Hotline


Организованная преступность Дальнего Востока: общие и региональные черты. 1998г.

 Версия для печати

 

book_10.rar (0 байт)  

В учебном издании, созданном коллективом авторов при содействии ВЦИОП, освещается важнейшая проблема современной жизни общества, актуальность которой как в нашей стране, так и за ее пределами определяется исключительно опасным размахом криминальной деятельности преступных группировок, масштабы которой и высокая степень организованности приобретают уже наднациональный характер и требуют в борьбе с ней объединенных усилий органов правоохраны всего мирового сообщества.

 

Приложения, ссылки и таблицы доступны в прикрепленном архиве книги.

СОДЕРЖАНИЕ :

ВВЕДЕНИЕ

Глава I ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И БОРЬБЫ С НЕЙ.

§1. Организованная преступность: понятие, признаки, структура, состояние и тенденции
§2. Российская организованная преступность в оценках зарубежных экспертов
§3. Правовые основы борьбы с организованной преступностью
§4. Правовые меры борьбы с коррупцией: зарубежный опыт
§5. Правовые основы борьбы с отмыванием доходов

ГЛАВА II ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ РЕГИОНЕ.

§1. Становление и развитие организованной преступности Дальнего Востока
§2. Организованные преступные формирования Дальневосточногорегиона
§3. Особенности организованной преступности в Приморье
§4. Организованная преступность Дальнего Востока в средствах массовой информации
§5. Зарождение и становление организованной преступности на Дальнем Востоке в конце XIX - начале XX вв.

ГЛАВА III ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В СТРАНАХ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ.

§1. Некоторые особенности организованной преступности в Японии
§2. Основные формы проявления организованной преступности в Японии
§3. Правовые меры борьбы с организованной преступностью в Японии
§4 Современное состояние и меры борьбы с организованной преступностью в
Корее

ПРИЛОЖЕНИЕ I

Законодательство о пресечении незаконных деяний членов бандитских группировок (Япония)

ПРИЛОЖЕНИЕ II

Литература об организованной преступности


Введение

Организованная преступность - исключительно опасное явление, которое в нашей стране, к сожалению, по прежнему не только не встречает адекватного противодействия со стороны государства, но и дальше продолжает укреплять свои позиции в роли «альтернативного» общества, т.е. явления, подминающего и подменяющего официальную власть, легальную экономику и гражданское общество.
В настоящее время все больше набирает силу, помимо прочих, тревожная тенденция интернационализации организованных криминальных структур, объединения и координации их деятельности, создания рядом преступных сообществ своих зарубежных «представительств» и т.п.
Последние десять лет проблема противодействия организованной преступности обсуждается на самом высоком уровне. Этой теме в свое время специальные заседания посвящали II Съезд народных депутатов СССР (1989 г.), VII Съезд народных депутатов России (1992 г.). Данная проблема выдвигалась на первый план в Послании Президента Федеральному Собранию РФ (1994 г.). В выступлении Б.Н. Ельцина в Федеральном Собрании ( февраль, 1995 г.) констатировалось, что «мы мало продвинулись в борьбе с преступностью», «крупные преступные сообщества, т.н. авторитеты преступного мира, чувствуя безнаказанность, действуют наглее».1
Увы, в конце того же года, когда произносились эти слова, Президент отклонил принятые Госдумой и одобренные Советом Федерации законопроекты, посвященные борьбе с организованной преступностью. В новом Послании Президента (1998 г.) данная проблема, по существу, уже не упоминается. И это тем более странно, что в Концепции национальной безопасности, утвержденной Президентом, об этом говорится.2 Правда, еще ставится задача борьбы с коррупцией. Публикуется проект антикоррупционной программы. Вскоре, в апреле Президент РФ вносит в Госдуму свой проект закона «О борьбе с коррупцией». 3
В 80-е годы серьезные исследования организованной преступности были проведены во ВНИИ МВД СССР. С 1988 года названная проблема стала центральной на ежегодных теоретических семинарах и конференциях, проводимых на базе Научно-исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка с участием практических работников. По итогам проведенных исследований были опубликованы крупные работы, подготовлены практические рекомендации. К числу указанных работ следует отнести монографии: Организованная преступность. М., 1989; Организованная преступность - 2,3. М., 1993, 1996 (готовится к печати книга «Организованная преступность - 4».); Основы борьбы с организованной преступностью. М., 1996.
По данной проблеме опубликованы тематические сборники: Проблемы борьбы с организованной преступностью. М., 1990; Вопросы организованной преступности и борьбы с ней. М., 1993; Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России. М., 1994; Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. М., 1995; Коррупция в России: состояние и проблемы. Вып. 1, 2. М., 1996; Проблемы борьбы с организованной преступностью. М., 1996; Изучение организованной преступности: российско-американский диалог. М., 1997 и др.
Есть и специальные учебные пособия. В их числе: Гуров А.И., Жигарев Е.С., Яковлев Е.И. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершенных организованными преступными группами. М., 1992; Ерехин А.А., Короткевич А.А., Нургалиев Б.М. Борьба с организованной преступностью. Караганда, 1993; Устинов В.С. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности. Н.Н., 1993; Корчагин А.Г., Номоконов В.А., Шульга В.И. Организованная преступность и борьба с ней. Владивосток, 1995. В 1997 году издан первый библиографический указатель по данной проблеме (Куликов В. И. Организованная преступная деятельность. Ульяновск, 1997.)
Криминалистическим аспектам организованной преступной деятельности посвящены книги В.И. Куликова «Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности» (Ульяновск, 1994) и В.И. Батищева «Постоянная преступная группа» (Воронеж, 1994).
В ряде монографий и сборников статей, носящих более общий характер, большое место уделено названной теме. В их числе: Гуров А.И. Профессиональная преступность. М., 1990; Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992; Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. М., 1997; Криминология. М., 1997; Преступность: стратегия борьбы. М., 1997; Преступность и законодательство. М., 1997; Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. М., 1995; Преступность и реформы в России. М., 1998; Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997 и др.
В 1994 году впервые в России защищена докторская диссертация (В.С. Овчинский), посвященная криминологическим, уголовно-правовым и организационным проблемам борьбы с организованной преступностью. Региональным аспектам этой проблемы посвящена кандидатская диссертация Г.Ф. Маслова «Особенности организованной преступности и противодействие ей в условиях Дальневосточного региона» (Хабаровск, 1997).
Специальная литература по проблемам борьбы с организованной преступностью выходит недостаточными тиражами. Материал, содержащийся во многих работах, носит нередко фрагментарный, несистематизированный характер. Исключением является монография «Основы борьбы с организованной преступностью» (М., 1996). Данную работу отличает комплексный и системный характер. Здесь последовательно излагается весь спектр вопросов, относящихся к данной проблеме: правовые, криминологические, международно-правовые, а также криминалистические и оперативно-розыскные ее аспекты. Сейчас в жизни криминального мира происходит много изменений, которые требуют своего анализа. С целью частичного восполнения возникающего пробела, в Юридическом институте Дальневосточного университета читаются спецкурсы «Проблемы борьбы с организованной преступностью», «Международное уголовное право» и др. Данное учебное пособие посвящено прежде всего рассмотрению особенностей организованной преступности в Дальневосточном регионе России и странах Юго-Восточной Азии, примыкающих к нему.
Значительный импульс исследованиям проблемы борьбы с организованной преступностью, коррупцией и отмыванием незаконных доходов придает сотрудничество ученых разных стран. В рамках этого сотрудничества в России и на Украине формируется сеть исследовательских центров. Один из таких центров создан во Владивостоке летом 1997 года на базе юридического института ДВГУ по договору с Американским университетом (Вашингтон) на грант Министерства юстиции США (№ 97 - АВ - СХ - 0001).
Выбор Владивостока в качестве места дислокации исследовательского центра не случаен. Дело, помимо прочего, еще и в том, что Дальний Восток России, особенно его южная часть, в силу выгодного расположения в Азиатско-Тихоокеанском регионе, весьма привлекателен для преступников. Являясь крупным сырьевым центром, мощным транспортным узлом, находясь в непосредственной близости от зарубежья, Дальний Восток объективно становится одним из мировых центров деятельности транснациональной преступности. Да и во внутреннем плане организованная преступность региона в настоящее время представляет довольно серьезную угрозу интересам национальной безопасности России.
Представленное учебное пособие является первым крупным результатом деятельности Владивостокского Центра по изучению организованной преступности.
Предлагаемый читателю первый выпуск данного учебного пособия (под таким названием его предполагается издавать и в дальнейшем по мере накопления новой информации) включает три главы и приложения.
Впервые в российской печати публикуется основная часть текста нового японского (1991 г.) Закона «О пресечении незаконных деяний членов бандитских группировок» (перевод В.В. Курлапова). В связи с данной публикацией мы обращаем внимание читателей на проект Закона «О борьбе с организованной преступностью», подготовленный И.Я. Гонтарем три года назад. В основе проекта лежит некоторое концептуальное сходство с новым японским законом. Читатель имеет возможность сравнить представленные тексты и сформировать собственную позицию о целесообразности и возможности избрания подобного законодательного варианта.
Также публикуется развернутая библиография современной отечественной литературы по проблемам организованной преступности, борьбы с коррупцией и «отмыванием» грязных денег.
Авторами книги являются преподаватели и аспиранты юридического института ДВГУ, ведущий научный сотрудник Дальневосточного отдела НИИ МВД РФ (В.И. Шульга), преподаватель Дальневосточного юридического института МВД РФ (Г.Ф. Маслов), вице-президент компании «Ролиз» (А.М. Буяков).
В написании § 3 главы II принимали участие, помимо основного автора, также А.М. Буяков, Н.К. Быканов, бывший начальник УОП УВД Приморского края и проф. В.А. Номоконов.
§ 4 главы III написан И Ке-Бе, старшим прокурором, директором управления по борьбе с организованной преступностью и наркотиками окружной прокуратуры г. Сеула Республики Корея и Пак Чонг-Суном, прокурором окружной прокуратуры г. Пусана (перевод А.М. Иванова).
Один из параграфов (§ 4) первой главы книги подготовлен студентом международно-правового факультета юридического института ДВГУ В. Масловским. В его основу легла работа, занявшая первое место в конкурсе фонда «Евразия» на тему: «Правовые методы борьбы с коррупцией» (1998 г.). В написании §4 главы II принимала участие студентка юридического института ДВГУ В. Чернышова.
Пользуясь случаем, хотелось бы выразить искреннюю благодарность американской стороне и, в первую очередь, проф. Л. Шелли за материальную и творческую поддержку данного проекта.

