Hotline


Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. 2001г.

 Версия для печати

 

book_6.zip (0 байт)  

В издании, созданном коллективом авторов при содействии Владивостокского центра по изучению организованной преступности, освещается важнейшая проблема современной жизни общества, актуальность которой как в нашей стране, так и за ее пределами определяется исключительно опасным размахом криминальной деятельности преступных группировок, масштабы которой и высокая степень организованности приобретают уже наднациональный характер и требуют в борьбе с ней объединенных усилий органов правоохраны всего мирового сообщества.

 

Приложения, ссылки и таблицы доступны в прикрепленном архиве книги.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава I. Общая характеристика транснациональной организованной преступности
1.1. Транснациональная организованная преступность: определение понятия
1.2. Субъекты транснациональной организованной преступности и основные принципы их защиты от социального контроля
1.3. Транснациональная организованная преступность: основные модели организации (общий анализ)
1.4. Транснациональная организованная преступность: виды основных мировых организаций

Глава II. Транснациональная организованная преступность в регионах мира

2.1. Транснациональная организованная преступность в Соединенных Штатах: определение проблемы
2.2. Транснациональная организованная преступность на Дальнем Востоке мира: межгосударственные черты
2.3. Транснациональные проявления организованной преступности на Дальнем Востоке России: предпосылки и общая характеристика
2.4. Основные формы проявления транснациональной организованной преступности на Дальнем Востоке России

Глава III. Отдельные виды транснациональной организованной преступности

3.1. Торговля людьми как одна из форм проявления организованной преступности
3.2. Правовая борьба с незаконной торговлей людьми
3.3. Приморские сексрабыни на международном рынке
3.4. Наркобизнес в зоне «Ошского узла»

Приложение I

1. Всемирный отчет о преступности (перевод доклада ООН)
2. Организованная преступность и коррупция: дилеммы перед Путиным
3. Коррупция в эпоху после Ельцина
4. Организация Объединенных Наций и транснациональная преступность
5. Венская декларация о преступности и правосудии

Приложение II.

1. Научная жизнь (обзоры конференций)
2. Библиография литературы по организованной преступности

Авторский коллектив

 Аминьева Я.А. аспирантка Юридического института ДВГУ……Приложение ( Вместо комментария к докладу CSIS)
 Буряк М.Ю. аспирантка Юридического института ДВГУ … Приложение (отчеты о научной конференции в Харькове и Круглом столе во Владивостоке).
 Ерохина Л.Д. к.ф.н., проф., заведующая кафедрой философии ВГУЭС…3.3.
 Зеличенко А.Л. офицер антинаркотического проекта ООН … 3.4.
 Иванов А.М. к.ю.н., заведующий кафедрой экономики и права Артемовского института ДВГУ, ведущий исследователь Владивостокского Центра по изучению организованной преступности…2.2. Приложение (отчет о Национальном антикоррупционном семинаре).
 Номоконов В.А. д.ю.н., проф., директор Владивостокского Центра по изучению организованной преступности … Введение, Приложение (Библиография литературы об организованной преступности, отчеты о научных конференциях).
 Репецкая А.Л. к.ю.н., доцент Иркутской экономической академии, директор Иркутского Центра по изучению организованной преступности … 1.1 – 1.4.
 Стокер С. проф. Американского университета, содиректор Объединенных исследовательских центров по изучению транснациональной преступности и коррупции… 3.1.
 Шелли Л. проф. Американского университета, директор Центра по изучению транснациональной преступности и коррупции… 2.1. Приложение (Коррупция в России в эпоху после Ельцина).
 Шульга В.И. к.ю.н., старший научный сотрудник, ведущий исследователь Владивостокского Центра по изучению организованной преступности … 2.3 - 2.4. Приложение (отчет о научной конференции).


