конкретных лиц в борьбе с торговлей людьми в Грузии возникают прецеденты, позволяющие накапливать практический опыт в противодействии торговле людьми правовыми методами. Так, по преступлениям данной категории в 2003 году было возбуждено три уголовных дела. Одно из них было связано с фактом торговли несовершеннолетними.
В ходе следствия было установлено, что в 2001-2002 г.г. в Грузии была организована иностранными гражданами преступная группа с целью купли-продажи несовершеннолетних и их вывоза за рубеж. В ее состав которой входили отдельные работники родильных домов Имерети и ряда других районов Западной Грузии. Указанная группа действовала по следующей схеме. Представитель международной посреднической организации в Грузии через привлеченных грузинских граждан сообщал о желании усыновить ребенка работником расположенных на территории Имерети родильных домов. В случае выявления материально нуждающихся или удрученных тяжелыми социальными условиями родителей, согласных отдать своего ребенка, работники роддомов связывались с международной посреднической организацией, сообщая цену живого «товара» и размер их собственного гонорара. В отдельных случаях международный посредник сам находил подходящего ребенка, проверял состояние его здоровья, после чего связывался с его семьей. До оформления соответствующей документации детей за определенную сумму временно передавали доверенным лицам для ухода за ними.
В процессе сбора и составления необходимой для усыновления документации члены преступной группы использовали пробелы в законодательстве, дающие иностранным гражданам якобы предусмотренную Гражданским кодексом возможность приобретать детей путем прямого усыновления, что существенно облегчало этот процесс. Членами преступной группы составлялись фальшивые документы, в которых родителями детей указывались подставные лица. Документы, якобы подписанные родителями, заверяли нотариусы, которые не интересовались насколько реально содержание данных документов, в частности, были ли указанные в документе дети в действительности усыновлены от своих биологических родителей и были ли те согласны отдать детей конкретным лицам. В действительности ни один из родителей не встречался с усыновляющими лицами.
Если родители отказываются от детей и они остаются без опеки, их усыновление должно осуществляться на основе соответствующих законов Грузии, защищающих, в первую очередь, как ребенка, так и государственные интересы и, в данном случае, учреждающих для усыновления ребенка шестимесячный срок. В течении этого срока центральные и территориальные органы образования обязаны обеспечить усыновление ребенка семьей, постоянно проживающей на территории Грузии. Усыновление в другие страны возможно только после того, как ребенка ставят на учет в соответствующем информационном банке, и только в том случае, если спустя шесть месяцев соответствующими органами принимается решение о невозможности его усыновления гражданами Грузии.
О незаконной деятельности данной криминальной группы свидетельствует и тот факт, что как прямое участие в процессе усыновления ребенка, так и на основе требований закона «Об усыновлении» запрещено всем физическим и юридическим лицам, кроме соответствующих органов Министерства образования. Указанной же группой практиковалось усыновление через представителя, что прямо запрещено соответствующим положением ст. 124 Гражданского кодекса.
Следствием по делу установлено 20 фактов незаконного усыновления детей иностранцами, 12 лиц были уличены в торговле несовершеннолетними и составлении фальшивой документации. В процессе дознания и следствия был предотвращен вывоз за границу двух грудных детей, которые в настоящее время воспитываются в усыновивших их грузинских семьях. Исходя из законодательных новаций, внесенных в ст. 172 УК в июне 2003 года из данного дела в отношении директора родильного дома, заведующего отделом и старшей медсестры, было выделено в отдельное производство дело по факту торговли несовершеннолетними. Данное дело 30 июня того же года с обвинительным заключением было направлено в районный суд Самтредиа, а следствие по основному делу было завершено и в октябре 2003 года направлено в окружной суд г. Кутаиси. В отношении проходивших по нему девяти лиц вынесен обвинительный приговор.
