Hotline


Основные тенденции преступности и ее предупреждение в Дальневосточном регионе. 1995г.

 Версия для печати

 

book_9.zip (0 байт)  



ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ В
ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ РЕГИОНЕ

# 1. Общая концепция предупредительной работы и ее
региональная специфика

Современные знания о преступности, как социальном явлении, позво-
ляют по-иному взглянуть на существующую концепцию ее предупреждения.
Этому способствует и практика борьбы с преступностью, составной частью

которой, по мнению большинства ведущих ученых страны (Кудрявцева В.Н.,
Миньковского Г.М., Сахарова А.Б. и других), является предупреждение
преступности < <62>>.Результаты этой борьбы показывают, что преступ-
ность существовала практически всегда, невзирая ни на какие концепции
и практические шаги по ее нейтрализации. Некоторые ученые (Ю.М.Анто-
нян) высказывают мысль о ее вечном существовании. И это имеет под со-
бой основание. Преступность существует объективно, независимо от воли
и желания общества и государства, каких-либо государственных, общест-
венных или иных институтов и деятелей. Естественно возникает вопрос, а
можно ли преступность предупреждать? Ответ может быть только положи-
тельным, но ликвидировать ее нельзя. Преступность можно не замечать
или игнорировать, но не считаться с ней нельзя. Ее необходимо воспри-
нимать как факт, как данность социальной природы. Остановимся на этом
несколько подробнее, так как это имеет принципиальное значение.
С точки зрения русского языка термин "предупредить" означает отв-
ратить что-либо, недопустить появления чего-либо < <63>>. Со времени
своего существования человечество постоянно пыталось "недопустить"
преступность, но она продолжает существовать до сих пор и даже "совер-
шенствуется". Она может только изменяться, когда меняются общественные
отношения в обществе, но суть ее остается прежней: она порождение су-
ществующих в любом обществе противоречий. Последние являются источни-
ком существования любого явления природы, а значит и преступности то-
же.
Также возникает в связи с этим вопрос, а не является ли бесмысли-
цей сама борьба с преступностью? Что тогда общество может предупреж-
дать, а чего не может? Может ли тогда оно воздействовать каким-либо
образом на преступность или только на преступления? На все поставлен-
ные вопросы ответ может быть только положительным.
Действительно, борьба с преступностью является бесмыслицей с точ-
ки зрения ее ликвидации. По словарю С.И.Ожегова термин "борьба" озна-
чает такое действие, которое направлено на уничтожение, искоренение
чего-либо < <64>>. В ситуации "общество - преступность" должно быть
уничтожено либо общество либо преступность. Оба эти явления не могут
исчезнуть из природы в результате борьбы между собой. Преступность -
это часть общественной жизни, правда, не самая лучшая. Она может быть
уничтожена только вместе с обществом. Поэтому ставится вопрос не о
борьбе с преступностью, а о компромиссе между обществом и преступ-
ностью < <65>>. В связи с чем предупреждение преступности следует пони-

мать как удержание ее на определенном уровне, в определенных рамках и
формах.
Аналогичным образом ставится вопрос и о преступлениях. Преступле-
ние будет существовать всегда, пока существует сам человек, так как
причина любого преступления прежде всего заложена в нем самом. Прес-
тупление, как и всякий человеческий поступок, представляет собой ре-
зультат взаимодействия индивидуальных свойств личности и объективной
ситуации < <66>>. Значит, преступлений не будет тогда, когда не будет
существовать человек. Пока он будет существовать, будет и совершаться
преступления. Из этого следует, что борьба с преступлениями (если по-
нимать борьбу как ликвидацию) также невозможна, даже с отдельными ее
видами, как это предполагает Х.Д. Аликперов. В этом можно согласиться с
О.К.Павловой < <67>>.
Учитывая вероятностный характер совершения преступлений по прин-
ципу: может наступить, а может и не наступить преступный акт, речь
можно вести только о снижении (увеличении) порога вероятности соверше-
ния преступлений в зависимости от увеличения (уменьшения) степени воз-
можности обществом предупреждать преступления, их частоте, территори-
альном распределении, степени общественной опасности и т.д. С этих по-
зиций и необходимо рассматривать вопрос о предупредительной деятель-
ности.
Теория предупреждения преступности зародилась в нашей стране в
начале 60-х годов. В самом обобщенном виде ее представляют как особый
вид социальной деятельности государства и его органов, направленный на
устранение или нейтрализацию причин и условий совершения преступлений
и недопущения их совершения со стороны лиц, от которых можно этого
ожидать < <68>>. С появлением этой теории в научном обороте стали упот-
ребляться такие термины, как "предупреждение преступности", "предуп-
реждение преступлений", "профилактика преступности", "профилактика
преступлений" и т.п. До недавнего времени "предупреждение преступнос-
ти" и предупреждение преступлений" употреблялись как синонимы. Это и
понятно. Ведь преступность в большинстве учебников по криминологии по-
мимо всего прочего была представлена и как совокупность преступлений.
Отсюда и равнозначность в употреблении этих терминов.
Вместе с тем преступностью управляют преимущественно статистичес-
кие закономерности. Оказать сколько-нибудь значимое воздействие на эти
закономерности можно лишь посредством влияния на причины преступности
< <69>>. Причины же преступлений иные. И меры воздействия на них отли-

чаются от мер воздействия на причины преступности. Поэтому употребле-
ние этих двух терминов, как синонимов, будет не совсем корректно. Но
каждый из них имеет право на жизнь самостоятельно с некоторыми оговор-
ками.
Если предупреждение преступности, как это было отмечено выше, в
принципе невозможно, то воздействие на причины преступности возможно и
необходимо. Предупредить наступление каких-либо негативных последс-
твий, разрешая противоречия, как источники преступности, в этом смыс-
ле можно говорить о предупреждении преступности.
Предупредить преступление - это значит воздействовать на самого
человека или среду его обитания, в том смысле, чтобы не допустить не-
гативных последствий, могущих привести к нарушению закона. Здесь мы
также говорим о воздействии на причины преступлений, а не на само
преступление.
В этом случае употребляемый термин "борьба с преступлениями" так-
же не имеет право на существование. Бороться с человеком или со средой
его обитания до полного их уничтожения такая же нереальность, как и
борьба с преступностью. По мнению автора, также не имеет право на су-
ществование и термин "профилактика преступности" и "профилактика прес-
туплений", если, повторяем, под соответствующим воздействием понимать
уничтожение его объекта.
С позиций толкования русского словаря < <70>> профилактика означа-
ет совокупность предупредительных мер, направленных на сохранение и
укрепление нормального состояния, порядка чего-либо, например, машины.
То есть необходимо провести мероприятия по сохранению машины в нор-
мальном, рабочем состоянии. В виде такого толкования термины означают,
что предупредительные мероприятия проводятся в целях ... сохранения
преступности или преступлений. А это вступает в противоречие с главной
целью - недопустить их существования.
Если вести речь с позиций факта их существования, то их профилак-
тика будет означать сохранение их в тех параметрах,которые уже заданы
социальной природой. Задача общества будет состоять в том, чтобы удер-
живать преступность в обозначенных самой жизнью параметрах, не допус-
кая дисбаланса в социальной природе, а последствия от совершения прес-
туплений стараться уменьшить или существенно ограничить. Тогда термин
"профилактика преступности" или "профилактика преступлений" можно ис-
пользовать, но с другим содержанием. Профилактика - это воздействие
именно на причины явления.

Объяснить нынешнее и предсказать будущее состояние преступности
или вероятность совершения отдельных видов преступления и является за-
дачей криминологов. Наука криминология должна не только изучать прес-
тупность и ее причины, объяснять природу данного явления, но и разра-
батывать научно обоснованную систему предупредительных мер; эта важ-
нейшая задача ее теории и практики < <71>>.
На прогностическую функцию науки было обращено внимание еще в
прошлом столетии. По мере развития научной мысли развивалась и наука
прогностики, которую рассматривают как науку о законах и методах прог-
нозирования, т.е. предсказания будущего состояния изучаемого явления.
Современное состояние общества требует новой концепции ее разви-
тия, вскрытие и оценка новых тенденций в социальной жизни, способности
предвидеть проблемные ситуации и готовности к их решению. Составной
частью социального предвидения является прогнозирование будущего сос-
тояния преступности и выработка мер по снижению негативных последствий
ее существования.
Автором не ставится задача подробного описания прогностики, его
понятийного аппарат, методологии и методики ее проведения и т.д. При-
менительно к теме настоящего исследования целесообразно остановиться
только на тех направлениях науки прогностики, которые могут быть ис-
пользованы для региональных исследований преступности, определения его
будущих состояний и мер контроля над ними.
Все суждения о криминологическом прогнозировании сводятся к тому,
что прогнозирование такого явления как преступность - это получение
информации о ее состоянии, детерминирующих факторах, причинах и усло-
виях существования; предвидение будущего состояния и рекомендация мер
по контролю над преступностью.
В современной литературе отмечается, что термин "криминологичес-
кое прогнозирование" может использоваться с оговоркой, потому что
прогнозируется не только преступность, но и борьба с ней, а это связа-
но уже с другими науками < <72>>.
Становится очевидным, что анализируется, прогнозируется и регули-
руется не только сама преступность и связанные с ней меры контроля, но
и все социальные процессы и явления, влияющие на нее и продуцирующие
ее. Причем необходимо четко представлять себе, идет ли речь о преступ-
ности, преступлениях, правонарушениях или формах отклоняющегося пове-
дения.
Кроме того, необходимо уяснить масштабы прогнозирования, реальные

