Hotline


Социо-криминологические и правовые подходы к оценке деятельности организованных группировок криминальной направленности и меры борьбы с ними. 2003г.

 Версия для печати

 

book_5.rar (0 байт)  

Посвящается памяти
Светланы Сальниковой,
чья жизнь трагически оборвалась
до защиты диссертации

ГЛАВА 1

СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ ПОЗНАНИЯ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ КАК ОРГАНИЗОВАННОЙ СИСТЕМЫ

1.1. Системный подход и системный анализ в общей характеристике организованной преступности

1.1.1. Общее представление о системном подходе и системном анализе как методологии познания организованной преступности

Познание современной организованной преступности (ОП) в России протекает по пути собирания эмпирических фактов, их анализа и обобщения. Некоторые первичные выводы находили свое отражение в уголовном законодательстве. Тем не менее, малоэффективная борьба правоохранительных органов, прокуратуры и судов свидетельствует о неполноте знаний об ОП как особом социо-криминологическом явлении. В связи с этим требуются новые аналитические подходы к познанию ОП. ОП является сложным социальным явлением, как и вся преступность, с многочисленными связями и зависимостями, познание которого следует поднимать с эмпирического уровня. Необходим более высокий уровень познания, чем предметный, который позволял бы применять современные аналитические методы для абстрагирования объекта познания от реальности с последующим «примериванием» к ней.
Одним из таких современных аналитических методов является системный метод, основу которого составляет познание природы и общества, как системы. Содержанием системного подхода являются онтология систем (их бытие, существование), гносеология (познание систем и системность, знания о них) и управление системами (обеспечение их функционирования, совершенствования и развития, практика из созидания) .
Системный подход относится к обобщенным видам теорий познания окружающего нас мира, включающий в себя постановку для многих сблизившихся между собой наук общих задач, выработке общего для них понятийного и категориального аппарата, общей терминологии. Он возник как реакция на бурный рост аналитических подходов к науке, необходимость познания сущности явлений и процессов в мире, более высокий уровень обобщения в науке, существование, помимо причинно-следственных, иных связей и отношений, потребность в ином способе мышления .
Системность мира представляется в виде объективно существующей иерархии различно организованных взаимодействующих систем. Высокий уровень абстракции мышления позволяет создавать теоретические конструкции (модели) реально действующих иерархически взаимосвязанных систем, чтобы научным путем познать их сущность, закономерности функционирования, а затем сопоставить и согласовать их с реальными существующими системами. Теоретическое и практическое осмысление системных образований позволяет управлять ими с целью преобразования мира во благо общества, но не во вред самой природе.
В основе системного способа мышления лежит концепция целостности объекта, когда сложное образование невозможно свести к простому объекту, а целого – к части. Существовавший долгое время «элементаристский» способ мышления основывался на отыскании сущности сложного образования в его простом элементе, что с усложнением мира становилось недостаточным. Поэтому научные методы познания постоянно совершенствовались в направлении системного объяснения действительности.
Свой путь системный подход начал от появления и развития множества статистических методов, которые показали, что причинно-следственные связи не являются единственными. Наряду с ними были выявлены функциональные, корреляционные и другие виды связи. Стали появляться новые научные концепции, базирующиеся на качественно новых принципах. Среди них большое значение приобретает закон равновесия системы и др. Они положили начало кибернетике и общей теории систем. Исходным положением их становится изучение любого явления с точки зрения его организации, т.е. отношений частей системы внутри себя и самой системы с внешними системами.
Становилось очевидным, что речь шла о новом направлении исследовательской деятельности, выработке новой системы принципов научного мышления, формировании нового подхода к объектам исследования. В свете этого системный подход выработался как методологическая база совершенно нового способа мышления об организации и управлении системами. При этом он используется в тех случаях, когда требуется системное исследование объекта, т.е. со всех сторон, во взаимосвязи со всеми другими предметами, явлениями и процессами, которые связаны с этим объектом.
В XIX – XX вв. наука исходит из различения предмета и объекта знания. Новый способ познания трактует предмет исследований как созданную человеком в ходе исследования теоретическую модель некоего изученного объекта реального мира. Целое понимается уже не как простая сумма частей, а как функциональная их совокупность, которая формируется некоторым заранее задаваемым отношением между элементами; появляются интегративные свойства целого, отличные от свойств частей. Был открыт закон системного равновесия, появилось универсальное понятие структурной устойчивости. Открыта предсказательная функция новой методологии – системного познания. Марксизм подчеркивал активный характер человеческого познания, связывал системность научного знания с формами познавательной деятельности человека. Человек в процессе производства может действовать лишь так, как действует сама природа. Марксизмом были выдвинуты принципы анализа системности научного знания: историзм, единство содержания и формы, трактовка системности как открытой системы.
Врач, философ и экономист А.А. Богданов (1873-1928) в работе «Всеобщая организационная наука (тектология)» впервые попытался разработать общие принципы системного подхода. Основу тектологии составляет идея организованного (системного) похода к любому явлению. Под организованностью понимается свойство целого быть больше суммы своих частей. Чем больше расхождение между ними, тем система более организована. Тектология рассматривает явления со стороны их организованности и дезорганизации как крайних позиций ее функционирования. Тектология во многом предвосхитила появление кибернетики Н. Винера и У. Росс Эшби и общей теории систем (ОТС) Л. фон Берталанфи (1901-1972).
Если тектология и ОТС – это науки об организованности и системности явлений, то кибернетика – наука об управлении этими объектами. Тем самым понятие «организация системы» шире, чем понятие «управление».
Биолог и философ Л. фон Берталанфи сформулировал принципы открытости системы и программу построения ОТС. Суть открытости системы состоит в непрерывном движении ее элементов вокруг некоего постоянного равновесия. Программа построения ОТС есть всеобщая теория организации. Она является методологической основой для возникновения и существования различных организационных (системных) теорий и научных направлений. К ним относятся: классическая теория систем, теория моделирования, теория ячеек, теория графов, теория сетей, кибернетика, теория автоматов, теория игр, теория очередей, факторный анализ, системотехника, исследование операций, организационная психология и др.
В широком смысле ОТС видят как основополагающую, фундаментальную науку об исследованиях и конструированию систем, а в узком смысле – как специальные направления конкретных исследований явлений как систем. Отсюда системный подход - разъяснительное выражение процедур представлений объектов как систем и способов их описания, объяснения, предвидения, конструирования и т.д. Дальнейшее совершенствование системного подхода – в выработке нового – в противовес механическому видению мира, принципов новых направлений системных исследований. В соответствии с ОТС под системой понимается некоторое сложное целое, обладающее ярко выраженными границами и относительно независимыми составляющими, связанными между собой так, что изменение положения или состояния одной части с неизбежностью приводит к изменению состояния других частей .
Как отмечается, основой системного подхода является признание целостности сложного объекта, его границ и наличия у него внутренних и внешних связей.
Современное развитие системного подхода движется по направлению попыток построить системные концепции применительно к различным областям знаний, науки и техники. Например, в социологии возникли два основных подхода к исследованию общества и общественных образований – структурно-функциональный анализ и генетический анализ. Они связаны с исследованием общества и больших социальных групп, ведущую роль, в развитии которых играет способ производства, специфика экономических отношений через взаимодействие с политическими, правовыми, семейными, эмоциональными и др. отношениями, а также их особенностями на различных этапах исторического пути.
Обобщая изложенное можно сказать, что системный подход развивается по трем основным направлениям:
 системологии как теории технических систем;
 системотехники как практики;
 системного анализа как методологии.
Исторически системный подход возник как потребность практики в новейшем теоретическом объяснении все усложнявшихся различных сторон нашей жизни в природе, технике и обществе, предметное описание которых уже не удовлетворяло ни теорию, ни практику. В системном подходе наиболее распространенным направлением системных исследований считают системный анализ, под которым понимают методологию решения сложных задач и проблем, основанную на концепциях, разработанных в рамках теории систем.
Такая же потребность в новом методологическом подходе возникает при исследовании преступности как сложного социального явления, размеры, масштабы, живучесть, общественная опасность и многое другое которой поражает воображение ученых и ставит в тупик практиков и государственных деятелей. Это особенно проявилось с изменениями в преступности при переходе к новым социально-экономическим, социально-политическим, духовным ценностям и ориентирам развития российского общества и различным ее социальным группам. Системных подход к исследованию преступности и связанных с нею криминогенных факторов во многом должен помочь в переосмыслении, как всей преступности, так и ее новых видов, таких как организованной преступности (ОП), российской организованной преступности (РОП) в частности.
Становится очевидным, что системный подход в познании ОП – это шаг вперед в исследовании от описания и анализа ее проявлений в форме отдельных бандформирований, организованных преступных групп (ОПГ), преступных организаций (ПО), преступных сообществ (ПС) и видов их деятельности от рэкета, похищения людей, уклонения от налогов и т.п. до обнаружения системобразующих признаков организованных криминальных образований (ОКО) различных типов и видов, их всесторонней и разнообразной организованной преступной деятельности (ОПД), обнаружения системных связей и отношений с общеуголовной преступностью, ее видами, обществом в целом, сферами ее жизни и т.п., т.е. от простого их описания до объяснения их сущности на основе иной идеологии мышления, познания и теоретического построения ОП, прогнозирования ее развития.
Ясно, что системный подход можно применять только к системным образованьям. Это значит, что начинать надо с понятия «система». Существует достаточно большое количество определений применительно к сферам мироздания, отраслям знаний, предметам конкретных научных направлений, исторического периода их развития. В самом общем виде система – это объективное единство закономерно связанных друг с другом предметов, явлений и знаний о них.
Отсюда система обладает следующими основными свойствами:
 система – это совокупность элементов, которые сами могут рассматриваться как системы;
 наличие существенных связей между элементами, которые сильнее связи элементов с элементами не входящими в данную систему. Существенные связи – это такие, которые закономерно, с необходимостью определяют интегративные свойства системы. Они отличают систему от простого конгломерата и выделяют систему из окружающей среды в виде целостного объекта;
 наличие определенной организации, т.е. определенных системообразующих факторов, к которым относится число элементов системы, число существенных связей, число квантов пространства и времени;
 существование общих, интегративных для системы свойств, не присущих ни одному из элементов в отдельности.
Из сказанного видно, что схематично понятие «система» характеризуется:
1) наличием множества элементов;
2) наличием разноплановых связей и отношений между ними;
3) целостным характером объекта или процесса.
Главным системообразующим фактором в системах любого порядка будет такое ее свойство как целостность. Познать целое, целостную систему – значит отразить в сознании человека, в определенных понятиях, категориях, теориях его внутреннюю природу, его характерные черты, стороны, особенности. Целостность не создается человеком в процессе познания, а лишь воспроизводится в форме чувственных образов или логических категорий. Отсюда мыслительное целое является отражением реально существующего целого, но не абсолютное, а приблизительное, относительное. Познать объект как целое, по мнению ученых, значит раскрыть:
его сущность, качественную специфику, присущие ему системные, интегративные качества;
его состав, количественную и качественную характеристику частей, компонентов, их координацию и субординацию, главную из частей, то есть ту основу, на которой, прежде всего, и держится система; их разнокачественность и противоречивость, являющиеся важным источником движения, развития целого;
его структуру, то есть внутреннюю организацию, взаимосвязь компонентов, установив при этом, почему эти компоненты сочетаются, взаимодействуют именно так, а не иначе, почему взаимодействуя, они образуют именно данное, а не другое целое;
его функции, то есть его активность, жизнедеятельность, равно как и функции частей, установив при этом, как эти последние «работают» на общие функции;
его интегральные, системные факторы, механизмы, обеспечивающие целостность системы, её совершенствование и развитие, взаимодействие;
его коммуникации с внешней средой, в том числе связь с более обширным целым, частью которого оно само является;
его историю, начало и источник возникновения, становления, тенденции и перспективы развития, превращение в качественно новую целостную систему .
Это позволяет отделить конгломерат, некую сумму компонентов от их целостного образования, целостной системы. Последние обладают такими новыми качественными характеристиками, которые не содержатся в образующих его компонентах. В процессе развития действительности неупорядоченные образования могут превращаться в системы. Исходя из этого, В.Г. Афанасьев определяет систему как совокупность объектов, взаимодействие которых вызывает появление новых, интегративных качеств, не свойственных отдельно взятым образующим систему компонентам .
В этом определении обращается внимание на появление таких новых качественных характеристик системы, которые выражают тесную органичную внутреннюю связь между ее компонентами, позволяющих системе быть единым целым, эффективно функционирующим объектом. При исследовании такого социального явления как ОП важно найти такие качественно новые ее характеристики, которые показывали бы ее как систему и отличие от других видов преступности.
К такому новому качеству ОП можно отнести, в первую очередь, наличие организованных криминальных (преступных) формирований (ОКпФ), во вторую – их организованную криминальную (преступную) деятельность - ОКпД. Третьим элементом ОП является такой социальный институт как организация (общности, процесса и управления ими). Именно организованный характер этих криминальных формирований, их криминальной деятельности, существенным образом отличает ОП от иных других видов преступности. Как далее будет показано, ОП – это системное явление с присущими ей системными характеристиками.
Следует отметить, что системные образования отличаются от конгломератов совершенно иным уровнем организованности, функционирования и управления. Ниже будут несколько подробнее рассмотрены каждый из этих характеристик системного образования (организация, функционирование и управление).
Чтобы познать сущность системы, нужно прежде всего изучить ее внутреннее строение, которое – по В.Г. Афанасьеву – характеризуется системно-компонентным, системно-структурным, системно-функциональным и системно-интегративным аспектами .
Системно-компонентный аспект отвечает на вопрос, из каких компонентов образовано целое. Компоненты – это основа основ системы, образуя ее субстанцию. Это такие структурные единицы, взаимодействие которых вызывает присущие системе качественные особенности. В частности, особенность системного объекта проявляется в том, что изменение одного из компонентов может вызвать изменение в другом из них и даже в системе в целом, а при их существенных изменениях система может даже распасться. В то же время, в целостном, системном образовании внутренние связи компонентов между собой преобладают над внешними воздействиями на них, что, наоборот, сохраняет систему от распада. Еще более значимо то, что сама система активно воздействует на свои компоненты настолько, что преобразует их соответственно собственной природе. Сами компоненты при этом даже теряют некоторые свои свойства, но при этом приобретают новые свойства, либо существенно преобразуются старые или образуются совершенно новые компоненты.
Следует иметь в виду, что социальные теории и науки в социальных системах обнаруживают компоненты вещного, процессуального, идейного и человеческого порядков.
Первые из них – элементы вещного порядка – это вещи, предметы материального мира, вовлеченные в орбиту общественной жизни. Это, главным образом, вторичные предметы природы – орудия и средства труда, средства потребления, созданные человеком из веществ естественной природы на основе использования закономерностей ее развития и реализуемые им в процессе его деятельности. Вещи могут быть поняты только в процессе человеческой деятельности. Они – продукты конкретного труда, имеют природную основу и потребительскую стоимость, служат средством удовлетворения конкретных социальных потребностей. Только в связи с этим они становятся компонентами социальной системы и служат системе в той мере, в какой нужно самой системе.
Бесспорно, что ОП является частью социума и общественной жизни с вытекающими отсюда негативными для них последствиями. Но вместе с тем, она является социальным образованием особого (противоправного) рода. ОП создана для незаконного (чаще с применением насилия, обмана, фальсификации и т.п.) присвоения части общественного продукта, произведенного другими правопослушными сообществами. Соответственно для «захватнической деятельности» ОП приобретает соответствующие орудия и средства «труда» и с их помощью удовлетворяет свои асоциальные (антиобщественные, криминальные) потребности. При этом достижение цели ОП служит средством удовлетворения общественных (точнее «захватнических») потребностей целой асоциальной системы более высокого порядка (криминальной прослойки населения), частью которой она является. Тем самым определяется наличие либо отсутствие связи ОП с ОП более высокого порядка или иной асоциальной (криминальной) системой. Важно выделить, отделить те вещи, которые входят в орбиту ОП как орудия, средства, цели и результаты (предметы в виде товаров, денег и услуг). Они становятся криминальными в связи с их свойством создавать криминальную прибавочную стоимость.
Вторую группу компонентов социальной системы составляют общественные процессы жизнедеятельности социума. Все социальные процессы проявляются через людей и их деятельность. В этой части социальные процессы в ОП ведут к новому качественному изменению состояния социума, в котором функционирует ОП, но не по пути прогресса, а по пути регресса. Социальный прогресс обусловлен качественными изменениями социума, переходом на более высокую ступень развития, сопровождаемую нарастанием его положительных характеристик, а не отрицательных, как это происходит при регрессивном развитии. Причем такое регрессивное развитие происходит не стихийно, не в силу каких-то сложившихся случайных обстоятельств, а целенаправленно, в соответствии с уже сформировавшейся целью ОП. Именно антисоциальная направленность развития такого социального явления как ОП, определяется антиобщественным, криминальным (преступным) характером деятельности организованных групп криминальной направленности (ОГКН) в соответствии либо с поставленной преступной целью, либо преступными формами и методами, либо преступным результатом, причиняющая вред обществу.
Третья группа компонентов – это общественные идеи, которые существуют у людей, в их сознании. Идеи создаются, усваиваются и распространяются людьми, которые руководствуются идеями в своей деятельности, в своем отношении к вещам, общественным процессам, друг к другу. За идеями всегда выступают определенные интересы, потребности людей, они соответствуют требованиям той социальной общности, к которым принадлежат люди.
Отсюда, важная составляющая жизнедеятельности ОГКН – это во имя чего, каких общественных, духовно-нравственных целей они функционируют. Именно безнравственный, бездуховный, антиобщественный (асоциальный), часто криминальный (преступный) характер их идей культивируются в групповом сознании членов ОГКН. Согласно этому, во главу угла общественной жизни выступают групповые интересы, вырабатываются соответствующие потребности у членов ОГКН, которые распространяются на их внешнее окружение, культивируются в них. В результате этого мы наблюдаем сексуальную революцию (половой разврат), распространение порнографии (в том числе детской), проституцию, азартных игр, преступную субкультура в целом. Происходит качественное изменение окружающих их общностей: региональных, семейных, производственных, досуговых и т.п.
Главным компонентом общественной системы любой сложности, любого уровня организации и управления всегда выступает человек как социальное (общественное) существо. Он является элементарным носителем социального системного качества, будучи включенный в определенную социальную систему. Поэтому важно, какая личность формируется в данном обществе, какой ее тип наиболее распространен в ней. В российском обществе ОП стабильно формирует социальный тип личности криминальной направленности, т.е. личности способной совершить не столько общеполезные действия, сколько противоправные, часто преступные.