Зачастую в сети современных работорговцев попадают не только несовершеннолетние, но и взрослые, но излишне доверчивые люди. Так, 12 августа 2003 года сотрудники отдела по борьбе с трэфикингом МВД задержали Арутинову М., обвиняемую в том, что 24 июня 2003 года, используя фальшивый паспорт, она пересекла государственную границу Грузии. Обманными обещаниями устройства на работу в Турции Арутинова привезла в Анкару жительниц Западной Грузии Марину М. и Лали К., которых она передала некому человеку по имени Севда. Арутинова отобрала у женщин паспорта и путем шантажа, физического и морального воздействия заставляла их оказывать сексуальные услуги приходящим клиентам.
Аналогичных фактов в практике МВД Грузии в настоящее время уже немало. Особую, озабоченность вызывает состояние этой проблемы в так называемых «неконтролируемых регионах». С 1993 года, в силу известных событий юрисдикция Грузии не распространяется на Абхазскую Автономную Республику и Южно-Осетинскую автономную область, где до сих пор проживает немалое количество этнических грузин и других национальностей. Защита их интересов никем не гарантирована. В этих регионах стоят под эгидой ООН смешанные коллективные миротворческие силы, в функциональные обязанности которых физическая защита и механизмы обеспечения проживающих граждан в контролируемой ими зоне конфликта практически не предусмотрены. По имеющейся статистике с 29 сентября 1993 г. по настоящее время только в Гальском районе Абхазии были похищены 500 лиц грузинской национальности в возрасте от 14 до 65 лет, судьба которых до настоящего времени неизвестна.
По официальным данным международных исследователей, ежегодно только из Грузии и Азербайджана в Турцию прибывает от 300 до 350 тыс., с 1995 г. по 2002 г. 979 бывших граждан Грузии приняло гражданство Турции. Количество нелегальных мигрантов из Грузии составило более 8.113 человек. За различные правонарушения (просроченная виза, занятие проституцией и т.п.) депортировано в Грузию 2.527 ее граждан. С указанной категорией практически никто не проводил профилактическую или исследовательскую работу. Сколько среди них фактических жертв торговли людьми при таком подходе к данной проблеме, установить невозможно.
Необходимо особо отметить, что на территории, ныне контролируемой сепаратистским режимом Абхазии, осенью 2002 года был установлен и документально официально подтвержден факт торговли людьми. Десять граждан Турции, обманным путем привезли на работу в Ткварчельский (Очамчирский район) угольный разрез, где у них отобрали документы, удостоверяющие их личность, и около месяца заставляли работать практически без еды и заработной платы. Наконец их бросили на произвол судьбы и нелегальным мигрантам с большими приключениями пришлось самым добираться к себе на родину. Четверо из них, были задержаны пограничниками Потийской береговой охраны, во время досмотра судна "Илдизлы-1", накануне доставившего контрабандные товары в Очамчирский порт и загрузившегося углем из Ткварчели.
В виду того, что законодательством Грузии не предусмотрены меры защиты в отношении жертв торговли людьми, задержанные лица вместе с членами экипажа судна были привлечены к уголовной ответственности за незаконный переход государственной границы и приговорены к лишению свободы. Меру наказания осужденные отбыли в специальном учреждении Министерства юстиции Грузии.
И что особо важно, ни в ходе предварительного следствия, ни в процессе судебного разбирательства ни у кого даже в мыслях не промелькнуло, что они имели дело не с обычными нарушителями государственной границы, а с несчастными жертвами торговли людьми.
К великому сожалению, информация и документы об этом факте ко мне попали во время судебного разбирательства, и я первым усмотрел и зафиксировал это явление как реальный факт трэфикинга.
Судя по материалам, с которыми мне довелось ознакомиться по проблеме трефикинга в отличие от наших друзей – России, Украины, Прибалтики, Грузии многое еще предстоит сделать, чтобы объективно и оперативно разобраться в этой нависшей над нами великой бедой с непредвиденными, далеко идущими последствиями. Однако, с учетом социально-экономического положения населения страны и высокой степенью коррупции Грузия вряд ли одна справится с этой проблемой. Только во взаимодействии с мировым сообществом и соседними государствами (Россией, Азербайджаном, Арменией и другими), на основе единой политики как на международном, так и на национальном уровне, Грузия сможет более успешно решить эту проблему. Тем более что первые шаги в этом направлении уже сделаны. Проводимая нынешней властью политика реформирования армии и силовых структур, очищение их рядов их от коррумпированных элементов, непримиримая борьба с коррупцией в структурах государственной власти, контрабандой, теневой экономикой и другими негативными явлениями, включая изолирование от общества так называемых «воров в законе», – все это привело к тому, что Грузия практически покончила с криминальными авторитетами. Можно надеяться, что предпринимаемые меры, включая и борьбу за целостность территории, послужат опорой для успешной борьбы с торговлей людьми как одной из разновидностей опасного, порочного транснационального криминального явления.

ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ В КОНТЕКСТЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВА НА ПРАВА И
СВОБОДЫ СЕМЬИ, ЖЕНЩИН И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Гордейчик А.А.,
аспирантка кафедры уголовного права
и криминологии ХГАЭиП

Такое явление как торговля людьми (трэффик) давно является проблемой международного масштаба и, зачастую, жертвами таких преступлений становятся женщины и дети, выступающие в руках преступников так называемым «живым товаром», предметом товарно-денежных отношений.
Уже римское право предусматривало в ряду тяжких преступлений похищение людей, понимая под ним обращение человека свободного в состояние несвободы. Право каноническое рассматривало это деяние как тяжкую кражу.
Историко-правовой анализ российского уголовного законодательства показывает, что оно также уделяло значительное внимание таким, неразрывно связанным между собой архаичным формам преступности, как похищение или торговля людьми.
Значительное место ответственность за преступления против семьи и несовершеннолетних занимала в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Нормами отделения 1 гл. 1 разд. 11 регулировалась ответственность за противозаконное вступление в брак. Наказуемы были различные виды похищения женщины для вступления в брак.
Уголовное уложение 1903 г. содержало гл. 26 «О преступных деяниях против личной свободы», которая состояла из 15 статей (498 – 512). При этом в эту главу были включены посягательства не только против личной свободы (как называлась сама глава), но и связанные: с похищением людей; с похищением и задержанием людей в больнице умалишенных (п. 1 ст. 500); с похищением и задержанием в притоне разврата лиц женского пола (п. 2 ст. 500); с продажей и передачей в рабство или в неволю (ст. 501);
Первые уголовные законы советского периода отказались от подробного регламентирования ответственности за преступления против семьи и несовершеннолетних.
УК РСФСР 1922 г. конкретизировал систему посягательств против личной свободы, посвятив этому четыре состава преступлений. Это – «Насильственное незаконное лишение кого-либо свободы, совершенное путем задержания или помещения его в каком-либо месте» (ст. 159); «Лишение свободы способом, опасным для жизни или здоровья лишенного свободы или сопровождавшееся для него мучениями» (ст. 160); «Помещение в больницу для душевнобольных заведомо здорового лица из корыстных или иных личных видов» (ст. 161); «Похищение, сокрытие или подмен чужого ребенка с корыстной целью, из мести или иных личных видов» (ст. 162).
Названные выше составы преступлений против личной свободы сохранились в УК РСФСР 1926 г. Вместе с тем, им была введена уголовная ответственность за похищение, сокрытие или подмену чужого ребенка с корыстной целью, из мести или иных личных побуждений (ст. 149). В 1928 г. Уголовный кодекс был дополнен гл. 10 «Преступления, составляющие пережитки родового быта». Нормы главы регулировали ответственность за такие преступления, как уплата выкупа за невесту (калыма) (ст. 196), принуждение женщины к вступлению в брак или к продолжению брачного сожительства, а равно похищение ее для вступления в брак (ст. 197), Действие этой главы распространялось лишь на те автономные республики, где указанные действия являлись пережитками родового быта.
УК РСФСР 1960 г. в первоначальной редакции устанавливал еще более узкий перечень преступлений, посягающих на личную свободу. К ним было отнесено всего два состава: незаконное лишение свободы, в том числе совершенное способом, опасным для жизни и здоровья потерпевшего (ч. 1 и ч. 2 ст. 126), и подмена ребенка из корыстных или иных низменных побуждений (ст. 125 УК). В течение всего времени действия УК РСФСР 1960 г. в него вносились определенные изменения, по разным причинам, в том числе и в связи социальной обусловленностью каких-либо деяний.