Авторский коллектив:

Буяков А.М. - § 4, Глава II;
Иванов А.М. - §§ 1-3, Глава III;
И Ке-бе, Пак Чонг-Сун - § 4, Глава III;
Корчагин А.Г., кандидат юридических наук, доцент (совместно с Кушниренко А.В.) - §5, Глава I;
Кушниренко Н.В. (совместно с Корчагиным А.Г.) - §5, Глава I;
Маслов Г.Ф., кандидат юридических наук - §§ 1,2 Глава II;
Масловский В. - §4, Глава I;
Номоконов В.А., доктор юридических наук, профессор -Введение, §§1 - 3, Глава I, § 4, Глава II (совместно с Чернышовой В.), библиография (Приложение - II)
Чернышова В. - § 4, Глава II (совместно с Номоконовым В.А.).
Шульга В.И., кандидат юридических наук, старший научный сотрудник (с участием Буякова А.М., Быканова Н.К. и Номоконова В.А.) - § 3, Глава II.

Глава 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И БОРЬБЫ С НЕЙ.

§1. Организованная преступность: понятие, признаки, структура, состояние и тенденции.

1.Как современная криминология определяет организованную преступность? Отечественные криминологи давно обратили внимание на то, что последняя (ОП) не сводима к простой сумме отдельных преступных группировок, даже устойчивых, это - качественно иное образование.1
В наиболее широком смысле ОП принято рассматривать как форму незаконного предпринимательства, подпольную экономическую систему. В этом плане эксперты ООН определяют ОП как "одну из форм экономического предпринимательства, осуществляемую с помощью противозаконных средств, связанных с угрозой применения физической силы или ее использованием, вымогательством, коррупцией, шантажом и др. методами, а также использованием незаконно производимых товаров и услуг". С других позиций данное явление характеризуется как "серия сложных уголовных видов деятельности, осуществляемых в широких масштабах организациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которых толкает на это, главным образом, получение финансовой прибыли и приобретение власти".2
В отечественной криминологической литературе вошло в научный оборот определение, предложенное А.И.Гуровым: ОП - "это относительно массовое функционирование устойчивых управляемых сообществ преступников, занимающихся совершением преступлений как промыслом (бизнесом) и создающих с помощью коррупции систему защиты от социального контроля".3
С. В. Дьяков конкретизирует определение данного понятия за счет включения в него большего числа признаков. С его точки зрения, ОПГ - это "деятельность устойчивых преступных сообществ (организаций), отличающихся иерархическим организационным построением и сплоченностью на конкретной преступной платформе, отработанной системой конспирации и защиты от правоохранительных органов, коррумпированностью, масштабностью преступной деятельности, включая выход за рубеж и связь с международной мафией".1 Из приведенного определения следует, что одиночные организованные преступные группы в состав ОП не входят. Близкое к данному определение формулирует Ю.И. Адашкевич2.
В проекте Федерального Закона "О борьбе с организованной преступностью" предлагалась целая система взаимосвязанных понятий, характеризующих разные формы проявления ОП. Правильное их уяснение возможно только при сопоставлении друг с другом, так как они носят взаимосвязанный характер. Так, ОП определяется лаконично как "создание и функционирование организованных преступных формирований; организованных групп, банд, преступных организаций и преступных сообществ; их преступная деятельность". Преступная деятельность, соответственно, определяется как "система деяний с заранее обдуманным умыслом по приготовлению, покушению, совершению одного или более преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК ... а также по легализации и приумножению преступных доходов.3
Ранее мы уже высказывались по поводу известного несовпадения правовых и криминологических понятий. Правовые понятия, совпадая по объему с криминологическими, должны отличаться большей формализованностью, краткостью, акцентированностью на правовых аспектах. Такой подход нашел поддержку в литературе.4
Экономическая основа ОП состоит в том, что она представляет собой социально-экономический процесс извлечения сверхдоходов в криминальной сфере. Неотъемлемая цель субъектов, вовлеченных в этот процесс - извлечение сверхдоходов, нажива любой ценой.
Ю.Н. Адашкевич указывает на наличие потенциальных источников сверхдоходов как основное условие возникновения и функционирования ОП. (Под сверхдоходом понимается уровень рентабельности, значительно превышающий средний по стране или региону). Экономически закономерно появление криминальных структур там, где реально извлечение сверхдоходов. В этом плане понятно, что в основе стратегии борьбы с ОП должно лежать отсечение первых от последних.5
Социально-политическая сущность ОП точно характеризована С.И. Винокуровым, по его мнению, ОП, в конечном счете, предназначена для скрытого подчинения ее противоправный корпоративным интересам и целям законопослушных физических и юридических лиц путем нейтрализации (подавления) их сопротивления, а равно противодействия соответствующим государственным структурам с помощью сложившейся в недрах ее криминально-властной системы отношений. В этом плане ОП представляет собой корпоративную преступность, преследующую в качестве конечной цели установление скрытого господства, диктатуры организованной преступной среды над законопослушным обществом, его гражданами и легитимными структурами.1
А.Б. Аржентине, Генеральный прокурор Апелляционного суда Милана, отмечает в качестве ключевого момента ОП, что это - власть, достигается при помощи «механизма переплетения политики и бизнеса,... осуществляемая тайно и бесконтрольно».2
Идейно-организационное содержание ОП, по верному замечанию А.И. Долговой, в том, что она представляет собой сплочение преступной среды.3 Речь идет о сплочении преступников как организации, продуцирующей криминальную деятельность, о сплочении на общей криминальной идеологии, общих "правилах игры" в рамках одного преступного сообщества.
Общая идейная платформа, которая объединяет лиц, входящих в организованные преступные группы, выражается в наличии у них специфической системы ценностных ориентаций. К наиболее значимым жизненным ценностям этих лиц относятся: деньги, за которые можно купить все; неограниченная власть в уголовном мире и влияние в мире легальном; принадлежность к воровской касте и комплекс презрительного превосходства над законопослушными гражданами; острота ощущений, связанных с риском, романтика опасности, верность воровской "идее".4
А.Н. Волобуев также определяет понятие ОП, прежде всего через признак консолидации преступной среды: "это относительно самостоятельное негативное социальное явление, характеризующееся консолидацией преступной среды в рамках региона, страны"... На признак консолидации преступной среды на основе централизованной, разветвленной многоуровневой системы устойчивых преступных связей указывают также О, В. Пристанская и В. В. Лукьянов.5
