Hotline


Основные тенденции преступности и ее предупреждение в Дальневосточном регионе. 1995г.

 Версия для печати

 

book_9.zip (0 байт)  

Предлагаемое пособие окажет существенную помощь представителям региональных и местных органов государственной власти и самоуправления, практическим работникам правоохранительных органов в организации и проведении криминологических исследований и составлении региональных программ контроля над преступностью.

 

Автор: В.И. Шульга

Приложения, ссылки и таблицы доступны в прикрепленном архиве книги.

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ РЕГИОНЕ

1. Состояние проблемы.

2. Основные тенденции в динамике, состоянии и структуре преступности.

3. Специфика криминологической характеристики личность преступника.

4. Факторы, детерминирующие преступность.

ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ РЕГИОНЕ

1. Общая концепция предупредительной работы и ее региональная специфика.

2. Практическая реализация концепции предупредительной работы на региональном уровне.

3. Роль органов внутренних дел в предупреждении преступности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


В В Е Д Е Н И Е

Актуальность данного пособия обосновывается тем, что в последнее
время криминологическая обстановка в стране сложилась крайне неблагоп-
риятная. Количественные и качественные изменения в состоянии, динамике
и структуре преступности обрели радикальный характер. Данные изменения
объясняются, прежде всего, кризисными явлениями во всех основных сфе-
рах жизни нашего общества: экономической, социальной, политической и
духовной. Эти изменения наиболее контрастно проявляются на региональ-
ном, административно-территориальном уровне. Следует отметить, что
территориальные различия в преступности и ее связь с социальными усло-
виями отечественными криминологами интенсивно исследовались в 70-е -
80-е годы.< <1>>. Данные различия они связывают с неравномерностью раз-
вития экономических, социальных, демографических, культурных и других
аспектов функционирования административно-территориальных общностей.
Возникающие при этом отрицательные последствия дисфункций социаль-
но-экономических и т.п. явлений и процессов в общественной жизни нахо-
дятся в причинно-следственной и иной связи с преступностью.
В настоящий момент на фоне ухудшения общих показателей экономи-
ческого развития страны, снижения роли центральной власти в регионах,
политического противостояния ветвей государственной власти, возросшей
активности "теневой" экономики, демонтажа административно-командной
системы резко обозначились тенденции снижения жизненного уровня насе-
ления, расслоения общества на бедных и богатых, роста дефицита промыш-
ленных товаров и продуктов питания, социальной и психологической нап-
ряженности в обществе, вседозволенности и всепрощенчества, числа
столкновений части населения на национальной, религиозной, политичес-
кой, криминальной и т.п. основе, т.е. усиления так называемых кримино-
логических факторов, детерминирующих преступность.
Появляются и разрастаются новые явления и процессы в социальной
жизни общества. Нарастает волна беженцев и их подвижность, возникает
новая социальная прослойка - безработные, идет война "законов" при су-
веренизации государственных образований, отмываются "грязные" деньги,
легализуется теневой бизнес, организационно формируется и укрепляется
организованная преступность, идет процесс коррумпирования госаппарата
и т.д. Названные тенденции и новые явления и процессы в преступности,
экономической, социальной и других сферах жизни, характерны как для
страны в целом, так и для отдельных регионов, но в разной степени,

криминологическое изучение которых является весьма важной задачей.
Определенную значимость приобретают криминологические исследова-
ния территориальных различий преступности в условиях Дальнего Востока.
Автором предпринимается попытка комплексного исследования территори-
альных различий преступности и ее связи с экономическими, социальными,
демографическими, историческими, культурными и т.п. явлениями в масш-
табе всего Дальневосточного региона на базе собранного большого эмпи-
рического материала из числа в прошлом секретных или для служебного
пользования. Кроме того, деятельность правоохранительных органов сама
по себе не устраняет коренные причины преступности, и в настоящий мо-
мент они является едва ли не единственным фактором, сдерживающим рост
преступности. Результаты их труда могут оцениваться в зависимости от
степени влияния ими на те или иные виды преступности, которые напрямую
зависят от эффективности деятельности этих органов.
Так, в Дальневосточном регионе преступность характеризуется более
высоким уровнем и динамизмом, особенностью ее структуры. Причем уро-
вень и динамизм преступности в краях и областях региона различен. Это
различие определяется социально-экономическими и иными факторами их
функционирования. Исследованию подвергались Приморский и Хабаровский
края, Амурская, Камчатская, Магаданская и Сахалинская области, Са-
ха-Якутия.
Наряду с комплексом общих причин преступности на разных уровнях в
Дальневосточном регионе и ее территориях существуют и специфические
причины и условия совершения преступлений, которые обусловлены не
только социально-экономическими, но и историческими, демографическими,
культурными и т.п. явлениями, географическим и геополитическим положе-
нием и т.д. К ним можно отнести: значительную удаленность от Центра,
масштабы территорий, относительную социальную изолированность населе-
ния, особое психическое состояние личности, высокую горизонтальную мо-
бильность населения и специфику миграции, интенсивное индустриальное
развитие, ведомственный монополизм, морскую и прибрежную специфику,
неразвитость социальной инфраструктуры, высокую степень урбанизации,
несоответствие компенсационного возмещения потерь от проживания в
сложных природно-климатических условиях, создание свободных экономи-
ческих зон, иммиграция иностранных граждан и т.д.
Данные особенности криминогенно значимых факторов, детерминирую-
щих преступность, оказывают влияние как на преступность в целом, так и
на отдельные ее виды, а также на социальные слои и группы населения.