ВВЕДЕНИЕ

Вниманию читателей представляется новая книга, подготовленная творческим коллективом Владивостокского Центра по изучению организованной преступности Юридического института ДВГУ. В написании данной работы приняли непосредственное участие также ведущие сотрудники Центра по исследованию транснациональной преступности и коррупции Американского университета в Вашингтоне (TraCCC) - проф. Луиз Шелли и Салли Стокер, директор Иркутского Центра по изучению организованной преступности Анна Репецкая и другие исследователи.
1. Эта и предшествующие работы выполнены в рамках гранта Министерства юстиции США. В соответствии с названным грантом во второй половине 90-х годов в Вашингтоне при Американском университете, а впоследствии в России (в Екатеринбурге, Иркутске, Москве, Санкт-Петербурге и во Владивостоке), а также на Украине были созданы так называемые Объединенные исследовательские центры (United Research Centers) .
Следует отметить, что взаимодействие названных исследовательских центров с TraCCC было - особенно за 2000 год - достаточно интенсивным и конструктивным. В ноябре 1999 г. и в июне 2000 г. состоялись встречи директоров центров в Вашингтоне и Будапеште, в августе 2000 г. в Санкт-Петербурге было проведено совещание координаторов проектов. Особо следует сказать о полезных рабочих встречах в Министерстве юстиции США со Скоттом Бойланом, курирующим образовательные и исследовательские программы в России и Украине, а также руководством отдела по борьбе с рэкетом и организованной преступностью Управления по уголовным делам Департамента юстиции, в библиотеке Конгресса США и других.
Был организован и проведен целый ряд совместных научно-практических конференций, семинаров и круглых столов. Отчеты о тех из них, в которых приняли участие сотрудники Владивостокского Центра, публикуются в Приложении к данной книге.
Исследовательские центры России и Украины были обеспечены новейшей литературой по теме гранта на английском языке. Значительная часть книг и других материалов усилиями сотрудников Владивостокского Центра переведена на русский язык. Часть этих переводов размещена на вебсайте ( www.crime.vl.ru ).
В центре внимания наших исследователей были и остаются закономерности возникновения, развития и преодоления такого опаснейшего социального явления, как организованная преступность и тесно с ней связанных коррупции, отмывания грязных денег, заказных убийств, наркобизнеса и. т.п.
2. Владивостокский Центр с 2000 года совместно с другими участниками приступил к новому исследовательскому проекту – изучению транснациональной организованной преступности. Во многом это объясняется тем, что именно на Дальнем Востоке России, в ее пограничном регионе особенно ощущается процесс выхода криминальных структур за пределы государственных границ. Представляемая книга – первое монографическое исследование Центра на данную тему.
Научный интерес к объективно складывающимся тенденциям развития организованной преступности (ОП) в мире закономерно подвел нас и к сравнительно недавно появившейся самой «темной» ее части – транснациональному блоку.
По справедливой оценке А.И. Долговой, одного из ведущих криминологов, ОП никогда не остается в рамках границ того или иного государства, со временем она неизбежно принимает транснациональный характер .
Международное сообщество сегодня вынуждено констатировать, что преступные организации осуществляют свою деятельность в мире, который для них, в сущности, не имеет границ, в то время как правоохранительные органы вынуждены действовать в пределах национальных государственных границ .
Транснациональная организованная преступность (ТОП), а точнее транснациональный аспект ОП, представляет собой наиболее сложный объект для научного исследования. Если ОП, как известно - высоко латентное явление, то ТОП имеет еще более неосязаемый, «виртуальный» характер.
Не случайно в отечественной литературе эта проблема еще практически не стала предметом специального монографического описания, лишь в ряде работ она рассматривалась в качестве частного вопроса . В 1997 г. была опубликована небольшая книга Ю.А. Воронина . В целом транснациональной преступности посвящены четыре книги, изданные на Украине, в России и в Белоруссии, были посвящены .
Даже в мировой криминологической литературе, довольно обширной, еще не выработано такого более или менее устоявшегося или общепринятого определения понятия, как ОП вообще и ТОП в частности. То же самое можно сказать и о международных документах, в том числе ООН, пока что не зафиксировано признанное странами сообщества определение названных явлений, хотя специальная Конвенция ООН по борьбе с транснациональной организованной преступностью летом 2000 г. была подготовлена уже в окончательной редакции, в ноябре этого же года утверждена Генеральной Ассамблеей ООН, а в декабре она была открыта для подписания (от России ее подписал С. Иванов).
На десятом конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (апрель, 2000 г.) отмечалось, что даже исследования эмпирического характера современных проявлений ТОП пока еще немногочисленны . Авторы Всемирного отчета о преступности и правосудии ООН (1999 г.) отмечают, что во многих странах не предпринимается сколько-нибудь серьезных усилий по сбору данных о транснациональной организованной преступности .
