Hotline


Россия в фокусе криминальной глобализации. 2002г.

 Версия для печати

 

book_4.zip (0 байт)  

В издании, созданном коллективом авторов при содействии ВЦИОП, уделено внимание рассмотрению большого комплекса вопросов о взаимосвязи глобализации и преступности главным образом через призму России: процессов, происходящих в России, исходящих от России и значимых для России.
Говоря о криминальной глобализации, авторы имели в виду не только глобализацию преступности, но и то, что сам процесс интеграции мировой экономики протекает весьма противоречиво и в настоящее время явственно приобретает криминогенный характер.

 

Приложения, ссылки и таблицы доступны в прикрепленном архиве книги.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение
Гл. 1. Взаимосвязь глобализации и преступности
1.1. Глобализация преступности и российские реалии
1.2. Глобализация и проблемы развития теневой экономики
1.3. Россия: факторы криминальной глобализации
1.4. Глобализация информационных процессов и преступность

Гл. 2 Российская и транснациональная организованная преступность
2.1. Обзор транснациональной деятельности российской организованной преступности на Западе
2.2. Роль преступных группировок Дальнего Востока России в криминальном вывозе ценностей за рубеж
2.3. Преступность граждан из стран СНГ в сфере компьютерных технологий

Гл. 3 Взаимосвязь глобализации, незаконной миграции и торговли людьми
3.1. Вызовы глобализации, миграция и торговля людьми
3.2. Миграция на Дальнем Востоке: особенности и криминологическая оценка
3.3. Китайская миграция на Дальний Восток России
3.4. Организованная сексуальная эксплуатация людей в Омской области


ВВЕДЕНИЕ

Новая книга, подготовленная сотрудниками Владивостокского Центра по изучению организованной преступности при юридическом институте ДВГУ совместно с другими учеными, посвящена рассмотрению большого комплекса вопросов о взаимосвязи глобализации и преступности через призму главным образом России: процессов, происходящих в России, исходящих от России и значимых для России
Говоря о криминальной глобализации, мы имеем в виду не только глобализацию преступности, но и то, что сам процесс интеграции мировой экономики протекает весьма противоречиво и в настоящее время явственно приобретает криминогенный характер.
Глобализация, как известно, заключается в слиянии национальных экономик в единую общемировую систему. Согласно одному из ее определений, это «доминирующая единая общемировая система, возникшая в результате интеграции национальных экономик, основанная на беспрепятственном перемещении капитала, на информационной открытости мира, на быстром технологическом обновлении, на понижении тарифных барьеров и на либерализации движения товаров и капитала, на коммуникационном сближении, планетарной научной революции, межнациональных социальных движениях, новых видах транспорта, реализации телекоммуникационных технологий, интернациональном образовании» .
Этот процесс определяется рыночными, а не государственными силами. Он генерирует трансконтинентальные и межрегиональные потоки, создает глобального масштаба взаимозависимость. И самое главное: глобализированная экономика представляет собой качественно новое явление в виде целостной единой международной системы, что объективно требует и соответствующей политической интеграции .
Нас всех явно или исподволь приучили к мысли, что глобализация есть безусловное благо для нашей страны и России для лучшей жизни остается только «интегрироваться» в мировую экономическую систему. Однако известны и неустранимые пороки, серьезные негативные последствия глобализации, которые вынуждают оценить ее иначе. В числе основных ее дефектов следует назвать, во-первых, усиление мирового социального расслоения на супербогатые страны и сверхбедные (глобализация своим вектором направлена на дальнейшее обогащение богатых); во-вторых, усиливается взаимная уязвимость национальных финансовых систем, при которой более богатые страны опять-таки выходят из возникающих кризисных ситуаций за счет других); в третьих, государства все больше теряют собственный суверенитет в пользу транснациональных корпораций, тем самым. государства начинают разрушаться.
Представляется обоснованным вывод, согласно которому: глобализация экономики привела к ситуации, когда государство и политика повсюду в мире явно сдают позиции. Поток товаров и капитала охватил весь мир, а регулирование и контроль остаются в национальной компетенции. В результате «экономика пожирает политику» . Появились, например, беспрецедентные возможности делать деньги "из воздуха" с помощью игры на глобальных финансовых рынках - возможности, реализуемые в полной мере. Уже около 4 тысяч частных финансовых структур сегодня специализируется на такого рода спекулятивных операциях. В их руках сосредоточено от 400 до 500 миллиардов долларов, которые в любой момент могут быть брошены на тот участок мирового финансового пространства, где запахло легкой добычей ( Ю. Шишков, 2000).
Криминогенность глобализации проявляется опосредованно через порождение общемировых социальных проблем, деформаций, острых противоречий, которые уже в свою очередь продуцируют преступность, в том числе транснациональную и организованную. Так, в мире нарастает глобальное социальное неравенство. За последние десять лет доля 10% наиболее процветающего населения планеты выросла в мировом валовом продукте с 50,6 % до 59,6%. В 1999 г. состояние 475 миллиардеров мира превосходило доход половины мирового населения. За последние пятнадцать лет доход на душу населения понизился более чем в ста странах. Более 1,3 млрд. человек сегодня живут менее чем на доллар в день. И в это же время богатство троих самых крупных богачей мира превышало совокупный ВНП всех наименее развитых стран, а также доход 600 млн. человек, живущих в 36 самых бедных странах .
К сожалению, неожиданно быстро сбылся прогноз академика Н.Н. Моисеева относительно того, что если ХХ век был “веком предупреждения”, то XXI сделается не только “веком свершений”, но и “веком крушений” . События 11 сентября 2001 г. как раз и ознаменовали начало «века крушений», века глобального краха иллюзий об островках вселенского благополучия и глобального размаха международного терроризма.
Представляется, что глобализация преступности не просто сопровождает «мировую экономическую интеграцию», но и является ее прямым неизбежным следствием в силу того, что она сама по себе есть глобальная криминогенная деформация мира.
Один из уроков - как для мирового сообщества так и особенно для России - состоит в осознании необходимости поиска приемлемой альтернативы.
Что касается России – существует точка зрения, пока, правда, далеко не общепризнанная, согласно которой отечественная экономика и «мировая» в силу ряда причин объективно несовместимы и поэтому вхождение нашей страны в «единый мировой рынок» не просто криминогенно, но и экономически просто губительно . Оно неизбежно провоцирует отток капитала за границу на фоне заведомой неконкурентоспособности российских товаров на мировом рынке. Таким образом, справедливое решение проблем мировой экономической политики является первоочередным и основным для определения стратегии эффективного противодействия транснационализации преступности.
По заключению целого ряда отечественных специалистов, Россия не имеет перспектив при современной модели глобальной интеграции . Другие аналитики, впрочем, считают, что глобализация – естественный итог мировых объективных закономерностей и ее плюсы намного превышают негативные последствия. Оставляя данный вопрос открытым, тем не менее полагаем, что глобализация, во всяком случае, в том виде, в котором она проявляется в настоящее время, одним из своих неизбежных следствий имеет и глобализацию преступности.
В литературе небезосновательно отмечается, что глобализация стимулировала появление «мафиозного мира». Так, итальянцы продают в Европе колумбийские наркотики, российские группировки покупают у якудза краденные автомобили, албанские банды перевозят азиатский героин для турецких наркокартелей . Транснационализация преступности особенно заметно проявляется в таких ее формах, как нелегальная миграция и торговля людьми; терроризм, торговля оружием, наркобизнес, коррупция, отмывание грязных денег и т.п.
Противостоять глобализации преступности сегодня можно только с помощью соответствующей интеграции усилий мирового сообщества в виде целостной системы действий против криминальной угрозы.
Проф. Ю.В. Голик дает обстоятельную характеристику поставленной проблемы, показывает ее связь с российскими реалиями.
Россия, как отмечает проф. А.Л. Репецкая, похоже, уже заняла свое место в отлаженной системе транснациональной организованной преступности, прежде всего как рынок сбыта запрещенных товаров (наркотики, оружие), а также товаров, поставляемых незаконными способами (краденые автомобили, контрабанда антиквариата, табачных и винно-водочных изделий и др.). Из России, фактически по тем же каналам, поставляются люди (особенно женщины), культурные ценности, природные, в том числе биоресурсы.
А.Л. Репецкая совершенно верно указывает на то, что транснациональная организованная преступность - явление по своей природе экономическое. По сути, это одна из отраслей экономики, производящая и поставляющая на мировые рынки незаконные товары и услуги, либо законные продукты незаконными способами, и инвестирующая полученный в итоге капитал, в том числе и в законные сферы экономики.
С учетом сказанного весьма важен и экономический анализ взаимосвязи глобализации и теневой экономики. Это достаточно глубоко делает проф. С.П. Глинкина. Она справедливо акцентирует внимание на проблеме оффшоров как черных дыр мировой экономики, ибо за оффшорами стоит многомиллиардное лобби, создавшее индустрию налоговых убежищ в интересах обслуживания самых богатых людей земного шара. Нельзя сбрасывать со счетов – пишет она - и такую проблему, как заинтересованность финансовых кругов наиболее развитых стран в пополнении своих банковских активов за счет денег, полученных от реализации криминальных товаров и услуг и отмытых в оффшорах (по оценкам экспертов, примерно половина всех отмываемых ежегодно в мире грязных денег – от 500 млрд. до 1 трлн. долларов – проходит через американские банки).
Борьба с криминальной экономикой напрямую связана с изменением существующего финансового порядка, усилением контроля за операциями по отмыванию денег, с установлением действенного контроля за оффшорами. Это возможно только в том случае, утверждает С.П. Глинкина, если рост криминальной экономики действительно будет признан мировым сообществом в качестве одной из угроз человечеству.
Общую мировую экономическую и социальную интеграцию сопровождает и многократно усиливает также глобализация информационных систем. Последняя не только открыла новые доселе невиданные впечатляющие возможности для прогрессивного развития человечества, но и вызвала одновременно ряд качественно новых глобальных угроз, в том числе необычную уязвимость мирового сообщества перед преступными посягательствами.
В этом ряду особое место заняла проблема, связанная с использованием глобальной сети Интернет и соответственно задача эффективной защиты от криминального давления. В настоящее время, во всяком случае, в российской специальной литературе, вопросы взаимосвязи глобализации информационных систем и преступности практически не освещены. Нами делается попытка по возможности восполнить данный пробел и проанализировать современную ситуацию, связанную с киберпреступностью (проф. В.А. Номоконов). Во второй главе книги рассмотрение данной проблемы развивается анализом преступности граждан СНГ в сфере компьютерных технологий (А. Н. Сухаренко).
В книге предпринята попытка дать фундаментальный обзор исследовательского и статистического материала о транснациональной деятельности российской организованной преступности на Западе. Это со всей основательностью делает немецкий профессор Томас Крюссманн. При этом, что важно, он подробно описывает методику предпринятого исследования, указывает и на практические трудности, которые вставали на этом пути.
Роль преступных группировок Дальнего Востока России в криминальном вывозе ценностей за рубеж подробно освещена в материале В. Филиппова, бывшего начальника отдела Дальневосточного управления по борьбе с организованной преступностью (в 2001 г. это управление ликвидировано вместе с другими РУБОПами страны министром внутренних дел Б. Грызловым).
России сегодня в полной мере приходится отвечать на те вызовы, которые создает глобальный миграционный режим, отмечается Е. В. Тюрюкановой, чья статья открывает третью главу книги. Это, во-первых, растущая поляризация мира на бедные и богатые страны, провоцирующая беспрецедентное миграционное давление со стороны одних государств и регионов на другие. Во-вторых, кризис управления миграцией, выражающийся в огромных массах нелегальных перемещений, приводящих к массовой маргинализации мигрантов и криминализации всей сферы миграционных отношений. В-третьих, формирование глобального разделения труда на основе дискриминационной национальной и гендерной сегрегации работников на международных рынках труда, в конечном итоге приводящего к неспособности развитых наций существовать без притока мигрантов. Данные исследований позволяют предположить, что через какое-то время российская экономика будет так же зависеть от притока труда мигрантов, как сегодня зависят от него экономики развитых стран.
Е. В. Тюрюканова обращает внимание на суть противоречия, вытекающего из процесса глобализации, которое приводит сегодня к крайне неэффективному и иррациональному развитию миграции в мире. Основной результат этого противоречия – криминализация миграции, которая выражается в росте нелегальной миграции, торговли людьми, контрабанды мигрантов и т.п.
Особое место в книге уделено проблеме миграции на российском Дальнем Востоке, рассмотрены ее особенности, дается ее криминологическая и правовая оценка (И.Н. Баранник, М.И. Варченко, С.Г. Пушкарев).
Интерес читателей наверняка вызовет и рассмотрение проблемы китайской миграции на Дальний Восток. Как показывает изучение, многие китайцы проникали в Приморский край нелегально еще в 19 веке.
Установившаяся тенденция ежегодного сокращения официально оформленной рабочей силы при увеличивающемся количестве иностранных граждан в поселках края, занимающихся неправомерной трудовой деятельностью, многообразие каналов, используемых для проникновения и закрепления граждан КНР на нашей территории, позволяет рассматривать этот процесс как массовый и в целом организованный. Нелегальное пребывание китайских мигрантов в Приморье оказывает серьезное негативное влияние на социально-экономическое развитие края (О. Н. Богаевская).
Завершает главу основательное исследование проблемы организованной сексуальной эксплуатации людей в Омской области ( С.В. Шамков). На примере сибирского региона можно увидеть типовые механизмы данной преступной деятельности.
Что касается торговли людьми и нелегальной миграции: в конце октября 2002 г. в Москве Комитет по законодательству Государственной Думы Федерального Собрания РФ совместно с Министерством юстиции США и Посольством США проводят большую международную конференцию, посвященную данной острой для России проблеме.

В.А. Номоконов,
сентябрь 2002 г.

Гл. 1. ВЗАИМОСВЯЗЬ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ПРЕСТУПНОСТИ

1.1. Глобализация преступности и российские реалии

Человечество вступило в XXI век со всеми своими болячками из прошлого. Самая больная - это преступность. При этом преступность меняется качественно, становится не просто большой проблемой, а проблемой глобальной .
В науке, как и вообще в обществе, существует мода: мода на слова, на подходы, на темы. Ничего плохого в этом нет, если не страдает сущностный аспект проблемы. Такой модной темой последнего десятилетия стала проблема глобализации. Так, едва ли не все работы, посвященные анализу отдельных видов преступной деятельности, содержат указания на глобальный характер угрозы, исходящей от этой деятельности . В свою очередь документы ООН последнего времени так же насыщены подобной терминологией – от названий до описаний.
Несомненно одно: возникла острая необходимость вырабатывать новые правила игры , и юристам надо подключаться к этому процессу в первую очередь.
Дело в том, что, несмотря на достаточно большой временной отрезок научного обсуждения этой проблематики, она почти все эти годы «крутилась» вокруг экономики. Между тем эта проблема настолько многогранна, что мы сегодня даже не можем охватить весь спектр охватываемых ею вопросов . В мире уже существует огромный массив литературы по данной теме едва ли не на всех литературных языках. А английском языке даже появилось сленговое словечко «globalony», «которое в своей метафоричной многозначности призвано отражать противоречивость масштабности и ничтожности проблематики» . Ширится волна спекуляций вокруг самой проблемы и многих смежных вопросов. Все это заставляет более интенсивно осмысливать то, что происходит буквально на наших глазах и, в случае необходимости, посильно вмешиваться.

1. Глобалисты и антиглобалисты. Их связь с преступностью.

К числу таких «малоохваченных» относится и проблема преступности. Справедливости ради следует отметить, что последнее время наблюдается пробуждение интереса у юристов-криминологов к этой теме. 16 марта 2001 года в Институте государства и права РАН прошел большой «круглый стол» на тему «Глобализация общей, организованной и коррупционной преступности» ; в апреле того же года в Москве почти день в день прошли две большие конференции на тему глобализации ; в октябре проходит еще одна конференция, организованная Всемирным Антикриминальным и Антитеррористическим Форумом (ВААФ) «Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма» ; наконец, содержание юбилейного сборника Российской криминологической ассоциации свидетельствует об интересе ученых к этой проблематике . Как водится, не все упоминания глобализации связаны с этой темой. Например, в одной новой работе упомянут «глобальный тип личности преступника» . Что это такое, в монографии не поясняется, поэтому читателям остается только гадать. Хотя на самом деле никаких гаданий нет и быть не может: если о глобальной (в смысле крупной, масштабной) личности еще можно говорить, то глобального типа личности просто не существует. Тип – это всего лишь звено в классификации, а все звенья равны, они могут быть только равными, в противном случае нарушаются правила классификации, нарушаются основания классификации и она утрачивает свою научность.
Глобализм – явление многоплановое и многофакторное и уже в силу этого имеет аверс и реверс, негативную и позитивную стороны. Как тут не вспомнить знаменитую «Басню о пчелах» Бернарда Мандевиля, которого широко цитировал К. Маркс, но, несмотря на этот исторический факт, мы только недавно издали произведение на русском языке. Видимо, что-то пугало в нем многие десятилетия правящую верхушку. Возможно, самым пугающим был подзаголовок: «Пороки частных лиц – блага для общества» . Криминальный аспект – одна из негативных сторон глобализма.
В силу тезиса о единстве и борьбе противоречий глобализм, как действие, порождает противодействие – движение антиглобалистов. И здесь мы попадаем в некий замкнутый круг: глобализм порождает антиглобализм и провоцирует определенные преступления; антиглобализм усиливает глобализм и способствует совершению других преступлений. На каком-то этапе развития эти противоречия наберут критическую массу и приведут к появлению нового качества. Что это будет за качество – пока говорить рано.
Если взглянуть на наше прошлое, то можно в качестве примера привести Австралию, которая какое-то время была известна как отдаленное место ссылки каторжников, а сегодня это процветающее государство с минимальным уровнем преступности. Критическая масса отрицательных социальных элементов в экстремальных условиях проживания и полной географической изоляции породила новое качество.
Глобализация идет по миру семимильными шагами, но не ровными, а «рваными», по-разному проявляясь на разных континентах и в разных странах. Появился даже специальный термин, оттеняющий смысл этого процесса – «фрагментация». «… фрагментация – не противоположный процесс, а органическая часть глобализации. Но ошибочно полагать, будто последняя «лепит будущее» в гордом одиночестве. В мире идет немало других серьёзных процессов. Нельзя исключать, что при определении его судеб последнее слово окажется за разрушительной информатизацией («Шок от встречи с будущим» Олвина Тоффлера ), за прогрессом военной техники, с которой, как с джинном, в какой-то момент не удастся совладать, за наркотизацией и криминализацией, за экологическим взрывом или духовной деградацией» .
Перечисляемые автором беды не являются параллельными глобализации процессами. Они – её составная, неотъемлемая, внутренняя часть как та же самая фрагментация, по терминологии автора.
Почему во всем мире ширится движение антиглобалистов? Почему поведение антиглобалистов все более и более напоминает преступное? Почему они вообще так себя ведут?
На мой взгляд, все дело в потенциальной невостребованной энергии, имеющейся у человека и требующей выхода. Пока человек был озабочен своим выживанием, он всю энергию тратил на выживание. Но с течением времени энергии на выживание от каждого конкретного человека стало требоваться все меньше и меньше. Она лежала бесполезным грузом и давила на человека, требовала своего выхода.
В старое время она выходила во время массовых публичных празднований и гульбищ, нередко сопровождавшихся массовыми беспричинными драками (знаменитое русское «стенка на стенку»). В советское время, видимо, по наитию, были найдены другие формы: массовые демонстрации (как минимум, две: 7 ноября и 1 мая) и субботники. Такие действа сопровождались массовым общением людей, песнопениями, возлияниями, многочисленными легкими безобидными по последствиям стычками и т.д. В Советском Союзе все это имело действительно массовый характер, в процесс вовлекалось не только все трудоспособное население, но и пенсионеры и школьники.
На Западе, где, естественно, не было таких форм охвата населения, начали стихийно возникать массовые беспорядки во время спортивных мероприятий (футбола, прежде всего). Появилось целое поколение фанатов. Сегодня, когда оказалось, что футбол интереснее смотреть дома по телевизору, массовые походы на стадионы стали терять свою силу. Кроме того, вырос интеллектуальный уровень населения, и многих стала не устраивать «тупая» трата энергии. То есть возникла потребность в идеологии, точнее, в идеологическом обеспечении производимых энерготрат – то, что было у нас во время демонстраций и субботников.
Государство – особенно государство крупное и сильное – не может не обращать внимания на стихийные выбросы массового количества энергии, поэтому государственно-властное регулирование энергетических потоков не просто уместно, но в ряде случаев и жизненно необходимо. Тогда, когда государство успевает сорганизоваться, то появляются «всесоюзные стройки коммунизма»: Целина, Братская ГЭС. Ко времени строительства БАМа энергия иссякла, и старые методы уже не срабатывали.
Тогда, когда государство не успевает определить место приложения «дармовой» энергии, но понимает опасность её неконтролируемого использования, то оно просто старается поместить эту энергию в достаточно жесткое русло. Так было в период «культурной революции» в 60-х годах в Китае. Когда энергия хунвейбинов иссякла, то их тихо и быстро ликвидировали (выслали, изолировали, уничтожили, перевоспитали и т.д. – был использован весь потенциал государственного воздействия), а все «завоевания» «культурной революции» были забыты. Вот почему «революции пожирают своих детей». Но не родителей.
Государство может никак не контролировать стихийные выбросы энергии масс. Тогда происходят революции и бунты. Самые свежие по времени события у нас – это стихийные забастовки шахтеров в 1989-90 гг. и многотысячные митинги по всей России. Эта энергия так же быстро иссякла и уже в 1991-93 гг. продолжающиеся шахтерские забастовки и «сидения» у Горбатого моста вызывали только раздражение у всех. Они и кончились ничем. Социологи научились считать наличие потенциальной энергии «протеста» у населения. Сегодня она минимальна .
На Западе было больше возможностей для индивидуального проявления человека, поэтому там были «изобретены» легкие формы канализации энергии в безопасное для государства русло, которые постоянно изменяются и обновляются: борьба за демократию, борьба за права человека, за общечеловеческие ценности, за устойчивое развитие. Сегодня это борьба с терроризмом. Завтра будет что-то другое. Волны все короче и короче, объем вовлекаемого населения все больше и больше, концепции все проще и проще. По закону эмерджентности мы не сегодня-завтра можем стать свидетелями рождения некоего нового глобального качества.
Процесс поиска новой идеологии (термин достаточно условный применительно к анализируемой ситуации) совпал с полным провалом идеологии либерализма на Западе в результате революции 1968 г. (И. Валлерстайн ) и капитуляцией коммунизма в 1988 г. Коммунизм не был разгромлен и не сдался, он именно капитулировал. Капитуляция эта временная. Он должен полностью освободиться от влияния либерализма (об этом писал еще Н. Бердяев ) и переосмыслить свою сущность и свою роль в истории . Строго говоря, это должен быть процесс постоянный, но в Советском Союзе он был искусственно заморожен где-то на рубеже 20-х – 30-х годов, что и сказалось в полной мере через два поколения. Сегодня эта идеология ждет своих титанов для возрождения .
Одной из характерных особенностей современности является полифоничность всей общественно-политической жизни, что предполагает различные конфликтные ситуации. Следовательно, массовые выбросы энергии будут продолжаться и в будущем, поэтому, в русле сказанного, нам сегодня необходимо более внимательно отнестись к изучению психологии масс и особенно психологии толпы. К сожалению, большая часть известной литературы появилась достаточно давно. В. Вунд, Г. Лебон, С. Московичи, С. Сигеле, Г. Тард, З. Фрейд, А. Фуллье писали свои работы в других условиях и на другом социальном материале . Между тем этот феномен был известен давно, о чем можно судить, читая работы таких разных авторов, как Ф. Бродель, Л.Н. Гумилев, Н.Я. Данилевский, В.В. Кожинов, А. Тойнби, О. Шпенглер и многие другие. Обращали на эту проблему внимание и политики. Так, С.Г. Кара-Мурза, приводит интересную цитату из статьи А. Грамши «Революция против «Капитала», написанной в январе 1918 года: «Создается впечатление, что в данный момент максималисты [большевики] были стихийным выражением [действия], биологически необходимого для того, чтобы Россия не претерпела самый ужасный распад, чтобы русский народ, углубившись в гигантскую и независимую работу по восстановлению самого себя, с меньшими страданиями перенес жестокие стимулы голодного волка, чтобы Россия не превратилась в кровавую схватку зверей, пожирающих друг друга» . Обращает на себя внимание, как философ и политик А. Грамши оттенил биологическую необходимость массового протеста и массовой поддержки одновременно (все зависит от «точки наблюдения») в деятельности – это была именно деятельность, хотя и стихийная на первом этапе - народных масс.
Все это надо знать и все учитывать. Нельзя только слепо копировать чей-то опыт, рассчитывая на успехи. Мы слишком разные и нас очень много на планете. Вот почему в интеллектуальной среде ширятся «вполне обоснованные возражения (юристов и криминологов в особенности) против значимости американского опыта и американских проблем в иных культурных и социальных контекстах» . Интересно, что эти слова принадлежат одному из самых сегодня известных криминологов Германии Фритцу Заку. Сегодня они приобретают все большее и большее значение. Жаль, но события 11 сентября 2001 года, похоже, ничему не научили американцев, или они сделали прямо противоположные выводы. К борьбе с преступностью это имеет самое непосредственное отношение, впрочем, как и к иным сферам социальной жизни человечества.

2. Необходимое отступление

Для того, чтобы разобраться в сути происходящих процессов, надо оттолкнуться от того, что теория – это учение - квинтэссенция знания - а любое учение многогранно по степени охвата бытия и по сфере применения. Степень эффективности зависит от человека и от общества в целом.
Идеология – это инструмент управления людьми с использованием элементов теории и теоретических посылов. Самая известная идеология ХХ века – социализм, а самыми действенными оказались коммунизм и национал-социализм (особенно в его крайнем проявлении – фашизме).
Теория вечна (степень её востребованности – это другой вопрос), идеология изменчива и преходяща.
Марксизм – это теория. «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» . Полностью значение этой теории мы сможем осознать, видимо, не скоро. Слишком много тумана наложило «идеологическое обеспечение» этой теории. Ленинизм – это идеология. Лучше всех понимал это сам В.И. Ленин. Недаром он закончил свое произведение «Государство и революция» словами: «…приятнее и полезнее «опыт революции» проделывать, чем о нем писать» .
Сегодня во многих странах мира продолжают издавать произведения К. Маркса и постигать таким образом теорию, а в мы в России этого не делаем, значит, в очередной раз отстаем в своем собственном развитии .
Еще древние сформулировали тезис: «Природа не терпит пустоты». В силу этого на фоне образовавшейся идеологической пустоты стали стихийно формироваться зачатки новой идеологии - борьба с глобализмом, который нарушает и разрушает привычный образ жизни для многих поколений. Появились современные луддиты, происходит словесное оформление и обоснование их, пока что во многом стихийных действий. Все больше и больше пассионариев приходят в этот процесс, становятся его движущей силой.
Надо это понять и канализировать энергию в нужном направлении. Тот, кто осознал это раньше других, уже это делает. Недаром громят только «McDonald’s», но не трогают другие конкурирующие пункты питания.
Антиглобализм, возникнув как стихийный протест против масштабных изменений в экономике, начинает очень быстро приобретать и негативные – криминальные – свойства. Однако первопричиной следует все-таки считать сам глобализм.

3. Преступность как глобальная проблема

Проблема борьбы с преступностью сопровождает человечество всю его историю, начиная с до библейских времен. В этой связи закономерно возникает вопрос: «Что нового может привнести это модное ныне слово в понимание сути проблемы?»
Отвечать на него можно по-разному. В.С. Овчинский, например, поступил очень просто: он взял за основу Доклад ЮНРИСД (НИИ социального развития при ООН) 1997 года, в котором ООН выделила шесть основных тенденции глобализации (распространение либеральной демократии; преобладание рыночных сил в экономике; интеграция мировой экономики; трансформация систем производства и рынка рабочей силы; быстрота технологического обновления; революция средств массовой информации и диктат идеологии потребительства), и проанализировал их применительно к развитию преступности . Это подход допустимый, но надо иметь в виду, что, во-первых, материалы Доклада уже успели «состариться», во-вторых, далеко не все аспекты глобализации напрямую связаны с преступностью. Так, распространение либеральной демократии само по себе не может стимулировать и провоцировать рост преступности, если не накладывается на примитивное правосознание населения.
Я попробую зайти с другой стороны. Если возьмем, например, формально-количественные характеристики, то мы увидим рост преступности в абсолютных и относительных показателях. По заключению экспертов ООН, уже в этом году число зарегистрированных в мире преступлений достигнет или даже превысит 0,5 млрд., а их фактическое число (с учетом латентности) будет в пределах 1,5 - 2,5 млрд. при общей численности населения свыше 6 млрд. человек.
По законам диалектики, количественные изменения по мере их накопления приводят к качественным изменениям. Одним из первых это замечают законодатели и начинают модернизировать законодательную базу . Если взглянуть на динамику уголовного законодательства, то увидим постоянный рост объема уголовного законодательства. Так, в УК РСФСР 1922 г. на момент принятия было 227 статей (почему-то иногда его ошибочно считают самым коротким кодексом в нашей истории), в УК РСФСР 1926 г. - 205 (потом их стало значительно больше - одних 58-х, как считается, было 14, а на самом деле - 18, так как были статьи со значками 1а, 1б, 1в, 1г); в УК РСФСР 1960 - 269, а в УК РФ 1996 - уже 360, а на данный момент 364. Конечно, это не предел. Уголовное законодательство дореволюционной России включало в себя до десяти источников и суммарно насчитывало 2330 статей. Вряд ли к этому нужно стремиться, но ориентир нам известен.
Новое уголовное законодательство других стран так же увеличивается в объеме. Так, УК Китая 1997 г. состоит из 451 статьи, УК Республики Беларусь 1999 г. - из 466 и так далее. Тренд, таким образом, виден четко.
Одновременно растет и количество международных уголовно-правовых актов и норм. Мы вплотную приближаемся к моменту создания международно-правового акта прямого действия, не требующего инкорпорации в национальное законодательство.
Одновременно создается и система международной уголовной юстиции. Задел есть и весьма приличный: давно и достаточно эффективно действует Интерпол; ведется интенсивная работа по созданию Международного уголовного суда. Значит, теперь необходимо начинать подготовку к формированию международной прокуратуры. Таким образом, речь сегодня идет о создании системы наднациональной юстиции.
Наконец, растет количество осужденных, и оно будет расти в дальнейшем. Н. Кристи прогнозирует большой рост числа тюремного населения планеты . Реституционное правосудие только встает на ноги и не может спасти положения. Это может привести к переоценке многих ценностей, как по ту, так и по эту сторону решетки, к пересмотру всей уголовно-правовой политики государств, к пересмотру нормативов и стандартов ООН. Иными словами, нам понадобиться новый взгляд на проблему. В противном случае, если просто продолжить карательную по принципу сажать, сажать и сажать, то очень быстро может случиться так, что одна половина человечества будет «сидеть», а другая её охранять. Мало того, что не будет ясно, кто же находится в заключении, а кто на свободе, так еще и возникнет проблема: кто же будет работать на производстве. Это очень важно, так как происходит постоянное сокращение собственно производящей составляющей. По данным И. Лисиненко, в крупных корпорациях на Западе она уже сегодня составляет не более 8% . В этом аспекте меняется и отношение к наказанию: сажать как бы можно больше. Но этот посыл тут же вступает в противоречие с другой тенденцией – гуманизацией, а главное, по западной пенитенциарной схеме, это ложится дополнительными расходами на государство, которые могут быть покрыты только за счет роста производственной составляющей. Таким образом, мы получили замкнутый круг.
Единственный международно-правовой институт, который сегодня в состоянии дать этому процессу интегративную оценку - Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, но его деятельность откровенно торпедируется определенными силами последнее десятилетие. Напрасно, они в первую очередь испытают на себе все прелести грядущего «перераспределения сил».
Преступность - динамично развивающееся явление и рассматривать её можно только в контексте всех протекающих в обществе процессов. Если общество вступило в период глобализации, то оно вступило в этот период все, целиком и преступность не может быть изолирована от этого транссистемного процесса. (Кстати, транссистемность глобализации далеко не всегда учитывается даже теми, кто уже успел «собаку съесть» на её описании.) Преступность в её качественно новых проявлениях есть теневая, негативная сторона глобализации. Это естественно, ибо если есть аверс - положительные стороны, то должен быть и реверс - негативные стороны. Недаром Генеральный секретарь ООН Кофе Аннан неоднократно замечал, что глобализация позволила преступным сообществам использовать самые современные технологии, но технологический аспект всего лишь один из многих.

4. Преступность как глобальная угроза национальной безопасности.

Преступность сама по себе приобрела сегодня глобальный характер как с точки зрения характеристики проблемы, так и с точки зрения количественного охвата. Об этом неоднократно говорилось во многих документах ООН последнего десятилетия. Сегодня это планетарное явление и планетарная проблема.
Для конкретного государства это проявляется, прежде всего, в том, что на уровне государства преступность стала угрожать национальной безопасности. Дело в том, что там и тогда, где бездействие общества и государства способствует проникновению преступности во все поры общества и институты государственной власти, государство становится неуправляемым, наступает хаос, а преступность становится не просто общенациональной проблемой, а проблемой национальной безопасности. Это, в свою очередь, означает, что появляется реальная угроза для существования государства в целом. Формы этой угрозы могут быть разными: распад государства на более мелкие государственные или псевдогосударственные образования, введение внешнего управления и утрата государством своего суверенитета, аннексия территории или её части другими более мощными или более «наглыми» государствами и т.д. Общим является одно: государство как суверенное образование прекращает своё существование.
Именно это положение и показывает суть проблемы.
Это не теоретический посыл ибо, как справедливо отмечает А.Н. Харитонов, «на политической карте мира появились государства, которые с полным основанием можно назвать государствами криминального типа. Криминалитет демонстрирует политические притязания в государствах, традиционно считающихся демократическими. Еще более заметны такие тенденции в странах, которые идут трудным путем социального реформирования» . Еще более жесткий вывод сделан в Докладе Совета Национальной Безопасности США «Оценка реальности угрозы, исходящей от международной преступности», подготовленном в 2000 году: «Мир в 2010 году может увидеть появление «криминальных государств», которые не просто служат убежищами для международной преступной деятельности, но и поддерживают её как само собой разумеющееся. Участие «криминальных государств» в сообществе наций могло бы подорвать международную финансовую систему и торговлю, создать препятствия для эффективного международного сотрудничества против организованной преступности» .
Конечно, государство не обязательно должно исчезнуть с политической карты мира – это крайний вариант развития событий. Наиболее вероятный путь – ослабление государства. Конкурентом слабому государству начинают выступать как легальные репрессивные структуры, так и структуры, до этого находящиеся на периферии общества. Становятся все сильнее, приватизируя насилие, нелегальные и полулегальные структуры - организованная преступность, субкриминальные формы, воинственные религиозные секты и объединения. “Серые сообщества”, как назвал подобный феномен применительно к условиям Франции журналист Але Мэнк. НТР и связанные с ней процессы, подрывающие государство и средний класс, в значительной мере укрепляют властную, социальную и экономическую базу “серых”. Получается двойной эффект.
Во-первых, нелегальные структуры насилия, асоциальные, криминальные формы переживают бум всякий раз, когда рушатся или приходят в упадок социальные системы - цивилизации, формации, империи. Во-вторых, научно-техническая революция предоставляет “серым сообществам” возможности, невиданные ранее. “Во всяком случае, НТР, - как подчеркивает А. И. Фурсов, - создала ситуацию, в которой криминальная мировая система может успешно соперничать с мировой экономической системой, пожирая ее, входя в ее плоть”.
Описываемая проблема имеет уголовно-правовой догматический аспект. Объектом уголовного посягательства становятся не отдельные лица, а целые социальные и этнические группы. В УК РФ появились два новых состава: геноцид (ст. 357) и экоцид (ст. 356). Однако этого уже недостаточно. Темпы развития преступных технологий таковы, что сегодня уже «ни одна страна мира не может быть защищена от угрозы разорения» . Речь идет об искусственном, преступном разорении. Зачастую этим действиям нет адекватного определения ни в национальном, ни в международном законодательстве. Формы могут быть различными – Югославия и Ирак демонстрируют это с очевидностью. Ряд мировых экономических кризисов последних лет – с меньшей очевидностью, но не с меньшей эффективностью.
Применительно к России следует говорить о том, что буквально за десять лет у нас сформировалось и очень динамично развивается криминальное общество как антипод законопослушного общества. Впервые обратила на это внимание А.И. Долгова и интенсивно разрабатывает данную тему .
Таким образом, проблема имеет уже не локальный и даже не региональный, а глобальный характер. С этих позиций следует отметить три группы преступлений, которые, с одной стороны, тесно связаны друг с другом, а с другой, в той или иной степени характерны, если и не для всех, то для подавляющего большинства стран современного мира: организованная преступность, коррупция и терроризм. Сюда же примыкает такое явление как наркотизм со всеми вытекающими - криминальными в том числе - проблемами.
Наиболее важной характеристикой текущего момента является то, что преступность стала приобретать новые качества, отражающие её «глобальный» характер.

5. Новые одежды старой знакомой

Первым в этом ряду следует назвать транснациональность преступности.
Это качество преступности появилось не вчера. Точкой отсчета, видимо, надо считать конец 20-х - начало 30-х ХХ века, когда появились первые преступные кланы в США. Они были основаны итальянцами, которые очень быстро наладили соответствующие связи со своими «коллегами» сначала в Италии - на своей исторической родине, а потом и в других европейских странах. Вторая мировая война как-то «затемнила этот процесс, но после её окончания он стал развиваться очень бурно. Оружие, наркотики, проституция - вот традиционные темы для преступной кооперации.
Таким образом, сегодня уже очевидно, что преступность не знает границ, а преступники эти границы преодолевают очень успешно, чего не скажешь о законопослушных гражданах. Кроме того, преступники не знают межнациональной вражды. Они прекрасно “дружат” и сотрудничают друг с другом, несмотря на ширящиеся разногласия между странами, гражданами которых они формально являются. Все межнациональные конфликты на территории СССР прекрасно это подтверждают.
Сегодня на территории бывшего СССР, частично занимаемой ныне СНГ, транснациональность приобретает специфический оттенок. Идеи псевдосуверенизации, заполонившие все политическое пространство, привели к тому, что разумное стремление к объединению усилий в сфере борьбы с преступностью, то, к чему мир уже пришел достаточно давно и основательно работает по такой схеме, оказалось потопленным в бюрократической жиже повседневности. Такое ощущение, что не только политики, но и профессионалы не считаются с тем, “что “преступное пространство” сохранится (причем, куда с большей долей вероятности, чем пространство экономическое или какое-либо другое)” . Подобные подходы к решению сложнейшей социально-политической проблемы не могут не наносить ущерба национальной безопасности. Если процессы не остановить, то не останется ничего кроме голого, возможно даже, виртуального пространства. Правда, последние месяцы показывают, что позитивные подвижки в этом направлении начались, и наша задача их поддержать.
Другим качеством, характеризующим не столько самою преступность, сколько наше общество и протекающие в нем процессы, является популяризация через средства массовой информации преступности и преступников (прямые репортажи с места события, предоставление эфира бандитам, вызов самими бандитами телерепортеров, снятие художественных фильмов о жизни известных бандитов и т.д.). Несколько лет назад - во время «первой чеченской кампании» - все это было продемонстрировано с вопиющим размахом и цинизмом.
ООН в той или иной форме неоднократно обращала внимание на недопустимость любого популяризирования преступности. Например, резолюцией от 7 сентября 1990 г. Восьмой Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями утвердил “Меры по борьбе с международным терроризмом”. В п. 29 этого документа говорится о недопущении “создания сенсаций и оправданий террористического насилия; распространения стратегической информации о потенциальных целях; и распространения тактической информации в тот период, когда продолжаются террористические акты, поскольку это может поставить под угрозу жизнь невинного гражданского населения и сотрудников правоохранительных органов или помешать принятию эффективных правоохранительных мер в целях предотвращения таких актов или борьбы с ними и ареста правонарушителей”. Имея самое непосредственное отношение к разработке этого документа, могу заявить, что данное положение принималось безоговорочно представителями самых разных стран. На последнем - Десятом Конгрессе (Вена, 2000) этот вопрос так же неоднократно поднимался во многих выступлениях участников.
У нас все по-другому. Наши СМИ сегодня, откровенно ложно истолковывая право на информацию и гоняясь за сиюминутными сенсациями, действуют, как правило, вопреки рекомендациям мирового сообщества и здравому смыслу. Таким образом, право на информацию, идеи гласности и открытости на наших глазах превращаются в фарс, а то и в прямое преступление против общества.
Негативные последствия этого процесса уже проявляются в том, что произошло «имплицитное принятие криминализации всех сфер человеческого бытия» , при котором преступность воспринимается уже не как неизбежное зло, а как поле для сотрудничества и приложения сил. Достаточно вспомнить высказывания Г. Попова десятилетней давности о необходимости «договариваться с мафией» и сравнить их с результатами последних социологических исследований, согласно которым значительная часть студентов МГУ, включая студентов-юристов, готовы пойти на совершение преступления, в том числе и убийство, для достижения своих целей , чтобы понять глубину нашего общего падения. Этим, в частности, объясняется и то, что за десять лет мы прошли путь от экономической преступности к преступной экономике.
Результатом криминализации экономики стало проявление тенденций подчинения экономической, а в перспективе и всей политики государства специфическим экономическим интересам криминальных структур, что в свою очередь, исключает реформирование материально-производственной базы производства в направлении формирования современной техноструктуры и ведет к соответствующим социально-политическим последствиям для общества в целом. В этой связи проблема преодоления криминализации экономики становится одной из ключевых проблем современной экономической политики, требующая неотложных мер по ее решению.
Постоянно растет и укрепляется «сектор» теневой экономики. Следует признать, что усилия государства по «обелению» экономики пока не дают ощутимых статистически значимых результатов. Уход от налогов как дым Отечества «и сладок, и приятен». Польза для лица ощутимая, риск минимален, угроза ответственности призрачная. И это проблема не только России. Это проблема и Запада, и стран третьего мира . Государство как социальный институт не успевает реагировать на происходящие изменения и в определенном смысле слова способствует тем самым формированию новой реальности: правовой, социальной, экономической .
Прямым подтверждением тотальной криминализации общества является и то, что неуклонно растет число преступлений, совершаемых работниками – бывшими и действующими – правоохранительных органов. Излишне говорить, что это в большинстве случаев не рядовые преступления, которые в силу профессиональных особенностей субъекта поддаются более трудному раскрыванию и расследованию. В криминологии появилось даже специальное направление – преступность в сфере борьбы с преступностью .
В разных сферах общества по-разному оценивают происходящие процессы, но прямого и тотального отторжения нет почти нигде. Даже в так называемой элите расцветают тенденции не на направленную борьбу с социальным злом, а на косвенное, а то и прямое его оправдание. Так, Г. А. Сатаров утверждает, что преступность, в том числе коррупция, приобретает черты организованной на некоторой фазе закономерного роста. Он характеризует данное явление как процесс приватизации государства и власти организованными коррумпированными сообществами. “Приватизируется не собственность, не средства производства, а то, что приватизироваться не должно”. Стандартной проблемой является и неэффективность институтов власти. Дело в том, что переходный период всегда сопровождается тем, что разрушаются старые алгоритмы, традиции, этические нормы, технологии власти и начинается процесс формирования новых. “Это объективный процесс, - считает Г. А. Сатаров, - процесс долгий, но пока государство и правоохранительные органы не будут защищать частную собственность, она будет пытаться покупать государство и чиновников, чтобы они выполняли эту функцию, и будет увеличиваться коррупция”. Можно подумать, что в мире господства частной собственности она никого и ничего не покупает. Исторический опыт свидетельствует, что все как раз наоборот.

6. Виртуальная экономика порождает реальную преступность

Необходимо обратить внимание еще на одно обстоятельство. Впервые за всю историю существования человечества появилась виртуальная экономика, которая ничего не производит и генерирует только самою себя. Дело в том, что экономика всегда была производящей, и только в последние 10-15 лет появилась виртуальная экономика, которая не только ничего не производит, но и в принципе не может этого сделать. Пока она существует – как и все в этом мире - исключительно за счет производящей экономики, но продолжаться вечно это не может, тем более что запросы виртуальной экономики растут в геометрической прогрессии.
Особенно наглядно это видно на примере деятельности банков, число которых в России в начале и середине 90-х годов превысило все мыслимые и немыслимые величины. Дело в том, что любое хозяйственное звено в производящей экономике при самой неблагоприятной административно - правовой ситуации (грабительское взимание налогов государством, отсутствие возможности для проявления хозяйственной инициативы и самостоятельности и пр.) оставляет после себя живое поле – инфраструктуру, человеческий капитал, технологии и пр. «Банк, - справедливо пишет А.С. Панарин, - не оставляет ничего: стоит ему перевести активы в другое место, как на месте остается пустыня – виртуальная реальность торжествует над материальной» . Выходит, мы участвуем – вольно или невольно – в процессе создания некой новой постматериальной цивилизации. Для духов?
Происходят качественные изменения в таких сферах деятельности человека, которые складывались тысячелетиями. Так, в конце минувшего века деньги стали стремительно утрачивать свою функцию всеобщего эквивалента и перестали стимулировать все иные виды человеческой деятельности. Они сами стали самым ходовым товаром. По экспертным оценкам, годовая торговля валютой приближается к 500 триллионам долларов, что в 80 раз (!) превышает мировую торговлю товарами. Добром это кончится просто не может, хотя бы потому, что люди каждый день привыкли кушать материальную пищу, а не прибыль, полученную из воздуха.
Очевидно, что борьба производящей, физической экономики с дематериализованной, виртуальной экономикой наносит большой урон первой. Те виртуальные деньги и богатства, которые «создаются» в виртуальной экономике вовсе не собираются там задерживаться даже на непродолжительное время. Они тут же устремляются в мир физической экономики и требуют – именно требуют, чувствуя свою ущербность – материального отоваривания. Их хозяева стремятся стать владельцами движимого и недвижимого имущества, материальных вкладов в банки и получить любые виды и формы материальных благ, доступных сегодня за деньги. Иногда с большой потерей для себя в числовом выражении.
Мало того, что правовая природа происхождения виртуальных денег очень часто бывает, мягко говоря, сомнительной, так еще и в процессе «отоваривания» - на самом деле это процесс материальной легализации этих сумм – происходит масса финансовых - и не только финансовых - нарушений и злоупотреблений, где должен начинать действовать Уголовный кодекс. Вот почему «новое буржуазное богатство иначе чем паразитарным не назовешь – оно утратило всякую связь с тем, что выражается в общественном признании и заслуживает его» . Отсюда тщетны все попытки «новых русских» заслужить «народную любовь». Вор всегда остается вором, даже если он ворует через виртуальное пространство. И люди это понимают каким-то шестым чувством. В какой-то мере все движение антиглобалистов направлено против этого. Другое дело, что нет пока массового осознания этого и нет соответствующей идеологии. Тогда, когда такое осознание придет, век виртуальной экономики закончится. Виртуалы это прекрасно понимают и стремятся ухватить как можно больше и запрятать как можно дальше. У многих это пока получается. Наша задача – сделать так, чтобы это «пока» не было слишком длительным.
В России процесс виртуализации экономики приобрел в определенном смысле даже карикатурные формы. Дело в том, что декларируемая десять лет идея построения рыночной экономики к поставленному результату не привела и не могла привести. Рынок – это, прежде всего, конкуренция товаропроизводителей. Конкуренция продавцов производна и в русском языке называется другим словом – базар. Конкуренции же товаропроизводителей до сих пор не получилось. Более того, государство приложило достаточно много усилий, чтобы её и не было. Тем самым удобрялась почва для процветания экономической преступности.
Виртуальная экономика оказалась очень благодатной почвой для совершения преступлений. Речь идет, прежде всего, но не только, о преступлениях, совершаемых в компьютерном пространстве. Количество и качественное разнообразие таких преступлений растет буквально на глазах. Возможности национального законодателя и национальной юстиции по предупреждению, расследованию и борьбе с этим видом преступности крайне незначительны. Эта преступность в прямом смысле слова не знает границ, и она не знала их изначально. Это - глобальная преступность в чистом виде. Для борьбы с ней необходима принципиально новая юстиция и принципиально новая система законодательства. В ближайшие 10-15 лет человечество это осознает окончательно.
К сожалению, иногда осознание запаздывает. Так, специалисты неоднократно предупреждали о пагубных последствиях «террора монетаризма», но их не услышали. Но вот два вида террора: виртуальный (монетаризма) и реальный сомкнулись, и на свет появился современный Левиафан в лице Усамы бен Ладена. Мир враз осознал опасность и, вроде бы, начал принимать меры. Но слишком поздно: во-первых, кровь уже пролилась, во-вторых, меры эти весьма разрозненные и малоэффективные. С подобного рода терроризмом нужно бороться, прежде всего, интеллектуально, мозгами, а ковровые бомбардировки использовать лишь как вспомогательный элемент. Но интеллектуальной борьбы не чувствуется, так как сами «борцы» надеются чуть позже «сварить свою похлебку» на уже разожженном костре. К сожалению, это так и не нужно строить иллюзий на этот счет.
Еще один тезис заслуживает внимания в связи с обсуждаемой темой. Он звучит так: всемерное вымывание легитимных практик из повседневной жизни. Например, буквально на глазах расширяется сфера деятельности «теневой юстиции». Если десять лет назад мне приходилось говорить, что у нас только-только стала появляться квазиюстиция, и что она грозит своим реальным наступлением на юстицию легальную, то сегодня это уже свершившийся факт. Даже Президент России В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию на 2001 год вынужден был отметить, что у нас формируется своего рода «теневая юстиция». И граждане очень часто вынужденно ищут «другие, далеко не правовые «ходы» и «выходы» и подчас убеждаются, что незаконным путем имеют больше шансов добиться по сути справедливого решения» . На практике это приводит к тому, что параллельно начинают функционировать формальная – законная, легальная – и неформальная – теневая, серая – нормативные системы. Они существуют автономно и, как правило, даже не пересекаются друг с другом, хотя могут и сотрудничать . Очень хорошо, что юристы достаточно оперативно отреагировали на новое явление . В работах П.А. Скобликова творчески обобщен уже весьма богатый практический опыт. Одних ведомственных актов им изучено более пятисот. Таким образом, это не «кабинетная» тема, а жизненно важная тема.
Преступный мир так же оперативно начал экспортировать преступные технологии далеко за пределы России. Несколько лет назад в США состоялся громкий (громкий, похоже, только у нас, ибо там он прошел как заурядный) процесс по делу В. Иванькова, больше известного как Япончик, который как раз и занимался тем, что «выколачивал» - в прямом и переносном смысле слова - деньги из должников, скрывшихся, как им казалось, далеко на Западе . Строго говоря, в данном случае наши жулики ничего нового не выдумали. Они просто вспомнили и творчески применили опыт западной мафии в период экономических кризисов, еще раз подтвердив, что всякое новое – это хорошо забытое старое .
Особое беспокойство вызывает сегодня религиозный экстремизм, быстро принимающий форму террористических актов. Движение талибов, азиатский или северокавказский ваххабизм, алжирский фундаментализм, индусский коммунализм – все это не только беспокоит цивилизованный мир, но и – надо это признать – заполняет определенную духовную и социально-политическую нишу.
Еще один аспект проблемы, который в контексте темы получает новой звучание: урбанизация. Эта тема широко обсуждалась в печати более тридцати лет назад, а потом мода на неё прошла, и она как-то стала подзабываться. Мода прошла, но сама урбанизация набирает темпы. Я подчеркну только один момент: повышенная агрессивность жителей крупных городов, особенно мегаполисов. Во многом – это сегодня установлено экспериментально – это связано с повышенным содержанием в воздухе тетроэтилсвинца – продукта сгорания бензина в автомобильных двигателях. Это конкретное техногенное влияние на преступность: агрессивность выливается в совершение многочисленных насильственных преступлений.
Нельзя обойти вниманием и уголовно-правовые проблемы технологических катастроф, в которых повинен «человеческий фактор». Число, а, главное, последствия таких катастроф растут год от года. Растет, к сожалению и безответственность операторов сложных технологических систем. Мерами только уголовно-правового воздействия здесь не справиться. Уголовное право будет, как очень часто бывает, бить по хвостам, но мы можем и должны со своей стороны хотя бы обозначить проблему.
Коррупция, точнее говоря, политическая коррупция является еще одним качеством современной преступности, пронизывающим весь мировой социум. Большинство исследователей этого явления на всех континентах единодушно говорят о глобальном характере коррупции. При этом под глобализацией понимается, видимо, всепроницающий и массовый характер коррупции. Дело же значительно сложнее.
В коррупционный водоворот начинают вовлекаться не просто отдельные люди или отдельные институты власти, а целые страны и даже региональные группы стран. Очередь за континентами, например, Африка. При этом мнение и желание населения этих стран уже никого не интересует. Население становится вольным или даже невольным соучастником всех преступлений. Таким образом, мы можем столкнуться с новой нравственной парадигмой, подрывающей сами основы уголовного права и уголовной ответственности. Готовы ли мы к этому?
Коррупция есть везде. Там, где управление государством и обществом отвечает современным стандартам, она приобретает более утонченные, более легитимные, то есть не идущие на прямое грубое попрание закона, формы. Рано или поздно эти «достижения цивилизации» начинают гулять по планете и ни одно государство в мире пока не в состоянии от них уберечься.
Именно этим объясняется большая активность и, надо заметить, большая популярность организации «Transparency International», существующей всего семь лет. Что касается России, то не стоит даже пытаться перечислить все коррупционные скандалы последних десятилетий. Поразительно другое: практически во всех случаях они ничем не закончились, кроме шелеста бумаг и кухонных разговоров. Что это: бессилие власти или наоборот её всесилие? Ответ на этот вопрос, как мне представляется, мы получим не скоро.
Впрочем, и здесь есть подвижки, хотя и не с нашей стороны. Ситуация вокруг задержания в разных странах достаточно известных персон из числа российских граждан убедительно это иллюстрирует.
Еще один момент – это внедрение в нашу повседневную жизнь новых политических технологий по манипулированию общественным мнением и обществом в целом. Речь идет не только о выборах, а об управлении всем общественным процессом, когда декларируемые цели могут находиться в противоречии с получаемыми результатами.
Например, операция «Чистые руки» в Италии готовилась заранее под предлогом – именно предлогом – борьбы с коррупцией. Коррупция, разумеется, пострадала (степень этих «страданий» еще предстоит установить), но одновременно была уничтожена вся правящая элита страны, и был установлен неправовой диктат прокуроров. Недаром сами итальянцы, отвечая на вопрос: «Что произошло с Италией?», пишут: «В конечном итоге можно со всем основанием назвать это государственным переворотом, совершенным новыми методами, участники которого по своей сути ничем не отличаются от придворного, вонзающего нож в спину короля» . Последствия этого процесса проявились еще не все и их еще предстоит осмысливать.
В завершение хочу поднять проблему уровня образования в обществе. Мы впервые столкнулись с проблемой высокого уровня среднего образования в конце 60-х - начале 70-х годов. Тогда был полностью завершен переход на среднее образование, и на производство, а, точнее, в жизнь вышло целое поколение молодых людей, уровень образования которых был значительно выше, чем требовалось для замещения тех рабочих мест, которые им предлагало государство. Рассогласование было столь заметно, что раздавались даже робкие голоса о волевом сокращении порога образования.
Тогда государство избрало верный путь: вместо гибельной идеи сокращения образовательного уровня народа встало на путь технической модернизации производства: замелькали слова «ЧПУ», «АСУ», автоматическая линия и т.п. Проводило в жизнь эту линию все-таки старое поколение, которое в массе своей было не в силах переварить современные требования жизни и переварить новые знания, поэтому все реформы проходили в жизнь медленно и крайне непоследовательно. Достаточно вспомнить печальную участь реформы, затеянной А.Н. Косыгиным. Тем не менее, проблему в том аспекте, о котором я пишу, сняли.
Через 20 лет – в 90-х годах уже Запад столкнулся с тем, что произошло заметное перепроизводство лиц с высшим образованием, которые «настаивали на предоставлении рабочих мест и доходах, соизмеримых с их статусом» , а государства не могли этого сделать. Проблема осталась не решенной до сих пор.
Мы в силу высокой стартовой готовности – страна поголовной грамотности – это не пустые слова - и многократно возросшего числа студентов в России столкнемся с этой проблемой буквально через несколько лет. Не могут же все торговать в ларьках товарами сомнительного качества и неизвестного происхождения.
В этой связи вызывает недоумение провалившаяся попытка А.И. Солженицына пропагандировать преимущества девятилетнего образования перед одиннадцатилетним. Все это происходило и происходит на фоне быстрого осмысления того факта, что именно знания станут основой любой власти в XXI веке. В наиболее концентрированном виде эту концепцию изложил Э. Тоффлер: «В XXI в. самым главным из всех видов сырья будет знание», а «любое государство, которое держит знание в заточении, оставляет своих граждан в кошмарном прошлом» .
Что делать молодым людям, вступающим в жизнь? Какая-то часть из них пойдет в преступность. Еще несколько лет назад я писал, что облик преступника меняется на глазах, а сама преступность становится все более и более интеллектуальной. Конечно, громила с пудовыми кулаками никуда не делся, но он уже не главная, а часто и не самостоятельная фигура. Значительно большую опасность для общества может представлять «очкарик» с портативном компьютером в кейсе, рядом с которым – чтобы не обидели – и находятся хорошо одетые громилы, говоря нынешним языком, «качки». За прошедшие годы количество «очкариков» возросло, а охрана стала выглядеть весьма респектабельно.
Разумеется, далеко не все молодые люди пойдут в преступный бизнес, но это не значит, что они не потребуют своей доли общественного пирога. Если государство не обратит на это самого пристального внимания, то молодежный бунт просто неизбежен, и он будет похлеще того, что прокатился по Европе в 1968 году с непредсказуемыми сегодня для власти последствиями. События в Аргентине в декабре 2001 – январе 2002 года свидетельствуют, что такое возможно.
***
Поднятые в статье вопросы не охватывают и десятой доли того, что нам предстоит пережить и что нам необходимо делать уже сегодня. Человечество, разумеется, от преступности не погибнет, но если не принять консолидированных усилий, то может выйти из борьбы с ней качественно изменившимся. И не в лучшую сторону.
Сегодня, когда качество жизни человека меняется стремительно, необходимы новые подходы в деле борьбы с преступностью. Пока мы хронически запаздываем. Приведу несколько примеров.
Первый. В 1991 году был образован Комитет при Президенте СССР по координации деятельности правоохранительных органов. За несколько месяцев работы он показал весьма высокую эффективность. Ликвидирован. Все попытки воссоздать эту работу в России кончились пшиком.
Второй. В 1992 году был образован Комитет Российской Федерации по защите экономических интересов России. Та же самая история: высокая эффективность – ликвидация. Последующие попытки функционального воссоздания выглядели просто потешно.
Третий. Сразу после назначения Е.М. Примакова министром иностранных дел я предложил ввести должность заместителя министра, который курировал бы работу по борьбе с преступностью. Идея была реализована только осенью 2001 года после событий 11 сентября в США. Успехов ждать не стоит.
Четвертый и последний. Проблема детской безнадзорности. В её обсуждении, кажется, приняли участие все без исключения институты власти. Но кардинальных изменений нет, финансирование не открыто, решения «прорабатываются». Дети и старики ждать не могут. Из-за нашей нерасторопности они могут просто умереть.
Примеры можно, к сожалению, продолжать, но это не интересно. Тренд предельно ясен: ничто новое в этой чрезвычайно профессиональной сфере деятельности не принимается. Мы упорно хватаемся, как утопающий за соломинку, за старые, апробированные веками и десятилетиями формы работы, напрочь игнорируя то обстоятельство, что они объективно не могут работать в нынешних условиях так, как работали даже десять лет назад. В прошлое вернуться никому не дано!
Пока мы этого не поймем, до тех пор будем проигрывать. В конечном счете, может наступить момент, когда людям это просто надоест, и они возьмутся за дело сами.
Сегодня мы можем изменить ситуацию. Мы должны её изменить. Но упорно уходим от решения.
Почему?

1.2. Глобализация и проблемы развития теневой экономики

1. Масштабы теневой экономики.