Системно-структурный аспект определяет качественную специфику системы, ее особенности, свойства. Структура – это внутренняя форма системы, представляющая собой способ взаимосвязи, взаимодействия образующих ее компонентов. Ее специфика зависит от природы компонентов системы. Это отводит ей огромную роль в системе: связывает компоненты, преобразует их, придавая некоторую общность, целостность, она обусловливает возникновение новых качеств, не присущих ни одному из них. Большое значение для системы имеет относительная самостоятельность, устойчивость структуры. Без устойчивых связей, взаимодействия компонентов, т.е. без структуры, система перестает существовать как данное конкретное целое. Наличие структуры – это необходимое условие количественных изменений внутри системы, являющихся необходимой предпосылкой для ее последующего развития, преобразования.
В обществе структура выступает как его внутренняя организация, совокупность общественных отношений по поводу производства в различных сферах общественной жизни. Следует учесть, что структура привязана к компонентам и порождается ими.
Как следует из сказанного, ОП будет являться самостоятельной системой, которая обладает собственной структурой, т.к. входящие в ее состав компоненты взаимодействуют между собой таким образом, что образуют ОП как преступность иного плана, с новыми качествами не свойственными ни одному из них, ни преступности в целом. Элементы ОП взаимодействуют таким образом, что обеспечивают ее существование, как системы, так и ее основных свойств. Структурные свойства ОП обладают относительной независимостью от названных элементов и могут переходить в новые структурные построения, перенося закономерности выявленные в одной из них. ОП сама является элементом вышестоящей системы – общества, точнее ее паразитических слоев, к которым относят криминализированную часть новой буржуазии («новых» русских), коррумпированную часть госаппарата, элитарный слой общеуголовного криминала.
Системно-функциональный аспект показывает активность, деятельность системы, при которой усилия компонентов объединяются в одно целое, увеличивая эффект деятельности системы. Тем самым функции системы есть результат функционирования ее компонентов. Функции также выступают как формы, способы активности системы и ее компонентов, как взаимосвязь, определяющая порядок включения компонентов в единое целое. Они выступают также как условия возникновения новых компонентов, удовлетворяя систему в новых органах своего движения. Функциональная зависимость проявляется между компонентами внутри системы, компонентами и системой, системой в целом и вышестоящей системой компонентом которой она является. Функционирование компонентов подчиняется принципу целесообразности. Компонент системы функционирует в соответствии с заданной для этого цели, в противном случае он выпадает из данной системы.
Различают координацию и субординацию функций. Координация – это согласование действий компонентов по горизонтали, а субординация – по вертикали, в порядке подчиненности. Субординация функций указывает на специфическое место каждого компонента и системы в целом. Функциональная субординация во многом определяет характер отношений внутри системы. Изменение в характере отношений изменяет функции компонентов и самой системы. За функциональными отношениями порой скрываются причинные отношения. Какие бы функции не выполнялись компонентами системы (основные, вспомогательные, побочные) все они суть функции системы в целом. Наличие случайных связей, наряду с необходимыми связями, придают не только постоянство, но и определенную степень вероятности наступления тех или иных последствий функционирования системы.
Выявить координационные и субординационные связи, как и подобных им функций, важно для того, чтобы отделить преступную деятельность криминальных формирований от единичных преступлений ее членов, а также сопутствующих им иной другой деятельности и иных других форм поведения. В соответствии с действующим уголовным законодательством правоохранительные органы выделяют только конкретные деяния (действия или бездействия), пусть даже организованные, но как конкретные единичные поведенческие акты, подпадающие под его действие. Понятие преступной деятельности тем более организованной в УК РФ отсутствует. Следует учесть, что цель и задачи преступного образования как системы функционально реализуются непосредственно через деятельность криминальных формирований ОП, которая существенным образом отличается от поведения их членов. Системно-функциональные отношения внутри ОГКН также существенно отличаются от иных других «производственных» отношений между ее членами, а именно таких, которые существуют в групповой или так называемой профессиональной преступности, в которых их представители не состоят между собой в структурных отношениях.
Системно-интегративный аспект определяет факторы, механизмы, которые обеспечивают сохранение качественной специфики систем, их функционирование и развитие. Общим, универсальным основанием системности согласно диалектическим принципам познания действительности является материальное единство мира. Специфика социальных систем состоит в их управляемости, что относит их к классу самоуправляемых, самоорганизующихся систем. Управление является всеобщим свойством общества, как коллективного образования людей на любой ступени его развития во всех сферах их жизнедеятельности.
Мы подошли к главным чертам в характеристике ОП, которыми являются организованность и управляемость. Организованность преступности как одна из характеристик современной преступности – это сложное явление, которое проявляет себя в организации преступлений и преступной деятельности, различного рода объединений преступников и организованной преступности в целом. Обычно в первую очередь организованность преступности изучают на основе выявления групповых преступлений, фактов бандитизма. Однако дело не только в групповом характере совершения преступления, но и в их планируемости, предумышленности, предварительной подготовке. При этом, как отмечает А.И. Долгова, надо различать организованность преступности и организованную преступность .
Очень важно представлять, что система социального плана существует в определенной взаимосвязи с другими системами социального и природного порядка. С ними она связана сетью коммуникаций, которые составляют ее среду. Условия среды функционирования системы могут быть необходимыми и сопутствующими. Необходимые условия – это те, без которых система не может функционировать и развиваться, а сопутствующие – которые не оказывают на систему существенного влияния и воздействуют на нее случайным образом. Важно определить пространственные и временные рамки границы между системой и средой. Критерием отнесения того или иного феномена к системе или ее среде служит участие или неучастие тех или иных факторов в созидании системных свойств, в характере и степени этого участия.
Если объекты, явления или процессы прямо, непосредственно участвуют в созидании свойств системы, то они относятся к системе, если опосредованно, то – к среде. Это тем более важно, что в ОП опосредственно участвует значительная часть населения России. Выявить при этом признаки непосредственного участия в ОП является важной задачей криминологии.
ОП как система особого социального порядка, неотделима от природной и социальной среды, в которой она функционирует и с которой она теснейшим образом связана. ОП также не отделима от человеческой природы. Она существует в обществе, развивается, преобразуется и видоизменяется вместе с ним. ОП как социальная подсистема, существует внутри общества, им порождается и ликвидируется. Чем слабее общество, его социальные институты, тем сильнее ОП. Чем слабее влияние государства в обществе, тем активнее воздействие ОП на общественные и государственные институты. ОП относится к дезорганизующему фактору социальной жизни и общества в целом. Государство как управляющая система обществом представляет собой государственную систему управления им. Современное состояние РОП в ее сегодняшнем виде представляет собой реакцию на государственный кризис в управлении обществом, кризис государственности. Государственный аппарат, гражданское общество не в состоянии влиять на тенденции развития преступности, появлению все новых форм ОПФ и ОПД.
Сказанное относится к внешней среде функционирования ОП. Но ключевым явлением, связанным с ОП по мнению авторов «Основ борьбы с организованной преступностью», является сама криминальная среда. Она формирует идеологию, причем идеологию с широким набором своих нравственных, «правовых», эстетических и даже философских идей, составляющих базу для субкультуры этой среды. Преступная среда определяется ими как весьма устойчивая система взаимоотношений между различными категориями преступников и организованных преступных формирований, где действуют свои неписаные законы, субкультура общения, уголовные традиции, делятся сферы преступного бизнеса по объектам посягательства и территории, осуществляются координация и «управление» преступной деятельностью .
Как было показано выше, человек существо групповое, общественное. Как социальное явление, любое общественное образование требует управления. В условиях кризиса государственного управления возникают иные формы управления, в том числе стихийно или сознательно возникающие. В условиях перехода к рынку, т.е. новому способу производственных отношений, основная масса населения в отличие от криминальных и около криминальных структур не была подготовлена к существованию в новой жизни. Ясно, что в новые общественные (рыночные, большей частью теневого и криминального характера) отношения вовлечен криминал и те слои населения, которые склонны к криминалу или вынуждены не правовым путем адаптироваться к новым социально-экономическим условиям подобным образом. Задача для дельцов теневого и криминального капиталов состояла в том, чтобы такое население и его новую «производственную» деятельность организовать в чьих-то корыстных и иных антиобщественных целях. Этим занялись многочисленные «теневики» и «уголовные авторитеты», коррумпированные чиновники и политические деятели, которые довели современную ОП до ее качественно нового для нее состояния, чем того, в котором она исторически находилась в России. Причем ОП эффективно функционирует там, где имеются все необходимые условия для рекрута новых членов и беспрепятственного занятия антиобщественной и собственно криминальной деятельностью. Это особенно видно на уровне субъектов Федерации, в ряде отраслей народного хозяйства, многочисленных населенных пунктах, особенно в городах и поселках городского типа, где большей частью сосредоточены людские, материальные, финансовые и т.п. ресурсы.
Следует иметь в виду, что специфика социальной системы, ее сущность определяется прежде всего внутренней природой образующих ее компонентов, характером их внутреннего взаимодействия. А внешнее воздействие среды на систему всегда преломляется через внутренние свойства системы, присущие ей внутренние противоречия. Сущность ОП как специфической социальной системы определяется ее способностью к стихийной самоорганизации в противовес необходимости сознательной организации государства как аппарата управления обществом.
Следует отличать системный подход как всеобщий метод познания и системный анализ как частнонаучный метод. Задачей системного подхода является выражение на уровне специальной методологии принципов, понятий и методов системных исследований с учетом общей методологии – материалистической диалектики. Системный анализ является частным случаем системного исследования, состоящий в одновременном анализе и синтезе проблем исследования системы, исходя из потребностей исследователя.
Сущность анализа состоит в расчленении целого на образующие его компоненты, части, в выделении их из общей связи, в изучении и определении места и роли каждой из них в целостной системе. Расчленение системного объекта производится в соответствии с присущими ему закономерностями, составом, структурой и функциями, с учетом внутрисистемных связей, связей компонентов системы как целого. Анализ совершается с учетом возможности дальнейшего синтеза, то есть воссоздания системы в исходное состояние.
К примеру, расчленение ОП только на виды криминальных формирований не выявит ее сущность. Их наличие вне рамок криминальной деятельности не отражает качественную характеристику данного вида преступности, которые только в совокупности позволяют отличать ОП от общеуголовной преступности. Более того, системный анализ в дальнейшем позволит обнаружить присутствие или отсутствие других социальных образований в структуре ОП.
Характер анализа, его конкретные приемы, методы, аналитические операции зависят от характера системы, ее компонентов, структуры и функций, места и роли в окружающей ее среде.
Как правило, мысленное расчленение системы на образующие ее компоненты происходит вначале на компоненты, которые существуют в реалии, а в последующем – на элементы, конечные неделимые частицы. К примеру, в ОП такими элементами, вероятнее всего, будет организованное преступление, организованная преступная группа (ОПГ), члены ОПГ.
Затем выделяются признаки системы и ее компонентов, которые в реальной действительности от системы неотделимы, присущие системе свойство и отношения. Так, В.Е. Эминов выделяет три признака ОП. Первый признак - наличие объединений лиц для систематического занятия преступлениями; второй - экономический – обогащение, накопление капитала; третий - коррупция – как система определенных отношений, основанных на противоправных и иных сделках должностных лиц в ущерб государственным и общественным интересам .
При системном анализе расчленение системы как целого не самоцель, а средство, которое позволяет определить ее фундамент. Анализ начинается с выделения компонентов, являющихся объективной основой целостной системы. В этом суть и цель анализа как метода познания. Выделив основные, главные компоненты, можно выделить разнообразные его связи, увязать их между собой, установить исторические этапы становления и развития системы.
К примеру, если для ОП главным компонентом признать только организованное преступление, то членами ОПГ также совершаются неорганизованные преступления (например, убийство из ревности), либо осуществляются действия, прямо не составляющие объективную сторону состава какого-либо преступления и т.д. Вероятно, выбрать главный компонент в ОП как социального явления будет весьма затруднительно без применения метода системного анализа, его основных положений.
Выделение главных компонентов есть обнаружение для системы в целом источника ее движения, развития и превращения в другую более совершенную систему. В основном компоненте системы заложена вся история системы, весь путь ее развития, начала и конца. В главном компоненте отражается специфика целостной системы, синтез которых воссоздает целое и не теряет специфику системы. В основе функционирования целого лежит определенный закон развития единый для системы и ее компонентов.
Если системному анализу подвергнуть преступность в России, то мы увидим все необходимые предпосылки для обнаружения главного компонента ОП. История развития российского общества, как и преступности, связана с их постоянным количественным ростом, который на определенном историческом этапе в соответствии с законом диалектики (перехода количества в качество) привел к новому качественному состоянию. Россия из отдельных княжеств стала единым государством, а многочисленные преступные объединения переросли в новые организационные формы объединения – шайки, банды и т.п. Современная российская государственность вырастает из обломков республик бывшего СССР в новую Россию. Аналогичным образом современная ОП выросла из разрозненных ОПГ по субъектам РФ в региональные преступные организации с единым центром влияния. Специфика РОП состоит в том, что ее главной движущей силой является развитие теневой экономики, которая будучи встроенной в легальную экономику вместе с ОП сорганизовалась в единый экономический механизм криминального типа. Для общества и ОП стал существовать единый социальный закон развития – криминализация общественных отношений во всех сферах общественного бытия. Этот же закон характерен и для самой РОП. Криминальные отношения она легализует через властные органы, создавая единую культуру (в широком смысле слова) для общества, государства и криминала.
Со временем ОП приобрела такое свое новое качество как организованность, которое отсутствует в других, даже близких к ней, видах преступности: групповой, профессиональной, «беловоротничковой» и др.
Как уже говорилось выше, один анализ недостаточен для познания целостности системы. Он позволяет только вычленить основные и не основные компоненты, их роль, свойства. Но раскрыть механизм их взаимодействия, закон развития, тенденцию движения и т.п. можно только с помощью другого метода познания – синтеза, мысленного воссоединения расчлененных компонентов в целостную единую систему, которая должна «заработать» в прежнем режиме. Синтез, положенный в основу системного подхода, внес то новое в рассмотрение системы, которое позволяет показать динамику системы, взаимосвязи ее частей, внутренней природы ее как целого и как результата специфического взаимодействия частей, отношения координации и субординации между ними, функционирование системы в целом. Только соединив ОПФ, ОПД и ОПУ, можно познать ОП как целое, как систему.
На всех этапах системного анализа широко используется метод моделирования. Среди них выделяются кибернетические, экономико-математические, модели матричного типа. Для отыскания оптимальных решений используются оптимизационные, игровые, имитационные и другие модели.
Сущность моделирования систем в целях их познания и, что существенно, управления состоит в воспроизводстве той или иной системы посредством другой, подобной ей в том или ином отношении. С одной стороны имеется реально существующая система в действительности, а с другой – искусственно создаваемый исследователем мысленный ее образ со сходными чертами реально существующей. Система-подобие позволяет по сходным параметрам получать новую информацию о системе оригинале на основе имеющихся чертах сходства. Модель создается для познавательных целей, которая позволяет рассматривать систему с разных сторон. Модель не отягощена всевозможными связями и факторами действительности как реальная система, что порой по разным причинам делает ее малодоступной для изучения. Что очень важно, модель также позволяет изучать системы, которые еще не существуют в природе, но будут созданы.
Велико значение моделирования в познании социальных систем и управлении ими, в частности ОП. Феномен ОП еще не достаточно изучен. Нащупываются только пути ее изучения, не говоря уже о мерах борьбы с нею. Как социальная система, ОП динамично развивается, взаимосвязана с многочисленными криминогенными и антикриминогенными детерминирующими ее факторами, с социальными системами вышестоящего порядка, становится транснациональной по своему характеру, опасной для общества и общественных процессов в нем, что требует постоянного совершенствования организации и управления системы противодействия этим деструктивным процессам. В этих целях необходимо всесторонне исследовать реально существующие основные характеристики и закономерности функционирования ОП. Учесть все это многообразие без применения моделирования невозможно.
Существующие характеристики ОП, ее признаки, структура и т.п. даются в модельном варианте. Каждый исследователь имеет представление об ОП с позиции тех знаний, с которыми он более всего связан. Основная масса определений ОП и ее признаков основывается на эмпирическом материале, Криминологическом, уголовно-правовом и криминалистическом ее понимании, с тем, с чем сталкивается правоохранительная система при применении соответствующих статей УК РФ. Но все они проанализированы и обобщены по правилам проведения конкретных уголовно-правовых, криминологических и криминалистических исследований, т.е. несколько односторонне. На их основе было сформулировано множество определений и признаков ОП, которые верны с позиций конкретных исследований.
К примеру, если рассматривать с позиций системного анализа признаки, присущие ОП, предложенные вниманию научной общественности Е.В. Топильской , то они не укладываются в рассмотренную нами выше схему применения системного анализа к познанию ОП, а значит, по нашему мнению, вызывают сомнения в их практической ценности. Так, все сформулированные признаки ОП Е.В. Топильская относит только к одному из структурных элементов ОП – преступной деятельности, причем не в криминологическом, а уголовно-правовом аспекте. В их характеристиках нет ни одного упоминания об организованности, как единственно существенном специфическом признаке ОП, с чем она же соглашается с В.В. Лунеевым .
Исходя из нашего системного анализа ОП, следует отметить, что ее главными компонентами являются криминальные объединения, криминальная деятельность и криминальное управление. Единым для них главным системным признаком (качеством) будет понятие организованность. Это значит, что этот признак должен присутствовать в каждом обозначенном нами структурном элементе ОП.
Нельзя также согласиться с тем, что Е.В. Топильская определяет ОП как форму преступности в целом . Для ОП содержанием будет все то, что относится к содержательной части системы («элементы» – «преступные формирования», «структура» – «организационная структура ОПФ», «отношения субординации, координации, управления» - «органы управления» и т.п.). Изменение содержания ведет к изменению формы. Например, акцентирование внимания ученых только на экономической преступной деятельности ОП дает им основание говорить об организованной экономической преступности, политической сфере – политической организованной преступности и т.д.
Вместе с тем, следует согласиться с Е.В. Топильской, что если преступная группа обладает всеми теми признаками, о которых вел речь В.В. Лунеев, ее следует относить к ОП; если она «…существует автономно, не находится ни в каких отношениях с системой ОП, с отдельными ее подразделениями, и о которой не известно формированиям, входящим в систему ОП, остается не более, чем преступной группой в общеуголовном смысле слова»… .
Следуя логике развития системного знания, к ОП будут относиться те преступные групповые объединения, в которых признак организованности присущ: объединению, их деятельности или управлению ими, что и будет предметом нашего дальнейшего рассмотрения.
При этом, как правильно отмечается в печати, следует разграничивать признаки ОП, которые относятся к разным ее проявлениям, сторонам, свойствам и тенденциям. Впервые некоторыми авторам делается попытка, например, выделить признаки ОП, относящиеся к двум их разновидностям: признакам-факторам и признакам-тенденциям . Но опять же смешиваются признаки ОП, относящиеся к различным ее элементам.