ТОП, по сути дела, представляет собой процесс мировой трансформации и глобализации организованной преступности, которая все более явственно превращается в угрозу уже не только национальной безопасности отдельных стран, но и безопасности человечества в целом. Именно в этом плане, полагаю, следует толковать предостережение Луизы Шелли о том, что транснациональная организованная преступность будет становиться для политиков ХХ1 века определяющей проблемой, какими были холодная война для ХХ-го и колониализм – для Х1Х веков .
3. ТОП как глобальное явление охватывает широкий круг взаимосвязанных проблем. Во-первых, это феномен собственно ТОП: ее признаки, структура, субъекты, генезис, механизмы проникновения в легальное общество и через государственные границы. Во-вторых, это региональные особенности ТОП: ее размещение и деятельность в различных регионах мира, странах и т.п. В-третьих, это основные формы ее проявления, т.е. различные виды преступной деятельности. В-четвертых, это проблема противодействия ТОП. Борьба с ТОП предполагает, как минимум, два ее уровня – международный и национальный (внутригосударственный).
На международном уровне противодействие ТОП должно обеспечиваться, помимо прочего, соответствующими сравнительно-правовыми и сравнительно-криминологическими исследованиями, отражающими результаты сравнения опыта криминализации (установления преступности и наказуемости) различными государствами тех или иных форм организованной преступной деятельности, административного и иного правового воздействия на ОП, а также применения политических, экономических, идеологических и организационных мер борьбы с ней. Кроме того, речь идет о международном сотрудничестве государств в борьбе с ТОП, включающем координацию правовой политики, унификацию правовых норм, заключение соответствующих международных соглашений и взаимную правовую помощь.
Говоря о транснациональной организованной преступности, следует иметь в виду ее сложное структурирование по субъектному составу. С моей точки зрения, его можно представить следующим образом.
Нижний уровень – это преступные объединения физических лиц. Сюда можно отнести преступные организации и преступные сообщества. Отметим, что нынешний УК РФ не делает различий между этими формированиям, что не соответствует криминологическим представлениям. О транснациональном характере их деятельности свидетельствуют перемещение людей, товаров, иных предметов и денег через государственные границы, наличие за границей соучастников, банковских счетов и недвижимости.
Средний уровень – это организации, т.е. юридические лица. По степени криминализации последние могут представлять собой практически целиком преступные объединения, которые лишь прикрываются вывесками легальных предприятий или организаций, полностью находясь на службе у преступников. Классический пример – транснациональные преступные синдикаты. Это могут быть не только синдикаты, но и любые более мелкие формирования. В России практически все преступные организации создают для прикрытия собственные легальные коммерческие структуры. Часто встречается смешанный вариант, когда легальная организация прибегает к услугам преступников для решения своих проблем, либо сама в некоторых ситуациях руками своих сотрудников использует преступные способы, средства или ресурсы. В России нередко та или иная организация создает дочерние фирмы, фонды и т.д. для перекачки за границу финансовых средств, сокрытия доходов от налогообложения и других целей. К среднему уровню следует отнести и различного рода симбиозы организаций как юридических лиц, так физических лиц, действующих в одиночку или чаще в составе объединений названных лиц (групп или организаций).
Транснациональные преступные организации, в отличие от легальных транснациональных корпораций, опираются не на чрезмерно формализованные и структурированные иерархии, а на так называемые нежесткие сетевые структуры, благодаря которым существенно облегчается их проникновение через государственные границы и соответственно затрудняется деятельность правоохранительных органов
Высший уровень – это криминально-государственные организации, т.е. мафиозные образования, в которых государство и его органы тайно используют преступные способы, средства, связи с преступными элементами для выполнения тех или иных задач. Крайний вариант – государственная атрибутика превращается лишь в вывеску, камуфлирующую зависимость государственной власти от преступников, как, например, в наркогосударствах.
Предпосылкой активизации национальных и межгосударственных усилий в борьбе с транснациональной организованной преступностью является выявление и экспертная криминологическая диагностика соответствующих объединений физических лиц криминальной направленности, легальных организаций, находящихся под влиянием (покровительством) криминальных элементов либо использующих преступные средства в своей деятельности. Далее следует оценить степень их влияния на процессы, происходящие в стране или регионе.
Следующий необходимый этап – экспертное ранжирование государств по степени развитости, масштабам организованной преступности, коррупции и отмывания грязных денег. На этой основе важна подготовка специальных рекомендаций как отдельным государствам, так и международному сообществу.