Внимательный анализ научной литературы свидетельствует о том, что теневая экономика и глобализация являются едва ли не самыми «мод-ными» предметами экономического анализа последних двух десятилетий. Естественной в таком случае представляется постановка вопроса о взаимо-влиянии этих двух явлений и, прежде всего, об изменении самой категории «теневая экономика» в условиях глобализации.
По данным австрийского экономиста Фридриха Шнайдера, во вто-рой половине 90-х гг. в развитых странах теневая экономика была эквива-лентна в среднем 12% ВВП, в странах с переходной экономикой - 23, а в развивающихся - 39% ВВП .
Теневая экономика на Западе не только значительна по своим мас-штабам, но и постоянно растет. Если взять данные за 1998 г., то страной с наиболее высокой долей теневого сектора является Греция (29,0% ВВП). Ненамного отстают от нее Италия (27,8%), Испания (23,4) и Бельгия (23,4%). В среднем эшелоне оказываются Ирландия, Канада, Франция и Германия (от 14,9 до 16,3%). Наиболее низкие показатели доли теневого сектора имеют Австрия (9,1%), США (8,9) и Швейцария (8,0%). На первый взгляд эти цифры относительно невелики. Но если перевести их из относи-тельных в абсолютные величины, то получится, что в США теневая эконо-мика ежегодно создает товаров и услуг на 700 млрд..долл., в Италии - на 310 млрд.долл., а в Великобритании - на 190 млрд.долл. .
В странах ЦВЕ наибольший масштаб теневая экономика приобрела в балканских странах - Македонии, Хорватии и Болгарии (около 40% ВВП). А такое государство, как Албания, вообще представляет собой сплошной черный рынок. Помимо широко известных местных «народных промы-слов» - торговли наркотиками и оружием -большое значение имеет, напри-мер, перепродажа угнанных в Западной Европе автомобилей. В стране, где среднегодовой доход гражданина составляет всего 70 долл., сегодня, только по данным официальной статистики, на 3,2 млн.жителей приходит-ся 500 тысяч автомобилей (для сравнения в 1990 г. в стране было всего 5 тысяч машин), причем 60% из них - это «мерседесы». Девять из десяти автомобилей угнаны из стран Западной Европы .
В «тени» находится сегодня, по разным оценкам, от 22 до 25% рос-сийской экономики. И , как показывают расчеты, вывод ее «на свет» могут обеспечить рост производства, более чем на 20% .
Официальный общемировой ВВП, рассчитанный по паритету поку-пательной способности, в 1999 году составил 39 трлн.долл.. Экономикой неофициальной в этом же году как минимум было создано еще 8 трлн. долл. неучтенных товаров и услуг . Таким образом, по своим размерам глобальная теневая экономика сопоставима с экономикой США - страны, имеющей самый крупный ВВП в мире.
Занятость в теневой экономике растет из года в год: если в 1974-1982 гг. в нее было вовлечено 8-12% трудоспособного населения Германии, то в 1997-1998 гг. этот показатель вырос до 22%. Сегодня рекордсменом по занятости в теневом секторе является Италия, где, по разным оценкам, там занято от 30 до 48% экономически активного населения (правда, в основ-ном речь идет о втором, дополнительном источнике дохода). В странах Евросоюза не менее 10 млн.человек занято исключительно в теневой экономике, а в целом по ОЭСР - порядка 17 млн. .
Таким образом, первый вывод, который следует сделать, теневая экономика - явление глобальное по своим масштабам и имеющее место во всех странах мира.
Однако к приведенным и любым другим цифрам, характеризующим масштабы теневой экономики, следует относиться с осторожностью, поскольку даже среди специалистов существует огромное количество разногласий, прежде всего, относительно понимания сути теневой эконо-мики.
Так, например, теневая экономика рассматривается экономистами либо как
а) совокупность форм хозяйства или секторов экономики, противо-стоящих государству и легальным сегментам рынка (такое ее понимание было характерно для начального этапа исследования темы во всех странах вплоть до середины 90-х гг.);
б) совокупность отношений, присущих всем без исключения секто-рам экономики (любая экономика - сложное переплетение легальных, полулегальных и нелегальных связей). Второе определение, как нам пред-ставляется, более адекватно описывает суть явления.
Еще одно получившее широкое распространение «недоразумение» в связи с пониманием сути теневой экономики - отождествление масштабов теневой экономики и размеров теневого ВВП. Оценка теневого ВВП и теневых доходов нередко осуществляется как суммирование всего, что представляется авторам расчетов теневым: заработной платы, прибыли, доходов от собственности, доходов от продажи недвижимости или укра-денного государственного имущества, доходов от конвертации валюты, теневые инвестиции и пр. Вместе с тем следует четко различать:
 первичные теневые доходы;
 доходы, образуемые в результате распределения теневого ВВП между институциональными секторами экономики;
 теневые доходы, которые являются продуктом прошедшего периода времени и которые в исследуемом периоде пополняют чьи-то карманы путем смены собственника;
 теневые доходы, ставшие инвестициями в новый виток вос-производства теневого (или нетеневого) ВВП.
Таким образом, теневой ВВП - это первичные теневые доходы. Тене-вая же экономика представляет собой совокупность отношений между отдельными индивидами, группами индивидов, индивидами и институцио-нальными единицами, между отдельными институциональными единица-ми по поводу производства, распределения, перераспределения, обмена и потребления материальных благ и услуг, результаты которых по тем или иным причинам не учитываются официальной статистикой (статисти-ческий подход), либо противоречат законодательству (юридический подход), либо сокрыты от налогообложения (экономический подход).
То есть теневая экономика охватывает все стадии общественного воспроизводства. Причем на каждой стадии общественного воспроизводст-ва происходит увеличение объема теневой экономики: на стадии реализа-ции возникают теневые доходы, на стадии их использования возникают неофициальные финансовые потоки. Неудивительно поэтому, что по данным вторичной информации объем теневой экономики, формирующий-ся на стадии использования доходов, в несколько раз выше оценок, приво-димых статистическими службами стран.
Анализ масштабов теневой экономики, помимо рассмотрения всех стадий оборота теневого ВВП, предполагает исследование:
 инвестиций в теневую экономику, источники которых лишь опо-средованно связаны с теневым оборотом конкретного периода, их базой являются теневые сбережения разных периодов, отмываемые капиталы и др.;
 теневой приватизации, не ведущей к приросту экономики, а пере-распределяющей государственную собственность между новыми участни-ками экономических процессов.
Последний вопрос, на котором хотелось бы остановиться в связи с понятием «теневая экономика», - принципиальное несоответствие подхо-дов к анализу теневой экономики у представителей различных отраслей знаний, прежде всего экономистов и юристов. Для экономиста функциони-рование в сфере теневой экономики - способ минимизации предпринима-телем его издержек. При этом постулируется принципиальный отказ от морально-этических и идеологических оценок фактов нарушения установ-ленных обществом норм права. Наиболее комплексно эта позиция разра-батывается в рамках экономики преступлений и наказаний (economics of crime and punishment) , базирующейся на неоклассической методологии с характерным для нее пристрастием к абстрактному экономико-математическому моделированию. Правомерной для сторонников этой теории является постановка вопроса о том, что несет обществу большие потери - преступность или борьба с нею?
Для юристов всякое серьезное нарушение установленных норм пра-ва - преступление. При этом в большинстве индустриальных стран поня-тие экономической преступности не имеет четких уголовно-правовых границ. Существуют различные точки зрения на содержание этого понятия, а в социально-криминологических исследованиях оно используется, не-смотря на отсутствие общепринятого определения. В принципе, «самое точное и наименее двусмысленное определение преступления – это то, согласно которому преступным признается поведение, запрещенное Уго-ловным кодексом …». Однако использование исследователями транс-формируемых экономик такой позиции, как исходной, может существенно снижать практическую значимость предлагаемых ими выводов:
Как нам представляется, «чисто экономический подход» к анализу теневой экономики столь же ущербен, сколь и постановка вопроса о рента-бельности лечения тяжелобольных. Очевидно, что анализ теневой эконо-мики требует мультидисциплинарной оценки и не может игнорировать этические нормы. Вместе с тем, не следует впадать в крайности. Как показывает практика, не существует совершенных законодательств - общие и специальные законодательства любой страны имеют те или иные недостатки, пробелы, неохваченные правовыми нормами области и т.д. Законы и ситуация могут меняться, и недостатки законодательства, имею-щиеся в той или иной степени в каждом государстве, могут быть весьма серьезными - в первую очередь, это относится к государствам с трансфор-мирующимися институтами.
В период сложнейшей социально-экономической трансформации, когда правовые, регулятивные и иные механизмы и институты находятся в состоянии становления или отсутствуют, многие правовые нормы, закреп-ленные в законодательстве, перестают играть позитивную роль и входят в противоречие с новой объективной реальностью. В то же время в экономи-ке возникают огромные «серые зоны», состоящие из видов экономической деятельности, никак не регламентированных законодательством (часть которых очевидно деструктивна). В связи с этим нецелесообразно давать определение экономической преступности, опираясь исключительно на действующее законодательство.
Такой подход полностью согласуется с позицией авторов концепции декриминализации российской экономики, которые отмечают, что если в силу несовершенства законотворческой практики (либо сопутствующих этому причин) в уголовный кодекс не включены статьи, предусматриваю-щие наказание за совершение каких-либо видов экономических преступле-ний, это еще вовсе не означает отсутствия фактов совершения подобных общественно опасных деяний . К анализу такого рода явлений авторы концепции предлагают «подходить с учетом мирового опыта правоприме-нительной практики для условий рыночной экономики» .
Итак, понятие «теневая экономика» полно «серых зон» и неточно-стей. Оно на сегодняшний день является нестрогим, допускающим различ-ные толкования. Целый ряд новых моментов, влияющих на содержание понятия, возникает и в связи с набирающим силу процессом глобализа-ции экономики и мирохозяйственных связей. Этот процесс по-разному воздействует на отдельные сегменты теневой экономики, к каковым отно-сят следующие:
При использовании этих критериев исследователи выделяют:
 законную деятельность по производству товаров в домашних хо-зяйствах, ими же потребленную, не подлежащую официальной регистра-ции и налогообложению (например, сельскохозяйственное производство в подсобных хозяйствах) – неофициальная экономика;
 деятельность, в сокрытии которой субъект хозяйствования может быть заинтересован либо в целях избежания силового прекращения дея-тельности со стороны государства (криминальная экономика), либо во избежание выплат государству части дохода от их осуществления (в форме налогов, акцизов, таможенных пошлин и т.п.) – неформальная экономи-ка.

2. Теневая экономика и уход от налогов

Глобализация, в самом общем смысле этого слова, предполагает об-щее снижение роли национальных границ и постепенное слияние отдель-ных национальных рынков в единое мировое рыночное пространство. Термин этот впервые был запущен в обращение в 80-х годах, однако, идея витала в воздухе уже давно. В действительности, столетие назад мир был в некотором смысле даже более глобализован - люди гораздо чаще переез-жали из страны в страну в поисках работы. Хотя, конечно, по-настоящему, процесс стирания границ между государствами стал развиваться в послед-ние три десятилетия, когда благодаря революционным преобразованиям в области связи и транспорта люди и капиталы получили возможность перемещаться с колоссальной скоростью.
Глобализация экономики прежде всего повышает мобильность ка-питала, позволяя ему функционировать в наиболее выгодном для него режиме. Все субъекты хозяйствования оказываются значительно более мобильными - ТНК, мелкие и средние фирмы, индивидуальные инвесторы. ТНК организуют разработку своих изделий в одной стране, изготовление - в другой, продажу - в третьей. Это позволяет минимизировать издержки и максимизировать прибыли. Оснащение все большего числа средних и мелких компаний состоит только из компьютера, телефонного аппарата, модема, что снимает технические трудности создания их в любой части земного шара. Ценные бумаги, портфельный капитал можно практически мгновенно и с минимальными затратами перебрасывать с одного конца земного шара в другой.
Для субъектов хозяйствования национальные границы производства практически сняты, однако, и в условиях глобализации в разных странах сохраняются существенные различия в ставках налогообложения доходов, что оказывает сильное воздействие на поведение субъектов хозяйствова-ния. Размещение ими капитала с учетом особенностей отдельных стран, использование юрисдикций с минимальным налогообложением процентов и прибыли (off-shores) дают возможность сократить производственные и транспортные издержки, и прежде всего налогооблагаемую базу.
В течение последних двадцати лет поразительные успехи в техно-логии и революция в телекоммуникации существенно упростили возмож-ности оптимизации налогов или ухода от них. А как некогда заметил британский министр финансов Денис Хейли, "граница между оптимизаци-ей и уклонением от налогов - толщиной с тюремную стену" .
Большие проблемы для налоговых органов создает глобальное рас-пространение Интернета. Во-первых, Интернет - это совершенно новый канал перемещения товаров и услуг от продавца к потребителю, и налого-обложение виртуальных товаров - куда более проблематичный процесс, чем налогообложение товаров реальных. Простой пример: музыкальное произведение теперь можно загрузить с сайта продавца, который вообще неизвестно где находится, - для этого вам не нужно ни дисков, ни пленок. Подобным образом могут быть дематериализованы и другие продукты, не позволяя налоговому инспектору обложить их налогом. Идея нового интернет-налога (так называемый "побитовый налог"), основанного на привязке к объему передаваемой информации, вряд ли является решением проблемы и наверняка встретит серьезное сопротивление тех, кто не особенно торопится пускать налоговиков в кибернетическое пространст-во .
Дематериализоваться с помощью Интернета может и сам налогопла-тельщик. Идея налогообложения основана на знании того, кто должен платить, однако, в ситуации, когда налогоплательщик - это просто некото-рая сумма анонимных электронных денег, защищенных, к тому же, совре-менными криптографическими кодами, определить это будет непросто.
Интернет еще более упрощает для транснациональных корпораций перемещение активов в зоны налогового благоприятствования, которые физически расположены очень далеко от клиентов компании, однако, виртуально находятся на расстоянии одного щелчка компьютерной "мы-ши". И теперь уже многие компании в состоянии создать нечто подобное корпорации Руперта Мёрдока, который с 1987 года заработал в Велико-британии более 1,4 миллиардов фунтов (2,3 млрд. долл.) доходов и не заплатил здесь ни пенни налога .
Сегодняшняя оффшорная индустрия развилась в глобальный бизнес, проникший во все уголки мира, охватывающий, так или иначе, примерно половину объема мировых финансовых сделок.
Впервые термин "оффшор" (off-shore) появился в американской прессе в конце 50- х годов и подразумевал уход финансовой организации от правительственного контроля путем географической избирательности своей деятельности. Иными словами, компания, деятельность которой должна была контролироваться и регулироваться правительственными органами США, переместила такую деятельность на территорию, обла-дающую более выгодными налоговыми условиями.
Среди особенностей нынешнего регулирования оффшоров следую-щие:
 отказ от сотрудничества с налоговыми ведомствами «материн-ских» стран и отсутствие соглашений в этой области;
 непрозрачность норм налогового регулирования, неполнота соот-ветствующей законодательной базы; упрощенность процедур регистрации и управления компаниями; возможность использования «номинальных» владельцев и директоров; формальный характер требований к проведению общих собраний акционеров и советов директоров компаний;
 отсутствие реальной деятельности, минимальные инвестиции и за-нятость населения в стране - налоговом убежище;
 наличие жесткого законодательства в отношении неразглашения банковской и коммерческой тайны лиц, получающих выгоду от установ-ленного налогового режима;
 законодательная защита размещенных в налоговом убежище акти-вов, исключающая возможность их конфискации кредиторами, что позво-ляет использовать данные страны для спасения денег от кредиторов;
 отсутствие государственного валютного контроля и регулирова-ния; сведения по финансовой отчетности минимальны;
 широкое рекламирование себя в качестве территории, которую можно использовать для ухода от налогов, подлежащих уплате в «материн-ской» стране .
Таким образом, при существующей объективной заинтересованно-сти предпринимателей в минимизации своих издержек путем ухода от налогов, сегодня созданы легальные возможности реально решать эти задачи. Как следствие этого
 усиливается противоречие между глобальным характером эконо-мики и локальным характером налогообложения;
 из «материнских стран» уплывают налоги (по оценкам, прямые инвестиции стран «семерки» в экономику налоговых убежищ Карибского бассейна и островов Тихого океана в 1985-1994 гг. выросли более чем в 5 раз и составляют более 2 000 млрд.долл. Темпы роста инвестиций в офф-шорные зоны значительно превышают средние темпы роста зарубежных капиталовложений) ;
 в системе глобальной экономики капитал оказывается в лучшем положении, чем наемный труд, потому что он более мобилен. Если не будут приняты необходимые меры, государствам придется и дальше снижать нагрузку на мобильных налогоплательщиков, перекладывая ее на не столь подвижных активных занятых, чей завод нельзя в одночасье переместить в другую страну;
 вследствие переноса фискальной нагрузки на труд (т.е. заработ-ную плату) налоговые системы могут стать менее справедливыми (их перераспределительная функция будет сокращаться); сужение базы нало-гообложения будет сопровождаться изменением нагрузки на плательщиков (тем из них, кто не сможет воспользоваться предоставляемыми глобализа-цией возможностями по уходу от налогов, придется нести двойную нагруз-ку).
Противостоять этому крайне сложно. Любая предлагаемая програм-ма оказывается «преодолимой», а ее реализация крайне конфликтной. Наиболее часто предлагается следующее:
1. Перенос базы обложения с прибыли на потребление и материальную собственность, поскольку и то и другое менее мобильно, их труднее спрятать. Интересно отметить, что еще в 1913 г. в США 60% всех нало-говых поступлений составляли налоги на собственность, а в наши дни - лишь порядка 10% .
2.Гармонизация в международном масштабе налогообложения наи-более мобильных товаров, капиталов и факторов производства, т.е. как минимум сближение ставок соответствующих налогов. Некоторые полити-ческие силы полагают, что Мировая Налоговая Организация должна занять свое место в ряду таких организаций, как ООН, НАТО, МВФ и ВТО. Однако реализация такой задачи - дело чрезвычайно сложное. ОЭСР, например, на сегодняшний день не обладает должной властью, особенно над странами, которые не входят в эту организацию. Возможности Евро-союза в плане предотвращения налоговой конкуренции выглядят более предпочтительными: Евросоюз может направлять странам-членам соответ-ствующие директивы, задействовать возможности Европейского суда, что ведет к определенной гармонизации налогового климата. Однако любой успех ЕС в этом направлении делает его страны более уязвимыми к дейст-виям государств, не являющихся его членами.
Процесс гармонизации налогообложения может стать мучительным и весьма продолжительным, поскольку слишком много стран заинтересо-ваны в сохранении нынешней ситуации. Заблуждаются те, кто полагает, что оффшорная индустрия присуща лишь развивающимся «островным» государствам. В число 80 стран и территорий, создающих льготные усло-вия для международной экономической деятельности, входят США, Кана-да, Великобритания, Франция, Япония. По данным западноевропейских источников, британская казна за 1994-1999 гг. получила в виде прямых или косвенных налогов с британских оффшорных территорий около 8 млрд.долл.. Суммарная прибыль торгового флота Великобритании, зареги-стрированного в оффшорах, за те же годы составила около 6 млрд.долл.. На Каймановых островах зарегистрировано свыше 500 оффшорных банков, в том числе 43 из 50 крупнейших банков мира .
Следовательно, проблема борьбы с уходом от налогов (а это основ-ной сегмент в структуре теневой экономики) становится проблемой, реше-ние которой возможно только в результате объединения международных сил. Они должны быть направлены на усиление роли международных налоговых соглашений с особым упором на многосторонние договоры. Прежде всего, нуждается в повышении уровень сбора и обмена между странами соответствующей информацией. Специалисты ОЭСР считают целесообразным пересмотр налоговых соглашений с целью ограничения льгот юрисдикциям, включившимся в пагубную (unfair or harmful) налого-вую конкуренцию. Предлагается также исключить всякую неоднозначность в отношении внутренних мер по борьбе с махинациями в данной сфере. «Материнским» странам, находящимся в договорных отношениях с офф-шорными центрами, дан совет выйти из этих договоров. Наконец, страны должны оказывать друг другу помощь при взыскании фискальных плате-жей, проведении встречных налоговых проверок и осуществлении про-грамм подготовки необходимого персонала.
Можно ужесточить национальные законодательства «материнских» стран, сведя к минимуму возможности ухода от налогообложения, в част-ности, введя законодательное регулирование трансфертных цен. При использовании трансфертных цен бремя доказательства того, что экономи-ческая деятельность по заключенным сделкам действительно имела место, должно лежать на налогоплательщике. «Материнские» страны вправе ввести налог на платежи в оффшорные центры со значительно повышен-ной ставкой. Если «природа» дохода связана с пагубной налоговой конку-ренцией, то возможны отказы от соглашений об избежании двойного налогообложения.
Целесообразным представляется введение (там, где его нет) режима информирования национальных налоговых ведомств резидентными компа-ниями об их международных сделках и операциях за рубежом. В тех странах, где административные решения относительно налоговых послед-ствий определенных действий налогоплательщика могут быть приняты при планировании сделки (так называемые предварительные решения), следует обеспечить гласность условий принятия, отказа и отзыва таких решений.
Страны, имеющие тесные политические, экономические и другие от-ношения с налоговыми убежищами, бесспорно могли бы, при желании, оказывать большее влияние на примыкающие к их территории оффшорные зоны. Последние без их поддержки вряд ли смогли бы сохранить свои налоговые режимы.
«Международный режим ухода от налогов» сложился и эффективно действует. Его наличие делает практически неэффективными меры нацио-нального законодательства по борьбе с уходом от налогов. За оффшорами стоит многомиллиардное лобби, создавшее индустрию налоговых убежищ в интересах обслуживания самых богатых людей земного шара. И веду-щаяся за изменение режима их функционирования борьба нередко являет-ся не столько борьбой за «обуздание», сколько за «оседлание» оффшорных зон.

3. Глобализация и криминальная экономика.

Криминальная экономика, как правило, требует высокой степени ор-ганизации и, следовательно, является «вотчиной» прежде всего преступных организаций разного масштаба и различной степени стабильности. Общей тенденцией в последние годы является усиление транснационального характера организованной преступности, глобализация таких преступле-ний, как производство и сбыт наркотиков, оружия, торговля детьми и женщинами, человеческими органами. Глобализация создает благоприят-ные условия для интернационализации преступного мира, который не медлит с использованием предоставляющихся возможностей.
Масштабы производства в рамках криминальной экономики неук-лонно растут. Так, по оценке Генерального секретаря Интерпола, доходы от нелегального оборота наркотиков в мире в 1999 г. составили около 500 млрд.долл., что эквивалентно 8% объема мировой торговли .
Происходит переплетение криминальных видов деятельности, в ча-стности, имеются многочисленные примеры связи наркомафии с торгов-цами оружием. В печати появились сведения, заимствованные из Доклада американского национального бюро по борьбе с наркотиками, о связях российской организованной преступности с колумбийскими наркобарона-ми. Помимо субмарин и вертолетов, российские мафиози предлагают последним ракеты типа «земля-воздух», автоматы АК-47, реактивные гранатометы. В 1997 г. секретная операция американских и латиноамери-канских спецслужб предотвратила передачу картелю КАЛИ представите-лями российской организованной преступности 12 портативных взрывных устройств большой мощности в обмен на 150 кг кокаина .
Среди экономистов широкое распространение получила точка зре-ния, согласно которой либерализация режима производства и потребления криминальных товаров и услуг должна вести к ограничению масштабов явления и упрощению общественного контроля за ним. Как нам представ-ляется, эта позиция крайне поверхностна и противоречит имеющимся многочисленным фактам.
Так, например, согласно исследованию Международной организа-ции труда (МОТ), посвященному сексуальной эксплуатации женщин в Юго-Восточной Азии, в четырех странах региона – Индонезии, Малайзии, Таиланде и на Филиппинах размеры сектора сексуальных услуг составляют от 2% до 14% ВВП. «Древнейшая профессия» здесь не запрещена, однако большая часть доходов от нее приходится на нелегальный сектор, за ис-ключением официальной платы за лицензии, а также налогов на гостиницы и увеселительные заведения. По оценкам экспертов МОТ, число проститу-ток в Таиланде в три раза превышает цифры официальной статистики, а общее количество в той или иной степени кормящихся вокруг этого ремес-ла таиландцев достигает нескольких миллионов. И это не только сутенеры, но и врачи, и владельцы недвижимости, и торговцы магазинов в «кварталах красных фонарей», и владельцы туристических агентств .
Или другой пример. Начавшаяся с середины 50-х гг. легализация мягких наркотиков (прежде всего марихуаны) в Нидерландах частично стабилизовала число противоправных действий, связанных с наркотиками, однако кардинального изменения не произошло. Более того, Голландия превратилась в «наркояму» Европы. В Испании же, последовавшей приме-ру Голландии в 1985 г., число зарегистрированных наркоманов возросло с 200 тысяч до 1,6 миллионов человек за счет подключения к потреблению, прежде всего, молодежи и лиц с невысоким уровнем доходов .
По оценкам американских специалистов, прямые и косвенные поте-ри американского общества вследствие потребления гражданами нарко-тиков составляют примерно 150 млрд.долл. .
Сегодня уже очевидно, что проблемы криминального производства товаров и услуг могут быть решены лишь при условии объединения усилий мирового сообщества, включая деятельность правоохранительных органов, финансовых институтов и пр., для борьбы с самим фактом производства либо его негативными последствиями. Такая постановка вопроса предо-пределена не только масштабами криминальной экономики, ролью в ее функционировании транснациональной организованной преступности, но и сложившейся к настоящему времени специализации целой группы стран на производстве криминальных товаров и услуг.
Не будет преувеличением сказать, что для многих из них криминаль-ная экономика стала основой жизнеобеспечения: годовой объем производ-ства наркотиков в Афганистане составляет порядка 40 млрд.долл.; в «Золотом треугольнике», расположенном на границе Мьянмы, Лаоса и Таиланда ежегодно производится 2600 тонн опиума-сырца, достаточного для выпуска 60% всего героина в мире; по оценкам МОТ, таиландский сексбизнес приносит ежегодно от 22,5 до 27 млрд. долл. доходов .
Страны не могут отказаться от криминального производства не толь-ко потому, что оно чрезвычайно доходно (килограммовый пакет гашиша приносит прибыль в 20-30 тысяч долл.), затрагивает интересы влиятель-нейших групп, имеющих обширные международные связи, но и потому, что его ликвидация потребует реализации дорогостоящих социальных программ для переориентации деятельности населения, создания новых легальных прибыльных отраслей производства. Для этого необходимо объединение финансовых средств мирового сообщества и его интеллекту-альных сил.
Нельзя сбрасывать со счетов и такую проблему, как заинтересован-ность финансовых кругов наиболее развитых стран в пополнении своих банковских активов за счет денег, полученных от реализации криминаль-ных товаров и услуг и отмытых в оффшорах (по оценкам экспертов, примерно половина всех отмываемых ежегодно в мире грязных денег – от 500 млрд. до 1 трлн. долларов – проходит через американские банки) . Лишь незначительная часть наркоденег остается в странах-производителях. Следовательно, борьба с криминальной экономикой напрямую связана с изменением существующего финансового порядка, усилением контроля за операциями по отмыванию денег, с установлением действенного контроля за оффшорами, что возможно только в том случае, если рост криминальной экономики действительно будет признан мировым сообществом в качестве одной из угроз человечеству.

4. Неформальная экономика.

Рамки статьи позволяют нам сделать лишь самые общие замечания о влиянии глобализации на развитие неформальной экономики. Мы прогно-зируем ее рост в ближайшее время за счет двух факторов. Во-первых, как наглядно показывают исследования Центра анализа экономической поли-тики (Нью-Йорк, США) , либерализация внешнеэкономических связей ведет к росту дифференциации стран по уровню душевых доходов и к усилению заинтересованности более богатых стран в использовании деше-вого труда иммигрантов в рамках неформальной занятости. Во-вторых, в развитых странах налоговая нагрузка постоянно растет: налоги на заработ-ную плату, составлявшие в начале 70-х гг. 27%, в настоящее время в Евро-пе преодолели отметку в 42%.
Как следствие этого, все большее число предпринимателей склонны использовать труд неформальных работников . В Германии, например, почти все строительство частных домов и их ремонт – сфера теневой экономики. Расплачиваясь наличными, немецкие домовладельцы сообща-ют в налоговые органы, что строители приходятся им родственниками или знакомыми, помогающими в работе бесплатно. Как было показано выше, именно в связи с «неуловимостью» для налоговых органов ставшего значи-тельно более мобильным в результате глобализации капитала, снижение налогов на заработную плату в развитых странах Запада вряд ли возмож-но в ближайшей перспективе.
Проведенный анализ показывает, что набирающая силу глобализа-ция экономики требует переосмысления самого понятия «теневая эконо-мика» ввиду нарастания противоречий между глобальным характером производства и сохраняющимися национальными формами его регулиро-вания, в частности, налоговым законодательством. На повестку дня встает вопрос о выработке единых международных норм регулирования эконо-мической деятельности, что, однако, будет иметь принципиально разные последствия для различных групп стран и будет сопряжено с нарастанием противоречий между ними, а также в рамках отдельных групп.

1.3. Россия: факторы криминальной глобализации

В последние десятилетия мировое сообщество переживает период ускорения темпов глобальных перемен, когда в условиях информационной революции капиталы, товары и люди передвигаются по миру с небывалой скоростью, развитие мирового рынка приводит к ожесточенной конкуренции, а карты регионов беспрерывно перекраиваются из-за этнических, конфессиональных и политических конфликтов.
Глобализация социальных и экономических процессов породила и глобализацию преступности, делая ее все более организованной, транснациональной и изощренной. Преступные организации, гораздо быстрее, чем государственные системы разных стран, реагируют на развитие всех типов коммуникаций, на любые смягчения пограничного контроля и облегчение передвижений.
Происходящие процессы особенно мощно детерминируют развитие организованной преступности в странах переходного периода. Очевидно, что любое из таких государств в значительной степени подвержено организованной преступности. Несмотря на низкий уровень развития их экономической системы, преступные организации, действующие в основном как транснациональные предприятия, охотно инвестируют в потенциал экономики, переживающей переходный период. При этом риски, связанные с этими инвестициями более низки, поскольку деятельность судебных и правоохранительных органов этих стран редко является успешной .
Поскольку Россия является государством, все еще находящимся в переходном периоде создания демократических институтов и рыночной экономики, она представляет собой превосходную цель как для зарубежных преступных организаций, так и для собственной национальной организованной преступности, которая также приобретает все более выраженный транснациональный характер. Таким образом, Россия подвержена двойному воздействию организованной преступности: извне и изнутри. Ее природные и людские ресурсы используют для обогащения преступные организации, проникающие из-за рубежа. Нередко этому способствуют их альянсы с национальными преступными организациями и сообществами, обеспечивающими такую деятельность изнутри, или действующие самостоятельно.
Развитие транснациональной преступной деятельности в России несомненно обусловлено общими факторами, детерминирующими ТОП во всем мире. Между тем, имеются и свои специфические особенности для привлечения внимания со стороны транснациональных преступных организаций. Названные факторы весьма разнообразны и по содержанию и по механизму действия. Одни из них играют формирующую роль в этом процессе, другие лишь способствуют, облегчают деятельность транснациональных преступных организаций (ТПО). Так или иначе, имея объективный характер, эти факторы существуют в различных сферах жизни общества, преобладающими из которых являются экономическая и политическая сферы.
Транснациональная организованная преступность - явление по своей природе экономическое. По сути, это одна из отраслей экономики, производящая и поставляющая на мировые рынки незаконные товары и услуги, либо законные продукты незаконными способами, и инвестирующая полученный в итоге капитал, в том числе и в законные сферы экономики .
Россия, похоже, уже заняла свое место в отлаженной системе транснациональной организованной преступности, прежде всего как рынок сбыта запрещенных товаров (наркотики, оружие), а также товаров, поставляемых незаконными способами (краденые автомобили, контрабанда антиквариата, табачных и винно-водочных изделий и др.). Из России, фактически по тем же каналам, поставляются люди (особенно женщины), культурные ценности, природные, в том числе биоресурсы.
Процессы транснационализации национальной организованной преступности в России, как и проникновение в нее ТПО со всего мира, начались не так давно. Этому, в первую очередь, способствовали глобальные процессы, произошедшие в конце ХХ века. После окончания "холодной" войны началось быстрое расширение экономических и социальных связей России с другими государствами. Распад Советского Союза и образование вокруг России самостоятельных, но экономически слабых и незащищенных государств с фактически неохраняемыми границами, создал широкие возможности для развития транснациональной экономической деятельности на всей территории постсоветского пространства. Размах такой деятельности можно считать в значительной степени отражением возможностей, появившихся в результате перестройки международных отношений и изменений, произошедших в самих государствах Содружества.
К 1991 году, по данным Госкомстата, в России неудовлетворенный спрос на товары достиг 233 млрд. рублей. Действовавший долгое время «железный занавес», обеспечивавший в значительной степени ограничение на большинство товаров и услуг, прекратил свое существование, и обширные территории, представляющие собой огромный рынок с неудовлетворенным спросом как на легальные, так и на запрещенные товары и услуги, оказались в фокусе внимания транснациональных преступных организаций.
Развитие международной торговли России, как со странами дальнего зарубежья, так и со странами СНГ, во многом обязано введению системы свободной торговли в последнее десятилетие. Общей мировой тенденцией является значительное увеличение объемов мирового импорта: за двадцать лет с 1970 по 1990 его объем увеличился в 10 раз с 330 940 млн. долларов США до 3 533 383 млн. долларов . Внешнеторговый оборот России в 2001 году составил 156 млрд. долларов.
При наличии таких огромных партий товара и постоянном характере их поставок легко использовать легальную торговлю в интересах транснациональных преступных организаций (ТПО). Формы использования могут быть различны: документальное прикрытие легальным товаром нелегального, смешивание партий легальных и нелегальных товаров и др. Так, например, развитие технологии контейнерных перевозок привело к увеличению использования контейнеров для контрабанды больших объемов запрещенных товаров через границы.
Вместе тем, спецификой товарооборота России являются значительные объемы официально нерегистрируемого импорта, которые в среднем достигают 10 млрд. долларов в год. Эти товары привозятся в Россию так называемыми «челноками», мелкими предпринимателями, выезжающими за рубеж в качестве туристов. Пользуясь такими поездками, они доставляют импортные товары своими силами из разных стран мира, среди которых основное место занимают Китай, Корея, Турция, Греция. Среди этих людей находится немало курьеров преступных организаций, которые привозят в Россию под прикрытием легальных товаров, в основном, наркотики. Так, например, для доставки эфедрина из Китая нередко используются такие российские «туристы». Зафиксирован случай, когда при досмотре их багажа только за один раз было обнаружено 82 килограмма эфедрина стоимостью 175 тысяч долларов.
В целом российские государственные границы становятся все более прозрачными, и их значение существенно снижается. Создание торговых зон с очень слабым таможенным контролем и символическая охрана большей части границ создали благоприятный климат для транснациональных преступных организаций. Люди, товары, деньги, наркотики и оружие циркулируют по разным областям практически без каких-либо барьеров.
Между тем, рост товарооборота во всем мире сопровождается развитием международных финансовых сетей, через которые ежедневно проводится до одного триллиона долларов. Использование ограниченного числа твердых валют в рамках глобального механизма товарообмена способствует росту объема транснациональных экономических сделок. Масштабы и сложность таких сделок значительно затрудняют процесс регулирования и контроля денежных потоков со стороны правительств . Скорости перевода денег через национальные границы и низкие возможности их идентификации повышают возможности для совершения незаконных сделок и легализации преступных доходов.
В России все крупные преступные организации и сообщества занимаются легализацией собственных доходов. При этом, помимо существующих традиционных способов «отмывания» денег, для облегчения названных процессов российские ТПО используют промышленные, торговые, зрелищные и другие предприятия. Каждый лидер преступной организации или сообщества является руководителем или соучредителем 3-6 таких «легальных» предприятий. Кроме того, для «отмывания» денег используются банковские учреждения, в том числе и зарубежные. Особенно в последние годы для этих целей использовались банки оффшорных зон.
С масштабами развития международной торговли тесно связано и развитие международного транспорта и скорости международных перевозок. Современный транспорт позволил упростить и ускорить пересечение национальных границ и значительно расширил возможности людей и товаров в передвижении по миру.
О масштабах роста объемов, например, пассажирских перевозок на международных авиалиниях свидетельствуют следующие данные. С 1960 по 1974 годы объем пассажирских перевозок возрос с 26 млрд. пассажиро-миль до 152 млрд. К 1992 году этот показатель уже оценивался в пределах от 600 до 700 млрд. пассажиро-миль . Такие людские потоки через национальные границы в значительной степени способствуют с одной стороны вербовке людей для работы на ТПО, а с другой облегчают их деятельность в торговле людьми, их поставке на международные рынки труда, секс индустрии и др.
Возросшие возможности в передвижении по миру для российских граждан связаны не только с развитием международного транспорта, но и с самой реальной возможностью выезда за рубеж, облегчением процедур оформления таких поездок. А безвизовые режимы для большинства стран ближнего зарубежья, некоторых территорий Китая, Монголии, Восточной Европы, а также формальные визовые режимы в Турции и в ряде стран Юго-Восточной Азии позволяют выезжать россиянам туда и обратно без каких-либо препятствий.
Между тем, миграция все чаще является фактором, детерминирующим негативные процессы в обществе. Способствуя развитию преступности в целом, миграция с одной стороны выступает в качестве одной из существенных детерминант ее организованных, особенно транснациональных форм, а с другой –является необходимым элементом такой прибыльной сферы транснациональной организованной преступной деятельности как торговля людьми с целью их криминальной эксплуатации. Кроме того, она способствует сокрытию следов торговцев людьми при перевозке их в места назначения, а также в значительной мере детерминирует процессы формирования сети распространения запрещенных законом товаров.
В России, как и в большинстве стран СНГ и Восточной Европы, равно как и для других стран, находящихся в переходном периоде, усилению процессов миграции способствуют такие факторы как бедность, безработица, инфляция, война и отсутствие надежды на будущее. Например, более чем 120 миллионов людей в Восточной Европе зарабатывают менее 4 долларов в день . В странах СНГ, после распада Советского Союза экономические кризисы и инфляция выкачали все сбережения людей. В России около 70% безработных – женщины. Средняя зарплата в государствах СНГ не превышает 30 долларов в месяц, а в маленьких городах она составляет менее половины этой суммы . Это основные факторы, облегчающие ТПО вербовку людей для их последующей криминальной эксплуатации в странах назначения. Особенно эти процессы облегчают транснациональным преступным организациям торговлю женщинами и поставку их на рынки секс индустрии.
Тогда как одни миграционные потоки направляются из страны и обеспечивают прибыльный бизнес преступным организациям и организованным группам за ее пределами, на развитие внутрироссийского криминального рынка значительное влияние оказывают другие миграционные потоки, направленные в Россию из-за рубежа.
Количество иностранных граждан, въезжающих в РФ, ежегодно возрастает. По оценкам экспертов, общее количество иностранцев, прибывших на территорию страны, увеличилось с 1995 по 2000 год почти вдвое с 10 до 19 млн. человек.
Кроме того, миграция ведет к образованию сети этнических диаспор, которых в России существует несколько десятков, как из стран ближнего, так и дальнего зарубежья. Известно, что собственные диаспоры с успехом используют почти все транснациональные преступные организации. Прибывшие в Россию мигранты, особенно если они это сделали нелегально, нередко вовлекаются в преступную деятельность, пополняя этнические криминальные структуры, а также обеспечивают удовлетворение других нужд ТПО.
Наиболее активными из всех этнических преступных организаций, действующих на территории РФ, являются азербайджанские, армянские, грузинские, китайские, вьетнамские, корейские, нигерийские, афганские группировки. Вместе с тем, внутренние миграционные процессы обуславливают действие на территории различных субъектов федерации и внутрироссийских этнических преступных формирований, в основном из северокавказских республик РФ, в частности чеченских и ингушских.
ТПО часто используют в своих интересах национально-патриотические чувства этнических групп, особенно в тех случаях, когда полной интеграции групп иммигрантов в принявшей их стране не произошло. Даже случайное участие в преступной деятельности или отдаленная причастность к ней могут произвести значительно больший эффект, нежели законные операции. Кроме того, проникновение в этническую среду чрезвычайно затруднено. Языковые и культурные барьеры представляют собой своего рода механизмы самозащиты, которые подкрепляются родственными связями и осторожным отношением к органам власти .
Отрицательное влияние миграционных процессов усиливается, когда они вступают во взаимодействие с другими негативными социально-экономическими и политическими факторами. В целом, можно констатировать, что миграция и глобализация экономических и социальных процессов взаимообусловлены, поскольку глобализация экономики, способствует росту миграционных процессов, а увеличение миграционных потоков обеспечивает развитие глобальных перемен, происходящих в жизни общества. Действуя взаимосвязанно, они детерминируют транснационализацию организованной преступности как свое следствие, поскольку она чутко реагирует на любое появление дополнительных возможностей для получения сверхприбыли и ухода от социального контроля.
Эти же процессы способствовали и возникновению многонациональных мегаполисов, которые являются узловыми элементами мировой экономической системы, а также сосредоточением капитала и материальных благ и потому играют важную роль в развитии трансграничных связей. Такие города служат базами, откуда преступные организации могут осуществлять свои операции. Эти центры деловой активности выполняют важную роль в перемещении законных товаров, однако, также используются в качестве перевалочных баз запрещенных товаров.
В России такими мегаполисами являются Москва и Санкт-Петербург, которые демонстрируют одни из самых высоких показателей организованной преступности в целом (соответственно коэффициенты были равны 14,1 и 23 ), а также преступности в сфере криминального рынка. Так, например, по оценкам экспертов, ежемесячный оборот наркотиков в Москве и Санкт-Петербурге в 1996 году достигал 90 млн. долларов США, а к концу 1998 оптовый оборот от продажи лишь одного героина в течение месяца в столице составил 16 млн. долларов США.
Развитие новых рынков потребления связано в немалой степени и с революцией в области средств коммуникации, которая способствовала развитию системы обмена информацией на глобальном уровне, высветив различия между странами в формах потребления товаров и услуг. Стремление к потреблению мирового уровня, существующего в экономически развитых странах, привело к возникновению новых рынков для таких товаров и услуг. Сложился глобальный мировой рынок, на котором потребители "получили доступ к информации о товарах и услугах из любой страны мира", а деловые круги получили возможности для организации сбыта в общемировых масштабах .
То же можно сказать и о транснациональных преступных организациях, которые предоставляют свои товары и услуги по всему миру. Наиболее ярким примером деятельности мирового нелегального рынка можно назвать незаконный оборот наркотиков, которые стали мировым товаром исключительной важности и превратились в глобальный товар. По некоторым оценкам, мировая торговля наркотиками превышает масштабы мировой торговли нефтью и достигает уровня 400 млрд. долларов в год .
Кроме того, современные системы коммуникаций обеспечивают передачу информации в киберпространстве, практически не оставляя следов, что позволяет сделать ее полностью закрытой и поступающей по назначению из любой точки света за считанные часы. Помимо этого, современные технологии и глобальные информационные системы создают невиданные доселе возможности для транснациональной преступной деятельности и дают преступным группам новые способы для более легкого и успешного проведения незаконных операций .
Компьютерные технологии и сопровождающий их рост сложности методов и масштаба глобальных финансовых операций сделали возможным увеличение объемов, скорости и закрытости международных финансовых расчетов, что повысило возможности транснациональной организованной преступности и уменьшило вероятность ее выявления и пресечения. Это позволяет без проблем легализировать доходы, полученные от различных видов незаконной деятельности. Ежедневно 1 млрд. криминальных долларов вливается в оборот мировых финансовых рынков . Количество и объем сделок, проходящих через международные межбанковские электронные системы, ошеломляющи: каждый день через них осуществляется более 465 тысяч электронных переводов на сумму более 2 триллионов долларов и 220 тысяч сделок .
Процесс развития такой финансовой системы опережает темпы законотворчества. Существует настолько много точек проникновения в мировую финансовую систему, что введение в тех или иных странах ограничений в отношении денежных средств, полученных в качестве дохода от незаконной деятельности, совсем не означает, что операции по отмыванию денег будут пресекаться, а лишь заставляют искать другие каналы получения доступа к этой системе .
По мнению экспертов, этот процесс сильно стимулировал секс индустрию, торговлю радиоактивными материалами на черном рынке, торговлю наркотиками и огнестрельным оружием, торговлю человеческими органами, отмывание грязных денег и многие другие виды деятельности ТПО . Поэтому значительные трудности государственного мониторинга преступной деятельности, облегчение контактов между транснациональными преступными организациями и общий рост транснациональной организованной преступности явились отрицательным результатом успехов в технологии и международных коммуникациях.
Расширение трансграничных операций, осуществляемых ТПО в различных сферах деятельности, связано не только с изменением конъюнктуры рынка, но и с целью уклонения от встреч с правоохранительными органами. Возможности успешной защиты транснациональной организованной преступности от социального контроля обеспечивают ряд факторов, имеющих правовой характер.
Во-первых, это различия систем уголовного правосудия и правоохранительных органов разных стран. Степень этих различий столь велика, что риск быть привлеченным к уголовной ответственности в значительной мере определяется местонахождением преступной организации. Поэтому ТПО стремятся обосноваться в районах наименьшего риска быть привлеченными к ответственности, чтобы оттуда заниматься поставками нелегальных товаров и услуг на те рынки, где можно извлекать максимальную прибыль. Осуществить это можно только с помощью международных операций, которые и позволяют транснациональным преступным организациям действовать из тех районов, где они чувствуют себя недосягаемыми для правоохранительных органов .
Во-вторых, существует фактор сравнительной дезорганизации правоохранительных структур. Он наблюдается почти везде на государственном уровне, и в значительной мере способствует распространению и развитию транснациональной организованной преступности.
Положение дел в этой сфере в Российском государстве в значительной мере отражает наличие названных правовых факторов. Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, вследствие своей пробельности и отставания от изменений в общественной жизни, служит криминогенным условием развития, в том числе и транснациональных форм организованной преступности. Наиболее ярким примером является отсутствие в отечественном законодательстве регламентации ответственности за вербовку людей для их последующей криминальной эксплуатации и торговлю ими для этих же целей. Кроме того, отсутствует специальное законодательство, регламентирующего борьбу с организованной преступностью и коррупцией .
Правоохранительная система, ослабленная, парализованная и разрушенная непрерывными «политическими» реорганизациями, непрофессиональным руководством, нищенским обеспечением, «бегством» квалифицированных кадров, новой политической ангажированностью, оказалась неспособной противостоять не только организованной, но и элементарной преступности. Один только КГБ в Москве потерял 50% кадрового состава, разбежавшегося в коммерческие, а иногда и в криминальные структуры .
Предупреждение, пресечение и успешное расследование деятельности организованных преступных групп всегда было связано с огромными трудностями во всех странах даже в лучшие времена. Поэтому многие традиционные преступные организации десятилетиями выживали даже при значительном правительственном давлении. Но современные государства сталкиваются сегодня с транснациональными преступными организациями, которые являются намного более могущественными, чем большинство их предшественников. Они осуществляют глобальные операции, и для правоохранительных органов какой-либо одной юрисдикции очень проблематично нейтрализовать наиболее значимые сферы их преступной деятельности.
Особенно это положение верно применительно к российской национальной правоохранительной системе, которая имеет значительные просчеты в правоприменительной практике, пассивна и коррумпирована, слабо информационно и технически оснащена, а уровень доверия к ней населения постоянно снижается. Осложняют процессы противодействия организованной преступности, существующее формальное осуждение коррупции и мафии и формально же проводимые кампании «борьбы с коррупцией», «борьбы с организованной преступностью». На деле фактически ежедневно общественность через средства массовой информации, знакомится с материалами о связях многих политических деятелей и высших государственных чинов с криминальными структурами, уличением их в коррупции и т.п.
Следует заметить, что коррумпированность государственных служащих сама по себе является одним из факторов, обусловливающих развитие транснациональной организованной преступности. В РФ индекс восприятия коррупции в 2000 году, согласно данным «Трансперенси Интернэшнэл», равен 2.1 (по 10-балльной шкале, где 0 является очень высоким уровнем коррупции), с которым она занимает 82 место из 90.
Криминогенную роль играют и недостатки системы уголовной юстиции, в основном связанные с ее перегрузкой и судебными ошибками. Отсутствие правового обеспечения безопасности участников процессов по делам об организованной преступности (свидетелей, потерпевших, экспертов, а также самих судей), их незащищенность от физического воздействия часто разрушают доказательственную базу и ведут к прекращению уголовных дел. Аналогичное действие оказывает и отсутствие программ реальной помощи потерпевшим от организованной преступности.
Кроме того, среди факторов, детерминирующих транснационализацию организованной преступности, немаловажную роль играет криминализация всех форм политической жизни. Согласно политологическим оценкам ситуации, если в условиях общества со слабыми традициями самоорганизации, но в то же время с сильными традициями государственного патронажа возникает вакуум легитимной власти, то его заполняет власть криминальная и полукриминальная . Не случайно к власти в стране рвутся владельцы огромных криминальных капиталов; криминально-политические союзы, начиная от местных органов власти и до самого высокого уровня, «плодотворно» в своих интересах руководят страной и практически неуязвимы.
Немаловажную роль играют и дефекты системы государственного управления, создающие возможности манипулирования как самими чиновниками, так и принимаемыми ими решениями. Государственный аппарат раздут и слабо управляем. Как следствие, слабое государство не в состоянии ни противостоять преступным организациям, проникающим для обеспечения собственной безопасности и развития преступного бизнеса в самые высокие государственные структуры, ни защитить свой сектор в экономике, ни предпринимателей, которые бы хотели заниматься честным бизнесом, ни других граждан от коррумпированных чиновников и криминальных организаций. Последние же устанавливают свои правила управления государством и экономикой, и, в конце концов, берут любой бизнес под жесткий контроль, а затем с помощью огромных капиталов создают новые и новые преступные структуры.
Таким образом, трансграничные операции процветают в тех случаях, когда государство оказывается слабым или попустительствует им, а его аппарат коррумпирован или находится в сговоре с такими организациями. Все это создает благоприятную почву для существования и деятельности на данной территории транснациональной организованной преступности.
Не только Россия, но и страны СНГ являются красноречивым примером того, как транснациональные преступные организации могут преуспевать в условиях политической, экономической нестабильности. Преступные организации в этих государствах, несомненно, были и до этого, но активизировать свою деятельность, вывести ее на международный уровень, они смогли только благодаря разрушению такого сильного государства, каким был Советский Союз, и той тоталитарной системы контроля, с помощью которой регулировались все виды поведения в этом государстве.
Современная характеристика состояния и структуры организованной преступности на данных территориях свидетельствует, что она находится в тесной связи с политической и экономической нестабильностью в них, которая позволяет ТПО действовать безнаказанно и все более укреплять свои позиции, используя эти страны, как в качестве базирования, так и в качестве источников различных ресурсов для транснациональной преступной деятельности .
Таким образом, совокупность внешних (существующих на международном уровне) факторов и внутренних, национальных условий обеспечивает не только существование, но и развитие транснациональной организованной преступности. Гибкость и высокая адаптированность субъектов этого вида преступности к изменяющейся ситуации в стране, а также к попыткам сдерживания ее с помощью правоохранительных органов, действие на территориях не связанных между собой юрисдикций, обуславливают эффективную деятельность транснациональной организованной преступности в мире, которая оказывает все большее влияние на состояние и развитие мирового сообщества.
Анализ перечисленных обстоятельств, существующих в Российской Федерации на современном этапе развития, свидетельствует, что, будучи крупным и богатым природными и людскими ресурсами государством, с одной стороны, но ослабленным вследствие сложного переходного периода, с другой, наша страна наиболее подвержена проникновению в нее транснациональных преступных организаций извне, а также транснационализации национальной организованной преступности. Она, несомненно, оказалась в фокусе процессов глобализации преступности, а это значит, что необходимо приложить значительные усилия всего российского общества к противодействию тому, чтобы Россия стала одной из наиболее крупных территорий базирования транснациональной организованной преступности.