возможности субъектов прогнозирования и т.д. В контексте этого следует
правильно оценить реальную возможность и специфику регионального прог-
нозирования и регионального планирования мер влияния на детерминанты
преступности.
Здесь необходимо иметь ввиду, что региональная преступность уже
"задана" уровнем развития общества в масштабе страны, состоянием прес-
тупности в этом масштабе,т.е. она производна от состояния преступности
вышестоящего уровня. В связи с этим изменения параметров региональной
преступности связаны прежде всего с изменениями параметров вышестоящей
преступности, но, конечно, обусловлены и местными факторами. Отсюда
прогнозирование региональной преступности связано с определением сос-
тояния преступности в масштабе страны и с учетом региональной специфи-
ки ее продуцирования.
В связи с этим криминологи рассматривают следующую модель факто-
ров, детерминирующих преступность, по формам детерминации, как в масш-
табе страны, так и на региональном уровне, структурные элементы кото-
рой состоят из: факторного комплекса N 1 (социальные противоречия), N
2 (уголовная политика, социальный контроль, деятельность правоохрани-
тельных органов), N 3 (самопроизводство преступности, рецидив, крими-
нальное заражение), N 4 (население, человеческий фактор) < <73>>.
Можно согласиться с этой моделью в той части, что она отражает
региональное "лицо" детерминантов преступности. Но в эту модель вклю-
чены все факторы, которые необходимо учитывать как для криминологичес-
кой обстановки, так и оперативной. Для них требуются разные субъекты
прогнозирования и возникает необходимость принятия различных управлен-
ческих решений.
На региональном уровне важно определить какую преступность прог-
нозировать: та, которая является результатом функционирования самой
социальной среды (в этом случае речь надо вести о криминологической
обстановке) или та, которая является объектом воздействия со стороны
правоохранительных органов (тогда мы должны подразумевать оперативную
обстановку). Разумеется это деление условно и есть целый ряд видов
преступности, которые находятся под воздействием и той и другой группы
факторов. Поэтому оценить и прогнозировать криминологическую обстанов-
ку это значит определить в первую очередь состояние среды (точнее -
существующие в ней противоречия), а во вторую очередь - состояние са-
мой преступности.
Заданное состояние региональной преступности уже предопределяет

необходимый уровень деятельности правоохранительных органов.Оценка и
прогнозирование оперативной обстановки, производной от криминологичес-
кой обстановки, состоит в том, чтобы определить состояние преступнос-
ти, охраны общественного порядка и уровень деятельности правоохрани-
тельных органов. Здесь важно выявить соответствие объекта воздействия
по их уровням.
Предупредительная работа в регионе должна начаться с оценки и
прогнозирования уровня жизни населения. В нем сфоркусированы все соци-
альные противоречия (в широком смысле), в отношении которых прежде
всего и должна проводится эта работа. На связь между уровнем жизни и
преступностью обращают внимание не только отечественные криминологи,
но и зарубежные < <74>>.
Показатели уровня жизни выступают своего рода индикаторами соци-
альной жизни населения. К ним можно отнести: денежный доход на душу
населения; уровень потребления основных продуктов питания и его соот-
ветствие рациональным нормам; обеспеченность жильем, его качество;
обеспеченность промышленными товарами, в том числе и длительного поль-
зования; состояние медицинского и санаторно-курортного лечения; уро-
вень образования населения (общеобразовательного и профессионального);
уровень платных и бытовых услуг; культурных запросов населения. Эти
показатели были подробно освещены во второй главе пособия. Данный пе-
речень не является исчерпывающим. Он может дополняться и изменяться,
но должен отражать минимальный уровень потребностей людей и степень их
удовлетворения в соответствии хотя бы с рациональными нормами и норма-
тивами. Для оценки местной криминологической обстановки важное значе-
ние имеют и иные социальные и другие показатели (демографические, пси-
хологические, исторические и т.п.).
В данном пособии не ставилась задача подробного освещения всех
социальных показателей, влияющих на преступность. На примере данного
перечня социальных индикаторов, характеризующих жизненный уровень на-
селения региона, автор пытается поставить вопрос о разработке мини-
мального набора показателей, чтобы использовать их на практике в ре-
альной жизни. Существующие социальные и иные показатели криминологи-
ческой обстановки очень громоздкие, сложные в обработке и обобщении,
требуют высокой профессиональной подготовки, которой практические ра-
ботники правоохранительных органов не обладают. Излишняя детализация
показателей требует большого объема разнообразной информации, которую
в официальной справочной литературе в полном объеме не имеется. Сбор

же необходимой информации должен осуществляться широким кругом лиц, с
обязательной оплатой получаемой информации, с затратой длительного
времени. Учитывая, что криминологическая обстановка в большей степени,
в конечном итоге, складывается под воздействием социальной среды через
преступность, недопустим упрошенный подход к оценке и прогнозу этой
обстановки. Криминологическая обстановка складывается длительное вре-
мя, изменения в ней не просто просчитывать и столь же трудно предви-
деть наступления негативных последствий. Программное обеспечение по
стабилизации криминологической обстановки носит перспективный харак-
тер. В динамике она развивается не так быстро, как оперативная, и в
строгом соответствии с динамикой социальной среды. Известно, что изме-
нения определенных показателей этой среды вызывают строго определенные
изменения в показателях преступности. Отсюда точная и полная оценка
индикаторов социальной среды и преступности позволяют свести к мини-
мальному перечень показателей, необходимых для оценки криминологичес-
кой обстановки.
Знание криминологической обстановки позволяет правильно оценить
оперативную обстановку, т.е. воздействие преступности на повседневную
жизнь людей, функционирование всех институтов общества, а с другой
стороны, воздействие на саму преступность со стороны этих институтов,
особенно правоохранительной системы. Преступность, как самопроизводя-
щая система, имеет свойство негативно воздействовать на жизнь общест-
ва. Поэтому знание оперативной обстановки позволяет выработать меры
противодействия преступности уже в повседневной жизни.
К.К.Горяинов характеризует оперативную обстановку как служебное
(ведомственное), управленческое понятие, относящееся главным образом к
области поседневной деятельности прежде всего органов внутренних дел
по борьбе с преступностью и иными правонарушениями, используемое в
процессе оперативного анализа, организации, управления деятельностью
органов внутренних дел и их служб < <75>>. Как видно из этой позиции,
центральное место в повседневном противодействии преступности отводит-
ся органам внутренних дел.
Оценка оперативной обстановки также сводится к оценке преступнос-
ти, но уже по иным показателям, чем в криминологической обстановке, и
оценке сил и средств органов внутренних дел по специфическим показате-
лям, чем других субъектов воздействия на преступность. Это связано с
процессами и явлениями внутри преступности, которые происходят там в
процессе самопроизводства и под воздействием органов внутренних дел.

Поэтому важно разделить показатели преступности на криминологи-
ческие и оперативные, характеризующие одну и ту же преступность с раз-
ных позиций. Тогда возможно и разделение влияния на преступность, точ-
нее определенные ее стороны или процессы. Этим определится и объем то-
го влияния, которое может и обязано оказывать на преступность орган
внутренних дел. Тогда от деятельности органов внутренних дел будут за-
висеть не все показатели преступности, а только оперативные, причем
только часть из них. На другую часть оперативных показателей преступ-
ности будут оказывать влияние другие элементы системы уголовной юсти-
ции. Конкретизация объема влияния органов внутренних дел на преступ-
ность позволяет установить объем "вины" и объем предупредительной ра-
боты этих органов, их место в социальном предупреждении преступности.
Все меры социального предупреждения криминологи делят на общие
(общесоциальные) и специальные (специально-криминологические). Причем
они отмечают, что за рамками этих мер остаются меры организационного и
правового характера < <76>>. Вместе они и определяют всю систему мер
стратегии государства по сдерживанию преступности, защиты общества от
преступных проявлений.
Иную трактовку термина "социальный" предлагает использовать в
криминологическом плане Г.М.Резник. Он делит предупредительные меры на
общие и специальные (без добавления прилагательных "социальные" и
"криминологические"). Социальная мера может быть не только общей, от-
мечает Г.М.Резник, но и специальной, и реализовываться на различных
уровнях: общем, особенном и единичном. Термин "социальный" в кримино-
логии предполагает использование в борьбе с преступностью иных мер,
нежели применение наказания < <77>>. В связи с этим им предлагается ис-
пользовать термин "социальные предупредительные меры".