Еще более четко данный признак подчеркивает А.С. Емельянов, определяя ОП как "явление, выражающееся в существовании преступного сообщества и осуществляемой им деятельности, характеризующееся устойчивой общерегиональной и межрегиональной связью преступных групп, формирований и направлении преступной деятельности, замкнутой на относительно большую социальную группу. Это - определенная структура, держащая под СВОИМ контролем определенный регион".1
С учетом отмеченных существенных черт ОП последнюю можно определить как сплочение, консолидацию преступной среды посредством подавления легитимных структур в целях извлечения и приумножения преступного капитала.
Наиболее емкое и содержательное определение ОП сформулировала А.И. Долгова. «Собственно организованная преступность - это сложная система организованных преступных формирований с их широкомасштабной преступной деятельностью и созданием для такой деятельности наиболее благоприятных условий, использующая как собственные структуры с управленческими и другими функциями по обслуживанию этих формирований, их деятельности и внешних взаимодействий, так и государственные структуры, институты гражданского общества.»2 А.И. Долгова подчеркивает, что такого рода система - качественно новое явление по сравнению даже с преступным сообществом и преступной организацией. Понятие «система» отражает вовсе не простое множество организованных формирований, но их органическую целостность, наличие устойчивых взаимосвязей между ними разного характера на базе обеспечения преступной деятельности и наиболее благоприятных условий для ее развития, легализации и приумножения преступных доходов.
«В эту систему вовлечена немалая часть населения и по существу организованная преступность представляет собой альтернативное общество со своей экономикой, социальной и духовной сферами, своими системами управления, безопасности, формирования молодого поколения, судами, своей внутренней и внешней политикой».3
2. Организованная преступность и мафия. В самой широком плане любые организованные преступные группы (ОПГ) относятся к ОП. Однако более точно в таком самом широком значении, как указывают А.И. Долгова и В.В. Лунеев, употреблять термин "организованность в преступности". В более узком смысле далеко не все ОПГ могут быть отнесены к названному явлению. По мнению В.С. Овчинского, последние должны обладать особыми признаками: связями по горизонтали и вертикали, основанными на разделении функций, в том числе дополнительных к преступной деятельности; наличием коррумпированных связей в госаппарате; ролевым статусом в преступной среде или теневой экономике.1
Таким образом, в более узком понимании ОП - это деятельность не любых ОПГ, а лишь тех, в которых, как минимум, проявляются иерархические связи в преступной среде. Мафия, в свою очередь, представляет собой еще более узкое понятие. Это та часть, тот "этаж" ОП, который заключается в смычке ОПГ с коррумпированными чиновниками или сотрудниками правоохранительных органов.
Характерна трактовка мафии в Италии. В соответствии с итальянским законодательством объединение преступников называется мафиозным, когда для совершения преступления или извлечения экономической выгоды из своей незаконной деятельности они используют средства запугивания. Другими словами, мафиози можно назвать тех преступников, кто в силу традиций и образа действий терроризирует население.2
Признаки организованной преступности. Раскрывая признаки ОП, разные авторы называют разное их число и интерпретируют последние по-своему. Так, многие исследователи полагают, что в числе неотъемлемых признаков ОП находятся следующие: устойчивый, постоянный, плановый, конспиративный характер деятельности в виде преступного промысла; наличие организационно-управленческих и обеспечивающих структур, иерархии руководства, единых норм поведения; создание системы планомерной нейтрализации всех форм социального контроля; применение специальных методов разведки и контрразведки; наличие централизованных крупных денежных фондов; тенденция к постоянному расширению сфер деятельности.3 Г.Ф. Маслов, ссылаясь на зарубежных исследователей4 особо выделяет такой признак, как «формальность». Необходимость его включения подтверждается и региональным исследованием, проведенным автором. Анализ экономической деятельности лидеров организованной преступности Дальнего Востока показывает, что каждая группировка имеет ряд собственных коммерческих структур. К примеру, некоторые лидеры организованных преступных группировок имеют до десятка собственных фирм, что позволяет им использовать права юридических лиц, выходить на международную арену. По мнению Г.Ф. Маслова, признак «формальности» проявляется в двух аспектах: во-первых, в создании «формальных» организаций юридических лиц с целью занятия преступной деятельностью и, во-вторых, в использовании прав уже созданного юридического лица в чьих-либо преступных интересах. Примером таковых могут служить различные фирмы, создаваемые авторитетами преступного мира. В среднем на одного представителя “общака” в Хабаровском крае приходится три созданные им коммерческие структуры, от лица которых “генеральный директор” в состоянии вступать в контакты с представителями власти. К примеру, “Н” является владельцем или соучредителем коммерческих фирм “Кладезь ДВ”, “Губернатор ДВ”, “Истин”, “ДВ Гамма”, “Канопус”. Другому представителю “Л” принадлежат фирмы “Дальинтервосток”, “Союз”, “Курс”, “Дальмрамор”, “Рассвет”, “Шанс 3М”, “Див 2”, “Алекс ДВ”. “Г” руководит фирмами “Гнейс”, “Восток автотрейдинг” и известной туристической фирмой “Майкл”. Не отстают в этом деле и выходцы с Кавказа. Так “А” принадлежат фирмы “Вайнах”, “Илли”, “Рейд”.1
По мнению В.В. Лунеева, организованную преступность целесообразнее всего рассматривать как совокупность взаимосвязанных характеристик, в структуре которых организованность является главной.
В этом плане организованное преступное формирование понимается как устойчивое объединение лиц, в котором имеются (или формируются):
- организатор (руководитель, главарь, пахан, крестный отец) или руководящее ядро;
- определенная иерархическая структура, отделяющая руководство от непосредственных исполнителей;
- более или менее четкое распределение ролей (функций);
- жесткая дисциплина с беспрекословным подчинением по вертикали, основанная на собственных законах и нормах, в том числе и на законе молчания;
- система жестких наказаний, вплоть до физического устранения;
- общая финансовая база (общак);
- нейтрализация и возможное коррумпирование правоохранительных и иных государственных органов для получения необходимой информации, помощи и защиты;
- профессиональное использование основных государственных и социально-экономических институтов в целях создания видимости законности своей преступной деятельности;
- распространение устрашающих слухов о своем могуществе;
- создание такой структуры управления, которая избавляет руководителей от необходимости непосредственной организации или совершения конкретных преступлений;
- совершение любых преступлений при доминирующей мотивации достижения корыстной цели и контроля в какой-то сфере или на определенной территории для той же наживы и безопасности.1
Приведенные признаки ОП показывают это явление как с содержа-тельной стороны (что собой представляют ОПГ), так и функциональной (чем занимаются ОПГ).