1.1.2. Системный подход и теория организации применительно к организованной преступности

Социальная система обладает рядом специфических свойств. Была разработана специальная теория применительно к социальным организациям как наиболее организованно построенным системам. Американский ученый Дж. Миллер определил следующие главные элементы системной модели организации:
 организация представляется как упорядоченность подсистем и компонентов в трехмерном пространстве в данные момент времени;
 организация может рассматриваться как сложный процесс, основой которого являются все изменения материальных объектов и информации;
 в организациях присутствуют подсистемы, которые являются составными частями системы (управленческая, экономическая, технологическая и др.);
 в организациях возникают организационные отношения (по поводу целей, межличностные, властные, информационные и т.д.)
 в организациях протекают системные подпроцессы (властные, материально-энергетические и т.д.) .
Основные отличия организации от других систем – это наличие самостоятельных целей системы и сложной управленческой подсистемы, которая представляется как многоуровневая и организованная по иерархическому принципу. Управленческая подсистема состоит из личностей, принимающих ответственные для организации решения.
Деятельность ОПГ, отдельных преступников-профессионалов, теневых дельцов образует исполнительский уровень, на который, как на фундамент, опирается ОП в конкретных регионах или социальных сферах. Собственно ОП как качественно новое явление возникает с формирования на данном фундаменте «бюрократической надстройки». Ее представители не принимают непосредственного участия в противоправном «материальном производстве». Они создают и поддерживают условия криминальной деятельности, поддерживают внутренний порядок, улаживают конфликты, устанавливают связи с коррупционерами, осуществляют консультирование, организуют отмывание «грязных» денег и т.д. Третий уровень управления – это элитарный уровень. Их прерогатива стратегическое управление, идеология, консолидация преступных сил, инвестиционная политика .
Наряду с системным подходом применительно к организации наибольшее теоретическое и практическое значение приобрел структурно-функциональный подход. Он позволяет рассматривать организацию с позиций понятия функции, как процесса необходимого для сохранения ее как целого. Согласно этому подходу любая системная единица организации обязана быть функциональной, т.е. быть необходимой для достижения общей организационной цели (повышать устойчивость организации, содействовать взаимодействию с другими организациями).
Чтобы оценить место и роль части системы в деятельности всей организации, важно определить функциональные возможности этой части по двум основным характеристикам – функциональной значимости и функциональной автономии.
В организационном плане организация состоит из четырех подструктур: целей организации, социальной структуры организации, технологий и персонала, членов организации. Все четыре основные компоненты организации могут эффективно взаимодействовать только в рамках определенных культурных норм и ориентироваться на определенную систему ценностей. Субкультура организации или организационная культура оказывает существенное влияние на ее деятельность. Рассмотрим эти элементы в отдельности.
Цель организации оказывает самое непосредственное влияние практически на все компоненты деятельности организации. В условиях организации цель нужно рассматривать как единство мотивов, средств и результатов.
Социальная структура организации является важнейшим организационным компонентом и относится к регулируемым аспектам взаимоотношений между членами организации. Структура любой организации – это упорядоченная совокупность ее отдельных элементов. Структура, представляющая собой базу для всех подразделений организации, является общей организационной структурой. Основу для общей структуры составляют обособленные виды деятельности, направленные для достижения общей цели. На их основе создаются самостоятельные подразделения.
Наиболее простым является количественный принцип построения структуры. Он осуществляется там, где требуются наиболее простые виды деятельности. Структурные подразделения создаются по принципу необходимости и управляемости ими. Другой простой принцип структурирования – временной. Он применяется там, где по экономическим и другим причинам целесообразна вахтовая или посменная работа. Организационные структуры могут строиться по профессиональному принципу.
Для средних и больших организаций основным принципом построения структуры является функциональный принцип. Функциональный принцип построения организаций предполагает, что они могут состоять из основных и структурных вспомогательных подразделений в зависимости от выполнения основных или вспомогательных функций. Для одних ОПГ основной функцией будет совершение преступлений или занятие преступной деятельностью, для других – процесс управления ОПГ и ОПД.
Структура может быть охарактеризована тремя основными параметрами – сложностью, степенью формализации и централизацией.
Сложность считается одним из основных параметров структуры и определяется двумя параметрами: дифференциацией и интеграцией. Дифференциация характеризует разнородность организации, ее многофункциональность, различия в достигаемых целях. Выделяют пять видов дифференциации. Горизонтальная дифференциация – показывает степень разделения труда организации, наличие специализации в деятельности подразделений. Такая дифференциация может быть осуществлена по пяти параметрам: а) по функциям; б) по числу членов организации; в) по виду производимого продукта или услуги; г) по типу потребителей этой продукции или услуги; д) по технологическому процессу, который состоит из ряда самостоятельных комплексов, образующих самостоятельное производство и тем самым становящимися самостоятельными подразделениями.
Чем больше горизонтальная дифференциация, тем меньше сплоченность организации, больше трудностей в управлении организацией, ниже уровень интеграции.
Вертикальная дифференциация говорит о глубине организационной иерархии в организации и характеризуется количеством уровней управления в организационной структуре, является показателем степени и характера контроля руководителями за действиями членов организации.
Пространственная дифференциация показывает степень пространственного разделения структурных единиц организации. Низкая пространственная дифференциация говорит о большой концентрации ресурсов, как правило, в одном месте. Высокая степень пространственной дифференциации свидетельствует о рассредоточении ресурсов по регионам, а значит распространении влияния организации на регионы.
Как уже указывалось выше, система – это упорядоченное множество взаимосвязанных элементов, обладающее структурой и организацией. Элемент системы – это неразложимый (в данной системе, при данном способе рассмотрения) компонент (единица анализа) сложных предметов, явлений, процессов. В зависимости от способа рассмотрения в одном и том же сложном предмете исследования могут выделяться в качестве его элементов самые разные «единицы». В социальной системе базовым элементом является человек или его объединения. В зависимости от целей исследования они могут становиться неделимой единицей.
Интеграция – второй показатель сложности структуры организации. Он характеризует степень взаимосвязи между подразделениями. Оценка этого показателя происходит по трем основным параметрам.
1. Количество взаимосвязей между отдельными структурными единицами. Чем больше взаимосвязей, тем выше сложность организации. Например, в преступной организации имеется банда киллеров, которая подчиняется только руководителю этой организации. Такая интеграция не увеличивает сложности организации. Преступная организация, имеющая кроме такой банды, подразделения разведки, контрразведки, коррупционные связи с госорганами и т.п. увеличивает сложность организации.
2. Нормативная основа интеграционных связей является показателем прочности связей. Нормы взаимоотношений, принятые в организации, могут быть жесткими, когда информация, передаваемая по каналам связи, обязательная для исполнения. Обычно такие связи формальные и легко выявляются в структуре организации. Степень интеграции возрастает, но носит официальный характер. Наоборот, изменчивость норм или их неофициальный характер, основанный на коалициях и неформальном лидерстве, увеличивает сложность организации и изменяет характер интеграции.
3. Характер интеграционных связей представляет собой показатель основного вида ресурса, который может быть передан через данную связь. Основные типы связей: властный, материальный, культурный, информационный, неформальный. Интеграция на основе различных типов связи в значительной степени повышает сложность организации.
Различают формальные и неформальные структуры. Формальная структура организации представляет собой организационное построение, основанное на жесткой стандартизации организационных норм и отношений между отдельными структурными единицами. Жесткость стандартизации норм и отношений проявляется в: обязательности выполнения всеми участниками кодекса организации; наличии иерархической системы ролей и статусов, жестко закрепленных за членами организации; наличии разработанной системы поощрений и наказаний за выполненные задания; наличии аппарата управления организацией и ее подразделениями; наличии системы вертикальных коммуникаций. В такой организации слабо разработаны или отсутствуют горизонтальные связи, неформальные отношения.
Неформальная структура организации построена на системе социальных обменов, осуществляемых на межличностном уровне или уровне первичных социальных групп, которые не включены в иерархические формальные связи. В процессе функционирования неформальной структуры члены организации ориентируются на личностные качества. Неформальная структура распадается практически на две сферы – делового сотрудничества и социально-психологического межличностного общения.
Третий параметр социальной структуры организации выражает ее централизацию. Степень централизации зависит от степени концентрации возможностей официального принятия решений на индивидуальном или групповом уровне.
Организационные технологии в организации связаны с приемом и переработкой информации и созданием условий по реализации на их основе управленческих и иных решений. Существуют различные виды и типы технологий, которые зависят от рода основной деятельности организации, объема выпускаемой продукции и услугах и т.п.
Персонал организации наполняет ее структуру, после чего организация может осуществлять свою деятельность. К персоналу организации предъявляются определенные требования в соответствии с ее целями. Среди них: признание и принятие норм организации; включение в статусы и выполнение ролей в организации; подчинение всех членов организации ее целям. Работа организации не возможна без мотивации членов организации, их стремлением к выполнению заданий и соответствию ролевым требованиям. Ведется работа по формированию, развитию и стабилизации персонала организации. В этих целях собирается информация о возможных кандидатах; осуществляется профессиональная пропаганда для придания высокого статуса организации; проводятся мероприятия, направленные на привлечение внимания к работе организации, формирование интереса к профессии и области деятельности, формирование установок на исполнение конкретных ролей в организационной структуре, закрепление сформированных установок.
Деятельность организации во многом определяется деятельностью малых социальных групп в ней. Групповые отношения в значительной степени определяют организационную деятельность организации. Группы в организациях являются основой эффекта синергии. Социальная группа представляет собой совокупность индивидов, взаимодействующих определенным способом на основе разделяемых ожиданий каждого члена организации в отношении других. Социальным группам в организациях присущ ряд специфических признаков, к которым относятся:
 четко определенное членство в группе, ощущение принадлежности и границ группы и ее место в организации;
 групповое сознание, т.е. признание правильности и уместности социальных норм, характерных для данной группы, а также связи этих норм с нормами культуры организации;
 ясно понимаемые цели – необходимый признак группы в организации, так как сама организация представляет собой целевую группу;
 взаимозависимость между членами группы, которая может возникать только в ходе совместной деятельности, направленной на достижение общей цели;
 способность индивидов действовать в составе группы, что предполагает конформность к существующим нормам, признание лидеров группы и взаимодействие без социальной напряженности и конфликтов;
 наличие четко определенных групповых ролей, обусловленным местом в организации, т.е. наличием статуса и позиции .
Группы формируются в результате деятельности определенных организационных структур и разделения труда в организации. Группы могут возникать в ходе производственного цикла, спланированных руководством акций, по инициативе самих членов организации. В связи с этим различают формальные и неформальные группы.
Формальные группы создаются сознательно для достижения коллективных целей организации. Они осуществляют формальные функции, которые содействуют достижению целей организации; объединяют людей искусственно в соответствии с порученными им ролевыми предписаниями в структуре организации. При этом в качестве признаков формальных статусов и ролей выступают: формально описанные полномочия в рамках иерархической структуры организации; формальное название должности и ее место среди других должностей организации; поощрения, награды и наказания, которые могут быть применены к данному субъекту в соответствии с его статусом; поощрения, награды, наказания, которые работник может применить по отношению к другим работникам организации в соответствии со своим местом в ее иерархической структуре; физическая локализация данного работника внутри организации и степень его доступа к информации.
Неформальные группы основаны на межличностных отношениях, удовлетворении психологических и социальных потребностей, не связанных с формальными целями и задачами. В некоторых случаях неформальная группа может быть одновременно формальной или частью формальной группы. Члены неформальной группы обычно выдвигают собственного лидера. Неформальный лидер часто меняется в зависимости от ситуации.
Социальные группы в организации характеризуются: групповой сплоченностью, духом кооперации, культурными основами группового поведения; социальными ролями в группе.
Групповая сплоченность создается существенными, гармоничными взаимосвязями между членами группы. Степень взаимосвязанности членов группы между собой определяет степень сплоченности группы. На сплоченность в группе более всего влияют факторы, связанные с членством в группе: численность группы (у малых групп больше возможностей для создания сплоченного коллектива), постоянство состава группы, психологическая совместимость, идентификация каждого члена группы с данной группой. На сплоченность влияет рабочее окружение группы, т.е. вид и сложность целей-заданий, физическое окружение группы, система коммуникаций в группе, технологии. Кроме того, на сплоченность в группе оказывают влияние организационные факторы (управление и лидерство, личностные качества руководителей, успех, внешние связи) и групповое развитие и зрелость (формирование, нормирование исполнение).
Организация обладает четкими границами, социальным расслоением и иерархией статусов, центральной властью, целенаправленной деятельностью, всей совокупностью отношений между членами организации. Очевидно, что ОГКН, ОДКН и ОУКН представляют собой сложные социальные организмы, функционально включенные в деятельность всего общества. Сущность ОГКН, ОДКН и ОУКН проявляется в социальных отношениях в них между ее участниками. Рассмотрение ОГКН, ОДКН и ОУКН как сложных организованных системных образований с качествами присущими организации является, на наш взгляд, наиболее продуктивным в объяснении такого феномена как ОП.
ОП зародилась как совместная деятельность людей по извлечению сверхприбылей от незаконной предпринимательской деятельности. Совместная деятельность требует организации процесса этой деятельности. Организованная деятельность как наиболее эффективная форма совместных усилий множества людей выступает необходимым условием для их получения. Для ее осуществления потребовались определенные социальные ассоциации, которые постепенно становились внутренне организованными. В социальной общности, как системе, между людьми (элементами) возникают такие устойчивые взаимные связи, что они перерастают во взаимные отношения, а в совокупности все вместе образуют структуру системы, обеспечивая ей целостность и взаимосвязанность. Как только возникает распределение ролей, выполнение узкоспециализированных видов деятельности, появляется специфическая система связей, ролевая система обязательств, необходимость в координации и появлении управляющего центра. Тогда говорят об организованности такой системы или социальной организации как системы.
Когда речь идет об ОП, то обязательным свойством ее как организованной системы будет организованность. Это главный системообразующий признак ОП, характерная ее черта, отличающий её от неорганизованной преступности. По этому признаку ОП выделилась в самостоятельный вид преступности. Специфика ОП, отмечает С.И. Курганов, определяется не спецификой преступления, а спецификой организации, функционирования, цели деятельности и т.д. самих преступных групп . Всякая организованная группа формируется в ходе ее «организовывания», т.е. деятельности по созданию ее внутренней структуры, системы коммуникаций, культурных особенностей, условий деятельности, а также по распределению социальных ролей.
Преступная группа как организованная социальная система или организация, что одно и то же, характеризуется целесообразностью существования и функционирования.
Понятие организации представляют в трех значениях.
1. Организация – это система, функционирование элементов которой подчиняется общей цели, и в силу этого ее потенциал и возможности превышают суммарный потенциал и возможности входящих в эту систему элементов.
2. Организация – совокупность процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого.
3. Организация – внутренняя упорядоченность, согласованность, взаимодействие более или менее дифференцированных и автономных частей целого, обусловленного его строением .
В ОП первое значение реализуется в наличии или отсутствии у группы преступников организации как системы, т.е. является ли такая группа организованной системой или нет. Второе значение подразумевает наличие или отсутствие процесса управления (руководства) такой системой, т.е. имеется или отсутствует институт управления (руководства) в преступной группе для ее успешного функционирования. Третье значение организации предполагает наличие организационной структуры, т.е. распределение обязанностей между членами группы в соответствии с занимаемой ими должностью, правила взаимодействия между ними. Все три значения понятия организации связаны с функционированием ее самой как системы. Они позволяют отделить систему от комплекса, организацию как систему от организации как комплекса. Любая организация – это комплекс. Рассматривая комплекс с позиций системного подхода, можно представить ее в виде системы, т.е. обнаружить свойства составляющих ее элементов и связей этих элементов.
Так, если рассматривать какую-то преступную группу как комплекс, без системного подхода, то мы не сможем обнаружить ее внешние связи, представить ее в виде подсистемы системы более высокого порядка, что требует знания в области системологии, которыми практические работники, как правило, не обладают. Поэтому при расследовании какой-то организованной преступной группы чаще всего ограничиваются этой группой без увязки ее возможных связей с другими группами, а также выявления характера этих связей. Отсюда чаще всего ОП проявляется в рамках общеуголовной преступности в форме банды или организованной преступной группы при совершении ими похищения людей, вымогательства, разбоя, грабежей, краж и т.д. В меньшей степени ОП обнаруживается там, где она действуют в форме преступных организаций и преступных сообществ, т.е. с большим количеством преступников, множеством самостоятельных подсистем, разными уровнями управления ими, действующих во всех сферах общественной жизни (экономической, социальной, политической, духовной).
Руководство по своей сути представляет собой процесс, посредством которого разрозненные ресурсы объединяются в единую систему для достижения поставленной цели.
В самом общем виде процесс управления предстает как совокупность действий органа управления, направленных на оптимизацию способов достижения целей организации и сохранения баланса с окружающей средой. В задачу управления входит координация частей целого, сохранение параметров его функционирования и управляющее воздействие на изменение состояния этого целого.
В процессе управления выделяют несколько основных этапов. Первый этап – это сбор, обработка и анализ информации о состоянии объекта и субъекта управляющего воздействия. Второй этап – принятие управленческого решения. Третий этап – доведение управленческого решения до исполнителей.
К характерным признакам системы управления относятся такие, как отклонение управляемого объекта от контрольных параметров (чувствительность системы), способность организации к функционированию в заданном режиме (устойчивость системы управления) и скорость изменения состояния организации при управляющем воздействии (быстрота реакции системы на принятое решение).
Управление, помимо руководства, выполняет несколько основных функций. К ним относятся: функция планирования, функция организации (организовывания) процесса управления, функция распоряжения, функция контроля и связь.
При планировании формулируются цели, создаются образцы и эталоны поведения, обозначаются этапы, подбираются ресурсы, выбираются методы их достижения, прогнозируется результат. По мере усложнения управления роль планирования в руководстве возрастает. Системный подход позволяет получить в этих условиях модель совместного взаимодействия всех элементов системы. С точки зрения системного подхода планирование – это основной метод осуществления политики организации, направленный на достижение эффективности ее деятельности как системы в соответствии с ее целями. Планирование рассматривается как средство изменения системы.
Организация предполагает создание структуры управления, условий ее функционирования, наделение полномочиями, установление ответственности.
Таким образом, можно констатировать, что не всякая система может быть организована, а не каждая организация может быть системой. Цель присуща организованной системе. Под конкретную цель создается система-организация. Организованная система или организация имеет организационную структуру. Чем сложнее организационная структура, тем более высокий уровень организованности должно иметь само социальное образование и его деятельность. В понятие организованности входят понятие управление и руководства. Это не тождественные понятия. Организация проходит путь развития от простейших до более сложных ее форм.
Совершенно ясно, как отмечает А.И. Долгова, ОП – это чрезвычайно сложное, многоаспектное и изменяющееся социальное явление . ОП – это симбиоз теневой экономики, коррупции и «уголовщины», каждый названный элемент которой выполняет свою определенную функцию. ОП – это организованная система, состоящая из организованных и организационно построенных преступных образований различных уровней и видов организованности и управления. ОП – это социально-негативная самоорганизованная и самопроизводящая преступная система, по своей сути антагонистическая по отношению к существующему общественному строю.
Эти и другие определения ОП являются итогом рассмотрения ее с различных сторон как явления, позиций различных отраслей знаний, наук и теорий как объекта познания.
Взятые и рассмотренные нами новые методологические подходы системного и организованного плана позволяют нам охарактеризовать ОП как многоуровневую, целостную и динамично развивающуюся социальную систему, состоящую из различного рода, вида и типа организованных объединений людей с их организованной деятельностью и организованным управлением криминальной направленности.