В этой связи некоторая «усеченность» числа подобных составов преступлений в советском законодательстве по сравнению с дореволюционным, объясняется причинами социо-политического и экономического порядка. Действительно, в период существования Союза ССР проституция и неразрывно связанная с ней торговля женщинами в целях их сексуальной эксплуатации существовали скорее как исключительное явление, не получая широкого распространения. Иные виды торговли людьми фактически отсутствовали .
Ситуация изменилась с крушением Союза ССР, бурным развитием в нашей стране рыночных отношений, и соответствующим изменением социальной и политической структур общества.
В этой связи новым толчком правовой регламентации данной группы общественных отношений послужило принятие в 1993 г. Конституции РФ. Часть 1 ст. 22, которой провозгласила право каждого на свободу и личную неприкосновенность. Реализацией этого конституционного положения стало введение Федеральным законом от 7 марта 1995 г. в УК РСФСР ст. 125.2, предусматривавшей ответственность за торговлю несовершеннолетними. Статья 152 УК РФ 1996 г., воспринявшая основные положения ст. 125.2 УК 1960 г., предусмотрела ряд новых квалифицирующих признаков. При этом об их подробном анализе речь пойдет чуть ниже.
За годы новейшей реформации ситуация с торговлей людьми и женщинами и детьми, в частности, только ухудшилась. Так, в первом ежегодном докладе Государственного Департамента США 2001 г. о торговле людьми в странах мира Россия была отнесена к числу государств, не прилагающих достаточных усилий для решения этой проблемы . Так же как в Китае и Японии, в нашей стране процветает секс индустрия. В России печатная пресса пестрит объявлениями о высокооплачиваемой работе для женщин за границей. Еще более насыщена подобными сведениями новая информационная среда – Интернет.
При этом к причинам, способствующим ухудшению ситуации в этом вопросе, относится, не только рост общего уровня преступности, вызванный нестабильной экономической ситуацией в стране, но и отдельные политические явления, например, вооруженные конфликты в Чечне и на северном Кавказе.
Как следствие, торговля людьми – современная форма рабства, требующая немедленного реагирования (ответа) со стороны государства и общества, актуальнейший вызов современности. В настоящее время как никогда особую значимость приобретает проблема обеспечения не только свободы, чести и достоинства, но и здоровья и жизни человека. Одним из таких ответов государства стало принятие 8 декабря 2003 г. поправок в Уголовный кодекс Российской Федерации. Федеральным законом уголовное законодательство России было гармонизировано с Конституцией РФ, приведено в соответствие с многочисленными международными нормами, устанавливающими запрет на торговлю людьми.
Организация Объединенных Наций во Всеобщей декларации прав человека провозгласила, что дети имеют право на особую заботу и помощь. Кроме того, семье, как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей, должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем, чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества. Ребенку же для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания. Ребенок должен быть полностью подготовлен к самостоятельной жизни в обществе и воспитан в духе идеалов, провозглашенных в Уставе Организации Объединенных Наций, а также в духе мира, достоинства, терпимости, свободы, равенства и солидарности (Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г.). Ст. 35 Конвенции гарантирует принятие всех необходимых мер для предотвращения похищения детей, торговли детьми или их контрабанды в любых целях и в любой форме.
Особая защита ребенка была предусмотрена также в Женевской декларации прав ребенка 1924 г. и в Декларации прав ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей 20 ноября 1959 г., и признана Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом о гражданских и политических правах (в частности, ст. ст. 23, 24). Аналогичные предписания содержаться в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (ст. 10), а также в уставах и соответствующих документах специализированных учреждений и международных организаций, занимающихся вопросами благополучия детей.