В настоящем пособии многие проблемы только обозначены и требуют даль-
нейших более глубоких исследований, другие раскрыты с определенными
ограничениями в связи с имеющимися возможностями автора обнаружить не-
обходимый эмпирический материал.
Целью пособия является раскрытие механизма установления основных
тенденций преступности в Дальневосточном регионе, отдельных ее видов,
зависимости ее от экономических, социальных и иных условий и на этой
основе совершенствование предупредительной работы в сфере контроля над
преступностью.
Проведенное исследование было направлено на решение следующих за-
дач:
1. Выявление наиболее устойчивых различий в уровне, структуре,
территориальном распределении преступности в целом и отдельных ее ви-
дах в регионе.
2. Обобщение, оценка и сопоставление криминогенно значимых факто-
ров, детерминирующих преступность в целом и отдельных ее видов, для
выявления территориальных различий преступности и ее причин.
3. Определение и анализ различных социальных групп населения и
преступников Дальневосточного региона для выявления специфических кри-
минологических характеристик личности преступника.
4. Обобщение практики предупредительной работы в регионе для вы-
явления особенностей и влияния ее на состояние преступности.
5. Выработка нового подхода к концепции предупредительной работы
с учетом местной специфики, подготовка конкретных предложений.
С помощью статистического наблюдения за период 1976-1993 гг. были
изучены данные уголовной статистики о состоянии и динамике преступнос-
ти на указанных территориях в их сопоставлении со сведениями об эконо-
мической деятельности, данными социальной и демографической статистики
за тот же период, Всесоюзной переписи населения 1979 и 1989 годов.
Информация об особенностях преступности и детерминирующих ее со-
циальных и экономических факторах получена также путем изучения крими-
нологической, социологической, экономической, демографической и психо-
логической литературы; публикаций в местной и центральной печати; пос-
тановлений судебных органов; ведомственных нормативных актов; аналити-
ческих и иных управленческих документов органов власти и управления, а
также птем проведения опроса населения и сотрудников органов внутрен-
них в исследованных территориях.
Опросом были охвачены 2000 человек практически всех слоев населе-

ния и 1200 сотрудников всех основных категорий аттестованного состава
органов внутренних дел. Представительность выборки обеспечена за счет
пропорциональности отбора респондентов соответственно их долям в
структуре населения и кадрового состава органов внутренних дел. В оп-
росе из числа населения участвовало: по полу - мужчин 58,8%; женщин -
41,2%; возрасту - 14-20 лет - 9%; 21-40 лет - 54,5%; 41-60 лет -
31,7%; старше 60 лет - 4,8%; роду занятий - рабочие - 42,3%; крестьяне
(фермеры) - 6,5%; инженерно-технические работники - 12,3%; интеллиген-
ция - 12,8%; учащиеся - 2,4%; пенсионеры - 2,9%; безработные - 1,7%;
предприниматели - 2,4% и т.д. Из числа сотрудников в опросе принимало
участие: по стажу работы в органах внутренних дел - до 2 лет - 28,2%;
от 2 до 10 лет - 27,8%; свыше 10 лет - 44%.
Для обработки и обобщения эмпирического материала использовались
методы статистической группировки и статистического анализа, построе-
ния матричных таблиц.
В выработке и реализации концепции исследования автор опирался
на труды отечественных ученых Ю.М.Антоняна, М.М.Бабаева, Ю.Д.Блувштей-
на, С.В.Бородина, Я.И.Гилинского, А.А.Габиани, Я.Гинтера, К.К.Горяино-
ва, А.И.Долговой, А.З.Жалинского, Р.А.Журавлева, Г.И.Забрянского,
В.К.Звирбуля, К.Е.Игошева, В.Н.Кудрявцева, Н.Ф.Кузнецовой, Л.В.Кондра-
тюка, Г.М.Миньковского, В.А.Номоконова, С.С.Овчинского, Э.Ф.Побегайло,
Э.Э.Раски, А.Б.Сахарова, В.А.Серебряковой, А.Ф.Соколова, А.И.Царева,
В.Л.Чубарева и других.
Научная достоверность результатов исследования определяется его
теоретическими и методическими основами, а также тем, что теоретичес-
кие и практические положения, содержащиеся в пособии, основаны на реп-
резентативности эмпирических результатов конкретных социолого-кримино-
логических исследований. В ходе исследования применены специально раз-
работанные таблицы показателей преступности, экономических, социаль-
ных, демографических и культурно-просветительных факторов жизнедея-
тельности административно-территориальных общностей Дальнего Востока;
по специально разработанной анкете проведено изучение 217 уголовных
дел осужденных за умышленные убийства; использован более чем 20-ти
летний практический опыт работы в органах внутренних дел.
Новизна пособия состоит в том, что в ней впервые собран, проана-
лизирован и оценен большой массив эмпирических данных о преступности,
социально-экономических, демографических, культурных и других кримино-
логически значимых факторах, ее детерминирующих, по Дальневосточному