3. Структура организованной преступности. Уровни организованности. ОП - сложное многоуровневое социальное явление, имеющее свою специфическую структуру, "внутреннее строение". А.И. Долгова предложила выделять три различных уровня организованности в преступности. Первый уровень - самый низший. Преступление хотя и совершается организованной группой, но в ней при всей ее сплоченности и устойчивости нет сложной структуры, иерархии, функции организаторов и исполнителей четко не распределены. Этот уровень, как мы уже отмечали ранее, к ОП как социальному явлению прямо не относится, хотя это часто делается. Надо иметь в виду, что подобные одиночные группы заметно уступают другим преступным формированиям, которые включены в более высокие уровни организованности по степени своей опасности.
Второй уровень организованности преступной деятельности представляет собой иерархическое построение определенных групп, иногда их конгломерат. Особенность таких групп - в том, что на этом уровне последние активно вторгаются в официальные структуры общества и используют эти структуры в своих криминальных целях. Такие группы можно назвать преступными организациями.
На третьем уровне организованности речь идет об организации преступной среды, консолидации ее лидеров в преступные сообщества. На этом уровне завершается отделение функции организации и руководства преступной деятельностью от непосредственного, традиционною соучастия в совершении конкретного преступления. Лидеры преступной среды уже, как правило, не совершают конкретных преступлений, заняты выработкой общей линии поведения, стратегии и взаимной поддержки. Наиболее известны преступные сообщества "воров в законе".1
Таким образом, в структуру ОП как целостного социального явления входят не любые ОПГ, а лишь преступные организации (второй уровень организованности) и преступные сообщества (третий уровень организованности).
Разграничение различных уровней организованности преступных формирований в настоящее время представляет не только теоретический, но и практический интерес. В соответствии с новыми статистическими формами, лицо, производящее расследование, должно указать, в составе какого конкретно преступного объединения обвиняемый совершил преступление: преступного сообщества, преступной организации или преступной группы.
Ст. 35 УК РФ определяет, что такое организованная преступная группа. Речь идет об устойчивой группе лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. К сожалению, авторы нового УК не сумели увидеть разницу между следующими уровнями организованности преступных группировок. «Преступное сообщество» и «преступная организация» употребляются как синонимы, что явно противоречит криминологическим реалиям.
Законопроект «О борьбе с организованной преступностью» занимает более четкую и криминологи чески обоснованную позицию.
Так, под бандой понимается вооруженная организованная группа.
Преступная организация - объединение лиц, либо организованных групп, либо банд для совместной преступной деятельности с распределением между участниками функций по:
а) созданию преступной организации либо руководству ею;
б) непосредственному совершению преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК;
в) иным формам обеспечения создания и функционирования преступной организации.
Преступное сообщество - объединение организаторов, или руководителей, или других участников преступных организаций, или организованных групп, или банд, или иных лиц для совместной разработки либо реализации мер по координации, поддержанию, развитию преступной деятельности соответствующих формирований или лиц, либо мер по созданию благоприятных условий для преступной деятельности занимающихся ею лиц, организованных групп, банд, преступных организаций, а также по организации совершения тяжких преступлений в указанных целях.1
Можно подвергнуть критике приведенные выше определения, указав, например, на недостаточную определенность некоторых признаков, на то, что трудно в рамках конкретного уголовного дела установить, какое именно формирование представлено в нем. И все же - это гораздо больше, чем тот вакуум, который сейчас наблюдается..
Элементы структуры преступной организации, в конечном счете, лучше всего представить в виде трех основных звеньев - организационно-управленческого, организационно- вспомогательного и непосредственно-исполнительского.
Организационно-управленческое звено включает в себя два блока: стратегическое управление и текущее управление. Стратегическое управление заключается в разработке общей стратегии преступной деятельности; общих тактических приемов и средств совершения преступлений; в концентрации средств преступной организации и контроле за их поступлением и расходованием; разработке общих мер противодействия правоохранительным органам.
Текущее управление состоит во внедрении конкретных приемов и методов преступной деятельности; руководстве конкретными видами преступной деятельности; учете средств ОП и поиске каналов их вложения; контроле за соблюдением участниками по общих неформальных норм; решении "кадровых" вопросов, вербовке новых членов и т.п.
Организационно-вспомогательное звено заключается в обеспечении безопасности и эффективном функционировании. Это, во-первых, контрразведка; нередко это профессиональные преступники, ранее неоднократно судимые. Во-вторых, это коррумпированные связи, с помощью которых происходит утечка информации об оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов, изъятие и уничтожение отдельных процессуальных документов или даже целых уголовных дел, добываются сведения о потерпевших и свидетелях с целью оказания на них давления и т.п. В-третьих, это разведка. Она заключается в поиске объектов преступной деятельности, проверке будущих "клиентов"; это добыча информации о финансовых возможностях той или иной коммерческой структуры, на которую собираются "наезжать" преступники, о ее деловых связях и т.д.
Непосредственно-исполнительское звено ("бригада") - заключается в подготовке и совершении конкретных преступлений. Звено выполняет следующие основные функции: руководство исполнительскими группами и совершением конкретных преступлений; транспортировка, охрана, реализация предметов, добытых преступным путем; деятельность посредников и связников; исполнительские функции, т.е. непосредственная подготовка и совершение конкретных преступлений.1
В преступном сообществе как наиболее высоком уровне организованности преступной среды получают свое завершающее воплощение и развитие, общие признаки ОП. Кроме общих черт, ПС приобретают и новые, свойственные, как правило, только им. В их числе: четкое разделение организационно-управленческих и исполнительских функций; сращивание теневой экономической деятельности с уголовщиной; связь с коррумпированными чиновниками; наличие общих криминальных сфер влияния и контроля. По последнему признаку все ПС можно классифицировать на региональные сообщества, контролирующие на определенной территории преступный бизнес, а также определенные виды легального бизнеса и отраслевые сообщества, контролирующие определенные сферы экономики и другой деятельности.2
4. Лидеры преступных сообществ и организаций. Недостатком многих работ, посвященных теме ОП, является их некая "обезличенность". Речь чаще всего идет об абстрактной криминальной структуре, о видах и формах преступной деятельности. Объясняется это как известной закрытостью подобной информации, так и тем, что деятельность многих "крестных отцов" с точки зрения действующего уголовного законодательства часто не наказуема. Данный недостаток отчасти восполняет публицистическая литература, материалы средств массовой информации.
Информация, которой располагает МВД РФ, не дает оснований говорить о наличии на сегодня в стране как единого для всех преступных формирований центра, так и признаваемого всеми общероссийского "крестного отца". Правда, примерно с 1995 года в Москве и на Юге периодически в течение нескольких месяцев функционирует т.н. "воровской" центр, в который входят наиболее авторитетные "воры в законе" стран СНГ. Это - постоянно действующая сходка, занимающаяся третейско-консультационной и координационной деятельностью.1
В ряде регионов, в том числе на Дальнем Востоке, имеются лидеры наиболее влиятельных преступных сообществ, которые, однако, не имеют власти над всеми без исключения ОПГ региона. Ряд группировок пытается вести свою, независимую от других, "игру", отказывается платить "дань" в общую кассу и даже, напротив, подчинить своему влиянию другие группы. Отчасти отсутствие единства в преступной среде объясняется ожесточенным противоборством разных по "масти" криминальных кланов - "воров в законе" как приверженцев старой "воровской идеи" и т.н. "новых кавказских воров" ("лаврушников" или "апельсинов"), преступных группировок "спортсменов" и "уголовников". Острая борьба "местных" криминалов идет с различными этническими группами и т.п.
В середине 80-х годов преступный мир пережил крупный раскол. Старые "воры в законе" отстаивали "чистоту" воровских традиций, принцип невмешательства, в "политику". С другой стороны, южные воровские кланы стали попирать "воровской кодекс", взяли на вооружение политические методы борьбы с государством.2
Последние годы характеризуются резкой активизацией преступных связей ОПГ. Все чаще последние прибегают к сходкам как своему "высшему" представительному органу.
В последнее время сходки наиболее влиятельных "авторитетов" России в целях безопасности проводятся за рубежом. Так, в конце мая 1994 г. в Вене провели сходку почти полтора десятка "воров" и "авторитетов", представляющих славянские преступные группировки России, в 1995 году - в Праге.3