# 2. Практическая реализация концепции предупредительной
работы на региональном уровне

Вышеназванные методологические основы предупреждения преступности
еще не находят своего полного практического применения на региональном
уровне. Это видно на примере некоторых краев и областей Дальневосточ-
ного региона.
Так, в период 1991-1993 гг. на сессиях и малых бывших советах-
краевых и областных расформированных Советов народных депутатов были
утверждены ряд программ по преступности: в Приморском и Хабаровском

краях - "Программа укрепления социалистической законности и правопо-
рядка", Камчатской области - "Комплексная программа мер по защите прав
граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с преступностью", Саха-
линской области - "Программа по укреплению правопорядка и усилению
борьбы с преступностью".
Судя по названиям программ, их составители ставили перед собой
широкий спектр целей без учета складывающейся криминологической и опе-
ративной обстановки, конкретных для Дальнего Востока социально-эконо-
мических, географических, демографических, исторических, психологичес-
ких и иных факторов, продуцирующих преступность в целом по региону и
этих краях и областях. Анализ содержательной стороны вышеперечисленных
программ подтверждает это.
В программе укрепления социалистической законности и правопорядка
в Приморском крае на 1990-1995 гг., одобренной второй сессией краевого
Совета народных депутатов 12 сентября 1992 года, в первом ее разделе
определены приоритетные направления правоохранительной деятельности в
сфере: обеспечения социалистической законности, социальной профилакти-
ки и борьбы с преступностью.
Во втором разделе дан развернутый перечень мероприятий по укреп-
лению социалистической законности и правопорядка, который состоит из
шести основных подразделов:
1. Социально-экономические и организационные мероприятия (созда-
ние различных групп из специалистов и координирующих советов; спецуч-
реждений для изоляции подростков и взрослых; принятие противопожарных
мер; установка дополнительных телефонов-автоматов и т.д.);
2. Совершенствование правового регулирования и правового воспита-
ния (внесение предложений в бывший Верховный Совет и Совет Министров
Российской Федерации по изменению ряда законодательных актов; органи-
зация правовой пропаганды и юридического всеобуча среди населения и
общественности края);
3. Развитие социально-правовой активности граждан, участие об-
щественности в правоохранительной деятельности (создание ДНД, спецдру-
жин, отрядов юных друзей милиции и т.п.);
4. Организационное и кадровое обеспечение правоохранительной дея-
тельности (введение дополнительной штатной численности органов внут-
ренних дел; расширение форм обучения для получения юридического обра-
зования; проведение профессиональной ориентации школьников и гражданс-
кой молодежи);

5. Научно-методическое обеспечение правоохранительной деятельнос-
ти (подготовка методических пособий по профилактике; разработка норм
нагрузки на одного работника органов внутрненних дел основных служб);
я2
я0
я2- 129 -я0
6. Материально-техническое обеспечение правоохранительной деятельности
(строительство и реконструкция служебных и жилых зданий, объектов со-
циально-бытового и медицинского назначения; приобретение аппаратуры
связи, оперативной техники, ПЭВМ, автомашин).
В третьем разделе - "Организационное обеспечение реализации прог-
раммы" - говорится о создании при краевом Совете народных депутатов
советов по интенсификации правоохранительной деятельности с секциями
по отдельным направлениям этой деятельности.
Как видно, данная программа не отражает план действий по ослабле-
нию криминогенной ситуации в крае и переходе его в разряд территорий с
положительной криминологической обстановкой. Она представляет собой
простой перечень мероприятий различных государственных органов и об-
щественных организаций, нужных, но отражающий многоцелевой характер
программы, который не связан с происходящими тенденциями в преступнос-
ти, экономике и социальной жизни края. Подобным образом построена ана-
логичная программа (по названию и содержанию) в Хабаровском крае.
Программы, разработанные в Сахалинской и Камчатской областях,
несколько отличаются от программ, разработанных в Приморском и Хаба-
ровском краях. Правда, это отличие не носит принципиального характера.
В них сделана попытка анализа криминологической и оперативной обстано-
вок в синтезе, а не раздельно. Рассмотрим одну из них, например по Са-
халинской области.
При анализе криминогенной ситуации в области в преамбуле програм-
мы показаны большей частью статистические данные, отражающие оператив-
ную обстановку, чем криминологическую. Поэтому приведенные для иллюст-
рации в сгруппированном виде мероприятия хотя и являются важными, но
не отражают полностью происходящих тенденций в преступности в резуль-
тате взаимодействия негативных процессов в обществе.
В первом разделе программы имеется анализ криминогенной ситуации
в области, но только за последние два года, предшествующие разработке
программы. В нем правильно отмечено, что основной прирост объем прес-
тупности произошел за счет краж государственного и личного имущества
граждан. Продолжается рост преступности несовершеннолетних, но не от-

мечено среди какой категории и в каких районах области. Все большую
опасность представляют организованные преступные группы. Органы внут-
ренних дел не обладают достаточным уровнем материально-технического и
кадрового обеспечения. Хотя значительно больше раскрывается и рассле-
дуется неочевидных преступлений, но увеличивается число нераскрытых
преступлений и неразысканных преступников, что связано с возросшей
нагрузкой на работников органов внутренних дел.
Сделанные выводы не подкреплены статистическими данными, не дета-
лизированы и не имеют связи с глубинными процессами в экономике, де-
мографии, социальной жизни населения и его социальных групп.
Во втором разделе - "Организационные мероприятия" - предусмотрены
следующие блоки мер:
1. "Профилактика правонарушений, обеспечение личной и имуществен-
ной безопасности":
- группа мероприятий по заслушиванию руководителей; пропаганде
необходимости участия населения в правоохранительной деятельности;
правовому всеобучу населения и созданию для этого условий;
- группа мероприятий по профилактической работе среди подростков
по месту жительства; созданию специальных учреждений закрытого типа
для несовершеннолетних; их трудоустройству; психологической помощи
учащимся; материальной помощи семьям с неблагоприятными условиями вос-
питания детей; сохранению культурных и спортивных обществ для детей;
- группа мероприятий по созданию ночлежек для освобожденных из
мест лишения свободы; обеспечению их местами в общежитиях, специальных
медицинских учреждениях для лечения;
- группа мероприятий по предотвращению краж личного имущества
граждан (внедрение охранной сигнализации; выпуск замков и дверей повы-
шенной прочности; оборудование платных автостоянок);
- группа мероприятий по повышению эффективности реагирования ор-
ганов внутренних дел на преступные проявления (введение дополнительной
численности в дежурные части; проверка наличия телефонов-автоматов и
уличного освещения; их своевременное исправление);
- отдельные мероприятия по организации регулярных выездов работ-
ников правоохранительных органов за рубеж; созданию ремонтной базы для
импортных автомашин; освобождение работников органов внутренних дел от
сельскохозяйственных работ; решение вопроса о приобретении фермерами
охотничьего оружия.
2. "Материально-техническое, финансовое обеспечение, капитальное

строительство":
- группа мероприятий по установке квартирных телефонов участковым
инспекторам милиции в сельской местности; первоочередному выделению
горюче-смазочных материалов; приобретению персональных компьютеров,
специальной и криминалистической техники, импортных автомашин специ-
ального назначения; улучшению медицинского обслуживания сотрудников и
членов их семей; выделению сельскохозяйственной продукции для исправи-
тельно-трудовых учреждений;
- группа мероприятий по строительству и реконструкции служебных и
жилых помещений для правоохранительных органов, учреждений пожарной
охраны, судебно-медицинских учреждений.
В третьем разделе - "Кадровое обеспечение, социальная защита" -
предусмотрены мероприятия по выделению дополнительной штатной числен-
ности првоохранительных органов, а также выделению продовольственного
пайка и автомашин для служебного пользования.
В четвертов раздел - "Меры по укреплению правоохраниельных, пра-
воприменительных и контролирующих органов, не финансируемых по местно-
му бюджету, и обеспечению правопорядка на транспорте" - дается пере-
чень мер по обеспечению функционирования вновь созданной службы управ-
ления ФСБ по Сахалинской области и налоговой инспекции, а также по ук-
реплению милиции на транспорте. К программе приложены финансовые и ко-
личественные расчеты потребностей в технике, штатах и объектах строи-
тельства.
Изложенные мероприятия также носят общий характер и являются пе-
речнем мер по улучшению повседневной деятельности правоохранительных
органов.
Исходной методологической ошибкой рассмотренных программ, по мне-
нию автора данного пособия, является отсутствие глубокого анализа кри-
минологической и оперативной обстановок, который становится осново-
полагающим началом при их составлении. Он должен содержать общий и
структурный анализ преступности, его криминологических и оперативных
показателей, существующих в нем тенденций в динамике и по местностям;
экономических, социальных, демографических, исторических, психологи-
ческих и иных факторов, детерминирующих преступность и ее виды; влия-
ние этих факторов на отдельные социальные группы населения, их крими-
нальную зараженность и причины этого; эффективность деятельности всех
правоохранительных органов, степень обеспеченности их необходимыми си-
лами и средствами, реальных возможностей по выполнению ими своих за-