1.4. Глобализация информационных процессов и преступность .
1. Глобализация информационных процессов, сопровождающая общую мировую экономическую и социальную интеграцию, не только открыла новые доселе невиданные впечатляющие возможности для прогрессивного развития человечества, но и вызвала одновременно ряд качественно новых глобальных угроз, в том числе необычную уязвимость мирового сообщества перед преступными посягательствами. В этом ряду особое место заняла проблема, связанная с использованием глобальной сети Интернет и соответственно задача эффективной защиты от криминального давления. В настоящее время, во всяком случае, в российской специальной литературе вопросы взаимосвязи глобализации информационных процессов и преступности практически не освещены. Цель данной статьи состоит в попытке восполнить данный пробел и проанализировать современную ситуацию, связанную с киберпреступностью.
Возрастающие возможности Интернета сегодня активно осваиваются миллионами людей. Данный процесс нарастает лавинообразно. Если к концу 1995 г. в мире насчитывалось 25 млн. пользователей Интернета, то к первой половине 2002 г. это число возросло в двадцать раз и составило уже 500 млн. человек, т.е. 8% населения планеты .
В связи с началом реализации Федеральной программы «Электронная Россия» в нашей стране прогнозируется восьмикратное увеличение числа пользователей к 2005 году. Долю электронного документооборота в его общем объеме (в федеральных, региональных и муниципальных органах власти и управления) предполагается довести до 65 процентов внутри ведомств и до 40 процентов в межведомственном документообороте. Да и сейчас этот процесс идет полным ходом: количество пользователей в стране за последние два-три года выросло в пять раз . Правда, это пока немного по сравнению со США. Если у нас Интернетом пользуется 5% населения, то там он охватывает уже 70%, а к 2005 г. эта доля вырастет до 80% . Во всяком случае мы должны исходить из общей стратегической задачи создания единого многоуровневого информационного пространства и сделать все возможное для предупреждения возможных угроз.
Сегодня стало совершенно очевидным, что расширение всемирной паутины и возрастание объема и качества доступных ресурсов сопровождается соответствующим ростом и различных злоупотреблений. В условиях широкого распространения интернет-технологий в экономической и иной деятельности преступность в виртуальной сфере представляет достаточно серьезную угрозу.
Представляется, что криминологическая оценка взаимосвязи преступности и Интернета возможна в трех основных аспектах. Прежде всего речь должна идти о так называемой киберпреступности. Но это хотя и главный, но не единственный объект изучения. В настоящее время почти не привлекла внимания криминологов проблема криминализации Интернета как становления особого его сегмента, нацеленного на сплочение и координацию субъектов криминальной среды. Здесь практически беспрепятственно формируется и пропагандируется криминальная идеология, обеспечивается связь и обмен опытом участников преступлений, обеспечивается координация преступной деятельности. Некоторые криминальные авторитеты создают собственные вебсайты. Так, например, Пудель (В. Податев), бывший «крестный отец» Хабаровска, разместил на своем сайте собственную электронную книгу объемом в тысячу страниц.
Одна из новых разновидностей криминализации Интернета – это появление его теневого двойника. В ряде стран он полностью или частично существует нелегально, в скрытом виде, маскируясь, например, под операции электронной коммерции. Передача компьютерных данных здесь происходит не с помощью сайтов, а путем передачи по цепочке компьютеров .
Также почти не освоена криминологами и проблема превентивных возможностей Интернета – его использования для борьбы с преступлениями, причем, не только со специфическими компьютерными, но и другими видами преступлений, особенно транснациональными и организованными. На эту тему в отечественной литературе появляются только первые публикации .
Министерство юстиции США еще в 2000 году создало в Интернете сайт, призванный бороться с компьютерной преступностью. На сайте публикуются правительственные пресс-релизы, выступления политиков, результаты слушаний в Конгрессе и другие документы, связанные с проблемой борьбы с киберпреступностью .
В литературе справедливо отмечаются такие неоспоримые преимущества Интернета, как предоставление широкого спектра информационной базы и активный, практически неограниченный поиск требуемой информации. Поэтому социальная информация, отражающая состояние преступности, деятельность государственных, социальных органов по борьбе с ней, размещаемая на веб-страницах, должна занимать особое место. По некоторым предложениям, это могут быть так называемые электронные атласы преступности. В доступности и открытости показателей преступности должны быть заинтересованы, прежде всего, сами правоохранительные органы. Во-первых, это индикатор эффективности их деятельности. Во-вторых, оперативность предоставляемой информации позволит гораздо быстрее реагировать на криминальные проявления субъектам борьбы с преступностью всех уровней (В.В. Молокоедов, 2001).
Эффективная деятельность любого государства невозможна без адекватной оценки растущей угрозы со стороны преступности. Как известно, в настоящее время помимо внутренних, все более значительную роль играют и внешние криминальные угрозы. Также известно, что они приобрели глобальный мировой размах. Очень важно отслеживать, идентифицировать их как на федеральном, так и на региональных уровнях. Однако складывается впечатление, что такая работа у нас в стране если системно и ведется, то скорее в закрытом режиме. Между тем известен положительный опыт обобщения и обнародования соответствующей информации.
В данном направлении много делается по линии ООН. Так, в 1999 г. Центр предупреждения международной преступности ООН опубликовал Всемирный отчет о преступности и правосудии. В декабре 2000 г. Совет национальной безопасности США обнародовал пространный документ «Оценка реальности угрозы, исходящей от международной преступности» . Сравнительно недавно государственный департамент США опубликовал в Интернете очередной доклад «Особенности глобального терроризма в 2000 году» . Полиция Японии ежегодно издает «Белую книгу» о состоянии и тенденциях преступности в этой стране, включая ее международные аспекты .
Полагаем целесообразным опубликование соответствующей информации применительно к России не только научными ведомствами, но и официальными российскими органами (например, Советом Безопасности или Генеральной прокуратурой РФ). Пусть многостраничные доклады пока не смогли спасти США от страшного нападения террористов в сентябре 2001 г. Но это тем более не отменяет, а наоборот, усиливает значимость сбора, обобщения соответствующей информации и обмена ею между государствами, стремящимися решительно противодействовать организованной преступности и терроризму. Страницы Интернета в этом плане – самое удобное место для их изучения и обмена.
2. Вернемся к киберпреступности. Согласно рекомендациям экспертов ООН, данный термин охватывает любое преступление, которое может совершаться с помощью компьютерной системы или сети, в рамках компьютерной системы или сети или против компьютерной системы или сети. В принципе оно охватывает любое преступление, которое может быть совершено в электронной среде .
По объекту посягательства выделяются следующие группы киберпреступлений: экономические компьютерные преступления, компьютерные преступления против личных прав и неприкосновенности частной сферы, компьютерные преступления против общественных и государственных интересов .
По характеру использования компьютеров или компьютерных систем можно выделить три вида киберпреступлений: деяния, где компьютеры являются предметами преступлений (похищение информации, несанкционированный доступ, уничтожение или повреждение файлов и устройств и т.п.); действия, где компьютеры используются как орудия преступления (электронные хищения и т.п.); преступления, где компьютеры играют роль интеллектуальных средств (например, размещение в интернете порносайтов) .
Какова динамика киберпреступности в настоящее время? По оценкам экспертов Международной торговой палаты (МТП), число преступлений, совершаемых при помощи Интернета, растет, причем пропорционально числу пользователей. По данным Интерпола Интернет стал той сферой, где “преступность растет самыми быстрыми темпами на планете”.
Массовое распространение киберпреступности, ставящее безопасность тысяч пользователей в зависимость от единиц мошенников, началось всего лишь несколько лет назад. Однако по прогнозам экспертов, повсеместная разработка и применение современных технологий наряду с плохо оснащенными органами компьютерной безопасности неизбежно приведут к созданию глобальной организованной сети киберпреступников.
Все больше признаков свидетельствует о том, что применительно к случаям преступлений в компьютерной сфере можно говорить об организованной преступности. По данным американского ФБР, за несколько месяцев 2001 г. был раскрыт "ряд организованных групп хакеров из Восточной Европы, прежде всего, из России и Украины". В 20 федеральных штатах сотрудники ФБР выявили 40 жертв преступлений хакеров, чаще всего это были фирмы или банки .
Еще в марте 2001 г. ФБР специально предупреждало американские компании об угрозе со стороны хакеров, причем, что характерно, главным образом, из России и Украины. Хакеры взламывают сайты компаний, занимаются торговыми и финансовыми операциями в Интернете и похищают номера кредитных карт клиентов. Затем они угрожают опубликовать их или передать мафии, если фирмы не заплатят довольно крупную сумму. Только в 2000 г. был украден примерно миллион номеров кредитных карт. Противоправная деятельность хакеров нанесла коммерческим фирмам ущерб на сумму более 1,5 млрд. дол .
В настоящее время в США проблема компьютерной преступности стоит довольно остро. Опубликованное недавно исследование ФБР Computer Crime and Security Survey показало, что число киберпреступлений в этой стране стремительно нарастает. Достоверный учет затруднен тем, что потерпевшие крайне редко обращаются в соответствующие органы с жалобами. При этом 90% опрошенных ФБР сталкивались за последний гол с разного рода нарушениями в сети, но лишь 34% из них сделали необходимые заявления .
Структура компьютерной преступности в США выглядит следующим образом. По данным одного из изучений, 44% составили кражи денег с электронных счетов, 16% - повреждения программного обеспечения, столько же – похищение секретной информации, 12% - фальсификация информации, 10% - заказ услуг за чужой счет .
В Германии в 2000 году было зарегистрировано 56 700 компьютерных преступлений. Это на 25 процентов больше, чем в предыдущем году. Список возглавляют преступления, связанные со взломом систем, с мошенничеством с кредитными карточками и детской порнографией. Это те виды киберпреступлений, которые, по мнению экспертов, уже давно представляют собой организованную преступность. По данным министра внутренних дел Германии Отто Шили, подавляющее большинство киберпреступлений в этой стране совершается с компьютеров, расположенных за пределами немецкой территории. Следы 80% всех нелегальных вторжений, зарегистрированных отделом преступлений в 2000 году, ведут в США, Канаду, Японию, Австралию и Россию .
В последние годы в Интернете распространился обычный шантаж: преступники угрожают запустить вирусы или взломать компьютерные системы корпораций или государственных учреждений, если им не заплатят выкуп.
"Из всех видов организованной преступности особенно прогрессирует преступность, связанная с детской порнографией", - отмечал Андру Блак из ФБР. При этом порнография, по данным ФБР, часто попадает на Запад из России и других стран Востока.
В начале августа 2001 г. в руки американских следователей попал самый крупный за все времена улов: у них оказались данные о 100 получателях детской порнографии, а также имена многих торговцев. Фирма "Landslide Produktions" предлагала через Интернет 250 тысячам клиентов детскую порнографию из России и Индонезии. Ежемесячный оборот фирмы доходил до 1,4 млн. долларов США . В марте 2002 г. ФБР провело беспрецедентную масштабную акцию по выявлению и аресту подписчиков трех интернетовских сайтов, которые занимались обменом открыток, сообщений и комментариев порнографического характера. Всего было задержано около 40 человек из 26 штатов. Среди них оказались два священника и 6 помощников священнослужителей .
Возможности Интернета интенсивно осваивает и наркомафия. Наркоторговцы и их клиенты все чаще заключают сделки в «закрытых комнатах» чат-каналов, защищенных от посторонних программно-аппаратными средствами. Наркодилеры используют для отмывания доходов интернет-банки. Голландские и канадские компании через Интернет организовали широкую сеть торговли коноплей и ее производными .
По информации "Управления Р" (специального подразделения МВД по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий) в 1999 году количество компьютерных преступлений в России выросло в 12 раз. Всего в 1999 году, по данным МВД, было зарегистрировано 852 преступления в сфере высоких технологий. Наиболее распространенным среди них является несанкционированный доступ к компьютерным и телекоммуникационным сетям. Также много преступлений совершается в электронной коммерции. В названном году непосредственно за совершение компьютерных преступлений было возбуждено 285 уголовных дел, в том числе по статье 272 УК РФ – 206 дел (выявлено 35 виновных, осуждено 22), по статье 273 УК - 79 дел (выявлено 38 виновных , осуждено 16). В 2000 г. всего было зарегистрировано 800 компьютерных преступлений, только за первую половину 2001 г. – уже 922. Специалистами прогнозируется ежегодный существенный рост (200-300%) этого вида преступности ближайшие два-три года. За 2000 год, по данным Управления "Р", раскрыто около 2 тыс. преступлений в сфере высоких технологий. Имеются в виду не только «чисто» компьютерные, но и все преступления, которыми занималось данное Управление (пиратстство, фрикинг, незаконные переговорные пункты, жучки, подслушивающаяя аппаратура и пр.). В российском сегменте Интернета очень развито три вида нарушений - кардинг, утаскивание паролей с помощью т.н. «троянских коней», нарушение авторских прав .
Следует заметить, что широко внедряемые в России глобальные информационные сети становятся дополнительным каналом для проникновения криминала и иностранных разведок. В 2001 г. также зафиксирован рост числа правонарушений в сфере компьютерной информации. Только органами ФСБ в том году было возбуждено более 40 уголовных дел по признакам компьютерных преступлений. Возрастает и угроза ведения так называемой информационной войны .
Борьба с преступностью в области международных компьютерных сетей усложняется, по оценкам экспертов ООН, по трем следующим причинам:
а) для расследования преступлений в электронной среде требуются специальные знания и опыт;
б) Интернет представляет собой открытую среду, дающую пользователям возможности совершать определенные действия за пределами границ государства, в котором они находятся. В то же время следственные действия правоохранительных органов в целом ограничиваются пределами собственного государства;
в) открытые структуры международных компьютерных сетей позволяют пользователям выбирать такую правовую среду, которая оптимальным образом соответствует их целям. Т.е. пользователи могут выбирать такие страны. в которых определенные деяния, совершаемые в электронной среде, не влекут за собой уголовную ответственность. Наличие подобных «информационных убежищ» может сдерживать усилия других государств по борьбе с преступностью с использованием компьютерных сетей .
3. В последние месяцы внимание специалистов было приковано к событиям, связанным с разработкой и принятием Конвенции Совета Европы о киберпреступности. Документ представляет собой плод четырехлетнего труда Комитета экспертов по преступности в киберпространстве. В апреле 2001 г. проект Конвенции был утвержден Парламентской ассамблеей Совета Европы (со значительными поправками), а 22 июня его окончательную редакцию утвердил Комитет по проблемам преступности, подотчетный Комитету Министров.
В ноябре 2001 г. представители 30 стран Европы и Америки подписали данную конвенцию. Это первый международный договор такого рода, который призван содействовать борьбе с мошенничеством, незаконным копированием и взломом компьютерных программ, детской порнографией в интернете и другими подобными преступлениями. В отдельном протоколе запрещается распространение в интернете материалов расистского и антисемитского характера. К сожалению, среди государств, подписавших эту конвенцию, России пока не оказалось. Закон вступит в силу после ратификации пятью государствами, три из которых должны быть участниками Совета Европы.
Названный акт характерен определением четырех основных терминов :
— “компьютерная система” — любое устройство либо группа взаимосвязанных или родственных устройств, одно либо более из которых выполняет автоматическую обработку данных согласно программе;
— “компьютерные данные” — любое представление фактов, информации либо идей в форме, пригодной для обработки в компьютерной системе, включая программу, которая может быть использована для вызова функционирования компьютерной системы;
— “провайдер услуг” — а) любая публичная либо частная организация, предоставляющая потребителям своих услуг возможность сообщения посредством компьютерной системы, и б) любая иная организация, которая обрабатывает либо хранит компьютерные данные в интересах организации, предоставляющей такие услуги сообщения, либо потребителей этих услуг.
— “данные о перемещении” (traffic data) — любые компьютерные данные, относящиеся к сообщению посредством компьютерной системы, которые созданы компьютерной системой, ставшей частью цепочки сообщения, указывая на начало, направление, путь, время, дату, размер, длительность сообщения либо на тип обслуживания, лежащего в его основе.
Раздел 2 закона содержит перечень мер, которые должны будут предпринять на национальном уровне государства, ратифицировавшие Конвенцию.
Здесь непосредственно определены типы и виды преступлений, за которые государства должны установить уголовную ответственность. Проект Конвенции со множеством оговорок для государств-участников выделяет четыре типа таких преступлений:
1) преступления против конфиденциальности, целостности и доступности компьютерных данных и систем. Статьи 2—5 Конвенции относят к ним незаконный доступ (противоправный умышленный доступ к компьютерной системе либо ее части); незаконный перехват (противоправный умышленный перехват не предназначенных для общественности передач компьютерных данных на компьютерную систему, с нее либо в ее пределах); вмешательство в данные (противоправное повреждение, удаление, нарушение, изменение либо пресечение компьютерных данных); вмешательство в систему (серьезное противоправное препятствование функционированию компьютерной системы путем ввода, передачи, повреждения, удаления, нарушения, изменения либо пресечения компьютерных данных).
Статья 6 Конвенции причисляет к компьютерным преступлениям довольно сложный состав — злоупотребление устройствами. В него входит:
— производство, продажа, приобретение для использования, импорт, распространение либо иные способы сделать доступным устройство, включая компьютерную программу, разработанное или приспособленное прежде всего для совершения любого из преступлений, предусмотренных статьями 2—5; компьютерный пароль, код доступа либо аналогичные данные, при помощи которых может стать доступной компьютерная система либо ее часть — при намерении использования их с целью совершения любого из преступлений, предусмотренных статьями 2—5;
— обладание одним из предметов, указанных в пункте (а) с намерением использования их с целью совершения любого из преступлений, предусмотренных статьями 2—5 Конвенции;
2) преступления, связанные с компьютерами. Статьи 7 и 8 Конвенции предусматривают установление ответственности соответственно за подлог и мошенничество, связанные с компьютерами. Под первым понимается противоправное умышленное введение, изменение, удаление либо пресечение компьютерных данных, имеющее результатом недостоверные данные, с тем намерением, что они будут рассматриваться либо на их основании будут совершаться действия для законных целей так, как будто они являются достоверными. Мошенничеством же, связанным с компьютерами, является умышленное противоправное причинение утраты собственности других лиц посредством (а) любого ввода, изменения, удаления либо пресечения компьютерных данных, (б) любого вмешательства в функционирование компьютерной системы с обманным либо нечестным намерением противоправного получения экономической выгоды для себя либо для других лиц;
3) преступления, связанные с контентом (наполнением веб-сайтов). Сюда относятся преступления, связанные с детской порнографией, а именно: создание детской порнографии с целью ее распространения, предложение либо предоставление доступа к ней, распространение либо передача, получение для себя либо для других лиц — посредством компьютерной системы; наконец, владение детской порнографией в компьютерной системе либо в среде для хранения компьютерных данных;
4) преступления, касающиеся нарушения авторских прав и связанных с ними прав. Статья 10 Конвенции обязывает стороны установить уголовную ответственность за нарушение прав, предусмотренных рядом соответствующих международных актов. Для признания их преступлениями такие деяния должны быть совершены преднамеренно, в коммерческом масштабе и посредством компьютерной системы.
Кроме того, Конвенции обязывает стороны установить уголовную ответственность за содействие либо подстрекательство, а также за попытку совершения деяний, предусмотренных статьями 2—10 (всех перечисленных выше преступлений).
Закон также предусматривает установление сторонами уголовной, гражданской либо административной ответственности юридических лиц за преступления, совершенные любым физическим лицом, действующим индивидуально либо как представитель органа данного юридического лица и занимающим в нем руководящую должность. Последнее означает, что такое физическое лицо уполномочено представлять юридическое лицо, имеет право принимать решения в его интересах и осуществлять контроль внутри юридического лица.
Глава 2 второго раздела Конвенции посвящена процессуальным мерам, которые должны принять стороны Конвенции. Они также достаточно четко делятся на группы.
1. Немедленное консервирование хранящихся компьютерных данных. Каждая сторона Конвенции обязана наделить свои компетентные органы полномочиями, позволяющими осуществить быстрое консервирование определенных компьютерных данных, включая данные о перемещении, особенно когда есть основания считать, что эти компьютерные данные особо уязвимы к их утрате либо изменению. Лицо, владеющее такими данными либо имеющее контроль над ними, должно содержать эти данные и сохранять их целостность на протяжении максимум 90 дней для того, чтобы дать возможность компетентным органам потребовать их раскрытия.
Что касается данных о перемещении, то Конвенция обязывает стороны принять меры, необходимые для немедленного консервирования таких данных независимо от того, один или же несколько провайдеров услуг были вовлечены в передачу сообщения, а также для немедленного раскрытия компетентному органу стороны либо лицу, уполномоченному этим органом, достаточного количества данных о перемещении для того, чтобы дать возможность стороне определить провайдеров услуг и путь, по которому было передано сообщение.
2. Принятие каждой стороной Конвенции законодательных и иных мер, необходимых для наделения ее компетентных органов полномочиями, позволяющими им требовать: от лица, находящегося на ее территории — передачи определенных компьютерных данных, находящихся во владении либо под контролем этого лица и хранящихся в компьютерной системе либо в среде для хранения компьютерных данных; от провайдера услуг, предлагающего свои услуги на территории стороны, — предоставления информации о пользователе, относящейся к таким услугам, находящимся во владении либо под контролем провайдера.
3. Поиск и изъятие хранящихся компьютерных данных. Компетентные органы стороны наделяются правом поиска или иного аналогичного доступа к компьютерной системе либо ее части и компьютерным данным, хранящихся в них, а также к носителям компьютерных данных. Кроме того, при основаниях считать, что искомые данные хранятся на другой компьютерной системе либо ее части, и что эти данные могут законно достигаться с исходной системы либо быть ей доступны, эти органы имеют право немедленно продолжить поиск на этой системе. В случае нахождения данных компетентные органы могут поступить следующим образом: изъять компьютерную систему либо ее часть или носитель компьютерной информации; сделать и удержать копию компьютерных данных; обеспечить целостность соответствующих хранящихся компьютерных данных; сделать недоступными либо убрать компьютерные данные.
4. Сбор компьютерных данных, производимый в реальном времени. В соответствии с законом, “компетентные органы” могут как сами собирать либо записывать в реальном времени данные о перемещении и о контенте, связанные с определенными сообщениями на территории стороны и переданные посредством компьютерной системы, так и принудить провайдера услуг в пределах его существующих технических возможностей собирать либо записывать такие данные, а также взаимодействовать и помогать в этом компетентным органам. При этом провайдер услуг обязуется соблюдать конфиденциальность в отношении факта и любой информации об использовании данных полномочий.
Представляется, что принятие данной Конвенции Совета Европы – весьма важный и своевременный шаг. Мировое же сообщество пока не располагает ни международным органом, специально занимающимся интернет-преступностью, ни общемировым кодексом, определяющим масштабы ответственности за соответствующие преступления. В целом ООН пока не выработала какой-то целостной политики в области криминализации киберпреступлений.
Тем не менее в мире предпринимаются определенные шаги в направлении более решительного противодействия новой глобальной угрозе. Так, Международная торговая палата (МТП) создает специальную структуру, которая будет оказывать содействие компаниям во всем мире в борьбе с электронными преступлениями. Создаваемый отдел по борьбе с преступлениями в Интернет, будет работать в тесном контакте с Lyon, французским отделением Интерпола. Новая структура - одно из подразделений службы по борьбе с коммерческой преступностью МТП со штаб-квартирой в Париже, - должна стать первичным источником информации для компаний, которые хотят уберечь себя от преступных действий через Интернет .
Достойно сожаления, что наша страна оказалась сегодня не готова к более тесному международному сотрудничеству в борьбе с киберпреступностью и позитивном использовании Интернета. Хочется надеяться, что ситуация изменится к лучшему и криминологи в этом также примут участие.

2.1. Обзор транснациональной деятельности российской организованной преступности на Западе

1. Приближение к феномену преступности
Понятия
а) «Организованная преступность»
Дискуссия об организованной преступности (далее ОП) представляет собой красноречивое свидетельство того, как на протяжении многих лет определенный криминальный феномен может быть предметом безрезультатных научных споров, в итоге контуры используемого термина не стали более понятными. В то время как в политике без необходимости производятся новые термины, чтобы в основном отрицательно ограничить состояние знаний, широкая общественность находит все больше и больше удовольствия в термине «мафия».
Тем не менее для целей криминологического обсуждения понадобится единое определение термина для осмысления и описания такого примечательного и осязаемого – по крайней мере для добросовестного исследователя - феномена. Очевидное распространение транснациональной деятельности ОП тем более требует согласованного семантического подхода, чтобы способствовать анализу связей и воссозданию длительной и устойчивой международной картины явления.
Теоретическая проблема, перед которой стоит осмысление термина ОП, сводится к двум обстоятельствам. Во-первых - это сущность самой ОП, которая проявляется меньше всего в виде преступлений, а больше в способе их совершения, а также в мотивации участников. Отличительный признак «организованности» сам по себе не является убедительным критерием для сравнения, поскольку в широком спектре от сетевых структур до иерархически созданных и скрытых синдикатов возможно множество организационных форм, которые при этом приходится четко отграничивать от традиционного феномена бандитизма. Во-вторых - это познавательная перспектива исследователя, а также функциональный контекст, в котором происходит наблюдение. Основополагающее значение здесь имеет, с немецкой точки зрения, различие между превенцией и репрессией. В то время как полиция, в рамках своей превентивной деятельности, и тем более службы безопасности, сориентированы на освещение структурных связей, т.е. сбор информации, и так называемую intelligence-деятельность, правосудие в целях осуществления своих репрессивных задач преимущественно фиксировано на юридических критериях отдельно взятых дел.
Отсюда следует, что функциональный контекст употребления термина очень важен. Так, например, с точки зрения немецкого конституционного права принцип nullum crimen, nulla poena sine lege certa потребовал бы от законодателя самые точные определения, если он установил бы термин ОП как признак состава преступления. Такие же жесткие требования возникли бы в том случае, если законодатель захотел бы расширить оперативно-розыскные полномочия полицейских в целях усиления борьбы с ОП. С другой стороны, требования более мягкого рода вытекали бы из принципа правового государства и уважения прав человека в таких случаях, когда просто разграничиваются ведомственные компетенции в целях борьбы с ОП.
Сочетание всех этих условий показывает, что нужно отойти от идеи единой законодательной дефиниции на национальном уровне и использовать вместо этого по возможности открытое рабочее определение, как это принято в полицейской практике Германии, Швейцарии и США. Иначе возникла бы опасность, что через отлитую однажды в законе дефиницию воспринимались бы только те аспекты реальности, которые указаны в данном определении. Следует также опасаться, что при такой форме преступности как ОП, которая проявляется как так называемая преступность контроля (Kontrollkriminalität) преимущественно через проактивные полицейские расследования, небольшие полицейские ресурсы будут всегда концентрироваться только на области известных преступлений, в то время как преступные сообщества могут незаметно внедряться в ниши социальных структур.
Вышеприведенные аргументы против принятия единого законодательного определения на национальном уровне, с другой стороны, не затрагивают необходимость установления единого определения в процессе международного сотрудничества учреждений полиции. Ориентиром по данному вопросу сейчас является статья 2 (а) Конвенции ООН по борьбе с транснациональной ОП, принятой в период с 12 по 15 декабря 2000 года в г. Палермо.
Однако, чтобы проследить, каким образом будут развиваться дальнейшие события в этом плане, должно пройти время. Если в дальнейшем все-таки будут цитироваться самые значимые национальные определения ОП, то только потому, что это необходимо для лучшего понимания представленного статистического материала отдельных стран.

б) «Российская организованная преступность»
Не менее сложным для понимания представляется термин «российская организованная преступность» (далее РОП). Для научно обоснованной дискуссии здесь нельзя ссылаться на этническое происхождение участников группировок, как это, к примеру, долгое время практиковалось в США. При использования такого подхода этническое происхождение понимается как факт существующий a priori, когда в самом деле этот факт сам является конструкцией, которая создается и развивается по самым разным относительно определенных групп лиц мотивам. Подобный подход также опасен, поскольку он может вести к созданию стереотипов и предрассудков.
Наконец, использование этнического понимания термина РОП ошибочно и потому, что представителями РОП являются лишь частично этнические русские, остальную часть составляют представители Кавказа, Балтии, Белоруссии, Украины. В связи с этим ориентация по принципу гражданства, как это практикуется в отчетах о состоянии ОП в Германии («ОП российских граждан») себя также не оправдывает.
Точнее, но обстоятельнее по данному вопросу выразилось Федеральное криминальное ведомство ФРГ (Bundeskriminalamt, далее ФКВ) в ходе работы над аналитическим проектом рабочей группы по борьбе с международной ОП, который просто именовался «ОП группировок из бывшего Советского Союза».
Вместо эксклюзивной (выборочной) ориентировки по принципу происхождения, применяемое в данной работе определение ориентируется на результаты полицейских и криминологических исследований. Большинство авторов сначала замечают определенный этнический «уклон», но в качестве отличительного признака РОП они видят специфический принцип организации – а именно: использование криминальных контактов в различных сетях и в принципиальной независимости от этнического происхождения участников.
Созданные при этом структуры являются недолговременными и зависят от отдельных криминальных возможностей. Иначе, чем в случаях синдикатной ОП, отдельные уголовные деяния не служат подтверждением существования определенной, преимущественно иерархической структуры. Наоборот, в большинстве случаев сама структура зависит от потребностей того или иного запланированного деяния. Тем самым, понятие РОП является не более чем приблизительным сводным понятием, которое должно применяться в том случае, когда не затрагиваются специфические условия определенной страны. Все же оно прельщает своей краткостью и, к тому же, соотносится с доминирующим в американской литературе определением «Russian organized crime».

Криминологические пояснительные модели
В то время как образование современной ОП в странах бывшего СССР по треугольнику «коррумпированная партийная номенклатура - теневая экономика - традиционная преступность» достаточно хорошо описаны, моделей для понимания транснациональной деятельности РОП все еще не хватает. Факт ее распространения в течении последних десяти лет документирован прежде всего в работах журналистов, но и в статистических данных полицейских ведомств во многих странах мира. К сожалению, предлагаемая в данной статье картина достаточно ограничена, поскольку автор может только ориентироваться на европейские и американские источники, исключая тем самым в некоторой степени дальневосточные особенности данной проблемы. Хотя именно здесь распространение РОП, определяемое посредством целого ряда факторов, достигло по меньшей мере таких же драматических масштабов как на Западе.
Отсутствие систематических данных о распространении РОП в пределах исследуемого здесь географического пространства связано не только со сложностями предмета исследования, но и с некоторыми «доморощенными» проблемами ученых, занятых исследованием данного феномена. В частности, это касается университетского криминологического исследования, представителям которого в ЕС еще сложнее, чем в США, проникнуть в необозримый и плотно отгороженный мир РОП.
В плане методического подхода остается лишь анализ документов, будь то в форме данных учреждений полиции, юстиции, либо служб безопасности, которые публикуются в форме отчетов о состоянии преступности, либо моделей возможного развития преступной деятельности, либо в виде различного рода открытых, так называемых open-sourсe-материалов. Провести же сопровождающее исследование , выражающееся в опросе лиц, совершивших преступления, а также пострадавших от преступлений почти не предоставляется возможным. Отсюда следует, что имеющаяся совокупность данных представляет только фрагментарные и искаженные взгляды на проблему.
(а) Стратегии экспансии РОП
Прежде всего заслуживает внимания предложенная Galeotti классификация стратегий экспансии РОП, которая также вошла в опубликованный Европолом анализ угрожающего распространения РОП. Исходя из ярко выраженного сетевого характера РОП , он различает при «завоевании ею территории» за рубежом жесткую и мягкую формы проникновения и противопоставляет им проникновение путем оказания услуг.
Примечательным для первой формы является агрессивное основание присутствия рядом либо в конкуренции с местной ОП, нередко связанное с применением насилия. Примерами являются «ближнее зарубежье» Балтии, также Финляндия, в Центральной Европе - Венгрия , Австрия, а также Германия, и в конце концов, Израиль и США. Общим у этих стран является то, что они до последнего десятилетия принадлежали к сфере влияния Советского Союза либо то, что они были транзитными или конечными странами еврейской эмиграции последних двух десятилетий, и поэтому представляют собой идеальную почву для дальнейшей преступной деятельности. В случае ФРГ проявляется даже комбинация обоих признаков: из-за многолетнего присутствия западной группировки войск Советской армии в ГДР и традиционно большой русской эмиграции в Берлин.
При стратегии «мягкого проникновения» РОП показывает ее лицо в респектабельном виде. Ее представители ценят такие страны как Чешская Республика или Коста-Рика как зону бездействия или завязывания контактов, Швейцарию и Кипр из-за их финансовых возможностей, в том числе как оффшорные центры для отмывания денег. Распространена также практика приобретать легально существующий бизнес, или организовывать фиктивные фирмы.
Дополнительно к вышеназванным странам, РОП на Западе предпочитает Италию и Канаду, причем довольно сложно отнести их к одной из упомянутых стратегий. Канада, из-за своего масштаба и близости к США, открывает многочисленные криминальные возможности и располагает сильным украинским меньшинством. Италия, с другой стороны, ввиду ее устойчивых структур ОП, является сложным участком, но представляет возможности различного рода для кооперации.
В этом же плане понимается и третья стратегия проникновения, когда РОП предлагает своих специалистов для решения таких задач как отмывание денег, компьютерные преступления или заказные убийства. Такая участь постигла, наряду с Францией, Великобританией и Австралией страны, в которых РОП почти не представлена. В общем, модель предложенная Galeotti, несмотря на отсутствие строгой методики, показывает достаточную убедительность и может служить в качестве отправной точки дальнейшего анализа.

(б) Структура РОП за границей
Работа А. Репецкой - одна из немногих, опубликованных в России монографий по транснациональным связям РОП. К сожалению, в этой работе автор не дает объяснения эмпирической основы своих исследований, поэтому некоторые ее утверждения не поддаются проверке. Тем не менее, в качестве гипотез они находятся в интересном контрасте с положениями Galeotti и могут так же являться отправным пунктом для последующего исследования данных учреждений полиции и юстиции.
Репецкая видит структуру РОП за рубежом как иерархическую, состоящую минимум из трех уровней, пирамиду со своеобразным фундаментом. На вершине данной пирамиды находится руководящая и организационная группа, где на основе коллегиальности и равенства совокупностью лиц планируется и координируется криминальная деятельность. Средняя часть пирамиды выполняет прежде всего содействующую функцию при поддержке деятельности группы, например посредством коррумпирования правоохранительных органов и постоянного усовершенствования мероприятий по сокрытию преступной и иной, связанной с ней, деятельностью. И, наконец, нижний уровень осуществляет функцию реализации преступлений, но не собственноручно, а в форме руководства и контроля над «исполнительскими группами». Только на этом уровне Репецкая наблюдает организацию сетевого характера, причем в максимально вариабельной форме. Детальная структура исполнительских групп зависит, с одной стороны, от вида совершаемого преступления, с другой же стороны - от оптимальной в конкретном случае структуризации коммуникационных связей как внутри данной группы, так и с вышестоящими группами пирамиды. Далее Репецкая представляет целый ряд коммуникационных моделей, встречающихся на практике.

2. РОП в Европе
Германия - пример «жесткого проникновения»?
а) Исходное понятие ОП и отчеты о состоянии ОП
С 1991 года ФКВ каждый год публикует наряду с полицейской криминальной статистикой (далее ПКС) отдельные отчеты о состоянии ОП (Lagebild Organisierte Kriminalität), в рамках которых содержится детализированная разработка данных преследования указанной формы преступности. Предпосылкой составления отчета ОП является достигнутое в 1991 году соглашение учреждений полиции федерации и земель, а также органов юстиции о применении обязательного в равной мере рабочего определения исходного понятия ОП.
Согласно этому ОП является:
«планируемое больше чем двумя участниками совершение за длительный или неопределенный срок времени преступлений, представляющих отдельно, либо в совокупности существенное значение, если это мотивируется стремлением к наживе и власти, и если дополнительно
 используются деловые или подобные структуры, или
 используются насилие или другие средства запугивания, или
 оказывается влияние на политику, средства массовой информации,
общественное управление, юстицию либо экономику.
Данное понятие не охватывает террористические преступления.»
На основании данного определения в 1993 году составление отчета о состоянии ОП было распространено на Федеральную пограничную службу и Федеральную таможенную службу розыска. Тем не менее, представленная для борьбы с ОП картина в радиусе своего действия остается ограниченной. Для полицейских ведомств это проявляется прежде всего в том, что учитываются всего лишь данные, собранные в процессе уголовного расследования. Наоборот, данные, полученные в ходе своей превентивной деятельности либо посредством передачи от служб безопасности остаются неучтенными. Всего же за 1999 год около 27 % дел по расследованию ОП было возбуждено в результате расследований, что говорит об относительной активности органов полиции. Так называемые данные юстиции (Justizdaten), о которых прокуратура узнает после de facto передачи расследования ей полицией либо в стадии судебного разбирательства при составлении отчетов остаются без внимания.
Отчет о состоянии ОП за каждый год включает в себя первичные сообщения, т.е. сообщения о делах по расследованию ОП, которые в данном году приняты к производству, а также сообщения из производств предыдущих лет, если в год составления отчета удалось получить новые данные. Уже внесенные в одном году данные в основном не учитываются в следующем году. В отличие от ПКС, который представляет данные всего лишь законченных расследований за каждый год, в отчетах о состоянии ОП в конце года подводится предварительный итог текущих, находящихся в производстве расследований.
Само предоставление учреждениями полиции земель данных в ФКВ происходит не в виде обобщенных данных, а в форме отдельных сведений. Необходимость определения исходного понятия ОП при этом имеет большое значение, поскольку требуется постоянный процесс согласования о применении показателей ОП между аналитиками и лицами, производящими преследование. В результате отчет о состоянии ОП документирует прежде всего количественную характеристику борьбы с ОП.
Качественный масштаб самой ОП, особенно преступные структуры и их переплетения, в этой схеме долгое время оставались без внимания. Аналитики поэтому и обвинялись в том, что они производят «кладбища чисел». Наконец-то в результате критики, донесение изменилось с отчета о состоянии ОП с 1998 г., когда аналитики ФКВ создали комплексно взвешенную систему оценок так называемого относительного потенциала преступных группировок. После того, как определяется относительный потенциал ОП определенной группировки по одному из трех критериев, специалисты ФКВ проводят интервью с лицами, проводившими расследование по данной группировке в землях. Вследствие этого в нашем распоряжении находятся достаточно серьезные сведения за период с 1998-2000 гг.

б) РОП в зеркале отчетов о состоянии ОП
В отчетах последних лет подозреваемые в преступлениях ОП классифицируются по принципу гражданства. Для общей массы подозреваемых это приемлемо, но в случае РОП может привести к недоразумениям, так как целый ряд подозреваемых РОП имеет разные гражданства. Тем не менее, отчеты за 1998 - 2000 гг. называют следующие данные относительно подозреваемых, имеющих российское гражданство:

1998 1999 2000
Кол-во подозреваемых из РФ 211 114 193
Доля от общего числа всех подозреваемых 2,5 % 1,5 % 2,0 %

Доля от общего числа всех иностранных подозреваемых 4 % 2,5 % 3,6 %
Кол-во подозреваемых из стран центральной и восточной Европы 1607 1067 1487
Доля от общего числа всех подозреваемых 19 % 13,7 % 15,8 %
Кол-во вооруженных подозреваемых из РФ 8 нет сведений 8
Доля от общего числа вооруженных подозреваемых 3,8 % нет сведений 4,1 %
Расследование с международным отношениями, при которых как минимум одно их мест совершения преступления находится в РФ 59 нет сведений 57
Доля от общего числа расследований с минимум одним местом совершения преступления за границей 12,8 % нет сведений 11,4 %

Исследуя доли подозреваемых с российским гражданством в соотношении с подозреваемыми, имеющими иное, чем немецкое гражданство, можно сделать вывод о том, что подозреваемые с российским гражданством в 1998 году составляли шестую по размеру группу иностранных лиц, в 1999 году – восьмую, в 2000 году опять же шестую по размеру группу иностранных лиц. Если брать относительную численность, то подозреваемые с турецким, итальянским, югославским и польским гражданством составляют более сильные контингенты. Интересное дополнение к этим цифрам содержит отчет за 2000 год. Он сопоставляет все расследования ОП, в которых доминировали подозреваемые, имеющие то или иное гражданство. Группировки, в которых доминируют российские граждане в этом году находились на 5-ом месте из всех иностранных группировок. Учитывая то, что подозреваемые с российским гражданством в этом году занимали только 6-ое место в доле иностранных граждан, следует сделать вывод, что подозреваемые с российским гражданством усиленно участвуют в смешанных группировках.
Качественное исследование группировок ОП состоит из обработки интервью с лицами, проводящих расследования, а также из обобщения опыта отдельных случаев, избранных по их относительному потенциалу ОП. Что касается РОП, то это представляет особый интерес, поскольку отчеты о состоянии ОП с 1998 года представляют конкретные исследования и данного феномена. Однако, надо сказать, что начало качественного исследования РОП в 1998 году разочаровывает. Вопреки ожиданиям о том, что в Германии находятся выраженные признаки РОП, аналитикам не удалось найти убедительных данных.
Это в особенности касалось преследований случаев отмывания денег, в которых получение данных о предшествовавших преступлениях в России было «связано со всеми достаточно известными сложностями». Расследования в области вымогательства денег под угрозой насилия, торговли людьми и принуждению к проституции проходили со сложностями, так как едва ли можно было найти свидетелей или жертв. Также не удалось доказать предполагаемое сотрудничество российских чиновников с криминальными группировками в Германии. Поэтому на основании этих данных аналитики ФКВ сделали вывод, что можно надежно исключить предположение о том, что РОП оперирует в Германии в форме строго иерархически созданных и неукоснительно организованных группировок.
С другой стороны, в связи с моделью «мягкого проникновения» интересен тот факт, что группировки РОП, оперирующие в Германии, преимущественно состоят из бизнесменов, которые хотя уже частично уже засветились в России, но чей бизнес в Германии находится все же в пределах легального. Соответственно все известные насильственные преступления можно рассматривать в рамках деловых отношений, то есть они не обязательно указывают на раздоры между конкурирующими группировками ОП. В общем, потенциал РОП показал себя очень низким.
Отчет о состоянии ОП за 1999 год подтвердил, прежде всего, относительно низкий потенциал РОП. Так, во всех рассмотренных группировках выявлены деловые либо аналогичные структуры, которые были все же недостаточно профессионально организованы. В отдельных случаях лица, производящие преследования, получали указания на стоящих за этим людей в России, но ни в одном случае не удалось собрать доказательства о прочных организационных связях. Подозреваемые РОП действовали в четко узнаваемых региональных рамках. Здесь они образовывали «узнаваемое переплетение», но их кооперация оказывалась все же «часто случайной и меняющейся».
В отличие от предыдущего отчета о состоянии ОП, анализ отчета за 1999 год подтверждает, что уровень готовности к насилию внутри исследуемых группировок является довольно высоким и направляется прежде всего на соотечественников.
Наконец, отчет о состоянии ОП за 2000 год явился поворотным пунктом хотя бы в статистическом учете. Впервые относительный потенциал ОП российских группировок достиг среднего уровня остальных группировок ОП. Это обусловлено, по мнению аналитиков ФКВ, прежде всего возросшим профессионализмом РОП, а также тем, что перенимаются практики других этнических группировок ОП.
Последнее нашло свое отражение в том, что подозреваемые РОП за пределами их группировок все больше сотрудничают с отдельными криминальными лицами, свободными структурами, а также с группировками других национальностей. Это качественное заключение соответствует данным представленного выше количественного анализа. В целом наблюдаемые структуры группировок очень гетерогенны. Наряду с описанными сетевыми структурами были выявлены относительно прочные по принадлежности группировки длительного криминального взаимодействия с определенными руководителями, а также длительное криминальное сотрудничество нескольких отдельных лиц. Что касается сфер криминальной деятельности РОП, аналитикам сейчас легче делать однозначные выводы.
Итак, РОП активно участвует в основном в области вымогательства под угрозой насилия, нелегального ввоза людей, контрабанды сигарет и отмывания денег. В последнем случае незаконно полученные деньги депонировались на иностранных и отечественных счетах, но не использовались в текущих деловых операциях, например, для увеличения капитала фирм. Также как и в предыдущие годы, были видны и относительно высокие расходы для личного потребления.

в) Альтернативные формы описания ОП
В качестве альтернативы отчетам о состоянии ОП полицейскими практиками иногда на основании эмпирических данных составляются модели возможного развития преступной деятельности. Хотя в ФКВ такие сценарии были подготовлены, в связи с возможными политическими последствиями они не публиковались. Поэтому описание преступности в Германии идет другим путем.
Одним из предложенных направлений является преодоление присущего отчетам о состоянии ОП ФКВ ограничений на полицейские данные путем включения данных юстиции. Этот пункт является многообещающим, поскольку ввиду конституционного закрепления юстиции в ведении земель отсутствует всеохватывающая федеральная статистика данных органов юстиции. Помощь здесь могут оказать только федеральные земли, куда поступают данные органов юстиции.
Предвестником данного движения стала земля Северный Рейн-Вестфалия, где с 1998 года ежегодно готовится Совместный отчет о состоянии ОП полиции и юстиции. Данному примеру последовали и иные федеральные земли. Тем не менее, по интересующему нас вопросу отчет земли Северный Рейн-Вестфалии за 2000 год разочаровывает. 86-страничный отчет не содержит никакой информации по РОП, хотя эта земля по частоте преследований ОП за 2000 год стоит на 3 месте .
Совместное составление отчетов о состоянии ОП также методически проблематично, поскольку в виду их ограничения календарным годом невозможно показать общую картину отдельных преследований. Уже среднестатистический срок полицейского расследования, составляющий 15 месяцев и следуемый за ним срок расследования органами прокуратуры, длящийся в среднем также 15 месяцев, ведет к тому, что собственно процесс уголовного преследования выпадает на различные отчетные годы. К этому нужно добавить, что в отчетах, как правило, обнаруживается большее количество судебных производств, чем полиции по преследованию ОП.
Другое направление в описании преступности - это подготовка долгосрочных мультидисциплинарных исследований. Последним и одновременно самым авторитетным примером является Первый периодический отчет федерального правительства о состоянии безопасности (Erster Periodischer Sicherheitsbericht), к составлению которого, наряду с представителями ФКВ и Центрального Криминального Управления, были призваны ученые-специалисты в областях криминологии, социологии и психологии. Целью этого замысла было объединение данных из полицейских статистик с результатами научной работы. Однако, несмотря на большой объем (около 600 страниц) и обстоятельного раздела об ОП в Германии, отчет ни одним словом не указывает на проблемы РОП в Германии.

(г) РОП в Берлине
Возможно, что более точная картина деятельности различных группировок РОП в Германии могла бы появиться, если бы анализ сосредоточился на отдельных крупных городах. Ввиду своего географического положения и традиционно высокого уровня российской эмиграции город Берлин является вполне пригодным объектом для подобного рода исследования. Тем более удивительно, что в Берлине, в отличие от иных федеральных земель, не публикуется составленный совместно учреждениями полиции и юстиции отчет о состоянии ОП. Отправной точкой к ситуации в городе могут служить единственно доклады полицейских практиков города о состоянии ОП.
Авторы подобных сочинений сначала указывают на то, что в известных полиции случаях ОП в Берлине доминируют иностранцы. Так, доля подозреваемых, не имеющих немецкого гражданства, находилась в 1995 году на отметке 70,4 %, представляя тем самым 34 различных национальности. В качестве второго условия называется ярко выраженная готовность к насилию в среде городской ОП, которая частично обусловливается опытом участников военных междоусобиц на родине.
На таком фоне ОП авторы более или менее согласны тем, что РОП в Берлине действует на двух различных уровнях. При низком потенциале ОП, действия происходят в таких «классических» областях преступлений как проституция, контрабанда, и вымогательство денег. Последнее преступление часто носит дисциплинарный характер, или представляет особую форму инкассо в пользу других криминальных группировок. Часты также случаи применения насилия против соотечественников, особенно разбойные нападения на новоприбывших, которые приехали в Германию за покупкой автомобилей.
Наоборот, высокая организованность и рафинированность при совершении преступлений указывает на действия РОП в области отмывания денег и фискальных деликтов. Часто с привлечением осевших в Берлине русских эмигрантов создаются деловые структуры, которые вливаются в охватывающую весь мир сеть фирм и используются для отмывания денег. Центры этих сетей находятся, по данным полиции, в Нью-Йорке, в странах Бенилюкса и в Вене. Участники также используют Швейцарию и Израиль, но прежде всего в качестве места для передышки.
По другим данным, некоторые операции выходят из Санкт-Петербурга и Москвы и ведут через Прагу, Будапешт, Вену и Берлин до Нью-Йорка и Канады. В области фискальных деликтов использование деловых структур также имеет центральное значение. По данным полиции, это прежде всего фирмы, занимающиеся импортом и экспортом продукции, которые служат фасадом для контрабанды алкоголя по маршруту Москва – Санкт-Петербург - Вена – Нью Йорк. В области контрабанды сигарет РОП отвечает за доставку вьетнамским уличным торговцам.
Несмотря на эти высказывания, правоохранительным органам до сих пор не удалось собрать имеющих доказательственную силу сведений, подтверждающих деятельность группировок РОП в Берлине.

д) Итоги
Подводя итоги деятельности РОП в Германии, вряд ли можно было бы только на основании отчетов ФКВ о состоянии ОП говорить о «жестком проникновении» в смысле определения Galeotti. И хотя, согласно данным отчетов, потенциал РОП достиг в последнее время среднего уровня всех преступных группировок, все же вряд ли можно говорить об «агрессивном присутствии рядом либо в конкуренции с местной ОП, нередко связанным с применением насилия». Однако общефедеральный итог находится в заметном противоречии с качественными признаками о деятельности РОП в Берлине. Что касается других федеральных земель, то в разговорах с практиками можно услышать, что РОП и в них установила свое присутствие, прежде всего путем основания фирм, действующих в областях импорта и экспорта. Соответственно тогдашний заместитель министра внутренних дел РФ Михаил Егоров, на одном из слушаний конгресса США в 1994 году указал на то, что МВД РФ известно около 47 группировок ОП, действующих на территории Германии.
Ссылаясь на результаты качественного исследований, можно прийти к выводу, что значение РОП в Германии в официальных статистиках скорее всего недооценивается. Иначе происходит в случае с США, на что еще будет обращено внимание. Было бы просто удивительно, если бы одна из ведущих промышленных стран мира, находящаяся в непосредственной географической близости к РФ и с множеством культурных связей не использовалась как поле деятельности для РОП.

Швейцария и Италия - примеры «мягкого проникновения»?
а) Швейцария
Отчеты о деятельности РОП в Швейцарии публикуются с 1998 года, когда существующий тогда отчет «Szene Schweiz» был дополнен разделом об ОП. Предпосылкой тому был целый ряд организаторских нововведений, который усилил мощность Федерального Управления Полиции (Bundesamt für Polizeiwesen, далее ФУП) для учета и анализа ОП. Так, внутри ФУП с 1 января 1998 г. были созданы два отдела - «операций» и «криминального анализа». В последнем пока заняты два аналитика со специализацией на страны СНГ. Наряду с этим, с 1 апреля 1998 г. была введена система обработки данных по борьбе с ОП под названием ИЗОК. Регламент пользования ИЗОК впервые содержит рабочее определение ОП, которая является обязательным для всех кантональных правоохранительных органов и с помощью которой должно быть гарантировано единообразие ввода информации по ОП. Черты определения ОП сходны с тем, которое используется в Германии.
Иначе, чем ФКВ в Германии, ФУП в своем отчете «Szene Schweiz» не предлагает исчерпывающего исследования о количестве и качестве обнаруженной в соответствующем отчетном году ОП. Вместо этого отчеты являются побочным продуктом аналитических докладов (Vorermittlungsberichte), которые готовятся в рамках ФУП для кантональных правоохранительных органов. Примечателен здесь сам процесс исследования информации и анализа. Как только у кантональных правоохранительных органов появляются первые подозрения на появление криминального сообщества или другие указания на деятельность ОП, то эта информация сразу же вводится в систему ИЗОК. Если же подозрение сужается в свете последующих указаний, например сообщения об отмывании денег или ходатайства о правовой помощи либо через обмен информацией полицейскими учреждениями, то аналитики ФУП подготавливают упомянутый выше аналитический доклад. Затем эти доклады отправляются в кантональные органы уголовного розыска, которые теперь могут вести расследования с помощью углубленных структурных знаний.
Отчет «Szene Schweiz» 1998-го года, период отчетности которого распространяется на срок с 1987 по 1997 годы, при сравнительном анализе криминальных организаций подтверждает предположение о том, что страна является «местом сборища» РОП. Как для итальянских, так и для российских организаций «Швейцария стала центром принятия решений, оперативным полем, местом контактов, тихой гаванью, курортом». В противоположность этому другие организации, такие как, например, североамериканские или колумбийские группировки, используют Швейцарию как поле деятельности только для четко определенных целей.
Более конкретно: на базе 36 аналитических докладов ФУП по случаям, которые однозначно носили признаки ОП, было выявлено 11 организаций, представлявших «высшую организационную категорию». В этническом плане участники принадлежали к «так называемой российской мафии», а также к традиционным итальянским и итало-американским группировкам ОП. Стало видно, что «большие российские организации» сотрудничают с малыми специализированными криминальными группировками. В какой степени этим реализуется описанная Galeotti стратегия проникновения путем оказания услуг местным криминальным структурам, остается неизвестным.
Более детальную информацию о деятельности РОП содержат отчеты «Szene Schweiz» за 1998 и 1999 годы. Но и здесь феномен РОП представлен не во всей своей широте, а лишь применительно к некоторым объемным расследованиям, по которым в соответствующем году были составлены аналитические доклады. Показательно здесь данное этому объяснение. Выделяют «малую РОП», которая проявляется в виде малых и средних организаций в «традиционно мафиозных сферах деятельности» (в Швейцарии, прежде всего, это торговля женщинами и принуждение к проституции) и «большую РОП», особенно в преступлениях, связанных мошенничеством и отмыванием денег.
Заметно в целом, что статистическая обработка аналитических докладов вызвана потребностью информировать общественность о распространении активности РОП по кантонам и о ее связях с отдельными гражданами. По сравнению с этим, качественная информация является содержательной только относительно международных взаимосвязей РОП. В отличие от аналитиков ФКВ, которые по этому вопросу должны довольствоваться лишь предположениями, швейцарские специалисты выявили масштабные международные переплетения фирм, связанных с отмыванием денег. Особенно видны деловые отношения с Бермудами, Кайманами, Люксембургом, Лихтенштейном, Панамой, Науру и Кипром. Наряду с этим обнаруживаются контакты фирм с Германией, Австрией, Венгрией, США, а также целым рядом государств СНГ. Международным является и состав участников РОП. Численно доминируют лица с гражданством РФ, за ними следуют граждане Узбекистана, Грузии, Украины, Израиля, Австрии и Италии.
Несмотря на недостатки материала, можно сделать вывод, что присутствие РОП в Швейцарии подтверждает модель «мягкого проникновения». Группировки РОП используют финансовое положение Швейцарии главным образом в целях отмывания денег, в остальном же почти не оказываются в поле зрения полиции.

б) Италия
В Италии полицейские отчеты о состоянии ОП не публикуются. Тем не менее, доклад Европола о ситуации восточно-европейской ОП в ЕС (European Union Situation Report on East European Organised Crime) указывает на результаты исследования, которое подготовило МВД Италии совместно с университетом Милана. На основании данных этих исследований регистрируется проникновение РОП, а также восточно-европейской ОП в широком смысле прежде всего в районе адриатического побережья, где туристическая индустрия предоставляет широкое поле деятельности. По данным исследования, РОП связана с местными группировками ОП и имеет также контакты с Соsа Nostra. Одновременно группировки РОП не вмешиваются в регионы и действия, которые традиционно контролируются местными группировками.
В качестве примера в исследовании называются Солнцевская и Измайловская группировки. Они прочно обосновались в Риме, Милане, а также в пригородных зонах этих городов и на Адриатическом побережье. Их действия распространяются на следующие сферы: торговля оружием и ядерными материалами, торговля женщинами и принуждение к проституции, подделка американских долларов и документов, кража и контрабанда произведений искусства и антиквариата. На слушаниях Сената США 24 мая 1994 г. бывший Министр внутренних дел РФ Михаил Егоров заявил, что МВД РФ располагает сведениями о деятельности более чем 60 группировок РОП в Италии.

Европол и общеевропейская картина состояния ОП
Европейское полицейское управление Европол находится в центре усилий по объединению сведений из национальных полицейских учреждений членов ЕС, стран-кандидатов на вступление в ЕС, а также третьих государств и организаций. Его аналитики разрабатывают отчеты о состоянии преступности, модели возможного развития преступной деятельности и так называемые рабочие файлы в целях конкретного анализа определенных случаев (analysis work files). В то время, как функционирует обмен информацией в области ОП между 13 из 15 членов-государств, Европол для сотрудничества с третьими государствами и организациями должен заключить соглашение о кооперации. Приоритет при этом получают кандидаты на вступление в ЕС, кооперационные партнеры Шенгенского соглашения Исландия и Норвегия, дальше Швейцарию, а также Интерпол. При обработке собранных данных Европол не руководствуется собственным определением ОП, но ориентируется на дефиницию ООН, закрепленную в Конвенции по борьбе с транснациональной ОП. Тем самым в отношениях между государствами-членами и Европолом отпадает известная из немецкой практики необходимость в постоянном согласовании признаков понятия ОП относительно конкретных дел.
Центральным направлением деятельности Европола в области борьбы с ОП в настоящее время является разработка рабочего файла по восточно-европейской ОП. Содержание проекта, которым занимаются 3 аналитика, является конфиденциальным, но стало известно, что удалось идентифицировать 80 группировок восточно-европейской ОП, к которым относятся около 800 подозреваемых. «Побочный продукт» этого проекта - это вышеназванный доклад о ситуации восточно-европейской ОП в ЕС, в котором делается попытка обрисовать действия РОП с 1996 по 2000 г. Как и Первый периодический отчет федерального правительства ФРГ о состоянии безопасности, этот документ включает в себя результаты научных исследований, хотя в его составлении ученые непосредственно не принимали участие. Доклад особенно интересен тем, что он включает в себя и информацию служб безопасности. Цена за многочисленность источников информации опубликованной версии - определенная разобщенность, так как конфиденциальные данные заведомо устранялись.
По содержанию данный доклад значительно отличается от отчетов о состоянии ОП ФКВ. В то время, как в отчете ФКВ опасность РОП оценивается очень сдержанно, доклад Европола определяет РОП как наибольшую угрозу не только для ЕС, а также, в особенности, для государств-кандидатов на вступление в ЕС. Однако аналитики Европола также признаются в том, что несмотря на многочисленность информации, все же существуют пробелы в сведениях именно о структуре группировок ОП. Тем не менее, из ряда отчетов государств-членов ЕС выясняется, что речь идет об уникальной в своем роде разновидности сетевых структур. В остальной части доклада описывается роль РОП в экономических преступлениях, включая отмывание денег, в продаже наркотиков, торговле людьми, в контрабанде и угоне автомобилей. В связи с этим РОП по всем видам преступности не только не придает значения этнической гомогенности своих группировок, но даже с большей гибкостью ищет контакты с другими группировками ОП.

3. РОП в Северной Америке
США - пример «жесткого проникновения»?
а) Исходное понятие ОП и модели возможного развития преступной деятельности
Как в Германии и в Швейцарии, так и в Америке федеральный законодатель избегает точного определения ОП в законе. Хотя в США существуют определенные законы в области борьбы с ОП, которые не обходятся без рудиментарного описания данного феномена, практика федеральных правоохранительных органов придерживается рабочего определения, которое позволяет проявлять нужную гибкость в применении данного определения в зависимости от конкретного случая.
Согласно сказанному ОП - это:
«постоянно продолжающееся формализованное структурное объединение отдельных лиц или групп лиц, имеющее в качестве своей цели достижение имущественной выгоды путем использования противоправных средств, систематически защищая при этом свою деятельность с помощью насилия, вымогательства или коррупции» .
В отличие от Германии и Швейцарии, в США не существует традиции составления отчетов о состоянии ОП для широкой общественности. Хотя ФБР в рамках программы Criminal Intelligence Support Program располагает базой данных, в которой находится большое количество сведений о российской, восточно-европейской и евроазиатской преступности из домашних, так и из международных источников, эти данные в статистических целях не обрабатываются.
Президент Билл Клинтон, реагируя на возрастающую угрозу транснациональной ОП, только в мае 1998 г. дал поручение опубликовать стратегию контроля международной преступности (International Crime Control Strategy), на основе которой правоохранительные органы и службы безопасности стали готовить регулярные, причем часто конфиденциальные, модели развития преступной деятельности. Одновременно Федеральный министр юстиции Джанет Рено объявила борьбу с так называемой евроазиатской ОП одним из трех приоритетов для федеральных правоохранительных органов, занимающихся борьбой с ОП. Только к концу срока полномочий президента Клинтона в декабре 2000 г. появилась так называемая Оценка угрозы безопасности со стороны международной преступности (International Crime Threat Assessment) и для общественности, которая уделяет РОП большое внимание.
Любовь к сценариям угроз при описании преступности отражается и в другой специфике американского подхода, а именно в привлечении полугосударственных рабочих групп и частных исследовательских институтов. Так, Национальный институт юстиции (National Institute of Justice, далее NIJ) как исследовательский институт Федерального министерства юстиции США осуществляет важнейшую посредническую функцию при разработке исследовательских проектов. Следует добавить, что директор Международного центра NIJ, Джемс Финкенауэр, сам является известным специалистом по РОП. Как исследовательский институт, Центр стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies, далее CSIS) «сделал себе имя» на своем проекте Global Organized Crime Project.
В отличие от федерального уровня, в федеральных штатах проработка проблемы РОП зависит в большей степени от случайности совпадения политических интересов и финансовых возможностей. C другой стороны, присутствие на месте сильных университетских институтов в области криминологии часто помогает реализации проектов. Лучшим примером является проект Тristatе, в рамках которого при поддержке университета Рутгерса было проведено обширное исследование преступности среди эмигрантов из бывшего Советского Союза в штатах Нью-Йорк, Нью-Джерси и Пенсильвания. Поскольку далее дается обзор отдельных моделей развития преступной деятельности, то из-за разнообразия авторов моделей требуется более подробно представить контекст составления данных работ.

б) Изменения в сценариях угрозы РОП
аа) РОП как эмигрантская преступность
С первой волны эмиграции из СССР в 70-е годы, в США образовались не только этнические анклавы, но и специфические формы эмигрантской преступности. Похоже на случаи итальянской, польской и ирландской эмиграции, эта преступность прежде всего нашла свою почву в специфических субкультурах данных анклавов. Пионером в исследовании преступности этого рода была Rosner с работой о ситуации преступности на Брайтон Бич / Бруклин. Она числе прочего пришла к выводу, что многие преступления совершаются в рамках неформальных структур. Однако, со стороны правоохранительных органов, действующих в области борьбы с ОП, не последовала какой-нибудь реакции на результаты исследования.
Положение изменилось, когда в середине 80-х годов началась новая волна эмиграции, которая ускорилась с распадом СССР в 1991 году. Тогда журналистские подозрения о массовом импорте «российской мафии» подтвердились цифрами, представленными ФБР. Так, ФБР в августе 1993 года заявило, что выявлено 15 группировок РОП в США. Через 3 года тогдашний директор ФБР Луис Фри на слушаниях в Капитолии сообщил о том, что число известных группировок РОП возросло до 27. Их действия концентрировались в городах Нью-Йорк, Лос Анжелес, Сан Франциско, Майами и Чикаго, причем столица РОП находится на Брайтон Бич / Бруклин, так называемая «маленькая Одесса» (Little Odessa). По многочисленным предположениям, именно здесь и формировалась верхушечная структура РОП в США, так называемая «Организация».
Таким образом, анекдоты и рассказы вместе с отсутствием результатов эмпирических исследований в первой половине 90-х годов привели к значительной обеспокоенности американской общественности в связи с опасностью, представленной «российской мафией». Соответственно, те штаты, в которых феномен стал получать наибольшее распространение, первыми заказали научные исследования этого явления.
Родоначальниками были штаты Нью Йорк, Нью Джерси и Пенсильвания с проектом Тristаtе. Проект, начавшийся в марте 1992 года, ставил себе целью как сбор в один банк данных всей информации о подозреваемых из бывшего СССР на федеральном уровне, на уровне штатов-участников и упомянутых городов, так и согласование этой информации со сведениями из международного полицейского обмена и из просьб об оказании правовой помощи. Таким образом была создана база данных, содержащая информацию о 4000 подозреваемых лиц, а также предприятиях, связанных с ними. Проект поддерживался Школой криминальной юстиции Университета Рутгерса, которая на базе имеющегося материала и дополнительных опросов представителей правоохранительных органов в области борьбы с ОП проводила анализ сетевых структур (network analysis), тем самым графически моделируя отношения между отдельными подозреваемыми.
Самым важным выводом этого исследования, представленным в июне 1996 года, стало то, что в это время в реальности наблюдалась не РОП в духе журналистских сценариев, а российская эмигрантская преступность. Причем этот вид преступности вполне имеет свою специфику, но качественно не подходит под определение ОП, цитируемое выше.
Причиной этого является то, что отношения, выявленные между подозреваемыми, не указывают ни на признаки структурности, ни на их продолжительность. Не наблюдается также признак систематической самозащиты своей деятельности с помощью насилия, вымогательства или коррупции в реальности. Вместо этого подозреваемые создают структуры по необходимости и в связи с криминальными возможностями, не стремясь к их сохранению как самоцель. Самыми распространенными структурами явились спонтанно созданные сети специалистов, которые выказывали друг другу только небольшую личную лояльность. Соответственно, распространенное применение насилия не было ориентировано на сохранение структуры, скорее оно случилось ненарочным.
Результаты проекта Тristаtе о том, что подозреваемые в причастности «российской мафии» чаще всего оказывались отдельными случайными преступниками, были подтверждены тем, что совершение ими преступлений, в отличие от традиционной этнической ОП в США, не было продуктом культурной отчужденности или экономического пренебрежения. Подозреваемые приехали в США с вполне пригодной квалификацией, но начали свою криминальную карьеру после кратчайшего периода вживания в тех криминальных областях, которые им были хорошо знакомы из практики теневой экономики бывшего Советского Союза.
В самом деле, хотя их криминальные действия можно было заметить во всех без исключения областях преступности, основные усилия сосредоточились в областях мошенничества и всех видов фальсификации, направленных чаще всего против своих земляков. Структурные связи в РФ и других странах СНГ не были установлены. Одновременно авторы исследования предупреждают, что рано или поздно в США возникнет проблема РОП, с которой проблема российской эмигрантской преступности, кроме происхождения своих представителей, не имеет ничего общего. В этом смысле первым признаком РОП стало возросшее количество преступлений по отмыванию денег между странами СНГ и США.
Результаты проекта Тristаtе более или менее совпадают с результатами рабочей группы, созданной прокурором Калифорнии Даниэлом Лунгреном, которые были опубликованы в 1996 году. Здесь речь не идет об эмигрантской преступности, а о РОП. Последнее мотивируется тем, что наблюдаемые группировки имеют всего лишь неплотную организацию и не располагают настоящими структурами. Наоборот, группировки РОП представляли собой сетевые структуры, которые действуют в ситуациях совместных интересов и определяют свои привязанности в зависимости от криминальных возможностей. В Калифорнии также не удалось доказать устойчивые связи со странами СНГ.