5. Состояние и тенденции организованной преступности. Существенной спецификой ОП является ее в высшей степени латентный характер. Официальные данные весьма условно отражают масштабы данного явления. Как справедливо отмечает В.В. Лунеев, наиболее опасная законспирированная экономическая ОП, причиняющая огромный ущерб; практически не выявляется (или, добавим, наоборот, даже скрывается - В.Н.), а значит, и статистика об ОП является сдвинутой к ее примитивно-уголовным формам.1
Так или иначе, но правоохранительные органы регистрируют стремительное возрастание ОПГ (организованных преступных групп). Если в 1990 году органами внутренних дел было выявлено лишь 785 ОПГ, то к началу 1998 года эта цифра возросла до 12 000 ОПГ, общей численностью около 58 тысяч человек. Свыше тысячи ОПГ имели международные связи. Криминальную элиту составляли «воры в законе» (1082), и другие «авторитеты».
Ежегодно растет число выявленных преступлений, совершенных ОПФ: 26 тысяч в 1994 году, 34 тысячи в 1995 году, 37 тысяч в 1996 году. Также возрастает количество наиболее опасных преступлений, приходящихся на долю ОПФ. Так, в год ими совершается не меньше 500 «заказных» убийств в год.2
Развитию современной организованной преступности, как отмечает А.И. Долгова, присущи следующие основные тенденции:
 К настоящему времени ОП уже контролирует с использованием разных механизмов органы государственной власти (и законодательной, и исполнительной и судебной), их решения и реализацию таких решений, то есть, налицо криминализация государственного механизма. Наряду с беспрецедентным расширением теневой экономики возникли и развиваются теневая политика, теневая юстиция.
 Произошло тесное взаимопереплетение законного и преступного предпринимательства, легальных и преступных структур, взаимопереплетение правомерных и преступных капиталов.
 Организованная преступность стала серьезным фактором социальной жизни, в том числе «воспитателем» подрастающего поколения, «крупным» работодателем.
 Она стала основным потребителем и стимулятором дорогостоящих услуг, широкомасштабных акций в разных сферах (строительства, реконструкции, искусства, моды и т.п.), то есть определенным двигателем «прогресса», но только в интересующих ее областях и аспектах. А потому она - фактор одностороннего, уродливого развития общественных отношений.
 Организованная преступность одновременно становится все более мощным фактором обнищания нации: ею не только присваиваются огромная и возрастающая часть национального достояния, но присвоенное вывозится в основном за рубеж и не инвестируется в развитие отечественной экономики, тем самым умножается ограбление народа.
 Организованная преступность стала вооруженной силой, имеющей собственные вооруженные формирования и провоцирующей использование государственных.
 Она ныне реальный провокатор и участник вооруженных конфликтов, акций терроризма, так как ей приходится защищать огромные богатства, рассредоточенные по всему миру.
 Она последовательно уничтожает саму нацию, ее культуру. Генофонду причиняется ущерб в результате развития алконаркопорнобизнеса, торговли детьми, разрушения системы бесплатной медицины и полукриминального или прямо криминального характера многих платных услуг. Ею поддерживается, финансируется культура, разрушающая «память нации», ее лучшие традиции и т.п. В вооруженных конфликтах, прежде всего, гибнут здоровые молодые люди.
 Организованная преступность вышла на международную арену и заняла там твердые позиции, стала элементом общей международной преступной деятельности, широко влияющей на положение дел в мире, международную политику.
Психологически населением она стала в то же время рассматриваться как «обычное явление», с ее существованием смирились. Даже возникают вопросы, а стоит ли с ней бороться, да и с кем: неглупыми, прекрасно одетыми и ухоженными, часто «обходительными» людьми, часто оказывающими нужные услуги. Изменился и «внешний облик» этой преступности, ее деятелей, их манеры поведения.
Таким образом, организованная преступность стала одновременно внешним и внутренним мощным фактором политической, экономической, социальной и духовной жизни страны, с ней оказывается так или иначе связанной все более значительная часть населения и, к, сожалению, немало субъектов, получивших доступ к власти и владельцы наиболее крупных состояний.1
Итоги 1997 года и начало 1998 года свидетельствуют о нарастании криминальной угрозы в обществе. Как и ожидалось, вновь продолжился рост преступности: за первый квартал 1998 года количество зарегистрированных преступлений увеличилось по стране на 6%. И хотя в полтора-два раза снизилось число преступлений, совершенных организованными группировками, это произошло не из-за улучшения борьбы с ОП. Многие дела попросту не доводились до суда. Серьезны проблемы и с наркобизнесом. Общее число преступлений, связанных с ним, выросло за квартал на треть. В то же время в 52 регионах страны не смогли выявить ни одного наркопреступления, совершенного членами ОП.2
Согласно прогнозам МВД РФ, численность преступных сообществ (ПС) в России возрастет со 155 (1992 г.) до 550-600 в 2000 году. При этом число ПС иерархического типа не превысит сотни. Средняя численность одного ПС увеличится с 90 человек (1995 г.) до 150 в 2000 году. Наконец в России может появиться, в силу тенденции монополизации преступной деятельности, ПС общенационального масштаба.1