дач, степени участия других государственных органов и общественных ор-
ганизации в профилактике преступлений.
Другой методологической ошибкой, вытекающей из первой, является
неправильный выбор целей программной деятельности. Указанные в прог-
раммах цели носят общий, нецеленаправленный характер. Они не вытекают
из анализа криминогенной ситуации и носят больше глобальный оттенок,
чем местный. Некоторые цели и основные направления деятельности по
своему содержанию декларативны, чем исполнимы и достижимы в реальной
жизни. Ничего не говорится о том, где взять средства на реализацию
программы.
Например, в программе Приморского края ставится цель: укрепление
законности и правопорядка. Основными направлениями для обеспечения
этой цели являются: защита прав и законных интересов граждан, устране-
ние условий, способствующих привлечению невиновных к административной
и уголовной ответственности, обеспечение гарантий от произвола долж-
ностных лиц, обеспечение законности и обоснованности решений, принима-
емых правоохранительными органами. А в программе по Хабаровскому краю
имеется такое главное направление деятельности по обеспечению закон-
ности как "более полное правовое обеспечение деятельности правоохрани-
тельных органов".
В программе по Сахалинской области без достаточной проработки
проблемы ставится цель по снижению влияния негативных тенденций в ди-
намике и структуре преступности на социально-экономическую обстановку
в области. Из самого анализа криминогенной ситуации это влияние не вы-
текает. Несомненно правильно прогнозируется дальнейший рост преступ-
ности в связи с падением объемов производства и снижением уровня жизни
населения. Проблема влияния преступности на социально-экономическую
жизнь общества пока носит больше теоретический характер, чем практи-
ческий. Существующие методики обнаружения этого влияния еще не получи-
ли широкого применения.
Предполагаемая цель программы в сфере преступности, в сущности,
должна вытекать из анализа криминологической или оперативной обстанов-
ки, быть реально достижимой, а не декларативной, тем более произвольно
взятой из решений верховных органов власти без учета местных усло-
вий. Необходимо учитывать, что анализ криминологической обстановки по-
могает определить стратегию, а анализ оперативной обстановки - тактику
программной деятельности. При этом стратегия, как правило, вырабатыва-
ется на общегосударственном уровне, а тактика - на региональном и

местных уровнях. Исполнение же стратегии и тактики обуздания преступ-
ности происходит на всех уровнях. Хотя особенности развития регионов
могут вносить коррективы в стратегию решения проблем по преступности.
Это относится, прежде всего, к формированию экономики и социаль-
ной жизни территорий: созданию производственных мощностей и распреде-
лению производительных сил, объемов производства и его структуры, ин-
вестиционной и внешнеэкономической деятельности, научно-технического
потенциала, новых технологий и т.п., которые являются определяющими
при создании достаточного и достойного жизненного уровня, условий жиз-
ни и социальной защищенности каждого человека, каждой семьи, столь не-
обходимых для правильной ценностной ориентации, жизненных установок и
мотивов поведения.
Рассмотренные в программах мероприятия большей частью носят ве-
домственный характер, входят в компетенцию соответствующих министерств
и ведомств, требуют значительных ресурсов из федерального бюджета.
Это подчеркивает зависимость региональных программ от общерос-
сийской, а местных от региональных. Ограниченные возможности террито-
риальных органов власти не позволяют им самостоятельно устранять нега-
тивные процессы во всех сферах жизни, а значит и в самой преступности.
Регионы могут только ослабить их негативное влияние.
Продолжающаяся еще "война" законов, бюджетов, суверенизация тер-
риторий и т.п. представляют собой попытку регионов приобрести некото-
рую самостоятельность в решении более широкого круга задач, в первую
очередь, в области экономики и социальной сфере. Поэтому региональные
программы по преступности, требующие огромные бюджетные расходы (от
2-х до 16% государственного бюджета по оценкам международных организа-
ций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями), в
принципе уже не могут быть выполнимы, но даже и их выполнение не может
сколько-нибудь серьезно повлиять на криминологическую обстановку или
преломить негативные тенденции в преступности.
В связи с переходом к рыночным отношениям, новой политической и
экономической системе появляются попытки законодательного предоставле-
ния регионам свободы в формировании бюджетов, предусматривая в нем
расходы на правопорядок, социальную защиту населения, развитие бизнеса
и предпринимательства, создание специализированных формирований по ох-
ране общественного порядка, жилых и иных помещений, установление и
усиление штрафных санкций за административные правонарушения. Все же
отсутствие достаточных средств в бюджете требует перехода на целевые

программы по отдельным направлениям правоохранительной деятельности,
либо отдельным видам преступлений, либо отдельным наиболее криминально
активным социальным группам населения.
Примером целевой программы может служить "Государственная прог-
рамма укрепления и развития правоохранительных органов на 1993-1995
гг. с ее финансовым и материально-техническим обеспечением", о которой
было сказано в постановлении седьмого уже упраздненного Съезда народ-
ных депутатов Российской Федерации от 14 декабря 1992 года "О состоя-
нии законности, борьбы с преступностью и коррупцией".
Кроме того, Указом Президента Российской Федерации N 1338 от 6
сентября 1993 года предусматривается финансирование профилактической
деятельности органов внутренних дел по безнадзорности и правонарушени-
ям несовершеннолетних. Распоряжением Президента Российской Федерации
от 15 ноября 1993 года N 734-рп утвержден план мероприятий по усилению
охраны общественного порядка, защиты прав и личной безопасности граж-
дан, их имущества от противоправных посягательств.
Во избежание отмеченных выше методологических просчетов и ошибок
при составлении различного рода региональных программ в сфере борьбы с
преступностью и правонарушениями предлагается руководствоваться следу-
ющими принципами.
1. я_СИСТЕМНОСТЬ.я. Этот принцип применяется при решении проблем,
имеющих общегосударственное значение. К ним можно отнести наркоманию,
пьянство, преступность среди несовершеннолетних, а также увеличение
штатной численности отраслевых структур федеральных органов юстиции,
вопросы строительства. Составление программ по этим проблемам требует-
ся на всех уровнях: общегосударственном (федеральном), региональном и
местном. Программы высшего уровня являются директивными по отношению к
программам нижестоящего уровня, которые детализируются с учетом осо-
бенностей данного уровня.
Системность также проявляется в том, что эти программы составля-
ются с учетом проблемного решения экономических, социальных и других
задач, которые являются задачами более высокого порядка, чем задачи
преступности.
2. я_КОМПЛЕКСНОСТЬ. я.Он обусловлен многаспектностью многих проблем
по преступности, что требует усилий для их решения по нескольким нап-
равлениям с участием разных субъектов воздействия на преступность.
Например, решение проблем с преступностью среди несовершеннолет-
них требует согласованных действий как различных субъектов (семьи,

школы, органов внутренних дел, органов здравоохранения, опеки и попе-
чительства, народных судов), так и по различным направлениям (воспита-
ние, здоровье, досуг, образование, трудоустройство).
3. я_НАУЧНОСТЬ.я. Составление региональных программ основывается на
научных рекомендациях. Оно проходит определенные последовательные эта-
пы. На каждом из них осуществляются различные действия по имеющимся
методикам. Так, на подготовительном этапе осуществляется сбор, обра-
ботка и анализ информации. При этом используются статистические, мате-
матические, логические и т.п. методы их обработки и анализа. В состав-
лении программ участвуют специалисты из других областей знаний. Науч-
ный подход предполагает и прогноз изменения состояния исследуемого
объекта в будущем.
4. я_РЕАЛИСТИЧНОСТЬ.я. Программы должны быть реально выполнимы. Это
достигается правильностью выбора целей и постановкой задач, ресурсным
обеспечением, подбором соответствующих субъектов исполнения, возмож-
ностью контроля за выполнением, своевременной корректировкой мероприя-
тий, установлением сроков и т.д.
5. я_ТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ.я. Составление программ во многих случаях
должно быть связано с какой-то территорией, с ее выбором. Программа
планируется либо на всю территорию данного уровня, либо на часть ее.
Это позволяет проводить эксперименты на ограниченной территории, эко-
номить ресурсы, время.
6. я_ФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ.я. Этот принцип очень важен и актуален. Он
предполагает выполнение функций правомочным субъектом и не позволяет
выполнение субъектом не свойственных ему функций, либо функций других
субъектов.
7. я_ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ.я. Включение данного принципа в научный оборот
является важным шагом на пути правильного выбора субъекта и соответс-
твующего ему объекта воздействия. Этим можно избежать возложения от-
ветственности субъекта за несоответствующий ему объект. В частности,
органы внутренних дел не могут нести ответственность за рост преступ-
ности или отдельных ее видов. Развитие преступности некоторыми автора-
ми рассматривается даже как частный случай проявления цикличности в
развитии общества < <78>>. Это объективный процесс и он не зависит от
деятельности органов внутренних дел.