1.2. Системный анализ организованных группировок криминальной направленности

Функционирование и развитие социальных общностей происходит на основе социальных связей и взаимодействия между собой ее элементов-индивидов. Под социальной связью обычно понимают набор факторов, обусловливающих совместную деятельность людей в конкретных общностях для достижения тех или иных целей. Их сущность проявляется в содержании и характере действий людей, составляющих данную социальную общность. Взаимодействие может трактоваться как любое поведение людей или их группы, имеющие значение для других людей и групп социальной общности и общества в целом. Длительное взаимодействие обычно приводит к становлению социальных отношений, которые можно представить как относительно устойчивые и самостоятельные связи. В социальной системе такая устойчивость и самостоятельность связей создается за счет социальной структуры, которая объединяет два компонента – социальный состав и социальные связи. Социальный состав – это набор элементов, составляющих данную структуру. Во втором компоненте имеется в виду набор этих связей. Основу социальной структуры составляют социальные позиции (статусы) и роли. В одних человеческих общностях они персонифицированы (семья), в других не персонифицированы (учреждение, фирма) .
Исходя из типов связей и отношений в социальных системах, человеческие общности можно классифицировать по различным основаниям. По типам социальных связей, выделяют социальные группы (социальные отношения), социальные институты (институциональные отношения), социальные организации (организационные связи).
Социальные группы представляют собой совокупность людей, имеющих общий социальный признак и выполняющих общественно необходимую функцию в общей структуре общественного разделения труда и деятельности . Понятие социальной группы является родовым по отношению к понятиям «класс», «социальный слой», «коллектив», «нация» и др.
В социологической литературе дают следующее определение организации как искусственное объединение людей институционного характера: организация – это социальная группа, ориентированная на достижение взаимосвязанных специфических целей и формирование высоко формализованных структур на основе специализации или разделения труда . Организация создается как инструмент для решения общественных задач. В этом случае на первый план выступают организационные цели, функции, мотивация и др. Тогда организация складывается как человеческая общность, специфическая социальная среда. С такой позиции она выглядит как совокупность социальных групп, статусов, норм, отношений лидерства, т.е. управления и руководства и т.д.
Мы уже отмечали, что любая деятельность любой группы людей объективно требует их организовывания: организации самой человеческой общности, процесса их деятельности, управления (руководства) ими.
Исходя из данного на этой основе определения ОП, остановимся на характеристике различного рода, вида и типа организованных групп людей и их организационных построений на основе описания выше основных положений теории систем и организации.
Столь подробное освещение теоретических вопросов систем и организации, надеемся, позволит нам показать сущность новых социальных образований в ОП, которые могут стать объектом криминологических исследований. К ним мы относим организованную группировку криминальной направленности (ОГКН), которая, на наш взгляд, является той организованной системой, которая обладает необходимыми признаками, присущие социальной организации асоциального типа.
Как известно, в литературе обычно употребляются термины «организованные преступные формирования» (ОПФ), «организованные преступные группы и/или организованные преступные группировки» (ОПГ) и т.п. Центральное место в них занимают термины со словом «преступные», производное от слова «преступление», имеющее уголовно-правовое значение. Как справедливо замечает проф. В.А. Номоконов, говорить о преступной группировке, организации или сообществе нельзя без вступившего в силу соответствующего судебного приговора, а подобные ОПФ без такого приговора следовало бы именовать как ОГКН. Это такие группировки, в отношении которых имеются основания полагать, что они занимаются (или готовятся к занятию) преступной деятельностью, отмыванием и приумножением незаконных доходов, созданием иных благоприятных условий для функционирования группировки в целях извлечения незаконных доходов .
Тем самым, употребление терминов со словом «криминальная», освобождает нас от необходимости связывать такую группировку только с ее судебно-правовым значением.
Как показывает системный анализ РОП, далеко не все ее ОГКН можно отнести к категории преступных формирований. Многочисленные исследования показывают, что основная деятельность ОГКН направлена на извлечение нетрудовых доходов , незаконное обогащение, получение незаконных сверхдоходов, которая осуществляется как с нарушением уголовно-правовых норм, так и норм других отраслей законодательства. Конечно, центральным звеном в ОДКН будет преступная деятельность, а в ОГКН – ОПФ, т.е. преступные формирования. Однако, как показывает практика правоохранительных органов, подавляющее большинство ОГКН незаконно обогащаются посредством нарушений не только уголовного, но прежде всего финансового, банковского, налогового, бюджетного, гражданского, таможенного и иного законодательства.
При этом многие ОГКН структурно встроены в многочисленные хозяйствующие субъекты, некоммерческие организации, общественные объединения, либо структурно имеют коррумпированные связи с государственными органами власти, организациями, учреждениями или их подразделениями. Посредством их выполняются отдельные функции или осуществляются отдельные виды деятельности ОГКН, конечной целью которых является незаконное обогащение. Обозначенные организационные образования в установленном порядке могут быть признанны в качестве субъектов, имеющих криминальную направленность.
В свете теорий организации и систем ОГКН необходимо рассматривать как асоциальную организацию криминального типа системного характера. На существование асоциальных организованных групп, целый ряд которых можно отнести к преступному типу, обращено внимание в отечественном обществоведении совсем недавно . По традиции в обществоведении социальной группой называется совокупность людей, имеющих одинаковые черты, или вообще любая группа людей. Их объединение на основе разделения функций для достижения общей цели Н.Г. Иванова называет организованными группами. Тем самым, организованная группа ею характеризуется общей целью, разделением функций и непосредственным взаимодействием ее членов для достижения этой цели. Это сущностные характеристики такой группы.
Организованные социальные группы позитивной направленности осуществляют свою деятельность для обмена ее результатами с другими. Суть асоциальных организованных групп, в том числе преступных организованных групп, состоит в неравноценном обмене деятельностью с окружающими. Асоциальные группы приобретают ряд существенных признаков, которые характерны только им. К ним относятся: 1) необходимость мимикрировать, скрываться под маской другой социальной группы (организации); 2) использование асоциальной организованной группой в своих целях материальных и других ресурсов, каналов связи с окружающими и форм деятельности этой маскировочной организации; 3) функционирование асоциальной организованной группы зависит от ее численности, которая в свою очередь зависит от ее окружения и прикрывающей ее организации; 4) ассоциальные группы выпадают не только сами из-под контроля управленческих структур государства и общества, но выводят из-под контроля и прикрывающие их организации; 5) асоциальные организованные группы действуют скрытно, тайно, так как нарушение норм права и даже норм морали дает им определенную степень свободы, делает их сильными в конкурентной борьбе .
Как видим, асоциальные организованные группы могут нарушать не только правовые, но и моральные нормы. Только те из них, которые нарушат нормы уголовного права, можно назвать преступными. А как быть с теми, которые нарушают нормы иных отраслей права или совершают действия или занимаются деятельностью, которые еще не криминализированы, но по признаку их общественной опасности должны быть криминализированы, или их криминальная сущность не сразу видна. А ведь они создают массу негативных явлений и процессов, которые стремительно разрастаются и разрушают общество и государство и их многочисленные социальные и государственные институты.
В печати обращалось внимание на неоднородность коммерческих структур. К примеру, все коммерческие структуры в ней подразделялись на «нормальные» (официально зарегистрированные фирмы, деятельность которых происходит в соответствии с действующим законодательством); «серые» (деятельность которых происходит с нарушением либо легальности, либо законности); «черные» (нелегальные криминальные структуры). «Серый» бизнес в основном связан с уклонением от уплаты налогов, а «черный» бизнес – с криминальной деятельностью. Под воздействием внешних факторов, среди которых были распад СССР, бесконтрольность со стороны силовых и контролирующих органов, свободная продажа оружия, безработица среди профессионалов и других криминально значимых категорий населения, появление частного капитала, бизнеса, пробелы в законодательстве, появление новых видов криминальной деятельности, нелегальные криминальные структуры стали трансформироваться. Основными направлениями были: профессионализация ее членов; усложнение организационной структуры; усовершенствование вооружения; укрупнение; интернационализация; появление криминального лобби. Российские преступные группировки стали активно заниматься наряду с нелегальным и легальным бизнесом. Стали отмывать преступно нажитые деньги, создавать собственные коммерческие структуры, участвовать в приватизационных процессах, создавать различного рода благотворительных фондов и общественных организаций, включились в политическую деятельность, вступать в международные преступные связи. Криминальные структуры стали контролировать больше половины российской экономики.
В.П. Корж, исследуя на современном этапе проблемы, связанные с расследованием преступлений, совершаемых организованными преступными образованиями (ОПО) в экономике Украины, выделяет пять способов их формирования: формально-производственный, управленческо-волевой (договорный), нелегитимно-производственный, функционально-договорный, ситуативно-волевой .
При формально-производственном способе организованные группы создаются в структуре различных легальных организаций, учреждений, властно-управленческих органов, официальных предпринимательских структур независимо от форм собственности с целью получения незаконных доходов путем совершения корыстно-хозяйственных преступлений: хищений, финансового мошенничества, экономической контрабанды и др. Среди основных закономерностей, связанных с формированием этих организованных групп, автор выделяет: совместимость личных целей с целями группы; их профессиональная, психофизическая совместимость; взаимосогласованность действий членов криминального коллектива, предварительная их объединенность для целенаправленной планомерной преступной деятельности под прикрытием официально действующего предприятия и др.
Управленческо-волевой (договорный) способ закономерен для ОПО, которые формируются «сверху», т.е. из «центра» в тех случаях, когда правительством, ведомствами принимаются необоснованные нормативно-правовые акты, иные управленческие решения, создающие благоприятные условия для ОПД. Такой способ характерен для ОПО в сфере финансовой, банковской, инвестиционной деятельности. При этом выделяются четыре уровня организации: первый уровень – руководящая верхушка коммерческих банков, которая организует, руководит и координирует преступную деятельность; второй – «конвертационные» центры, в которых четко разграничены обязанности руководителя, организатора, менеджера, диспетчера-координатора и исполнителя низовых звеньев; третий – это фиктивные фирмы, создаваемые менеджерами указанных центров; четвертый – постоянные клиенты коммерческих банков, которые стремятся обезналичить значительные денежные средства и конвертировать их в валюту.
Нелегитимно-производственный способ – это способ формирования ОПО в структуре теневого производства, теневой приватизации и связан с теневой экономикой. ОПО формируются в топливно-энергетическом комплексе, кредитно-финансовой системе, сфере приватизации, внешнеэкономической деятельности, аграрном секторе, ряде отраслей промышленности (металлургической, алюминиевой) и коммерческих структурах.
Функционально-договорный способ. Суть его в том, что будущие руководители («патроны», «боссы»), организаторы ОПО заранее определяют объекты и цели преступных посягательств, планируют создание криминальной группы с подбором членов такой группы по их криминальному, профессиональному и служебно-должностному положению для дальнейшей ее узкой специализации криминальной направленности (фальшивомонетничество, контрабанда определенных видов товара, выпуск и реализация недоброкачественной продукции). Такие организованные преступные группы осуществляют криминальные операции, используя как официальное, так и неофициальное предпринимательство. В ней четко распределены функции, роли.
Ситуативно-волевой способ свойственен для организованных групп корыстно-насильственной и корыстно-хозяйственной ориентации. В их составе преобладают лица с криминальным прошлым, имеющие «деловые» контакты с преступным миром, предприниматели (в том числе из бывшей номенклатуры, правоохранительных органов, торговли и т.п.). Причем, одни группы, созданные таким способом, совершают сразу несколько базовых преступлений, чаще всего, вымогательство, финансовое мошенничество, имущественные преступления и т.д.; другие контролируют финансово-хозяйственную деятельность отдельных коммерческих структур; третьи легализуют незаконные доходы путем создания коммерческих банков, торговых бирж, совместных предприятий, частных издательств, акционерных обществ, компаний шоу-бизнеса и последующего прикрытия криминальной деятельности; четвертые специализируются на создании фиктивных фирм для обезналичивания, легализации незаконных доходов.
К сожалению, автор не выделяет такой важный признак для ОП как организованность в различных ее вариациях, не разделяет уровни и виды организации в различных ее значениях, не различает управление и руководство ОПО. Не отделяются методы (способы) формирования ОПО от методов их функционирования как организаций, руководства ими, ОПД и т.д. Важно также выделять виды связей в ОПО, виды организационных структур криминальной направленности для которых свойственна не только преступная, но и иная другая незаконная деятельность, а также наличие в официальных структурах неофициальных образований криминальной направленности.
При системном анализе различных видов ОГКН следует учитывать их онтогенезис, в частности историю становления и развития ОПФ от элементарной ОПГ до ПС. Так, Ф. Багаутдинов и М. Беляев в ходе изучения уголовных дел казанской группировки «Хади Такташ» (лидер Галиакберов) показали историю ее становления и развития от обычной, общеуголовной банды до ПС с самостоятельными структурными подразделениями, от совершения отдельных преступлений до преступной деятельности, от власти «авторитета» до авторитета власти как организованных систем .
Как отмечают авторы, существование банды или ПС не всегда очевидно и доказуемо на первоначальном этапе расследования единичного преступления. Только после объединения и расследования всех дел, по которым проходили члены группировки, было установлено, что в период с 1993 по 1999 годы в составе группировки образовалась банда, а затем и преступное сообщество. В результате разрозненные, на первый взгляд, преступления приобрели вид целостной картины. Были убиты ряд бывших лидеров группировки, а другие пропали без вести. Галиакберов для борьбы за лидерство в группировке сплотил вокруг себя молодежь и с их помощью уничтожил другую противостоящую ему часть группировки. После этого им была создана новая банда, но уже под другим названием. Была расширена сфера преступной деятельности банды за счет незаконного оборота наркотиков и оружия, заказных убийств, экономического мошенничества, вымогательства денег с проституток. В ходе расследования была установлена схема поступления денег в «общак». Влияние и авторитет банды еще больше возрос после конфликта из-за раздела рынка нелегального сбыта наркотиков с другой авторитетной группировкой под названием «Перваки». Постепенно втягивая в преступную деятельность все новых членов, Галиакберов образовал отдельную банду «киллеров» специально для войны с «перваками» в качестве самостоятельного структурного подразделения. Это поднимало статус группировки на новый организационный уровень – ПС. Члены этой банды были связаны помимо преступных связей еще и родственными узами. Всех членов ПС объединяла личная преданность лидеру и стремление подражать ему. Выход из ПС был возможен лишь в случае смерти либо злоупотребления наркотиками.