бб) РОП как транснациональный феномен
Несмотря на то, что в середине 90-х годов США еще не были задеты РОП в смысле транснациональной преступности, некоторые обстоятельства вызывали опасения, что рано или поздно подобная ситуация возникнет. В особенности вызвало тревогу обнаружение случаев обмана и сокрытия налогов на дизельное топливо с участием эмигрантов из бывшего Советского Союза. Основанием для этого были не только большой ущерб в объеме 1 до 2 млрд. долларов в год и высокий профессионализм совершения преступлений, но и сотрудничество российских группировок с La Соsа Nostrа. Разные схемы обмана, так называемые daisy chain frauds, сначала действовали в окрестностях Нью-Йорка независимо друг от друга, но все больше и больше попадали под контроль «семьи Коломбо», которая стала координировать операции как картель, требуя от участников процент от выигрыша. Из-за слабого влияния La Соsа Nostrа на западном побережье США, российские группировки впоследствии распространили операции на южную Калифорнию и нашли там последователей из круга армянского эмигрантского населения. Несмотря на данное кажущееся отступление, практика кооперации с La Соsа Nostrа распространилась на сферы казино, проституции и вымогательства.
Опасения относительно транснациональных масштабов действия РОП в дальнейшем усилились с прибытием в США в 1992 году «вора в законе» Вячеслава Иванькова, по кличке Япончик. Если до его приезда в США американские ученые и практики спорили о том, оказывают ли «воры в законе» вообще какое-то влияние на преступный мир в России, то теперь сам факт его приезда казался настоящей угрозой. Иваньков в свою очередь стремился подтвердить эти опасения, так как он якобы приехал с поручением перестроить «Организацию» Брайтон Бич в более ударную группировку под контролем Солнцевских. В любом случае, его арест в 1995 году и осуждение на длительное заключение положили конец этим планам.
Транснациональные масштабы деятельности РОП также подтвердились проектом Global Organized Crime, который был реализован в 1995 году под руководством СSIS. С методической точки зрения, также как проект Tristate, отчет составлен в виде сценария угрозы, но отличается от него способом получения данных. Если в предыдущем случае в центре стоял всеохватывающий сбор информации, то теперь создавалась рабочая группа, состоящая из опытных сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности, а также из представителей экономики, которая проводила серию конфиденциальных интервью с оперативными работниками служб безопасности, с бывшими членами российского правительства, а также с представителями экономики, науки и средств массовой информации.
В своем отчете авторы видели опасность РОП в первую очередь в плане внешнеполитических последствий дестабилизации молодой российской демократии, в том числе в возможности распространения контрабанды и торговли оружием и радиоактивными материалами. Что касается картины безопасности внутри США, то отчет указывал на быстро растущие операции группировок РОП, а также их объединение с другими группировками, особенно с La Соsа Nostrа. В то время, как транснациональные взаимосвязи в классических областях ОП являются скорее исключением, то напротив, в финансовых преступлениях, мошеннических операциях и отмывании денег последнему аспекту придается все большее значение.
Уже из хронологической последовательности отчетов становится видно, как угроза, оценивающаяся вначале как потенциальная, мало-помалу превращалась в актуальную. Официально это было признано в декабре 2000 года в опубликованном докладе Федерального правительства «Оценка угрозы безопасности от международной преступности». Этот доклад, составленный межотраслевой рабочей группой, теперь дает четкое различие между эмигрантской преступностью и транснациональной деятельностью РОП в США, осуществляемой группировками из РФ или других стран СНГ.
В докладе полагается, что по своей опасности последние группировки нельзя сравнивать с La Соsа Nostrа, хотя они представляют собой гораздо большую потенциальную угрозу из-за высокого уровня образования и квалификации своих участников в международном финансовом и торговом бизнесе. Эта оценка также подтвердилась на слушаниях подкомитета по финансам и опасным веществам Конгресса США 13 сентября 2000 года о роли ОП на финансовых и фондовых рынках. Ответственный от ФБР за расследования ОП Томас Фуэнтес привел следующие примеры из недавней практики ФБР:
• В марте 2000 года после 3-летних расследований ФБР и Департаментом полиции города Нью-Йорка было предъявлено обвинение 19 членам семьей Гамбино и Дженовезе, а также одной группировке РОП в обмане с ценными бумагами на основе закона РИКО.
• Еще не окончены расследования ФБР, касающиеся 23 подозреваемых группировки РОП «Бор», которые обвиняются в обмане сотен инвесторов. Они действовали под руководством двух членов семьи Коломбо и предоставляли неверную информацию о покупке акций. Прибыль при этом превышала 10 млн. американских долларов.
На слушании также сообщалась подробная информация о состоянии расследования по делу YВМ Маgnех, который является одним из самых ярких случаев отмывания денег РОП.
По нынешнему состоянию можно сделать вывод, что существуют два вида РОП в США. С одной стороны, это традиционная эмигрантская преступность в региональном и даже национальном масштабе, при которой отдельные непрочные структуры иногда координируются более стабильными структурами La Соsа Nostrа. С другой стороны, укоренилась транснациональная, исходящая из РФ или других стран СНГ РОП. По данным Кеннета Лаури, который в Департаменте юстиции отвечает за координацию расследований деяний РОП на федеральном уровне, в последнюю категорию попадают такие группировки, как Солнцевская и Измайловская. Обе имеют «филиалы» в целом ряде американских городов, но в широком спектре своей преступной деятельности они в США концентрируются на отмывании денег. Особый интерес в отчете Лаури представляет и группировка «Дагестанцы» как преемница возобновленной Иваньковым «Организация».
в) Итоги
Дифференцированный подход к деятельности РОП, продиктованный криминологическими исследованиями, приводит в итоге к тому, что опыт США, вопреки первоначальным ожиданиям, не подтверждает предлагаемую стратегию «жесткого проникновения», а наоборот, указывает на феномен «мягкого проникновения». Хотя авторы разных сценариев совершенно верно указывают на опасность тесных межнациональных взаимодействий , РОП заключается в первую очередь в эмигрантской преступности, руководство которой не осуществляется из России. По сравнению с Германией, противоположный результат оказался бы и очень маловероятным. Ведь географически удаленный от России рынок США может быть привлекательным для долгосрочного позиционирования. Он и предлагает многочисленные возможности для «отмывания» имущества, полученного нелегальным путем. Однако совершение преступлений вне пределов отмывания денег является затруднительным и малоприбыльным при всех криминальных возможностях в России и Европе.

Канада - пример «мягкого проникновения»?
В Канаде отчеты Criminal Intelligence Serviсe Canada (CISC) предлагают ежегодный обзор о деятельности ОП в стране. CISC функционирует как центральный пункт обслуживания принадлежащим к ему ведомствам полиции по так называемой деятельности intelligence. В центре аналитической работы стоит компьютерная система Automated Criminal Intelligence Information System, которой пользуются все учреждения полиции в стране через провинциальные представительства CISC. К сожалению, из ежегодных отчетов CISC не ясно, какое определение ОП лежит в основе сбора информации. Отчеты остаются на достаточно поверхностном уровне и дают только грубое представление о динамике развития ОП.
Группировки РОП появились впервые в середине 90-х годов в Торонто и распространились через Онтарио, Британскую Колумбию и Квебек на всю страну. Отчет за 1999 год говорит о деятельности РОП по всему диапазону преступлений, характерных для ОП. С 1998 года аналитики также регистрировали заметный рост активности по отмыванию денег в среде канадских и американских предпринимателей. Эта тенденция продолжилась в отчете за 2000 год и получила свою кульминацию в 2001 году в связи с делом YВМ Маgnех, о котором уже шла речь в связи с деятельностью РОП в США. На фоне связей РОП с La Соsа Nostrа в США, а также кооперации с сицилийской мафией в Европе, для Канады интересным является то, что РОП здесь не боится местных группировок и тесно сотрудничает с азиатскими группировками и подозреваемыми из среды коренных жителей.
Информация о структуре РОП в ежегодных отчетах очень скудная. В 1999 году СISC зарегистрировала всего три больших транснациональных группировки РОП в Канаде. Остальные группировки оказались как частично устойчиво иерархическими, так и более гибко ориентироваными на определенные криминальные возможности. Насколько идет речь об эмигрантской преступности как в США, не ясно.

4. Глобальные попытки описания ОП
Как самая традиционная организация в области международного расследования Международная Криминальная Полиция - Интерпол, в состав которой входят по нынешнему состоянию 178 членов-государств, раньше всех отреагировала на проявление транснациональной ОП. Уже в 1988 году Генеральное собрание Интерпола создало рабочую группу для координации сведений об ОП, полученных от государств-членов Интерпола. Дефиниция ОП, применяемой этой группы, была как можно более широкой.
Согласно названной дефиниции, ОП считается
«любое объединение или любая группировка, которая участвует в продолжительном совершении преступлений с целью получения выгоды и при этом действует независимо от национальных границ.»
Толчок для более углубленного изучения РОП последовал через 10 лет, когда в 1998 году рабочая группа «Группы 8» (Г-8) Law Enforcement Projects Sub-Group on Eastern European Organized Crime подала заказ в Интерпол о проведении так называемого проекта Millenium. В центре проекта стоит сбор и переработка конфиденциальной информации по РОП, которая в данное время поступает из 33 стран. Сведения обрабатывались до сих пор в 11 аналитических досье, причем работа над 8 досье была заведена всего лишь с 2000 года. Полученные таким образом данные, к сожалению, не подлежат публикации, следовательно, криминологическое исследование остается ни с чем.
Интересно по крайней мере заметить, что с проектом Миллениум завершился существенный пробел в международном обмене данными о РОП. Если состав данных Интерпола базируется больше всего на сведениях ФБР, то участники проекта Millenium, т.е. 20 восточно-европейских стран и 13 стран ЕС, практически совпадают с государствами-членами Европола. Европол, в свою очередь, заключил 5 ноября 2001 года соглашение о кооперации с Интерполом, а 11 декабря 2001 года - со США. В результате международное полицейское сотрудничество в виде обмена данными сейчас покрывает целое географическое пространство, в котором оперируют представители РОП.

5. Вывод
В чем особенность транснациональной деятельности РОП, которая сделала бы нужным предложенный криминологический обзор? Сначала в рамках определения термина речь шла о том, что термин РОП характеризуется прежде всего лежащей в его основе сетевой структурой. Сам по себе этот вывод едва ли достоин упоминания, так как сети криминальных контактов встречаются повсеместно как структурный принцип ОП. Только анализ американского опыта по эмигрантской преступности, который основывается на гораздо более длительном периоде времени, чем европейский опыт, показывает, что вывод о преобладании сетевых структур нуждается в дальнейшемуточнении. Необходимо принимать во внимание внешние отношения данных структур, в частности их взаимоотношения с эмигрантской средой в тех местах, где конкретные преступления совершаются.
Возможно, что «РОП», помимо этнического происхождения некоторых из ее участников, вообще не имеет транснациональных аспектов. В этом смысле наблюдаемые сетевые структуры могут представлять всего лишь автономные формы совместной деятельности отдельных русскоязычных эмигрантов-преступников в определенных субкультурных средах. Возможно, что транснациональные аспекты в определенных случаях все-таки есть. Тогда придется оценить сетевые структуры по-новому. Siegel / Bovenkerk предлагают модель взаимной зависимости, когда преступные группировки довольно спонтанно и без особой координации следуют за потоком эмигрантов и пытаются «кормиться» на них в местах их назначения, а также использовать эти места как убежище и «тихую гавань».
Таким образом, «РОП» не может существовать без своей почвы, т.е. эмигрантской среды. Наконец, сетевые структуры могут действительно являться инструментом конспиративного отгораживания, чтобы замаскировать вышестоящие иерархические синдикаты. Репецкая именно в этом смысле толкует встречающиеся сетевые структуры РОП. Только последний случай, так называемый «criminal export model», представляет ту серьезную угрозу, о которой всегда идет речь.
Из данного анализа вытекает, что никогда не будет достаточным смотреть только на отдельные преступления и их функциональное взаимодействие. Сначала необходимо внимательно изучить взаимоотношения «РОП» с эмигрантской средой в данной стране. Если обнаруживаются транснациональные взаимосвязи, то последние можно прояснить только с помощью информации, вытекающей из международного обмена данными правоохранительных органов и служб безопасности. Для криминологии появляется потребность как в местных, так и в транснациональных эмпирических исследованиях, таких, например, как проводимые в рамках программы ЕС Фальконэ.

Примечания

а) Сокращения, используемые на Западе:

BAP Bundesamt für Polizeiwesen, Schweiz (см. ФУП)
BKA Bundeskriminalamt, Deutschland (см. ФКВ)
BMI Bundesministerium des Innern, Deutschland (Федеральное министерство
внутренних дел ФРГ)
BMJ Bundesministerium der Justiz, Deutschland (Федеральное министерство юстиции ФРГ)
CISC Criminal Intelligence Serviсe Canada (Служба по изучению
организованной преступности, Канада)
CSIS Center for Strategic and International Studies (частный
исследовательский институт, США)
GenStA Generalstaatsanwaltschaft (земельная Генеральная прокуратура, Германия)
FBI Federal Bureau of Investigations (см. ФБР)
LKA Landeskriminalamt (Земельное криминальное ведомство, Германия)
NCIS National Criminal Intelligence Service (Национальная служба
Объединенного Королевства по изучению организованной преступности)
NIJ National Institute of Justice (Национальный Институт Юстиции,
исследовательский институт при Федеральном министерстве юстиции США)
NJ New Jersey (штат Нью Джерси, США)
NSC National Security Council (Национальный совет безопасности, орган
Федерального правительства США)
NRW Nordrhein-Westfalen (Северный Рейн-Вестфалия, земля ФРГ)
NY New York (Нью Йорк, штат или город, США)
OK organisierte Kriminalität (см. ОП)
RICO Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, USC sec. 1961-1968
(Федеральный закон США о борьбе с ОП)
ROK russische organisierte Kriminalität (см. РОП)
UK United Kingdom (Объединенное Королевство)

б) Сокращения, используемые в России:
ЕС Европейский Союз
ОП организованная преступность
ПКС Полицейская криминальная статистика ФРГ (Polizeiliche Kriminal-statistik)
РОП российская организованная преступность
РИКО см. RICO
СНГ Содружество независимых государств
ФБР Федеральный бюро расследований (Federal Bureau of Investigations,
USA)
ФКВ Федеральное криминальное ведомство ФРГ (Bundeskriminalamt,
Deutschland)
ФУП Федеральное управление полиции Швейцарии (Bundesamt für Polizei-
wesen, Schweiz)

ЛИТЕРАТУРА

а) Опубликованная на Западе:

Albanese, Jay S. (1995): Contemporary Issues in Organized Crime, Criminal Justice Press: Monsey NY.
Albini, Joseph L. / Rogers R.E. / Shabalin, Victor (1995): Russian Organized Crime: Its History, Structure and Function, Journal of Contemporary Criminal Justice с. 213-243.
Albrecht, Hans-Jürgen (1998): Organisierte Kriminalität – Theoretische Erklärungen und empirische Befunde, cм. Deutsche Sektion der Internationalen Juristenkommission (ред.) c. 1-40.
Albrecht, Hans-Jörg / Dünkel, Frieder (1998): Internationale Perspektiven in Kriminologie und Strafrecht, Festschrift für Günther Kaiser, Duncker & Humblot: Berlin.
Balász, Judit (1999): Die Organisierte Kriminalität in Ungarn, см. Meier-Walser / Hirscher / Lange / Palumbo (ред.) с. 169-196.
BAP (1999): Szene Schweiz Lagebericht Nr. 2/98, Bern.
BAP (2000): Szene Schweiz Lagebericht 1999, Bern.
BAP (2001): Szene Schweiz Lagebericht 2000, Bern.
Barrett, John L. jr. (1997): Strategie und Technologie. Erfahrungen US-amerikanischer Strafverfolgungsbehörden bei der Bekämpfung der Organisierten Kriminalität, см. BKA (ред.) с. 189-207.
BKA (1997): Organisierte Kriminalität: Vorträge und Diskussionen bei der Arbeitstagung des Bundeskriminalamts vom 19. bis 22. November 1996, BKA-Forschungsreihe том 43: Wiesbaden.
BKA (1999): Lagebild Organisierte Kriminalität Bundesrepublik Deutschland 1998 (Kurzfassung), Wiesbaden.
BKA (2000): Lagebild Organisierte Kriminalität Bundesrepublik Deutschland 1999 (Kurzfassung), Wiesbaden.
BKA (2001) Lagebild Organisierte Kriminalität 2000 Bundesrepublik Deutschland (Kurzfassung), Wiesbaden.
Block, Alan A. (1994): Space, Time and Organized Crime, 2-ое изд., Transaction Books: New Brunswick NJ.
----- (1994): Racketeering in Fuels: Tax Scamming by Organized Crime, см. Block (ред.) с. 307-339.
----- (1997): On the Origins of Fuel Racketeering: The Americans and the Russians in New York, см. Williams (ред.) с. 156-176.
BMI/ BMJ (2001): Erster Periodischer Sicherheitsbericht, Berlin.
Carter, David L. (1994): International Organized Crime: Emerging Trends in Entrepreneurial Crime, Journal of Contemporary Criminal Justice с. 239-266.
Čebotarev, Gennadij F. (1997): Organisierte Kriminalität in Rußland - Lagebericht, см. Sieber (ред.) с. 131-143.
CISC (1999): Annual Report 1999, Ottawa.
CISC (2000): Annual Report 2000, Ottawa.
CISC (2001): Annual Report 2001, Ottawa.
CSIS (1997): Russian Organized Crime. Global Organized Crime Project, Washington D.C.
CSIS (2000): Russian Organized Crime: Putin’s Challenge. A Report of the CSIS Global Organized Crime Project, Washington D.C.
Ciupka, Joachim / Schmidt, Uwe (1989): Beispiele gefällig? Eine Situationsanalyse der Organisierten Kriminalität in Berlin, Kriminalistik с. 199-204.
Denzer, Karl Josef (1995): Dokumentation der 10. Rechtspolitischen Akademietagung in Haus Neuland. Erfordert die international organisierte Kriminalität ein einheitliches europäisches Strafverfahren? Haus Neuland Werkstattberichte № 12, Bielefeld.
Deutsche Sektion der Internationalen Juristenkommission (1998): Organisierte Kriminalität und Verfassungsstaat, C.F.Müller: Heidelberg.
Dick, Josef (1999): Die Entwicklung der Organisierten Kriminalität in Österreich in den 90er Jahren und dafür wesentliche Einflußfaktoren, см. Meier-Walser / Hirscher / Lange / Palumbo (ред.) с. 152-168.
Edelbacher, Maximilian (1996): Organisierte Kriminalität in Österreich – Wien das Tor zum Osten. Gegenstrategien zur Bekämpfung der organisierten Kriminalität, см. Mayerhofer / Jehle (ред.) с. 173-190.
----- (1998): Organisierte Kriminalität in Europa. Die Bekämpfung der Korruption und organisierten Kriminalität, Linde Verlag: Wien.
----- (1998): Organisierte Kriminalität in Österreich und Europa, см. Edelbacher (ред.) с. 15-60.
Egorov, Michail (1994): Statement Before the Senate Governmental Affairs Committee. Permanent Investigations Subcommittee Hearing on Organized Crime in the Former Soviet Union 24-го мая 1994 г.
Eisenberg, Ulrich / Ohder, Claudius (1990): Über Organisiertes Verbrechen, Juristenzeitung с. 574-579.
Europol (2001a): European Union Situation Report on East European Organized Crime, Office for Official Publications of the European Communities: Luxembourg.
Europol (2001б): Russian Organised Crime. Threat Assessment 6-го сентября 2001 г. (не опубликовано).
Falk, Bernhard (1997): Erfassung, Beschreibung und Analyse von OK. Defizite und Fortentwicklungsmöglichkeiten bei der OK-Deskription, Kriminalistik № 1 с. 15-22 [отпечатан также в BKA (1997) с. 127-148].
Fijnaut, Cyrille (1997): Organisierte Kriminalität in Nordwesteuropa, см. Sieber (ред.) с. 3-41.
----- (1998): Organisierte Kriminalität: eine wirkliche Bedrohung für die Europäische Union? см. Albrecht / Dünkel (ред.) с. 509-526.
----- / Bovenkerk, Frank et al. (1998): Organized Crime in the Netherlands, Kluwer Law International: The Hague.
Finckenauer, James (без даты): Russian Organized Crime in the United States, http://www.ojp.usdoj.gov/nij/international/russian.html
----- / Waring, Elin J. (1998): Russian Mafia in America. Immigration, Culture, and Crime, Northeastern University Press: Boston.
----- (1997): Russian Emigré Crime in the United States: Organized Crime or Crime that is Organized? см. Williams (ред.) 139-155.
----- / Voronin, Jurij A. (2001): The Threat of Russian Organized Crime, U.S. Department of Justice / National Institute of Justice Research Report том 2, Washington D.C.
Fituni, Leonid (1999): Das organisierte Verbrechen in Rußland, см. Meier-Walser / Hirscher / Lange / Palumbo (ред.) с. 244-277.
Frankfurter Arbeitskreis Strafrecht (2000): Müssen Rolle und Aufgaben der Staatsanwaltschaft neu definiert werden? Strafverteidiger с. 460-462.
Freeh, Louis (1996): Statement Before the House Committee on International Relations, Hearing on Russian Organized Crime 30-го апреля 1996 г.
Frisby, Tanya (1998): The Rise of Organised Crime in Russia: Its Roots and Social Significance, Europe-Asia Studies № 1 с. 27-49.
Fuentes, Thomas (2001): Statement Before the House Subcommittee on Finance and Hazardous Materials 13-го сентября 2000 г.
Galeotti, Mark (1998): The Russian Wild East: A Complex Criminal Threat, Jane’s Intelligence Review № 9 с. 3-4.
----- (2000): The Russian Mafiya: Economic Penetration at Home and Abroad, см. Ledeneva / Kurkchiyan (ред.) с. 31-42.
Gehm, Volker (1996): Lage und Lageentwicklung der Organisierten Kriminalität in Deutschland, см. BKA (ред.) с. 53-66.
GenStA Düsseldorf / LKA NRW (2001): Gemeinsames Lagebild Organisierte Kriminalität Justiz / Polizei NRW 2000, Düsseldorf.
Gropp, Walter (1993): Besondere Ermittlungsmaßnahmen zur Bekämpfung der Organisierten Kriminalität, Edition iuscrim: Freiburg i.Br.
Gropp, Walter / Huber, Barbara (2001): Rechtliche Initiativen gegen Organisierte Kriminalität, Edition iuscrim: Freiburg i.Br.
Hartmann, Arthur (2000): Die Mafia und ihre Strukturen. Das Unternehmenskonzept der organisierten Kriminalität in der wissenschaftlichen Auseinandersetzung, Kriminalistik № 10 с. 642-649.
van der Heijden, Toon (1997): Der niederländische Ansatz zur Analyse von Datenmaterial im bereich der Organisierten Kriminalität, см. BKA (ред.) с. 149-174.
----- (1998): Der Kampf gegen die organisierte Kriminalität in den Niederlanden, см. Edelbacher (ред.) с. 173-202.
Jamieson, Alison (2001): Transnational Organized Crime: A European Perspective, Studies in Conflict & Terrorism S. 377-387.
Jekewitz, Jürgen (1999): Zur Konstitutionalisierung der nichtorganisierten Kriminalität durch den Vertrag von Amsterdam. Von der Verselbständigung von Begriffen und dem selbstgeschaffenen Zwang zur Entwicklung von Gegenbegriffen, Goltdammer’s Archiv für Strafrecht с. 307-318.
Kleinknecht, William (1998): The Russian Organizatsiya, см. Mahan / O’Neil (ред.).
Kraft, Joachim (1995): Erfahrungsbericht aus der Zusammenarbeit mit den osteuropäischen Staaten, in Denzer (ред.) с. 19-30.
Krauskopf, Lutz (1991): Geldwäscherei und organisiertes Verbrechen als europäische Herausforderung, Schweizer Zeitschrift für Strafrecht с. 385-394.
Krüßmann, Thomas M. (1999): Рецензия на Roth (1998) in Osteuropa c. 105-106.
von Lampe, Klaus (1999): Organized Crime. Begriff und Theorie organisierter Kriminalität in den USA, Lang: Franfurt am Main.
----- (2001): Organisierte Kriminalität unter der Lupe. Netzwerke kriminell nutzbarer Kontakte als konzeptueller Zugang zur OK-Problematik, Kriminalistik c. 465-471.
Ledeneva, Alena V. / Kurkchiyan, Marina (2000): Economic Crime in Russia, Kluwer Law International: Den Haag, London, Boston MA.
Lowrie, Kenneth J. (2001): Eastern Europe Organized Crime Conditions in the United States, выступление на Втором Совещание Европола на высоком уровне по восточно-европейской организованной преступности 29 / 30 ноября 2001 года, Den Haag.
Lützner, Axel (1993): Landesbericht USA, см. Gropp (ред.) c. 721-814.
Lungren, Daniel E. (1996): Russian Organized Crime (ROC), Sacramento CA.
Mahan, Sue / O’Neil, Katherine (1998): Beyond the Mafia. Organized Crime in the Americas, Sage Publications: Thousand Oaks, London.
Mayerhofer, Christoph / Jehle, Jörg-Martin (1996): Organisierte Kriminalität. Lagebild und Erscheinungsformen. Bekämpfung und rechtliche Bewältigung, Kriminalistik Verlag: Heidelberg.
McClure, Gwen (без даты): The Role of Interpol in Fighting Organized Crime, www.interpol.int/public/Publications/ICPR/ICPR481_1.asp.
Meier-Goßner, Lutz (2001): Strafprozessordnung, 45. изд. C.H.Beck: München.
Meier-Walser, Reinhard C. / Hirscher, Gerhard / Lange, Klaus / Palumbo, Enrico (1999): Organisierte Kriminalität. Bestandsaufnahme, Transnationale Dimension, Wege der Bekämpfung, Berichte und Studien der Hanns-Seidel-Stiftung том 79, München.
Meywirth, Carsten (1999): Das Lagebild Organisierte Kriminalität. Von einer statischen Lagedarstellung zum „Lageprozeß OK Deutschland“, Kriminalistik № 7 с. 447-452.
Militello, Vincenzo / Arnold, Jörg / Paoli, Letizia (2000): Organisierte Kriminalität als transnationales Phänomen. Erscheinungsformen, Prävention und Repression in Italien, Deutschland und Spanien, Edition iuscrim: Freiburg i.Br.
Mörbel, Richard Karl (1999): Organisierte Kriminalität in der Bundesrepublik Deutschland, см. Meier-Walser / Hirscher / Lange / Palumbo (ред.) с. 36-51.
Moore, Richter H. jr. (1995): Motor Fuel Tax Fraud and Organized Crime: The Soviet and the Italian-American Mafia, in Albanese (ред.) с. 189-200.
Nathusius, Ingo (2000): Tschechien, Rückzugsraum russischer Krimineller. Empirie und Theorie einer kultivierten Kriminalität, Kriminalistik с. 590-594.
NCIS (2000): 2000 UK Threat Assessment on Serious and Organised Crime, London.
Német, Zsolt / Münnich, Iván (1998): Organisierte Kriminalität in Ungarn – Gefahren, Chancen und Möglichkeiten, in Edelbacher (ред.) с. 271-286.
Neumahr, Axel (1999): Organisierte Kriminalität: Konzeptionen und ihr Realitätsbezug. Eine kritische Analyse aufgrund einer Auswertung des bisherigen Forschungsstandes der USA, Medien Verlag Köhler: Tübingen.
Nožina, Miroslav (1999): Das Netzwerk des internationalen organisierten Verbrechens in der Tschechischen Republik, in Meier-Walser / Hirscher / Lange / Palumbo (ред.) с. 220-243.
NSC (1998): International Crime Control Strategy, Washington D.C.
NSC (2000): International Crime Threat Assessment, Washington D.C.
NY State Organized Crime Task Force / NY State Comission of Investigation / NJ State Commission of Investigation (1997): An Analysis of Russian Émigré Crime in the Tri-State Region, in Williams (ред.) с. 177-225.
Omicron-Onlus (2001): „L’influenza della criminalità straniera sulla struttura degli interessi e dei comportamenti criminali: le grandi aree metropolitane nell‘ Europa mediterranea (Milano, Parigi, Barcellona), Milano.
Paoli, Letizia (1999): Die italienische Mafia. Paradigma oder Spezialfall organisierter Kriminalität? Monatsschrift für Kriminologie und Strafrechtsreform с. 425-440.
Poinas, Jacques (1997): Strategien der Bekämpfung der Internationalen Organisierten Kriminalität und des Terrorismus aus französischer Sicht, Politische Studien № 3 с. 53-60.
Rawlinson, Patricia (1997): Russian Organized Crime: A Brief History, см. Williams (ред.) с. 28-52.
----- (1998): Mafia, Media and Myth: Representations of Russian Organized Crime, The Howard Journal of Criminal Justice с. 346-357.
Rosner, Lydia S. (1986): The Soviet Way of Crime. Beating the System in the Soviet Union and the USA, Bergin & Garvey: South Hadley MA.
Roth, Jürgen (1998): Die roten Bosse. Rußlands Tycoone übernehmen die Macht in Europa, Piper: München.
Saberschinsky, Hagen (1997): Bekämpfung der Organisierten Kriminalität in einem großstädtischen Brennpunkt – das Beispiel Berlin, см. BKA (ред.) с. 209-228.
Schmidt, Uwe (1997): Aus dem Blickwinkel des „Tatortes“ Berlin und mit einem Seitenblick nach Ost-Europa: Die Erfolge von Internationaler Organisierter Kriminalität und Wirtschaftskriminalität, Die Polizei с. 315-324.
----- (1999): Berlin, die neue Hauptstadt: Die Entwicklung der Organisierten Kriminalität in Berlin in den 90er Jahren, см. Meier-Walser / Hirscher / Lange / Palumbo (ред.) с. 62-72.
Schünemann, Bernd (1999): Polizei und Staatsanwaltschaft, Kriminalistik часть 1: с. 74-79, часть 2: с. 146-152.
Sieber, Ulrich (1997): Internationale Organisierte Kriminalität. Herausforderungen und Lösungen für ein Europa offener Grenzen, Carl Heymanns: Köln, Berlin и др.
Siegel, Dina / Bovenkerk, Frank (2000): Crime and Manipulation of Identity Among Russian-Speaking Immigrants in the Netherlands, Journal of Contemporary Criminal Justice с. 424-444.
Thaman, Stephen C. (2001): Landesbericht USA, см. Gropp / Huber (ред.) с. 870-931.
Weder, Ulrich (1996): Rechtliche Bewältigung der Erscheinungsformen Organisierter Kriminalität in der Schweiz, см Mayerhofer / Jehle (ред.) с. 281-296.
Weschke, Eugen / Heine-Heiß, Karla (1990): Organisierte Kriminalität als Netzstrukturkriminalität часть 1, Fachhochschule für Verwaltung und Rechtspflege Berlin: Berlin.
Wessel, Jan (2001): Organisierte Kriminalität und soziale Kontrolle. Auswirkungen in der BRD, Deutscher Universitäts-Verlag: Wiesbaden.
Williams, Phil (1997): Russian Organized Crime. The New Threat? Frank Cass Publishers: London.

б) Опубликованная в России:

Гилинский, Я. (2000): Девиантность и социальный контроль в России (XIX – XX вв.). Тенденции и социологическое осмысление, Алетейя: Санкт-Петербург.
Иванов, A. M. (2001): Организованная преступность на Дальнем Востоке: межгосударственные черты, см. Номоконов (ред.) с. 97-120.
Номоконов В. А. (2001): Транснациональная организованная преступность. Дефиниции и реальность, Издательство Дальневосточного университета: Владивосток.
Репецкая, Анна Л. (2001): Транснациональная организованная преступность: Характеристика, причины, контроль, Издательство ИГЭА: Иркутск.
Шульга, Владимир И. (2001): Транснациональные проявления организованной преступности на Дальнем востоке России: предпосылки и общая характеристика, Номоконов (ред.) с. 120-141.
Яблоков. Н.П. (2001): Транснациональная организованная преступность и некоторые формы международного сотрудничества в борьбе с ней, Вестник Московского Университета. Серия право. № 6. с. 17-26

2.2. Роль преступных группировок Дальнего Востока России в криминальном вывозе природных ресурсов за рубеж

1. Общая характеристика организованных преступных группировок по криминальному вывозу природных ресурсов и за пределы России

Международные связи Дальневосточных группировок являются весьма важным составляющим элементом активизации получения криминальных доходов. В этой связи следует остановиться на истории их возникновения и упрочения.
За годы советской власти контакты российских граждан с иностранцами, особенно из стран «капиталистического лагеря» находились под жестким надзором КГБ СССР. Такой режим контроля давал крайне незначительную возможность для получения каких-либо способов обогащения и получения постоянных криминальных доходов. Ни о каком участии или контроле за внешнеэкономической деятельностью, даже незначительно, со стороны группировок, не было и речи. Государственный контроль за деятельностью предприятий, имеющих деловые связи с заграничными партнерами, представлял многозвенную контрольно-надзорной систему, включающую в себя вышестоящие инстанции, такие как Министерство внешней торговли, имевшее монопольное право на установление международных экономических связей и Госплан СССР, определявший объемы и наименование товаров и сырья, подлежавших вывозу за пределы страны. Причем перечень государственных предприятий, имевших право совершать поставки за границу или получать товар и оборудование из-за рубежа, был ограничен и периодически пересматривался и утверждался в самых высших правительственных инстанциях и ЦК КПСС. Немаловажная роль отводилась правоохранительным структурам, осуществляющим сбор и анализ оперативно-розыскной информации на различных предприятиях, имеющих внешнеэкономические связи, и за границей, в связи с проводимой деятельностью спецслужб СССР по сбору иностранной научно-технической, экономической, военной и политической информации. Нельзя достоверно утверждать, что за годы советской власти не осуществлялись мошеннические схемы с использованием международных экономических связей. Однако выявляемые государственными органами факты частично не трансформировались в уголовные дела из-за опасения высшего партийного руководства страны показать неприглядные стороны жизни страны «развитого социализма». Но иногда советские средства массовой информации все-таки сообщали о возбуждении уголовных дел такой категории и придании суду виновных, но это прежде всего следует связывать с борьбой внутрипартийных группировок, имевших влияние и «своих» людей на каких-либо направлениях внешнеэкономической деятельности.
Преступная деятельность существовавших на территории Советского Союза и Дальнего Востока в том числе, криминальных группировок главным образом была нацелена на:
контрабандный вывоз за пределы СССР предметов антиквариата, золота (в том числе в виде монет царской чеканки, ювелирных изделий, самородков и пр.), изделий широкого потребления, изготовленных из натурального сырья (одежда, спиртные напитки и пр.) Для вывоза использовались преступные схемы с участием экипажей судов, самолетов, поездов и лиц, выезжающих в загранкомандировки и туристические поездки. В этой связи в среде криминального сообщества имелась определенная специализация по добыче (кражи, грабежи, разбойные нападения) искомых предметов, предназначенных к вывозу за границу. Были задействованы контрабандные каналы с использованием экипажей торговых судов через порты Находка, Владивосток и пр. Как правило, вывоз производился на судах, совершающих каботажные рейсы в одни и те же порты Японии, Ю.Кореи, Вьетнама и других стран АТР.Вследствие этого в зарубежных портах этих стран имелась клиентура из числа постоянных покупателей, которым сбывалось вывозимое. Как правило, наиболее ценные предметы антиквариата и золото из СССР попадало в распоряжение местных группировок или торговцев, связанных с ними, и перепродавалось по всему миру. Группировки, имея «своих» людей на судах, были крайне заинтересованы в дальнейшей их работе на канале контрабанды, щедро платя и во многих случаях собирая компрматериалы на них для дальнейшей более тесной привязки к нелегальной деятельности. Этими же людьми в Россию ввозилась выручка в виде валюты, электронной аппаратуры, предметов ширпотреба заграничного производства и пр. Валюта была предпочтительнее, так она могла быть продана на «черном рынке» во много раз выше официального курса. За годы советской власти сформировался устойчивый валютный рынок в портовых городах региона, которым пользовались также группировки из других регионов СССР. Таким образом зарождались первые контакты и связи российских группировок с их зарубежными коллегами.
ввоз контрабандных товаров из-за границы. Лучшее качество изготовления и лучший товарный вид обусловил приток товаров, ввозимых контрабандой в пределы СССР. Как правило, перевозчиками были члены экипажей морских судов и советские граждане, работающие за границей в долгосрочных командировках и получающие заработную плату в валюте, которые ввозили контрабандой вещи и предметы и сбывали постоянным перекупщикам. Вследствие этого сформировались устойчивые группы, получающие доходы от распространения этих товаров на территории СССР через «фарцовщиков». Зачастую эти группы попадали под влияние криминалитета и вынуждены были платить часть доходов под угрозой разоблачения своей незаконной деятельности перед правоохранительными органами или физической расправой.
С течением времени, а именно с начала 90-х годов, с изменением внутриполитической обстановки, был отмечен рост международной активности Дальневосточных ОПГ. Это было обусловлено следующими причинами:
1) Крайне значительный поток выезжающих из России на постоянное место жительства в другие страны, в том числе США. Соединенные Штаты на протяжение многих десятилетий принимали практически всех выезжающих из СССР под статусом беженцев, диссидентов или несогласных с советским режимом. Часть выезжающих оформляла документы на выезд в Израиль или другие страны Западной Европы, и, в конечном счете, эти люди оказывались в США. По некоторым оценкам из Дальневосточного региона оформило документы на выезд за рубеж от 200 до 600 тысяч человек. Страны Запада и США приветствовали их выезд, так как это, во-первых, благотворно влияло на внешнюю политику стран Запада и проводимую пропаганду «западного образа жизни», во-вторых, выезжали в основном представители интеллигенции, имеющие высшие образование и ученые степени, т.е. речь идет об «утечке мозгов». Часть выезжающих имели значительные средства, полученные от преступной деятельности в качестве «цеховиков», взяточничества, незаконных коммерческих операций и пр. Некоторые просто бежали от возможного разоблачения своей незаконной деятельности и из-за боязни привлечения к уголовной ответственности. Приехав на Запад, большинство обнаружило, что заниматься привычной деятельностью, в том числе организовывать «теневой» бизнес, не представляется возможным из-за высокой конкуренции в экономической сфере, высоких требований потребителей к товарам и услугам и гораздо более продуктивной и жесткой работы местных правоохранительных органов. После своей относительной ассимиляции часть выехавших стала устанавливать деловые связи со своими родственниками и знакомыми, оставшимися в России. Зная нужды и особенности российского потребительского рынка, они строили и строят свою деятельность на поставке в Россию продуктов питания и товаров широкого потребления из США, Канады и других стран. Причем продукты питания закупаются зачастую такие, которые не находят спроса в других странах или имеются определенные санитарные ограничения по срокам реализации. Известны случаи, когда предприниматели из США, выходцы из СССР, закупали неоднократно партии говядины и кенгурятины в Австралии, хранившиеся в складах гос. резерва еще со второй мировой войны и сбывали ее в различных городах Дальнего Востока.
Большое количество иммигрантов, начинавшие свой бизнес на поставках из США на Российский Дальний Восток, оседало в крупных городах Тихоокеанского побережья Северной Америки, где существуют крупные транспортные узлы и грузовые терминалы, обеспечивающие перевалку товаров на морские суда для транспортировки через Тихий океан в Россию. Таким образом, часть иммигрантов увеличивала русскоязычные диаспоры в Сиэтле, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и штате Аляска. Хотя многие предпочитали жить в других городах, но их бизнес был все-таки нацелен на транспортировку товаров через эти города.
2) Разрешение внешнеэкономической деятельности российским коммерческим фирмам, компаниям, государственным предприятиям и частным лицам. Законодательно было разрешено заключать сделки с иностранными юридическими и физическими лицами по закупке и продаже различной продукции и пр. Этим незамедлительно воспользовались ОПГ, применявшие незамысловатую схему для увода валюты из России и получения значительных криминальных доходов. Базисом такой схемы является то, что в США, как правило, учреждалась фирма или компания, занимавшаяся поставкой продуктов питания и она заключала договор с российской фирмой, государственным предприятием или учреждением на поставку определенного количества груза в Россию, в большинстве случаев продуктов питания, товаров широкого потребления или различного технического оборудования. Президент или руководитель американской фирмы был, как правило, американский гражданин, а учредителями выступали учредители российской фирмы. Подписанные договоры на поставку предъявлялись в российские органы валютного контроля и через банк платежи проводились в американские банки. Т. е. российские предприниматели переводили деньги за границу сами себе. В ряде случаев руководители государственных органов власти и управления учреждали такие компании или фирмы за границей на имя своих родственников или близких знакомых. Очень часто эти деньги были федеральными денежными средствами, выделяемыми администрацией Дальневосточных территориальных образований или федеральным правительством для закупки продовольствия и других товаров за границей.
Бесспорно, такие российские фирмы работали под контролем преступных группировок, и бюджетные средства для закупок выделялись им с помощью коррумпированных чиновников местных органов власти. В подавляющем большинстве случаев поставок из США по таким контрактам не совершалось, и на запросы подразделений валютного контроля из российской фирмы, гос. предприятия или учреждения поступал ответ, что им попался недобросовестный американский партнер, и они будут обращаться в международный арбитражный суд для взыскания и возвращения средств. Российскими правоохранительными органами, как правило, незамедлительно возбуждались уголовные дела и возникала необходимость в проведении следственных действий на территории США и изъятии банковской документации в банках Соединенных Штатов, что представляло и представляет весьма большую проблему для расследования уголовных дел подобной категории. В своей преступной деятельности руководители российской фирмы опиралась на лиц из числа бывших советских и российских граждан, проживающих на территории США в наиболее удобных для контактов с ними районах, а именно в штате Аляска, Сиэтле, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Нью-Йорке. После проведения мошеннической операции по «перекачке» валютных средств за рубеж российские фирмы для сокрытия следов зачастую ликвидировались или перерегистрировались под новыми названиями.
Одно из таких уголовных дел продолжительное время расследовалось в Хабаровском крае. Было установлено, что заместитель главы администрации края Абаев содействовал осуществлению указанной выше преступной схемы по переводу бюджетных валютных средств за рубеж. Следствием доказана его причастность к незаконному переводу в США денежных средств на сумму 1, 25 млн. долларов. Через некоторое время после возбуждения уголовного дела он выехал в США и обратился в службу иммиграции и натурализации с заявлением о предоставлении ему убежища на территории США, так как он якобы преследуется организованной преступностью в России. Его просьба была удовлетворена и он поселился в Лос-Анджелесе и позже переехал в пригород Нью-Йорка.
Другой факт увода бюджетных средств государственным чиновником за границу и помощь ему в этом со стороны местного криминалитета был выявлен при расследовании уголовного дела в отношении бывшего главы администрации г. Биробиджан Болотнова, который, организовав схему перевода бюджетных средств в США, приобрел там дорогостоящее движимое и недвижимое имущество и оплатил учебу своей дочери в престижном колледже. В своей деятельности на территории США он опирался на помощь иммигрантов из СССР.
3) Деятельность граждан США на территории Дальневосточного региона. В подавляющем большинстве случаев пребывание американских граждан на территории Дальнего Востока носит законопослушный характер и не вызывает нареканий со стороны российских властей. Однако иногда приезжают лица, стремящиеся организовать осуществление незаконной экономической операции и получить доход от совершенного мошенничества. В качестве примера можно привести следующий факт, связанный с деятельностью г-на Генри Драгича Четвертого. Последний прибыл в Хабаровский край как якобы представитель известнейших американских компаний и очень уважаемый вкладчик одного из Нью-йоркских банков. При себе имел соответствующие документы и сертификаты с необходимыми реквизитами. Встречаясь с руководителями Хабаровского края и ЕАО, он высказывал намерение закупить большую партию черной икры и содействовать строительству рыборазводного завода на территории ЕАО. Не получив никакой предоплаты, руководство области разрешило ему вывезти самолетами в США несколько партий икры на сумму около 600 тыс. долларов, полученной в рыбколхозе «Пограничный». Через некоторое время, поняв, что это обычная мошенническая операция и не будет получено ни денег за реализацию икры, ни обещанного оборудования для рыборазводного завода, председатель рыболовецкого колхоза, потерпевшего убытки, обратился в ДВ РУБОП.
Проведенными консультациями с коллегами из ФБР США было уставлено, что все документы, предоставленные г-ном Драгичем в России, были фальшивыми и в его отношении американские правоохранительные органы были намерены начать уголовное преследование. После того, как ФБР получило из России все документы, подтверждающие его мошенническую деятельность, он был осужден американским судом. В ходе проведения оперативных мероприятий совместно с американскими коллегами была выявлена интересная деталь, а именно: помощь в установлении контактов на российской территории ему помогали устанавливать бывшие российские граждане, проживающие в Чикаго и Сиэтле.
Таким образом, следует сделать вывод о том, что многие российские и советские иммигранты, проживающие на территории США, устанавливают многочисленные контакты с российскими преступными группировками для осуществления преступлений в экономической сфере, предпочитая организовывать или совершать преступления на территории России, а жить в США, то есть вне пределов действия российского законодательства. Группировками активно используется их помощь и в настоящее время преступные связи между российскими группировками и лицами, проживающими на территории США, имеют следующие особенности:
1) Преступления совершаются в большинстве своем в экономической сфере и связаны с «уводом» валютных средств, выделяемых из бюджета для закупки той или иной продукции. Весьма значительную негативную роль играет при этом разрешение на открытие счетов юридическими и физическими лицами в зарубежных банках законодательством России, что способствует «обрубанию концов». Основа преступной операции состоит в том, что после начала действия мошеннической схемы по переводу денежных средств за рубеж, российская фирма, переводящая их, просто прекращает свое существование или руководящий состав (президент, директор, бухгалтер и пр.) просто увольняется. Через некоторое время, как правило, возбуждается уголовное дело, но доказать корыстную заинтересованность того же президента или доказать вообще, что совершена мошенническая операция, практически невозможно или это связано с большими трудностями. Президент (или бывший президент), как обычно, дает показания, что он ничего не знает, но при этом не предпринимает каких-либо заметных усилий по возвращению денег из-за рубежа. В процессе расследования подобных дел возникает проблема получения банковских и коммерческих документов, полученных в соответствии с УПК РФ, из США, где они могут быть получены лишь в соответствии с законодательством Соединенных Штатов. Образуются т. н. «правовые ножницы», которые весьма на руку преступникам. Конечно, существует возможность получения необходимых доказательств из США путем направления международных следственных поручений, но как показывает опыт расследования дел подобной категории, получение ответа из США занимает очень много времени, что негативно влияет на сроки расследования, жестко установленные УПК РФ.
2) Имеет место совершение мошенничеств, связанных с получением кредитов российскими гражданами в российских банках на большие суммы, и перевод их в США, куда эти граждане незамедлительно выезжают на постоянное жительство. Показательным примером этого может служить продолжительное расследование по делу г-на Жарких, который учредил в Хабаровске коммерческую фирму «Амурский» и получил кредит в Хабаровском коммерческом банке «Региобанк» в сумме 6 млн. долларов США. Деньги им были незамедлительно переведены на счет учрежденной им же в Портленде (США) фирмы «VIKTOR Inс.» и на счет компании "SAGITTARIUS", штат Вашингтон, которая была зарегистрирована на имя его жены. Через некоторое время банк потребовал возвращения кредита и обратился в арбитражный суд, но Жарких незамедлительно выехал в США, где вскоре получил «зеленую карту» и начал организовывать бизнес по добыче морепродукции в промысловых районах Охотского моря и прибрежных водах Камчатки, для чего выезжал в Москву в Госкомитет по рыболовству РФ для получения квот на вылов краба. Из приведенного примера ясно виден типичный механизм «перекачки» финансовых средств в США. Причем, в деле Жарких имеются материалы, свидетельствующие о том, что он не просто основал фирмы на американской территории, но и пользовался поддержкой лиц из числа бывших граждан СССР и в настоящее время продолжает поддерживать связи с Хабаровском.
3) Однако это могут быть не только обычные мошенничества в кредитно-банковской сфере, но и использование работников банков для совершения преступлений. Как пример можно привести уголовное дело, расследуемое УВД Хабаровского края в отношении одного из инженеров-программистов, работавшего в коммерческом банке г. Хабаровска системным администратором. Имея необходимую подготовку и досконально зная системы защиты компьютерной сети банка, он организовал незаконный перевод денежных средств на сумму около 500 млн. рублей на счет подставной фирмы, которую ему помогли зарегистрировать в Хабаровске, и тут же перевел всю сумму в Лос-Анджелес. После перевода денег он незамедлительно через Москву покинул территорию России, имея гостевую визу, полученную в Генеральном Консульстве США во Владивостоке. Уставлено, что в Лос-Анджелесе все деньги получены им наличными в банках. Проведением оперативно-розыскных мероприятий выявлено, что в Хабаровске он имел многочисленные контакты с одной из группировок. По их рекомендации ему было выслано приглашение на посещение США на три месяца и по приезде в Соединенные Штаты, по рекомендации, он получил поддержку и помощь от русскоязычной диаспоры Лос-Анджелеса. Как стало известно в ходе следствия, через некоторое время он был арестован в США за нарушение иммиграционного законодательства и, представ перед иммиграционным судом, заявил, что он в России подвергся давлению со стороны русской мафии и не намерен возвращаться домой. Следственными и оперативными работниками российской милиции это его утверждение было воспринято однозначно как попытку избежать уголовного наказания за совершенное преступление.
4) Силовое воздействие на лиц, проживающих на территории США и других стран, со стороны российского криминалитета. Привыкнув «крышевать», контролировать и диктовать свои условия, российские группировки переносят свои привычки силового и психологического воздействия на территорию США и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Многие российские бизнесмены, в силу контактов и влияния на них со стороны преступности, вынуждены вводить в число учредителей фирм, учреждаемых ими на территории США, представителей криминалитета. При этом каждая из сторон преследует свои цели. Криминалу важно закрепиться в другой стране путем участия, зачастую формального, в бизнесе, приобрести движимое и недвижимое имущество и тем самым обеспечить свое будущее и недосягаемость со стороны российских правоохранительных органов и, что весьма важно, организовать «отмывание» криминальных финансовых средств путем вовлечения их в коммерческий оборот фирмы и перечисляя на заграничные банковские счета.
Бизнесмен, как правило, вводя представителя группировки в свой бизнес в качестве соучредителя или содиректора, очень часто использует криминальные финансовые средства группировки, то есть, занимается «отмыванием денег» и использует группировку как «крышу» при возникновении проблем с другими группировками или деловыми партнерами. Как правило, такие бизнесмены плотно опекаются группировкой и «сидят на крючке». Иногда они пытаются порвать с группировкой по различным причинам. Тогда криминалитет начинает совершать в отношении них или их близких различные силовые акции устрашения и запугивания, которые так распространены в России.
ДВ РУБОП расследовало совместно с ФБР США один из таких фактов. На протяжение ряда лет в Южно-Сахалинске работала коммерческая фирма по добыче и перепродаже морепродукции и в качестве соучредителей был введен один из «воров в законе» Дальневосточного преступного сообщества «общак». Фирма распространила свое влияние на Японию, где она скупала недвижимость, вовлекла в свою деятельность японских бизнесменов и устанавливала связи с преступными группировками. Через какое-то время один из японских бизнесменов решил скорректировать свою коммерческую деятельность и в Японию к нему незамедлительно выехала группа боевиков для устрашения и запугивания, что увенчалось успехом. Вскоре руководитель сахалинской фирмы выехал в Сиэтл (США) на постоянное место жительства и также решил отойти от криминала. Для воспрепятствования этому у него в США был похищен сын, который содержался в доме на окраине Сиэтла. Проведенным расследованием уставлено, что в похищении участвовал гражданин России, гражданин Латвии и один из жителей русскоязычной диаспоры. Друг друга они знали давно и тесно общались с представителями преступных группировок Дальнего Востока, выполняя их просьбы как коммерческого, так и личного характера.
Имеет место ряд случаев, когда американские партнеры и совладельцы фирм, зарегистрированных на территории США, начинали действовать вразрез с волей их российских партнеров, связанных с криминалом. Оперативными службами органов внутренних дел Дальнего Востока выявлено ряд фактов, связанных с подготовительными мероприятиями, проводимыми группировками (подыскание исполнителей, получение виз в дипломатических представительствах США на территории России, поддержка со стороны иммигрантов и пр.) и которые были нацелены на силовое воздействие на лиц, проживающих на территории США, в том числе американских граждан.
В некоторых случаях воздействие производилось через посторонних лиц, выезжающих краткосрочно в США и они зачастую даже не были осведомлены о том, что они используются в качестве инструмента воздействия. Несколько лет назад ДВ РУБОП занимался подобным делом, суть которого заключалась в том, что в середине 90-х годов один из Хабаровских бизнесменов занял другому бизнесмену большую сумму денег, после чего последний перевел деньги в США и выехал в г. Сиэтл по туристической визе и, несмотря на неоднократные напоминания, отказывался вернуть долг, обратившись к иммиграционной службе США с просьбой предоставить ему статус беженца и выдать «зеленую карту», как якобы преследуемому российской организованной преступностью.
Через некоторое время из Хабаровска в Сиэтл выехала группа спортсменов для проведения серии товарищеских встреч по борьбе. Хабаровский коммерсант обратился к одному из борцов, чтобы тот, находясь в Сиэтле, встретился с должником и напомнил о долге. Спортсмен при отлете из США позвонил ему из аэропорта Сиэтла и предложил встретиться. Должник приехал в аэропорт и в ходе беседы спросил, что ему грозит, если он не вернет долг. Спортсмен с присущим русским прямодушием ответил что тому «просто открутят голову». После чего отлет самолета был задержан на 2 часа, спортсмен был незамедлительно арестован агентами ФБР и помещен в местную тюрьму. Против него было выдвинуто обвинение, что, он является посланцем русских группировок и угрожал должнику убийством с особой жестокостью. Через какое-то время ему удалось бежать и он стал пробираться к мексиканской границе. Однако через трое суток спортсмен был арестован полицией и водворен в прежнюю тюрьму. Отсидев под арестом около семи месяцев, он был признан судом невиновным, и вернулся в Хабаровск. В этом деле имеется весьма интересный факт. Как удалось установить оперативно-розыскными мероприятиями РУБОП, его побег был осуществлен с помощью кого-то из местной русскоязычной диаспоры, теми, кто получил просьбу о содействии его побегу из группировки, действующей на территории Хабаровского края. Это еще раз доказывает, что существуют весьма тесные связи между криминалитетом обеих стран, в данном случае Хабаровска и Сиэтла.
5) Контрабанда оружия. Как таковой преступный бизнес, связанный с перевозками оружия в США, не имеет особого распространения, хотя УВД Хабаровского и Приморского краев расследовался ряд уголовных дел, связанных с незаконным хранением оружия, в основном пистолетов Макарова, матросами рыболовных и иных судов, Получены показания, что оружие ими планировалось переправить в Японию, Канаду или США. В данном случае Япония является наиболее предпочтительной страной, так как имеет несравненно больший рынок нелегального сбыта оружия. «Черный рынок» оружия в США и Канаде наименее предпочтителен из-за перенасыщенности стрелковым вооружением всех стран мира. В то же время был выявлен факт провоза на территорию Канады автоматов Калашникова.
Известен случай, когда одна из группировок Хабаровска продолжительное время искала мощный надежный пистолет с глушителем. В ходе поисков лидер группировки обратился к своему знакомому, проживающему в г. Портленд, штат Орегон и тот сообщил, что он выполнит его просьбу. Имея зарегистрированный пистолет «Беретта», он подал заявление в местную полицию, что этот пистолет им утрачен, а сам, тем временем, организовал отправку посылки с радиотехническим оборудованием в Хабаровск, вложив и замаскировав внутри пистолет, глушитель и несколько сот патронов к нему. Американской таможней пистолет был обнаружен и было начато судебное преследование в отношении отправителя.
ДВ РУБОП, получив сообщение от своих коллег из США, в свою очередь выяснило, что оружие предназначалось для тренировок и криминальных разборок на территории Дальнего Востока. Вместе с тем, проводя анализ выявленных случаев контрабандного ввоза и вывоза оружия, следует отметить, что на территорию Дальнего Востока был несколько раз осуществлен ввоз холодного оружия из США (самурайские мечи, ножи-навахо и ножи из экипировки боевых пловцов). Оружие ввозилось из Анкориджа и Сиэтла самолетами в багаже пассажиров и было обнаружено российской таможней при досмотре в аэропорту. Пассажиры, ввозившие оружие, пояснили, что на территории США нет каких-либо законодательных ограничений для покупки и перевозки холодного оружия и они просто выступали в качестве перевозчиков. Мечи и ножи их попросили доставить в Россию иммигранты из числа русскоязычной общины (диаспоры) в Сиэтле, и они должны были это оружие как подарки вручить лицам, проживающим в Хабаровске и Магадане. Проведенной проверкой установлена непосредственная причастность получателей оружия к группировкам, действующим в Хабаровске и Магаданской области и персональные связи их членов с указанной диаспорой.
6) Организация незаконной иммиграции в США и Канаду. В течение последних лет в средствах массовой информации Дальневосточного региона появлялось и появляется множество объявлений Хабаровских и Приморских фирм о том, что они гарантируют получение работы в США и других странах. Управлениями миграционной службы РФ и ДВ РУБОП проверялась деятельность таких фирм, и был выявлен определенный механизм «выкачивания» денег у обратившихся. Когда человек обращался в такую фирму, ему предлагали оформить заграничный паспорт и выплатить некоторую сумму на первоначальные расходы, примерно 200-300 долларов. Далее фирма оформляла туристическую визу на въезд на территорию другой страны, и его данные передавались лицам, проживающим в США, Японии, Южной Кореи и пр., которые встречали новоприбывшего, помогали ему снять жилье и предлагали на выбор несколько видов деятельности, от горничной в отеле до разнорабочего на каком-либо предприятии.
Как правило, работа предлагалась там, где иммигранты из СССР занимали руководящие должности или имели влияние на найм персонала или подсобных рабочих. Прибывшему говорилось, что часть своего заработка он должен отдавать посреднику, так как он, работая, нарушает иммиграционное законодательство страны пребывания, но через несколько лет, если захочет, может через иммиграционный суд получить «зеленую карту». А до тех пор нужно вести себя как можно незаметней и не привлекать внимание властей, в особенности правоохранительных органов.
Проанализировав механизм деятельности таких российских фирм, можно придти к выводу, что, во-первых, существуют отлаженные каналы такой иммиграции (встреча в аэропорту, помощь с устройством на работу, подыскивание места жительства и пр.) и, во-вторых, от таких нелегальных иммигрантов формируется поток финансовых средств, переправляемых в Россию. Более подробное изучение деятельности таких фирм и лиц, руководящих ими, выявило их связи с Дальневосточными преступными группировками. Зачастую подобные фирмы организуются на деньги группировок, как способ вложения средств в легальный бизнес и их «отмыв». Кроме того, имеет место ряд фактов, когда эти наработанные связи использовались для переправки с территории России в США лиц, возможно причастных к участию в бандформированиях, действующим на территории Чечни.
В 2001 году иммиграционная служба в аэропорту г. Атланта задержала двух человек кавказской внешности, прибывших в США через Москву, страны Западной Европы и Мексику. Было установлено, что они имеют поддельные российские заграничные паспорта с переклеенными фотографиями, но подлинными американскими визами. Так как паспорта были выданы УВД Приморского края и визы получены в Генеральном Консульстве США во Владивостоке, иммиграционная служба Соединенных Штатов незамедлительно информировала ДВ РУБОП для организации проверочных мероприятий.
Проведенной проверкой установлено, что в действительности паспорта и визы оформлялись на двух матросов, которые должны были выехать на Аляску через Сиэтл для смены экипажа российского рыболовного судна, ремонтировавшегося в одном из американских портов. Визы им оформляла туристическая фирма во Владивостоке. После оформления виз им было заявлено, что их паспорта утрачены, возможно похищены. Матросы получили новые паспорта, а их старыми воспользовались другие, в данном случае задержанные в Атланте. Данный пример указывает на связи Дальневосточного криминала не только с территорией США, но и группировками на Северном Кавказе, то есть на организацию межрегионального и международного незаконного канала выезда из России людей, к которым российские власти имеют определенные вопросы.
Стоит остановиться на международных связях группировок, действующих на северных территориях Дальнего Востока. ФБР и ДВ РУБОП проводили обмен информацией в отношении выявления фактов «перекачки» федеральных финансовых средств, выделенных северным российским территориям для закупок продовольствия и различного оборудования в штате Аляска. К оперативно-розыскным мероприятиям были также подключены подразделения внутренних дел Магаданской, Камчатской областей, Чукотки и Якутии.
Как результат, такие факты были выявлены и уставлено, что на территории штата Аляска была создана коммерческая фирма, на счет которой переводились бюджетные целевые средства из северных Дальневосточных территорий. Официально основной деятельностью фирмы было оказание посреднических услуг по подыскиванию американских оптовых продавцов для поставок на Восток России продуктов питания, рыболовных снастей, оборудования, лекарств и пр.
В действительности российские бюджетные средства частично использовались для закупки продовольственных товаров и перевозки в Россию, частично переводились на другие счета в американских банках и были использованы для приобретения недвижимости (жилых домов и квартир) в штатах Аляска и Флорида, где был куплен жилой комплекс стоимостью 3 млн. долларов. Официально владельцами недвижимости оформлялись бывшие граждане СССР, проживающие на Аляске и в Нью-Йорке. Совладельцами фирмы были оформлены также выходцы из Советского Союза и, как информировало ФБР, они продолжительное время находились в поле зрения агентства по борьбе с наркотиками DEA и были связаны с перевозкой и распространением наркотиков из Южной Америки.
Проведение комплекса оперативно-розыскных мероприятий по получаемой информации из ФБР позволило выяснить механизм финансовых махинаций, в которых были замешаны как некоторые российские группировки, так и чиновники российских органов исполнительной власти. Установлено, что в них также были замешаны лица, ранее выехавшие в США как политические беженцы, и использующие свой статус граждан США для осуществления финансовых операций и организации коммерческой деятельности на территории Соединенных Штатов в интересах российских ОПГ.
В связи с проводимыми мероприятиями на северных территориях, контрольно-ревизионными управлениями были организованы проверки использования целевых федеральных средств и, как результат, был выявлен ряд грубейших нарушений финансового законодательства России. В ходе проверок посредническая фирма на Аляске самоликвидировалась, тем более что ее официальные совладельцы начали конфликтовать между собой. По результатам проверок ряд чиновников был уволен, однако уголовные дела возбуждены не были.
На этапе сбора процессуальных доказательств по утечке валютных бюджетных средств в США и участии в операции организованных преступных группировок и коррумпированных чиновников, ДВ РУБОП, как структурное подразделение МВД России, было ликвидировано и сотрудники управления, в том числе занимавшиеся организацией следственно-оперативной работы, вынуждены были уволиться, что не позволило довести мероприятия, длившиеся несколько лет, до логического завершения.