Ведущее место в нашей книге отведено общей характеристике феномена ТОП, соответствующему понятийному аппарату. Автор данной главы (Гл.1. Общая характеристика ТОП), к.ю.н., директор Иркутского Центра по изучению организованной преступности А.Л. Репецкая делает это, основываясь на изучении главным образом современной, и прежде всего, американской литературы. Российский читатель, пожалуй, впервые ознакомится с целым первоисточников современной зарубежной криминологии по данной проблеме.
4. Особый интерес в изучении проблемы ТОП, для нашего исследовательского коллектива, по понятным причинам представляет ее «российско-американский срез». Так распорядилась жизнь, что предметом повышенного беспокойства для наших стран стали преступные формирования, оперирующие в США и сложившиеся из выходцев бывшего Советского Союза. Для научного анализа наиболее плодотворным представляется двусторонний подход, который сочетал бы в себе материалы, освещающие деятельность названных группировок как в США, так и на территории России (их связи, финансовые потоки, перемещения и т.п.). Немалую пользу могло бы дать сопоставление документов, оформляющих те или иные операции, и их этапы в разных странах. В ряде случаев только такое сопоставление может обнаружить различные нарушения законодательства и послужить основанием для пресечения этих нарушений. Подобное изучение, по нашим данным, еще не проводилось. Мы его также пока только планируем.
Представляется, что внимание читателя привлечет специальный параграф (Гл. 2.1. ТОП в Соединенных штатах: определение проблемы), посвященный транснациональным аспектам ОП в США. Автор этого материала -–Луиз Шелли.
Российским читателям будет интересно также ознакомиться и с экспертными оценками американской стороны состояния, масштабов и тенденций в российской организованной преступности (РОП). Такие оценки, в частности, содержатся в одном из последних аналитических докладов, перевод которого мы поместили в Приложении к нашей книге (Прил. 2. Организованная преступность и коррупция: дилеммы перед Путиным).
Представляемый вниманию читателя доклад подготовлен группой исследователей американского Центра стратегических и международных исследований (CSIS), который был опубликован не так давно, в 2000 году, в Вашингтоне. К опубликованию представлен сокращенный и обобщающий перевод, выполненный Владивостокским Центром по изучению организованной преступности.
Это второй глобальный документ CSIS, в котором делается попытка дать оценку состоянию, масштабам и тенденциям развития российской организованной преступности, степени ее возможной угрозы национальной безопасности США.
Первый доклад был обнародован в 1997 г. и вызвал большой интерес и далеко не однозначную реакцию российских политиков, практиков-юристов и ученых . Полагаю, что безотносительно к тому, достаточно ли обоснованны выдвинутые в нем выводы и положения, согласится ли российский читатель с ними, ознакомление с указанным докладом будет интересным и безусловно полезным российским юристам, как практикам, так и ученым, да и российской общественности в целом. Свое видение данной проблемы - вместо комментария - представляет Я.Аминьева, исследователь Владивостокского Центра (см. Приложение 1).
Интерес российского читателя наверняка вызовет обобщающая статья Луиз Шелли, посвященная коррупции в России после Ельцина . Мы помещаем этот материал вслед за докладом CSIS, поскольку его содержание перекликается с последним.
5. Обращаясь к исследованию феномена ТОП, мы исходим из того, что она входит в качестве составной части в более общее социальное явление – организованную преступность и обладает всеми присущими этому явлению свойствами. При этом для нас немаловажно выявить как общие для зарубежной и российской ОП черты, так и специфические особенности, присущие главным образом РОП и ее дальневосточным преступным формированиям.
Общими признаками РОП и зарубежной ОП представляются следующие:
 сверхдоходы составляют цель и смысл существования преступных группировок;
 насилие, подкуп и угрозы – типовые средства обеспечения целей;
 наличие более или менее устойчивых структур с внутренней иерархией;