Как уже отмечалось, торговля людьми – относительно новый состав преступления. Однако ранее УК РФ предусматривал уголовную ответственность за торговлю несовершеннолетними. Впервые уголовная ответственность за торговлю несовершеннолетними появилась в 1995 г., когда Федеральным законом РФ от 7 марта 1995 г. УК РСФСР был дополнен данной статьей, которая до недавнего времени входила в главу 20 УК РФ «Преступления против семьи и несовершеннолетних». В настоящее время данный состав преступления включает в себя п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ (статья дополнительно включена с 11 декабря 2003 г. Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ). Объективная сторона состава преступления предусматривает куплю-продажу несовершеннолетнего либо совершение иных противоправных действий в отношении несовершеннолетнего в форме его передачи, перевозки, укрывательства, получения в целях его эксплуатации. Под иными противоправными действиями в отношении несовершеннолетнего в форме его передачи, перевозки, укрывательства, получения следует понимать передачу несовершеннолетнего за вознаграждение для попрошайничества, дарение несовершеннолетнего, обмен его на материальные ценности, предоставление его за деньги для сексуальной эксплуатации и т.п. Преступление считается оконченным с момента передачи несовершеннолетнего.
Торговля несовершеннолетними совершается с прямым умыслом. Продающий несовершеннолетнего, осознает, что передает его посторонним и желает совершить это, а приобретающий сознает, что приобретает ребенка в результате незаконной сделки и желает этого. Потерпевшим может быть только несовершеннолетний, то есть лицо, не достигшее 18-летнего возраста. По мнению некоторых авторов, потерпевшими могут быть также родители и другие лица, интересы которых пострадали в результате совершенного в отношении подростка преступления. Так, П.Я. Мшвениерадзе отмечает, что в качестве потерпевших могут выступать несовершеннолетние, по поводу которых заключены сделки, а «в случае совершения таких сделок с несовершеннолетними помимо воли их родителей, опекунов, попечителей, иных близких родственников в качестве потерпевшего могут выступать и перечисленные лица – отец или (и) мать, опекун, попечитель и т.д.» .
Здесь произошло смешение понятия «потерпевший» в уголовно-правовом смысле с понятием «потерпевший» в уголовно-процессуальном значении этого термина. Согласно ст. 53 УПК РСФСР потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Родители и другие лица действительно могут при описанных обстоятельствах выступать в процессе в качестве потерпевших. Однако они не отвечают требованиям потерпевшего в уголовно-правовом смысле этого слова. При посягательствах на личность потерпевшим («предметом преступления») в уголовном праве подразумевается человек, путем воздействия на которого совершается посягательство против объекта . Таким образом, потерпевшим по рассматриваемому преступлению может быть только сам несовершеннолетний.
Такие преступления как торговля несовершеннолетними заслуживают особого внимания, так как посягают не только на безопасность, интересы ребенка, но и семьи в целом, в результате оказываются под угрозой и нравственные устои общества. Так, например, Н.Г. Кулакова, специально исследовавшая этот вопрос в кандидатской диссертации, основным (непосредственным) объектом преступления «торговля несовершеннолетними» видит общественные отношения, обеспечивающие жизнь, здоровье (физическое и психическое), личную безопасность и интересы несовершеннолетнего на получение полноценного воспитания, образования, общения с родителями, а также права и обязанности родителей, связанные с воспитанием и общением со своим ребенком. В этой связи А.Н. Красиков полагает, что объектом здесь является неотчуждаемое право ребенка находиться, расти и развиваться в естественной среде, в составе семьи или в фактически сложившихся условиях, аналогичных семейным. Таким образом, торговля несовершеннолетними посягает не только и даже не столько на свободу детей и подростков, сколько на их интересы в комплексе … генеральной характеристикой указанного комплекса (интересов несовершеннолетних) является их безопасность .
Примечательно, что в российском уголовном праве сначала в УК РСФСР 1960 г. была установлена уголовная ответственность за похищение ребенка и лишь потом, в УК РФ была предусмотрена уголовная ответственность за похищение человека. Аналогично развивалась ситуация и с установлением уголовной ответственности за торговлю людьми, когда в УК РСФСР в 1995 г. появилась статья устанавливающая уголовную ответственность за торговлю детьми, и лишь в 2003 г. с введением поправок в УК РФ уголовный закон был дополнен составом преступления, предусматривающим уголовную ответственность за торговлю людьми.