2. Участие группировок Дальнего Востока в добыче, переработке и вывозе за пределы России сырья, в том числе рыбопродукции.

Для удобства и более эффективного изложения проведена определенная классификация преступных посягательств применительно к видам ресурсов.
Незаконная добыча рыбы и морепродуктов.
Сотрудники аналитических подразделений УВД Сахалинской, Магаданской и Камчатской областей, работники прокуратуры проанализировали ход и проведение вылова рыбы в акваториях Охотского моря и районах Берингова моря за период 2001- 2002 гг. по использованию новых правил по квотированию вылова рыбы. Отмечается, что форма покупки квот через аукционы, проводимые Госкомрыболовства России в Москве оправдывает себя лишь отчасти. Промысловики Дальнего Востока отмечают высокую стоимость квот, слишком большую для подавляющего количества рыбодобывающих предприятий, зачастую слишком мелких, чтобы организовать лов на таких условиях. Как следствие, участие в добыче рыбы и морепродуктов с целью получения дохода официально оказалось закрытым для мелких и средних предприятий, в том числе для рыбодобывающих артелей и рыбколхозов, во множестве расположенных на побережье Дальнего Востока. Следует особо отметить, что в подавляющем большинстве прибрежных поселков, работа на рыбодобывающих и рыбообрабатывающих предприятиях является для населения фактически единственным источником существования. Из-за высоких цен на горюче-смазочные материалы, запчасти, орудия лова, транспортировку и прочих расходов, рыбколхозы и артели не имеют значительных финансовых средств для участия в аукционах по приобретению квот. По этой причине в процессе лова отмечалось большое количество случаев, когда лов осуществлялся незаконно под видом выхода в море рыболовецких судов для проверки двигательных установок или мореходных качеств судна или под видом перегона судна в другой порт. Выловленная рыба сдавалась на суда, имеющие право на лов, в том числе иностранные. Привлекает внимание тот факт, что в ряде случаев суда, имеющие право на лов, сдают рыбу в море иностранным перекупщикам, в порты Японии или южнокорейский порт Пусан, где имеется ряд филиалов японских фирм, закупающих рыбу, крабов и креветок. Вырученные от продажи деньги официально не оформляются и поступают в распоряжение преступных группировок, контролирующих рыбный промысел.
Сотрудники милиции и прокуратуры отмечают возрастающую роль влияния группировок на побережье Хабаровского края в районе Советской Гавани, где в удаленных местах создаются мини-заводы с примитивной технологией для переработки рыбы, крабов и икры. Благодаря построенной грунтовой дороге Совгавань-Хабаровск группировками налажен транзит вывоза выловленной морепродукции в г.Хабаровск для последующей переправки в Москву и за границу в Китай. Так, зимой 2002 года была задержана а/машина с 2 тоннами крабов, перевозимых по организованной преступной транспортной цепочке.
По данным сотрудников УВД Николаевского района Хабаровского края, незаконные базы по переработке морепродуктов создавались в течение зимних месяцев 2001-2002 гг. на побережье Охотского моря между пос. Аян и пос. Многовершинный. За зимние месяцы по зимникам в места дислокации завезено оборудование и организовано жилье для рабочих. Места для организации баз выбраны с расчетом того, что в эти районы суда пограничной охраны не заходят, а подразделения рыбоохраны не могут организовать постоянные дежурства в прибрежных акваториях Охотского моря из-за недостаточного финансирования.
Специалистами-аналитиками проанализированы результаты использования радиотехнических устройств, установленных на борту сейнеров и регулярно передающие радиосигналы на спутники, находящиеся на околоземных орбитах с целью географического местоопределения (позиционирования) судов, выходящих в море и получения от них идентификационной информации о названии судна, его номере и дате выхода из порта. Информация со спутников регулярно передается в Центр слежения за судоходной ситуацией в Москву и используется в интересах Федеральной пограничной службы, Госкомрыболовства РФ и других ведомств. Считается, что эта система слежения могла бы отследить местонахождение судна, ведущего лов, в том числе незаконный, с точностью до 100 метров. Однако службы пограничной охраны и милиции имеют информацию, что капитаны судов перед осуществлением лова приказывают закрыть передающие антенны таких устройства предметами (тазами, кастрюлями и т.д.), способными экранировать или значительно уменьшить мощность радиосигналов. После чего такое судно пропадает из зоны радиовидимости спутников и его местонахождение невозможно установить. Позже капитаны объясняют пропадание сигнала техническими неисправностями, плохими погодными условиями, магнитными бурями, местными аномалиями и пр.
Федеральной пограничной службой России для охраны используются только корабли. Использование вертолетов и самолетов для патрулирования крайне проблематично, так как это ведет к значительному расходованию финансовых средств на закупку топлива и запчастей. Как результат, патрульные суда не имеют возможности контролировать большие районы лова, а ограничиваются только эпизодическими рейдами.
Экипажи судов, ведущие незаконный промысел, используют определенные кодированные сообщения, передаваемые по радио для предупреждения друг друга о приближении пограничных кораблей, что позволяет заблаговременно убрать все следы лова.
Для максимального избежания быть застигнутыми на месте лова пограничниками, в последние время все чаще применяется метод, когда сети в промысловых районах ставятся ночью в дрейфующем режиме и оснащаются радиобуем. После постановки сетей судно уходит из района и возвращается в ночное время через 2-3 суток, ориентируясь по радиосигналам, для подьема сетей с уловом на борт. Такой метод позволяет максимально обезопасить незаконный лов и организовать регулярную добычу.
Российско-японские усилия по совместной борьбе с браконьерством на море и передаче из Японии сведений о сдаче морепродукции российскими судами в портах Японии специалисты оценивают положительно, но вместе с тем отмечается два серьезных обстоятельства, которые необходимо учесть российским контролирующим службам и правоохранительным органам:
Во-первых, значительное количество российских судов сдают нелегальные уловы в порты других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в основном в южнокорейский порт Пусан, где имеются холодильное и складское оборудование по хранению купленной японскими фирмами морепродукции и переправке ее в Японию, как уже товар, принадлежащий японской фирме. В этом случае японская сторона не вправе передавать коммерческую информацию о деятельности своих национальных предприятиях России. В этой связи возникает проблема получения подобной информации от южнокорейской стороны, обоснование получения такой информации, а также о сумме денег, выплаченных японскими фирмами капитанам российских судов на южнокорейской территории, что вызывает необходимость решения проблемы получения подобной информации также с южнокорейскими властями.
Во-вторых, возникает проблема применения или использования информации, полученной из Японии российскими правоохранительными органами или контролирующими службами. Проблема заключается в том, что информация о сдаче морепродукции направляется из Японии в связи с заключаемыми межведомственными соглашениями между Госкомрыболовства РФ соответствующими японскими службами. Получаемая Россией информация не имеет процессуального значения для использования в возбуждаемых уголовных делах, так как получена, как правило, до возбуждения дела и не в связи с международным следственным поручением. Считается, что ее можно будет использовать сугубо в качестве информативных сведений и только на стадии предварительной проверки, что не влечет каких-либо ограничений или воздействий в отношении капитанов судов или рыбодобывающих предприятий. Сообщается, что адвокаты и юрисконсульты, работающие в сфере рыбодобычи, осведомлены о таких российско-японских договоренностях и выработали тактику защиты своих клиентов. Российскими правоохранительными органами, в частности специализированными подразделениями милиции, уже получено определенное количество сведений о количестве и разновидности морепродукции, проданной в портах Японии и некоторые капитаны судов опрашивались на предмет сдачи незаконного лова и получении дохода от продаж японским покупателям. Однако капитаны в качестве доказательств своей правоты предъявляли судовые журналы и другую документацию, которая не свидетельствовала о фактах незаконных продаж и поэтому обоснованно заявляли, что российские правоохранительные органы не имеют официальных доказательств для привлечения их к ответственности.
Общий анализ деятельности группировок в добыче морепродукции свидетельствует о том, что последние переориентируют свою преступную деятельность не только на вывоз продукции за рубеж, но также на создание незаконных пунктов переработки и баз в глубине российской территории на берегу Охотского моря и Татарского пролива, вне пределов досягаемости пограничных кораблей и рыбоинспекции и на совершенствование схем транспортировки в центральные районы России, в первую очередь в Москву.
Внимание, уделяемое как государственными, так и коммерческими структурами к добыче и переработке морских биоресурсов на Дальнем Востоке, заставляет более подробно остановиться на проблеме все большего проявления участия криминалитета в указанном секторе региональной российской экономики.
Отечественные и зарубежные эксперты в области рыбодобычи оценивают ежегодные уловы в акваториях экономической зоны Дальнего Востока в размере около четырех миллионов тонн биоресурсов. Легальный экспорт составлял менее одного миллиона тонн, а нелегальный – более двух миллионов. На российском рынке для внутреннего потребления остаются менее 10% добытого. Остальное уходит за границу различными путями . В основном это были наработанные за прошедшее десятилетие преступные каналы сбыта.
Получая огромные доходы от криминальной деятельности, связанной с рыбодобычей, коммерческие структуры опираются на помощь и «понимание» различных правоохранительных и контрольных государственных служб и ведомств, обязанных препятствовать расхищению природных ресурсов России и пресекать влияние преступных группировок и сообществ.
Имеющая место практика федеральной службы безопасности России устраивать на работу в рыбодобывающие организации так называемых «офицеров действующего резерва» привела к тому, что последние стали вплотную работать с мафиозными структурами, организуя браконьерский лов и сбыт морепродуктов за границу.1 Таким образом, «тесная сплотка отдельных чекистов» с криминалитетом заставляет сделать несколько выводов, а именно:
 «офицеры действующего резерва ФСБ», работающие в штате рыбодобывающих предприятий, не занимаются исполнением возложенных на них государством обязанностей по контролю за таким важнейшим источником валютного поступления как продажа морепродуктов за границу. Работа на предприятиях превратилась в весьма выгодный источник личного обогащения;
 «Тесная сплотка с мафиозными структурами», как указано, «отдельных
чекистов» приводит к тому, что криминальные группировки, контролирующие лов и сбыт, чувствуют себя относительно спокойно, имея «крышу» в лице сотрудника такой правоохранительной структуры, как ФСБ. Данное обстоятельство позволяет им чувствовать себя уверенно в отношениях с другими конкурирующими группировками, и что весьма важно, при проводимых проверочных мероприятиях налоговой инспекции, налоговой полиции, подразделениями по борьбе с экономическими преступлениями МВД и пр. При возбуждении уголовного дела, которое может быть и не связано непосредственно с выявленными экономическими преступлениями, группировка может через «своего» человека из ФСБ решить вопрос по прекращению уголовного дела или направлению дела в «нужное» русло.
 Если «офицер действующего резерва» обеспечивает «тесную сплотку» с мафиозной структурой, то можно говорить о коррумпированности такого сотрудника, который по сути дела «прикормлен» группировкой.
Несколько подробнее следует остановиться на деятельности Федеральной пограничной службы России, в чью прямую обязанность входит контроль за экономической прибрежной зоной для недопущения браконьерского лова российскими и иностранными судами. С некоторых пор российские власти начали применять новую, как казалось, действенную тактику контроля за деятельностью рыболовных судов, а именно нахождение государственных инспекторов на борту судов. В обязанность указанных должностных лиц входит контроль за недопущением перелова, то есть вылов морских биоресурсов в рамках выделенных квот, недопущение вылова запрещенных к добыче рыб и морских животных, осуществление лова только в установленных местах и применение исключительно разрешенных орудий лова и пр. Государство, введя институт инспекторов, обоснованно посчитало, что их деятельность будет действенным заслоном браконьерскому промыслу и, как следствие, воспрепятствовать незаконному вывозу морепродуктов за рубеж и обогащению криминальных группировок.
Однако, правоохранительными органами Дальнего Востока выявлен ряд фактов, когда должностные лица из состава госинспекции, находясь в период путины на судах, пренебрегали исполнению своих служебных обязанностей, впрямую потворствовали браконьерскому лову, тем самым помогая расхищать национальные богатства России. Такая «помощь» браконьерам не была безвозмездной, а весьма щедро оплачивалась. Получил определенную огласку факт, когда таможенники изъяли у инспектора-пограничника Карагодина в п. Магадан, когда он сходил на берег после окончания рейса, 54 тысячи долларов. Иные инспекторы за период путины имеют незаконные доходы в сумме 150-200 тысяч долларов США.
Не менее интересен другой факт, связанный с распоряжением начальника Тихоокеанского регионального управления ФПС генерал-полковника Тарасенко П. передать в одну из воинских частей для питания военнослужащих две партии конфискованных у браконьеров крабов весом 5650 и 5635 кг. каждая. Данное распоряжение было дано с прямым нарушением Постановления Правительства России, обязывающее передавать изъятые конфискованные морепродукты в распоряжение Российского Фонда Госкомимущества. Однако проведенная прокуратурой проверка показала, что почти 11 тонн крабов в воинскую часть не поступали.
Оперативные сотрудники оперативных подразделений УВД Сахалинской области высказывают весьма обоснованные предположения о том, что налажена определенная преступная технология реализации конфискованных морепродуктов. Первичные держатели конфискантов, в данном случае пограничники, изъявшие крабов, имеют хорошо налаженные контакты с коммерческими фирмами – реализаторами. Формально партии крабов были переданы для питания военнослужащих, а фактически, предположительно, вывезены за рубеж или другие регионы России и реализованы с получением значительной незаконной прибыли.
Для бесперебойного функционирования преступной схемы обогащения имеют место весьма сомнительные контакты отдельных высокопоставленных командиров с не менее сомнительными рыбными «фирмачами». Выявлен следующий преступный механизм взаимодействия государственной контролирующей структуры в лице погранслужбы с коммерческими фирмами:
1. Для борьбы с конкурентами преступные группировки, контролирующие определенные рыболовные суда, используют помощь некоторых высокопоставленных пограничников. При этом последние применяют нехитрый метод, когда дают своим подчиненным приказ нещадно проверять суда конкурентов, мешая лову последних. В этих условиях суда - «нарушители», не желая терять уловы, вынуждены принимать условия соперников, имеющих пограничную «крышу» ( а это может быть и сдача рыбы перекупщикам по невыгодным ценам, и бункеровка водой и топливом у определенных фирм-поставщиков, и вытеснение из определенных акваторий), что в конечном итоге приводит к расширению контроля группировок над большим числом судов.
2. Проведение дрифтерного лова, как наиболее продуктивного. По существующим правилам такой вид лова проводится сетями на глубине 4-5 километров исключительно в научных целях. Однако дрифтерный лов довольно широко практикуется браконьерами для получения максимальной прибыли. Поэтому выработан определенный криминальный механизм взаимодействия пограничников с рыболовной компанией. Между ними заключается договор, по которому компания выделяет пограничникам судно с командой якобы в качестве помощи в охране экономической зоны. Ставится одно условие: если судно обнаруживает дрифтерную сеть, поставленную с браконьерской целью, она поднимается и приходует добытая рыба поступает в собственность компании. Незадолго до выхода в море такого патрульного судна другое судно этой же компании, ставит дрифтерную сеть в заранее обговоренном районе, сообщая координаты капитану патрульного судна. Конечно, патрульное судно обнаруживает сеть, выбирает улов (как правило 5-8 тонн лосося) и уходит на выгрузку в иностранный порт, как правило в Японию, где уже находится судно - постановщик сети. Сеть перегружается на это судно и составляется акт об уничтожении запрещенного орудия лова, т.е. дрифтерной сети. Таким образом цикл якобы патрулирования-обнаружения проводится многократно, принося баснословные прибыли. Эта преступная деятельность не осталась без внимания преступных группировок, которые давно взяли на вооружение описанный способ браконьерского лова, вовлекая в него достаточное количество военнослужащих погранвойск.
Не без основания специалисты в области изучения криминализации рыбной отрасли считают деятельность некоторых крупных рыбодобывающих предприятий Дальнего Востока как направленную на «перекачку» валютных средств за рубеж, в первую очередь в США. Одно из таких предприятий, «Дальморепродукт» (г. Владивосток, руководитель Диденко Ю.) в 2002 году стало предметом журналистского и уголовного расследования.
Для понимания основных особенностей преступного механизма, использованного указанным предприятием, следует отметить, как весьма важное обстоятельство, что руководство компании пользовалось поддержкой и пониманием председателя Госкомрыболовства России Наздратенко Е.И., бывшего губернатора Приморского края.1 Сложившиеся «особые отношения» между Диденко и Наздратенко позволили компании незаконно получить супертраулеры, построенные в Испании, для организации наиболее эффективного лова и предварительной обработки морепродукции. Данные супертраулеры первоначально были выделены на условиях долгосрочного лизинга российской компании «Супер».
Обращаясь к истории вопроса, следует отметить, что траулеры были построены в Испании за 1,5 миллиарда долларов, взятые в кредит под гарантии правительства России и юридически принадлежали компаниям «Болеро» и «Берген», зарегистрированным в оффшорных зонах. Выделенные траулеры для ЗАО «Супер» по просьбе Диденко, по ходатайству тогдашнего губернатора Приморского края Наздратенко и по приказу N 170 от 29 июня 1999 года Госкомрыболовства России были незаконно переданы в «Дальморепродукт». Траулеры были незамедлительно переданы в учрежденную Диденко фирму «Дальморепродукт троулерс», которая, в свою очередь, заключила арендные соглашения по каждому судну с компаниями «Берген» и «Болеро».
Наздратенко к тому времени стал председателем Госкомрыболовства России и лично опекал работу траулеров, получавших хорошие квоты на лов. Эксплуатация траулеров приносила хороший доход, но при этом компания «Дальморепродукт Траулерс» арендных платежей не платила. Рыба и валютная выручка оставлялась за границей. Так как задолженность по арендным платежам перед «Берген» и «Болеро» к концу 2000 года составила 313 миллионов долларов, фактические владельцы траулеров в одностороннем порядке расторгли договор аренды и обратились в Высокий Суд Справедливости Лондона с исками о возвращении траулеров. Суд признал их иски обоснованными, обязал арендатора вернуть суда и выплатить задолженность по арендным платежам.
Диденко, как заинтересованное лицо, участвовал в судебных слушаниях в качестве ответчика и сделал несколько шокирующих признаний, которые позволили высветить коррупционный механизм в области российской рыбодобычи и принятии решений по вопросам хозяйственной деятельности. В частности им было сделано признание, что для подписания вышеупомянутого приказа N 170 он организовал перевод 1,65 миллиона долларов США со счета фирмы «Pacific Trawlers Incorporated» (совместное предприятие «Дальморепродукта» и греческого судовладельца Ласкаридиса) на счет одного из банков в Сингапуре как оплату группе людей, которые помогали «разрешить проблемы с приказом N 170» . То есть, другими словами, Диденко публично и официально заявил, что он организовал получение взятки группой правительственных чиновников за подготовку и подписание заведомо противозаконного документа.
Как результат этой деятельности, государство не получило в бюджет многие сотни миллионов долларов. В то же время рядовые работники компании в течение пяти лет не получали свою законную зарплату и вынуждены организовывать такие массовые акции протеста и гражданского неповиновения как перекрытие автотрассы во Владивостоке. Власти края были вынуждены использовать имеющиеся силы правопорядка для восстановления работоспособности магистралей города и снятие накала социальной напряженности.
Более того, налоговой полицией проведена проверка деятельности «Дальморепродукта» с использованием материалов Суда в Лондоне и установлено уклонение от уплаты налогов компанией в размере 100 миллионов рублей. Траулеры, подлежащие возврату их истинным владельцам, удерживались руководством «Дальморепродукт» и содержались в иностранных портах, в частности порту Пусан (Южная Корея) и порту Раджин (Северная Корея). Попытки официальных российских властей, в том числе дипломатических представителей, наталкивались на яростное сопротивление. Тем временем один из капитанов, Зателепа Г.П., распродавал судовое оборудование. Благодаря настойчивости российских властей восемь траулеров удалось вернуть под флаг России и они были переданы различным предприятиям Приморского и Хабаровского краев.
Как только траулеры были переданы другим рыбодобытчикам, то последним, по приказу Наздратенко, были значительно урезаны квоты на вылов и заторможена работа по оформлению регистрационных документов на суда и лицензии на промышленное рыболовство. Наздратенко и его аппарат сделали все возможное, чтобы сорвать работу супертраулеров. Как результат, траулеры работали в море на лове только 9 дней, что причинило колоссальные убытки.
Управлением налоговой полиции 5 июля 2002 года возбуждено уголовное дело по фактам сокрытия доходов от налогообложения компанией «Дальморепродукт». Предварительным расследованием установлено, что компания незаконно перевела в банки США и других стран в 1999 году – 1 948 605 565 рублей (примерно 1.5 миллиона долларов) и в 2000 году – 1 911 960 020 рублей (примерно 1.5 миллиона долларов), тем самым скрыв доходы от налогообложения. Выявлено, что выручку от продажи морепродуктов и рыбы компания первоначально аккумулировала на счетах в банках США и направляла из Соединенных Штатов в Россию, а затем через какое-то время обратно из России в США. Казалось бы какой смысл переводить суммы из страны в страну и обратно. Однако все заключается в том, чтобы показать перед правительственными структурами России жизнеспособность и рентабельность компании. Как результат указанных денежных переводов, руководство компании имело на руках банковские документы о поступлении финансовых средств из-за границы, которые оно могло предоставить в Госкомрыболовство РФ для участия в торгах для покупки квот на вылов рыбы и морепродуктов. Причем в банки Владивостока предоставлялись контракты с зарубежными компаниями одного содержания, а в налоговые инспекции - другого.
Для оставления валютной выручки в США использовалась типовая схема, когда партии выловленной рыбы передавались для реализации в компании, зарегистрированные на американской территории. В частности установлено, что за несколько последних лет «Дальморепродукт» заключила договоры с компаниями «AAS-DMP Management L. P.» (Seattle), «Aleut Fisheries, Ltd.»,(Каймановы Острова), «Burlington Financial Incorporated», предположительно зарегистрированной в качестве юридического лица в штате Делавер США , «Building Technology L.L.C.» (Portland), «DALMOREPRODUCT Vessel Management Inc.» (Seattle), «GILMOR INTERTRADE LTD» (British Virgin Islands), «Marine Market LLC» (Burlingame, CA-94010 U.S.A.) «Medley Group LLC», зарегистрированной в качестве юридического лица по адресу: Suite 606, 1220 N. Market St. Wilmington, DE., «Messina Global Corporatio.» (British Virgin Islands). В качестве вклада «Дальморепродукт» вносила российские рыболовные суда, т.е сдавала в аренду, а иностранные компании вносили, как следует из содержания договоров, «профессиональные знания, навыки и опыт по добыче различных видов промысловых рыб и морепродуктов, а также свою репутацию и деловые связи, практические разработки в области управления и организации труда, технологии промысла всех видов морепродуктов, включая различные виды рыб».
В 1995 году ОАО ХК «Дальморепродукт» заключило контракт на управление флотилией из трех судов «Клеймор-Си», «Сага-Си», «Хедер-Си» с иностранной компанией «New Pollock L.P. Inc.» (900 Market Place Tower 2025 First Avenue Seattle , Washington ). По условиям данного контракта, ОАО ХК «Дальморепродукт» передала в управление три судна с целью промысла сырца и морепродуктов, для производства и продажи готовой продукции. Квоты на вылов морепродуктов оформлялись на «Дальморепродукт» как владельца рыбодобывающих судов и выловленная по ним рыба должна рассматриваться как собственность компании. Вместе с тем деньги за проданную рыбопродукцию в 1999-2000 годах, поступившие от компании «New Pollock L.P. Inc.» не отражались в бухгалтерской отчетности «Дальморепродукт» в полном объеме.
В декабре 1998 г. «Дальморепродукт» заключило договор о долевом участии и финансировании с иностранной компанией «P.T.C. INCORPORATION», зарегистрированной в качестве юридического лица в штате Делавер США (Two Greenville Crossing, Suite 300 А, 4001 Kennett Pike, P.O. Box 4477, Wilmington, New Castle County, Delaware, 19807-0477).
В мае 1999 г. «Дальморепродукт» заключило договор о долевом участии и финансировании с иностранной компанией «Steyne Holding Corp», зарегистрированной в качестве юридического лица в г. Нассау, Багамские острова (Rover House, Market Street North, Nassau, Bahamas P.O. BOX SS-19812, DBS BANK, Great World City Branch, Singapore).
Конечно, до официального предъявления обвинения по уголовному делу или разрешения дела по существу, не имеет смысла делать каких-либо категоричных выводов о виновности какого-либо определенного лица или осуществлении им преступного деяния. Однако следователи и оперативные работники, расследующие настоящее дело, пришли к некоторым предварительным выводам:
1. Компания «Дальморепродукт» пользовалась несомненной поддержкой бывшего губернатора Приморского края и нынешнего председателя Госкомрыболовства России;
2. Поддержка компании осуществлялась в лоббировании стремления руководства компании получить траулеры испанской постройки с целью организации больших уловов и получения режима наибольшего благоприятствования при выделении квот;
3. Диденко с целью получения траулеров организовал передачу денег в сумме 1,65 миллионов долларов группе чиновников правительства России «за организацию подписания» весьма важного для него приказа о передаче траулеров, что свидетельствует о тесной связи с правительственными кругами и теми лицами, кто ставит свои личные корыстные интересы выше государственных;
4. Значительную часть валютной выручки компания «Дальморепродукт» скрывает на банковских счетах в зарубежных банках, в том числе не производя налоговые платежи и отчисления в бюджет России;
5. Деятельность компании привела к значительному социальному конфликту, что свидетельствует о частичной неспособности государственных российских структур местного уровня проводить предусмотренные законодательством меры как контрольно-надзорного и уголовно-правового характера для принуждения осуществления необходимых выплат компанией, так и аналитического и прогностического с целью предотвращения социальных взрывов;
6. Компания сдает рыболовецкие суда в аренду фирмам и компаниям, зарегистрированным за границей, в том числе в оффшорных зонах, с целью затруднения контроля за полученной выручкой со стороны российских контролирующих организаций;
7. Изъятая документация свидетельствует, что за период 1999-2000 гг. за рубежом оставлена выручка в сумме 3 миллиона долларов США.
Специалисты высказывают предположение о том, что на протяжении ряда лет действовала типичная схема увода валютной выручки за рубеж с целью ее аккумулирования на банковских счетах и приобретения движимого и недвижимого имущества.
Не менее интересно исследовать другой факт, также связанный с реализацией морепродукции в США, как способ незаконного обогащения. Управлением налоговой полиции Хабаровского края возбуждено уголовное дело в отношении Евсеева В.Г., директора ООО «Амур Кевиар» (Хабаровск). Документально установлено, что некоторое время назад директор указанной коммерческой фирмы заключил договор с компанией «Caviar Palace Inc.» (штат Иллинойс) на поставку черной осетровой икры на сумму 500 680 долларов. Через некоторое время было проведено несколько отправок икры в США, в частности черной осетровой – 425 кг., икры калуги – 725 кг. на общую сумму 360 000 долларов; черной осетровой – 234 кг, икры калуги – 234,8 кг. на общую сумму 140 680 долларов.
На основании Закона Российской Федерации «О валютном регулировании и валютном контроле» от 1992 года и Указа Президента РФ N 629 от 1992 года Евсеев, как директор «Амур Кевиар», был обязан организовать поступление валютной выручки из-за границы на счет своей фирмы в российском банке. Так как он этого не сделал и имело место нарушение российского законодательства, его действия подпадали под признаки преступления, предусмотренного ст.193 УК Российской Федерации «невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте в крупном размере», следственным управлением налоговой полиции было возбуждено уголовное дело и собраны достаточные доказательства, свидетельствующие о виновности Евсеева. Незамедлительно после возбуждения дела и предъявления обвинения Евсеев убыл в США.
Оперативные сотрудники налоговой полиции считают, что Евсеев осуществил типичную и незамысловатую схему переправки природных ресурсов, в данном случае икры, в США якобы с целью официальной продажи. Имеются обоснованные предположения, что американская компания «Сaviar Palace Inc.» была организована в штате Иллинойс бывшими российскими гражданами, а в настоящее время гражданами США, которые установили деловые связи с одной из группировок, контролирующей скупку и реализацию икры, в том числе черной, на территории Хабаровского края. Для реализации переправки икры группировкой была организована коммерческая фирма в Хабаровске и подыскан исполнитель в лице директора фирмы. Икра скуплена мелкооптовыми покупателями у жителей Амура, добывших ее браконьерским способом. После отгрузки икры из России у организаторов преступной схемы была некоторая надежда на то, что валютный контроль не сразу обратит внимание на невозвращение выручки в Россию и планировалось все проблемы свалить на американского, якобы несостоятельного партнера. Планировалось затянуть разбирательство этого факта максимально долго. Однако проведенными оперативно- розыскными мероприятиями была своевременно вскрыта вся подоплека совершенной преступной схемы и роль директора фирмы Евсеева. После того, как ему было предъявлено обвинение, он убыл за пределы России.
Данный пример еще раз показывает связь бывших российских и советских граждан, проживающих на территории США и криминалитета, контролирующего рыбодобычу на Дальнем Востоке. В качестве объекта преступного промысла выбирается, как правило то, что является предметом повышенного спроса для обеспеченных слоев населения в развитых странах, в том числе США, и что может принести максимальную прибыль за небольшой промежуток времени. При этом преследуется одна и та же цель – размещение полученных криминальных доходов на счетах зарубежных банков или вложение в движимое и недвижимое имущество.
Имеет смысл также добавить, что расследование приведенного выше уголовного дела показало такой негативный момент, как разобщенность в работе и отсутствие обмена текущей информацией таможни, подразделений валютного контроля и правоохранительных органов, в данном случае налоговой полиции. Каждое подразделение, как правило, выполняет только свою задачу, не заботясь, что какой-либо факт может стать предметом проверки и расследования другого ведомства. Другими словами, ведомства и государственные структуры, нацеленные на пресечение вывоза рыбопродукции за рубеж, как канала финансирования криминальных группировок, не имеют одного, так называемого информационного пространства, т.е. совместной регулярно пополняемой информационной базы. И каждая структура вынуждена действовать исключительно самостоятельно, опираясь на собственные силы.

3. Участие ОПГ в криминальном вывозе алмазов и валютных ценностей

Одним из важнейших ресурсных и валютных источников Российской Федерации и Дальнего Востока являются алмазы, добываемые на территории Якутии. За годы советской власти было открыто значительное количество кимберлитовых трубок и разработка некоторых продолжается уже несколько десятилетий. Сложная и жесткая система охраны мест добычи и черновой обработки позволили сформировать устойчивый поток алмазов для пополнения валютного фонда страны и обеспечивать не только работу ограночных ювелирных предприятий, но и нужды промышленности. Начиная с начала 90-х годов, с резким ослаблением контроля за добычей и транспортировкой, ряд преступных группировок, связанных с государственными чиновниками в Москве и Якутске, разработал схему вывоза добытых алмазов через Биробиджан в Израиль. Эта страна была выбрана не случайно, а по следующим причинам:
-израильское обрабатывающее производство драгоценных камней стоит в одном ряду с известнейшими ограночными фирмами Западной Европы, что позволило наладить огранку алмазов на имеющемся оборудовании в Израиле и замаскировать поток похищенных российских алмазов среди массы обрабатываемых камней;
-в Израиль выехало множество евреев, проживавших на территории Еврейской автономной области. Хотя число евреев в ЕАО составляет от 4 до 5 % от общего количества населения, в начале 90-х годов в Биробиджане, столице ЕАО, был основан филиал еврейской организации «Сохнут», занимающейся благотворительной помощью для выезда евреев на их историческую родину - в Израиль. Как результат, в Израиль выехал ряд членов организованных группировок, установивших деловые связи не только в Израиле, но и в других странах для налаживания каналов сбыта ограненных алмазов.
Проведенной оперативно-розыскной работой сотрудников МВД и ФСБ было установлено, что на одном из крупнейших месторождений алмазов в п. Мирный образовалась устойчивая группа из числа работников цехов по первичной обработке добытых драгоценных камней. В процессе отбора и сортировки производилось формирование фиктивной отчетности, позволившей наладить отбор неучтенной продукции и ее переправку за пределы охраняемых объектов. Похищенное поступало в распоряжение курьеров, действовавших в интересах организованных группировок, и переправлялось через Хабаровск и Москву в Израиль самолетами. Цепочка курьеров сопровождалась гласно и негласно группами обеспечения и физической поддержки. Небольшие по весу и размеру контейнера с необработанными алмазами маскировались среди ручной клади и багажа курьеров, что не позволяло обнаружить их обычными методами и средствами досмотра в аэропортах. Однако использование обычных авиарейсов для транспортировки создавало определенный риск для перевозок, поэтому постепенно схема перевозки несколько видоизменилась в сторону использования чартерных рейсов, напрямую вылетавших из Хабаровска в Тель-Авив.
Одновременно, проведением соответствующих мероприятий, ДВ РУБОП и подразделение по борьбе с организованной преступностью Амурской области выяснили, что образовался своеобразный альянс между российскими и китайскими группировками с целью контрабандного вывоза в Китай алмазов. Для вывоза использовался экзотический способ вывоза в протезах инвалидов или среди перевозимого через границу груза. Для маскировки контрабандного вывоза и также для легального прикрытия позже были созданы коммерческие фирмы в Благовещенске и Хабаровске и организованы каналы переправки через работающие пограничные переходы. Деньги от продаж переводились на личные счета некоторых активных членов группировок в банки Торонто (Канада) и Израиля. Со временем контрабандный вывоз алмазов становился все более опасным, поэтому стала применяться более изощренная схема хищений, связанная с учреждением официальных коммерческих предприятий, созданных якобы для организации ограночных предприятий в Биробиджане.
Одно из таких предприятий, «Элдер Цион Интернешнл», было открыто в Биробиджане с внешне благой целью, а именно организации огранки алмазов на месте, без вывоза их за границу. В качестве учредителей выступили бывшие граждане СССР, выехавшие на постоянное жительство в Израиль и имеющие связи в странах Западной Европы и США. Для поддержки своей деятельности в состав учредителей были введены бывшие функционеры КПСС в ЕАО, имеющие влияние и дружеские связи в исполнительных и законодательных органах области.
На определенном этапе работы фирмы ее деятельность стала финансироваться крупным израильским предпринимателем Рони Коэном. Алмазы стали закупаться фирмой у российского предприятия АЛРОСА якобы для обработки. В Биробиджан даже было завезено необходимое оборудование для огранки, однако получаемые для переработки алмазы стали вывозиться в Москву с помощью Московского управления инкассации с соответствующей охраной и сопроводительными документами. Это обстоятельство было очень важно для деятельности указанной фирмы, так как наличие охраны и документов затрудняло местным правоохранительным органам проводить проверки по фактам транспортировки.
В Москве алмазы получались представителем фирмы, в прошлом российским гражданином, который организовывал их контрабандный вывоз из России. Результаты оперативных мероприятий показали, что упомянутый представитель являлся весьма важным звеном в функционировании канала вывоза алмазов. По некоторым оценкам, как результат деятельности фирмы «Элдер Цион Интернешнл», было вывезено алмазов общим весом 37 тысяч каратов на сумму 2,5 млн. долларов.
Оперативные и следственные работники пришли к выводу, что это была тщательно продуманная схема контрабандного вывоза алмазов, осуществленная Московскими и Дальневосточными организованными преступными группировками, имеющими связи не только в пределах России, но и в Израиле, Западной Европе и США. Частично отслежен путь вывезенных алмазов. Часть из них поступила на ограночные предприятия Израиля, а часть перевезена предположительно в Голландию или Бельгию для обработки с последующей продажей бриллиантов на рынках Европы и Северной Америки.
Были отслежены и зафиксированы контакты руководителей фирмы с бывшими советскими и российскими гражданами еврейской национальности, проживающими в Нью-Йорке, с целью привлечения их к распространению похищенных драгоценных камней в Северной Америке. Однако в рамках расследуемого уголовного дела не было собрано достаточных доказательств и, как следствие, данный факт не фигурировал в судебных слушаниях.
Однако выявленная схема не была единственной, примененной для хищения алмазов. В период 1998-2001 гг. в ходе оперативно-розыскных мероприятий и сбора доказательств было установлено, что компания «САПИ-Диам», занимающаяся обработкой драгоценных камней в интересах российского правительства, заключила договор с «Элдер Цион Интернешнл» на обработку партии алмазов на сумму 2,2 млн.долларов, которые были переданы последней.
Эти алмазы должны были быть откалиброваны, отобраны и обработаны в Биробиджане. Однако камни были незаконно вывезены в Москву представителями указанной фирмы с использованием охраны Московского управления инкассации и соответствующей документации и помещены на хранение в московскую фирму «Техномаш». Через некоторое время «САПИ-Диам», видя прямое нарушение контракта, потребовала возврат камней и получив их, провела проверку наличия. Выяснилось, что значительной части алмазов, примерно на сумму 1,1 млн.долларов, недостает. По данным оперативных служб, эти алмазы также были вывезены из России контрабандным путем для последующей обработки и продажи в Западной Европе и США.
Изучая связи Дальневосточных группировок с «партнерами» в США, следует отметить, что продолжают выявляться факты использования личных связей между лицами, занимающимися преступлениями на территории России, и русскоязычными диаспорами на территории Соединенных Штатов, как весьма важные составляющие мошеннических операций.
Подобная преступная схема выявлена налоговой инспекцией Хабаровска и Хабаровской таможней. Одна из Хабаровских фирм предъявила на таможне для вывоза в США лазерный диск с записанной компьютерной программой «1С: предприятие» на английском языке. Сам по себе данный компьютерный продукт абсолютно бесполезен для практического использования на территории США, но тем не менее по документам он был оценен в 141 тысячу долларов. Вместе с лазерным диском был предъявлен договор, по которому одна из американских фирм крайне заинтересована заплатить такую сумму за получение лазерного диска. Также на таможне были предъявлены банковские документы, говорящие о том, что американской фирмой произведена предоплата за товар и документы (счет-фактура), говорящие о том, что данный лазерный диск был, в свою очередь, приобретен якобы в г.Новосибирске у ЗАО «Фарма Сиб-Центр».
Через некоторое время представители Хабаровской фирмы-продавца прибыли в налоговую инспекцию и потребовали оформить документы для возвращения фирме НДС, как того требует налоговое законодательство. В связи с данным обстоятельством таможней была проведена проверка, которая показала, что «Фарма Сиб-Центр» никаких продаж лазерных дисков не производила и документы (счет-фактура) оказались поддельными.
Проведенной товароведческой стоимостной экспертизой установлено, что стоимость аналога программы, направленной в США на указанном лазерном диске, составляет менее 10 долларов (298 рублей). Поступившая из США предоплата была проведена через цепочку счетов различных российских коммерческих фирм и в окончательном счете получена наличными в Москве неизвестным следствию лицом.
Проведенными оперативными мероприятиями установлено, что данная финансовая операция была проведена одной из Хабаровских преступных группировок. В основе этой схемы находилась американская фирма, зарегистрированная российскими иммигрантами в США, которые имели давние связи с Хабаровскими преступными группировками. В США были вывезены или переведены денежные средства, что не установлено, и позже они переведены в Россию, как якобы в качестве предоплаты за покупку лазерного диска для получения соответствующих банковских документов, предъявленных в налоговую инспекцию для получения НДС, и эти средства снова вернулись в распоряжение группировки. Отмечается, что получение криминального дохода в виде возврата НДС от государства - новый и развивающийся способ добычи денег «из воздуха».
До настоящего времени оперативными службами УВД Хабаровского края проводятся розыскные мероприятия в отношении одного из коммерсантов, деятельность которого является весьма типичной и показательной в хищении и переводе денежных средств в США.
Некоторое время назад директор Хабаровской фирмы «Бридер» Чак Г.Г. заключил договор с другой российской фирмой на поставку товара и получил в кассе последней 38 миллионов рублей в качестве предоплаты и, конвертировав денежные средства в валюту, перевел всю сумму на свой личный счет в США. Одновременно он получил кредит в одном из банков в сумме 25 тысяч долларов и также перевел в США. Сразу после перевода он выехал в Соединенные Штаты. По материалам оперативных служб он имел связи с группировками Хабаровска и перевод денег в США являлся окончательным этапом мошеннической операции по хищению денег, так называемый «кидок».
В ходе разработки операции группировкой были установлены связи с русскоязычной диаспорой в Лос-Анджелесе и был определен срок его выезда из России. По предположению оперативных работников позже похищенные деньги легально переведены из США в распоряжение группировки в Россию как оплата за какую-то незначительную поставку товара, то есть отмыты и легализованы. Директор в данном случае выступил просто как разменный элемент для осуществления мошенничества.
Как показывает анализ, проведенный оперативными службами таможни и МВД, ОПГ в настоящее время ищут и находят возможности для преступной активности в области таможенного законодательства, используя следующие особенности и недоработки российских государственных структур и служб:
1. Регистрация предприятий на территории других государств, причем США отдается предпочтение за определенную простоту в оформлении при учреждении небольших фирм. Российские правоохранительные органы не могут, как правило, быстро получить официальные ответы из США в отношении таких фирм, что зачастую необходимо для проверки полноты налоговых платежей;
2. Фирмы создаются для криминальной деятельности в течение короткого времени, иногда для проведения разовых финансовых операций. После осуществления мошенничества руководители фирм зачастую увольняются или убывают в неизвестном направлении;
3. Как правило, русскоязычные иммигранты, проживающие в других странах, вовлеченные в криминальный бизнес, связаны непосредственно или через своих российских коммерческих партнеров, с российскими организованными преступными группировками;
4. Российские фирмы, созданные для разовых операций, как правило, немедленно прекращают свое существование либо после «удачного» проведения операции, уничтожая, по возможности, всю бухгалтерскую документацию, либо после начала проверки ее деятельности государственными органами;
Следует отметить, что основной преступный механизм хищения денежных средств связан с банковскими перечислениями значительных сумм организованными преступными группировками. В этой связи сотрудниками оперативных аппаратов розыскных подразделений и сотрудниками банков дана определенная оценка эффективности выявления криминальных финансовых потоков или разовых перечислений.
Как известно, с 2001 года в России действует Закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» и с февраля 2002 года организовано подразделение финансового мониторинга (финансовая разведка) Министерства финансов РФ. Анализ правоприменительной и организационной деятельности по исполнению требований указанного Закона подразделений финансового мониторинга и правоохранительных органов, среди множества выявившихся проблем, позволяет на сегодняшний день обозначить некоторые из них, требующие разрешения:
1. Недостаточная подготовленность сотрудников организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, т.е. организаций, формирующих первичную информацию о «подозрительных» сделках. Как правило, такие организации, как банки, имеют в своем составе службы безопасности, состоящие из бывших сотрудников правоохранительных органов, имеющих необходимый опыт оперативно-розыскной и следственной работы, что не составляет больших трудностей для них анализировать проводимые через банки платежи или сделки. В других организациях, как правило, сотрудники не имеют необходимой подготовки и эта работа зачастую доверяется либо бухгалтерам, либо юрисконсультам, что не позволяет получить достаточно полный поток информации о подобных сделках и переводах.
2. Недостаточное взаимодействие правоохранительных органов с организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или имуществом и формирующими первичную финансовую информацию. Если службы безопасности банков каким-то образом поддерживают такие контакты в силу личных отношений или знакомств, то для других организаций это становится проблемой. Как следствие, организации не придают значение некоторым финансовым перечислениям, покупке-продаже ценных бумаг или имущества. С другой стороны, правоохранительные органы ведут оперативную работу и формируют оперативно-розыскные учеты, не уведомляя об объектах своей заинтересованности гражданские организации, получающие первичную финансовую информацию. Организации, в свою очередь, не имея каких-либо данных об объектах оперативного изучения, не придают внимания финансовой активности последних и не передают сведения, как того требует Закон, в подразделения финансового мониторинга. Образно говоря, правоохранительные органы работают в своей плоскости (слое), а организации, имеющие финансовую информацию, в том числе о криминальной активности в динамике ее развития, соответственно работают в другой. Эти слои или плоскости пересекаются только иногда, в связи с личностными отношениями сотрудников. Данное обстоятельство создает значительные трудности своевременного оперативного и процессуального реагирования со стороны правоохранительной системы.
3. Такие организации, как агентства по продаже движимого и недвижимого имущества, предприятия оптовой торговли и пр., стараясь не потерять выгодных клиентов, зачастую не сообщают о финансовых сделках, заслуживающих оперативного внимания, как того требует Закон. Таким образом встает вопрос о жестком контроле и санкциях в отношении недобросовестных исполнителей.
4. Однозадачность применения информации по выявленным «подозрительным» операциям с финансовыми средствами и имуществом. Согласно Закону организации обязаны направлять сведения в подразделения финансового мониторинга регулярно. Однако, в подавляющем большинстве случаев, такие сведения из указанных подразделений переадресуются в налоговые инспекции для проведения документальных бухгалтерских проверок с целью выявления сокрытия доходов от налогообложения. Лишь небольшая часть информации поступает в правоохранительные органы для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Таким образом имеет место некоторая однобокость действия Закона, а именно ставится задача увеличение собираемости налогов для пополнения местного и федерального бюджета, хотя Законом предусмотрена основная цель - это борьба с легализацией доходов, полученных преступным путем.
5. Крайне недостаточная эффективность деятельности оперативно-розыскных подразделений, осуществляющих проверку по выявленным фактам перечисления денежных средств или вложение средств в покупку имущества. Проведение подобных проверок имеет весьма продолжительный характер и требует привлечения значительных ресурсов, что не всегда приводит к положительным результатам. Вместе с тем, оперативные службы находятся в весьма жестких рамках статистической отчетности и вынуждены вести настоящую гонку за статистическими показателями результативности работы. Данное обстоятельство является весьма важным негативным фактором, препятствующим тщательной аналитической работе по выявлению фактов отмывания денежных средств. Поэтому в своей работе подразделения МВД нацелены на быстрое выявление и сбор процессуальных доказательств в отношении преступлений лежащих «на поверхности», таких как нарушение правил торговли, незаконное предпринимательство и т.д. Налоговая полиция имеет своей основной задачей выявление сокрытия доходов от налогообложения и мало внимания обращает на фактические цели и источники перечисления денежных средств физическими и юридическими лицами. Другие правоохранительные органы, проводящие выявление, проверку и расследование уголовных дел также находятся в рамках своих ведомственных требований и в настоящее время не имеют каких-либо существенных результатов по препятствованию легализации криминальных средств.
6. Значительная разобщенность оперативно-розыскных подразделений различных ведомств. Такие подразделения как ФСБ, МВД, налоговая полиция и таможня имеют свои собственные оперативно-розыскные базы данных, оперативно-справочные учеты, учет результатов оперативной работы и результаты расследования уголовных дел. Каждое подразделение, проводя свои мероприятия, преследует свои ведомственные цели в достижении результатов и если выявляются факты, относящиеся к компетенции других ведомств, то последние уведомляются очень редко и только в связи с имеющимися личными дружескими связями. До настоящее времени не выработано какой-либо общей региональной оперативно-розыскной политики по организации выявления и борьбе с легализацией криминальных доходов под постоянным руководством прокуратуры с созданием общей межведомственной постоянно пополняемой базы данных на физических и юридических лиц, обоснованно подозреваемых к принадлежности к организованной преступности и отмыве денежных средств, планировании оперативных и проверочных мероприятий и пр. В подавляющем большинстве случаев прокуратура занимается сугубо надзорным производством по проверке деятельности органов дознания. Только в отдельных случаях создаются совместные следственно-оперативные группы для расследования конкретных преступлений и сбора доказательств в отношении лиц, проходящих по делу. Конечно, существуют такие органы как координационный совет правоохранительных органов, комиссии по профилактике и борьбе с различными видами преступлений и пр. Однако результаты деятельности таких совещательных образований в основном носят декларативный характер и не приводят к каким-либо продолжительным совместным действиям правоохранительных органов.

4. Роль преступных группировок в организации мошеннических операций
Согласно мнению большинства следователей и оперативных работников МВД, налоговой полиции и прокуратуры, длительное время целенаправленно занимающихся сбором информации в отношении активности организованной преступности, наиболее действенным способом обогащения группировок Дальневосточного региона остаются незаконные мошеннические схемы, осуществляемые в экономической сфере. Причем предпочтение отдается схемам с переводом похищенных денежных средств за границу. Как примеры осуществления мошеннических схем можно привести результаты расследования уголовных дел, проведенных подразделениями МВД в Хабаровском крае и Якутии.
Одно из дел, имевшее значительный резонанс, расследовалось в отношении г-на Солотова, основавшего в Хабаровске чековый инвестиционный фонд «XXI век» несколько лет назад с целью скупки у населения приватизационных чеков с последующей их перепродажей или вложением в коммерческие предприятия. Через некоторое время после начала деятельности фонда он получил, пользуясь своим правом руководителя, в подотчет большую партию чеков и продал их представителю фирмы «Мираж Лимитед» в г.Анкоридже, Аляска. Полученные деньги разместил на своем личном счете компании «Charles Schwab Investment Fund», находящейся там же. Вся операция была проведена в тайне от акционеров (учредителей) чекового инвестиционного фонда и для ее осуществления он неоднократно выезжал в США для ведения переговоров о деталях операции и планирования своего отъезда из России с целью избежания уголовного преследования. В это же время он организовал в Хабаровске свое коммерческое предприятие «Висол», на счет которого незаконно перевел со счета чекового инвестиционного фонда значительную сумму в рублях и после конвертирования перечислил валютный эквивалент в сумме 22 956 долларов на свой личный счет в США. Оперативные службы УВД совместно со следственным аппаратом продолжительное время занимались изучением мошеннической схемы, проведенной Солотовым и пришли к некоторым выводам. По их предположению чековый инвестиционный фонд был создан как прикрытие для осуществления мошеннических операций и «перекачки» финансовых средств в США. В делах фонда имели свой интерес преступные группировки Хабаровска и связанные с ними коррумпированные чиновники местных органов власти. Солотов в качестве руководителя фонда рассматривался как исключительно временный элемент мошеннической схемы, необходимый для осуществления операций за небольшой промежуток времени. После их выполнения был организован его отъезд в США с последующей натурализацией.
Криминалитетом была использована типовая схема осуществления финансового мошенничества, когда исполнитель, сделав свое дело, просто выводился из-под удара, чтобы не быть объектом расследования. Это гораздо надежнее и выгоднее, чем просто физическое устранение, так как исполнитель, зная о том, что он находится в розыске и заочно арестован, будет более привязан к группировке. В случае с Солотовым, он был действительно заочно арестован прокурором и объявлен в федеральный розыск. Через какое-то время выяснилось, что он находится в Анкоридже и по запросу следственного управления УВД из офиса ФБР в Анкоридже был получен ответ, что он арестовывался полицией за избиение своей жены и отбывал срок наказания в местной тюрьме.
В связи с этим иммиграционные власти рассматривали его дело с целью решения вопроса о депортации. По просьбе российских следователей он допрашивался и дал показания, что в деятельности фонда были заинтересованы «воры в законе» Дальневосточного «общака» и мошеннические операции проведены в интересах организованной преступности. По замыслу лидеров организованного преступного сообщества инвестиционный фонд должен был выполнить несколько задач, а именно: скупать у населения с целью дальнейшей перепродажи или вложения в выгодные финансовые операции инвестиционные чеки; вложение в деятельность фонда значительной суммы «воровских» денег с целью их отмыва и получения прибылей; организация перевода за границу, предпочтительно в США, значительных валютных сумм с целью создания банковских накоплений для дальнейшего их использования в преступной деятельности.
В ходе допроса сотрудниками ФБР, несколько раз заявив о своей невиновности и отвергнув все утверждения о совершении им каких-либо неправомерных действий, Солотов все-таки окончательно признал, что хищение средств из фонда имело место, но утверждал, что размеры хищения не соответствуют той сумме, которая указана в обвинениях, выдвинутых против него.
Продолжительно время, подавая апелляции в судебные инстанции, Солотов добивался предоставления ему убежища в США, утверждая, что в случае его принудительной депортации в Российскую Федерацию он будет убит некой организованной преступной группировкой и что он подвергается необоснованным преследованиям со стороны сотрудников правоохранительных органов г. Хабаровска, которые якобы тесно связаны с "русской мафией".
До настоящего времени вопрос предании его суду на российской территории за совершенные мошенничества не решен и он предположительно находится на территории США. Вместе с тем оперативные работники, занимавшиеся сбором информации в отношении криминальных международных связей фонда и Солотова отмечают, что указанные переводы денежных средств были совершены и размещены в Анкоридже на счетах американской компании, предположительно не без помощи руководителей этой компании. По некоторым данным, последние возможно были осведомлены о характере финансовых поступлений. Хотя со времени начала расследования уголовного дела в отношении деяний Солотова прошло определенное время и дело было приостановлено за не розыском обвиняемого, оно представляет определенный интерес для оперативных служб, занимающихся пресечением экономических преступлений, в том числе связанных с «перекачкой» валютных средств за рубеж.
Получаемые службами МВД сведения свидетельствуют о том, что операция с чековым фондом считается криминалитетом успешно проведенной, хотя была запланирована гораздо более «продуктивная» операция, даже цикл операций, нацеленных на привлечение криминальных финансовых средств в основной и оборотный капитал. На более отдаленных этапах планировалось вложение полученных инвестиционным фондом прибылей в организацию легальной коммерции и создание ряда фирм, находящихся под контролем ОПГ, для коммерческой деятельности на рынке купли-продажи недвижимости, посредничества по перепродаже нефтепродуктов и спиртных напитков. Таким образом организованное преступное сообщество планировало легализовать, хотя бы частично, свои средства и поставить под контроль какую-то часть экономики региона. Использование чекового инвестиционного фонда было лишь частью многоплановых и многоходовых комбинаций ОПГ.
Бесспорно, возбуждение уголовного дела в отношении Солотова и проведенные проверки фонда выявили начало действия мошеннического механизма и истинные цели и задачи, поставленные перед руководителями фонда «ворами в законе». В конечном итоге, несмотря на приостановление дела, со стороны подразделений по борьбе с организованной преступностью был достигнут определенный положительный результат по «разрушению» одного из каналов финансирования организованной преступности региона и выявлению коррупционных связей ОПГ в местных органах власти и управления.
Изучение другого уголовного дела показывает механизм «перекачки» финансовых средств с использованием одного из угледобывающих предприятий Дальневосточного региона, в интересах криминалитета. МВД Якутии продолжительное время проводило мероприятия по факту перевода крупной суммы со счета угольного разреза «Зыряновский» (Якутия) на счет компании США "U.N.R. TRADING CORP", Нью-Йорк. (Президент Рахнаев Юрий). Выяснено, что было переведено 250 000 долларов. Для обоснования перевода в российский банк был представлен контракт с указанной американской компанией на поставку продуктов, однако каких-либо поставок из США в Якутию на разрез осуществлено не было. После перевода денег в США Рахнаев не принял каких-либо мер к поступлению товаров в адрес угольного разреза.
После обращения следственных подразделений МВД в торговое представительство России, находящиеся в Вашингтоне, поступил ответ Рахнаева о том, что он никакого контракта не заключал, а имел дело только с торговым брокером Драпкиным Олегом, гражданином России, с которым познакомился в Москве в 1993 году и тот принял меры к переводу 250 тыс. долларов на фирму Рахнаева в Нью-Йорке со счета угольного разреза. После этого Рахнаев направил Драпкину товары на сумму 60 тыс. долларов и дальнейшие заказы были аннулированы. 40 тыс. долларов, по взаимной договоренности, пошли на покрытие транспортных расходов.150 тыс. долларов забрал себе какой-то компаньон Драпкина.
Установлено, что Драпкин Борис Семенович, отец Драпкина Олега, был заместителем директора "Якутуголь" и курировал разрез "Зыряновский", как вышестоящий руководитель. По его настойчивой просьбе был заключен контракт с фирмой Рахнаева. В Москве Рахнаев встречался с Драпкиным Олегом, сыном Драпкина Б. С. и подписал контракт. При подписании присутствовала Тараскина Наталья – дочь бывшего генерального директора "Якутуголь". На контракте свою подпись поставил Драпкин Олег, т. к. он представлялся представителем фирмы Рахнаева в Москве. Допрошенный Драпкин Олег Борисович показал, что он познакомился с Рахнаевым и тот попросил его оказать содействие в налаживании деловых контактов. Для переговоров с Рахнаевым в Москву прибыл зам. Генерального директора "Якутуголь" Павлов В. И. Рахнаев обещал Павлова и Драпкина Олега сделать представителями своей фирмы в Москве и создать СП. Драпкин дал показания, что никакого контракта он не подписывал.
Управление ФБР по Нью-Йорку провело проверку и сообщило следующее. Компания "U.N.R. TRADING", расположенная по адресу 1616 Whitestone Ехрressaway, Whitestone, New York 11357, была образована в штате Нью-Йорк 29 июля 1992 г. Компания числилась распущенной по решению властей штата Нью-Йорк, так как она не вела никакой деятельности. В ходе допроса Рахнаева и его партнера Беннета Лернера было установлено, что компания не смогла вовремя представить декларацию об уплате налогов в связи с тем, что компания не вела никакой деятельности по причине неудовлетворительного состояния здоровья Рахнаева. Лернер заявил, что в настоящее время данная компания, которая полностью принадлежит Рахнаеву, является действующей, и они намерены в самое ближайшее время обратиться к властям штата Нью-Йорк с заявлением о восстановлении статуса компании. По словам Лернера, он является главным бухгалтером-контролером компании, а Рахнаев - президентом. Рахнаев прибыл в США в 1989 году и в 1996 году получил статус американского гражданина.
Рахнаев дал показания, что контракт между компанией "U.N.R. TRADING" и шахтой "ЗЫРЯНОВСКАЯ" от имени компании был подписан Олегом Драпкиным, который являлся представителем "U.N.R. TRADING" в России, Рахнаев заявил, что он встретился с Драпкиным в 1991 или 1992 г., однако не может вспомнить, кто именно их познакомил. У Драпкина были деньги, которые он хотел перевести из России. Дли этой цели он обращался в различные фирмы, которым было разрешено осуществлять перевод денег из России, и заключал с ними соответствующие сделки.
Например, если Драпкину было нужно перевести из России ЗОО.ООО долларов, то он находил российскую компанию, имевшую разрешение на перевод денег из России, выплачивал ей комиссионные, например 5О.ООО долларов, а остаток - 25О.ООО долларов - переводился в США якобы в качестве оплаты по контракту на закупку товаров в США. Эти товары поставлялись в Россию и продавались с большой прибылью как для компании, так и лично для Драпкина. Рахнаев отрицал, что когда-либо имел какие-либо деловые контакты с шахтой или каким-либо иным предприятием под названием "ЗЫРЯНОВСКАЯ”. Сотрудниками ФБР Рахнаеву была показана копия кредитового авизо из банка "CITIBANK" с указанным на нем названием "ЗЫРЯНОВСКАЯ" ("ЗЫРЯНОВСКИЙ") [в английском тексте "ZARYNSAYCOAL"). Рахнаев очень удивился, увидев это, однако он продолжал настаивать, что он не знал, что контракт был заключен с угольной шахтой. Однако банковские документы свидетельствовали, что на счет компании "U.N.R. TRADING" № 53894001 в банке "CITIBANK", Нью-Йорк, поступила сумма в размере 250.000 долларов США, перечисленная со счета в швейцарском банке. Получив деньги, компания "U.N.R. TRADING" предприняла попытку выполнить свои контрактные обязательства по отправке товаров в Россию на имя Тараскиной Н.Ю. Рахнаев считал, что Драпкин и Тараскина, являвшиеся близкими друзьями, могли быть и деловыми партнерами. Рахнаев также сообщил, что товары были отправлены на имя Тараскиной еще и потому, что 6ыло необходимо, чтобы получатель груза имел паспорт, который у Тараскиной был, а у Драпкина - нет. По словам Рахнаева, стоимость груза составила 183.198 долларов с расходами по доставке. После того, как товары были отправлены, Драпкин попросил Рахнаева отдать оставшиеся деньги партнерам в США. Драпкин проинструктировал Рахнаева, чтобы тот снимал деньги со счета частями по 9.000 долларов, что и было выполнено Рахнаевым за шесть дней. Наличные были переданы одному русскому. Рахнаев утверждает, что не был с ним знаком и не может вспомнить, как тот выглядел.
В один из приездов в Москву машина Рахнаева была взорвана, но он по счастливой случайности не был даже ранен, быстро собрался и улетел в США.
Приведенный выше факт перевода валютных средств в США, по мнению оперативных работников МВД Якутии, свидетельствует о том, что была создана международная российско-американская преступная группа по «перекачке» финансовых средств российского угольного разреза на счет американской компании, созданной бывшим советским гражданином в Нью-Йорке. Как административная поддержка в этой операции использовалось влияние одного из руководителей угледобывающего предприятия, который имел свой личный интерес. Использовалась типовая преступная схема по переводу денег под вымышленный контракт о поставке продуктов из США в адрес угольного разреза. В действительности товары частично были поставлены, но в адрес родственников указанного руководителя и в дальнейшем реализованы в интересах участников группы. В преступной схеме принимал участие иммигрант из СССР, использовавший свою компанию в Нью-Йорке как инструмент для осуществления операции. Похищенные деньги были переданы третьим лицам. Оперативные работники предполагают, что похищенные денежные средства вернулись в Якутию и поступили в распоряжение одной из группировок, которая провела всю операцию с целью хищения и «отмыва» денег. Швейцарский и американский CITIBANK были использованы, чтобы затруднить расследование и отслеживание прохождения денежных сумм по международной банковской сети переводов. Группировкой было учтено даже то обстоятельство, что согласно законодательству США, о любой финансовой операции на сумму 10 000 долларов и больше, банки США незамедлительно информируют службу внутренних доходов и другие заинтересованные ведомства и поэтому Рахнаеву было дано указание снимать деньги со счета постепенно, частями, чтобы «не засветиться».
Приведенные примеры уголовных дел свидетельствуют о значительных проблемах, связанных со сбором доказательств и доведении дела до судебного разбирательства. В подавляющем большинстве случаев правоохранительные органы, а именно оперативно-розыскной и следственный аппарат, не могут противопоставить каких-либо существенных мер не только на этапе начала осуществления мошенничества, выявляя его оперативно-розыскными методами, но и при расследовании уголовного дела, если таковое удается возбудить.
Выделяется несколько причин, которые положительно влияют на организацию мошеннической операции и оказывают неблагоприятное воздействие на правоохранительные органы по недопущению возбуждения уголовного дела или проведению расследования в вялотекущей форме, ведущее, как правило, к его прекращению:
1. Противоречивость друг другу содержания различных российских законодательных актов, регламентирующих и регулирующих различные стороны коммерческой и финансовой деятельности. Данное обстоятельство с успехом используются группировками, которые имея в своем составе достаточно хорошо подготовленных юристов и специалистов в области экономики и финансов, могут довольно успешно противодействовать проверочным мероприятиям со стороны контролирующих государственных органов. Как правило, после обнаружения правонарушения указанными органами, коммерческая фирма или предприятие, за которым стоит преступная группа, обращается в вышестоящие инстанции или суд, опираясь на тот законодательный акт, который указывает на то, что проведенная коммерческая сделка или финансовая операция не является противозаконной. Этот же метод использования «нужного» закона с успехом используется также для легализации преступных доходов и отмыва денежных средств. Однако следует отметить определенные усилия федерального управления Генеральной Прокуратуры Дальневосточного региона и прокуратур субъектов Дальнего Востока по устранению противоречивости законодательных актов местных законодательных органов федеральным законам а также определенную активность прокуратур по опротестованию некоторых подзаконных актов, принятых исполнительными структурами региона.
2. Прямое и косвенное участие в коммерческих и финансовых операциях группировок чиновников местных органов власти. Группировки, как правило, поддерживают неформальные контакты с чиновниками, их родственниками или близкими знакомыми для решения своих проблем, взамен предоставляя широкий спектр взяток: от непосредственной передачи наличности, предпочтительно в валюте, и подарков ко дню рождения, до финансирования поездок на дорогие курорты за границу или трудоустройства родственников чиновника на необременительную и хорошо оплачиваемую работу в коммерческие фирмы. Следователи отмечают, что до 2001 года при анализе первичных материалов, собранных оперативно-розыскными подразделениями, они очень часто сталкивались с тем, что многие коммерческие фирмы, в отношении которых имелась оперативная информация об их тесной связи с криминалитетом, легко и без видимых усилий получали в местных органах власти различные разрешения, лицензии и пр. Причем получение подобных разрешительных документов зачастую происходило с нарушением действующего российского законодательства, как федерального, так и местного, по надуманным предлогам. Выявляемые контрольными государственными органами нарушения, например такие как невозвращение валютной выручки из-за рубежа, непредставление материалов в налоговые органы для проведения документальных проверок и т.д., не вели к применению санкций, предусмотренных законодательством, в отношении правонарушителей. Результаты оперативной работы позволили выявить массу прямых и косвенных коррупционных связей группировок с государственными чиновниками и личную заинтересованность последних в деятельности определенной фирмы. Вместе с тем отмечается, что с организацией Представительства Президента РФ по Дальневосточному региону и установления контроля над работой исполнительной власти субъектов региона, имеет место маскировка таких неофициальных отношений, перевод их в более завуалированную форму из-за боязни чиновников быть уличенным в связях с правонарушителями или криминальными группировками.
3. Воздействие на сотрудников оперативно-розыскного и следственного аппарата через руководителей правоохранительных органов для недопущения проведения предварительных проверок, выявления механизма преступной деятельности и сбора доказательств по возбужденному уголовному делу. При этом используются различные методы и способы воздействия, в том числе проверка оперативных материалов работниками прокуратуры под предлогом проведения надзора за оперативно-розыскной деятельностью, что ведет к утечке оперативно-значимой информации (и в некоторых случаях это происходит по заявке и в интересах группировки, использующей коррупционные связи в прокуратуре); предоставление различных обзорных справок в органы законодательной и исполнительной власти, где также происходит утечка информации; многократное предоставление возбужденного уголовного дела на проверку в прокуратуру (иногда по тем же причинам); «потеря или утрата» уголовного дела при его передаче на проверку или в суд; отстранение следователя вышестоящим начальством от ведения дела под надуманным предлогом о его некомпетентности;шантаж на следователей и оперативных работников со стороны группировки;
4. Значительная трудность в направлении запросов за границу в правоохранительные органы из-за сложной бюрократической процедуры, требующей направление таких запросов через центральные аппараты МВД, налоговой полиции и таможни, находящиеся в Москве. Следователями налоговой полиции по Дальневосточному округу и УВД Хабаровского края проведен анализ уголовных дел, по материалам которых выявлены криминальные связи с лицами, находящимися на территории Соединенных Штатов, за последние пять лет с целью выявления эффективности сотрудничества с правоохранительными службами США и использования полученных материалов в доказательственной базе. Выяснено, что в подавляющем большинстве случаев для расследования уголовного дела и сбора доказательств местным Дальневосточным управлениям было необходимо установление постоянно действующей линии связи с соответствующим офисом полиции, ФБР или прокуратуры в определенном штате или федеральном округе США для оперативно быстрого обмена информацией и принятия экстренных мер по задержанию преступников и предотвращению утраты доказательств, необходимых для расследования. Как правило, местные следственные и оперативные службы очень быстро направляют свои запросы в Москву и остаются в неведении о сроках их исполнения, что крайне негативно влияет на общий срок расследования уголовного дела, очень жестко регламентируемым УПК. Большинство получаемых из США ответов содержали частично-полезную информацию, что вызывало необходимость в направлении дополнительных запросов через Москву. Как правило, срок расследования подходил к концу и уголовное дело приостанавливалось, либо из обвинения исключались какие-то эпизоды. Необходимость направления запросов через центральные аппараты регламентируется внутренними инструкциями, запрещающими прямой непосредственный контакт и деловое сотрудничество между российскими и зарубежными правоохранительными органами, в том числе американскими. Данное обстоятельство весьма положительно влияет на деятельность группировок и позволяет им осуществлять международную преступную деятельность в состоянии относительной безопасности.
5. Рассогласованность в расследовании уголовных дел экономической направленности различными правоохранительными органами региона. Каждое ведомство, будь то МВД, налоговая полиция, таможня и пр., стараются собрать доказательства только по тем статьям УК, которые отнесены к компетенции соответствующих ведомств, практически не заботясь о комплексном анализе собранных материалов дела и создании межведомственных оперативно-следственных групп. Данное обстоятельство связано с тем, что ведомство старается выставить уголовно-учетную статистическую документацию, свидетельствующую о том, что именно это ведомство выявило и раскрыло преступление. Другие ведомства, зная, что документация не будет выставлена на их счет, особо не стараются проявить активность в работе по уголовному делу или сбору оперативной информации. Такая разобщенность приводит к утрате весьма важной информации и выявлении всей картины преступного механизма. В значительной степени взаимодействием со всеми правоохранительными органами региона занималось ДВ РУБОП, создавая общую картину деятельности преступных сообществ и группировок по всему региону. Но после ее ликвидации образовался своеобразный вакуум, который мог бы быть заполнен, по мнению многих специалистов оперативно-розыскной деятельности, созданием межведомственного подразделения в Представительстве Президента РФ по ДВФО, которое занималось бы информационно-аналитической региональной деятельностью по сбору оперативной информации, в том числе совместно с подразделениями финансового мониторинга Министерства финансов РФ. В незначительной степени вопросами анализа борьбы с преступностью в различных ее проявлениях занимается управление федеральной окружной прокуратуры, но только, к сожалению, в рамках надзора за оперативно-розыскной деятельностью.
Все изложенные причины в значительной степени повлияли на результаты расследования вышеприведенных уголовных дел, не позволившие довести их до обвинительного приговора в суде. Однако, сотрудники оперативных аппаратов собрали значительный объем информации о связях лиц, проходивших по делам, с преступными группировками региона и лицами, проживающими на территории США, выявили и изучили механизм преступных операций и приобрели определенный опыт в обмене информацией со своими коллегами за рубежом.