 наличие типовых приспособительных механизмов (коррупция как способ защиты от государственного контроля; отмывание денег как способ адаптации к легальной экономической деятельности и романтизация образа преступника как «идейного» борца с социальной несправедливостью).
Отличительными особенностями РОП в сравнении с зарубежными «партнерами», на наш взгляд, являются:
 захват командных высот в легальной экономике (теневая экономика составляет не менее половины ВВП страны). За рубежом ОП главным образом паразитирует на нелегальных видах деятельности;
 сравнительно большее сращивание с государством. РОП является «более мафиозной». Если руководство страны находится (по крайней мере, находилось до недавнего времени) под сильным влиянием олигархов, то руководство регионов нередко попадает в большую зависимость от лидеров преступных групп или сообществ;
 исключительная «непатриотичность». В то время, когда итальянские и колумбийские грязные деньги инвестируются в национальную экономику, российские капиталы безостановочно и безнаказанно покидают страну. За последние десять лет из России предположительно вывезено денег на сумму, эквивалентную примерно 300 млрд. долларов;
 правоохранительные органы России гораздо больше знают, чем делают. Причина такой пассивности заключена как в их определенной коррумпированности, так и в несовершенстве действующего законодательства, которое содержит довольно крупные прорехи, через которые ускользают правонарушители.
К основным особенностям ОП Дальнего Востока можно отнести, во-первых, сравнительно большой масштаб внешнеэкономической деятельности в силу географического; во-вторых, заметную «сырьевую» ориентацию, связанную с морепродуктами, лесом, металлами и, наконец, в-третьих, тесную связь ОП с процессом присвоения и разворовывания морских транспортных средств. Более подробно об этом пойдет речь в главе, посвященной региональным характеристикам ТОП. Два параграфа этой главы (2.3 и 2.4) написаны к.ю.н., ведущим исследователем Владивостокского Центра В.И. Шульгой.
Свои особенности характерны и для ОП других стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Некоторых из них анализируются в параграфе 2.2, подготовленном к.ю.н., заведующим кафедрой экономики и права Артемовского института ДВГУ и ведущим исследователем Владивостокского Центра А.М. Ивановым.
6. В главе, посвященной отдельным видам ТОП, значительное место уделено такому сравнительно новому и быстро развивающемуся виду преступления, как торговля людьми.
Данные, полученные из самых различных источников, неопровержимо указывают на явную тенденцию разрастания торговли людьми в мире. Так, за четыре века классической работорговли «оборот» не превысил 12 миллионов человек. За последние же тридцать лет в одной лишь Азии число женщин и детей, проданных в секс-рабство, составило 30 миллионов. Большая часть этого бесчеловечного бизнеса – в руках преступных организаций .
На ХХ конгрессе ООН, проходившем в апреле 2000 г., отмечалось, что торговля людьми – самый быстро развивающийся рынок в мире. Он включает три основных компонента: незаконный ввоз иностранцев; сексуальное рабство женщин и детей; экономическое рабство во всех его формах .
Получателями прибыли, по оценкам специалистов, нередко являются транснациональные организации торговцев и сутенеров, которые рассчитывают на неведение женщин, ищущих трудоустройства и возможностей для будущего .
Согласно оценкам Объединенных Наций, четверть из четырех миллионов проданных людей ежегодно используются в сексиндустрии. Таким же образом, в результате вывоза, российские женщины занимаются проституцией более чем в 50 странах.
Для России проблема торговли людьми с каждым днем приобретает все более острый характер, особенно на Дальнем Востоке. Так, сегодня в Китае находится от 5 до 10 тыс. российских граждан, используемых в качестве «живого товара». Об этом сообщали СМИ со ссылкой на заместителя Генерального прокурора РФ по Дальнему Востоку К. Чайку. Утверждается, что в своем большинстве это жители Дальнего Востока, приехавшие в эту страну без визы. Там их используют по своему усмотрению китайские и российские организованные преступные группировки, продавая и перепродавая «живой товар» друг другу. Основной вид занятий попавших в рабство россиян – проституция и наркоторговля