# 3 Роль органов внутренних дел в предупреждении
преступлений

Как уже было сказано выше, при решении региональных проблем, свя-
занных с преступностью, необходимо обратить внимание как на криминоло-
гическую обстановку, так и на оперативную.
Улучшение криминологической обстановки связано с разрешением про-
тиворечий во всех сферах жизни общества, а улучшение оперативной обс-
тановки - с решением проблем в правоохранительной деятельности, глав-
ным образом, органов внутренних дел.
С учетом результатов (даже неполного, в пределах возможностей
автора) анализа состояния преступности и детерминирующих ее факторов
на Дальнем Востоке, рассмотренных в главе 1, можно выделить некоторые
узловые проблемы и в связи с этим приоритетные направления по стабили-
зации криминологической и оперативной обстановки в регионе, а также
место и роль органов внутренних дел в предупреждении преступности, ко-
торые являются основной "ударной" силой в противодействии преступнос-
ти.
1. В Дальневосточном регионе жизненный уровень населения длитель-
ное время остается самым низким в стране. Это связано с ориентировани-
ем экономики региона на государственные нужды (оборона, экспорт, охра-
на границ), а не социальные; постоянными дотационными вливаниями в
экономику региона из союзного, а теперь федерального бюджета; зависи-
мостью от централизованных поставок сырья для промышленности, продо-
вольственных и промышленных товаров для населения; неразвитостью соци-
альной инфраструктуры; отсутствием трудовых ресурсов; бесправием реги-
она в решении экономических и социальных вопросов.
2. Экономическое, социальное, политическое, историческое, демог-
рафическое состояние региона предопределило и духовное его состояние.
Человеческая общность Дальнего Востока формировалась в роли изгоя об-
щества. В большей части принудительное переселение людей, образование
военных поселений, организованный набор трудоспособного населения из
других регионов, становление территории как место ссылки, высылки, по-
селения и отбывания наказания преступников, отрыв от основных культур-
ных центров, отсутствие связей с внешним миром породило и особую соци-
альную общность людей, с особой психологией, ценностными ориентациями
и жизненными установками. Это повлияло на развитие в регионе в более
тяжелых формах таких негативных социальных явлений, как потребительст-
во, рвачество, правовой нигилизм, местничество, корпоративность, бес-

цельность в жизни, бескультурье, насилие, пассивность. Отсюда и соот-
ветствующий образ жизни населения региона.
3. На Дальнем Востоке отмечается стабильный рост преступности. С
началом "реформ" кризисное состояние общества усилилось. После введе-
ния свободных цен начался обвальный рост преступности. Уровень прес-
тупности на 100 тыс. человек в Дальневосточном регионе постоянно пре-
вышал этот показатель в среднем по стране. В последние годы это превы-
шение особенно усилилось. Высокие показатели преступности отмечаются в
Приморском и Хабаровском краях.
Проведенный анализ показывает стабильную зависимость роста прес-
тупности от снижения уровня жизни и девальвации образа жизни. Более
низкий уровень жизни на Дальнем Востоке за исследуемый период, особен-
но в Приморском и Хабаровском краях, более высокий уровень криминаль-
ной зараженности в них, вызывает более высокий рост преступности, чем
в среднем по России и других территориях Дальнего Востока.
4. Преступность Дальнего Востока характеризуется повышенной об-
щественной опасностью. В регионе более быстрыми темпами растут тяжкие
преступления, чем преступления, не представляющие большой общественной
опасности, за которые предусмотрено наказание до одного года лишения
свободы (иногда их называют "малозначительными"). Удельный вес послед-
них стремительно падает. С точки зрения реальных закономерностей прес-
тупности, как отмечает В.И.Долгова < <79>>, на одно тяжкое преступление
должно приходится несколько малозначительных. Если их доля в общей
преступности уменьшается соответственно все меньше шансов на предуп-
реждение тяжких преступлений путем своевременного реагирования на дея-
ния меньшей тяжести. Рост только тяжких преступлений свидетельствует о
том, что органы внутренних дел не имеют реальной возможности по пере-
работке в законном порядке большого числа малозначительных преступле-
ний.
Поэтому одним из приоритетных направлений в деятельности правоох-
ранительных органов должно стать повышенное внимание к этим видам
преступлений.
5. В структуре преступности Дальнего Востока отмечено, что удель-
ный вес городской преступности в несколько раз выше, чем сельской. Это
соответствует и большему удельному весу городского населения, чем
сельского. В связи с чем на Дальнем Востоке больше внимания уделялось
преступности в городах, чем на селе.
Проведенный анализ городской и сельской преступности в Дальневос-
точном регионе (на примере Приморского края) показал, что более быст-

рыми темпами растет сельская преступность, чем городская. В перспекти-
ве криминологическая обстановка в сельской местности может выйти
из-под контроля и перейти в разряд неблагополучной.
Это связано с более низким уровнем жизни сельского населения
(значительно меньше размер заработной платы, низкий уровень обеспече-
ния качественным жильем со всеми видами благоустройства, узким ассор-
тиментом продовольственных и промышленных товаров и услуг). Кроме то-
го, в сельской местности более высокий уровень миграции жителей, чем в
городской местности. Это также фактор роста сельской преступности.
В связи с этими выводами исследования, другим приоритетным нап-
равлением по стабилизации криминологической обстановки на Дальнем Вос-
токе следует считать решение комплекса проблем, связанных с нейтрали-
зацией причин роста преступности в сельской местности.
6. Анализ структуры преступности по характеру преступлений (на-
сильственный, общеуголовно-корыстный, экономический и насильствен-
но-корыстный виды) выявил некоторые тенденции в развитии отдельных ее
видов на Дальнем Востоке.
Львиную долю в структуре всей преступности составляет общеуголов-
ная корыстная преступность. Наибольшее число этого вида преступности
регистрируется в Приморском крае. Интенсивность общеуголовной корыст-
ной преступности за исследуемый период в Дальневосточном регионе уве-
личилась в несколько раз по сравнению с другими видами преступности и
в среднем по России. В структуре этого вида преступности около полови-
ны преступлений составляют кражи государственного и личного имущества
граждан, 2/3 из них это кражи из квартир, особенно в Сахалинской об-
ласти.
Для Дальневосточного региона в большей степени, чем для Российс-
кой Федерации, характерна более высокая интенсивность таких преступле-
ний насильственного вида, как умышленные убийства (Якутия), умышленные
тяжкие телесные повреждения (Хабаровский край).
Практически весь объем прироста преступности происходит за счет
общеуголовной корыстной преступности. Причина совершения корыстных
преступлений лежит в плоскости материального обеспечения людей всем
необходимым для их достойной жизни, а также в сфере их духовности.
Для снижения уровня корыстной преступности в Дальневосточном ре-
гионе необходимо обеспечивать жителей региона достаточным количеством
продовольственных и промышленных товаров, расширять их ассортимент,
увеличивать объем предоставляемых населению услуг, оказывать помощь

малообеспеченным слоям населения, развивать местное производство, рас-
ширять сеть общественных и благотворительных пунктов питания, разви-
вать мелкое предпринимательство, обеспечивать рабочими местами макси-
мальное число трудоспособного населения и т.п.
7. Особое состояние криминологической обстановки в Дальневосточ-
ном регионе также вытекает из анализа характеристик отдельных социаль-
ных групп населения, выделяемых по различным основаниям.
В числе лиц, совершивших преступления, больше половины составляют
рабочие, чей удельный вес выше, чем по России. Среди них распростране-
ны такие преступления как кражи (Приморский край), преступления, свя-
занные с наркотиками (Приморский край), злостное уклонение от уплаты
алиментов (Камчатская область).
Однако самая высокая интенсивность совершения преступлений наблю-
дается среди крестьян, самой малочисленной социальной группы. Среди
них наибольшее распространение получили кражи (Приморский край), хули-
ганство (Камчатская область), преступления, связанные с наркотиками
(Приморский край).
Среди причин совершения ими преступлений следует выделить низкий
уровень и деформацию образа жизни (у крестьян в большей степени, чем у
рабочих).
Общим направлением по снижению преступности среди сельских жите-
лей будет, таким образом, повышение их жизненного уровня и изменение
образа жизни. Для детализации этих общих мер и выявления причин совер-
шения перечисленных преступлений требуются дополнительные исследова-
ния.
8. Для Дальневосточного региона характерен рост и высокая крими-
нальная активность среди молодежи, особенно в возрасте 14-17 лет, чем
в Российской1 Федерации. Среди исследуемых территорий Дальнего Востока
наибольшее число молодежи, совершающее преступления, отмечается в При-
морском крае, а несовершеннолетних - в Сахалинской области.
Эти же закономерности проявляются и при исследовании такой соци-
альной группы как учащиеся, которые делятся на учащихся общеобразова-
тельных школ, профессионально-технических училищ (ПТУ) и средних спе-
циальных и высших учебных заведений. Наибольшее число учащихся общеоб-
разовательных школ совершают преступления в Магаданской области и Яку-
тии, профессионально-технических училищ - в Приморском крае. При этом
на Дальнем Востоке выше доля учащихся общеобразовательных школ, совер-
шивших преступления, в России - ПТУ.