6. Влияние организованной преступности на лесоразработки в Дальневосточном регионе.

Лесные массивы региона, в особенности Приморского и Хабаровского краев давно стали притягательным объектом для организованной преступности не только Дальнего Востока, но группировок из других регионов России, дальнего и ближнего зарубежья.
Наряду с контролем за незаконной добычей рыбы, икры, нефти, за несколько последних лет организованными преступными группировками установлено значительное влияние в лесодобывающей и лесообрабатывающей отрасли региона.
Как весьма значимый фактор в незаконных вырубках следует отметить большой объем безработицы среди населения, проживающего в местах вырубок. В период существования СССР и функционирования леспромхозов в Хабаровском и Приморском краях было создано достаточное количество поселков с развитой инфраструктурой таежных грунтовых дорог, охватывающих наиболее продуктивные районы. Население поселков из поколения в поколение специализировалось только на заготовке и первичной обработке древесины по изготовлению брусьев, столбов и шпал. Приобретенные знания о наличии растущих деревьев ценных пород, путях вывоза и знакомство с местными условиями сыграли весьма значимую роль в организации порубок.
Незаконным вырубкам в основном подвергаются массивы, находящиеся в определенной близости от железной дороги с оборудованием мест складирования, сортировки и погрузки на железнодорожные платформы. Однако определенная часть леса вывозится из районов лесозаготовок специально оборудованными автомашинами-лесовозами. Изучение материалов уголовных дел позволяет сделать определенные выводы о влиянии преступных группировок на эту отрасль ресурсопользования, а именно :
-большинство вырубок осуществляется в зимний период года, так как для вывоза древесины используются зимники, не требующие больших затрат в эксплуатации;
-древесину заготавливают в основном бригады по 3-10 человек из числа жителей близлежащих поселков, деревень и сел, хорошо знакомых с местностью и имеющих знакомых и родственников в местных органах внутренних дел и лесоохраны. Для подавляющего большинства жителей такой незаконный вид деятельности является единственным источником существования. Однако отмечается ряд фактов, когда в район лесозаготовок завозились лица без определенного места жительства. С одной стороны использование такой категории лиц имеет определенные преимущества с точки зрения контроля за ними и оплаты труда, так как они по - существу бесправны, но с другой, практически каждый из них не имеет необходимого навыка в обращении с лесозаготовительной техникой, оборудованием и навыков обитания в суровых таежных условиях на протяжении 5-6 месяцев;
-зачастую для заготовки древесины используется похищенная техника и оборудование (тракторы, трелевщики, бензопилы). Техника расхищалась в период расформирования леспромхозов, когда основные производственные фонды лесозаготовительных предприятий приватизировались за бесценок, зачастую с грубыми нарушениями действующего законодательства и при отсутствии контроля со стороны местных органов власти и управления. Также подразделениями уголовного розыска выявлен ряд фактов, когда большегрузная техника для тяжелых работ зачастую просто похищается в строительно-дорожных организациях и вывозится в глубину тайги;
-для вывоза используется только средняя часть ствола дерева (6-8 метров), что обуславливается габаритами лесовозов и железнодорожных вагонов, а также требованиями покупателей, так как только эта часть максимально пригодна для дальнейшей обработки, а везти весь ствол дерева, даже распиленный на куски, крайне невыгодно, к тому же средняя часть дерева ценной породы хорошо маскируется, укладываясь в середине пакета перевозимой низкосортной древесины на лесовозах и железнодорожных платформах. В 2000-2001 гг. Хабаровской транспортной прокуратурой был расследован ряд уголовных дел в отношении коммерческих фирм, использующих этот типичный способ маскировки стволов ясеня, дуба и других пород деревьев на ж.д. платформах с целью сокрытия этой части груза от таможенного досмотра при попытках пересечения государственной границы и вывозе в Китай. Оставшаяся часть дерева оставляется на месте рубки, засоряя территорию, подвергаясь гниению и создавая экологическую опасность для леса.
-расчет с покупателями осуществляется наличными на месте рубки или по ходу транспортировки древесины к притрассовым железнодорожным складам;
-в среднем на одном гектаре леса производится вырубка до 100 стволов деревьев ценных пород диаметром 40 см. и более. Стоимость 1 кубического метра древесины может доходить до 100 долларов США и данное обстоятельство делают занятие незаконными вырубками весьма прибыльным делом. Специалистами лесоохраны считается, что потери государства от незаконных рубок в регионе сопоставимы с потерями от лесных пожаров;
-древесина в основном транспортируется к российско-китайской границе из районов Хабаровского и Приморского краев. Для транспортировки выработана определенная преступная технология, суть которой заключается в следующем. Транспортировка производится одним или несколькими лесовозами, в основном, в ночное время. Имеется машина сопровождения с мощной радиостанцией, способной связаться с крупными городами, где, как правило, группировка имеет адвокатов и консультантов, способных, при задержании этого груза сотрудниками милиции, незамедлительно выехать на место задержания и противодействовать этому. Имеют место многочисленные факты сопровождения лесовозов сотрудниками милиции, использующих свое служебное удостоверение для проезда через посты ГИБДД на дорогах.
-легально действующие предприятия, задействованные на заготовке древесины на законных основаниях, испытывают все большее давление со стороны группировок, старающихся либо организовать свое посредничество в реализации лесопродукции, либо поставить своих людей во главе таких предприятий. Усиливающееся влияние сопровождается заказными убийствами, подкупом и шантажом.
На приграничных пунктах пропуска с российской стороны китайскими фирмами организована деятельность по приемке и складированию леса для последующего его клеймения, погрузки в вагоны или лесовозы и отправки в Китай. Источники поступления леса на такие склады никем не проверяются и местные власти зачастую не придают значения этой стороне деятельности китайских фирм на своей территории. В этой связи сотрудники оперативных служб имеют вполне обоснованное мнение, что определенная часть чиновников администраций получает регулярную мзду от китайских фирм, обеспечивая свое покровительство и невмешательство.
В 2001 году Дальневосточное региональное управление по борьбе с организованной преступностью проводило специализированные оперативные мероприятия и установило, что в районе г. Бикин Хабаровского края граждане Китая организовали прижелезнодорожный склад по приему и скупке незаконно срубленной древесины. Через некоторое время древесина грузилась в железнодорожные вагоны и вывозилась в Китай. Склад функционировал под непосредственным контролем одной из преступных группировок. Проведенными мероприятиями отслежены поставщики леса из Хабаровского и Приморского краев, проведено процессуальное документирование незаконной деятельности и возбуждено уголовное дело. Однако, использовав коррумпированные связи в органах исполнительной власти, китайские граждане получили официальные документы о якобы законных закупках, и как результат, уголовное дело было прекращено.
Сотрудниками оперативных служб милиции отмечается, что группировками, действующими в сфере контрабанды леса за последние годы усложнен преступный механизм вывоза древесины за рубеж с целью усиления противодействия правоохранительным органам, а именно:
-используется способ, когда китайские фирмы организуют на российской территории предприятия с российскими гражданами в качестве учредителей, но финансовые средства являются китайскими. Ставка налогообложения на российское предприятие в этом случае гораздо ниже, нежели на подобное предприятие, но иностранное. Как правило, в качестве учредителей регистрируются лица без определенного места жительства или используются похищенные паспорта. При выявлении фактов незаконных рубок и проведения следственных действий, данное обстоятельство представляет определенную сложность, так как зарегистрированные учредители обладают минимумом информации, пригодной для расследования уголовного дела. Как пример, можно привести уголовное дело, расследуемое УВД Хабаровского края по факту незаконной вырубки и вывозу 241 куб. метров ясеня и 149 куб. метров древесины хвойных пород на общую сумму 960 тысяч рублей. В результате расследования выяснено, что рубками занималась коммерческая фирма, руководителями и учредителями которой являлись российские граждане, которые в различное время предоставили свои паспорта за небольшую плату незнакомым лицам. В дальнейшем, только комбинируя следственные и оперативно-розыскные мероприятия, удалось установить действительных организаторов преступной деятельности и предъявить им обвинение;
-на российской стороне границы похищенный лес распиливается на доски, брусья и другую длинномерную продукцию. В этом случае таможенные платежи значительно ниже, чем за вывоз круглого леса и в железнодорожный полувагон или платформу входит больший объем погружаемой древесины. Отходы в виде коры и опилок остаются на российской стороне, не используясь или утилизируясь;
-проводятся незаконные рубки деревьев ценных пород под прикрытиям наличия разрешения на рубку и заготовку кустарников, сухостоя и пород деревьев, не пользующихся широким спросом потребителя;
-нередко используется весьма изощренный способ незаконной добычи леса, когда специально устраиваются пожары на участках тайги, намеченной к вырубке. После пожаров фирма обращается за разрешением на рубку горельника, платя за полученные порубочные билеты незначительную сумму, которая значительно меньше той, которую пришлось бы платить за рубку здорового леса. Срубленный горельник ни в коей мере не теряет своих потребительских и товарных качеств, так как у деревьев обгорает только листва, хвоя и обугливается кора. Власти легко идут на выдачу таких разрешений, так как рубка горельника является одним из способов санитарной очистки леса;
Говоря о незаконном вывозе древесины в Китай, специалисты отмечают ряд вопросов, связанных со значительной трудностью во взаимодействии с правоохранительными органами КНР в получении информации в отношении китайских физических и юридических лиц. Китайская сторона крайне редко направляет ответы на направляемые российской прокуратурой международные следственные поручения или запросы российского Национального Бюро Интерпола. В подавляющем большинстве случаев Министерство общественной безопасности Китая или китайская прокуратура ограничивается ответами о том, что какого-то человека они найти не могут, так как таковой на территории Китая не значится или запрашиваемые документы юридического лица по определенной торговой сделке они прислать не могут, так как таких документов не существует. Как одно из средств установления более тесных связей между российскими и китайскими правоохранительными органами, в апреле 2002 года в Хабаровске было подписано соглашение о таком сотрудничестве между МВД России и Министерством общественной безопасности Китая, которое затрагивало вопросы обмена информацией о преступных связях между российскими и китайскими группировками, в том числе обмен процессуально значимой документацией. Однако работники прокуратуры и милиции скептически относятся к данному обстоятельству, считая что подписание названного соглашения имеет сугубо политическую окраску, связанную с дипломатическим упрочением российско-китайских отношений, а практическая польза для расследования преступлений, не только связанных с контрабандным вывозом природных ресурсов из России, будет невелика.
Говоря о связях преступных группировок Дальнего Востока России с другими странами мира, следует отметить, что ими активно используются морские порты Хабаровского и Приморского краев (п. Маго, Сов. Гавань, Находка) для складирования и вывоза леса морскими судами, в основном, в государства Азиатско-тихоокеанского региона. Преступные схемы сокрытия вывоза ценных пород древесины используются в основном те же, что и при вывозе железнодорожным транспортом (использование перевозочных документов на вывоз древесины малоценных пород, маскировка ценной древесины среди малоценной и пр.)
Для противодействия незаконным рубкам организуются специальные посты на дорогах с участием представителей лесоохраны, проверяющих документы на перевозимую древесину и фиксирующих данные о лесовозах и водителях. Однако водители лесовозов и сопровождающие лица игнорируют требования проверяющих и проезжают мимо, не останавливаясь. Для некоторого оздоровления обстановки специалисты высказывают пожелания об организации постов с участием сотрудников милиции, чьи требования были бы обязательными и законными.
В качестве одной из мер, предпринимаемых властями, является создание и функционирование специализированного отряда «Тигр» Министерства природопользования РФ, в чью обязанность входит пресечение правил природопользования, в том числе незаконная заготовка древесины. В Хабаровском крае этот отряд численностью всего лишь 8 человек обслуживает территорию площадью 78 миллионов квадратных километров, поэтому специалисты в области природоохраны считают, что деятельность такого отряда малоэффективна и носит сугубо демонстрационно - пропагандисткий характер.
Оценивая проблемы, связанные с контролем организованной преступности за заготовкой и вывозом древесины, специалисты контролирующих служб и правоохранительных органов считают, что в настоящее время на Дальнем Востоке не придается должного внимания растущей проблеме, в связи с чем федеральный и местные бюджеты терпят колоссальные финансовые потери, происходит наращивание и укрепление преступных связей как в пределах России, так и за ее пределами.
Оперативные и следственные материалы дают основания полагать и указывают на то, что незаконная вырубка леса является весьма прибыльным делом, приносящим огромные доходы, от которых криминалитету невозможно отказаться и имеется возможность продолжать ее продолжительное время, трансформируя внешнюю форму, т.е. перерегистрируя фирмы на разных лиц, чтобы избежать ответственности.
Исходя из притягательности данного вида незаконной деятельности для преступных группировок, специалисты считают, что следует разработать и принять целевую региональную Дальневосточную программу по защите леса от незаконных рубок и вывоза древесины, которая включала бы в себя законодательную и правоприменительную деятельность с целью ужесточения контроля и наказания не только в уголовном, но в административном порядке.
Не менее важен вопрос ужесточения контроля за вывозом леса из мест лесоразработок и при пересечении государственной границы. В этой связи большая роль за установлением такого контроля падает на оперативных сотрудников соответствующих правоохранительных органов и работников таможни. Хотя оперативными службами и ведется соответствующая работа по выявлению мест незаконных рубок, схемах вывоза и осуществляется сбор информации о лицах, организующих этот вид преступного промысла, однако сами практические работники признают ее крайнюю недостаточность. Легализация оперативных материалов также имеет определенные трудности, в основном связанные с противодействием чиновников различного ранга и различной ведомственной принадлежности, что приводит зачастую не только к невозможности направить уголовное дело в суд, но и просто к невозможности возбуждения дела.
В этой связи все больше специалистов склоняются к мысли, что наложение значительных штрафов на виновных в вырубках, конфискация лесовозов, перевозящих похищенный лес и другие меры, связанные с материальной ответственностью, имели бы гораздо больший эффект, чем многомесячное расследование по какому-либо уголовному делу. Конфискация без особых проволочек орудий и средств преступного промысла и самого леса позволила бы, во-первых, лишить преступную группировку источника своего финансирования и, во-вторых, обеспечить поступление средств, зачастую весьма значительных, в бюджеты всех уровней. Лишение источника финансирования, по мнению сотрудников подразделений по борьбе с организованной преступностью, является самым эффективным средством воздействия на группировку, приводящую ее к распаду и отказу продолжения преступной активности.
Для сокрытия преступных доходов группировками продолжительное время используется механизм открытия счетов в иностранных банках и накопления на них значительных средств, используемых не только для расширения своей деятельности, но и для перечисления на счета коррумпированных российских чиновников, в чьих услугах группировка нуждается для прикрытия своей деятельности. Выявление таких коррупционных фактов имеет значительные сложности, связанные с большим количеством бюрократических процедур по направлению запросов правоохранительными органами России и различными ограничениями, на которых имеет смысл остановиться несколько подробнее.
Получение оперативно значимой и процессуально значимой информации в рамках проверочных материалов, дел оперативного учета и уголовных дел, не только по материалам, связанным с преступлениями в лесной сфере, на настоящем этапе взаимодействия российских и зарубежных правоохранительных органов, может быть осуществлено несколькими путями:
- направление запроса в форме международного следственного поручения. Такой запрос возможно направить только по возбужденному уголовному делу и с запросом направляются копии необходимых документов, указывающих на причастность юридического или физического лица к преступной деятельности. Запрос направляется в Генеральную Прокуратуру России и позже поступает в правоохранительные органы искомой страны, где, исходя из особенностей законодательства, он исполняется в течение определенного времени и срок такого исполнения может быть от нескольких месяцев до года. За это время расследуемое уголовное дело может потерять свою судебную перспективу, так как утрачиваются многие доказательства, а преступная деятельность обычно прекращается, чтобы вновь возобновиться путем регистрации коммерческой фирмы под новым названием и с новыми подставными учредителями. При этом следует отметить, что для направления запроса необходимо возбудить уголовное дело, и весь парадокс заключается в том, что иногда для возбуждения уголовного дела как раз требуются материалы, которые возможно получить только от зарубежных правоохранительных органов. Зачастую такой замкнутый круг очень трудно разорвать и следователи иногда возбуждают уголовные дела на свой страх и риск, не имея на то достаточных оснований;
-направление запроса через отделение Интерпола, имеющееся в ряде УВД Российской Федерации. Отделение, в свою очередь, направляет запрос в российское Национальное Бюро Интерпола в Москву и через него запрос в конце - концов поступает в нужную страну. Однако использование возможностей Интерпола ограничено только такими мероприятиями, как розыск лица, поиски похищенного антиквариата, машин и т.д. Получение сведений о наличии счетов в зарубежных банках и движение средств по ним требует наличия международного следственного поручения, что крайне ограничивает эту форму международного сотрудничества правоохранительных органов;
-непосредственной сотрудничество в обмене оперативно-розыскной информацией между российскими органами и их зарубежными партнерами, что приносит наибольший эффект при получении значимых сведений. На территории Дальневосточного региона в пределах своей компетенции по противодействию организованным группировкам, имеющим международные связи, на протяжении ряда лет вопросами международного сотрудничества занималось Дальневосточное региональное управление по борьбе с организованной преступностью МВД России. Были установлены связи, развиваемые год от года, с различными правоохранительными органами США, такими как ФБР, ДЕА, иммиграционной службой и дипломатическими представительствами Соединенных Штатов на территории России, а также Национальным полицейским агентством Японии.
В результате такого сотрудничества имел место интенсивный обмен оперативно-розыскными материалами, позволившими использовать их для эффективной оперативной работы. Часть получаемых материалов использовалась непосредственно в уголовных делах, возбуждаемых не только по линии работы ДВ РУБОП, но и другими структурами, ведущими оперативную работу в отношении коррумпированных государственных чиновников, выявлении сокрытых доходов от налогообложения, незаконной утечки валютных средств за рубеж и т.д. Тем самым управление имело значительную информацию по различным направлениям международной деятельности и активности организованной преступности Дальневосточного региона.

2.3. Преступность граждан из стран СНГ в сфере компьютерных технологий

Предоставляемые сетью Internet перспективы и возможности преобразили многие законные формы деловой деятельности, сократив сроки, упростив процедуры заключения сделок и сократив расстояние между договаривающимися сторонами при одновременном увеличении целого ряда сопутствующих издержек. Но и незаконопослушные граждане также обнаружили, что Internet предоставляет новые возможности для ведения незаконной деятельности и многократно увеличивает ее прибыль. В последние годы в виртуальном пространстве все больше ощущается влияние незаконной деятельности граждан из стран СНГ на электронную коммерцию США. Подтверждением этого является предупреждение, опубликованное в марте 2001 года Национальной комиссией по защите инфраструктуры США (NIPC).
NIPС утверждает, что группы хакеров из Восточной Европы, в основном из России и Украины, взламывают компьютерные системы, связанные с электронной коммерцией и банковскими услугами и расположенные на территории США. Первоначально существовало около 20 различных уголовных дел, которые расследовали местные отделения ФБР и Секретной Службы США. Однако после того как стало ясно, что эти преступления совершены по одной схеме, все дела были объединены под контролем NIPC. Эти расследования проводятся совместными усилиями с правоохранительными органами России и Украины, а также частными компаниями.
В ходе расследований было установлено более 40 пострадавших компаний из 20 штатов. Представители NIPC полагают, что таких компаний значительно больше. NIPC хакерам удалось похитить более 1 млн. номеров кредитных карточек. Получив доступ к базам данных, хакеры связываются с ее руководством по телефону, факсу или электронной почте, сообщают о взломе и похищении информации, после чего требуют денег за защиту от других взломов. Если компания отказывается платить, хакеры угрожают опубликовать информацию о кредитных карточках и о «дырах» в компьютерной системе компании в Internet. По данным NIPC, хакеры продают номера кредитных карточек организованным преступным группам. В ряде случаев компании выполняли требования вымогателей: выплачивали деньги или принимали на работу в качестве консультантов по безопасности.
NIPC отмечает, что несмотря на неоднократные предупреждения, операторы некоторых компьютерных систем так и не устранили имеющиеся «дыры», хотя необходимое программное обеспечение бесплатно размещено на сайте корпорации Microsoft.
В предупреждении NIPC не называются ни компании, заплатившие выкуп, ни суммы их финансовых потерь. Однако один из представителей NIPC заявил, что ни одна группа хакеров из России или Украины не связана с организованной преступностью в США.
Однако не только граждане России и Украины настораживают США. В 1999 году BISNIS – служба деловой информации государств-членов СНГ Министерства торговли США, предупредил американские компании, занимающиеся онлайновой торговлей, о повышенной опасности при осуществлении сделок с гражданами республики Беларусь в связи с участившимися случаями мошенничеств. Эти данные подтверждает замначальника Управления СКМ МВД Белоруссии И. Черненко. По оценкам западных специалистов, более 50% виртуальных преступлений, совершаемых хакерами из СНГ, имеют «минский след».
Впервые ФБР столкнулось с кибервымогательством со стороны хакеров из бывшего СССР в декабре 1999 года. Тогда 19-летний российский хакер по кличке “Maxus” взломал базу данных онлайнового магазина CD Universe, посредством одной из «дыр» в использующемся на сайте магазина программном обеспечении, и похитил 300.000 номеров кредитных карточек клиентов. После отказа компании выплатить ему 100 тыс. долларов, хакер опубликовал 25.000 номеров кредитных карт в Internet.
В декабре 2000 года другой российский хакер похитил более 55.000 номеров кредитных карт у процессинговой компании Creditcards.com и опубликовал 25.000 из них в Internet, после того как компания отказалась выплатить ему 100 тыс. долларов.
В настоящее время расследование данных дел продолжается, однако ни один из хакеров так и не был арестован.
В 2000 году ФБР провело две результативные операции, позволившие пресечь деятельность вымогателей из Казахстана и России.
В августе в Лондоне были арестованы два гражданина Казахстана – Олег Зезов и Игорь Яримака по обвинению во взломе, незаконном проникновении в компьютерную систему известной американской службы финансовых новостей Bloomberg Manhattan, а также попытке вымогательства 200 000 долларов у ее основателя и главы - Майкла Блумберга. О. Зезов работал в алма-атинской компании Kazkommerts Securities, которая пользовалась услугами Open Bloomberg, информационной базы данных американской службы новостей.
Воспользовавшись своим клиентским доступом в компьютерную систему Bloomberg, Зезов проник в служебные базы данных компании и получил в свое распоряжение не только личный пароль доступа самого Блумберга и реквизиты его кредитных карт, пароли администраторов системы, но и конфиденциальные данные 90 тысяч пользователей информационных терминалов сети Bloomberg. После чего Зезов с помощью электронной почты связался с Майклом Блумбергом, представил все необходимые документальные доказательства компрометации защиты и потребовал у него 200 000 долларов в обмен на информацию о «дыре» в компьютерной системе компании. В противном случае Зезов пригрозил придать истории самую широкую огласку. Зезов потребовал, чтобы деньги были переведены на оффшорный счет в одном из банков Риги.
Уже на этом этапе казахская спецслужба вычислила шантажиста. Но Блумберг предпочел обратиться в ФБР. Так началась длившаяся пять месяцев операция по установлению вымогателя, непосредственную помощь в которой оказали правоохранительные органы Казахстана. По совету ФБР Блумберг действительно перевел 200 тысяч долларов, но не в Ригу, а в Лондон, на счет, открытый в Deutsche Bank. Зезов получил возможность убедиться, что деньги переведены, но снять их он не мог, поскольку Блумберг потребовал личной встречи в Лондоне. Из 200 тысяч в Deutsche Bank Зезову было выдано 7 500 на то, чтобы прилететь в Лондон и разместиться в отеле "Хилтон".
В Англию тот прибыл со своим партнером, бывшим работником казахской прокуратуры Игорем Яримакой. 10 августа в "Хилтон" прибыл лично Майкл Блумберг в сопровождении "помощника" и "переводчика", которые были представителями лондонской полиции. Как только казахские гости лично подтвердили, кто они и зачем прибыли, полиция их арестовала. Юридически образованный Яримака попытался опротестовать действия полиции, настаивая, что он и Зезов не совершили никакого преступления, а лишь пытались "получить плату за демонстрацию уязвимостей компьютерной системы Bloomberg".
В мае 2002 года Олег Зезов и Игорь Яримака были экстрадированы в США. В случае признания их виновными им грозит до 23 лет тюремного заключения и штраф в размере 250 000 долларов. В процессе освещения прессой этой истории так и осталось неясным, удалось ли компании Bloomberg самостоятельно найти и «залатать дыры» в защите. Тем не менее, официальный представитель компании категорически заверил, что "данные клиентов ни в коем случае не подвержены опасности".
В октябре 2001 года на заседании окружного суда штата Вашингтон российский хакер Василий Горшков был признан виновным в компьютерных преступлениях, сговоре и мошенничестве по всем 20 выдвинутым пунктам обвинения.
Вынесение приговора было намечено на 4 января 2002 года. По каждому из пунктов преступнику грозило до 5 лет тюрьмы, что по сумме может вылиться в 100 лет заключения.
26-летний Василий Горшков и 20-летний Алексей Иванов были арестованы ФБР в ноябре 2000 года в Сиэтле. Они обвинялись в незаконном проникновении в корпоративные компьютерные сети банков, интернет-провайдеров и других компаний, похищении конфиденциальной информации и шантаже. По данным предварительного следствия, Иванов и Горшков вместе с группой неустановленных сообщников взломали компьютерные системы около 40 компаний из 10 штатов. В процессе следствия вскрылись и другие их преступления - такие, как кражи номеров кредитных карт, в частности, из базы данных системы денежных переводов Western Union в сентябре 2001 года.
Хакеры сканировали Сеть и совершали взломы, используя дыры в системах защиты корпоративных сетей на базе Windows NT с помощью двух компьютеров, расположенных в Челябинске. Для того чтобы обезвредить преступников, ФБР организовало подставную фирму Invita, и от ее имени предложило россиянам взломать корпоративную систему безопасности. Иванов с успехом взломал систему, после чего ему было предложено трудоустройство в качестве консультанта по компьютерной безопасности.
Прибывших в Сиэтл Иванова и Горшкова агенты ФБР попросили продемонстрировать свои способности, т. е. взломать некую компьютерную систему. Россияне успешно ее взломали, после чего были арестованы. Во время демонстрационного взлома хакеры входили в компьютеры, размещенные на территории РФ. В целях обеспечения доказательственной базы агенты ФБР установили на предоставленных хакерам компьютерах программу, фиксировавшую все произведенные действия, с помощью которой агенты узнали пароли, и сами получили доступ к компьютерам россиян и их «аккаунтам» (цифровым персональным адресам – ред.) в Интернете. Дистанционно исследовав эти компьютеры, ФБР получило необходимые доказательства расследуемых преступлений, а также обнаружило следы новых.
После того, как информация была сохранена на компьютерах ФБР, его представители получили ордер на обыск и просмотрели имеющуюся информацию. Таким образом, в руках у ФБР оказались улики, полученные незаконным путем. Адвокат Горшкова утверждал, что подобные действия ФБР могло осуществлять либо с согласия его клиента, либо на основании ордера на обыск. На что ФБР заявило, что, если бы планы Бюро вышли на поверхность, данные на компьютерах были бы немедленно уничтожены.
Адвокаты пытались опротестовать доказательства, как полученные незаконным путем, так как несанкционированное проникновение в чужой компьютер противоречит российскому законодательству и Четвертой поправке американской конституции о защите частной жизни. Однако в мае 2001 года окружной судья Джон Когнур апелляцию отверг, аргументируя это тем, что американские законы не распространяются на граждан России и на компьютеры, расположенные в России. Суд признал действия ФБР правомочными, поскольку российские законы на территории США не действуют и не распространяются на действия агентов ФБР, а компьютер, подключенный к Сети, вообще нельзя считать объектом, который охраняется законом о защите частной жизни.
Калифорнийский юрист Томас Мэннинг считает, что это дело создает весьма важный прецедент, который позволит в будущем сотрудникам правоохранительных ведомств использовать хакерский инструментарий для сбора информации о преступных действиях взломщиков.

Американские юристы полагают, что, несмотря на множество обвинений, Горшков проведет в тюрьме не более 5-6 лет. Сообщник Горшкова, Алексей Иванов, сейчас ожидает суда в тюрьме штата Коннектикут.
В настоящее время ФБР США расследует действия группы российских хакеров, скрывающихся под псевдонимом "Zilterio". Хакеры длительное время занимаются тем, что взламывают сайты американских компаний, похищают важные данные и затем угрожают раскрыть информацию, если на их счет не будет переведена соответствующая важности украденных данных сумма.
ФБР не предоставило никакой информации по проводящемуся расследованию. Письма с угрозами от Zilterio получили сотни тысяч американских пользователей. В сообщениях приводилась личная информация о пользователе, его имя, адрес и номера кредитных карт, а также имя сайта, с которого были получены эти данные. Далее Zilterio обвинял компанию-владельца сайта в том, что она не заботится о своих клиентах, а "ей нужны только ваши деньги".
Впоследствии хакеры требовали перевести на их счет небольшую сумму, для того чтобы личная информация пользователя осталась в тайне. Целью шантажистов являются и крупные компании: четырем из них был "предъявлен счет" на 100 тысяч долларов. Ни одна компания требуемой суммы не заплатила.
Осенью 2001 года компания Webcertificate подверглась взлому, после чего письма "от Zilterio" были отправлены 350 тысячам ее клиентов. Позже аналогичные угрозы посыпались на пользователей TheNerds.net, LinkLine, Fahnestock и многих других. По заявлению Zilterio, хакеры украли информацию у 15 компаний, из которых девять выплатили деньги. За 2001 год хакеры получили около 120 тысяч долларов от разных компаний.
По заявлению Zilterio, они выявляют уязвимые сайты, сообщают их владельцам об этом, предлагая помощь в разрешении проблем с безопасностью", - говорится на сайте хакеров Zilterio.org, который в настоящее время удален. По некоторым данным, сайт был зарегистрирован на мистера Zilterio, проживающего в Нью-Йорке. Zilterio также сообщил, что шантаж пока не приносит больших доходов, больше всего денег хакеры зарабатывают на краже номеров кредитных карточек.
Zilterio утверждает, что он является представителем 8 русских хакеров. Трое из них живут в Москве, остальные - в других регионах России. ФБР пыталось поймать Zilterio и его партнеров, но безуспешно. Оно даже не удосужилось отследить наши банковские транзакции", - добавил Zilterio.
Марк Бернетт, ведущий независимое расследование "по заказу одной крупной финансовой компании", заявил, что ФБР, действительно, не слишком активно расследует дело о русских хакерах. Сам Бернетт, по его словам, обнаружил провайдера в Украине, с помощью которого хакеры получали доступ в сеть. Детектив передал всю информацию ФБР, но "они так ничего и не сделали".
Между тем, Zilterio утверждает, что у него есть информация о Home National Bank. Fahnestock – это компания, работающая с ценными бумагами, и имеющая несколько десятков отделений по всей территоррии США. На сайте компании хранится свыше 500 Мб личной информации о более чем 25-ти тысячах американцев и американских компаний.

1. Мошенничества

Десятки тысяч номеров украденных кредитных карт предлагаются для продажи каждую неделю в интернете на немногочисленных кибер-рынках, доступ к которым имеют только зарегистрированные пользователи. Управляют этими рынками резиденты стран бывшего СССР, которые являются ведущими участниками при воровстве кредитных карт и идентификационных номеров. Рынки, где стоимость кредитных карт колеблется в соответствии со спросом и предложением, как на "черном" фондовом рынке, открывают возможности для преступности, которая наносит ущерб финансовой системе в объеме свыше $1 млрд ежегодно.
Они также показывают, насколько легко украсть и продать персональную информацию во времена компьютерного века. Цены на карты колеблются от 0.4$ до 5$ за штуку, в зависимости от предоставляемой информации. Обычно карты продают большими партиями, по цене от $100 за 250 штук до $1000 за 5 тыс. карточек, при этом продавцы предоставляют гарантии возможность использования кредитных карт.
По данным экспертов, география покупателей включает весь мир, но наиболее широко представлены страны бывшего СССР, Восточной Европы, Азии и особенно Малайзия. Покупатели используют карты в различных видах мошенничества, включая приобретение товаров через интернет или снятие наличности со счетов.
Эксперты отмечают, что люди, проживающие в странах бывшего Советского Союза, в частности, в России и на Украине, обычно приобретают номера кредитных карты у хакеров, которые получают к ним доступ, взламывая компьютерные системы онлайн-магазинов.
“Это все происходит из-за отсутствия полной безопасности подобных серверов”, - отмечает Ричард Пауэр, директор Computer Security Institute. Вообще говоря, убытки от онлайн-сделок сильно превышают убытки от оффлайновых сделок (0.25% против 0.09% для VISA и 0.25% против 0.08% для MasterCard). В любом случае, сами владельцы карт не подвергаются издержкам, связанных с мошенничеством, поскольку их вины в потере денег практически нет, и убытки несут владельцы различных торговых точек. Ричард Пауэр заявил: "Убытки от мошенников измеряются в 9-значных цифрах".
Специализированных сайтов, которые стали прибежищем мошенников не так много, но на многих из них количество зарегистрированных пользователей превышает 2000. Администраторы таких сайтов вынуждены достаточно часто менять их адреса, чтобы избежать юридических проблем. Даже если на них и можно отследить совершаемые сделки, то выявить самих мошенников очень трудно. Они в основном используют вымышленные имена и практически всегда используют защищенные методы передачи данных.
5 ноября 1999 года вступил в силу приговор Головинского межмуниципального суда Москвы в отношении Ильи Гофмана. Студент Московской консерватории Илья Гофман, студенты Московского института потребительской кооперации Артем Фидельман и Владимир Вознесенский, а также студент Московского государственного института электронной техники Иван Демидов были задержаны 8 сентября 1998 года, а затем были признаны виновными по ст. 159 ч. 3 УК РФ ("мошенничество в крупном размере, совершенное организованной группой").
Илья Гофман в 1998 году вместе со своими виртуальными знакомыми организовал аферу, в результате которой участники получили около 100 тысяч долларов (большую часть, впрочем, они не успели обналичить). Суть аферы состояла в следующем: хакер в свое время взломал некий канадский виртуальный магазин, в результате чего имел доступ к его базам данных. Покупатели совершали в магазине покупку, оплачивали ее кредитной картой, номер карты становился известен хакеру. Зная номер карты, хакер переводил с нее деньги за покупку еще раз, затем от имени магазина якобы возвращал их на кредитную карту - но уже не покупателю, а на совершенно другие, указанные им самим счета.
После задержания Фидельман, Вознесенский и Демидов были отпущены под подписку о невыезде, Гофман же на протяжении десяти месяцев содержался под стражей.
Суд приговорил Гофмана и остальных обвиняемых к пяти годам лишения свободы условно. Как сообщает РИА "Новости", приговор был вынесен с учетом личности подсудимого, состояния его здоровья и того обстоятельства, что Гофман раскаялся.
В ноябре 1998 года Нагатинский межмуниципальный суд г. Москвы приговорил студента РГГУ Павла Шейко к пяти годам лишения свободы условно. В октябре 1997 г. Павел похитил из американских виртуальных магазинов года с помощью компьютерной сети Интернет товаров на сумму более 11 тысяч долларов. Используя программу генерации номеров кредитных карточек, он заказал в одной из фирм несколько партий модулей памяти для компьютеров, расплатившись деньгами с несуществующей кредитки. Шейко успел получить две посылки. В начале 1998 года представители виртуального магазина, которым так и не удалось обнаружить следы предназначавшихся им денег, обратились в платежную систему Visa, а те в свою очередь вышли на связь с созданным в начале года отделом УЭП по борьбе с преступлениями в компьютерной сфере. После чего хакера задержали.
Российский иммигрант Дмитрий Синильников, проживающий в США, был арестован 24 мая по обвинению во взломе компьютерных систем с целью получения номеров кредитных карт и других конфиденциальных данных. Информация об аресте хакера была опубликована только 25 июня. 48-летний Синильников был арестован в здании колледжа Пасадены, штат Калифорния, и отправлен в тюрьму.
Полиция начала розыск Синильникова, подозревая его в преднамеренной установке шпионского программного обеспечения на компьютеры учебного заведения. Троянская программа, которая отслеживала ввод с клавиатуры, была установлена русским хакером, скорее всего, для сбора паролей и номеров кредитных карт.
Пока Синильникову не предъявлено обвинение, однако, есть подозрение, что русский иммигрант занимался слежкой за пользователями компьютеров в Калифорнийском технологическом институте. Дмитрий был пойман с поличным во время установки шпионской программы на компьютер: его действия были зафиксированы с помощью программ слежения за действиями пользователя.
Как сообщили в полиции, попытка установки «трояна» на компьютеры Калифорнийского института не увенчалась успехом, но была зафиксирована службой безопасности учебного заведения. Не достигнув желаемого, Снильников покинул институт и отправился в колледж Пасадены, где и был пойман
В июне 2000 года Федеральная комиссия по ценным бумагам и биржевым операциям США подала иск в окружной суд штата Массачусетс против устроителей виртуальной биржи «Stock Generation Ltd.», в организации которой подозревают небезызвестных братьев Мавроди. Данная биржа была зарегистрирована на о. Доминика на имя двоюродной сестры С.Мавроди - О. Павлюченко. В иске Stockgeneration названа "классической финансовой пирамидой.
Данная биржа предлагала принять участие в торгах всем желающим. После регистрации на сайте, пользователь переводил в компанию деньги (от 50 долларов) и начинал покупать и продавать акции несуществующих компаний. Всего на сайте торговали акциями 11 компаний. Курс восьми из них формировался по результатам торгов. Акции девятой компании давали постоянный доход 10% в месяц (215% в год). Акции десятой компании стабильно росли на 50%, а одиннадцатой – на 100% в месяц. Акции девятой и десятой компании относились к «группе большого риска», цена их менялась дважды в неделю и могла, как взлететь в 2-3 раза, так и упасть. Для акций десятой копании предел падения был ограничен 50% от стоимости номинала, а цена акций одиннадцатой компании могла вести себя как угодно.
В марте 2000 г. биржа стала устраивать дефолты по «рисковым» акциям, возвращая их стоимость к номиналу. В июне 2000 года цена всех акций упала до 0, а в августе того же года сайт «Stock Generation Ltd.» перестал функционировать. По некоторым данным, в игре на бирже с апреля 1999 г. по август 2000 г. принимало участие более 200 тыс. человек, которые были обмануты на общую сумму 70 млн. долларов. Как показало расследование, все деньги, поступавшие в "StockGeneration", уходили по маршруту Доминиканская Республика - Белиз- Кипр - Эстония. В эстонских банках деньги обналичивали и увозили.
Окружной суд штата Массачусетс постановил заморозить все счета и авуары компании до окончания судебного разбирательства. Оксана Павлюченко разыскивается властями штата Массачусетс (США) и Интерполом.
К сведению, в июле 1999 года Конгресс США полностью запретил игры в Internet. Сейчас владельцу американского игрового сайта грозит пять лет тюрьмы и 20 тыс. долларов штрафа, а игрокам – шесть месяцев тюрьмы и 2,5 тыс. долларов штрафа. Однако эти меры не помогают. Сегодня в Internet работает около 400 виртуальных казино. По данным Минюста США ежегодный оборот игровых сайтов составляет около 2 млрд. долларов, а число постоянных игроков превышает 5 млн. человек .
В июне 2002 года Окружной суд штата Джорджия обвинил 17-летнего жителя Иркутска Александра Хамидулина в мошенничестве с помощью сети Internet и запретил ему деятельность на американской территории. В конце мая Федеральная комиссия по ценным бумагам и биржевым операциям США (SEC) обратилась в ФКЦБ России с запросом об оказании содействия в расследовании деятельности компании Gold-Ventures Club.
Через свой сайт компания активно рассылала рекламные сообщения, обещая, что за сделанный на ее счет взнос от 250-5000 долларов США вкладчики будут удваивать вложенные средства каждые две недели. Кроме того, им обещались бонусы за каждого нового клиента. В скором времени у компании набралось около 900 вкладчиков. Представители SEC решили, что имеют дело с мошенничеством. Затем они установили, что компанию и сайт создал А. Хамидулин. После чего SEC подали иск в суд с требованием заморозить счета Хамидулина, обязать его предоставить бухгалтерскую отчетность и прекратить мошенническую деятельность. При этом чиновники SEC указывают, что до сих пор компании удавалось связываться с А. Хамидулиным только посредством Интернета, однако с недавних пор доступ на сайт "Golden-Ventures" закрыт паролем.
По словам Хамидулина, речь идет о кредитной карточке PayCash, которой можно пользоваться без пин-кода. Данные такой кредитки можно использовать и для регистрации за границей компании, и получения через нее прибыли. После регистрации компании процесс получения незаконных доходов становится анонимным. По словам представителя ФКЦБ, все это нарушает законодательство США, а не России, где такие действия ненаказуемы .
Два 23-летних эмигранта из России, Стив Шкловский и Ян Шток, приговорены американским окружным судом к 27 месяцам тюремного заключения и штрафу в 104 тыс. долл. за крупномасштабное мошенничество, совершенное с применением электронной почты. Четыре российских эмигранта в декабре 1999 года признали себя виновными в сетевом мошенничестве. Находчивые молодые люди разослали 50 миллионов электронных писем, обманом выманив деньги у массы людей, ищущих работу и поставив под угрозу работу нескольких крупных Интернет-провайдеров.
По соглашению с обвинителями ответчики должны разъяснить пострадавшим компаниям, как работала использованная ими схема. Как сообщил помощник прокурора Кристофер Джонсон, представители всех пострадавших компаний жаждут поговорить с виновными.
Схема действий ответчиков подробно описана в судебных документах. Студенты колледжа Стив Шкловский, Ян Шток и Тимур Сафранский открыли ряд компаний и наняли Вадима Верника в качестве "зиц-председателя". Верник от имени компаний открывал счета в банке и регистрировал электронные адреса. 14 сентября ответчики разослали спам в количестве более 50 миллионов сообщений. В сообщениях ищущим работу предлагалось заплатить по 35 долларов за возможность работать дома.
Сначала мошенники планировали организовать вполне легитимное дело. Однако они отказались от этого плана, когда начали приходить деньги. В общей сложности, им послали чеки минимум 5 тысяч человек. С помощью разработанной в сентябре 1999 г. схемы мошенники обманом получили более 250.000 долларов, а также нанесли ущерб многим Интернет-провайдерам, включая AOL, AT&T, Mindspring и Mountain Communications: пользователи забросали их жалобами на спаммеров, а их системы были перегружены до предела.
Мошенники разослали с несуществующего адреса в домене, принадлежащем оператору Mountain Telecom, свыше 50 млн. сообщений, предлагавших получателю заплатить 35 долл. за информацию о прибыльной надомной работе. Более 12 тысяч американцев восприняли предложение серьезно и отправили мошенникам свои деньги. Mountain Telecom получила свыше 100 тыс. жалоб на «спам». Большая часть штрафа пойдет на возмещение ущерба, нанесенного оператору, а остаток - жертвам мошенничества, которых удалось идентифицировать.
Применение новых технологий значительно облегчило мошенникам их задачу: если бы они попытались сделать то же самое при помощи обычной почты, им понадобилось бы затратить 16,5 млн. долл. только на почтовые расходы .

ГЛ. 3. ВЗАИМОСВЯЗЬ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, МИГРАЦИИ И ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ

3.1. Вызовы глобализации, миграция и торговля людьми

1. Рамки проблемы.
Миграция населения всегда сопровождала масштабные процессы в мире, такие как колонизация, индустриализация, мировые войны или кризисы. Сегодня движение населения является одной из непременных составляющих процесса глобализации, наряду с другими его компонентами, а именно движением капитала, товаров, технологий, информации.
Выход из изоляции региона Центральной и Восточной Европы во второй половине 1980-х годов, включая пространство бывшего СССР, сильно повлиял на геополитическую ситуацию в мире и регионе и спровоцировал новые потоки и направления миграций.
Россия, как и другие посткоммунистические страны активно включилась в глобальный миграционный режим, который складывался в мире в период после Второй мировой войны. За прошедшие 10 лет страна превратилась из изолированного закрытого общества в крупный мировой центр выезда и въезда мигрантов. Открытое общество, бесспорно, является ценным завоеванием демократии в России, однако формирование его наряду с новыми возможностями несет также и новые социальные проблемы и угрозы.
России сегодня в полной мере приходится отвечать на те вызовы, которые создает глобальный миграционный режим. Это, во-первых, растущая поляризация мира на бедные и богатые страны, провоцирующая беспрецедентное миграционное давление со стороны одних государств и регионов на другие. Во-вторых, кризис управления миграцией, выражающийся в огромных массах нелегальных перемещений, приводящих к массовой маргинализации мигрантов и криминализации всей сферы миграционных отношений. В-третьих, формирование глобального разделения труда на основе дискриминационной национальной и гендерной сегрегации работников на международных рынках труда, в конечном итоге приводящего к неспособности развитых наций существовать без притока мигрантов. Все эти процессы требуют глубокого научного осмысления, чтобы понять роль России в современной миграции, участвовать в поиске путей эффективного миграционного взаимодействия стран.
На протяжении нескольких послевоенных десятилетий в мире складывался гендерный режим миграции, в основе которого лежит определенное разделение труда, сформировавшееся в результате национально-гендерной сегрегации работников в постиндустриальных обществах. В этом разделении труда женщинам-мигрантам отведена роль дешевых провайдеров различных услуг, в том числе, маргинального характера. Появление России и других посткоммунистических стран на международной миграционной сцене инициировало новый передел западных рынков секс-индустрии, сферы услуг и развлечений.
Проблема торговли людьми привлекла внимание международного сообщества и национальных государств во второй половине 1990-х годов. Пионером в обращении к этой проблеме были Соединенные Штаты: торговля женщинами (а затем более широко – торговля людьми) начала фигурировать в ежегодных докладах Госдепартамента США о положении с правами человека с 1994 г. Сегодня мир признал универсальный характер данной проблемы: в криминальную торговлю живым товаром вовлечены как экономически развитые, так и развивающиеся страны, она может совершаться как с пересечением национальных границ, так и внутри государств, как в странах с развитой демократической традицией, так и в переходных государствах, и в странах с тоталитарной системой.
В декабре 2000 г. Россия подписала Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности и дополняющий ее Протокол "О предупреждении, пресечении и наказании торговли людьми, особенно женщинами и детьми". Конвенция рассматривает торговлю людьми как один из видов транснациональной организованной преступности. К концу 2001 г. Конвенцию подписали 100 государств, но на день написания данной статьи ратифицировали только 3 (для вступления документа в силу требуется 40 ратификаций).
По данным Государственного Департамента США, не менее 700 000 людей, в основном, женщин и детей, продаются и переправляются через государственные границы ежегодно. Некоторые наблюдатели считают, что эта цифра может быть значительно выше. Данные ОБСЕ, относящиеся к 1997 г., говорят о 175 000 женщин и девушек, вывезенных контрабандным путем из Центральной и Восточной Европы и СНГ в страны Западной Европы и Северной Америки. По оценкам ЦРУ, 98% торговли живым товаром приходится на долю женщин.
Торговля людьми - это современная форма рабства, которая сопровождается самыми циничными и жестокими нарушениями прав человека. Человек становится объектом манипулирования, к нему применяется право собственности, как к вещи. Людей насильно перевозят через границы, принуждают к труду, ставят в долговую зависимость, лишают свободы передвижения; над ними совершается физическое, сексуальное, психологическое насилие в самых извращенных формах.