Согласно данным Международной организации по миграции, все агентства «невеста-по-почте», предлагающие женщин из стран СНГ, находятся под контролем организованных преступных групп.
Вряд ли ситуация чем-то сильно отличается во Владивостоке. Примечательно, что в одной из новых книг, посвященных РОП (вышла в США), в характеристике преступных группировок Владивостока, отмечается, в частности связь по крайней мере половины из них с сексбизнесом, в том числе зарубежным.
Возникает вопрос, каким образом подобная весьма опасная деятельность может беспрепятственно осуществляться? Наиболее вероятным ответом может являться предположение о высокой степени коррумпированности соответствующих служб.
Чиновники на ключевых постах и на многих уровнях используют свои полномочия для обеспечения защиты преступной деятельности. В течение двухлетнего исследования торговли женщинами из России Всемирная Сеть Выживания выявила, как предполагается, доказательства соответствующего пособничества сотрудников МВД, ФСБ и МИДа.
В этой связи представляется уместным развеять один из наиболее распространенных мифов о том, что большинство женщин сами охотно идут в сферу подобного бизнеса. Едва ли можно согласиться, например, с некоторыми оценками, согласно которым чуть ли не каждая восьмая жительница Владивостока является проституткой.
Если бы проституция была желанной и доходной работой, торговцам не нужно было бы прибегать к хитрости, насилию и порабощению женщин для удерживания их в сексиндустрии .
Еще один распространенный миф, который, к сожалению, разделяют и некоторые участники Круглого стола, организованного Владивостокским Центром (сентябрь, 2000 г.), заключается в предложениях легализовать проституцию, что якобы приведет к резкому ее уменьшению.
Многочисленные исследования, напротив, свидетельствуют о том, что легализация проституции, сутенерства и борделей становится причиной увеличения торговли женщинами для удовлетворения спроса, созданного сексиндустрией. Также есть доказательства из Австралии, что легализация проституции и борделей стала причиной “значительного увеличения организованной преступности”, торговли и порабощения женщин.
Как нам представляется, легализация секс-индустрии приводит к ограничению возможностей в определении состава преступления, в изобличении и наказании иорговцев «живым товаром», так как значительно усложняет процесс доказывания, например, принуждения или насилия в делах, имеющих чаще всего латентный характер, что пойдет лишь на пользу транснациональным преступным организациям .
Таким образом, у столь сложного явления, как торговля людьми, не может быть простого и быстрого решения. Однако сложившаяся ситуация требует от властей и общественности России и других стран неотложных и адекватных мер противодействия этому злу.
Данную проблему подробно рассматривают в своих материалах (Гл. 3) Салли Стокер, ведущий исследователь TraCCC; М. Буряк, аспирантка кафедры уголовного права Дальневосточного университета и Л.Д. Ерохина, к.ф.н., проф., заведующая кафедрой философии ВГУЭС.
7. Разумеется, в работе, посвященной ТОП, мы не могли обойти вниманием и проблему наркобизнеса в его транснациональных аспектах. Это общемировая проблема, острота которой ощущается и на Дальнем Востоке России. Отчасти она раскрывается и в новой книге исследователя Владивостокского Центра к.ю.н., проф. Л.И. Романовой, к которой мы и отсылаем наших читателей . Вместе с тем представляется целесообразным ознакомить специалистов, интересующихся данной проблемой, с механизмом организованного сбыта наркотиков через зону так называемого «Ошского наркоузла», который играет одну из ключевых ролей в этом процессе. Соответствующие данные в наш сборник представлены сотрудником органов МВД Александром Зеличенко, в то время работавшим в названном районе (Гл. 3.3).
8. Один из центральных вопросов обсуждаемой проблемы– это вопрос о причинах разрастания ОП в целом и ТОП в частности, о взаимосвязи генезиса последней с процессом мировой экономической глобализации. Многими экспертами уже отмечалась данная взаимозависимость и на этой основе делались некоторые практические рекомендации мировому сообществу. Суть их главным образом сводится к предложениям поставить ТОП под эффективный международный контроль, чтобы плодами глобализации пользовались народы, а не горстка сорганизовавшихся нечестных дельцов.