региону в целом, его краям и областям в сравнении с Российской Федера-
цией, проведен их анализ, выявлены основные тенденции и показаны неко-
торые пути совершенствования предупредительной работы с учетом регио-
нальной специфики.
На основе анализа и обобщения полученных данных в пособии выдви-
гается положение о неоднотипности причинного комплекса преступности в
различных регионах страны. Для каждого из них, по утверждению автора,
существует свой специфический набор детерминирующих преступность фак-
торов, который предопределяет своеобразие тенденций в преступности в
данной территориальной единице. Это своеобразие проявляется в ее объ-
еме, темпах роста (снижения), структуре и динамике, а также в уровне
криминальной активности населения, отдельных социальных групп, степени
их криминальной зараженности и т.д. Эта региональная особенность прес-
тупности возникает не сама по себе, а в строгом соответствии с теми
тенденциями, которые происходят во всех сферах жизни.
Более того, уровень преступности каждого региона определяется тем
уровнем развития самого региона, которого он достиг на данном отрезке
времени. Например, для Дальнего Востока самый высокий уровень преступ-
ности не случаен. Он соответствует самому низкому уровню его развития.
В связи с этим показатели преступности в отдельно взятых местностях не
могут быть сравнимы между собой или в динамике, или с местностями дру-
гого уровня потому, что преступность, как негативный социальный про-
дукт, будет различаться по месту, времени и пространству в той же ме-
ре, в какой различаются социальные (в широком смысле слова) условия
жизни людей.
Поэтому сравнению подлежат социальная среда и преступность одно-
типных регионов, одного уровня и в один и тот же период времени. Фак-
тически сравниваются способности регионов как к порождению, так и про-
тиводействию преступности. В первом случае мы говорим о криминологи-
ческой обстановке, а во втором случае - об оперативной обстановке, в
которых сама преступность занимает как бы двойственное положение. В
криминологической обстановке она выступает как продукт общественного
развития, а в оперативной - как результат противодействия ей со сторо-
ны общества, государства.
Такое условное деление преступности имеет практическое значение.
С одной стороны оно позволяет установить степень вины субъектов управ-
ления социальными процессами, а с другой - принимать адекватные меры
противодействия преступности, в том числе и предупредительные, в связи