Данный факт еще раз подтверждает особую важность охраняемых законом интересов семьи и ребенка, подчеркивая уязвимость и чувствительность этого института к различным преступным проявлениям.
В этой связи трудно не согласится с американским ученым С. Стокер, которая отмечает, что «торговля людьми – многогранное и развивающееся явление, растущее и меняющееся наряду с экономической глобализацией и трудовой мобильностью, технологическим прогрессом, бедностью и экономическими и политическими изменениями, культурным взаимодействием и социальным статусом, политической коррупцией» .
Торговля людьми представляет собой сложное и до конца не изученное явление, так, к примеру, не смотря на то, что суррогатное материнство законодательно урегулировано в нашей стране, полемика на сей счет не стихает. Ведь в Росси существует и активно развивается своего рода около криминальный бизнес. Женский организм используется для вынашивания беременности и родов. Ребенок попадает после этого в руки других лиц, которые могут продать его для усыновления или для других нужд, в том числе для трансплантации органов. Такая ситуация возможна, например, когда женщину вывозят за рубеж, лишают свободы и в изоляции она вынашивает ребенка . Считается, что в процессе вынашивания эмбриона между ним и суррогатной матерью возникает особая биологическая и эмоциональная связь, которая дает себя знать и после рождения ребенка. Проблемой является предотвращение фактов заключения договоров о суррогатном материнстве с использованием крайне тяжелого материального положения женщины, соглашающейся вынашивать эмбрион . Возможны спорные ситуации, когда суррогатная мать по тем или иным причинам не желает передавать рожденного ею ребенка лицам, по соглашению с которыми он был рожден. Здесь следует иметь в виду, что во избежание судебных споров и коммерческого использования института суррогатного материнства Советом Европы рекомендовано производить подобные операции только по экстремальным медицинским показаниям и использовать в качестве «матери-инкубатора» сестер, близких родственниц или подруг бесплодной женщины с оплатой лишь объективно допустимых расходов . Наличие научно-медицинской возможности искусственного «выращивания» детей все-таки недостаточное основание для ее внедрения в общественные отношения. Рождение ребенка – это, прежде всего естественный процесс, вмешательство в который может осуществляться только в крайних, исключительных случаях (по угрожающим жизни медицинским показаниям), но не по прихоти или капризам людей .
Не меньшей проблемой, которая до некоторой степени связана с торговлей людьми, является трансплантация органов (тканей) человека (в настоящее время в г. Хабаровске активно проводятся проверки по нескольким подобным операциям, в связи с жалобами родственников погибших).
Вовлечение в занятие проституцией, тоже является своего рода бизнесом. Как отмечают работники российских правоохранительных органов, ст. ст. 240, 241 УК РФ предназначены для наказания преступников, которые вовлекают в занятие проституцией, но они не могут быть обвинены, если не будет доказано применение угроз, шантажа или обмана для вовлечения женщин в занятия проституцией, что практически всегда очень трудно сделать .
В рапорте начальника окружного контрольно-пропускного пункта «Хабаровск» от 8 августа 2000 г. директору Департамента по координации деятельности правоохранительных органов Администрации Хабаровского края отмечается одно очень важное обстоятельство: «В перепродаже и использовании проституток принимают участие и сотрудники полиции КНР. Практически все бордели находятся под их негласным покровительством».
Особую тревогу вызывает следующее, указанное в рапорте обстоятельство: «в последнее время в Китае большим спросом пользуются малолетние российские девушки. С целью вывоза их за границу организаторы канала оказывают им помощь в приобретении чужих и подложных документов на право пересечения государственной границы» .
Подобные явления требуют комплексного законодательного урегулирования не только со стороны уголовного законодательства, также необходимы дополнительные изменения в СК РФ, законе о СМИ, иммиграционные законы.

РАБСТВО И РАБОТОРГОВЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Полещук Д.В.,
преподаватель кафедры уголовного права
ВФ ДВЮИ МВД России

Федеральным Законом РФ от 8 декабря 2003 года «О внесении изменений и дополнений в уголовный кодекс РФ» были добавлены две новые статьи: торговля людьми (ст. 127.1 УК РФ) и использование рабского труда (ст. 127.2 УК РФ). Законодатель установил уголовную ответственность за данные деяния в связи с распространенностью таких преступлений в последнее время и на территории России.