По статистическим данным, в мире сейчас насчитывается 50-60 тысяч транснациональных корпораций (ТНК), а из них наиболее крупных – 100-150. На их долю к началу 90-х годов приходилась половина объема торговли развитых стран и 80-90% экспорта топливно-сырьевых и сельскохозяйственных товаров развивающихся. ТНК все больше увеличиваются в размерах, угрожая экономическому суверенитету ряда стран .
Как отмечает французский «Монд дипломатик», если прежде в качестве главных завоевателей выступали государства, то теперь ими стали предприятия, конгломераты, частные промышленные и финансовые группы, которые претендуют на роль вершителей судеб мира. До этого никогда их круг не был столь малочисленным и столь могущественным . Джордж Сорос пишет в одной из своих последних книг, что сегодняшняя система мирового капитализма является почти полностью внетерриториальной, даже экстерриториальной .
В связи с изложенным весьма важным представляется выявить реальную или потенциальную связь ТНК со структурами ТОП, в том числе и в России. С учетом того, что экономическая система России является достаточно криминализированной, симбиоз организованных криминальных структур с ТНК может иметь разрушительные последствия не только для России, но и в конечном счете для мирового сообщества.
По данным ГУБЭП МВД РФ, предприятия России 22 тыс. валютных контрактов недополучили за последние три года 12 млрд. долларов. Схема стандартна: экспортная выручка не возвращается в страну, а фирма ликвидируется. Доля теневых сделок в экономике составляет в США, Германии и Японии от 10 до 15%, тогда как в России – 40%
По мнению специалистов, в современной России сформировались отлаженные механизмы по перекачиванию ресурсов и средств нации в карманы отдельных лиц или кланов, причем механизмы эти являются глобальными – общероссийскими и интегрированными мировыми государственными, межгосударственными и коммерческими институтами. Российские национальные ресурсы при пересечении государственных границ разделяются:
 на маленький ручеек средств, которые возвращаются в Россию и официально тратятся на нужды страны;
 на большой поток средств, выведенных из оборота, которые в личных интересах «отмываются», затем возвращаются под видом иностранных инвестиций в личных интересах отдельных лиц и групп;
 на большой поток средств, которые вкладываются в зарубежную экономику и остаются там .
Всех, кому небезразлична судьба России как государства, ее исторические перспективы, не может не тревожить все более проявляющаяся тенденция сращивания интересов организованных криминальных структур с ведущими зарубежными коммерческими и политическими институтами в направлении неэквивалентного вывоза капиталов и иных ресурсов за границу. В частности, это выражается в том, что крупные зарубежные компании уже контролируют алюминиевую и медеплавильную промышленности, в том, что на счетах только швейцарских банков преступные группировки сосредоточили не менее 10 млрд. долларов и т.п. .
В печати высказано мнение, что беды России проистекают как раз из закономерностей глобального экономического развития: как часть мировой периферии, наша страна не может иметь иной капитализм, кроме «дикого» и олигархического; иное государство, нежели авторитарное, бюрократическое и коррумпированное .
К сожалению, мы вынуждены пока оставить это утверждение в ряду требующих проверки и возможного опровержения. Дальнейшее исследование этого и других вопросов, в том числе и о связи процесса мировой глобализации с ростом транснациональной организованной преступности еще только предстоит.

В Приложениях к нашей книге мы поместили ряд дополнительных разделов. Здесь читатель найдет библиографию литературы по организованной преступности, фрагменты перевода Всемирного отчета о преступности ООН и другие материалы. В разделе «Научная жизнь» (Приложение 11) содержатся как наш своеобразный творческий отчет обзоры научных конференций и семинаров, проведенных с участием сотрудников Владивостокского Центра

В.А. Номоконов,
директор
Владивостокского Центра
по изучению организованной
преступности
при Юридическом институте ДВГУ
8 ноября 2000 г.

Страница: 1 2 3 4