§ 2. Российская ОП в оценках зарубежных экспертов.

1. Характер новой угрозы. Со времени публикации в России обобщающей статьи по данной теме2 прошло не так уж много времени.
Однако за этот период произошли значительные изменения. Если еще совсем недавно в США с тревогой писали о бурной деятельности мафиозных группировок, возникших среди иммигрантов-евреев из бывшего СССР3 , то сегодня к «русской мафии» относят гораздо более широкий спектр преступных группировок. Изменилось и многое другое.
Самое существенное изменение касается новой роли, которую приобретает организованная преступность (ОП), особенно ее транснациональные образования. Л.Шелли, нынешний директор межрегионального института ООН по проблемам преступности, полагает, что транснациональная ОП будет становиться для политиков определяющей проблемой 21-го века, какими были, скажем, холодная война для 20-го и колониализм для 19-го веков.4 Это очень серьезный и опасный прогноз, признание обоснованности которого требует незамедлительной выработки качественно новой стратегии борьбы с ОП в мире в целом. Организованная преступность в России и в странах СНГ, транснациональная преступность с участием бывших и нынешних российских граждан, российские организованные группы, активно действующие в США превратились, по утверждению американской стороны, из «практической проблемы» в прямую угрозу национальной безопасности США. Здесь становятся традицией ежегодные парламентские слушания по этой проблеме с приглашением руководителей правоохранительных органов не только своих, но и российских. Можно констатировать, что интерес американских экспертов к названной теме еще более усилился.

Свидетельством тому является возросшая активность американских официальных представителей и ученых в разных формах и на разных уровнях. Все чаще проводятся совместные международные и российско-американские встречи, семинары, конференции. С середины 90-х годов на Украине и в России по инициативе и финансовой поддержке различных американских фондов создаются соответствующие исследовательские центры. Один из последних таких центров создан в середине 1997 года во Владивостоке. На уровень государственной политики выводится всемерная и разнообразная поддержка всех тех сил в России, которые пытаются противостоять натиску организованной преступности.
Представляется, что все это вызвано не только объяснимой тревогой американцев за свою безопасность со стороны новой угрозы, которая из военно-ядерной превратилась в криминальную. Есть еще и вполне оправданный экономический интерес инвестировать капитал в страну, богатую природными ресурсами и дешевой рабочей силой. Однако безопасность инвестиций не гарантирована, поэтому весьма разумным является изучение масштабов и динамики криминальной опасности и подготовка соответствующих рекомендаций деловым людям, желающим вести бизнес в России.
Но дело не только в угрозе со стороны российской преступности, даже организованной. Речь все больше идет о стремительной транснационализации преступности, где свою роль играют и российские группировки. Перед мировым сообществом, по большому счету, со всей остротой встала проблема эффективного международного противодействия преступному миру, который на глазах консолидируется, обгоняя лидеров государств.
По мнению американских экспертов, вклад российских преступных группировок в транснациональные преступные синдикаты становится все более весомым. При этом широко цитируется заявление Б.Н. Ельцина в 1994 году, в котором он назвал Российскую Федерацию «самым крупным мафиозным государством в мире», «сверхдержавой преступности».1
По оценке сенатора Д.Керри, российские группировки уже входят в стержень новой глобальной преступной организации, образованной пятеркой наиболее могущественных организованных преступных сообществ мира, наряду с итальянской мафией, японской якудза, китайскими триадами и колумбийскими наркокартелями .
Так, летом 1992 года лидеры русских и итальянских группировок провели серию секретных встреч в Праге, Варшаве и Цюрихе. Они решили, что вместо борьбы за сферу торговли наркотиками, лучше сформировать стратегический альянс: итальянцы теперь будут приобретать и сбывать наркотики, а русские - обеспечивать безопасность транзитных путей и торговых сетей на территории стран СНГ.
В 1995 году итальянские правоохранительные органы раскрыли тайный сговор между «каморрой» и русской мафией. Русские предоставляли 100 миллиардов фальшивых долларов в обмен на итальянскую собственность. Предположительно они шантажировали крупный банк и вымогали значительные военные поставки. Итальянцы же приобрели большие запасы синтетических наркотиков, производство которых становится на широкую ногу в России.1
Двести крупнейших преступных групп России в настоящее время превратились в глобальные конгломераты, из них 26 создали свои филиалы в семнадцати городах США, где они разделили сферы влияния с американскими, сицилийскими и колумбийскими преступными синдикатами. Если в 1994 году российские группировки действовали в двадцати девяти странах мира, то в 1997 - по данным ФБР, уже почти в пятидесяти.2