2. Вызовы глобализации и миграционные ответы

Логика модернизации привела к усилению взаимозависимости социально-экономических, политических и культурных процессов, протекающих в разных частях мира. Это усиление взаимозависимости в рамках единого мирового сообщества принято обозначать термином глобализация. "Мир стал воистину единой социальной системой в результате усиления отношений взаимозависимости, затронувших сегодня практически каждого человека. Социальные, политические и экономические связи пересекают границы государств и властно вторгаются в судьбы живущих там людей".
Добавим к этому замечание Энтони Гидденса, что в современном научном дискурсе глобализация рассматривается как процесс одновременно созидающий и разрушающий: созидающий новые связи и отношения и разрушающий старые структуры. Мы рассмотрим, как это происходит в сфере миграции.
В ряду проблем, которые традиционно обсуждаются в контексте глобализации, исследователи обычно называют экологические вызовы, ограниченность природных ресурсов, энергии и продовольствия, несбалансированный экономический рост, рост численности населения, миграционные вызовы и другие. Гораздо меньше внимания уделяется, таким проявлениям глобализации, как кризис национального государства и управления, развитие принципиально иных моделей власти (в том числе, криминальной) и нового разделения труда на мировой сцене, появление новых видов неравенства и сегрегации людей. К старым формам неравенства и поляризации общества прибавляется раскол на тех, кто пользуется плодами глобализации (глобализационная элита) и тех, кто обеспечивает и обслуживает ее. Поэтому актуальным становится анализ в терминах включенности/выключенности по отношению к глобальным социо-экономическим отношениям.
Научное осмысление взаимосвязей глобализации и миграции началось с постановки базового тезиса об облегчении перемещений в результате развития современного транспорта и коммуникационных технологий. Эта наиболее очевидная и поверхностная сторона проблемы тем не менее часто описывается исследователями как существо процесса глобализации миграции. При этом более глубокие процессы долгое время оставались в тени, и только в последнее десятилетие начали привлекать внимание исследователей.
Это формирование нового разделения труда, в котором мигранты играют важную роль, "закрывая" своим трудом целые экономические ниши в развитых странах; новое неравенство и сегрегация работников, складывающиеся на основе этого разделения труда и превращающие мигрантов в маргинальные социальные группы; полярная расстановка сил на мировой миграционной сцене, открытость сферы миграции для криминальных элементов, и др.
Мощные транснациональные корпорации (ТНК) используют труд мигрантов на самых тяжелых участках производства; мигранты также обслуживают мелкое производство, которое пока "за рамками" интересов ТНК. С деятельностью ТНК также во многом связана трудовая миграция элитных эшелонов мэнеджерского состава, которая практически не знает национальных границ и обеспечивает агентам глобализации поистине глобальный пул для пополнения кадров. Вот показательная цитата из выступления новой звезды компьютерного бизнеса Джона Гейджа, главного управляющего корпорации Sun Microsystems: "На нас может работать кто угодно и сколь угодно долго; нам не нужна виза для наших зарубежных сотрудников." Таким образом, правительства и их всевозможные ограничения здесь больше "не работают". Агенты глобализации сегодня имеют все больше рычагов для манипулирования политикой национальных государств, в том числе, в сфере миграции.
Происходит все большая поляризация: разделение стран на глобализационную элиту и аутсайдеров глобализации. Практика последнего десятилетия, в частности, появление объединенной Европы и Шенгенской зоны как единого миграционного пространства, доказала, что интеграционные процессы в области миграции (и не только миграции) возможны сегодня только среди равных, создавая таким образом, новые разрывы и очаги неравенства между локальными интеграционными союзами и противостоящими им отдельными (в полном смысле слова) странами. Эти процессы меняют сложившиеся механизмы формирования миграционной политики на международном уровне. В упрощенном виде: если раньше одному государству было достаточно договориться с другим, чтобы открыть какую-либо миграционную программу, то теперь этому государству противостоит администрация целого интеграционного союза.
Развитие миграции сегодня идет крайне противоречиво. С одной стороны, глобальные изменения сопровождаются интенсификацией международных миграций. С другой стороны, признано, что "люди менее мобильны, чем деньги, товары или идеи: они всегда принадлежат к какому-либо государству, зависимы от паспорта, визы, разрешения на проживание и конъюнктуры рынка труда" . Движение товаров и финансов гораздо масштабнее, чем перемещения людей. В 1996 г. экспорт товаров в глобальном масштабе составил 29% от мирового ВНП, а приток прямых иностранных инвестиций составлял около 6% от общего объема внутренних инвестиций государств. В то же время, глобальная трудовая миграция составляла около 120 миллионов человек, то есть только 2,3% мирового населения.
Обостряются противоречия между принимающими и посылающими странами. Господствующая сегодня сложная и эклектичная модель международной миграции, построена на противостоянии первых и вторых. В основе ее лежит, с одной стороны, жесткое разделение на "нужных" и "нежелательных", с точки зрения национальных интересов, мигрантов, а с другой, декларированный принцип соблюдения либеральных свобод и прав человека. Установившаяся схема миграционного взаимодействия стран приводит к распространению конфликтов и дискриминационных практик в отношении отдельных групп мигрантов (в первую очередь, женщин) и отдельных стран. Неспособность государств эффективно управлять миграционными потоками становится очевидной. Неэффективность современной модели международной миграции выражается в огромном размахе нелегальной миграции, состоящей из дешевой и абсолютно бесправной рабочей силы, значительную (и особенно уязвимую) часть которой составляют женщины.

3. Современный миграционный режим – тенденция к криминализации

Попробуем проанализировать основные черты современного мирового миграционного режима с точки зрения причин, приводящих к уходу миграции из сферы легитимных отношений в теневую область, развитию ее криминальных форм.
 Интернационализация экономик, с одной стороны, и неравномерность развития стран, с другой, привели к тому, что трудовая миграция приобрела беспрецедентное социально-экономическое и политические значение в современном мире, превратившись поистине в глобальный феномен. Сегодня в миграционный трудовой обмен вовлечены практически все страны.
По оценкам ООН и МОТ, только легальных трудовых мигрантов в мире насчитывается от 120 до 200 млн. человек, по сравнению с 75 млн. в 1965 г. Разница в уровне жизни и экономических возможностях в разных странах – основная движущая сила такой миграции. В 1995 г. почасовая на оплата труда в производстве составляла 0,25 USD в Индии и Китае, 0,6 – в России, 2,09 – в Польше против 17,20 в США, 23,66 – в Японии, 31,88 – в Германии.
Устойчивая трудовая миграция за несколько десятилетий привела к сегментации рынков труда в развитых странах и выделению секторов, занятых преимущественно мигрантами. Это, в первую очередь, непрестижные рабочие места, не требующие высокой квалификации, с тяжелыми условиями труда и низкой оплатой, это наиболее дискриминируемые, неформальные или теневые сегменты занятости. Женщины-мигранты заняты в основном в индустрии досуга и развлечений (танцовщицы в ресторанах, стриптизерши, участницы шоу-программ, секс-услуги), общественных услугах (низший персонал гостиниц, баров, фитнес-центров и т.п.), домашнем обслуживании (няни, гувернантки, домработницы, уход за детьми, престарелыми и больными). Мигранты-мужчины используются в строительстве, на тяжелых потогонных участках крупного промышленного производства, других неквалифицированных и тяжелых работах.
В результате двоякой - национальной и гендерной - сегрегации работников на рынках труда индустриально развитых стран складывается специфическое разделение труда, в котором женщины-мигранты играют вполне определенную роль. Это разделение труда между национальными работниками и мигрантами, а также между самими мигрантами по гендерному признаку в настоящее время представляет нечто большее, чем просто наличие определенных экономических ниш мигрантов разных национальностей на рынках труда принимающих стран. Оно перерастает в универсальный экономический режим, на котором строится в значительной мере экономика развитых индустриальных государств, причем экономическое и социальное благополучие этих стран все больше и больше зависит от притока труда мигрантов.
Вряд ли уже сегодня можно сказать то же самое про Россию, но она явно идет по пути других европейских стран. В России развивается тот же процесс формирования мигрантских ниш занятости, что позволяет предположить, что через какое-то время российская экономика будет так же зависеть от притока труда мигрантов, как сегодня зависят от него экономики развитых стран. Такой вывод представляется справедливым, если учесть тенденцию падения численности населения в целом и прогнозируемое снижение численности населения трудоспособного возраста после 2006 г.
 Феминизация миграционных потоков, то есть увеличение доли женщин в общем количестве мигрантов, признается специалистами характерной чертой новейшего этапа развития международной трудовой миграции. Во многом это связано со структурными изменениями в мировой экономике, сопровождающими глобализационные процессы: относительное снижение в послевоенный период производственно ориентированного сектора мировой экономики и рост сервисно ориентированного комплекса, в широком смысле именуемого экономикой услуг (service economy). Все большее доминирование сферы услуг в структуре занятости формирует постоянно растущую потребность развитых наций в женщинах-мигрантах, занятых неквалифицированным трудом в сфере сервиса.
В международной миграционной индустрии женщины-мигранты давно выполняют роль дешевых провайдеров различных услуг, в первую очередь, сексуальных и околосексуальных, занимая маргинальные ниши на рынках труда принимающих стран. По оценкам Международной организации по миграции, в Европу ежегодно переправляется около полумиллиона иностранных проституток. В Германии три из четырех проституток - приезжие, в Голландии - каждая вторая. Секс-индустрия и секс-туризм в мегацентрах индустриально развитых наций, являясь составной частью глобальной "экономики услуг", представляют транснационально организованный сверхприбыльный бизнес по переправке женщин из одних стран в другие с целью сексуальной эксплуатации. Выход из изоляции региона Центральной и Восточной Европы, включая пространство бывшего СССР, инициировал новый передел западного рынка секс-услуг.
Сегодня сфера сексуальных и околосексуальных услуг предоставляет большую часть миграционных возможностей для женщин из стран-доноров. Та волна "русской" (а на самом деле - СНГ-всякой) проституции на Западе, которая имела и имеет шумный резонанс в западных СМИ, просто говорит о "выходе" наших женщин на мировую сцену миграции. Они пришли вслед за подобными секс-волнами из Филиппин, Китая, Колумбии (60-70-е гг.), а затем Польши, Болгарии, Румынии (вторая половина 80-х гг.). В 1997 году 175 тыс. женщин и девушек были проданы из Восточной и Центральной Европы, а также из России и стран СНГ на секс- рынки развитых стран Европы и Америки.
Хотя сам феномен торговли людьми известен еще с начала XX века (Международный договор о торговле белыми рабынями 1904 г.), современная глобализация придает ему новый смысл, делает торговлю людьми и другие формы криминальных перемещений частью глобального экономического режима, тем самым как бы легитимизируя их. Транснациональные перемещения людей для секс-индустрии, распространение секс-туризма – такие же черты глобальной экономики и обслуживающего ее миграционного режима, как и движение интеллектуальных ресурсов или работников транснациональных корпораций.
 Рост мобильности населения (как и в случае с товарами, финансами и информацией) ведет к необходимости существенных сдвигов в механизмах управления этими процессами со стороны государств и правительств. Противоречие между наднациональными экономическими и социальными процессами и институтами, с одной стороны, и национальной концепцией управления этими процессами и институтами, с другой, становится все более очевидным. Это противоречие выражается в так называемом кризисе управления. Подобно тому как в результате интернационализации производства и роста международных финансовых трансакций, исчисляемых сотнями миллионов долларов ежедневно, правительства теряют миллионы долларов годовых налогов , также становится затруднительным для государственной власти удерживать контроль над передвижением населения. Результат - рост нелегальной миграции.
По оценкам американской Службы Иммиграции и Натурализации, в 1996г. в США проживало от 4,6 до 5,4 млн. нелегальных мигрантов. В России, по нашим оценкам, насчитывается около 4 миллионов нелегальных трудовых иммигрантов. Женщины-мигранты, как правило, концентрируются именно на нелегальном полюсе миграции.
Вряд ли хоть одно государство может сегодня утверждать, что выработало действенные механизмы борьбы с нелегальной иммиграцией. Эти незаконные, но, тем не менее, существующие в громадных масштабах миграции практически являются иррациональной формой, в которой находит сегодня свое проявление идея свободы передвижения, превращаясь тем самым в квазисвободу.
Размах нелегальных перемещений можно считать имманентной чертой современного этапа развития миграции. В этот "нелегитимный" людской оборот вовлекаются миллионы человек ежегодно. Эти процессы «управляются» хорошо организованной глобальной сетью, превращающей сферу миграции в род современного прибыльного бизнеса. На ниве этого бизнеса процветают официальные, полуофициальные, теневые и открыто криминальные организации, получающие громадные прибыли от незаконной переправки людей, посредничества при трудоустройстве мигрантов и торговли людьми.
 Устойчивые миграционные потоки со временем образуют миграционные сети, которые связывают иммигрантов в принимающих странах с метрополией. Эти сети снижают издержки и риск, связанные с миграцией, и поддерживают миграционный поток даже тогда, когда ослабевают объективные силы, возбудившие его, или появляются факторы, противодействующие миграции (например, в виде ужесточения иммиграционной политики принимающей страны). Эти сети со временем обрастают необходимой инфраструктурой часто криминального характера.
Криминализация миграционных сетей, сопровождающая ужесточение официальной иммиграционной политики принимающих стран, - характерная черта современного миграционного режима. Это еще более ограничивает возможность национальных государств управлять миграционными потоками.
Стоит упомянуть и еще один важный, на наш взгляд, момент, характерный для новейшего периода развития миграции. Миграционные проблемы начали обсуждаться в контексте прав человека, что повлияло на политику стран в данной области (хотя, возможно, больше в декларативном плане). Применение дискриминационных практик по отношению к мигрантам, хотя и сохраняется в странах с развитой демократической традицией, но подвергается критике со стороны правозащитных организаций и либерального крыла политических движений. Миграция все чаще становится козырем в политических играх сильных мира сего.
Так, правые партии нередко разыгрывают миграционную карту, "играя" на неодобрительном отношении части населения к иммигрантам.

4. Миграция в глобализационных моделях

Ниже представлена теоретическая схема, раскрывающая противоречие, которое определяет развитие миграции в современном мире, ее место в глобализационных теориях и моделях, а также последствия этого противоречия, выражающиеся в криминализации миграции и маргинализации мигрантов.
Миграция, свобода передвижения и геополитические интересы стран

ПРОТИВОРЕЧИЕ

Либеральная модель Консервативная модель
(космополитическая) (геополитическая)

Концепция прав человека Концепция национальных интересов

Право на свободное Контроль над
передвижение численностью и
составом населения
РЕЗУЛЬТАТ

Криминализация миграции Нелегальная миграция
Торговля людьми
Контрабанда людей
Маргинализация мигрантов

В данной схеме используется известное теоретическое деление на либеральную и консервативную (иногда ее называют социал-демократической) модели современного развитого капитализма . С точки зрения пространственной организации мира и территориальных перемещений эти две модели могут интерпретироваться как космополитическая (либеральная) и геополитическая (консервативная).
Левая часть схемы представляет либеральную или космополитическую модель глобализации, ориентированную на общедемократические ценности, до некоторой степени нивелирующие национальное деление мира. Эта модель основана на парадигме прав человека, которая утверждает приоритет прав человека над правами гражданина. Право на свободное передвижение является одним из основных прав человека в демократическом обществе , и поэтому гипотетически (в "чистой" либеральной модели) должно превалировать над разделением прав по принципу гражданства/негражданства, то есть этим правом должны обладать все люди, независимо от наличия гражданства той или иной страны.
Правая часть схемы представляет консервативную или геополитическую модель, которая основана на концепции гражданства, ставящей во главу угла гражданские права, то есть права, гарантированные на территории конкретного государства только гражданам этого государства.
Естественно, что выделение этих моделей является теоретической конструкцией, и в чистом виде ни одна из моделей не используется ни в одной стране. Традиционно США приводят как пример либеральной модели, а Германию и Францию - как пример социал-демократической. Однако это не значит, что в США граждане и не граждане обладают равными правами (правами человека), а в Европе наоборот, граждане наделены всеми правами, а не граждане их лишены.
Глобальная реструктуризация экономики сглаживает различия между описанными моделями и задает единый шаблон развития, являющийся, по сути, конгломератом двух моделей, но полностью нивелировать противоречие между ними глобализация на данном этапе не может. Эта единая модель имеет в своем основании трансатлантическую экономическую систему, сложившуюся еще в XIX веке, с ее потоками товаров, людей и капиталов. Послевоенная расстановка сил в этой системе сложилась в пользу ее североамериканской части, представляющей либеральное крыло в нашей теоретической схеме. Таким образом, глобализация второй половины XX века, по сути является развитием той же трансатлантической модели, базирущейся на "американской" неолиберальной идеологии.
Представленная теоретическая схема помогает лучше понять суть противоречия, которое приводит сегодня к крайне неэффективному и иррациональному развитию миграции в мире. Основной результат этого противоречия – криминализация миграции, которая выражается в росте нелегальной миграции, торговли людьми, контрабанды мигрантов и т.п. Распространение дискриминационных практик в отношении отдельных контингентов мигрантов (в первую очередь, женщин) и целых стран, приводит к маргинализации больших групп мигрантов, опять же в первую очередь, женщин.
Многовековой опыт жизни в иерархических системах (одна из таких систем – гендерная) наложил свой отпечаток на характер той модели глобализации, которая является сегодня ведущей. Основные параметры новых глобальных систем и "правила игры" в них диктуются сильнейшими, консервируя, таким образом, сложившуюся иерархию. На роль основной модели глобализации сегодня претендует неолиберальная идеология, в которой "правила игры" диктуются экономически и технологически развитыми державами, в первую очередь, США (что оправдывает второе название этой модели как "американской").
Разворачивается целая новая инфраструктура, обслуживающая отношения неравных сторон, участвующих в мировом взаимодействии. Эта инфраструктура в лице международных организаций, администраций интеграционных союзов и блоков призвана, с одной стороны, обеспечить принятие экономически более слабыми партнерами правил, предлагаемых ведущими державами, а с другой стороны, сделать давление одних на других менее конфликтным и дискриминационным. На глобальном уровне по-новому обостряется противоречие между национальными интересами отдельных стран, с одной стороны, и основными постулатами либерализма, с другой (см. рис. 1.). Через это основное противоречие и развивается глобализация на современном этапе. И поскольку вряд ли какая-либо другая модель сможет в обозримом будущем противостоять либеральной, можно предположить, что эти процессы и дальше будут развиваться в заданном направлении.

5. Борьба с торговлей людьми: роли различных "актеров".

Торговля людьми – это преступление против личности, человеческого достоинства, нравственности, индивидуальной свободы и независимости. Уважение к данным ценностям обязывает международное сообщество и национальные правительства противостоять торговле людьми как несовместимой с демократическими устоями и принципами гуманизма.
Борьба с торговлей людьми включена в программы действий многих организаций на национальном и международном уровне. Выделяются следующие основные направления работы, получившие в англоязычном варианте название "схема трех "p" (prevention-protection-prosecution):
Создание законодательной и правоприменительной базы для эффективного выявления и наказания преступников, организующих торговлю людьми.
Проведение широкой информационной кампании для женщин из групп-риска и других контингентов (общественность, родители, преподаватели и пр.).
Мероприятия по помощи и реабилитации жертв торговли людьми.
Борьба с торговлей людьми, в частности с секс-торговлей, невозможна без создания партнерства социальных сил, объединяющего различные структуры и институты общества. Членами такого партнерства могут являться:
национальные государственные/ правительственные органы;
общественные организации (женские, правозащитные и др.);
СМИ;
профессиональные сообщества (образовательные, медицинские, научные оргонизации);
бизнес-структуры;
международные организации.
Сейчас такое партнерство начинает складываться в России. Каждый участник партнерства обладает своими функциями и выполняет ту или иную работу, направленную на достижение общей цели – противодействие торговле людьми и секс-эксплуатации женщин.
Если до 2000 г. борьба с торговлей женщинами ограничивалась в основном рамками неправительственного сектора, то после подписания Россией Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и Протокола о торговле людьми, внимание ряда российских федеральных министерств было привлечено к проблеме торговли людьми и, в частности, женщинами для целей секс-эксплуатации. Этому во многом способствовала активность международного сообщества, "проводником" которой для российских властей явился МИД России.
В апреле 2001 г. вопрос "О мерах по предотвращению сексуальной эксплуатации женщин и девочек" (включая вопросы торговли женщинами) рассматривался на заседании Комиссии по вопросам улучшения положения женщин при Президенте России. Результатом этого совещания явилась адресная программа мероприятий по предотвращению сексуальной эксплуатации женщин и детей, которая предусматривала задания различным ведомствам и механизм отчетности перед Комиссией об их реализации.
Функцией государственных органов является, в первую очередь, разработка национальных законодательств против трэффика и обеспечение их эффективного применения. Эта деятельность предусмотрена Конвенцией.
В российском уголовном праве торговля людьми, как таковая, не фигурирует как специфический вид преступления. В правоприменительной практике в данном случае действует закон римского права: нет наказания – нет преступления, поэтому в настоящее время фиксируется и расследуется очень небольшой процент совершенных преступлений, связанных с секс-эксплуатацией и торговлей людьми. В настоящее время МВД приступило к разработке проекта изменений и дополнений в УК РФ, направленных на криминализацию торговли людьми как самостоятельного состава преступления.
Кроме принятия законодательных мер, необходимо также активное сотрудничество принимающих и посылающих стран, направленное против торговли людьми и маргинализации женской миграции.
В последние десятилетия иммиграционная политика основных принимающих стран имела постоянную тенденцию к ужесточению. Причины этого понятны - страны пытаются оградить национальные рынки труда от наплыва "нежелательных" мигрантов. Сами принимающие страны вряд ли пойдут на смягчение иммиграционной политики. Необходима инициатива посылающей стороны (в данном случае, России), причем инициатива целенаправленная, предпринятая на достаточно высоком уровне, целью которой может быть активный переговорный процесс с принимающими странами, направленный против дискриминационных методов иммиграционной политики и применяемых практик, нарушающих права человека. Нужно активное миграционное взаимодействие принимающих и посылающих стран, направленное на то, чтобы расширить легитимное пространство трудовой миграции.
До последнего времени Россия занимала пассивную позицию в этом вопросе. Только в 2001 г. российский МИД обозначил противодействие дискриминационной политике принимающих стран по отношению к мигрантам из России в качестве направления своей дипломатической деятельности. Официальная позиция российского МИДа по данной проблеме была оглашена на межправительственной конференции "Европа против торговли людьми", которая была организована МИДом ФРГ и Бюро по Демократическим Институтам и Правам Человека ОБСЕ и проходила в Берлине, 15-16 октября 2001 г.
Основная идея конференции состояла из трех основных тезисов:
отстаивание принципа "равной ответственности стран происхождения, транзита и назначения" за последствия торговли людьми;
противодействие дискриминационной политике (в частности, визовой) принимающих стран по отношению к мигрантам из России, "прикрывающейся" целями борьбы с торговлей людьми;
готовность к тесному сотрудничеству с международными организациями, в частности ОБСЕ, в данной области.
Несмотря на некоторую активизацию позиции государства в вопросах борьбы с торговлей людьми, основным звеном складывающегося партнерства социальных сил в этой борьбе на национальном уровне остаются общественные (неправительственные) организации (НПО) при активной поддержке международного сообщества в лице международных организаций и фондов.
В настоящее время в России насчитывается несколько десятков НПО, осуществляющих деятельность против торговли женщинами, в том числе, в целях сексуальной эксплуатации. Эта работа ведется в основном по грантам международных организаций и фондов. НПО оказывают психологическую, юридическую, социальную помощь жертвам трэфффика и женщинам, рискующим попасть в данную ситуацию. В целом НПО эффективно осуществляют свои задачи. Однако острой проблемой является недостаточно эффективное сотрудничество с госструктурами.
Причины этого следующие: недостаточная осведомленность властных структур о проблеме (работает принцип "нет статистики – нет проблемы"); отнесение властными структурами всех, так называемых, "женских" проблем ко второстепенным и "частным"; консервативность власти и ханжество при рассмотрении проблем сексуального насилия и секс-эксплуатации; пренебрежительное отношение со стороны власти к общественным организациям; коррумпированность некоторых представителей государства и "включенность" их в прибыльный секс-бизнес; бюрократизм.
Большая роль в партнерстве социальных сил, противодействующих торговле женщинами, принадлежит средствам массовой информации. Однако роль СМИ в решении проблем, связанных с секс-эксплуатацией женщин оценивается неоднозначно. Наряду с распространением необходимой информации о проблеме СМИ являются мощным средством тиражирования нежелательных стереотипов, связанных с распространением секс-эксплуатации и торговли людьми, спекулируя на "пикантных" подробностях, образе женщины как секс-товара и т.п. В связи с этим признается необходимой разработка специальных технологий "ангажирования" СМИ и проведения совместных проектов НПО и СМИ, направленных на противодействие торговле людьми и распространению унижающих женщину стереотипов.
Активными участниками и организаторами анти-трэффиковых кампаний и проектов являются международные организации, в том числе, работающие под эгидой ООН (ПРООН, ЮНИФЕМ, МОМ, МОТ, ОБСЕ и другие организации ЕС, другие международные организации и фонды). Эти организации сделали очень много для развития анти-трэффиковой работы в России.
Однако огромный авторитет, потенциал влияния международных организаций в мире может пока недостаточно используется для воздействия на миграционные отношения принимающих и посылающих стран, с целью сделать их менее напряженными, а миграционную политику менее дискриминационной, направленной на расширение легитимного миграционного пространства и соответственно, на сужение сферы нелегальных и, особенно криминальных отношений.
Изменение политики в области международной миграции - трудная задача, особенно в глобальном масштабе, и на это потребуется много времени. Но без этого борьба с торговлей людьми и эксплуатацией труда мигрантов будет фикцией, какие бы средства международное сообщество в нее не вкладывало.

3.2. Миграция на Дальнем Востоке: особенности и криминологическая оценка

1. Особенности миграционных процессов в Дальневосточных субъектах Российской Федерации .

Объективная оценка происходящих в настоящее время процессов миграции складывается из ряда аспектов, находящихся во взаимной связи с проводимой в России и странами АТР внутренней и внешней политикой, социально - демографической обстановкой, географическим положением стран, уровнем их экономического развития и другими факторами, влияющими на жизненный уровень их населения.
Сочетание этих аспектов особенно отразилось на миграционной ситуации в Приморском крае, имеющего довольно высокий уровень жизни населения, развитую промышленную инфраструктуру, значительные природные богатства и находящегося в благоприятных природно-географических условиях. На его государственных границах действует самое большое в России количество различных пунктов пропуска, через которые проходят самые большие на Дальнем Востоке России потоки иностранных граждан, из многих стран АТР, как на территорию края, так и в другие регионы Российской Федерации, а также в страны нового и старого зарубежья. Он является особо притягательным районом на востоке России не только для граждан нашего соседа - КНР, количество которых составляет 77% от всех следующих через наши пункты пропуска иностранных граждан, но и для граждан прибывающих к нам из стран Средней Азии, через практически открытую границу с Казахстаном и Ближнего Востока через аналогичную границу с Азербайджаном..
Анализ миграционных процессов, проходящих в Приморском крае и их влияние на ход экономического развития не дает оснований для их однозначной оценки. Следовательно, и подход к решению проблем, связанных с их регулированием должен быть дифференцированным.
С одной стороны, необходимо признать иностранную миграцию как объективную реальность, как неотъемлемый фактор жизни мирового сообщества.
В эпоху всеобщей глобализации Россия также подвержена этому процессу, тем более, с учётом тяжёлой демографической ситуации в Российской Федерации.
В своих выступлениях руководители страны уже отмечали, что дефицит трудовых ресурсов страны будет покрываться за счёт иностранной миграции.
С другой стороны, настораживает многообразие каналов незаконной миграции, используемых иностранными гражданами для проникновения, ассимиляции и закрепления на нашей территории, что позволяет рассматривать этот процесс, как целенаправленно организованный, несмотря на то, что отдельные способы выглядят внешне как индивидуальные (челночная торговля, заключение браков). Все перечисленные каналы тесно переплетаются между собой.
В последнее десятилетие Россия, отказавшись от только административных мер регулирования миграционных процессов, предпринимает определенные шаги по созданию законодательной и исполнительной базы, обеспечивающей права граждан и интересы общества в области миграции.
Вместе с тем, следует отметить, что темпы работ по созданию этой базы значительно отстают от темпов развития самой проблемы и при сохранении сложившегося соотношения ситуация может выйти из под контроля, что уже и наблюдается в ряде субъектов Федерации.
В значительной мере этому способствует то, что при разработке законопроектов, актов исполнительной власти используются оценочные данные, не отражающие полноту ситуации.
По данным МВД России, на территории нашей страны находится 1,5 миллиона нелегальных мигрантов. Количество преступлений, совершенных иностранцами и лицами без гражданства в 2001 году увеличилось почти на шесть процентов.
"В России практически нет незаконных мигрантов", - заявляет заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Вячеслав Игрунов. Он считает, что незаконным мигрантом может быть тот человек, который пересекает границу государства с нарушением законов, в обход официальных путей. Вместе с тем он признает, что "некоторое количество незаконных мигрантов есть". Это "люди, приезжающие на законных основаниях, но потом, когда у них заканчивается срок визы, они остаются в стране". По его словам, "уровень преступности среди них (мигрантов) на порядок ниже, чем среди постоянных жителей столицы".
Независимый депутат Госдумы Владимир Рыжков утверждает, что бороться с нелегальной миграцией нужно "не путем ужесточения миграционных норм, а, наоборот, путем облегчения въезда в страну".
Безусловно, каждый из респондентов прав., но эта правда похожа на суждения трех слепых мудрецов, оценивающих слона по разным частям его тела.
В то же время, на заседании Совета Безопасности России в октябре 2001 года было констатировано, что масштабы незаконной иммиграции «представляют угрозу национальной безопасности страны».
При отсутствии механизма управления миграционными процессами прогнозирование их развития невозможно без точного знания количественных и качественных характеристик происходящих миграционных процессов, что непосредственно отражается на последствиях принятия тех или иных политических и экономических решений как со стороны государства, так и на уровне субъектов Российской Федерации.
Существующая в России демографическая проблема не позволит в ближайшие 50 лет развивать и поддерживать национальную экономику на уровне, обеспечивающем сохранение целостности государства без привлечения трудоспособного населения как из ближнего, так и из дальнего зарубежья.
Следовательно, сегодня актуальнейшей задачей становится создание в Российской Федерации высокоэффективного экономико-правового механизма, обеспечивающего получение Россией максимальной выгоды и преимуществ от приезда иностранных граждан в нашу страну, привести к минимуму возможность их противоправной деятельности.
В этой ситуации все большую значимость приобретает задача создания такого комплекса организационно-технических мероприятий, которые смогли бы обеспечить эффективное распределение имеющихся трудовых ресурсов на территории страны; привлечь иностранную рабочую силу, обеспечить права, свободы, социальные, экологические условия и безопасность для их проживания, предотвратить проникновение на территорию России криминальных элементов и членов международных преступных групп; обеспечить соблюдение законодательства со стороны иностранных граждан, прибывших в Российскую Федерацию с различными целями.
Одним из путей решения этой задачи, наряду с принятием мер по совершенствованию правовых норм в данной сфере, является организация работы совместно с другими заинтересованными органами исполнительной власти по созданию автоматизированного банка данных по учету иностранных граждан, находящихся на территории Российской Федерации.
Исходя из определенных в Федеральной целевой программе "Электронная Россия" направлений развития по информатизации общества, предлагается разработать и внедрить комплексную систему оценки миграционных процессов в Российской Федерации, прогнозирования, регулирования и контроля из развития.
Работа в этом направлении нами ведется уже второй год.
В настоящее время в составе Управления по делам миграции УВД Приморского края функционирует. Дальневосточный информационно-аналитический центр, как центр автоматизированной информационно-поисковой системы (АИПС), объединяющий информационно-аналитические структуры подразделений по делам миграции 15 субъектов Федерации Восточно-Сибирского и Дальневосточного регионов, имеющей статус "Опытный район".
Целью реализации проекта в рамках "Опытного района" является отработка организационных, методических, информационных, коммуникационных решений, а также решений в области подготовки специалистов соответствующих квалификаций для обеспечения задач оценки миграционных процессов в Российской Федерации, прогнозирования, регулирования и контроля их развития.
В настоящее время разработан «Пилотный проект» программно-технического комплекса иммиграционного контроля для опробования его в «Опытном районе».
Входящие в "Пилотный проект" программные комплексы «Администратор», «Посредник», «Граница», обеспечивающие сбор, передачу и накопление информации о въезде и выезде ИГ и ЛБГ через пункты пропуска, с последующей передачей этой информации в базу данных «МИГРАЦИЯ» установлены в Приморском и Хабаровском краях. Сахалинской и Иркутской областях и ЕАО. Проводится работа по разработке технического задания и макетированию задач авторизованного доступа контролирующих и правоохранительных органов к персональной информации базы данных.
Предложенный программный комплекс позволяет организовать объединенные локальные сети информационных систем контрольных органов в пунктах пропуска, на транспортных узлах, а также интегрировать сведения из пунктов регистрации временного проживания ИГ, их трудовой и иной деятельности на территории России с единой базой данных «МИГРАЦИЯ».
Результаты опытных испытаний программного комплекса показали, что планируемое предоставление оперативного доступа к статистической и персональной информации из базы данных «Историй мигрантов» контролирующим и правоохранительным органам федеральных органов исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов федерации позволит в значительной мере облегчить решение возложенных на них задач, а именно:
- обеспечение политической, экономической, экологической и гуманитарной безопасности;
- решение вопросов планирования различных программ на основе достоверной количественной и качественной информации о миграционных процессах;
- оценки воздействия принятых решений на миграционные процессы для корректировки оцениваемых решений.
Концепция создаваемой системы учета въезда, выезда и пребывания ИГ на территории России полностью отвечает всем идеям международного сообщества по вопросам биометрического контроля с привязкой персональных данных к единому персональному номеру гражданина.
Общеизвестно, что одной из главных целей миграционной политики любого государства является регулируемое привлечение на свою территорию иностранных граждан и лиц без гражданства въезжающих с различными целями в интересах обеспечения экономической и гуманитарной выгоды обществу и не приводящей к снижению уровня безопасности государства.
На встрече министров по делам иммиграции в Брюсселе в конце 2001 г. главой независимой комиссии по делам беженцев Паскалем Сметом был изложен план создания в странах, входящих в Европейский Союз системы регистрации граждан с присвоением им уникального регистрационного номера и привязки этого номера к биометрическим данным гражданина, позволяющим однозначно его идентифицировать.
Он предложил создать дактилоскопическую базу данных, в которую войдут отпечатки пальцев всех жителей стран-членов ООН.
Введение регистрации позволит странам открыть границы для благонамеренных туристов, трудовых мигрантов и людей, ищущих политического убежища и одновременно закрыть возможность неконтролируемого передвижения лиц, несущих угрозу как безопасности граждан, так и безопасности государств.
Внедрение автоматизированных систем контроля граждан по биометрическим данным, присвоение им уникальных персональных номеров позволит повысить эффективность работы специальных служб по предотвращению террористических актов, пресечении международной торговли людьми, незаконного оборота наркотиков и другой незаконной деятельности как международных преступных сообществ, так и отдельных граждан.
Мы предлагаем создать в рамках АТР рабочую группу из представителей заинтересованных структур государственных органов власти по выработке «Соглашения» о формах взаимодействия, технологиях и стандартах учета, регистрации граждан своих стран, а также оперативного взаимодействия по информированию стран участников проекта о характере и составе миграционных потоков. Одновременно с этим необходимо рассматривать данный проект как составную часть международного проекта, высказанного на встрече министров по делам иммиграции в Брюсселе в конце 2001 г., о чем я говорил выше.

2. Незаконная миграция: причины и ее проявления на российском Дальнем Востоке .

В последние десятилетия истекшего и первые годы нового столетия процессы миграции населения претерпели качественные изменения. С началом проведения политики открытого общества Россия превратилась из закрытой страны с незначительным внешним миграционным оборотом в «активного участника международного миграционного обмена». С 1995 по 2000 годы количество ежегодно въехавших иностранцев дальнего зарубежья увеличилось почти в 1,5 раза и составляло 7,3 млн. человек. К числу наиболее посещаемых регионов, помимо г. Москвы, Ленинградской, Иркутской областей, Краснодарского края, республики Бурятии, относятся также ряд Дальневосточных субъектов Российской Федерации. Среди них - Приморский, Хабаровский края, Амурская область.
В 2001 году на Дальний Восток въехало 536,6 тыс. иностранцев и лиц без гражданства. Из них 386,7 тыс. чел. (72%) были гражданами КНР, 6,1 тыс. (1,2%) – КНДР, 2,4 тыс. (0,7%) - Вьетнама, 10,3 тыс. (1,9%) - СНГ. Характерно, что 63% китайских граждан въехало в Приморский край, 29% - в Амурскую область, 4,6% - в Хабаровский край, 2,5% - в Еврейскую автономную область. Свыше 129 тыс. всех иностранцев или 24% въехало на российский Дальний Восток по коммерческим визам, 159 тыс. или 31% - по гостевым, служебным и другим визам. Но наибольшее количество – 231 тыс. или 43% - по безвизовому туризму. По нашим прогнозам этот процесс будет развиваться и дальше. В период пребывания во Владивостоке в августе 2002 г. Президент страны В. Путин отметил, что стратегическая цель развития Дальнего Востока заключается в оживлении региона, его дальнейшей интеграции в общероссийский и мировой экономический процессы.
Вместе с тем, эти процессы сопровождаются резким усилением внешнего миграционного давления, расширением масштабов незаконной миграции. В Федеральной миграционной программе прямо указывается, что незаконная миграция на приграничных территориях и попытки легализации любым путем, как, например, «тихая экспансия» китайцев, представляет угрозу территориальной целостности страны.
Важность этой проблемы была подчеркнута и в Концепции национальной безопасности, утвержденной Президентом Российской Федерации 10 января 2000 г. В числе основных задач в пограничной сфере, требующих первоочередного разрешения, были выделены такие, как пресечение деятельности транснациональной организованной преступности, незаконной миграции и противодействие демографической экспансии на территорию России со стороны других государств.
Рассмотрим основные факторы, влияющие на интенсификацию притока на российский Дальний Восток нелегальных иммигрантов из дальнего зарубежья. Первая группа факторов связана с социально-политической характеристикой в регионе. Так, на формирование масштабов незаконной миграции влияет режим того или иного государства, состояние межгосударственных отношений. В АТР серьезное влияние на эти процессы оказывают ситуация в Афганистане, а также в Индийско-Пакистанском регионе, милитаризация КНДР. Так, некоторыми американскими и британскими СМИ была распространена информация о планах Пентагона возможной бомбардировки Северной Кореи в будущем. Был даже сделан прогноз о том, что десятки тысяч жителей этой страны хлынут не только на территорию Китая, но и в российское Приморье, которое в результате может оказаться на грани гуманитарной катастрофы.
Правда, события последних дней в определенной степени опровергают этот мрачный прогноз. Лидер северокорейского государства все больше склоняется к мирному сосуществованию с приграничными странами, о чем свидетельствуют его поездки в Россию, интерес к развитию экономических связей с дальневосточными субъектами Федерации нашей страны. Помимо этого восстанавливается переговорный процесс Пхеньяна и Токио по вопросу об установлении дипломатических отношений между Японией и КНДР .
Другая группа факторов связана с социально-экономическим положением. В их числе бедность, безработица, инфляция. В последние годы, особенно после развала социалистического лагеря, резко наметился разрыв между уровнем экономического развития и связанного с этим прожиточного минимума в таких странах, как США, Австралия, Япония и Республика Корея, с одной стороны, и Вьетнам, Лаос, Мьянма, Северная Корея и т.п., с другой. Во многих развивающихся странах у людей появляется отчужденность, отсутствие надежды на будущее. По данным ООН, в 2002 г. Северной Корее потре-буется гуманитарная помощь в размере 262 млн. долларов. Все более увеличивается разрыв в уровне доходов раз-личных слоев насе-ления в китайском об-ществе. Коэффициент разрыва в доходах между наиболее бед-ными и богатыми в этой стране увеличился с 0,33 в 1980 г. до 0,45 в 2001 г. (По экспертным оценкам ООН, критический уровень данного ко-эффициента состав-ляет 0,4). Уже свыше 70% населения КНР считают, что резкое расслоение общества на бедных и богатых оказывает негативное влияние на соци-альную стабильность. Численность безработных в России на март 2000 г. составила 8,7 млн. человек, что составляет 11,8% активного населения.
В Дальневосточном Федеральном округе ситуация еще сложнее. Данные института экономических исследований ДВО РАН свидетельствуют, что население Дальнего Востока сползает к нищете. Уровень реальных доходов в регионе составил в 2000 году 39,8% от среднего по России. Прак-тически повсеместно после 1995 года увеличилась доля населения с дохода-ми ниже прожиточного минимума. Неудовлетворительным является и каче-ство жизни, определяемое уровнем развития социальной инфраструктуры.
Это побуждает людей искать работу за пределами своих государств в более развитых в экономическом отношении странах, где работодатели заинтересованы в использовании дешевой и по своей сути бесправной рабочей силы. Этим пользуются организованные преступные группы, создающие свои «филиалы» в наиболее развитых странах. По этой причине Дальний Восток России стал транзитным пунктом нелегальной миграции китайских, северокорейских, вьетнамских, иранских граждан в Японию, Южную Корею, США и страны Европы.
Как отмечает известный американский криминолог Л. Шелли, торговля и контрабанда людей, как в России, так и в Китае являются последствиями сложного перехода к рынку от централизованного управления и плановой экономики, управляемой коммунистической партией.
Не менее важное значение имеет демографическая характеристика в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в первую очередь, проблема перенаселенности Китая. Общая численность населения этой страны с 1991 по 2001 г.г. выросла на 10% и достигла 1 262 млн. чел. Средняя плотность населения в Китае составляет около 130 человек на 1 кв. км. В это же время средняя плотность населения России – около 9 человек.
Ухудшение демографической ситуации в Российской Федерации в значительной мере коснулось российского Дальнего Востока, где за последние 10 лет постоянное население уменьшилось более, чем на 900 тыс. чел. и составляет на данный момент около 7 млн. человек. При этом более чем на 94% эти потери определяются миграционным оттоком. Но и естественная убыль населения идет гораздо интенсивнее, чем в России в целом. Это обусловлено потерей сравнительных преимуществ региона в области доходов, стабильности и об-щественного статуса. С 1995 года отток населения из Чукотского автономного округа составил 42%, Магаданской области – более 30%, Амурской области – до 16%. Средняя плотность населения в одном из «развитых» дальневосточных субъектов Федерации - Приморском крае, составляет около 13 человек на квадратный километр, в целом по Дальневосточному Федеральному округу – 1,14.
В то же самое время в приграничных регионах северо-востока Китая около 7-8 млн. человек являются безработными. Поэтому объективным остается стремление китайских граждан к миграции и оседанию на территории Сибири и Дальнего Востока, которая, к тому же воспринимается ими как исконно китайская. По официальным данным КНР, только в 1997 году правоохранительными органами этой страны были арестованы 2160 организаторов нелегальной миграции, задержаны свыше 52,7 тыс. человек, пытавшихся незаконно пересечь китайскую границу.
Наконец, к самостоятельной группе можно отнести факторы, характеризующие состояние правовых и организационных мер. В Российской Федерации характерно наличие «прозрачных» границ со странами СНГ, а также открытие границ дальневосточных субъектов Российской Федерации в 1990-х годах для развития безвизового туризма с Китаем. Только в течение 2001 года в Хабаровский и Приморский края, Амурскую, Сахалинскую, Магаданскую и Камчатскую области, Еврейскую АО по линии безвизового туризма въехало свыше 231тыс. иностранных граждан и лиц без гражданства, из них не выехало в срок в составе туристических групп около 600 чел.
До настоящего времени в России отсутствует система межведомственного контроля за пребыванием в стране иностранцев, чему, по мнению некоторых исследователей, не способствуют постоянные структурные перестройки контролирующих органов . Нередко в средствах массовой информации появляются публикации о том, что государство достаточным образом не финансирует пограничные войска, не контролирует занятость иностранцев на территории страны, их передвижение, не следит за депортацией при окончании срока визы. В результате этого растут нарушения режима въезда-выезда, правил пребывания и передвижения иностранцев.
Многие иностранные граждане въезжают на российский Дальний Восток легально, но в период пребывания на ее территории нарушают положения действующих законодательных актов и пытаются самостоятельно, изменив статус своего пребывания в России, заниматься незаконной трудовой деятельностью. Таким образом, они становятся незаконными мигрантами.
К факторам, оказывающим влияние на расширение каналов незаконной миграции, следует отнести и доступность технологий для подделки документов, удостоверяющих личность и виз. Например, в ноябре 1998 года пограничники задержали для проверки группу из 18 китайских туристов, следовавших в Россию через контрольно-пропускной пункт «Пограничный» (Приморский край). В ходе досмотра была обнаружена замена фотографий во всех загранпаспортах, что является явным нарушением паспортно-визового режима. В результате принятых мер удалось пресечь деятельность организованной группы, в которую входили три гражданина КНР и три сотрудника российской погранслужбы.
Заметим, что в соответствии с действующим законодательством борьба с незаконной миграцией в России возложена на различные ведомства. Среди них – МВД, ФСБ, ФПС, ГТК Российской Федерации, до недавнего времени – органы федеральной миграционной службы, являвшиеся самостоятельной структурой. Однако до настоящего времени отсутствует объективная картина этого явления. По мнению некоторых экспертов, официальные статистические данные, характеризующие уровень незаконной миграции, занижены в 3-3,5 раза.
По данным Департамента криминальной разведки Интерпола, уже в 1999 году в России находилось от 200 до 300 тысяч нелегальных мигрантов из стран АТР, ожидающих отправки в страны Европы. Характерно, что с 1991 по 2000 год количество задержанных на границе незаконных мигрантов в целом по России выросло почти в 30 раз.
Согласно информации Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики, на территории России на 2001 год незаконно находилось от 700 тыс. до 1,5 млн. иностранцев. Лишь чуть более 30 тыс. иностранных граждан зарегистрированы и имеют официальный статус. Среди нелегальных иммигрантов граждане 56 стран. В основном, китайцы, вьетнамцы и афганцы. В последние 10 лет из-за нехватки средств таких «нелегалов» редко высылают на родину.
Директор ФСБ России Н.Патрушев на встрече с представителями СМИ в декабре 2001 г. сообщил, что в России незаконно находится более 1,5 млн. иностранных граждан и лиц без гражданства. В их среде отмечаются не только формирование организованных криминальных структур, но и попытки наладить устойчивые каналы переправки боевиков в «горячие точки» планеты. Так, благодаря разработке органов ФСБ был ликвидирован канал незаконной миграции, по которому через госграницу России ежемесячно переправлялось около 500 человек.
По оценкам других источников, на территории России незаконно находятся от 1,5 до 4,5 млн. иностранцев и лиц без гражданства, включая нелегально работающих граждан СНГ.
С 1990 года проблема незаконной миграции граждан иностранных государств все в большей степени стала касаться пограничных субъектов Российской Федерации, в первую очередь территорий, граничащих с Китаем. За различные нарушения, в том числе сроков пребывания на российском Дальнем Востоке, в 1999 году был выдворен 5281 китайский гражданин. Это было связано с тем, что межправительственное российско-китайское соглашение о безвизовом режиме предоставило китайским гражданам право свободно въезжать в Россию с целью туризма или по служебным делам. Основным каналом проникновения незаконных иммигрантов на территорию Российской Федерации с китайской стороны стали фирмы, специализирующиеся на туристическом бизнесе.
При этом одним из основных каналов незаконной миграции китайских граждан на территорию российского Дальнего Востока остается безвизовый туризм. По сведениям службы миграционного контроля, только в Приморье из 86,8 тысячи въехавших в 1999 году в край на безвизовой основе иностранных туристов, 80 граждан КНР не выехали обратно в составе своих туристических групп. В 2001 году из 155 тыс. туристов КНР, не выехали своевременно в составе групп уже 533 человека (0,34%). Если в 2000 году было 43 китайских безвизовых туриста, место которых было неизвестно, то в 2001 году – уже 63. Несмотря на требования статьи 1 Закона Российской Федерации «Об основах туристической деятельности», запрещающей туристам заниматься оплачиваемой деятельностью в стране временного пребывания, большинство китайских туристов, въезжающих в Приморье на безвизовой основе, продолжают заниматься незаконной торговлей и другой индивидуальной трудовой деятельностью, теряя статус «туриста». В 2000 году к административной ответственности путем выдворения из России только в Приморском крае было привлечено 1919 человек, в 2001 году - 1697.
В Хабаровском крае в ходе операции “Иностранец” в 1999 году было выявлено 27 предприятий и организаций, незаконно использующих в качестве рабочей силы 580 иностранных граждан, из которых около 40% составляли граждане КНР. В Приморье за этот же период было выявлено свыше 1400 таких лиц, самостоятельно изменивших статус своего пребывания, которые осуществляли незаконную трудовую деятельность в сфере торговли, бытового обслуживания населения и строительстве.
Всего в дальневосточных субъектах Федерации в 2001 году было подвергнуто административному наказанию свыше 44,5 тысяч иностранных граждан, из них более 20,3 тыс. - граждан КНР.
По информации Дальневосточного регионального управления ФПС России, за последние несколько лет пресечена деятельность 20 организованных преступных групп, специализировавшихся на организации незаконной переправы через государственную границу иностранной рабочей силы, раскрыто 23 канала незаконной миграции и выдворено за пределы страны более 15 тысяч человек, незаконно находившихся на нашей территории.
Проведенными в течение 2001-2002 г.г. мероприятиями оперативными работниками УФСБ РФ по Приморскому краю и пограничниками Тихоокеанского регионального управления ФПС РФ был перекрыт канал нелегальной транспортировки граждан КНР в Италию транзитом через КНДР и Россию. Вместе с тем расследование показало, что данным маршрутом уже воспользовалось 36 граждан КНР, которые проследовали шестью группами через Приморье.
На территории Дальневосточного региона России скрывается свыше 100 китайцев, находящихся в розыске за совершение уголовных преступлений у себя на родине. Мероприятия, проведенные органами безопасности совместно с органами ФПС и МВД РФ, а в отдельных случаях с привлечением возможностей партнеров из КНР, позволили вскрыть и пресечь попытки организованного нарушения государственной границы группами китайцев и корейцев. В ряде случаев численность таких групп достигала нескольких десятков человек. Только в течение 2000 г. - первой половины 2001 г. за нарушение государственной границы на участках Тихоокеанского и Дальневосточного региональных управлений ФПС России было задержано свыше 500 граждан КНР.
Так, в ночь на 10 декабря 2001 г. в морском пункте пропуска о. Сахалин «Корсаков» была предотвращена попытка нелегального выезда в Японию граждан Китая. При тщательном досмотре т/х «Марина Цветаева», убывающего в г.Отару, в каюте одного из членов экипажа пограничниками были обнаружены две гражданки КНР. В ходе предварительного следствия выяснилось, что они попали в Россию на вполне законных основаниях через Краскинский погранпереход.
В России и, в особенности, на Дальнем Востоке все более острый характер в последнее время приобретает торговля людьми, тесно связанная с сексуальным рабством женщин и детей, и экономическим рабством во всех его формах. По мнению одного из представителей ТОРУ ФПС России, основным каналом нелегального вывоза/выезда женщин за рубеж, в частности в КНР, с целью проституции является система безвизового туризма. За первое полугодие 2000 г. число не вернувшихся из Китая составило 413 человек, на сентябрь этого же года – 60 человек.
Немало женщин, проживающих на Дальнем Востоке, выезжает в Южную Корею и Японию. Используются туристические визы, одиночные контракты на работу, гостевые приглашения, индивидуальные туристические поездки и другие методы. Так, хабаровчанка Потапова не только заняла прочные позиции в японских структурах, занимавшихся переправкой дальневосточниц в Японию, но и сама поставляла девочек, а также имела подпольный бордель в одной из японских префектур. В 1999 году в Россию через Приморье официально вернулись 162 женщины, заявившие, что они побывали в рабстве.
Однако не только женщины могут оказаться в затруднительном положении за границей. Среди используемых в качестве рабов в Китае есть мужчины и дети. Часть из них доставляется туда обманным путем – под видом устройства на работу, другие едут самостоятельно – желая заработать. Там их используют по своему усмотрению как китайские, так и российские организованные преступные группы, перепродавая друг другу «живой товар».
Все чаще в средствах массовой информации приводятся примеры использования Дальневосточного региона России в качестве транзитного узла для незаконного выезда иной категории иностранцев в страны АТР (Японию и Республику Корея). Среди них - иранцы, пакистанцы. На территорию России они прибывают по приглашению от несуществующих организаций, получая визы в консульских отделах в Тегеране и Исламабаде. Прибыв в Москву или Санкт-Петербург, нелегалы обычно самолетами или железной дорогой через Новосибирск, Ижевск и Хабаровск прибывают в Приморский край. Здесь организованные преступные группы оказывают им содействие и за большие деньги организуют проход на суда загранплавания, переправляющие их в Японию или Южную Корею. Всего с 1997 по 2000 год в Приморье было задержано 146 граждан Ирана, имевших намерение незаконно выехать в Японию. Так, 02.03.2001г. во время подготовки к отходу в Японию на борту российского судна «Брест» были обнаружены четыре гражданина Ирана с крупной партией опия – 8 кг, которые нелегально прибыли через всю страну в Приморье и собирались выехать в страну восходящего солнца.
Однако если ранее иностранцы стремились попасть в Японию только через Владивосток, Находку, Порт Восточный, Ольгу, Пластун, то на определенный период эффективная работа правоохранительных органов в данных населенных пунктах заставила криминальные группировки искать новые пути незаконной транспортировки людей. В их числе - Советская Гавань, Ванино, Де-Кастри, расположенные в Хабаровском крае.
Рост нелегальной миграции, как правило, способствует увеличению уровня общеуголовной преступности иностранцев и лиц без гражданства, а также преступлений против указанной категории лиц.
Как же складывается ситуация в России и на Дальнем Востоке?

Таблица № 1. Динамика числа зарегистрированных преступлений, совершенных иностранными гражданами и преступлений, совершенных в отношении иностранных граждан в 1998–2000 г.г. на территории России.

Годы 1998 1999 2000 2001
Совершено преступлений иностранными гражданами
Абсолютное число 31000 32286 35120 37166
Динамика к 1998 году, % 100 +4,1 +13,2 +19,9
Совершено преступлений в отношении иностранных граждан
Абсолютное число 9071 8047 7233 8291
Динамика к 1998 году, % 100 -11,3 -20,3 -8,6

Приведенные в таблице № 1 сведения свидетельствуют, что в целом с 1998 по 2001 г.г. наметилась тенденция роста (на 19,9%) преступлений, совершенных в России иностранными гражданами и снижения (на 8,6%) преступлений, совершенных в отношении иностранных граждан (при росте на 14,6% по сравнению с 2000 годом). В большинстве регионов страны наблюдается рост числа зарегистрированных преступлений, совершение которых предполагает выход на международный уровень и сотрудничество формирований различных стран. Это наркобизнес, незаконный оборот оружия, преступления в экономической и кредитно-финансовой сферах и другие виды деятельности.
Для дальневосточного региона России характерна несколько иная динамика.

Таблица 2. Динамика преступности (количество зарегистрированных преступлений, совершенных иностранными гражданами) в Дальневосточном федеральном округе (1998 – 2001 г.г.).

Кол-во преступл., сов-х иност.гр-ми/
Годы 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001г.
Всего в ДВФО 970 1232 1004 996
Приморский край 200 351 258 191
Хабаровский край 391 438 324 266
Амурская обл. 95 69 87 64
Магаданская обл. 25 40 16 44
Камчатская обл. 43 24 67 24
Сахалинская обл. 100 241 136 302
Рес.Саха (Якутия) 96 64 92 88
Еврейская АО 15 4 22 10
Чукотский АО 5 1 2 7

Данные таблицы № 2 свидетельствуют, что в Дальневосточном федеральном округе после резкого увеличения в 1999 году количества совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства преступлений (с 970 до 1232), темпы этой категории преступлений стали ежегодно падать, достигнув в 2001 году отметки 996 (прирост к 1998 году +2,6%). Значительный прирост этой категории преступлений по сравнению с 1998 годом наблюдается в Магаданской (+76%) и Сахалинской (+302%) областях, Чукотском автономном округе (+40%). Снижение (после резкого скачка вверх в 1999 году) в Приморском (-4,5%) и Хабаровском (-32%) краях, Камчатской (-44,2%), Амурской (-32%), Еврейской автономной (-33%) областях. В структуре преступлений, совершенных иностранцами, преобладают граждане Китая, а из стран Закавказья и Средней Азии – граждане Азербайджана. По видам преступлений наибольший удельный вес приходится на преступления экономической направленности.

Таблица 3. Динамика преступности (количество зарегистрированных преступлений, совершенных в отношении иностранных граждан) в Дальневосточном федеральном округе (1998-2001 г.г.)

Кол-во преступл., сов-х в отн. иност. граждан/
Годы 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г.
Всего в ДВФО 472 462 441 404
Приморский край 158 180 158 128
Хабаровский край 135 93 102 115
Амурская обл. 94 92 86 62
Магаданская обл. 14 7 10 10
Камчатская обл. 7 7 4 6
Сахалинская обл. 23 25 24 37
Респ.Саха (Якутия) 21 51 42 31
Еврейская АО 15 7 13 12
Чукотский АО 5 0 1 3

Как очевидно из таблицы № 3, преступность в отношении иностранцев на Дальнем Востоке имеет тенденцию к снижению. В 1998 году в отношении иностранцев совершено 472 преступления, в 1999 г. - 462, в 2000 г. - 440, в 2001 г. - 404. Значительно выросло количество преступлений в Сахалинской (темп прироста +66%) области. В Республике Саха (Якутия) темп прироста составляет +47%. В других субъектах Дальневосточного федерального округа стабильная тенденция к снижению: в Хабаровском крае (соответственно -19% и –14,5%), в Амурской области (–34%), Магаданской области (-28%), Камчатской области (-14%), Еврейской АО (-20%), в Чукотском АО (-40%). В Приморском в 1999 году имел место значительный рост (+13%), после чего также наметилась тенденция к снижению (-29% к 1999 году).
Приморский криминолог В. Шульга отмечает, что ранее в течение 1988-1989 г.г. в Приморском крае по линии МВД не было зарегистрировано ни одного преступления, совершен-ного иностранцами либо в отношении них. В 1990 году было зареги-стрировано 4 преступления, совершенные иностранцами, и 165 пре-ступлений, совершенных против них, в 1991 году - соответственно 5 и 246. За период 1990-1993 гг. число преступле-ний, совершенных иностранцами выросло уже в десятки раз, а преступлений, совершенных против них, - в 6 раз. Аналогичная тенденция по иностранной преступности наблюдалась и в Хабаровском крае.
Как в конце 1990-х г.г., так и в настоящее время в структуре преступлений, совершенных иностранцами на Дальнем Востоке, преоб-ладают граждане Китая (до 90%). По видам преступлений наи-больший удельный вес приходится на преступления экономической направленности (до 60%). Из их числа наибольшая часть (до 44%) совер-шается гражданами КНР. Так, в Приморье за 10 месяцев 2000 года количество преступлений, совершенных китайскими гражданами, составило 17, из них 4 – особо тяжкие. На территории края получили распространение такие виды преступлений иностранцев, как наркобизнес, контрабанда, мошенничество, преступления в сфере экономики, убийства. В этом же году приморские правоохранительные органы пресекли на территории края деятельность нескольких китайских организованных преступных групп. В Хабаровском крае за 6 месяцев 2001 года зарегистрировано 75 случаев подделки документов, 28 сбыта наркотиков, 4 кражи. Основное количество преступлений было также совершено гражданами КНР.
Основными потерпевшими от преступлений, совершенных иностранцами, также становятся гражда-не Китая (до 70%). В отношении них совершается больше краж (до 67%), грабе-жей (до 76%), разбойных нападений (до 71%), а также преступлений экономической направленности. Например, за 10 месяцев 2000 года в отношении китайцев совершено 94 преступления (79 – тяжкие и особо тяжкие). За 6 месяцев 2001 г. в Хабаровском крае среди преступлений, совершенных против иностранных граждан, зафиксировано 32 случая воровства, 10 грабежей, 3 разбоя и мошенничество. Если учесть, что не каждый пострадавший обращается в российские правоохранительные органы, данные цифры, по мнению некоторых экспертов, можно умножать в 2-3 раза.
В заключение следует отметить, что рост потоков незаконных мигрантов, а также проблемы, связанные с незаконной миграцией на российском Дальнем Востоке, в полной мере зависят от процессов и негативных тенденций, развивающихся не только в России, но и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Не вдаваясь в рассмотрение всего комплекса мер, необходимых для борьбы с этим негативным явлением, представляется важным в ближайшее время учесть опыт законодательного урегулирования вопросов борьбы с незаконной миграцией и торговлей людьми других стран. В качестве первого шага для более эффективного предупреждения, пресечения и борьбы с незаконной миграцией и торговлей людьми необходима ратификация Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющему Конвенцию ООН против транснациональной преступности, принятому Генеральной Ассамблеей ООН 15 ноября 2000 г. И уже с учетом данного Протокола должны быть предусмотрены отдельные составы преступлений, устанавливающие уголовную ответственность, как за незаконный ввоз мигрантов, так и за торговлю людьми. Это будет способствовать более эффективной борьбе с незаконной миграцией во всех ее проявлениях.

3.4. Организованная сексуальная эксплуатация людей в Омской области

1. Общая характеристика проблемы.