Исходя их описания, сделанного авторами, ПС Галиакберова можно смело отнести к ОП, так как налицо система организационного характера криминального типа. Имеется иерархическая организационная структура в виде ПС со структурными самостоятельными элементами и соответственно различными уровнями управления, собственная история ее развития и создания под конкретную преступную цель.
Главной целью ПС Галиакберова явилась организация преступной деятельности как для группировки в целом, так и для ее структурной единице – банде киллеров. Для ОПД ПС целью явилось – получение финансовой и иной материальной и другой выгоды. Финансовая выгода состояла в создании «общака» - кассы для выдачи «зарплаты», финансовой взаимопомощи, инвестиций преступлений и иной противозаконной деятельности. Материальная и иная другая выгода авторами четко не обозначена, но она обязательно присутствует, как в любой другой корыстной деятельности. Для банды киллеров основной целью было устранение конкурентов по криминальному бизнесу. Каждое структурное подразделение имеет руководителя и подчиненных. Члены ПС связаны между собой различного рода социальными связями, жесткой дисциплиной, криминальными обязанностями.
Трудно не согласиться с некоторыми авторами, что ОП можно охарактеризовать совокупностью наиболее значимых на момент рассмотрения существенных признаков, относящихся к различным сторонам ее как явлению да еще системного типа. Поэтому они выделяют, например, признаки-факторы и признаки-тенденции . Если идти по этому пути, то можно сформулировать великое множество таких признаков и все они будут действительно характеризовать ОП как многогранное сложное социальное явление. Это обогатит криминологическую науку об ОП, но не приблизит к уголовно-правовой борьбе с нею. Нами же предлагаются выделить те признаки, которые отделяют ОП от общеуголовной (неорганизованной) преступности. Поэтому мы настаиваем на необходимости формулирования признаков ОП как организованной системы–организации применительно к самим формированиям, их деятельности и управлению ими.
При исследовании ОП как социального системного явления важно найти такие качественно новые ее характеристики, которые показывали бы ее как систему. Это значит, что в ней необходимо найти то существенное, что отличает ее от других видов преступности. К таким новым качествам ОП можно отнести наличие таких ее самостоятельных системных компонентов как организованные группировки криминальной направленности (ОГКН), организованная деятельность криминальной направленности (ОДКН), организованное управление криминальной направленности (ОУКН). Именно организованный характер группировок, их деятельность и управление ими существенным образом отличает ОП от иных видов преступности.
Несколько более подробное теоретическое освещение системного подхода как одной из новейших методологических разработок, а на его основе применение наиболее распространенного конкретного метода – системного анализа должно помочь нам выделить ОП в самостоятельный вид преступности.
Анализируя многообразные виды преступной деятельности, способы ее осуществления, масштабы, специфику и т.п. можно говорить о наличии многих видов и типов ОГКН. Сложный характер деятельности таких группировок предполагает их различие, прежде всего, по структурному строению, численности, качественному составу ее членов, уровням управляемости, степени легальности существования и т.п. Это значит, что существует множество их видов различной степени криминальной зараженности.
Системный подход дает возможность свободных гипотетических построений различных видов социальных групп и организаций. Можно представить, какую структуру будет иметь каждый из видов ОГКН, если он носит системный характер и является организацией. К примеру, если ОГКН является формированием преступного характера, то его структура состоит из главаря, как правило, уголовного авторитета, положенцев, назначаемых по территориальному или «производственному» принципу, бригадиров, группы бойцов и т.п. Если ОГКН является хозяйствующим субъектом, то у нее, по данным социальной психологии, имеется официальная и неофициальная структура. Официальная (легальная) структура будет состоять из директора (он же уголовный авторитет или нанятый им менеджер), управленческого аппарата (с должностями и служебными обязанностями), основного и вспомогательного производственного персонала, разного рода исполнителей. Неофициальная структура ОГКН строится по принципу преступной организации. Официальная и неофициальная структура по целям, задачам, функциям, структуре, численности, персоналиям могут совпадать полностью, частично, а могут не совпадать. В случае совпадения подобных структур ответственность за незаконное создание, руководство, функционирование, нанесенный ущерб и т.п. будет нести как неофициальная структура во главе с тем же уголовным авторитетом или нанятым менеджером, так и официальная структура, если действовали от ее имени. В случае несовпадения этих структур наступает разная правовая ответственность у ОГКН и хозяйствующего субъекта.
Более подробно классификация ОГКН будем рассмотрена нами в последнем параграфе настоящей главы.
ОГКН как подструктурный системный элемент ОП представляет собой самостоятельно функционирующую целостную систему, состоящую из самостоятельных подсистемных элементов. Основой ОГКН как организации будут являться люди, их членство в ней. ОГКН представляет собой социальную общность людей с разной численностью и степенью их криминализации: от криминогенной личности до случайно переступившего закон человека либо психологически и нравственно готового на подобные действия. Криминальная личность как участник ОГКН одновременно является идейным вдохновителем и продуктом криминальной деятельности. По существу он – асоциальная личность с криминальным вектором человеческой активности в соответствии с криминальной направленностью «производственной» деятельности ОГКН.
ОГКН как система носит целостный характер. Она состоит, как отмечалось в литературе, из самостоятельных элементов, каждый их которых в отдельности представляет собой системное организационное образование. При условии, что такие группировки участвуют в различного рода и видах легальной, полулегальной и нелегальной коммерческой и иной другой деятельности, то в ней обязательно будут сочетаться несколько организационных или других системных подструктур. Так, в ОГКН в качестве самостоятельных подструктур могут входить ОПФ (ОПГ, ПО, ПС), занимающиеся только криминальными видами нелегального бизнеса (незаконная торговля оружием, наркотиками, людьми, человеческими органами и т.п.), либо подструктуры (службы безопасности, собственные охранные структуры), осуществляющие незаконное силовое давление на партнеров по бизнесу, либо подструктуры (фирмы, благотворительные фонды), занимающиеся легальной коммерческой, благотворительной деятельностью, либо подструктуры (группы лиц, организации), осуществляющие рэкет, либо подструктуры (отдельные лица, группы лиц или организации), осуществляющие управленческую деятельность и т.д.
Необходимо четко представлять, что структура ОГКН может быть, а может и не быть организационно оформлена. Важно найти те социальные связи, основанные на определенной совместной деятельности или форме поведения криминальной направленности, которые указывали бы на ОГКН как единое целое, т.е. систему-организацию. В ней иерархически строятся связи, присутствуют властные (управленческие) или партнерские отношения по поводу этой деятельности, действуют общие для всей ОГКН правила осуществления совместной деятельности и меры ответственности за ее не осуществление.
Эти подструктуры могут входить в единую организационную структуру ОГКН в виде управляемых самостоятельных подструктур либо иметь такую структуру, но действовать автономно на партнерских началах с одной или несколькими ОГКН под единым координирующим центром. При этом организационная структура ОГКН представляет собой иерархическую совокупность таких элементов в виде статусов и ролей, иерархию связей и отношений между ними и с внешней средой, а также орган управления.
ОГКН, не имеющей организационной структуры, присущи все признаки организации как системы, но только без оформления статусов и ролей. В ней будут отсутствовать необходимые для организационной структуры элементы в виде обезличенных статусов и ролей, а значит и сама организационная структура как основа устойчивости организации. В такой группе простыми неделимыми элементами являются люди, а не статусы и роли («должности»).
К ОГКН можно относить такие асоциальные образования, которые несут в себе опасность либо по своему составу либо по самой деятельности криминальной направленности, либо по методам их образования, функционирования и управления.
К примеру, если в их состав помимо других лиц либо входит определенное число ранее судимых, уголовных авторитетов и других категорий лиц с устойчивым противоправным поведением, состоящих на учетах в правоохранительных органах, либо главари и члены ОПФ или их «менеджеры», которые осуществляют управление данными субъектами незаконными формами и методами (использование подложных или незаконно приобретенных документов, насилия или угрозы применения насилия, совершение заказных убийств и т.п.), либо осуществляют незаконную «производственную» деятельность (браконьерство морских биоресурсов и др.), то такие образования могут быть отнесены к ОГКН.
Как организация она характеризуется прежде всего способом взаимодействия ее членов (трудовой коллектив или ОПФ в форме воровского «общака») в подобной «производственной» деятельности. Структура, специфика и границы социальной группы (в нашем случае ОГКН) определяются в первую очередь способом «производства» и участием (или не участием) ее членов в какой-то совместной деятельности.
В состав ОГКН могут входить самостоятельной подструктурой система ОПФ, к которой криминологи относят такие социальные общности, как организованная преступная группа, преступная организация и преступное сообщество1. Их социо-криминологическая характеристика выглядит следующим образом.
Организованная преступная группа (ОПГ) – это группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Разновидностью её является банда, которая отличается от неё, как правило, по признаку вооруженности.
В основе руководства ими лежит низший или примитивный уровень организации управления данной группой. ОПГ как социальное системное образование характеризуется общностью целей и интересов, разделением функций и непосредственным, личным постоянным взаимодействием её членов для достижения общей преступной цели – совершения преступлений. В ней ещё отсутствует организационная структура как самостоятельный системный элемент. Административная (управленческая) деятельность не выделяется в самостоятельную функцию. Отношения между членами ОПГ жестко не формализованы. В то же время социальные роли в группе строго идентифицированы. Каждый имеет свою долю от прибыли. Изменение социального статуса влечет изменение этой доли. Непосредственное общение носит не только формальный характер, но и неформальный, эмоциональный характер. Чаще всего формальное и неформальное руководство сосредоточено в одном лице. Группу возглавляет наиболее авторитетный по своим личным и криминальным качествам лидер или главарь. Количественный состав колеблется от двух до нескольких десятков человек. В группе устанавливаются собственные образцы поведения, собственная субкультура и система мер наказания, как правило, взятая из уголовного мира. Принадлежность к группе не носит характера жесткого членства. Возможны переходы из одной группы в другое подобное формирование. Группа создается для совершения целой серии самостоятельных, относительно независимых друг от друга преступлений. Они, как правило, организуются для обогащения. Может иметь место специализация по определенным видам преступлений. Такая группа совершает, как правило, организованные преступления. В них постоянно участвуют все члены группы либо ее основной, постоянный состав. В таком преступлении, как организованном поведенческом акте (поведении), все роли распределены, а каждый участник организационно отвечает за совершение определенных действий или операций в преступном поведении. Совершение организованного преступления осуществляется по единому для всей группы мотиву. Организованная преступная группа и организованное преступление соотносятся как форма и содержание.
Преступная организация (ПО) – это организационное объединение лиц либо организованных преступных групп (банд) для преступной деятельности с выделением самостоятельных функций по руководству, непосредственному совершению преступлений и обеспечению его выживания.
По существу, в ней лежит такая социальная общность в форме социальной организации, которая представляет собой сложную, многоуровневую, взаимосвязанную систему социальных позиций и ролей, которые должны, соответственно, осуществляться индивидами, становящимися вследствие этого её членами .
Это более высокий уровень организации управления преступных общностей с выделением руководства организацией уже в самостоятельную управленческую функцию. В ней наличествует жесткая иерархическая структура. Возникают управленческие отношения власти и подчинения. Образуется руководящее ядро ПО. Ролевой статус членов такой организации определяется выполняемыми функциями, необходимыми для нее в целом. Непосредственное общение между членами такой организации заменяется опосредованным через выполнение «служебных обязанностей», определенного рода действий. Взаимодействие между членами организации подчинено достижению общей для неё цели. Членство в ПО обязательно. Переход из одной организации в другое преступное образование не поощряется. Несанкционированный выход из ПО карается лишением жизни. Численный состав ПО составляет до нескольких сотен. Она создается для систематического совершения неопределенного числа преступлений как для занятия промыслом либо занятия преступной деятельностью как «криминальным» бизнесом. Преступная деятельность направлена на достижение определенной поставленной цели, прежде всего обогащения, и носит характер расширенного воспроизводства. Преступные замыслы руководящей элиты известны далеко не всем. Их действия тщательно конспирируются, а сама преступная деятельность защищается ею от правоохранительных и иных органов.
Преступное сообщество (ПС) – это объединение ОПГ (банд), ПО или «уголовных» авторитетов, созданное для координации их деятельности, обеспечения благоприятных условий для их существования и осуществлению ими преступной деятельности или организации совершения конкретных преступлений с целью извлечения сверхдоходов.
ОПФ как социальным организациям также присуща иерархичность, то есть подчиненность как структурно, так и функционально, её членов. Иерархичность и структурность придает такой организации устойчивость. Подчиненность предполагает воздействие одних членов преступных формирований или самих этих формирований на других с целью изменения их поведения в нужном для системы направлении для достижения общей цели, что вызывает такой социальный институт как управление. В зависимости от социальной позиции и социальной роли человека в организации устанавливается их социальный статус. Он определяется местом в иерархии и совокупностью действий для выполнения установленных функций для достижения все той же общей цели организации. Управление в организованной преступности выделяется уже в самостоятельный вид преступной деятельности, специальную функцию преступных объединений с выделением для этой цели специализированных органов или лиц. Для организованной преступности – это “сходки”, “стрелки”, либо “воры в законе“, “авторитеты“, либо организованные преступные сообщества, решающие в основном управленческие задачи2.
Из всего многообразия межорганизационных и внутриорганизационных связей социальная организация выбирает только те, которые направлены на достижение цели организации; одобряет проявление тех индивидуальных способностей её членов, которые ориентированы на эффективное функционирование социальной системы. В связи с этим ОП, как и общеуголовной, присущ процесс специализации некоторых сторон преступной деятельности. Этот процесс включает в себя консолидацию преступных формирований, коррупцию, легализацию доходов и т.п., а для членов этих формирований - это еще и закрепление чувства защищенности системой, вседозволенности, правового нигилизма, отсутствие страха перед уголовной ответственности, корпоративность, гордость от причастности к преступной группировке, право на кровную месть и т.д.
Тем самым ОГКН представляет собой систему взаимосвязанных между собой и внешней средой управляемых системных формирований криминальной направленности, способных к самоорганизации и саморазвитию, образованных для систематической деятельности с целью извлечения незаконных доходов.