В то же время наибольшую криминальную активность проявляют учащи-
еся ПТУ и средних специальных и высших учебных заведений. Из двух исс-
ледованных территорий криминальная активность их в 3-4 раза выше в
Камчатской области, чем в Приморском крае. Среди учащейся молодежи,
совершившей преступления, в Камчатской области,распространены кражи
всех форм собственности, 3/4 из них - кражи чужого имущества граждан,
хулиганство, грабежи и разбои, изнасилования. А в Приморском крае сре-
ди них распространены преступления, связанные с наркотиками. Здесь ими
совершается этих преступлений в 10 раз больше, чем в Камчатской облас-
ти.
Уже замечено, что в профессионально-технических училищах сосредо-
точены учащиеся чаще всего из неблагополучных семей (в плане матери-
ального достатка, уровня воспитания и степени образованности).
Из этого следует, что в криминологическом плане особое внимание
требуют к себе учащиеся ПТУ, а в Камчатской области и студенты ВУЗов.
9. На криминологическую обстановку влияет и сама преступность,
точнее такое ее свойство как самовоспроизводство. Последнее зависит от
состояния рецидива.
В Дальневосточном регионе преступность характеризуется более вы-
соким уровнем рецидива, чем в России. Наибольшее число рецидивистов,
совершивших преступления от числа всех совершивших преступления, отме-
чается в Хабаровском крае и Сахалинской области. В них же и более вы-
сокий темп прироста этой категории лиц.
Высокая степень общественной опасности рецидивистов определяется
самым высоким уровнем их криминальной активности. По Дальнему Востоку
она в 2-3 раза выше, чем даже среди учащихся ПТУ с самым высоким уров-
нем преступной активности.
К основным приоритетным направлениям в предупредительной деятель-
ности следует отнести разрешение вопросов, связанных с рецидивной
преступностью, главным образом в Хабаровском крае, Камчатской и Саха-
линской областях.
В целом же уменьшение масштабов преступности невозможно без про-
ведения глобальных социально-экономических преобразований в стране.
Точнее речь должна идти об уменьшении темпов прироста тех видов прес-
тупности, которые объективно увеличивают общий объем преступности,
причем более быстрыми темпами, чем размерами своей доли в этом объеме.
Кроме того, разрешение коренных противоречий в обществе позволяет
существенно изменить систему противодействия преступности, в том числе

и со стороны правоохранительных органов. Эффективность последних зави-
сит от тех возможностей, которые ей реально предоставлены обществом в
лице государства. Эти возможности создают предпосылки контроля право-
охранительным органам, главным образом органам внутренних дел, над
оперативной обстановкой в регионе.
Система контроля над оперативной обстановкой складывается из ее
анализа, определении приоритетных направлений и узловых проблем, раз-
работке текущих, перспективных и специальных планов по совершенствова-
нию деятельности органов внутренних дел.
Напомним, что оперативная обстановка складывается из результатов
взаимодействия преступности и деятельности органов внутренних дел. Но
преступность в оперативной обстановке оценивается по иным, чем в кри-
минологической обстановке, показателям, которые характеризуют преступ-
ность как результат воздействия на нее органами внутренних дел. Пра-
вильная оценка показателей преступности в оперативной обстановке поз-
воляет определить адекватность противодействующих ей сил и средств и
степень эффективности контроля органами внутренних дел над преступ-
ностью.
Преступность в оперативной обстановке также не однородна по своей
природе. Структура преступности в оперативной обстановке складывается
из таких ее видов как неочевидная преступность, уличная преступность,
преступность в общественных местах, преступность на транспорте, в мес-
тах лишения свободы и т.д. Показатели этой преступности и ее видов
предусмотрены соответствующими формами отчетности на федеральном и
местном уровнях. Преступность и ее виды в оперативной обстановке и их
показатели могут стать предметом самостоятельных исследований.
Эффективность органов внутренних дел напрямую зависит от тех сил
и средств, которыми они располагают на момент оценки оперативной обс-
тановки. Эти силы и средства состоят из штатной расстановки личного
состава, т.е. нормативной и фактической численности личного состава
органов внутренних дел, различных служб, качественного состава кадров;
наличия сил оперативного реагирования; системы комплектования; подго-
товки и переподготовки кадров; уровня служебной и физической подготов-
ки сотрудников; наличия оперативной и криминалистической техники;
средств связи; оргтехники; транспортных средств передвижения и специ-
альной техники; наличия и уровня систем обработки и хранения информа-
ции; обеспечения служебными помещениями; материально-технического, фи-
нансового, медицинского, социального и правового обеспечения органов

внутренних дел.
Однако органы внутренних дел Дальнего Востока не располагают дос-
таточными силами и средствами, чтобы на высоком профессиональном уров-
не противостоять преступности. Об уровне профессионализма можно судить
по количественным и качественным характеристикам личного состава орга-
нов внутренних дел. Автором исследовались эти вопросы в связи со зна-
чительным ростом преступности в регионе < <80>>.
Полученные результаты исследования преступности и кадрового обес-
печения органов внутренних дел показали, что за период 1976-1993 гг.
темп прироста преступности опережал темп прироста штатной численности
примерно на 10%. Причем, если это различие в начальный период было
двухкратным, то в конечный - четырехкратным.
Опережающий рост преступности на Дальнем Востоке вел к постоянно-
му увеличению нагрузки на сотрудников, а значит и к снижению качества
их работы. Так, если в 1980 году фактическая нагрузка на одного работ-
ника превышала нормативную только в 1,8 раза, то в 1990 году - 3,6 ра-
за, а в 1993 году - 4,2 раза по основным службам. Несмотря на то, что
численность личного состава за этот период увеличилась практически в
три раза, преступность же за это время увеличилась в пять раз.
"Простое" увеличение численности личного состава без качественно-
го улучшения не может решить проблему сокращения преступности. Опере-
жающий рост его по сравнению с ростом преступности может только улуч-
шить оперативную обстановку в регионе, но не кардинально изменить ее.
На эффективность деятельности органов внутренних дел влияют не
только количественные, но и качественные характеристики кадрового
обеспечения: уровень образования, стаж службы в занимаемой должности и
органах МВД, возрастной состав и т.д. Рассмотрим некоторые из них.
В структуре кадров органов внутренних дел имеются должности, под-
лежащие замещению с необходимым уровнем образования. Например, долж-
ности среднего и старшего начальствующего состава замещаются специа-
листами с высшим или средним специальным образованием.
На практике эти должности, замещаемые специалистами только высшей
квалификации, замещаются ими на 2/3. При этом число таких специалистов
постоянно снижается. Более того, неоправданно снижается число специа-
листов с юридическим образованием, которое является профилирующим в
системе МВД. Так, число юристов с высшим образованием среди следовате-
лей органов внутренних дел снизилось с 76,7% в 1976 году до 61,8% в
1993 году. При всем том, что должности следователей замещаются только

юристами высшей квалификации.
В органах внутренних дел наметилась и другая негативная тенденция
- снижение общеобразовательного уровня личного состава по сравнению с
этим уровнем среди населения, специалистов госпредприятий и даже среди
лиц, совершивших преступления. Например, за период 1979-1989 гг. обще-
образовательный уровень среди населения вырос: с высшим образованием в
1,9 раза. со средним специальным - в 1,6 раза. В органах внутренних
дел Приморского края за этот период число сотрудников с высшим образо-
ванием увеличилось в 1,8 раза, а со средним специальным - в 1,08 раза.
И это в крае, где число ВУЗов в несколько раз больше, чем в других
местностях Дальнего Востока.
По сравнению со специалистами аппарата государственног число
сотрудников органов внутренних дел с высшим образованием, в том числе
со средним специальным, меньше в 1,4 раза.
Более быстрыми темпами повышается образовательный уровень лиц,
совершивших преступления, чем сотрудников органов внутренних дел.
Средний темп прироста среди этой категории населения лиц с высшим и
средним специальным образованием составил 137,7%, среди же сотрудников
- 81,1%. Уровень образования среди преступников на 1000 чел. за пери-
од, например 1979-1989 гг., вырос в 2,2 раза, а среди сотрудников -
только в 1,4 раза.
Не подлежит сомнению тот факт, что профессиональный уровень сот-
рудников правоохранительных органов зависит не только от уровня обра-
зования, но и от продолжительности работы в органах МВД и в занимаемой
должности. Общеизвестно, что специалист приобретает необходимые навыки
после 3 лет практической работы. О его высоком профессиональном уровне
можно говорить уже после 10 лет работы. Чем больше специалистов-про-
фессионалов работает в органах внутренних дел, тем выше уровень про-
фессионализма в работе органов внутренних дел и выше эффективность
правоохранительной деятельности.
Несколько иное положение складывается на практике (см. таблицу
17).