Омская область, являясь одним из самых развитых регионов бывшего Советского Союза, а ныне Российской Федерации, до последнего времени оставалась малоизвестной не только в западной части страны, но и для мирового сообщества в целом .
В тоже время выгодное социографическое положение региона, расположенного в центре России на пересечении транспортных путей север-юг и запад-восток, всегда активно использовалось транснациональными преступными группировками. Так, еще с начала 80-х годов они экспортировали женщин на рынки Западной Европы и Юго-Восточной Азии в целях последующей их организованной сексуальной эксплуатации . Людей, по нашим данным, вербовали со всей страны, в том числе и из Омской области, территория которой служила как экспортером проституток, так и транзитным коридором. Затем советские и зарубежные преступные группировки, при содействии спецслужб, вывозили женщин по всевозможным визам (в основном туристическим) из Москвы и портовых городов в капиталистические страны, а там продавали гражданам и военнослужащим на военных базах.
Уже в те годы, когда о развале СССР еще не шло и речи, было выявлено сращивание интересов коррумпированных чиновников, транснациональных преступных группировок и спецслужб экономически развитых государств .
В ходе последующей демократизации политики и общественных отношений организованная сексуальная эксплуатация людей, наряду с другими видами и формами преступности, органично вошла в общий процесс реорганизации миропорядка и приняла комплексный характер – население России стало стремительно таять, а на его место начали заселяться представители других государств.
В наше время это явление приняло такие масштабы, что необходимо уже вести речь о криминальном переселении целых народов . Крайне обострившаяся национально-этническая ситуация в ряде регионов России и большинстве стран Западной Европы служит лишь ярким подтверждением этому тезису.
Для целей исследования следовало бы уделить место понятийному аппарату. К сожалению, современное российское законодательство не содержит упоминание данного явления. Нормы о "сексуальной и иной эксплуатации", нашедшее место в уголовном законодательстве большинства стран СНГ, включенные в соответствии с международными правовыми документами , также не нашли себе место.
В международном уголовном праве в последнее время термин «эксплуатация человека» получил определенное развитие благодаря бурному разрастанию третьего по своим масштабам, после торговли оружием и наркотиками, организованного криминального бизнеса - торговли людьми.
Один из последних документов в этой области гласит, что "…эксплуатация (человека – С.Ш.) включает, как минимум, эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов" . Приведенный перечень отсылает нас к другим международным правовым актам, принятым в начале и середине XX-го века в отношении рабства. Но и там мы не найдем легального определения сексуальной эксплуатации человека. Рабство же принято толковать как "состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них" .
То есть прямого толкования названному явлению в международных нормативно-правовых документах также не дано, хотя название документов и их общая направленность предполагают это. Подобная позиция закона иллюстрирует состояние науки и общества в целом в области эксплуатации своих индивидов.
Нами же для целей исследования и в результате криминологического синтеза (слишком обширного для приведения в данном материале) значимых выводов из логического, семиологического, философского, медицинского, социологического и сравнительно-правового подходов, предлагается следующее определение явлению:
организованная сексуальная эксплуатация людей - спланированное использование уникальных свойств человека в области самовоспроизводства в целях удовлетворения чьих-либо потребностей путем принуждения, приводящее к нарушению его прав.
Характеризуя криминологическую ситуацию в области организованной сексуальной эксплуатации людей в Омской области, следует обратить внимание на то, что анализ статистических данных о состоянии преступности в Омской области с 1997 по 2001 гг. (время действия нового УК России) показывает, что доля уголовно наказуемых деяний, связанных с рассматриваемым явлением, в общей массе зарегистрированных преступлений незначительна.
Так, из 163 преступлений, зарегистрированных за указанный период по статьям 126 УК «Похищение человека» и 127 УК «Незаконное лишение свободы» в соответствии с действующим законодательством и учетно-регистрационными правилами государственной статистической отчетности, ни одно не имеет направленности сексуальной эксплуатации людей. Деяний, квалифицируемых ст. 152 УК «Торговля несовершеннолетними» не установлено.
Организованных преступных сообществ, деятельность которых по действующему законодательству можно было бы квалифицировать как направленную на организованную сексуальную эксплуатацию людей, УВД Омской области не выявлено.
За период с 1997 по 2001 гг. зарегистрировано 18 преступлений, связанных с вовлечением несовершеннолетних в занятие проституцией (ст. 151 УК «Вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий») и 4 преступления по фактам вовлечения в занятие проституцией (ст. 240 УК). Причем, к 2000-2001 гг. отмечена динамика существенного снижения регистрации деяний рассматриваемой категории.
Деятельность по организации или содержанию притонов для занятия проституцией (ст. 241 УК) за анализируемый период зарегистрирована в 34 эпизодах (по 7-10 ежегодно).
Одновременно наблюдается стабильный прирост количества регистрируемых административных правонарушений по ст. 164 прим. 2 КоАП РСФСР «Занятие проституцией» – в среднем на 50% ежегодно.
Но сравнение результатов официальной статистической отчетности и проведенных нами криминологических исследований подтверждают гипотезу проф. В.В. Лунеева, что реальное положение вещей от данных статистики отличается примерно в 10 раз.
Для беспристрастной оценки явления нами применялись следующие методы: статистический, социологический (анкетирование, интервьюирование, экспертные оценки), анализ документов, наблюдение. Так, в период с октября 1999 по октябрь 2001 гг. с использованием анкет нами были опрошены сотрудники правоохранительных органов и граждане России – 736 и 1729 человек соответственно. Численность работников МВД России составила 284 (далее МВД), а УВД Омской области 452 человека (далее УВД). Приводимые ниже мнения граждан по вопросам правоприменительной практики основаны на опросах людей, имеющих непосредственное к ней отношение. Помимо анкетного опроса исследователи обращались к экспертам, специализирующимся на предупреждении конкретных преступлений и правонарушений, связанных с проявлениями СЭЛ. Также нами был проведен контент-анализ 546 материалов СМИ. Теме исследования соответствовали 119 (21,8 %) публикаций. Изучению были подвергнуты 2 уголовных дела, возбужденных сотрудниками УФСБ по Омской области, связанных с торговлей людьми международными преступными группами. Ниже приведены краткие результаты проделанной работы.
Так, до 90% опрошенных высказали мнение, что сексуальная эксплуатация людей является распространенным явлением. Пятая часть респондентов имела представление о проблеме из собственного опыта, остальные – из СМИ и рассказов знакомых. Большинство сотрудников практических органов поясняло также, что по роду службы им приходится сталкиваться только с теми общественно-опасными деяниями, которые отражены в соответствующих статьях УК или КоАП РФ. Если же явление имеет криминальный оттенок, но не находит отражение в законодательстве, заниматься подобными делами не имеет смысла.
Не менее распространены в Омской области, по мнению около 80% опрошенных, такие явления, как торговля людьми и перемещение их за пределы постоянного места проживания с целью последующей эксплуатации.
В этом плане следует выделить следующие виды торговли людьми, исходя из совокупности вектора перемещения и территориальности их сексуальной эксплуатации:
 транзит людей;
 экспорт людей;
 импорт людей;
 внутрирегиональная организованная сексуальная эксплуатация людей.
Здесь применена терминология, присущая процессу товарооборота. По отношению к людям такая позиция является безнравственной, но, поскольку в нашем обществе присутствует такое позорное явление как «торговля людьми», то и использование подобных подходов представляется возможным.

2. Транзит людей.

Для выявления полноценной картины по этому пункту исследования нами были опрошены работники Федеральной пограничной службы, Государственного таможенного комитета и милиции на транспорте. Также автору несколько раз самому приходилось принимать участие в специальных операциях по пресечению незаконных действий на границах Омской области.
Омский регион, как уже говорилось выше, является одним из ключевых транспортных узлов в осуществлении перевозок север-юг, запад-восток. Также, Омск является железнодорожной развязкой по направлениям восток – северо-запад и восток – юго-запад. Схематично, эту роль в транснациональных путях торговли людьми можно изобразить следующим образом:
Схема 1.

Следует заметить, что транзит людей традиционно развит через Омскую область. Нередко при следовании через неё задерживают представителей стран АТР, южно-азиатского региона. Так, афганцы, таджики, китайцы, корейцы, индийцы и т.д. следуют через Омскую область в западную часть России или для дальнейшей переправки на Запад, либо для внутрироссийского рынка эксплуатации людей. Представители южно-азиатских народов используют также транссибирский путь для следования в экономически развитые восточные страны: Японию, Корею и т.д. Если вести речь о сексуальной эксплуатации, то для этих целей, по оценкам экспертов, из общего потока перемещаемых лиц следуют примерно 10% мужчин, 30% детей и около 60-70% женщин.
На практике контрабанда людьми в большинстве случаев осуществляется с использованием железнодорожного и автомобильного транспорта, которая ведется на нескольких уровнях масштабности и организованности. Условно их можно разделить следующим образом:
 мелкая (1-2 человека);
 средняя (5-10 человек);
 крупная (20-30 человек).
Железнодорожный транспорт, ввиду его специфики (высокая скорость перемещения, большая концентрация людей, ограниченное время стоянки для проведения пограничного контроля, небольшая стоимость билетов), является наиболее предпочтительным видом транспорта. Железная дорога, следующая в южном направлении через города Омск (Россия), Петропавловск (Казахстан) и Курган (Россия), создает для контрабандистов идеальные условия.
Так, для провоза контрабанды с южного направления в Россию используется следующая схема. В городе Петропавловск (Казахстан) сосредотачивается контрабанда (люди, вещи, наркотики, оружие и т.п.), которой во время остановки поезда, наполняются вагоны. В сговор вступают представители ОПГ, проводник вагона, начальник поезда, машинист. Каждый выполняет свою роль. Проводник и начальник поезда размещают контрабанду по вагонам в труднодоступных местах. Машинист, за несколько десятков километров до казахско-российской границы, начинает сбавлять ход состава, и увеличивать время опоздания поезда на станцию. В результате, по прибытию на место пограничного контроля, для проведения необходимых мероприятий остается ограниченное время и их осуществляют формально – за несколько минут (2-5). Таким образом, практически любая контрабанда с южного направления в Россию (на территорию как Омской (на Восток), так и Курганской областей (на Запад)) становится беспрепятственной. А все участники преступного сговора получают на руки оговоренную сумму денег.
Примерно такая же схема успешно работает и в российско-южном направлении.
Автомобильный транспорт также активно используется для нелегального пересечения границы. Как правило, его осуществляют группировки, ведущие более масштабные контрабандные операции. Здесь им на руку играет большая протяженность пограничных территорий и их полная необорудованность необходимыми средствами контроля и разведки.
Отъехав в сторону на несколько десятков километров от пункта пограничного контроля, контрабандисты остаются незамеченными для государственных служб. Так, каждый КПП на прилегающей местности очерчен многочисленными тропами и дорогами. Объехав данную территорию, контрабандисты без препятствий следуют в намеченном направлении.

3. Экспорт людей.

Омск и область являются также поставщиками живого товара. Люди с северных регионов, из глубины области сосредотачиваются в областном центре. Здесь они проходят селекционный отбор, а затем распределяются для внутригородского использования и направляются для дальнейшей эксплуатации в крупных промышленных центрах России (Самара, Челябинск, Казань, Новосибирск, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург) или прямо за рубеж страны.
Большинство людей (около 60%) остаются в Омске для работы на рынке сексуальных услуг. Около трети вывозятся в другие регионы России. И лишь около 10% людей вывозятся для эксплуатации в развитые страны. Следует оговориться, что указанное соотношение не является статичным и находится в прямой зависимости от многих факторов: внешнеэкономических (как для России, так и для региона), внутриэкономических (также), социальных и т.п.
Так, к примеру, в 80-х - начале 90-х гг., когда стабильно работали оборонные предприятия города, когда одно из крупнейших предприятий Омска – Омский нефтеперерабатывающий завод (ОНПЗ), приносил в казну города и бюджет омичей значительный доход, а в городе, как говорится, «водились деньги» – количество людей, вовлеченных в организованный сексуальный бизнес, было значительным. С приходом криминальной приватизации, когда большинство промышленных организаций поменяли своих хозяев или были разорены, а доходы населения значительно снизились - интенсивность деятельности организованной секс-индустрии постепенно спала, а её эпицентр переместился в другие промышленно-развитые регионы.
Поскольку в действующем законодательстве отсутствуют нормы, криминализирующие торговлю людьми, их сексуальную эксплуатацию, вовлечение в секс-бизнес и т.п., официальная статистика не регистрирует подобные явления. В то же время, в странах, принимающих перепродаваемых людей, такие деяния являются противозаконными.
Так, в деле выявления международных преступных групп осуществляющих весь комплекс названных противоправных деяний, следует выделить деятельность УФСБ по Омской области. Этой структурой поддерживаются профессиональные связи с коллегами из многих стран мира, а существующие наработки помогают решать общие проблемы. К примеру, в результате совместных действий 55 гражданам ФРГ и России в Германии были предъявлены обвинения в преступной деятельности: отмывании денег, торговле людьми, торговле наркотиками и т.д. . В то же время в России преступные группировки, занимающиеся торговлей людьми, остаются безнаказанными.
Уходят от государственного контроля и зарегистрированные предпринимательские структуры, нелегально занимающиеся торговлей людьми на территории Омской области. Так, по данным Федеральной миграционной службы в 2000 г. в Омске было зарегистрировано 6 фирм, осуществляющих трудоустройство омичей за рубежом, а нелегально этой деятельностью, согласно экспертным оценкам, занималось около 30-60 организаций. В 2002 г. это соотношение изменилось не в пользу улучшения ситуации – 2 и 50-90 соответственно.
Основными причинами такого положения вещей являются следующие обстоятельства:
1. Отсутствие в законодательстве специальных норм, криминализирующих торговлю людьми и сопутствующих явлений.
2. Фирмы, работающие по трудоустройству омичей за рубежом, регистрируются в Москве. В Омске они работают без регистрации в региональных правоохранительных структурах. При проведении проверки их деятельности они предоставляют копии документов. Во время повторного визита правоохранительных структур обнаруживается, что искомая фирма сменила свое место работы.
Таким образом, в регионе складывается ситуация, больше похожая на игру в «кошки-мышки». Людей принуждают (физически и интеллектуально), ими впоследствии торгуют, они свои права не могут защитить, а «совершенствуемое» законодательство легализуют малейшие еще пока криминализированные уголки противоправной деятельности. В основе всего процесса стоит криминальная деятельность управленческих структур федерального уровня, поощряющая и легализующая криминальный бизнес, в том числе и торговлю людьми.
В процессе исследования респондентам был заданы вопрос о целях вывоза жителей Омска за рубеж. Ответы приведены ниже:
Таблица 1.
ЦЕЛИ ВЫВОЗА ОМИЧЕЙ ЗА РУБЕЖ СТРАНЫ (в %)
Сотрудники МВД Граждане
Мужчин Женщин Детей
1. С целью трудовой эксплуатации. 69,2 38,5 17,9 39,6
2. Для изъятия жизненно важных органов (трансплантата). 30,8 30,8 56,4 33,2
3. С целью сексуальной эксплуатации. 10,3 84,6 51,3 43,4
4. С целью получения выкупа. 28,2 35,9 35,9 33,2
5. С целью завладения имуществом 15,4 12,8 5,1 14
6. Интеллектуальная эксплуатация 46,2 15,4 - -

Этой деятельностью, согласно нашим исследованиям, занимаются легальные фирмы, связанные с транснациональными преступными группировками.
Соотношение людей, подверженных корыстному перемещению за пределы Омской области с целью последующей организованной сексуальной эксплуатации, можно представить в следующем виде: около 10% мужчины, треть - дети, остальные - женщины. Из детей на долю мальчиков приходится около 10%.
По социальному положению, это, как правило, люди, потерявшие работу, не имеющие перспектив трудоустройства и средств существования.
Прикрытием при осуществлении торговли людьми из Омской области, в большинстве случаев, является туризм. При таком варианте развития ситуации, фирма, организующая выезд человека за рубеж, ничем не рискует и не несет никаких правовых последствий. Договоры, составляемые между гражданином и организацией, как правило, не содержат указания на предоставление работы, проживания и т.д. Вся вина, в случае задержания в стране пребывания гражданина по причине его нецелевого поведения, ложится исключительно на него самого.
Официальная статистика свидетельствует, что такое явление, как торговля несовершеннолетними, в Омской области отсутствует. Однако, почти две трети опрошенных высказались за то, что торговля детьми на самом деле является распространенным явлением.
В этом месте следует сделать оговорку, что подобные явления, согласно действующему законодательству, сложно правильно квалифицировать. В целях выявления качества квалификации деяний сотрудниками правоохранительных структур по ст. 152, мы задали всем опрашиваемым соответствующий вопрос. Ниже приведен результат работы.
Таблица 2.
КВАЛИФИКАЦИЯ ЮРИСТАМИ ЯВЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ
С СОВЕРШЕНИЕМ СДЕЛОК В ОТНОШЕНИИ
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ (ст. 152 УК РФ; в %)
Какие из ниже перечисленных действий, на Ваш взгляд, следует квалифицировать в качестве торговли несовершеннолетними (н/л)?
УВД МВД Граждане
1.Купля-продажа детей 1. Да 87,8 87,3 94,5
2. Нет 12,2 12,7 5,5
2.Передача за вознаграждение н/л в услужение другим лицам 3. Да 72,4 70,3 68,7
4. Нет 27,6 29,7 31,3
3.Передача н/л в услужение другим лицам без вознаграждения 5. Да 54,4 44,9 66,4
6. Нет 45,6 55,1 33,6
4.Передача н/л в качестве залога 7. Да 65,8 56,0 60,9
8. Нет 34,2 44,0 39,1
5.Использование н/л в качестве залога без передачи 9. Да 59,2 57,6 64,5
10. Нет 40,8 42,4 35,5
6.Передача н/л другому лицу для совершения антиобщественных действий 11. Да 63,0 51,8 60,9
12. Нет 37,0 48,2 39,1
7.Дарение н/л 13. Да 64,7 58,0 69,1
14. Нет 35,3 42,0 30,9
8.Использование н/л при обмене 15. Да 66,5 61,0 63,7
16. Нет 33,5 39,0 36,3
Как видно из анализа социологического опроса, примерно от трети до половины правоприменителей затрудняется в квалификации наиболее распространенных криминальных деяний, связанных с совершением сделок в отношении несовершеннолетнего в форме его передачи и завладения им. Отсюда следует небольшой промежуточный вывод, что расплывчатый текст статьи прямо сказывается на правоприменительной деятельности, защите прав ребенка и построении правового государства. (Более подробный анализ этого момента имеет смысл вынести в отдельную тему исследования).
Нами было выявлено такое явление, как перемещение (в том числе и перепродажа) российских детей из Омской области и транзитом через неё из близлежащих регионов в южно-азиатском направлении с целью их последующей эксплуатации. От трети до половины опрошенных высказались за то, что торговля детьми из Омской области в южном направлении является распространенным явлением. Дети, как правило, приобретаются в неблагополучных семьях (от 60 до 70% опрошенных), в детских домах, приютах и т.д. (около 20% опрошенных) и в ходе родильных манипуляций (около 10-20%).
Торговлей детьми занимаются следующие категории людей: 60-70% -представители транснациональных организованных преступных групп; 20-30% - частные лица, использующие детский труд в предпринимательской деятельности; 5-10% - граждане, пользующиеся услугами криминальных структур для последующего усыновления ребенка.
При перемещении детей используются следующие приемы и способы: с поддельными документами и использованием наркотиков для усыпления ребенка - около 15-20%; с использованием документов (легальных и поддельных - подготовленных с помощью госслужащих, а также с использованием несовершенства законодательства) – около 60%; в остальных случаях дети перемещаются безо всяких документов, легенд и т.д. (нелегально).
Экспорт детей за пределы Омского региона, как правило, ведется для реализации следующих форм их эксплуатации:
Таблица 3.
ЦЕЛИ ТОРГОВЛИ ДЕТЬМИ
УВД МВД Граждане
1. Трудовая эксплуатация. 56,9 47,3 47,3
2. Сексуальная эксплуатация (проституция, порнография …). 50,5 82,1 98,3
3. Для опытов, экспериментов. 21,7 9,3 21,8
4. Для трансплантации. 71,7 50,0 51,0
5. Для совершения преступлений. 36,7 20,8 32,8
6. Используют как контейнер для контрабанды. 15,9 8,8 21,8
7. Для попрошайничества. 47,9 33,1 54,6
8. Для переправки в другие страны и перепродажи. 58,7 32,8 61,9
9. В деятельности тоталитарных сект. 9,8 10,1 21,8
10. Для обучения и использования в качестве наемников, камикадзе, членов банд, вооруженных формирований … 17,2 11,9 18,2
11. Домашнее рабство (услужение). 34,2 28,3 43,7
12. Иное (укажите) 0,9 0,0 0,0
Практически все опрашиваемые высказывали мнения о том, что нет четкой грани в формах эксплуатации детей. Так, к примеру, дети, находящиеся в трудовой эксплуатации (работающие в домашнем услужении, на плантации хозяина и т.д.), неизменно привлекаются для сексуальных утех. Те, кто вовлечен в различные формы антиобщественной деятельности (кражи, попрошайничество и т.п.), также становятся объектом сексуальных домогательств.
Примерно 20-30% опрошенным было известно о случаях освобождения проданных детей из различных форм эксплуатации. В 50-60% случаев эти дети возвращались домой, в 30% помещались в детские учреждения, около 5% детей усыновлялось, а остальные пополняли ряды маргиналов. В 20-30% случаев детям оказывали помощь правоохранительные структуры, в 20% - российские зарубежные представительства, в 5% - помощь оказывалась неправительственными правозащитными организациями, в 30-50% - детям удавалось сбегать самостоятельно в результате счастливого стечения обстоятельств.
Причинами такого явления назывались: незнание жертвами своих прав (около 30%); безразличие опекунов, попечителей и т.д. (20%); коррупция (20-30%); несовершенство законодательства, беспомощность и некомпетентность правоохранительных структур (40-50%); безразличие государства к своим гражданам (30%).
4. Импорт людей. Являясь одним из наиболее стабильных в экономическом и политическом плане российских регионов, Омская область традиционно привлекает людей. Она принимает граждан из соседних и менее развитых в экономическом плане регионов – Республики Алтай и Алтайского края, Новосибирской, Кемеровской, Томской, Тюменской, Курганской областей, Красноярского края. Также немалую долю приезжих составляют выходцы из соседних республик – Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Туркмения, Таджикистан.
Как правило, люди меняют место жительства в поисках лучших условий проживания, работы, безопасного существования, учебы и т.д. Но не все на новом месте обустраиваются благополучно. Необходимость выживания толкает людей на совершение антиобщественных действий. В этих условиях среда приезжих становится благодатной почвой для вовлечения людей в различные формы сексуальной эксплуатации.
По оценкам экспертов, на долю приезжих, вовлеченных в регистрируемую организованную сексуальную эксплуатацию, приходится не более 3-5%.
Думается, что большая часть приезжих вовлечена в нерегистрируемые формы организованной сексуальной эксплуатации людей. Это предположение сделано на основе анализа ситуации в сфере оптово-розничной торговли, поскольку этот сектор занимает существенную долю на рынке труда, а также с учетом того, что большинство опрошенных (граждан и экспертов) указали, что приезжие, как правило, работают или ищут работу на рынках, складах, в сфере транспортировки товаров.
Так, из 559 работников этого сектора рынка около 70% опрошенных высказались в том смысле, что взаимоотношения, складывающиеся между работодателем и наемными работниками, больше похожи на рабство. Наиболее распространенными его формами респонденты назвали:
наем работника без оформления на него документов, что дает возможность поступать с ним безо всяких норм и правил (31% опрошенных); предъявлением требований к труду с грубыми нарушениями трудового законодательства под угрозой увольнения (87%); принуждение к вступлению в половую связь под угрозой ухудшения условий труда или увольнения (65%); увольнение после неоплаченного «испытательного срока» (19%).
В нелегальный труд на оптово-розничных рынках вовлечены следующие категории граждан:
переселенцы (13%); дети (19%); граждане других стран (5%); представители маргинальной среды (39%); женщины (21 %).
В качестве вывода по данному аспекту исследуемой проблемы, предлагается следующее – переход социального обустройства России на рыночные взаимоотношения породил явление, при котором объектом торговли стали выступать не только предметы быта, но и общественные отношения, сами люди.
В поисках лучшей доли люди меняют привычные условия существования. Таким образом, они становятся более незащищенными от внешних неблагоприятных условий. Выходя на сложившийся рынок труда, человек, при данном общественном устройстве, вынужден торговать сам собой. Он сам, по собственному желанию становится объектом торговли. Формы его перепродажи принимают любые очертания. Моральная сторона проблемы, как правило, все меньше и меньше волнует людей. Этому способствует экономическая, социальная и морально-нравственная ситуация, направляемая экономической и политической элитой страны именно в это русло.

5. Внутрирегиональная организованная сексуальная эксплуатация людей.

На Омском рынке организованной сексуальной эксплуатации людей следует выделить следующие основные виды: регистрируемая и нерегистрируемая. Эти виды, в свою очередь, принимают следующие формы:
 Регистрируемая:
 проституция:
 уличная:
 проституция вдоль городских улиц, на остановках, возле ночных киосков;
 проституция сексуально-неорганизованного гостеприимства (вокзальная, транспортная, трассовая);
 проституция сексуально-организованного гостеприимства (гостиничная);
 проституция «по вызову»;
 порнография;
 сексуальное насилие в семье.
 Нерегистрируемая:
 элитная проституция:
 проститутки, в качестве основного занятия обслуживающие ограниченный круг обеспеченных людей;
 секретари, референты, переводчики, менеджеры (как женщины, так и мужчины) и т.п. нанимаемые на высокооплачиваемую работу, как правило, с целью оказания услуг сексуального характера;
 оптово-рыночная проституция:
 экспедиторы, грузчики, офисные работники, продавцы, охранники, менеджеры и т.п. нанимаемые на работу, с целью оказания услуг сексуального характера;
 средства массовой информации, осуществляющие регулярное психологическое принуждение людей, склоняя их к мысли о возможности и обыденности торговли собой в сексуальной форме, а также желательности извращенных форм совокупления;
 сеть организаций по легальному вовлечению людей в организованную сексуальную эксплуатацию. Брачные и модельные агентства, туристические фирмы, конкурсы красоты, вечерние кафе, культурно-досуговые центры и т.п. сферы сексуально-ориентированной социальной активности. Своей деятельностью вносят существенный вклад в снижение порога восприятия негативности сексуально-развратного поведения и вовлечения людей в безнравственное существование;
 сеть криминальных сообществ, вовлекающих людей в нерегистрируемую проституцию, осуществляющих соответствующую селекционную работу с целью их дальнейшей перепродажи и эксплуатации в других городах России и дальнего зарубежья;
 похотливые сообщества обеспеченных людей. Их члены, пресытившись материальным благополучием, уделяют удовлетворению своей извращенной похоти значительные усилия, ищут невиданных удовольствий во всевозможном разврате. В этой среде распространены такие явления как наркомания, групповые совокупления, гомосексуализм, педофилизм, зоофилизм, мазохизм и т.п. Представители этих сообществ являются частыми клиентами туристических агентств, организующих секс-туры по всему миру;
 сеть сексуально-ритуальных сообществ. Их члены, поклоняясь нехристианским символам как источнику материального благополучия, периодически совершают ритуальные совокупления, в том числе с участием несовершеннолетних. Состоят, как правило, из представителей элитного слоя населения. Есть примеры, когда в качестве подражания им для совершения подобных действий формируются молодежные группы. Эта категория граждан существенную часть своих усилий (моральных, материальных, политических, управленческих и т.д.) направляют на поддержание и развитие сексуального разврата в обществе.
Подобная модель присуща практически любому крупному городу России. Различия, на наш взгляд, могут наблюдаться лишь в количественном составе вовлеченных людей и качестве деятельности правоохранительных структур по локализации негативных явлений.

6. Общая характеристика регистрируемой проституции в Омской области.

Под регистрируемой проституцией предлагается понимать такую часть явления, которая подвержена регистрации в системе государственной статистической отчетности на основании действующего законодательства.
Омск все годы разрушительной перестройки традиционно назывался «красным» городом. Под этим подразумевается не его приверженность к каким-то партийным кругам, а то обстоятельство, что всеми делами в городе и области управляют легальные властные структуры, и под их контролем протекают все процессы. Если проанализировать руководящий состав города и области за последние двадцать лет, то можно прийти к выводу, что он не претерпел значительных изменений. Ответственные работники, коллектив которых можно назвать «командой», только перемещаются с одного рабочего места на другое в соответствии с оперативной обстановкой, складывающейся в регионе.
В этом плане следует обратить внимание на тот факт, что в течение 1993-1995 гг. все крупные организованные преступные сообщества на территории города и области прекратили свое существование. В этом немалая заслуга руководящего звена областного уровня. На решение этой нелегкой и немаловажной задачи в свое время были направлены значительные усилия. Основной упор был сделан на реализацию цикла управленческих, целевых и правоприменительных мероприятий. Результатом названного явилось то, что во времена криминального передела государственной собственности, катастрофического разорения страны и легализации преступных сообществ ситуация не вышла из-под контроля, а в наши дни Омская область по многим позициям занимает лидирующее положение среди российских регионов.
Следует также обратить внимание, на тот факт, что с 19 мая 1994 года в структуре Милиции общественной безопасности УВД Омской области действует специализированное подразделение по профилактике и пресечению правонарушений в сфере общественной нравственности. По опросам сотрудников правоохранительных структур из других регионов России, данное подразделение является уникальным в своем роде. От его деятельности в значительной мере зависит ситуация складывающаяся на рынке сексуальных услуг в городе и области.
Так, в течение 2000-2001 гг. ОВД Омской области выявлено 46 преступлений в сфере общественной нравственности. Они включают в себя 17 фактов содержания притонов для занятия проституцией, 27 эпизодов незаконного распространения порнографических материалов и 2 случая вовлечения несовершеннолетних в занятие проституцией.
К административной ответственности за проституцию привлечено около полутора тысяч лиц. Из них около полусотни помещены в Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей при УВД Омской области, а к более чем двум сотням применены меры административного воздействия за нелегальное проживание на территории областного центра.
Разработана и действует программа совершенствования деятельности ОВД по предупреждению правонарушений в сфере общественной нравственности. Ежемесячно оценивается прежний и утверждается новый скорректированный комплексный план, предусматривающий проведение на территории каждого административного образования в городе около 10 целевых оперативно-профилактических мероприятий (ЦОПМ). В год таких мероприятий проводится около двухсот.
Немаловажную роль в деле локализации негативных социальных явлений в области играет взаимодействие правоохранительных, законодательных и административных структур. Так, в тесном взаимодействии Администрации Омской области, УВД Омской области и Законодательного Собрания Омской области принят Закон Омской области от 08 февраля 1995 г. «О контроле за распространением и демонстрацией эротической продукции на территории Омской области».
Также идет работа по приведению в соответствие с новой нормативно-правовой базой Российской Федерации и принятию Закона Омской области «Об административной ответственности за правонарушения в сфере общественной нравственности».
Следует обратить внимание на то обстоятельство, что документы, введенные в действие усилиями местных властей, позволяют оказывать существенное влияние на рынок оказания сексуальных услуг в городе и области. К примеру, в соответствии с законом Омской области «О контроле за распространением и демонстрацией эротической продукции» прекращена деятельность около двухсот своднических агентств, публикующих свои рекламные объявления в средствах массовой информации, составлено около ста административных протоколов по фактам нарушения правил оборота продукции эротического содержания.
В наши дни в Омске сложилась ситуация, когда в периодической печати, не говоря уже о телевидении, практически невозможно обнаружить рекламных объявлений о предоставлении сексуальных услуг. К сожалению, подобного нельзя сказать даже о близлежащих западносибирских регионах.
Не менее одного раза в месяц осуществляется проверка ночных культурно-досуговых учреждений, демонстрирующих увеселительные программы эротического содержания. По фактам нарушений местного законодательства периодически привлекаются их организаторы.
Таким образом, можно сделать предположение, что общая ситуация в Омске и области, складывающаяся в сфере регистрируемой проституции, благодаря усилиям местной власти находится в контролируемых рамках.
В то же время нельзя не учитывать внешние факторы, оказывающие негативное влияние на криминологическую ситуацию в регионе. Оно, как правило, исходит от различных структур федерального уровня. Их организованной и взаимосвязанной деятельностью создана возможность легального существования нерегистрируемых форм сексуальной эксплуатации людей.
Так, согласно исследованиям, из всех жителей города Омска и области, около трети мужчин и десятой части женщин (около миллиона человек) регулярно прибегают к услугам лиц, профессионально занимающихся оказанием услуг сексуального характера. (Следует обратить внимание, что не все клиенты платят наличными деньгами. Нередко оплата работы проституток осуществляется оказанием других услуг (предоставлением пищи, работы, одежды, возможностью воспользоваться чем-либо и т.п.)).
Причинами обращения мужчин к услугам женщин-проституток, можно назвать сексуальную неудовлетворенность и желание развлечься; к услугам мужчин-проституток эксперты выделяют лишь склонность к разврату.
Женщины прибегают к услугам мужчин-проституток, как правило, по причинам отсутствия постоянного сексуального партнера, сексуальной неудовлетворенности и сексуального любопытства; к услугам женщин-проституток – из-за сексуального любопытства, желания развлечься и склонности к разврату.
Следует отметить негативную тенденцию, наметившуюся в последние годы – практически все эксперты (сотрудники ОВД, работники других правоохранительных структур, медицинские работники и т.д.) отметили, что число лиц, склонных к различным сексуальным патологиям и парафилиям стало увеличиваться. Так, если в начале 90-х годов общее количество таких лиц составляло около 10%, то к концу второго тысячелетия эта цифра приблизилась к 25-30%.
Общее количество лиц, профессионально работающих на рынке оказания услуг сексуального характера, насчитывается около 4000 человек. Из них, сутенеров - 100-150 чел., около 300 мужчин-проституток, 3000 женщин-проституток. Примерно, в двух процентах случаев сутенерами женщин выступают их собственные мужья.
Экспертами в Омске выделяются следующие виды регистрируемой проституции:
 уличная;
 гостиничная;
 «по вызову».
Для всех них в городе созданы нетерпимые условия.
Так, уличных проституток регулярно задерживают, доставляют в правоохранительные и медицинские учреждения. К примеру, в ходе совместных действий с органами здравоохранения, более половины лиц, регулярно занимающихся проституцией, зарегистрированы в областном клиническом кожно-венерологическом диспансере, где с ними ведется дополнительная разъяснительная и медико-профилактическая работа.
В омских гостиницах не встречаются такие явления, как дежурные бригады проституток, осаждающие приезжих своими «приветливыми» домогательствами. В случае если такие тенденции начинают проявляться, лица, желающие подзаработать подобным образом, во взаимодействии с администрациями гостиниц и в соответствии с местным законодательством подвергаются, как правило, значительному административному преследованию.
Так, к примеру, если для расширения своей деятельности в гостинице коллектив проституток привлекает лиц из состава горничных, банщиц или коридорных – приходится договариваться с ними о том, что бы они информировали приезжих о возможности вызова женщины, а из заработанных 300 рублей отдавать этим людям 50. Это незначительные суммы, и когда становится дилемма между их получением и потерей работы – выбор, как правило, делается в пользу стабильного существования.
Также в городе установлен такой порядок, при котором все посетители гостиниц регистрируются только по паспорту и в специальном гостевом журнале. Таким образом, сотрудникам ОВД, регулярно осуществляющим профилактический рейд, не представляет особого труда из общего списка «гостей» вычленить наиболее «гостеприимных». А о действиях работников гостиницы, в случае выявления такого факта, немедленно докладывается администрации. Если та, в свою очередь, не принимает соответствующих мер – руководство гостиничного комплекса подвергается активному административному воздействию. При такой организации рядовой и руководящий персонал гостиниц не заинтересован в появлении проституток. Но, несмотря на такие жесткие меры, сотрудники ОВД ежемесячно выявляют 20-30 фактов оказания сексуальных услуг в гостиницах города.
Для проституции «по вызову» также нет возможности развернуть свою деятельность «на широкую ногу». Так, сотрудниками специализированного подразделения по профилактике и пресечению правонарушений в сфере общественной нравственности в данном направлении проводятся следующие мероприятия:
 мониторинг СМИ. В прессе периодически встречаются объявления, вуалирующие приглашение об оказании интимных услуг (1-3 объявления в одной газете; в Омске четыре таких газеты). В последующем проводится комплекс оперативно-розыскных мероприятий, в ходе которых все участники сексуально-организованного сообщества задерживаются, регистрируются и подвергаются административному преследованию. Таким образом, все приезжие отмечают, что в местной печати почти невозможно встретить объявлений сексуального характера. Следует обратить внимание, что сложившееся положение вещей существует благодаря созданию специализированного подразделения и обеспечению его деятельности соответствующим законодательством. К примеру, в ряде периодических изданий из других регионов России встречается от 15 объявлений в одном издании до 5-6 страниц, заполненных исключительно сексуально-ориентированной информацией;
 организуются квартиры-ловушки. В них устраиваются засады для лиц, предлагающих услуги сексуального характера. И несмотря на то, что интимные агентства г. Омска ведут компьютерную базу данных обо всех клиентах и ненадежных местах, а также организующие свою деятельность в соответствии со всеми законами сурового бизнеса (включающего всестороннее обеспечение (разведку, информационное обеспечение и т.п.), организацию взаимодействия и т.д.) – все они периодически задерживаются сотрудниками ОВД.
Таким образом, в г. Омске можно насчитать не более 200 мест для регулярного занятия проституцией: около 10 в квартирах «по найму», 50 в таксомоторном транспорте, 20-30 в служебных помещениях, 80 вдоль городских дорог и 50 вдоль загородных трасс.
Обслуживанием проституции занимаются приблизительно полсотни диспетчеров, столько же охранников и около сотни лиц «крышуют» эту деятельность.
Необходимо отметить, что в связи с тем, что в Омске нет крупных организованных преступных сообществ, а проституция носит, в основном, нецентрализованный характер, своей «крыше» платят всего около 10-20% сексуально-ориентированных группировок. Опрос показал, что делают они это в большей степени «по традиции», а не по принуждению. Остальные группировки никому ни за что не платят, а все заработанные деньги забирают себе.
Общий оборот средств в секторе оказания регистрируемых сексуальных услуг в г. Омске оценивается приблизительно в 100.000 рублей за один день. Таким образом, средний месячный доход работников сферы сексуального обслуживания населения не превышает одной тысячи рублей.
Характеризуя социальный облик лиц, регулярно занимающихся проституцией в г. Омске, следует отметить, что большинство из них можно отнести к категории малообеспеченных слоев населения, из которых около 10% находятся в долговой зависимости от сутенера, а 50% ничем не могут зарабатывать себе на жизнь, 40% занимаются проституцией в качестве дополнительного заработка. Так, по различным экспертным оценкам, распространенность лиц, регулярно занимающихся проституцией в г. Омске среди различных категорий населения можно представить следующей таблицей:
Таблица 4.
РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ПРОСТИТУТОК
СРЕДИ РАЗЛИЧНЫХ КАТЕГОРИЙ ГРАЖДАН

п/п Укажите распространенность проституток, на Ваш взгляд, среди следующих категорий граждан (в баллах, от 1 до 100) Мужчин-проституток Женщин-проституток
1. Учащиеся школ, интернатов, и т.п. 5 25
2. Учащиеся ПТУ, ССУЗов и пр. 5 25
3. Учащиеся ВУЗов 4 35
4. Работники рынков 5 15
5. Продавцы киосков, мелких магазинов 1 15
6. Работники кафе, ресторанов, КДЦ и т.п. 10 35
7. Работники сферы обслуживания (салоны красоты, массажные и пр.) 5-10 10-20
8. Работники бань 1 5
9. Работники фирм (бухгалтер, секретарь, референт, менеджер и т.п.) 10 40
10. Неработающих и не учащихся 20 60
Общее соотношение возраста лиц, профессионально оказывающих услуги сексуального характера можно представить следующей диаграммой:
Диаграмма 2.
ВОЗРАСТ ЛИЦ,
ОКАЗЫВАЮЩИХ УСЛУГИ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

Следует обратить внимание на значительную долю лиц до 18 летнего возраста – около 30%. Из них, по разным оценкам, треть представлена мальчиками. Все они, как правило, работают «по вызову» для ограниченного круга проверенных клиентов. В городе не стихают легенды о мальчиках-гомосексуалистах (их клички: «Памэла», «Мария Лопес» и т.д.), которые за короткий промежуток времени, участвуя в приватных оргиях состоятельных граждан, прославились своим безбедным существованием.
В этом месте следует отметить, что, несмотря на активную позицию местных властей и правоохранительных органов в локализации проституции, Омск не может существовать обособленно от всей внешней среды, складывающейся в России и в мире в целом. В нем, также как и во всяком городе имеют место случаи и педофилизма, и зоофилизма и прочих сексуально-ориентированных патологий.
В Омске сформировалось несколько устойчивых мест, где можно познакомиться с детьми для сексуальных развлечений парафилийного характера – мальчиками и девочками. Это несколько кафе, и места общественного отдыха (парки). Имеют место случаи сутенерства родителями своих детей, а также руководством детских учреждений своих подопечных.
Мы исследовали эту проблему более детально. Вот каким образом можно представить характер вовлечения лиц, не достигших 18-ти летнего возраста в действия сексуального характера:
Таблица 5.
СУБЪЕКТЫ ВОВЛЕЧЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
В ДЕЙСТВИЯ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

п/п Кто, на Ваш взгляд, вовлекает детей для совершения действий сексуального характера в Омске (укажите в баллах, от 1 до 100) Мальчиков Девочек
1. Родители, опекуны, попечители 10 15
2. Руководство, персонал детских домов, приютов и т.д. 5 8
3. Руководство, персонал детских спортивных учреждений (секций, школ и т.п.) 10 10
4. Руководство, педагоги детских учебных учреждений общего образования 4 7
5. Сотрудники жилищно-коммунального хозяйства (слесари, дворники, лифтеры и т.п.) - 1
6. Владельцы, продавцы мелких ночных магазинов, киосков 2 3
7. Частые посетители ночных культурно-досуговых учреждений (дискотек, баров, кафе и т.п.) 30 (старше 16 лет) 60 (старше 16 лет)
8. Сверстники 30 30
9. Никто не вовлекает, сами становятся такими по примеру других 40 40
Как видно, в городе большая часть детей вовлекается в различные формы сексуальной эксплуатации преимущественно во время проведения досуга.
Несколько по-другому складывается ситуация в области. Слабое развитие детских культурно-досуговых учреждений, секций, специализированных школ и т.п. сказывается на проведении детьми свободного времени. Они его, как правило, проводят дома или на улице с товарищами.
Учитывая, что значительная часть жителей сельских районов, ввиду многочисленных неурядиц социального характера, гораздо чаще приобщается к злоупотреблению алкогольными напитками и наркотиками растительного происхождения, а также в связи с высокой концентрацией лиц раннее судимых, актуальность проблемы сексуального насилия в сельских семьях очень высока. Этот же вывод подтвердило большинство из опрошенных экспертов.
Взаимосвязь социального климата в семье и вероятности сексуального насилия над ребенком можно охарактеризовать следующей таблицей:
Таблица 6.
ВЗАИМОСВЯЗЬ СОЦИАЛЬНОГО КЛИМАТА
И СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ

п/п В каких семьях, на Ваш взгляд, существует проблема сексуального насилия? Укажите в баллах (от 1 до 100)
1. В семьях алкоголиков, наркоманов и т.п. 100
2. В семьях раннее судимых 60
3. В одиноких семьях 10
4. В семьях «гражданского брака» 5-10
5. С семьях с повторным браком 5-10
6. В семьях состоятельных граждан 5-10
7. В семьях с малым достатком 15
8. В обычных семьях со средним достатком 5
Другой проблемой, актуальной как для сельских регионов, так и для города, большинство опрошенных назвали детскую беспризорность. Так, по мнению более половины сотрудников правоохранительных структур, уличные дети вовлечены в занятие проституцией. Распространенность среди мальчиков такого явления подтвердили около 40% респондентов, среди девочек более 60%.
Таким образом, дети с ранних лет вовлекаются в различные формы сексуальной эксплуатации, которые, как правило, носят организованный характер.
Сферы вовлечения детей следующие:
1. свободное времяпрепровождение со сверстниками;
2. развлекательный досуг;
3. семья.
Этим мы не сказали ничего нового. Все эти проблемы давно известны. Разница лишь в роли структур, организованно и целенаправленно влияющих на повседневную жизнь людей. Одни из них, в стремлении заработать больше денег, завозят и приживляют на омском рынке новые формы аморального образа жизни. Другие, понимая, что именно им жить на этой земле, с этими людьми, в ими же созданном обществе стремятся направить свои действия в позитивном и созидательном направлении.
Таким образом, на наш взгляд, следует говорить о векторе организованной сексуальной эксплуатации людей, который может проявляться как с положительным, так и с отрицательным знаком. Можно с положительных позиций эксплуатировать желание людей выживать, размножаться, плодить детей, работать, созидать, помогать им в том, чтобы давать возможность самореализовываться, организовать их жизнь таким образом, что бы все положительное и созидательное стало реальным, и смогло получать дальнейшее развитие.
В то же время, можно свою жизнь потратить для выведения обоснованности мировоззрения, включающего понятия «либидо», «секс», «чувственность» и т.п., и используя элементарные инстинкты человека к самовыживанию, принуждать их извращенно совокупляться, насиловать собственных детей, покупать и продавать людей «низшей пробы» (унетмэнш) и плодить более изощренные способы уничтожения человечества.
Здесь необходимо отметить, что усилиями местной власти в регионе предпринимаются значительные меры для того, чтобы занять детей познавательным (а не развратным) времяпрепровождением, созидательным (а не увеселительным) досугом. В том, чтобы дать взрослым работу с достойной зарплатой, когда люди смогли бы увидеть в семье (а не в разгульном бесчинстве) опору своей настоящей и будущей жизни.
Продолжая исследование, следует обратить внимание, что детская среда является питательной почвой как для реализации позитивных, так, к сожалению, и негативных начал в обществе.
Этот момент в настоящее время является буквально полем боя (коль уж идет речь о борьбе с преступностью, то здесь, на наш взгляд, становится вполне уместна терминология из области ведения вооруженной борьбы) для лиц, различным образом организованных и устремленных.
Так, в городе в последнее время получили распространение так называемые «тематические» вечера отдыха молодежи. Периодически проводятся рекламные акции под гомосексуальными лозунгами, общий смысл которых можно разделить на «розовую» (гомосексуализм девочек) и «голубую» (гомосексуализм мальчиков). На этих вечеринках предлагаются коктейли, по своему воздействию приближенные к наркотическому, звучит музыка и демонстрируются видео-клипы, подготовленные с применением приемов нейролингвистического программирования (НЛП), организуются танцы и игры, развратно-сексуального характера. Т.е. вся атмосфера современного молодежного досуга пропитана элементами организованной сексуальной эксплуатации людей, которая создает благодатные условия для вовлечения людей в её нерегистрируемые формы.

7. Общая характеристика нерегистрируемой проституции в Омске.

К нерегистрируемым формам организованной сексуальной эксплуатации людей, на наш взгляд, следует отнести те, которые не фиксируются в уголовной и административной статистике, поскольку не отражены в действующем законодательстве. Существуют и получают развитие они, как правило, в секторе легального бизнеса.
По мнению предпринимателей, рынок профессиональных сексуальных услуг не является привлекательным сектором бизнеса. В подтверждение этого вывода они приводили, в основном, следующие аргументы: эта сфера требует «включенной» работы, т.е. необходимо самому лично постоянно принимать в неё участие; нет возможности создания традиционной схемы бизнеса (маркетинг, инвестирование финансовых средств, назначение управляющего, получение стабильного дохода); противоправность данного вида бизнеса создает необходимость организации надежной «крыши». Но сложившийся объем оборота финансовых средств в рассматриваемом секторе деятельности не оставляет такой возможности; гораздо выгоднее принять на работу людей, готовых, помимо основных функциональных обязанностей, периодически оказывать сексуальные услуги. Таким образом, они находятся в финансовой, административной и межличностной зависимости, что исключает нежелательные неожиданности.
В городе сложилась практика принятия на работу «специалиста с внешними данными». Она имеет пограничное (т.е. лица, вовлеченные в эти сферы деятельности, могут относиться одновременно к двум и более формам) отношение как к элитной, так и к оптово-рыночной проституции.
Так, при принятии на работу в сферу оптово-розничной рыночной торговли (базы, склады, перевозки, и т.п.), где основное руководящее звено, в основном, представлено властными женщинами-руководителями 30-40 лет, а рабочие руки нужны мужские, – неоднозначно подразумеваются требования к готовности будущего работника вступать в половую связь. Если мужчина отказывается от подобных предложений, то и в рабочем месте ему, как правило, будет отказано.
Аналогичная ситуация, но уже в отношении сексуальной эксплуатации женщин, сложилась и в секторе так называемого «офисного предпринимательства». Руководство оптовых торговых организаций составляют зачастую состоятельные мужчины 25-45 лет. К кадровому подбору своего офисного персонала (секретари, референты, переводчики, менеджеры и т.п.) они также предъявляют специфические требования сексуального характера.
Нельзя не упомянуть и о требованиях в сексуальном партнерстве. Т.е. когда мужчина нанимается на работу (или уже работает, но требует повышения в зарплате, должности и т.д.) к мужчине, а женщина к женщине, имеют место намеки или открытые требования о совместном участии в развратных оргиях. В таком случае партнер становится «своим человеком» или «человеком своей команды», своеобразным единомышленником. Если такого не происходит, то в отношениях между коллегами наступает напряженность и со временем руководитель старается избавиться от такого строптивого подчиненного. Оставшиеся члены «команды» неоднократно вынуждены подтверждать свою приверженность идеям и чаяниям своего начальника, периодически принимая участие в мероприятиях под названиями «баня», «вечер отдыха», «выезд на природу» и т.п. Руководитель же таким образом получает возможность оказывать воздействие на подчиненного компрометирующими фактами.
Необходимо отметить, что в городе и за его пределами развита целая сеть легальных учреждений специфического отдыха, в которых состоятельные клиенты могут позволить себе «расслабиться» от каждодневных трудов.
Еще одной сферой, легально вовлекающих людей в организованную сексуальную эксплуатацию, надо назвать сеть вечерних и ночных ресторанов и кафе с демонстрацией эротических программ. Если еще два года назад подобные учреждения можно было назвать экзотическими на омском рынке досуга, то сегодня отсутствие в зале шеста и извивающегося полуобнаженного тела на нем считается дурным тоном.
В газетах, на подъездах и столбах размещаются объявления о принятии на перспективную работу в подобные заведения молодых людей. Перспективность в данном плане усматривается одна – возможность выезда в секс-турне за границу. При принятии на работу в качестве танцовщиков и танцовщиц молодых людей в первую очередь рассматривают как живой товар, который готов продаться по собственному желанию. В ходе «работы» над принятыми людьми проводят определенную селекционную работу, оставляя наиболее безнравственных, готовых к любому «экстремальному» времяпрепровождению.
После летнего сезона 2000 года, когда в город вернулась очередная партия «туристов» из стран Восточной и Западной Европы – успех подобного мероприятия был обеспечен. Так, из Чехословакии, Венгрии и т.д. секс-туристы привезли около полутора тысяч немецких марок месячного заработка, а из Германии, Голландии и т.д. - более двух. Подобный доход вскружил голову многим девушкам и молодым людям, и потребность в «секс-тружениках» в последующие годы стала удовлетворяться сполна. Как показал опрос данной категории граждан, за рубежом в последнее время особым спросом стали пользоваться молодые парни и девушки нетрадиционной сексуальной ориентации, что частично подтверждает нашу гипотезу о прогрессировании парафилийных форм совокупления.
Все названные схемы организованной сексуальной эксплуатации людей существуют вполне легально и реализуются в соответствии с действующим законодательством - т.е. законно. (Несмотря на законность, эти явления, однако, не теряют своей общественной опасности.) Следует обратить внимание на то обстоятельство, что благодаря организованной бездеятельности части представителей законодательной власти, сексуальная эксплуатация людей очень быстро перерождается в новые формы. И если лет пять-десять назад мы говорили, что девушек увозят за рубежи нашей Родины, используя обман и насилие, то сегодня они едут уже с огромным желанием – ни о каком насилии часто не идет и речи. Никто из секс-путешественников не считает, что их принуждают. Однако в других работах мы уже вели речь о том, что в данном случае следует просто более шире толковать само понятие принуждения, а особенный упор делать на психическое насилие.
Немаловажную роль в организованной сексуальной эксплуатации людей в Омской области играют сексуально-ритуальные сообщества. Только согласно официальным данным, на территории Омской области действуют религиозные объединения 35 конфессий. Наиболее крупными из них являются: православные христиане, мусульмане, лютеране, евангельские христиане-баптисты, католики, иудеи.
Кроме того, в области появились общины Старообрядческой церкви, духовных христиан-молокан, Армянской Апостольской церкви, Русской Православной свободной церкви, Свидетелей Иеговы, Общество Сознания Кришны, Орден - маленькая миссия "Джива-Храм Инглии", Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, Церкви Объединения (Муна), различных протестантских направлений, в том числе Адвентистов седьмого дня, Новоапостольской церкви, евангельских христиан, меннонитов, пятидесятников, Ингерманландской церкви.
Следует отметить на то обстоятельство, что такие религиозные организации, как Церковь саентологии (другое название - саентология), Церковь Муна (другие названия - "Ассоциация Святого Духа за Объединение Мирового Христианства" (АСД-ОМХ), муниты, Движение Объединения), Семья (другие названия - "Семья любви", "Дети Божии", "Дети бога", секта Дэвида Берга, "Союз независимых христианских миссионерских общин") и др., действующие на территории Омской области, при проведении своих собраний открыто занимаются магическими сексуальными ритуалами .
Другие, такие как Церковь Христа (другие названия - Бостонское Движение, ЦХ, ЦХ в городе М.), Международное Общество Сознания Кришны (другое название - кришнаиты, ИСККОН (ISKCON) - английский вариант аббревиатуры МОСК (Международное Общество Сознания Кришны) и Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (другое название - мормоны) и др., напротив, прикрываясь излишним аскетизмом, в своих учениях имеют общую деструктивную направленность, в целом приводящую к разрушению личности .
Мы не будем приводить сцены из всевозможных ритуальных сексо-магических обрядов (поскольку, в своем большинстве, они ужасны и омерзительны), лишь позволим себе отметить, что ознакомление с соответствующей литературой даст пытливому исследователю богатую пищу для позитивной работы.
На наш взгляд, следует констатировать, что в сфере нетрадиционных религиозных обрядов и культов также присутствуют признаки активной организованной сексуальной эксплуатации людей: как позитивной, так и крайне негативной. Как представляется, этот момент не должен оставаться в стороне от криминологических тем исследования.

8. Тенденции организованной сексуальной эксплуатации людей в Омской области.

Как уже говорилось выше, Омская область не существует в отрыве от всего мира, а поэтому тенденции грядущих процессов напрямую взаимосвязаны с предлагаемой классификацией уровней организованной деятельности человека в сексуальной сфере по признаку масштабности
 глобальный (международный, транснациональный). В сферу деятельности попадают большинство стран мира;
 трансграничный. Осуществляется, минуя границы расположенных рядом государств. Примером может послужить деятельность в рамках ЕС, СНГ, АТР и т.д.;
 государственный. В рамках одного государства;
 трансрегиональный. В пределах крупного региона на территории государства (Дальний Восток, Западная Сибирь, Северный Казахстан и т.д.);
 региональный. Осуществляется в конкретном регионе государства (субъект Федерации, область, земля и т.п.);
 территориальный. Деятельность ведется в масштабах территориального деления региона (район и т.п.);
 локальный. В рамках участка данной территории (микрорайон и т.п.).
Так, в глобальном (международном, транснациональном) плане, отмечается общая тенденция в легализации порнографии, гомосексуализма, проституции и т.д. Международными правозащитными организациями никаких законодательных актов, ведущих к локализации форм сексуальной эксплуатации людей не принимается. Все, что осуществляется на законодательном уровне, следует охарактеризовать, как процесс предоставления еще больших свобод в области сексуального разврата. Можно предположить, что, со временем, вся эта деятельность приведет к приданию статуса законности большинству видам парафилий – зоофилизму, эксгибиционизму, вуайеризму, фетишизму, трансвестизму, садомазохизму и, наконец, педофилизму.
Исследуя трансграничный уровень организованной сексуальной эксплуатации людей, можно отметить, что общемировые тенденции, наметившиеся еще в семнадцатом веке, в границах расположенных рядом государств (ЕС, СНГ, АТР и т.д.) также находят свое отражение, но уже с некоторой национальной окраской.
К примеру, в большинстве стран объединенной Европы, завершается процесс легализации проституции и гомосексуализма. Страны СНГ и Восточной Европы, в своем большинстве, не принимают на местном уровне никаких законодательных документов, преграждающих расползание, к примеру, педофилизма. Таким образом, они становятся поставщиками живого товара для удовлетворения развратных похотей состоятельных (по отношению к жителям указанных регионов) европейцев.
Если вести речь об азиатских странах, то следует заметить, что культурная агрессия, умело сопровождаемая политическими выпадами (наподобие «Оси зла»), постепенно вершит свое грязное дело по разрушению национальных традиций, и насаждению хищнических культов. Наличие в этом регионе мира стран, открыто поощряющих проституцию, педофилизм и т.д., придает еще один импульс в сторону негативного развития событий.
Таким образом, на трансграничном уровне также можно предположить общую тенденцию к скорой легализации самых разнузданных форм организованной сексуальной эксплуатации людей.
Следует признать, что на федеральном уровне в России также сильны позиции представителей деструктивных сил. Их усилиями делается все для навязывания россиянам несуществующих ценностей и привития в народе склонности к развратной жизни. Весьма показательны в этом плане действия по торможению в принятии нормативных правовых актов, направленных на борьбу с формами организованной сексуальной эксплуатации людей, что, в свою очередь, способствует их перерождению.
Но в последнее время, в связи с приходом к власти людей, ориентированных на возрождение национальной идеи, можно отметить слабую тенденцию в направлении притупления активности организованных сексуально-эксплуататорских сообществ. Таким образом, общую ситуацию в России по отношению к организованной сексуальной эксплуатации людей можно охарактеризовать как колеблющуюся. Все будет зависеть от результатов борьбы между национальными и всемирно-деструктивными силами.
Россия, расположившаяся на протяжении нескольких регионов Евразийского материка, представляет из себя несколько трансрегиональных бассейнов (Дальний Восток, Восточная и Западная Сибирь, Уральский, Южно-европейский, Североевропейский и Центрально-европейский регионы).
Проанализировав общую криминологическую ситуацию, к примеру, на Дальнем Востоке России можно назвать несколько основных явлений:
 криминальная экономика. Практически вся экономическая структура региона подчинена криминальным группировкам;
 криминальная политика. Большинство представителей легальной власти являются членами или представителями крупных криминальных группировок;
 разграбление природных богатств;
 большая протяженность незаселенных территорий, громадные запасы природных ресурсов;
 чрезвычайно высокий уровень наркотизации населения;
 высокий уровень безработицы;
 криминализация и вымирание населения;
 поток нелегальной миграции.
Все названное, способствует не только широкомасштабной организованной сексуальной эксплуатации населения региона, но и может, на наш взгляд, привести к отчуждению его территории.
Несколько по-другому складывается ситуация в Сибирском регионе. В настоящее время ведется активная борьба за политическую и экономическую власть между национально-ориентированными и криминальными группировками в субъектах Российской Федерации. В этом плане стабильная Омская область становится одной из моделей федерального управления в обустройстве всего региона.
Так, по мнению полномочного представителя Президента РФ в Сибирском Федеральном округе Л.В. Драчевского, Омская область является в данный момент наиболее динамично развивающейся из всего Сибирского региона. По его словам, на её базе планируется опробовать передовые решения в области политики, экономики и права, которые в последующем будут внедрены на федеральном уровне .
Но на региональном уровне жизнь также не стоит на месте. Грядут времена, когда старая команда единомышленников вынуждена будет смениться молодыми специалистами. Нельзя сказать, что все они развращены на ночных дискотеках и в приватных банях, а их морально-этический облик будет способствовать негативной сексуальной переориентации региона. Но нельзя этот момент также сбрасывать со счетов, и не учитывать при конструировании моделей преемственности власти.
Несмотря на общероссийскую негативную криминологическую обстановку, Омская область, находясь в самом центре страны, благодаря усилиям региональных властей, продолжает удерживать позиции «красного» города. Но при этом интерес транснациональных преступных сообществ к ней не ослабевает, а с каждым годом все усиливается. Это прослеживается на рассмотренном примере включения её в структуру транснациональной организованной сексуальной эксплуатации людей и прогрессировании этого явления. Таким образом, состояние и тенденции этого явления в Омской области находятся в прямой зависимости от успехов или неудач в локализации явления на федеральном уровне во взаимодействии с неусыпной прозорливстью местных руководителей.

Страница: 1 2 3 4