1.3. Системный анализ организованной деятельности криминальной направленности

Особо следует остановиться на вопросе деятельности системы. Системное образование создается для реализации общих для системы целей, которые достигаются через функционирование системы в определенной форме и с определенным содержанием ее деятельности. Учитывая, что деятельность присуща любой системе, в том числе криминальной, стоит начать ее освещение с более обобщенных, философских понятий о ней.
Деятельность, специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которого составляет его целесообразное изменение и преобразование в интересах людей. В результате деятельности ее объект как материал, на который она направлена, получает новую форму и свойства, превращается в предмет и продукт деятельности. Всякая деятельность включает в себя цель, средство, результат и сам процесс деятельности, и, следовательно, неотъемлемой характеристикой деятельности является ее осознанность .
Можно сказать, что деятельность является источником существования общества. Но она не единственный ее источник. Если основанием деятельности является сознательно сформулированная цель, то основание самой цели лежит вне человеческой деятельности, в сфере человеческих мотивов, идеалов и ценностей. Свой смысл деятельность получает в зависимости от ее нравственной ориентированности, от ее влияния на человеческое существование. Поэтому человеческая деятельность может служить различным идеалам, различным целям: быть либо высшим смыслом человеческого бытия, либо необходимым, но отнюдь не почитаемым условием жизни, особенно криминальным идеалам или целям. Отсюда следует, что сущность деятельности нельзя понять, не выходя за пределы ее внутренней структуры, не давая ей внешних определений. Разгадка природы деятельности лежит не в ней самой, а в том, ради чего она совершается, в той сфере, где формируются цели человека и строится образ его действительности, какой она должна стать в результате деятельности .
В качестве мировоззренческого принципа понятие деятельности рассматривается как основание и принцип общечеловеческой культуры. Субъектом деятельности в ней является человек (социальная общность), активно воздействующий на природу, преобразуя ее в своих интересах. Деятельность становится источником происхождения многообразных продуктов культуры и форм социального жизни.
Труд рассматривается как целесообразная деятельность человека, в процессе которой он при помощи орудий труда воздействует на природу и использует ее в целях создания предметов, необходимых для удовлетворения своих потребностей . Сознательно формируемые цели человеческой деятельности ведут к многообразию форм и средств ее осуществления, появлению многообразия товаров и услуг. В условиях товарного производства товаром становятся все произведенные предметы, в том числе и сам человек, включенный в их производство.
Человек делается продавцом своей рабочей силы, которая продается им и тем самым становится единственным законным материальным источником его жизни. В условиях рынка юридически равноправные и свободные граждане экономически вынуждены продавать свою рабочую силу кому бы то ни было за деньги. Деньги становятся единственным мерилом материального и духовного состояния человека, отчуждают его от сущности труда и бытия и в конечном итоге повелевают им. Деньги – это всё; они – универсальное средство удовлетворения любых потребностей, любых желаний. Они не только средство удовлетворения потребностей, но и средство создания и увеличения новых потребностей . Посредством денег человек отчуждается от природы, а его труд – отчуждается от него самого. Поэтому не имеет никакого значения, что производится в результате такого отчужденного труда, за что платят деньги.
В процессе отчужденности любой оплачиваемый труд становится предметом купли-продажи, в том числе в криминальной сфере. По мнению американских исследователей , с экономических позиций труд становится товаром на криминальном рынке, криминальная деятельность – профессией, а его субъект – профессионалом. Казалось бы, криминальный труд становится разновидностью социального труда наряду с любым другим видом профессионального труда, основой криминальной деятельности как разновидности социальной деятельности. Такие рассуждения все же не дают основания для признания ОП формой предпринимательства, а преступного бизнеса – разновидностью коммерческой деятельности . Но это только на первый взгляд. Происходит смешение терминологического аппарата из различных наук с разным сущностным содержанием. Криминальная деятельность есть разновидностью не социальной, а асоциальной деятельности, направленной против интересов общества, направленная на его разрушение.
Для криминологического, особенно уголовно-правового понимания ОП, важно разграничить понятие «действие», «поведение» и «деятельность». Действие можно охарактеризовать как единичный, неповторимый акт человека, их множество – как особенное (поведение), профессиональные действия и поведение в организации образует общее – профессиональную деятельность.
В обыденном словоупотреблении понятия «поведение» и «деятельность» строго не разграничиваются и применяются как синонимы. В уголовном праве поведение ассоциируется с общественно опасным деянием (действием или бездействием), которое при определенных условиях становится преступлением.
В криминологии помимо термина «поведение» употребляется термин «преступная деятельность», которое не имеет адекватного отражения в уголовном праве, в том числе в уголовном законе. Особенно широкое применение оно получило в связи с изучением ОП, составной частью которой является организованная преступная деятельность (ОПД). Последняя воспринимается многими как некая сумма преступлений, совокупность преступлений и т.п. Такое понимание отождествляет понятие преступление и понятие преступная деятельность, что не отражает их различное содержание.
С термином «поведение» в науке связывается активность, система действий, которая состоит в адаптации, в приспособлении человека к уже имеющейся наличной социальной среде . Такая адаптация осуществляется в соответствии с некой заданной биологической или социальной программой.
Деятельность же, присущая только человеку, о чем говорилось выше, преобразует окружающую его социальную или природную действительность. При этом люди выступают уже не просто исполнителями существующих программ действий, а пересматривают, перестраивают, перепрограммируют их в соответствии с заданными им целями. Деятельность становится целеполагающей. Таким образом, если адаптивное поведение целенаправленно, целесообразно в рамках заданной извне программой, то деятельность связана с целеполаганием, созданием новой программы действий в соответствии с заданной целью внутри системы или извне. При этом человек выходит за рамки установленной ему старой программой свободу действий и устанавливает свою меру свободы в рамках новой программы действий.
ОП предстает перед нами как системное социальное явление во внешних проявлениях своих характеристик. Ее сущность проявляется во внутренних ее характеристиках во взаимодействии с внешними характеристиками.
Представляется спорным точка зрения С.В. Розенко, который относит ОП к понятию криминологии, а организованную преступную деятельность (ОПД) – уголовному праву. Причем в его понимании ОПД заключается в совершении одного или более преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ. Более того, содержанием, по его мнению, …борьбы с организованной преступной деятельностью признается им как организованная группа в различных вариантах ее проявления, а формами организованной преступной деятельности – опять же организованная группа и преступное объединение .
Поэтому представляется необходимым рассмотреть ОПД, ее содержание, сущность и формы с более обобщенных позиций, а затем уже переходить к криминологическому и уголовно-правовому ее исследованию. Для этого используем некоторые категории диалектики, в частности, такие как сущность и явление, форма и содержание.
Сущность – это внутреннее содержание изучаемого предмета, выражающееся в единстве всех форм его бытия; явление – формы его существования. Содержание представляет собой единство всех составных элементов объекта, его свойств, внутренних процессов, связей, противоречий и тенденций, а форма есть способ существования и выражения содержания этого объекта.
В нашем случае, ОП предстает как явление, содержание которой проявляется в форме различных видов ОПФ и ОПД. Форма в философии понимается как организующий фактор бытия. Оформленность противопоставляется бесформенному и связывается с организованностью, устойчивостью, общностью, упорядоченностью. Тем самым, сущность ОП проявляется в организационном построении преступных формирований и их преступной деятельности как целостных систем. Содержанием ОПФ и ОПД будут управленческие отношения в них. Формой преступной деятельности выступают ее организационные проявления в виде организации процесса преобразования предмета в новый предмет или новых качественных характеристиках в соответствии с поставленными целями.
В социологии деятельность – это процесс, включающий цель, средства и результат. Типы и формы деятельности различаются по субъекту, объекту, функциям и целям. Социальная деятельность – это совокупность социально значимых действий, осуществляемых субъектом (общество, класс, группа, личность) в различных сферах и на различных уровнях организации общества, преследующих определенные социальные цели и интересы и использующих во имя достижения этих целей и удовлетворения интересов различные средства – экономические, социальные, политические и идеологические . Исходя из данного определения, деятельность представляет собой процесс, т.е. динамическое, а не статическое явление. Это значит, что формой ОПД не может быть сама организованная группа, а представляет собой организацию процесса совершения необходимых действий, состоящих из отдельных видов операций, которые в свою очередь состоят из различных движений. При выполнении любых действий субъект использует различные средства (технические, организационные, информационные и т.п.). Чтобы понять действие, а через него и деятельность, надо оценить их мотивы, цели и средства. Если действие, а значит и деятельность, имеет общественную значимость, а преследуемая цель важна для многих людей, то действие становится поступком. Если деятельность имеет антиобщественное значение, то она становится противоположностью поступка – проступком (преступлением).
Особо следует остановиться на профессиональной деятельности, к которой причисляют криминальную деятельность, отождествляя ее в рамках понятия ОПД с криминальным профессионализмом. В литературе всерьез воспринимается современная криминальная деятельность как разновидность профессионализма . Правда следует отметить, что выражение профессиональная преступность, профессиональный преступник и т.п. употреблялись и ранее . В современной литературе выделяются понятия: общекриминальный профессионализм, специализированный криминальный профессионализм, а в рамках организованной группы – профессиональная преступная деятельность. На не совсем удачное терминологическое обозначение специфического криминального поведения обращал внимание А.И. Гурьев в своей книге «Профессиональная преступность». В социальном аспекте «профессия» предполагает полезное и официальное разрешенное занятие. Поэтому термин «преступная профессия» внешне действительно воспринимается с трудом. Термин, как и многие другие, введен в оборот чисто условно, в чисто операционных целях, поскольку признаки устойчивой преступной деятельности внешне сходные атрибутами той или иной профессии . Справедливо полагая, что если данная терминология в криминологической лексике сложилась исторически, то, по мнению А.И. Гурьева, возможно употребление его в наши дни. Им было предложено ввести новое понятие «криминальный профессионализм» для обозначения особого вида преступной деятельности. При этом имеется в виду не совершение конкретного преступления, а занятие, деятельность в более широком значении, поскольку в ее основе лежит устойчивость и продолжительность, но все же имеющая признаки, присущие профессии.
На недопустимость использования подобного стереотипа в криминологии обращается внимание в печати некоторыми авторами. С.И. Курганов говорит, что криминология не может по-своему трактовать понятия другой науки, поскольку это – понятие другой науки. Они не могут быть механически перенесены и непосредственно использованы в криминологических исследованиях. Такой перенос неправомерен. В разных науках могут использоваться одинаковые термины. Но разные науки вкладывают в них разное содержание, отражающее специфику предмета своей науки . Отсюда одинаковое содержание не может сохраняться в одних и тех же терминах разных наук.
Употребляя термины «профессиональный преступник», «криминальная профессия», «профессиональная деятельность», мы как бы узакониваем их в криминологии, а затем другими авторами они переносятся в художественную литературу, печать, средства массовой информации, что вольно или невольно закладывает в общественное, групповое и индивидуальное сознание представление о правомерности существования преступной деятельности как разновидности трудовой деятельности; социальной престижности совершения преступления; социальном одобрении быть преступником; легальности существования за счет занятия преступной деятельностью как профессией.
Профессиональная деятельность выступает как правовая категория трудового права. Ясно поэтому, что преступная деятельность не может рассматриваться как профессиональная деятельность, профессиональной деятельности не может становиться преступной. Более того, в профессиональной деятельности только ее какая-то часть чаще всего становится преступной. Тогда мы говорим о деятельности криминальной направленности, в которой обязательно присутствует преступная ее часть, т.е. преступление. Понятие «профессия» должна оцениваться в первую очередь с нравственных позиций, а не ее технологического осуществления. Поэтому целесообразно ввести в употребление термин «деятельность криминальной направленности».
Деятельность криминальной направленности (ДКН) – это антипод профессиональной деятельности, т.е. это деятельность, противоправно направленная на изменение и преобразование реальности в своих собственных, эгоистических интересах, как правило, из корыстных побуждений. А объект, на который направлена такая деятельность, получает такие новые формы и свойства, которые превращают ее в незаконный предмет и продукт такой деятельности, который наносит вред обществу. Учитывая, что всякая деятельность включает в себя цель, средство, орудия, результат и сам процесс деятельности, деятельность будет криминальной направленности тогда, когда хотя бы один из элементов структуры деятельности в отдельности, в соединении с другим элементом или вместе с другими будут носить противоправный, незаконный характер, и это осознается субъектом такой деятельности. Это означает, что деятельность криминальной направленности – это такая деятельность, в структуре одного или нескольких элементов которой какое-то действие, поведение, операция или их элемент, связанные с определением цели или выбором средств и орудий, или полученный результат, или процесс осуществления подпадают под действие уголовного закона. Задача криминологии и уголовного права состоит в том, чтобы определить, какие из них подлежат криминализации, а какие нет. Последнее обстоятельство зависит от вида деятельности криминальной направленности, значимости для этой деятельности того или иного элемента, вида действия, поведения или операции в структуре того или иного элемента, а также роли субъекта этой деятельности (действия, поведения или операции), степени осознанности о противоправном (преступном) характере такой деятельности.
Деятельность будет криминальной (преступной) при условии, что все ее элементы будут подпадать под действие уголовного закона. Это значит, что ДКН может состоять из криминальной (преступной), противоправной, противозаконной и /или асоциальной, безнравственной и т.п. частей. В нее могут также входить части даже законного характера. Поэтому для характеристики многообразия частей такой деятельности и целесообразно ввести в оборот новый термин. Особенно такое положение складывается в ОП, где ОДКН носит организованный характер со многими элементами криминального и некриминального характера. Но вместе они направлены на достижение общей конечной цели и решение для этого общих задач ОГКН. Поэтому даже внешне законная деятельность ОГКН, такая как благотворительная деятельность и др., носит безнравственный оттенок, т.к. осуществляется за счет криминальной деятельности или из криминальных источников и поэтому должна порицаться общественной моралью, обществом в целом.
В криминалистике справедливо отмечают, что следует четко различать ОП (как социально-правовое явление) и саму ОПД, являющуюся частью понятия ОП. С этих позиций, по их мнению, группа, банда, группировка, организация, сообщество - все это формы ОПД. Конкретными же действиями – проявлениями ОП – являются создание организованной преступной группы, банды, преступного сообщества и т.п., руководство ими, участие в них, подготовка к совершению конкретных преступлений, непосредственное их исполнение, сокрытие следов и другие меры противодействия раскрытию и расследованию преступлений.
Криминалисты также считают, что ОПД включает в себя не только уголовно-наказуемые деяния, но и иные – осуществляемые в целях обеспечения функционирования преступного формирования, например, создание фирмы, коммерческих предприятий. Тем самым в механизме ОПД можно условно выделить криминальную и некриминальную части . С этим трудно не согласиться. Но в рамках ОПД такое деление невозможно. Только в ОДКН можно выделить некриминальную часть. Ведь криминальная часть представляет собой целостный механизм преступной деятельности. Если еще есть в нем некриминальная, т.е. не преступная часть, то, как же можно привлекать к уголовной ответственности за не преступные деяния. Если же конкретными элементами ОПД являются только создание самих формирований, руководство ими, участие в них и т.п., о чем говорилось выше, то, где же сама преступная деятельность, ради которой создавалась структура и которая превратила ОП в серьезную опасность даже для национальной безопасности России, самих основ российского государства, угрожая существованию самого общества . Вероятно, все гораздо сложнее, чем только создание банды, преступной организации и преступного сообщества именуемое как преступление. Речь должна идти в целом о деятельности криминальной направленности, которая обладает многообразием видов деятельности различной степени общественной опасности по различным основаниям, в том числе по степени организованности. В такой терминологии можно говорить о разных формах противоправного проявления, в том числе преступного, а не просто преступлении и даже не их некоей сумме. Должна быть криминализирована вся ОПД как система, которая может состоять как из отдельных видов преступной деятельности (к примеру, разведывательная и контрразведывательная деятельность ), так и совокупности преступных деяний, т.к. это является необходимым условием существования ОПФ как разновидности ОГКН, объективным условием их функционирования.
Рассмотрение любой деятельности как набора последовательно совершаемых действий – слишком упрощенный подход к проблеме ОПД. В современном мире деятельность с системных позиций – это система самостоятельных подсистем деятельности. Каждая из таких подсистем является функциональной разновидностью многогранной деятельности ОГКН. Исследования показывают, что ОПД состоит из многочисленных разновидностей ее ветвей. Сюда относятся основные, «производственные» и не основные, обеспечивающие виды деятельности. ОП, например, мимикрируя в легальные организации, занимаются многими видами нелегальной, в т.ч. преступной деятельности, не говоря уже о легальной деятельности, осуществляемой в соответствии со статусом официальной организации. Для выполнения как легальной, так и нелегальной деятельности необходимо осуществлять управленческую деятельность, деятельность по подбору исполнителей, финансовому, материально-техническому и т.п. обеспечению, разведывательную и контрразведывательную деятельность и многое другое. Но вся эта деятельность направлена на достижение главной цели, к примеру, – незаконному обогащению. Если какие-то виды деятельности не направлены на достижение этой цели, то они исключаются из ОДКН, тем самым они рассматриваются и оцениваются отдельно от нее. Если подобная деятельность в совокупности направлена на достижение такой цели, то она рассматривается как единое целое. Тогда тот или иной вид деятельности в рамках ОГКН в зависимости от степени общественной опасности следует рассматривать и оценивать в рамках той или иной отрасли права.
Так, на законодательном уровне с принятием федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. (с изменениями и дополнениями) закрепляется понятие экстремистской деятельности, которую следует – по нашей терминологии – признать разновидностью ОДКН. Отдельные направления экстремистской деятельности регулируются различными отраслями права (гражданско-процессуальным, административным, уголовным). При этом самой опасной признана деятельность, направленная как на организацию (создание, руководство) самого экстремистского сообщества, так и ее экстремистской деятельности. Это действительно отражает системный характер подобных социальных образований и их разносторонней деятельности. В этом же законе отражается процесс возможного сочетания легальной и противоправной (экстремистской) деятельности. Подобный закон, как представляется, целесообразно принять в отношении ОГКН и ОДКН, в котором следует отдельно выделить разные формы ОПФ и ОПД.
Анализ организованной преступной деятельности, как в нашей стране, так и в зарубежных странах, пишет Е.В. Топильская, с очевидностью свидетельствует о том, что организованная преступная деятельность всегда носит групповой характер. Если в характеристике преступной деятельности, пишет она, отсутствует этот признак, то ни при каких других обстоятельствах эта деятельность не может быть отнесена к сфере организованной преступности . Но этот признак как основной необходим вообще в групповой преступности. Для ОП главное не это. Исходя из вышерассмотренного, следует считать главным признаком в характеристике ОГКН (ОПФ) и ОДКН (ОПД) признак организованности, по которому они могут быть отнесены к ОП.
Объектом ОДКН являются многообразные общественные отношения по поводу разнообразных предметов материального мира. В условиях рыночных отношений такими предметами являются товары и услуги, духовные ценности и моральные устои, жизнь и здоровье, многое другое, что представляет интерес для ОП. Чаще всего ОП в сферу своей «экономической деятельности» включает незаконные товары и услуги, т.е. те из них, которые по своим качествам и свойствам либо прямо запрещены к товарному обороту нормативными актами (алкоголь, наркотики, оружие), либо производятся с нарушением технологических и иных производственных процессов (не стандартизированная и не сертифицированная продукция), либо опасны в гражданском обращении (ядерные отходы, ядовитые вещества), либо нелегально произведенные или добыты, либо контрабандно перемещены и т.п. В социальной сфере объектом ОДКН являются жизнь и здоровье (производство и продажа некачественных лекарств, нецелевое расходование бюджетных средств, трансплантация органов), честь и достоинство (проституция, торговля людьми), образование и т.д. В политической сфере объектом ОДКН является власть или «приватизация» власти (подкуп чиновников, занятие гос. должности, черный пиар). В духовной сфере объектом посягательства становятся культурные ценности, недвижимость, деятели культуры.
Субъектом ОДКН являются ОГКН, о которых было сказано выше. Это, как правило, коллектив индивидов, у которого четко выраженная антиобщественная направленность деятельности, всячески скрываемая от социального контроля.
Как и любая деятельность, ОДКН осуществляется с помощью определенного набора средств, приемов и способов, т.е. специфических форм и методов. Он определяется ее целями, видами, состоянием, условиями и иными факторами. ОДКН осуществляется с применением насилия, шантажа, запугивания, угроз и т.п. действий криминальной направленности.