2. Проникновение за рубеж. Специальная группа экспертов Центра Стратегических и Международных Исследований (CSIS) подробно описывает особенности проникновения российской ОП за рубеж.
Российская организованная преступность распространяет свою деятельность на ряд бывших советских республик. В частности с этой проблемой столкнулись Грузия, Латвия, Литва, Беларусь, Таджикистан, Эстония, Армения, Азербайджан, Казахстан и Украина. Как правило, организованная преступность в этих республиках связана с Россией.
Из других стран дальнего зарубежья российская мафия в первую очередь проникла в страны Восточной Европы, пользуясь тем, что новые правоохранительные и судебные системы этих стран еще только приспосабливаются к новым условиям новой Европы. Вскоре Берлин стал крупным источником доходов для российских преступных группировок, занимающихся эксплуатацией проституции, контрабандой наркотиков и угонами автомобилей. Министр внутренних дел Германии отметил что «Европа стала открытой в смысле криминальной географии, она превратилась в арену для деятельности международных группировок». В марте 1997 г. 13 крупных деятелей солнцевской бригады, одной из трех крупнейших московских криминальных организаций, были задержаны на итальянском горном курорте Мадонна ди Кампильо. Русские встретились там для координации операций по отмыванию денег в Италии.
Затем очередь дошла до США, где проживает много иммигрантов, среди которых преступникам удобно разворачивать свою деятельность. Недавно появились новые сведения, что российская организованная преступность проникла также в Латинскую Америку и страны Карибского бассейна. Осведомленные источники сообщают, что несколько чеченских группировок уже создали криминальную инфраструктуру в Аргентине. Аргентинские средства массовой информации связывают начало этого процесса с прибытием в июне 1995 г., группы из 21 чеченца, которые активно занялись вымогательством, широко используя насилие. ФБР утверждает: «Недавно появились сообщения , что российские преступные группировки начали сотрудничать с итальянской мафией и южноамериканскими наркокартелями. Если эти силы образуют организационно оформленное объединение, оно будет представлять серьезную угрозу для Европы и США. Если к этому еще добавить возможность того, что российские преступные группировки могут обеспечить доступ к ядерным материалам или иному высокотехнологичному оружию, перспектива будет выглядеть настоящим кошмаром».
Группа экспертов считает, что эти силы действительно слились в организационно оформленное объединение. В ряде стран, в том числе и в США, отмечается определенное разделение труда. В августе 1995 г. канадские власти подготовили доклад, в котором утверждается, что российская организованная преступность представляет реальную и непосредственную угрозу Канаде и ее интересам. Многочисленные сообщения в средствах массовой информации указывают на присутствие и деятельность российских преступных группировок В Торонто и других крупных канадских городах.
В развитии российских преступных группировок прослеживается та же тенденция, что и у других преступных группировок - ее деятельность принимает международный характер. Стремясь увеличить доходы, российские группировки проникают на новые рынки, образуя при этом стратегические альянсы с другими преступными организациями. Несколько наиболее прибыльных преступных предприятий, в которых участвуют российские группировки, являются транснациональными по своей сути. Среди них: 1) угон автомобилей в Германии, Чехии и Польше и последующая их продажа на черном рынке в России. Общая стоимость автомобилей, похищенных в странах Европейского Союза в последнее время составила два миллиарда долларов в год; 2) организация поставок наркотиков из стран производителей в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии в страны потребители в Европе и Соединенные Штаты; 3) вымогательство денег за рубежом у крупных бизнесменов - выходцев из России; 4) отмывание нелегальных доходов через фиктивные компании, инвестиции в недвижимость и банковские операции на Кипре, в Австрии, Лихтенштейне, Швейцарии, арабских Эмиратах и оффшорных банковских центрах. Только в Швейцарии банковские вклады российской мафии оцениваются в 10 миллиардов долларов.
Отмечено, что несколько наиболее крупных российских группировок установили контакты с зарубежной организованной преступностью. Эти отношения строятся на долговременной основе и при необходимости используются для проведения операций в международном масштабе. Тот факт, что разрозненные, на первый взгляд, преступные группировки из различных стран координируют свою деятельность, создает серьезную проблему для правоохранительных органов, занятых борьбой с расширением деятельности группировок за пределы национальных границ. Для преступников не существует бюрократических и юридических барьеров, с которыми приходится сталкиваться блюстителям порядка.
К настоящему времени сотрудники правоохранительных органов США со всей определенностью установили связь между российскими группировками и Коза Ностра, американо-итальянской криминальной сетью в США. Коза Ностра и российские группировки сотрудничают в области азартных игр, вымогательства, проституции и мошенничества. В деле «Ред дейзи» ФБР и Служба внутренних доходов, расследуя мошенничество российской организованной преступности с акцизным налогом на топливо в Нью-Джерси, добились осуждения 15-ти российских иммигрантов и выявили их связь с Коза Ностра. Было доказано, что российская группировка делилась с Коза Ностра доходами, которые составили в этой операции 140 миллионов долларов.
Сотрудничество между российскими группировками и колумбийскими нефтяными картелями осуществляется главным образом в Майами. Местный отдел ФБР характеризует российских гангстеров как «очень жестоких, очень изобретательных, хорошо владеющих компьютерной техникой». Майами являются воротами как в США, так и в Латинскую Америку. ФБР и Агентство по борьбе с наркотиками раскрыли план, предусматривающий доставку кокаина из Колумбии в CША на построенной в России подводной лодке.
Сообщают также, что российские группировки сотрудничают с другими преступными организациями, в том числе с сицилийской мафией, Ндрангетой, Каморрой, Барракудой (Япония - Якудза), китайскими триадами, корейскими преступными группами, турецкими наркодельцами, колумбийскими картелями и другими южноамериканскими производителями наркотиков. Эти группировки сотрудничают с российскими «коллегами» в области отмывания денег, оборота наркотиков и различных подделок.
Два крупных дела о контрабанде наркотиков в 1996г. свидетельствуют о международном размахе российской организованной преступности. В первом случае российские преступники совместно с голландцами, украинцами, белорусами и африканцами пытались провезти 4 тонны наркотиков через российскую территорию. Во втором случае правоохранительные органы России и пяти западноевропейских стран задержали международную группировку наркодельцов и конфисковали 2,5 тонны наркотиков.