Таблица 17

Средние показатели удельного веса работников
основных служб по стажу работы в занимаемой
должности за 1976-1993 гг. (%%)

-------------------------------------------------------------------------------------------
Стаж службы ! ! !Участк. ! в том числе !
в должности ! УР ! БЭП ! ИДН !инспек. !-------------------- ! СО
! ! ! !милиции !город.! сельск. !
! ! ! ! !местн.! местн. !
---------------------------------------------------------------------------------------------
до 1 года 18,7 15,6 15,8 19,9 19,0 25,0 14,2

от 1 года 30,2 26,1 25,4 38,8 39,8 33,5 23,3
до 3 лет

от 3 лет 44,8 43,4 46,3 36,6 37,1 36,2 47,1
до 10 лет

Свыше 10 6,3 14,9 14,6 4,1 4,6 5,3 15,4
лет
---------------------------------------------------------------------------------------------

Как видно из таблицы, около половины сотрудников основных служб -
со стажем работы до 3-х лет. Это те сотрудники, которые только еще
приобретают практически навыки работы, познают ее специфику и опреде-
ляют свое место в системе МВД. Сотрудники же профессионалы (прорабо-
тавшие свыше 10 лет в одной службе) составляют незначительное число и
оно колеблется в пределах 4-15%. Подавляющее число сотрудников имеют
стаж от 1 года до 3-х лет (от 23,3 до 38,8%) и от 3-х до 10-ти лет (от
36,6 до 47,1%), которые и показывают реальный уровень профессионализма
в деятельности органов внутренних дел. Снижение этого уровня ведет к
ослаблению противостояния преступности.
Наглядно это можно проследить на примере службы участковых инс-
пекторов милиции и преступности в сельской местности. Удельный вес
численности участковых инспекторов милиции со стажем работы в занимае-
мой должности до 1 года в сельской местности выше на 6%, чем в городс-
кой, от 1 года до 3-х лет ниже на 6,4%, от 3-х до 10-ти лет - на 1,1%.
Следовательно, профессиональный уровень участковых инспекторов милиции
в сельской местности уже по этому признаку ниже, чем в городской.
В этот же период (1976-1993 гг.) в Приморском крае имеет место
тенденция роста количества зарегистрированных преступлений именно в

сельской местности, а не в городской. Средний темп прироста их в сель-
ской местности составил 80%, в городской - 66,6%. Средний же темп
прироста численности участковых инспекторов милиции в сельской мест-
ности составил: со стажем работы в занимаемой должности до 1 года -
27,1%, от 1 года до 3-х лет - 35,6%, в городской местности - соответс-
твенно 5,6 и 8,3%, в результате чего их удельный вес в сельской мест-
ности превысил этот показатель в городской местности - со стажем до 1
года на 4%, от 1 года до 3-х лет на 9,6%.
Если провести аналогичное исследование в области материально-тех-
нического, финансового или иного обеспечения органов внутренних дел,
то можно будет установить явное несоответствие между усилением нега-
тивных тенденций в преступности и ослаблением помощи правоохранитель-
ным органам в противодействии нарастающему валу преступности. Об этом
свидетельствуют и социологические опросы населения и работников орга-
нов внутренних дел.
Так, в феврале 1995 года сотрудниками Дальневосточного региональ-
ного отдела НИИ МВД России при участии автора было проведено анкетиро-
вание 2000 чел. населения и 1200 сотрудников в Приморском и Хабаровс-
ком краях. Камчатской и Сахалинской областях по квоте пропорционально
выборке.
На обращение к гражданам с вопросом "Как Вы оцениваете деятель-
ность органов внутренних дел Вашего района?" ответы распределились
следующим образом: 35,6% - в основном удовлетворительно, 27,1% - неу-
довлетворительно, 37,3% - затруднились ответить. В наибольшей степени
граждане были неудовлетворены работой органов внутренних дел Камчатс-
кой области - 54,6% и Приморского края - 41,9%.
На подобный вопрос к работникам органов внутренних дел "Как по
Вашему мнению, за последний год изменилась деятельность Вашей службы
(подотдела)?" только 24,1% ответили положительно, 23,8% респондентов
затруднились ответить, а 52,1% считает, что она ухудшилась либо оста-
лась без изменения.
Обе категории респондентов указали практически на одни и те же
проблемы, которые затрудняют работу органов внутренних дел, а их реше-
ние может оказать серьезное противодействие росту преступности. По
степени важности ими были выделены такие узловые проблемы, как матери-
ально-техническое обеспечение органов внутренних дел (население -
45,6%, сотрудники - 61,4%),повышение зарплаты (население - 50,4%, сот-
рудники - 51,2%), возросшая интенсивность и напряженность милицейского

труда (население - 45,7%, сотрудники - 34,5%), низкий професиональный
уровень (население - 33,6%, сотрудники - 42,1%).
Из этих ответов респондентов видно, что основными приоритетными
направлениями улучшения оперативной обстановки в Дальневосточном реги-
оне будут: кадровое, материально-техническое, финансовое и т.п. обес-
печение органов внутренних дел в размерах, соответствующих темпам рос-
та преступности; повышение профессионального уровня правоохранительной
деятельности органов внутренних дел; снижение нагрузки на сотрудников,
создание всех условий для нормальной работы.
Для улучшения криминологической обстановки органы внутренних дел
в лучшем случае должны "сигнализировать" о наметившихся негативных
тенденциях социально-экономического или иного характера, имеющих кри-
минологическое значение, а не всегда пытаться их устранять.
Поэтому на фоне неблагоприятного развития криминологической обс-
тановки на Дальнем Востоке органы внутренних дел должны только оказы-
вать противодействие преступности, в том числе и предупреждать ее, в
пределах своей компетенции и реальных возможностей. Это может осущест-
вляться и на индивидуальном уровне, когда в своей повседневной дея-
тельности сотрудники сталкиваются с конкретными лицами, которые могут
или уже совершили преступления.
Как отмечается в литературе, предупреждение преступлений на инди-
видуальном уровне включает в себя профилактику, предотвращение и пре-
сечение... Самым ранним этапом предупредительной деятельности, направ-
ленной на недопущение преступления со стороны конкретной личности, яв-
ляется профилактика < <81>>. В этом случае правильнее было бы употреб-
ление выражения "профилактика личности", а точнее "профилактика крими-
ногенной или криминальной личности". Тогда смысл профилактики состоит
в улучшении или сохранении такого состояния этой личности, при котором
эта личность не совершит преступления. При таком сочетании слов сохра-
нится смысловая нагрузка слова "профилактика". Возможны и другие вари-
анты сочетания, при которых смысловая нагрузка этого слова сохраняет-
ся.
На индивидуальном уровне органы внутренних дел также не могут
воздействовать на причины конкретного преступления, которые определяют
как комплекс деформации микросреды, образа жизни и сознания лица, вы-
ражающий его индивидуальное отчуждение, конфликт личных интересов с
обществом, создающий сравнительно высокую вероятность совершения дан-
ным лицом преступления < <82>>.