1.4. Системный анализ организованного управления (руководства) криминальной направленности

Когда речь идет об ОП, то обязательным ее свойством как организованной системы будет организованное управление, которое обеспечивает сохранение и развитие, упорядочение ее организационных структур, взаимодействие их с окружающей средой и достижение цели системы, организует их криминальную деятельность и обеспечивает тем самым поступление сверхприбылей. Это один из основных признаков ОП, отличающий её от неорганизованной преступности. В то же время элементы управления могут наблюдаться и в других видах преступности, но управление в них не носит характера организации системы специфического вида деятельности каким является управленческая деятельность.
В социологии под управлением в социальных организованных системах понимается систематическое воздействие субъекта управленческой деятельности (человек, группа лиц, специально созданный орган) на объекты управляющего воздействия (человек, коллектив, организация). Социальное управление – это воздействие на потребности, мотивацию, ценностные интересы людей, объединенных в такие социальные общности, которые созданы и функционируют для достижения общей цели, а взаимодействие входящих в них индивидов (групп), их социальные роли и функции, права и обязанности определенным образом организуются и управляются. В структуре любой организации, даже небольшой по численности входящих в нее людей, ориентированной на выполнение нескольких функций, возникает необходимость в управлении ими, а значит и в появлении для этого специальных людей или их групп, специально занимающихся управленческой деятельностью .
Сущность управления с позиций той части теории социальных систем, которая занимается явлениями институциализации образцов ценностных ориентаций, состоит в формировании относительно устойчивых норм и стандартов, регулирующих соответствующие типы социальной деятельности отдельных личностей и их общностей. Такая институциализация обеспечивает стабильность нормативных стандартов, следовательно, и стабильность действий соответствующей системы. Если ценности являются первичными образцами поведения, то нормы – интегрирующими, типовыми образцами функционирования коллективной организации с множеством социальных ролей. Управление имеет характер открытой системы.
В ОПГ (банде), как правило, наблюдается управление лидером или главарем на основе криминальных образцов поведения. В более сложных структурно оформленных преступных формированиях устанавливается своеобразный свод правил, содержащий уже и нормы поведения членов организации и осуществления всей преступной деятельности. Наличие организационной структуры и институционального нормативного комплекса обеспечивает стабильность и устойчивость организации.
Из теории организации известно, что процесс управления крупными организационными системами становится возможным лишь при представлении их в виде совокупности отдельных подсистем. Структура взаимодействия подсистем в организованной системе в большинстве случаев является иерархической, построенной на принципе подчинения. Иерархическая структура управления отмечается в большей степени в преступных формированиях типа организации – системы, чем организации – комплекса. Иерархические системы управления строятся по закону необходимого разнообразия, который означает, что разнообразие управляющей системы должно быть не меньше разнообразия управляемого объекта. Это означает, что для управления сложной системой управляющая система должна иметь значительное собственное разнообразие в виде самостоятельных управляющих подсистем, каждая из которых решает свою задачу в пределах своей самостоятельности. Такое многообразие в управляющих подсистемах наблюдается в преступных организациях либо преступных сообществах, где имеются органы управления для организации в целом и самостоятельное управление в структурных подразделениях. На уровне организованной преступной группы, тем более неорганизованной преступной группы в РОП не отмечалось не только органа управления с таким многообразием управляющих подсистем, но самого органа управления как такого.
Выделяют следующие черты, свойственные иерархической системе: 1) приоритет в принятии решения одной из подсистем; 2) расположение подсистем по уровням иерархии в соответствии с приоритетом принимаемых решений; 3) наличие управляющих связей между подсистемами высшего и низшего уровнями; 4) осуществление координации между подсистемами на основе обобщенной информации о поведении всей системы, исходящей из подсистемы высшего уровня; 5) наличие права для подсистем нижнего уровня принимать самостоятельные решения в пределах принимаемых задач подсистем верхнего уровня.
Использование иерархических структур означает переход от централизованного управления к децентрализованному управлению. Их отличие проявляется, во-первых, в том, что для систем с централизованным управлением существует единый критерий оптимальности для всей системы в целом, а для иерархических систем каждая из подсистем, входящих в их состав, имеет свои локальные критерии оптимальности. При этом они могут иметь свои цели, не согласованные с целью всей системы. Во-вторых, для централизованных систем управление выбирается для всей системы одновременно, а для иерархических систем выбор управляющих воздействий в подсистемах осуществляется последовательно (каждая подсистема обладает правом автономного функционирования).
Анализ РОП, в частности Дальневосточного региона, позволяет сделать вывод о смешанной системе управления: централизованной иерархической системе управления. Так, автор данной работы и Г.Ф. Маслов , исследуя ОПФ в названном регионе, отмечают разветвленную, иерархическую систему их построения, основанное на принципе «главное – дочернее». «Дальневосточный воровской общак» (Хабаровск) связан с «Сибирским общаком» (Иркутск) и «Московским центром» (Москва). Дальневосточный общак имеет своих «ответственных» во всех краях и областях Дальнего Востока, которые в свою очередь имеют ответственных за район, город, село, улицу, направление или вид деятельности, за выполнение определенных функций, направленных на организацию структуры, поддержание ее жизнедеятельности и т.д. Внутри Дальневосточного общака управление осуществляется монопольно, с делегированием ряда функций ближайшим помощникам лидера общака. Параллельно с Дальневосточным общаком существуют не управляемые им ОПФ, находящиеся с ним в постоянной борьбе за сферы влияния, взносы в общак, подчинение ему.
В социальных системах управление можно охарактеризовать как целенаправленную и целеустремленную деятельность, в ходе которой индивидуумы стремятся оказать влияние на систему, изменить её свойства в необходимом направлении, привести её в соответствие с объективными закономерностями, действующими в данной среде. Управление – это процесс воздействия управляющей системы или субъекта на управляемую систему - объект .
При этом организация управленческого процесса в них является одной из основных функций ОП. Уровни организации системы управления влияют на уровни ОГКН как структурных образований. Функция управления может быть выделена в самостоятельную функцию, которая требует, как правило, самостоятельных органов управления, что мы наблюдаем в отдельных видах ОПФ (преступной организации, преступном сообществе).
1. Органами управления ОП, как управляющей системы, выступают например, сходки, как временные коллективные органы, либо постоянно действующие (объединения «воров в законе»). Это то, что принято в традиционной уголовной среде.
Практически в каждом ОПФ можно выделить несколько структурных звеньев разного уровня управляемости: на нижнем уровне – исполнительные звенья; на среднем – организационно-контрольные звенья и группы безопасности; на верхнем – руководящие звенья .
Для организованных преступных групп, как низшего уровня организации, характерно упрощенная форма управления. В ней обычно двухзвенная структура управляемости: главарь группы (банды) и исполнители. Преступная деятельность группы складывается из серии преступлений. Они наиболее часто выявляемы. К тому же спонтанно образуемые для совершения конкретных преступлений, они быстро распадаются под воздействием внутренних противоречий и внешних обстоятельств. Действуют чаще самостоятельно от других групп. Административная (руководящая) функция в самостоятельный вид деятельности, как правило, не выделяется. Эта функция в основном совпадает с организацией совершения конкретных преступлений. Преступной группой данного уровня организации используются традиционные формы и методы совершения преступлений, применяемые в уголовной среде. Поэтому раскрытие и расследование преступлений, совершаемые ими, со стороны правоохранительных органов не представляет особой сложности.
Преступные организации обладают более высоким уровнем организации управления. Организация создается как средство достижения цели через функциональное объединение и регламентацию поведения, которая не может быть достигнута одним человеком. Для них совершение преступлений становится промыслом с целью незаконного сверх обогащения, которая уже требует разделения труда. Организация совершения преступлений объективно ведет к возникновению разнообразия операций. Возникают функции, не только связанные непосредственно с подготовкой совершения преступлений, но и обеспечивающие их гарантированное совершение. Помимо организаторских и исполнительских функций по совершению конкретных преступлений, появляются специальные функции по планированию преступлений и преступной деятельности, обеспечению безопасности их совершения и осуществлению, личной безопасности членов ОГКН, а также безопасного использования добытых капиталов преступным или иным незаконным путем. Для исполнения таких организационных, обеспечивающих и иных «непроизводственных» функций создаются специальные подразделения. По содержанию обозначенных функций они на первый взгляд не являются преступными, но по цели самой ОГКН, личностным характеристикам их состава, методам осуществления и другим основаниям они могут иметь криминальную направленность или быть преступными при их осуществлении.
С возрастанием численного состава и разнообразия деятельности преступных формирований усложняется управляемость ими как организованной системой. Устанавливается множественность структурных связей, что приводит к противоречиям между членами преступной организации, между различными функциями, выполняемыми ими, между конкурирующими организациями и т.д. В связи с этим образуются органы управления или руководящее ядро организации, выполняющие только управленческие функции. Отношение к совершению преступлений - только косвенное. Раскрытие и расследование преступной деятельности такой организации вызывает у правоохранительных органов особые сложности. Документирование и доказывание преступной деятельности происходит на уровне отдельных преступлений, что ведет к завуалированию преступной организации, искусственному расчленению её на отдельные организованные преступные группы низшего уровня организации, прекращению уголовного преследования в отношении тех членов преступной организации, которые непосредственно не участвовали в совершении конкретных преступлений. Уголовная ответственность за создание преступной организации или участие в ней в таких случаях не наступает. Социальный и государственный контроль над организованными преступными организациями отсутствуют. Негативные последствия этого мы сегодня и наблюдаем. Помимо уголовно-правового воздействия на подобные организации, необходимо выработать иные формы государственного воздействия, например, административно-правовые, оперативно-розыскные и др.
Еще сложнее обстоит дело с преступными сообществами. Вероятно, по этой причине законодатель не выделил в самостоятельный состав преступления уголовную ответственность за их создание и участие в них.
Как социальная организация преступное сообщество выполняет чисто управленческие функции. К ним большей частью относятся идеологические, координационные, контрольные, разрешительные, карающие функции и т.п., которые входят в единую систему преступной деятельности, но законодательно не закреплены и тем самым не подпадают под уголовный запрет. Их деятельность практически легализована. Действуют они открыто под вывесками различных официальных структур. Также открыто они взаимодействуют с государственными органами власти различного уровня. Получают от них всяческую поддержку и помощь. В свою очередь, государственные структуры опираются на их финансовую мощь и авторитет . Население рассматривает преступные сообщества с их влиянием на общественные процессы как альтернативные «органы власти» с более эффективным управлением этими процессами. В результате функционирования преступного сообщества с подобными функциями значительная часть населения вольно или невольно втягивается в «серую» или криминальную деятельность. С ослаблением государственного влияния на общественные процессы и усилением на этом фоне влияния на них криминальных организационных структур образуется мнимый баланс общественных интересов. Все это ведет общество к его криминализации в целом, еще большему расслоению общества на богатых и бедных, бездуховности, нравственному падению, бескультурью, социальной незащищенности всех слоев общества, в конечном итоге, к замораживанию здоровых начал развития общества.
Структурное построение преступных формирований среднего и высшего уровня управления обеспечивает их устойчивость за счет координационного и субординационного построения, выполняющего роль согласования функций в первом случае - по горизонтали, а во втором – по вертикали. В преступных формированиях этих уровней их компоненты (группы, организации, собственные подразделения) функционально зависимы, то есть они выполняют строго определенные функции, которые только в комплексе дают конечный результат. Хотя они могут выполнять и побочные для преступной системы в целом функции, но значимые для себя. Например, заказное убийство может быть совершено по приказу самой преступной системы, а может выполняться как посторонний заказ, либо как чья-то месть и т.д. Но общее состояние системы должно находится в причинной зависимости от выполняемых её компонентами функций.
Целостность преступного формирования связана и с интеграцией факторов, влияющих на её управляемость. Управление – это не только сознательное, целеустремленное воздействие системы на свои компоненты и свою внешнюю среду функционирования, но и стихийное, спонтанное неформальное управляющее воздействие. Для сохранения устойчивости и целостности себя как системы, устанавливается порядок взаимодействия внутри и вне системы. В этих целях нарушение порядка строго карается. В преступных общностях устанавливается «воровской порядок». Он основан на насилии, жестокости, воровских традициях, убийствах. Эти методы руководства проявляются не только в нелегальных, но и в легальных, официально существующих под видами коммерческих и некоммерческих организаций и учреждений, преступных образованиях. Вообще выявление незаконных, порой и криминальных, методов руководства позволяет с определенной долей уверенности предполагать о противоправном или преступном характере структурного образования или его деятельности.
Концептуальная модель ОП как социальной организованной системы позволяет выявлять также коммуникационные связи преступного образования как с внешней средой, другими структурными образованиями, так и с вышестоящей системой, частью которой оно является. Эти связи позволяют определить границы системного образования. Если они необходимы, прямо и непосредственно участвуют в создании системных свойств образования, то налицо компонент систем. Внешние компоненты и системы действуют опосредовано. Чем выше уровень организации системы, тем она более зависима от внешней среды, но и больше воздействует на неё. В частности, ОПФ имеют такие коррупционные связи с органами власти, которые являются их существенной чертой, необходимой как условие их существования. Но и через коррумпированных чиновников или коррумпированные структуры власти организованные преступные образования активно влияют на деятельность последних в свою пользу. При этом госслужащие могут даже входить в состав преступного формирования. Это широко наблюдается на уровне организованных преступных групп или банд. Нередко в их состав входят работники правоохранительных органов, военных ведомств и законодательных (представительных) органов власти, призванные бороться с преступностью.
Выявление криминологически значимых черт и свойств ОП как системно-структурного социального явления необходимо для формулирования не только уголовно-правовой, но и иной её характеристики с целью выработки конкретных мер правового и иного вида социального контроля над ней со стороны, прежде всего, государства. Во второй главе книги данный подход будет реализован применительно к административно-правовым мерам воздействия на ОП.
Выше отмечалось, что ОП характеризуется прежде всего наличием организационных и управленческих начал в организации и руководстве формированиями, деятельностью и самого процесса управления и руководства криминальной направленности.
В условиях рыночной экономики управление в ОП, особенно в сфере экономики, является важнейшим ее экономическим ресурсом. Экономическая ОП (ЭОП) тем криминально эффективнее, чем эффективнее управление объединениями и их деятельностью. Эффективность для ОГКН означает их способность к выживанию в конкурентной среде. Для них в ходе так называемой рыночной реформы была создана конкурентная среда. ОП в экономике показала свою способность к самоорганизации и саморазвитию, а также адаптивность, гибкость, совместимость, автономность, иерархичность и надежность ОП как системы. В первом случае ОГКН используют свой внутренний резерв, а во втором – возможности внешней среды. Для долгосрочного перспективного функционирования и существования ЭОП требуется организация управления сложными иерархическими образованиями (объектами управления), а его эффективность определяется способностью субъекта управления к их упорядоченности и устойчивости как систем. Новой наукой о совместных действиях управляемых систем является синергетика, которую некоторые ученые рассматривают как часть общего системного анализа . Такую эффективность управления могут обеспечить только соответствующие управленческие уровни. С точки зрения теории самоорганизации в сложных иерархических системах, к которым относим ОП, управляющие уровни необходимы для:
 фиксирования внутренних и внешних воздействий, возникающих в параллельных системах или системах высшего уровня;
 сжатия и обработки информации об этом;
 отбора внутренних импульсов, которые позволяют системе адаптироваться к этим воздействиям .
На разных исторических этапах становления и развития РОП видно, как возникали одни организованные преступные формирования и отмирали другие, как на смену одним уровням управления приходили другие. Сегодня специалистами выделяются в РОП уже преступные сообщества только с управленческими функциями. При существующей уголовно-правовой разработанности вопроса соучастия в организационной форме делает их неуязвимыми от уголовного престследования.
Характерно, что импульсом к самоорганизации РОП является запредельный уровень конфликтности между самими преступными группировками и/или преступными группировками и государством, который, выливаясь в криминальные войны, приводит, как это ни парадоксально, к новому качественному состоянию РОП. ОП в результате этих изменений становится более упорядоченной и устойчивой к изменениям внутри общества (государства). Такое ее состояние становится возможным в результате постоянного повышения уровня организованности. В последнее время заговорили уже о транснациональной организованной преступности (ТОП). Это означает, что появились международные организованные уровни и формы ОП. Поэтому борьба с ОП с целью снижения уровня организации, а значит и перспектив развития, должна быть направлена прежде всего на ее организованные уровни и организационные формы. ОП уже достигла такого уровня согласованности структурных элементов, что можно говорить о высоком потенциале для самоорганизации и саморазвития, что делает ее способной к новому витку этих процессов. Базой такого успешного развития ОП и появления новых форм и уровней организации является постоянный обмен информацией между ОП и обществом как открытыми системами. По законам синергетики современный объем информации приводит к созданию иерархической системы управления в ОП, элементами которой выступают различные уровни и формы организованности: от низших до высоко организованных.
А.И. Долгова предлагает преступную деятельность считать организованной в том случае, если она состоит из совокупности, а не системы, организованных преступлений . В своей новой книге Азалия Ивановна говорит об ОПД как системе взаимосвязанных организованных преступных деяний либо целостной системе организованных преступлений, между которыми существуют устойчивые взаимосвязи .
Если исходить из понятия системы, состоящей из иерархически построенных взаимосвязанных самостоятельных элементов, составляющих замкнутый цикл каких-то действий, то деятельность криминальной направленности состоит из многих действий, актов, поступков, операций. Они выполняются в определенной последовательности, определенными субъектами, в разном масштабе и объеме, для каждой своей цели и т.д. Какие-то из них могут совершаться с нарушением уголовного закона, другие с нарушением других отраслей законодательства. Такие разнохарактерные элементы требует интеграции в единое целое. Это возможно только с помощью управленческих процедур, образующих в свою очередь самостоятельную управленческую деятельность. В ней также могут быть процедуры преступного характера (например, преступный способ получения информации или незаконное владение информации, относящейся к государственной тайне или секретной). Все вместе они могут быть только в системе, отсюда и вся деятельность представляется как системное образование со всеми необходимыми атрибутами, но уже криминальной направленности.
Значит, помимо ОГКН и ОДКН криминальную направленность может иметь и организованная управленческая деятельность в качестве самостоятельного элемента ОП как системы.