Рабство и работорговля являются отголосками рабовладельческого строя, которые унаследовала современная Россия. В модифицированном виде они процветали в XVIII – XIX веках. Отмена рабства в США привела к сокращению рынка сбыта рабов. Однако рабство и работорговля сохранялись в Эфиопии, Либерии, Тибете, Непале и других государствах. Первые международные соглашения касались борьбы с торговлей рабами. Среди них можно назвать Венский конгресс 1815 г. и Аахенский конгресс 1818 г., которые не только осудили такие деяния, но и признали их преступными.
Данные нормы являются специальными по отношению к преступлению, предусмотренному ст. 127 УК РФ – незаконное лишение свободы.
Объектом данных преступлений выступают отношения, охраняющие свободу личности. И если в теории уголовного права говорится о том, что человек не может являться предметом преступления, то по конструкции ст. 127.1 УК РФ (торговля людьми) напрашивается противоположный вывод. Человек в данной норме выступает именно предметом преступления, то есть то, на кого конкретно направлено преступное деяние. Это видно из законодательного определения понятия торговли людьми – это купля-продажа человека либо его вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации. Ведущее место занимает продажа женщин и детей для занятия проституцией. С этой целью их продают и вывозят в другие страны, комплектуют дома терпимости, при этом третьи лица извлекают из этого рода деятельности большие доходы. В этих же целях практикуется продажа детей.
По конструкции объективной стороны, данный состав является формальным. Преступление, считается оконченным с момента совершения одного из действий, указанных в диспозиции статьи. Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом и обязательной целью – эксплуатацией человека. Под эксплуатацией законодатель понимает – использование занятия проституцией другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд (услуги), подневольное состояние, а равно изъятие его органов или тканей. Во – первых, уголовный закон так и не дает четкого определения понятия проституции. Во – вторых, до конца не ясно, что понимается под иными формами сексуальной эксплуатации. Например, является ли перевозка человека за границу в целях принудительного занятия стриптизом «иной формой сексуальной эксплуатации» или же это «использование рабского труда или услуг». Что касается подневольного состояния, о котором говорится в примечании к ст. 127.1 УК РФ, то здесь идет речь о «состоянии или положении человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них» . Также в данном примечании говорится об изъятии органов или тканей человека, то есть данная норма устанавливает уголовную ответственность за торговлю человеком в целях изъятия его органов или тканей. В некоторых случаях данное деяние может быть квалифицировано по совокупности двух преступлений: ст. 127.1 УК РФ и ст. 120 УК РФ – принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации. Субъектом рассматриваемого преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет и причем речь идет как о «продавце», так и о «покупателе» не только человеческих тел, но и человеческих душ.
Что же касается статьи 127.2 УК РФ, то здесь идет речь об использовании рабского труда, о котором упоминается в примечании к предыдущей статье. В диспозиции данной статьи законодатель попытался раскрыть объективную сторону преступления. Под использованием рабского труда понимается: использование труда человека, в отношении которого осуществляются полномочия, присущие праву собственности, в случае, если лицо по независящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ (услуг). Если рассматривать толкование слова «раб», то здесь понимается: «Человек, лишенный всех прав и средств производства и являющийся полной собственностью владельца-господина, распоряжающегося его трудом и жизнью».
По конструкции объективной стороны данного преступления состав является формальным. Преступление считается оконченным с момента использования труда потерпевшего, т.е. когда человек начинает выполнять работу или услуги по отношению к виновному. Способы совершения преступления различны, главное, что потерпевший не может отказаться от выполнения таких работ (услуг) по независящим от него причинам (служебная или материальная зависимость, родственные отношения, шантаж или насилие со стороны виновного и т.п.).
С субъективной стороны данное преступление характеризуется прямым умыслом. Мотив и цель не влияют на квалификацию.
Субъект преступления – физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет, в прямой зависимости от которого является потерпевший.

Страница: 1 2 3 4 5