с изменениями ее параметров. Соответственно этим обстоятельствам пред-
лагается наряду с криминологическими показателями преступности выде-
лять и оперативные. Последние характеризовали бы правоохранительную
деятельность государства, прежде всего в лице его специальных органов,
в том числе органов внутренних дел, роль и место последних в предупре-
дительной деятельности.
В связи с вышеизложенным в представленной работе также предлага-
ется несколько иной подход в предупреждении преступности, в частности
при составлении региональных программ в сфере преступности, чем тот,
который сложился на практике в Дальневосточном регионе. Он заключается
в следующем. Во-первых, на местном уровне выделяются "свои" конкретные
цели и приоритетные направления предупредительной деятельности, кото-
рые вытекают из складывающейся криминологической или оперативной обс-
тановки, а не только из программных документов высших органов власти.
Во-вторых, в соответствии с поставленными целями и выбранными
приоритетными направлениями осуществляется подбор объектов и субъектов
воздействия на преступность и социальных криминологически значимых ус-
ловий. На практике это требование не соблюдается. Предупредительная
деятельность осуществляется по принципу, чем больше исполнителей и
мероприятий, тем якобы она эффективнее осуществляется.
В-третьих, место и роль правоохранительных органов, в частности
органов внутренних дел, в предупредительной деятельности определяется
их задачами и компетенцией, установленными законодательством. До нас-
тоящего времени органы внутренних дел выполняют задачи профилактики
преступлений всех субъектов и в отношении всех категорий населений, а
не ограничиваясь теми, кто должен подпадать под их юрисдикцию.
В-четвертых, программная деятельность различных субъектов профи-
лактики различается по целям, задачам, компетенции, ресурсному обеспе-
чению, уровню и сферам самой деятельности. Для органов внутренних дел
Дальнего Востока эта деятельность должна быть направлена, в первую
очередь, на повышение уровня профессионализма в работе, а во вторую -
на улучшение их материально-технического, финансового и другого ре-
сурсного обеспечения, адекватного уровню преступности.
Предпринятое автором исследование позволило также определить тер-
ритории Дальнего Востока с благоприятной и неблагоприятной криминоло-
гической обстановкой, тенденции проявлений преступности и детерминиру-
ющих ее факторов.
В ходе исследования нашли свое подтверждение следующие положения.

1. Территориальные различия преступности в Дальневосточном регио-
не определяются своеобразным сочетанием в нем криминогенно значимых
факторов экономического, социального, демографического, исторического,
культурного и другого порядка.
При этом состояние и динамика преступности зависят не от простой
совокупности указанных факторов, а от их сложного взаимодействия друг
с другом и средой функционирования в целом. Определяющими факторами
преступности на Дальнем Востоке являются социально-экономические, ко-
торые, однако, продуцируют преступность не автоматически, а через
опосредствующие звенья, в частности, особенности географического поло-
жения региона, его исторического развития, социально-психологического
состояния населения, его социальных групп и т.д.
2. В Дальневосточном регионе сложилась специфическая демографи-
ческая ситуация, а именно: значительное преобладание городского насе-
ления над сельским; лиц молодого и среднего возрастов над лицами стар-
шего возраста; механического прироста над естественным; внутриобласт-
ных потоков над межобластными; сельской миграции над городской; разво-
димости семьи над брачностью. Эти и другие демографические особенности
населения в целом и его социальных групп определенным образом влияют
на территориальные изменения уровня, структуры и динамики преступнос-
ти.
3. Уровень жизни населения Дальнего Востока имеет тенденцию к
снижению и он ниже, чем в среднем по стране. Он различается как внутри
региона, так и вне его. Опосредуясь через социально-психологические,
географические и другие факторы, снижение уровня жизни населения ведет
к росту преступности, корыстно-насильственной направленности отдельных
видов преступлений.
4. Дальневосточный регион отличается высоким уровнем криминализа-
ции населения: большей долей судимых; лиц, страдающих алкоголизмом и
наркоманией; нервно-психическими аномалиями и т.п., что является про-
воцирующим фактором в осложнении криминологической обстановки в регио-
не.
5. Существующему уровню состояния и динамики социального, эконо-
мического и т.п. развития административно-территориальных общностей в
Дальневосточном регионе соответствует определенный уровень состояния,
динамики и структуры преступности. Чем выше уровень развития террито-
риальной общности населения, тем ниже уровень региональной преступнос-
ти, и наоборот. А также, чем менее дифференцированы территории по со-

циально-экономическим и иным показателям, тем менее существенны терри-
ториальные различия преступности.
6. Профилактика преступлений в Дальневосточном регионе должна
строиться с учетом названных выше криминогенных факторов, новых явле-
ний в преступности (наркобизнес, автобизнес, торговля оружием и т.п.).
Установление механизма взаимосвязи основных тенденций преступнос-
ти и детерминирующих ее факторов, особенности их влияния на криминоло-
гическую обстановку, выявление территориальных различий преступности в
регионе позволяет использовать полученные данные при составлении как
комплексных региональных программ стабилизации преступности, так и це-
левых программ борьбы с отдельными видами преступлений; выработать
стратегию и тактику правоохранительной деятельности соответствующих
структур Дальневосточного региона.
Предлагаемое пособие окажет существенную помощь представителям
региональных и местных органов государственной власти и самоуправле-
ния, практическим работникам правоохранительных органов в организации
и проведении криминологических исследований и составлении региональных
программ контроля над преступностью.

Страница: 1 2 3 4