1.5. Классификация организованных группировок и организованной деятельности криминальной направленности

Классификацией называется распределение некоторой совокупности объектов на классы по наиболее существенным признакам. Признак или их совокупность, по которым объекты объединяются в классы, являются основанием классификации. Класс – это совокупность объектов, обладающих некоторыми признаками общности.
К построению различного рода классификации существуют следующие требования:
 в одной и той же классификации необходимо применять одно и то же основание;
 объем элементов классифицируемой совокупности должен равняться объему элементов всех образованных классов;
 члены классификации (образованные классы) должны взаимно исключать друг друга, т.е. должны быть непересекающимися;
 подразделение на классы (для многоступенчатых классификаций) должно быть непрерывным, т.е. при переходах с одного уровня иерархии на другой необходимо следующим классом для исследования брать ближайший по иерархической структуре системы .
В нашем случае речь пойдет о классификации асоциальной организации криминальной направленности и ее организованной деятельности, а также организованного управления организацией и деятельностью.
Организацию можно представить как единство организационной структуры и организационного процесса . Как уже мы знаем, организационная структура представляет собой единство людей и условий их деятельности, находящихся в определенных соотношениях и взаимосвязях. Действия, направленные на создание такой структуры, необходимых предпосылок ее функционирования и обновления, получили название организационного процесса.
Организационные процессы сводятся к двум группам: процессам функционирования и процессам развития.
Под функционированием понимают деятельность организации, непосредственно связанную с сохранением ее как целого на основе постоянного поддержания сложившихся отношений и связей, обмена ресурсами, энергией, информацией как внутри себя, так и с внешней средой.
В криминологии при изучении ОП процесс функционирования ОПФ всегда отождествляется с процессом ее деятельности. Но как видим это различные процессы, которые требуют самостоятельного изучения. При функционировании речь идет о самой ОГКН как организации, целях ее функционирования. Это значит, что сами ОГКН могут различаться по цели, способу, структурному построению, методам, организации самого процесса функционирования, управления и руководства им.
Нами уже отмечалось, что целью любой организации является организация той ее деятельности, ради чего она создается. Это может означать только то, что, например, ОПФ непосредственно создается не для извлечения прибыли, а для организации извлечения такой прибыли путем осуществления преступной деятельности посредством ее организации. Получение сверхприбыли – это опосредованная цель для самой организации. Такая цель у самого системного явления, к которой мы относим ОП. Она может быть у тех, кто непосредственно создает преступную организацию и организует ее процесс деятельности. Организаторы и руководители ОПФ могут иметь свою долю от сверхприбылей, а рядовые исполнители – только установленную им заработную плату, а не долю от сверхприбыли. Но вся их работа направлена на получение этой сверхприбыли. Это значит, что все они (организаторы, руководители, специалисты, исполнители) работают на достижение единой для все системы преступной цели – получение сверхдохода.
Отсюда само создание ОГКН должно быть криминализировано, если ее целью является организация деятельности по извлечению преступных сверхприбылей. Любая социальная организация не создается ради ее самой. Она создается для осуществления какой-то деятельности. ОПФ создается для осуществления преступной деятельности. ОГКН создается для осуществления организованной деятельности криминальной направленности. Отличие между ними в том, что создание некоторых видов ОПФ (ПО, ПС) уже является преступлением. А создание ОГКН может и должно быть криминализировано по своей сути асоциальной организации, организационно направленной на осуществление организованной деятельности, приносящей или могущей причинить вред личности, обществу и государству. Либо в структуре ОГКН имеются структурные подразделения (например, ОПФ), которые созданы, функционируют или осуществляют свою деятельность, вопреки интересам, охраняемые уголовным законом.
Процесс развития связан с преобразованиями любой организации во всех ее значениях в связи с изменениями требований внутренней и внешней ее среды. В результате таких постоянных преобразований и перехода к новому качественному состоянию организация восстанавливает нарушенное вследствие накопившихся изменений внутреннее и внешнее равновесие, без которого невозможно ее дальнейшее функционирование как организации, осуществление деятельности ради которой она создавалась.
В этой связи организация может претерпеть такие изменения, которые могут привести к появлению новых структурных элементов, исчезновению старых, изменению ее функции и т.д. В связи с этим могут появиться совершенно новые виды и типы организации, либо исчезнуть полностью старые. То же явление мы наблюдаем в ОП, когда количественный рост групп приводит к необходимости их организовывания. Это значит, что преступная группа преобразуется в организованную группу, в которой появляются новые цели, задачи, функции. Разрастается криминальное поле их деятельности. Появляются новые виды и типы преступных организаций.
В теории организации существует различная классификация организаций как системы .
Так, с точки зрения легитимности деятельности организации делятся на официальные (формальные) и неофициальные (неформальные).
Формальные организации создаются для решения конкретных задач производственного, хозяйственного характера и др., являются юридически узаконенными, существуют в определенном правовом пространстве, их деятельность регламентируется соответствующими нормативными актами.
Особенностью РОП является то, что каждый руководитель ОПГ (ПО, ПС) является руководителем или соучредителем 3-6 официальных предприятий .
Неформальные организации существуют как совокупность юридически не зафиксированных в основном вне служебных контактов между людьми, преследующие определенные личные цели, достижение которых не обеспечивается их членством в официальных организациях.
По степени легитимности (законности) образования и существования организационные структуры ОГКН можно также разделить на легальные и нелегальные структуры.
Легальные организационные структуры ОГКН могут представлять собой законным образом оформленные физические и юридические лица, в качестве хозяйствующих субъектов, государственных и общественных объединений (организаций, учреждений, фондов, движений) и т.п., в рамках которых скрытно функционируют и осуществляют противоправную деятельность неформальные организационные структуры или организованные образования.
Нелегальные организационные структуры ОГКН создаются, функционируют и осуществляют деятельность на незаконных основаниях.
С точки зрения статуса организации по отношению к своим членам организации делятся на первичные и вторичные, что применимо к ОГКН.
Первичные организации для объединенных ими людей выступают как внешняя данность, созданная и существующая независимо от них. Такие организации приоритетны над своими членами. Первичными будут легальные организационные структуры ОГКН по отношению к тем ее сотрудникам, которые в силу своих официальных статусов и служебных обязанностей вынуждены работать в ней.
Вторичные организации создаются их членами, которые наделяют организацию определенными правами и ресурсами. Они существуют в двух формах: корпоративные и ассоциативные организации.
К корпоративным относятся организации, члены которых готовы для достижения своих целей пожертвовать своим суверенитетом. Примером является «воровской общак» как преступная организация по сбору и распределению денежных и иных средств среди криминального братства, которая диктует свою волю этому братству для достижения каких-то общих целей. Организационно она проявляется в виде «сходок» - своеобразным общим собранием уголовных авторитетов и лидеров влиятельных ОПФ.
Организации ассоциативного типа создаются своими членами для повседневной координации их деятельности без потери ими суверенитета, поэтому не обладают даже условным приоритетом над ними. К подобного рода организации можно отнести «воровские сходки», «стрелки», криминальные третейские суды и т.п., которые представляют собой временную организационную структуру для решения возникшей проблемы.
С точки зрения взаимодействия отдельных элементов организации подразделяются на механистические и органические.
Механистические организации характеризуются жесткой структурой, официальным характером отношений, регламентацией всех сторон деятельности. К ним можно отнести ОГКН, в которых легальные организационные структуры полностью совпадают с нелегальными структурами. Например, создается хозяйствующий субъект, полностью нацеленный на легализацию (отмывание) криминальных доходов.
Органические организации характеризуются размытостью структуры, со значительной самостоятельностью отдельных звеньев, широкой специализацией. Организации такого типа преобладают в сферах деятельности, характеризующихся нестабильностью, сложностью, неопределенностью целей и задач. Чаще всего они связаны с инновационными процессами.
Организации, в том числе ОГКН можно разделить по способу их формирования. Примером такого деления является классификация, данная украинскими специалистами в сфере экономики. Как нами было показано ими выделяется пять способов формирования: формально-производственный, управленческо-волевой (договорный), нелегитимно-производственный, функционально-договорный, ситуативно-волевой. При первом способе организованные группы создаются в структуре различных легальных организаций, учреждений, органов, официальных предпринимательских структур; втором способе – преступные формирования образуются как бы «сверху» (из «центра»); третий – в структуре теневого производства, теневой приватизации; четвертый – преступные организации создаются по согласованию преступных лидеров между собой для выполнения определенных задач и функций, под определенные объекты посягательства, производства определенного вида товаров или услуг; пятый – связан с совершением базовых преступлений организованными группами корыстно-насильственной и корыстно-хозяйственной ориентации. По нашему мнению названные преступные формирования можно отнести к организациям типа ОГКН. Они подпадают под все указанные нами признаки и деления на виды, которые мы рассмотрели.
Для РОП характерно, что в сфере экономики образование ОГКН инициируется внешней по отношению к ним средой с собственным управлением. Это способствует их оптимизации, укрупнению и затем они функционируют совместно с официальными организационными структурами в рамках хозяйствующих субъектов, государственных организаций и т.п. для достижения общей для них цели – получения сверхдоходов. Только эти сверхдоходы официально не фиксируются, а распределяются внутри ОГКН, либо фиксируются, но расходуются, как часто пишут в актах проверок, «не по назначению».
С точки зрения теории организации, применительно к ОГКН последние можно делить по степени сложности структуры организации. Для этого берется организационная форма организации, основой которой является организационная структура. Сложность ее определяется наличием, к примеру, уровней организационных связей, т.е. наличием иерархических уровней структурных подразделений. Тогда ОГКН можно классифицировать на: ОГКН с простой и сложной формой построения организационной структуры.
ОГКН с простой формой организационной структуры будет такая группировка, в которой, например, легальная и нелегальная организационные структуры совпадают. В ОГКН со сложной формой эти две структуры полностью или частично не совпадают.
Классификация распространяется также на процессы функционирования и деятельность ОГКН как организаций.
С позиций значимости функций ОГКН для ее функционирования можно делить ее структурные подразделения на основные и вспомогательные. В зависимости от этого к основным подразделениям можно отнести те из них, выполнение функций в которых ведет к достижению цели ОГКН как организации. Вспомогательные подразделения создают условия для эффективного функционирования ОГКН и осуществления ею основной «производственной деятельности».
В ОГКН с простой формой организационной структуры «производственная деятельность» будет основной, а управленческая деятельность будет вспомогательной. В ОГКН со сложной формой организационной структуры, наоборот, управленческая деятельность будет основной, т.к. она является для нее «производственной».
Классификация ОГКН и ее деятельности по различным основаниям имеет множество вариантов. Она позволяет вычленить из массы ОГКН те из них, которые имеют место в конкретных условиях, конкретном месте и конкретное время. Это имеет первостепенное значение для установления различных видов юридической, в том числе уголовно-правовой, и иной ответственности.

Страница: 1 2 3 4 5