Поэтому профилактическая деятельность органов внутренних дел сос-
тоит в выявлении асоциальной личности, которая в силу своих личностных
качеств, наличия антиобщественной установки и образа жизни может со-
вершить преступление, а также в выявлении условий, при которых облег-
чается такое поведение. Воздействуя на эту личность и условия соверше-
ния преступления, органы внутренних дел и другие субъекты профилактики
могут реально снижать порог вероятности совершения конкретных преступ-
лений. Предотвращение и пресечение преступлений также способствует
снижению порога их совершения.
Таким образом, место и роль органов внутренних дел в предупрежде-
нии преступлений, а через это и всей преступности определяется их ре-
альными возможностями в выполнении этой и других задачи с целью умень-
шения вероятности совершения преступлений.
Для достижения этой цели органами внутренних дел Дальневосточного
экономического района необходимо выделить следующие основные приори-
тетные направления улучшения их деятельности:
- улучшение качественного и увеличение количественного состава;
- повышение общего и специального образовательного уровня; закреп-
ление на службе профессиональных кадров;
- увеличение размеров материально-технической, финансовой и иной
помощи; приобритение современной специальной, оперативной и кримина-
листической техники, средств связи и передвижения, компьютерной и мно-
жительной техники; строительство типовых служебных помещений и помеще-
ний специального назначения;
- усиление профилактического контроля за лицами, которые ранее
совершали преступления и от которых можно ожидать совершения новых;
развитие системы ресоциализации лиц, освобожденных из мест лишения
свободы;
- комплексное воздействие на преступность в сельской местности;
повышение профессионального уровня кадров; структурная перестройка
сельских отделов внутренних дел;
- усиление предупредительной работы среди учащихся, особенно ПТУ;
более тесное взаимодействие с другими субъектами профилактики преступ-
лений среди молодежи;
- широкое использование правовых и социальных основ работы с ли-
цами, неимеющими постоянного источника доходов, безработными, вынуж-
денными переселенцами и мигрантами, иностранными гражданами ближнего и
дальнего зарубежья;

- расширение виктимизационных начал в предупреждении преступле-
ний, наиболее распространенных ее видов (квартирные и карманные кражи,
грабежи и разбои); информирование населения о необходимости и способах
самозащиты жизни, здоровья, достоинства и имущества;
- проведение криминологических исследований по отдельным видам
преступности и преступлений; разработка комплексно-целевых программ по
отдельным направлениям профилактической деятельности; использование
научного потенциала Дальнего Востока в этой работе.
Таковы некоторые пути решения вопросов предупредительной деятель-
ности органов внутренних дел в Дальневосточном регионе.

З А К Л Ю Ч Е Н И Е

В настоящем пособии автором делалась попытка обратить внимание на
необходимость дальнейшего развития в криминологии нового направления -
региональной криминологии.
Ее появление вызвано необходимостью показа территориальной неод-
нородности преступности, осторожного отношения к усредненным ее пока-
зателям, необходимость выяснения ее региональных причин, отказа от
слишком общих оценок правоохранительной деятельности органов внутрен-
них дел, изложения иных принципиальных подходов в предупреждении прес-
тупности, изменения практики составления комплексных программ на реги-
ональном, местном уровнях.
Можно с уверенностью сказать, что преступность, как социальный
продукт, продуцируется не только в общегосударственном масштабе, но и
в масштабе отдельных экономических районов, регионов и местностей. В
связи с этим общий причинный комплекс преступности и конкретных прес-
туплений следует рассматривать с территориальной поправкой.
Исходными данными для этого служат следующие положения, вытекаю-
щие из результатов проведенного исследования.
1. Социальная среда функционирования человеческой общности регио-
на и имеющаяся в ней преступность по своему характеру отражают местную
специфику, экономическую и социальную структуру, исторические, геогра-
фические, геополитические, демографические и т.п. условия развития ре-
гиона.
На примере Дальнего Востока видно, что исторически экономика в
нем развивалась однобоко. Она ориентировалась на специфические общего-
сударственные нужды. Социальная сфера находится в запущенном состоя-
нии. Не созданы нормальные условия для существования, воспроизводства
и воспитания местного населения. Диспропорции в экономике и социальной
сферах формировали особый тип личности "временщика" с психологией пот-
ребителя, рвача.
Подчинение частных интересов граждан Дальнего Востока общегосу-
дарственным приводило к пренебрежению их общечеловеческим потребнос-
тям, своеволию и бездействию местных властей и диктату ведомственных
интересов над местными. Возникающие противоречия во всех сферах жизни
все в больших размерах вызывают асоциальное, в том числе и преступное,
поведение людей. Рост преступности в этих условиях происходит более
быстрыми темпами, чем в тех регионах, где более благоприятные условия

жизни людей.
2. Краткий анализ уровня жизни населения Дальнего Востока по не-
которым показателям (социальным индикаторам) выявил в исследуемый пе-
риод (1976-1993 гг.) существенное его отставание от среднего уровня по
стране и еще более значительное от развитых регионов.
Низкий стандарт качества жизни населения в исследуемых территори-
ях вызывался запланированными диспропорциями в социально-экономическом
развитии в них. Это породило отчуждение населения от общественных ин-
тересов, а криминогенной ее части приводило к преступлениям. В тех
краях и областях, где уровень жизни людей ниже, там выше уровень прес-
тупности и выше криминальная активность наименее обеспеченных слоев
населения (молодежь, в т.ч. учащиеся, сельские жители, незанятое тру-
доспособное население, рецидивисты). Это обстоятельство провоцирует
совершение корыстных преступлений, дающих основной прирост объема всей
преступности.
3. На рост преступности в Дальневосточном регионе существенным
образом влияют демографические процессы, урбанизация и миграция насе-
ления. Традиционно население Дальнего Востока формировалось исключи-
тельно за счет механического прироста лиц молодого возраста, чаще не-
женатых и мужского пола. В их числе не нашедшие свое место в жизни.
С учетом природно-климатических, географических условий, также
интересов промышленности населения в большей степени группировались в
городских поселениях, чем в сельской местности. На Дальнем Востоке са-
мый высокий уровень урбанизации. Уровень жизни городских жителей пре-
восходит этот уровень у сельских. Соответственно ему формировался и
образ жизни городсокго жителя. Последний находился в более благоприят-
ных условиях, чем сельский житель. В городах, особенно в период их
становления, преступность была выше, чем в сельской местности. Однако
в последнее время отмечается рост сельской преступности, а не городс-
кой. В сельской местности отмечается повышенная миграция населения,
стандарт качества жизни сельского жителя ниже, чем городского. Возмож-
ности культурного обогащения у них оказались меньше, чем у городских.
А эти факторы находятся в тесной связи с преступностью.
4. Своеобразие причинного комплекса преступности и отдельных ви-
дов преступлений имеет и территориальный оттенок.
Это своеобразие связано с неравномерностью экономического соци-
ального развития краев и областей Дальнего Востока. В исследуемых тер-
риториях экономика имеет различные приоритеты своего развития. В одних

развито судостроение (Амурская обл.), в других рыбодобывающая и пере-
рабатывающая промышленность (Сахалинская обл.), в третьих - судоре-
монтная промышленность (Приморский края) и т.д.
Сельское хозяйство больше развито в Приморском крае и Сахалинской
области. В них выше удельный вес крестьян, чем в других территориях
Дальнего Востока. Кроме того, Хабаровский и Приморский края являются
связующими центрами с другими регионами этого района и странами Азиат-
ско-Тихоокеантского региона. В Приморском крае и Амурской области про-
изростает дикорастущая конопля в неограниченном количестве.
Эти и другие особенности краев и областей и создают специфику
причинного комплекса отдельных видов преступлений и преступности в це-
лом.
5. Комплексные программы укрепления законности и правопорядка в
исследованных территориях основаны на концепции всеобщности предупреж-
дения преступности, а главным субъектом при достижении этой цели - ор-
ганы внутренних дел. Причем приоритетные направления, формы и методы
этой работы были одни и те же для всех уровней преступности и субъек-
тов предупредительной деятельности, что является их существенным не-
достатком. Материально-ресурсное обеспечение этой работы бюджетом не
предусматривалось.
Предупредительная деятельность государства при таком подходе но-
сило популистский, даже демагогический характер. Сколько-нибудь су-
щественного влияния на преступность она обеспечить не могла. Преступ-
ность растет и изменяется по присущим ей закономерностям.
В связи с этим требуется иной подход к предупредительной деятель-
ности. Это отчетливо видно на региональном (местном) уровне, на кото-
ром выбираются иные цели в сфере борьбы с преступностью. Они могут
быть направлены только в отношении отдельных видов преступлений или
всей преступности, но с учетом местных условий и ограниченных ресурс-
ных возможностей.
6. Как следует из настоящего исследования, предупреждение прес-
тупности носит общегосударствнный характер.
Место и роль органов внутренних дел в этой работе вытекает, в
частности, из закона "О милиции", в котором говорится, что они призва-
ны защищать граждан, общество и государство от преступных посягатель-
ств присущими им формами и методами. Наряду с другими задачами органы
внутренних дел осуществляют и предупредительную деятельность, но толь-
ко в пределах своей компетенции и среди лиц, подпадающих под их юрис-

дикцию. Целью профилактической деятельности (рассматриваемой как сос-
тавная часть предупредительной деятельности) органов внутренних дел
является уменьшение степени вероятности совершения преступлений со
стороны лиц, состоящих на учетах, проходящих по уголовным делам в ка-
честве подозреваемых (обвиняемых), в отношении которых исполняется
уголовное наказание и т.п. Это с одной стороны, а с другой - информи-
рование других субъектов профилактики об активизации этой работы с их
стороны по мере необходимости.
Уровень предупредительной работы (как и иной другой) деятельности
органов внутренних дел зависит от уровня их профессионализма, ресурс-
ного обеспечения, выбора целей этой деятельности и от многих других
факторов.

Страница: 1 2 3 4