Выступая в американском Сенате, директор ФБР Луис Фри заявил, что в США выявлено 27 российских преступных группировок, которые действуют главным образом в районе городов Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Майами, Чикаго и Нью-Йорк. Один из сотрудников МВД сказал, что российские группировки в США занимаются главным образом отмыванием незаконных доходов и оборотом наркотиков. Сильно ощущается присутствие российской организованной преступности также в Германии (47 группировок) и в Италии (60 группировок). По оценкам МВД более 100 российских преступных группировок действуют по крайней мере в 50-ти странах.
ФБР отмечает, что центром российской организованной преступности был и остается Брайтон Бич в Нью-Йорке, неподалеку от Бруклина (это место называют «маленькой Одессой») и что большая часть преступлений совершается под эгидой структуры, называемой «Организация" Деятельность российской организованной преступности отмечалась также в Нью-Джерси, Бостоне, Сан-Франциско, Чикаго, Сиэтле, Денвере, Кливленде, Детройте и Филадельфии.1
3.Организованная преступность как внутренняя угроза России. По особенностям проявления и характеру влияния на политическую и экономическую сферы ОП в России напоминает многим исследователям итальянскую мафию. Последняя проникла в недра политической жизни государства и Италия, в результате, лишилась роли основной экономической державы.2
Эксперты CSIS конкретизируют влияние ОП на государственные институты России. Российская организованная преступность, рост которой происходит головокружительными темпами, является основной силой, определяющей политическое, экономическое и социальное развитие России после развала СССР. Фактически ни один из секторов российского общества не защищен от воздействия организованной преступности.
Правительство: Российская организованная преступность является постоянной силой, определяющей российскую политику по двум основным направлениям. Во-первых, неспособность российского правительства эффективно бороться с организованными преступными группами (ОПГ) ведет к кризису доверия к политическим институтам, управляющим в настоящее время российским государством. Во-вторых, коррумпированные государственные руководители сами зачастую являются неотъемлемыми компонентами российских ОПГ. В сочетании, эти явления ослабляют поддержку демократического процесса в России.
Экономика: Эксперимент по либерализации рынка был подорван организованной преступной деятельностью.
Банки: Экономический эксперимент в России еще больше осложняется в связи с постоянной коррупцией в финансовых кругах.
Вооруженные силы: Российская организованная преступность как способствует ослаблению военного комплекса, так и использует это явление в своих интересах.
Силовые министерства: Мощный аппарат КГБ советской эпохи, хотя и был расколот, остается важным аспектом проблемы российской организованной преступности. Многие сотрудники КГБ продали контакты и оперативное мастерство, предлагая свои услуги в частный сектор в период распада СССР. Тайные умения и навыки КГБ находятся сейчас, по утверждению американцев, на вооружении российских организованных преступных групп.
После распада СССР в конце 1991 г., российская организованная преступность смогла извлечь выгоду из процесса приватизации и экономической реформы и в результате необычайно выросла, накопила огромное богатство, увеличила влияние. Существующие на данном этапе экономические, политические и социальные условия в России и подъем РОП нельзя рассматривать отдельно друг от друга. Еще не набравший силу демократический эксперимент в России подвергается колоссальному давлению а результате взрывоопасного взаимодействия между российскими ОПГ и неконтролируемой финансовой системой, загнивающей промышленной базой, коррумпированными и безответственными государственными чиновниками, а также военными, которым месяцами не платят зарплату. Влияние российской организованной преступности на стабильность демократической России в будущем -основная угроза для США, выявленная в результате данного исследования. Вторая серьезная угроза - транснациональная деятельность российских организованных преступных групп, которая характеризуется быстрым - и трудным для противодействия - расширением незаконных операций международного характера. Директор ФБР Луис Фри суммировал всю серьезность этил опасений, когда он напрямую заявил, что российская организованная преступность «является главнейшей долговременной угрозой безопасности Соединенных Штатов».
Проблема не заключается в «мафии» как независимом субъекте; наоборот, возникла ситуация, при которой различные организованные преступные группы составляют лишь один элемент значительно более, широкого явления в форме взаимопроникновения преступности, бизнеса и правительства.1
Опасность ситуации в России, как, впрочем и в других странах СНГ, заключается в том, что постсоветская организованная преступность, набирая экономическую мощь и политическое влияние, все больше, по выражению Л. Шелли, превращается в «новую форму авторитаризма».
Авторитаризм постсоветской организованной преступности проявляется в следующем : 1)доминирование в экономике и структуре управления; 2) устрашение населения ; 3) приватизация государственного принудительного аппарата ; 4) устрашение прессы и журналистов внутри страны и на международном уровне ; 5) переход государственных ресурсов в руки организованной преступности ; 6) ниспровержение появившегося гражданского общества.
Ею приводится сравнительная таблица, показывается общность «старой» и «новой» форм авторитаризма (см.: с. 8 -9).
Слабые правительства стран-преемниц СССР не в состоянии и не готовы решать проблемы постсоветской организованной преступности. Скоординированных международных попыток , необходимых , чтобы сразиться с постсоветской организованной преступностью, сейчас не предпринимается . В их отсутствие эта преступность может вырасти, почти ничем не ограничиваемая, в текущие десятилетия. Существующая пассивность в отношении растущей мощи и укрепления постсоветской организованной преступности может привести к превращению ее в новую форму авторитаризма , с очень серьезными долгосрочными последствиями для граждан бывшего СССР - и всего мира тоже.2
Одна из особенностей российской ОП заключается также, по мнению Л. Шелли, в ее полной «непатриотичности». Так, большая часть доходов колумбийских наркодельцов возвращается на родину. Итальянские власти в средине 90-х годов «заморозили» 3 миллиарда долларов активов мафии благодаря тому, что львиная часть ее доходов была инвестирована внутри страны. Российские же преступные группировки, напротив, возвращают в страну лишь крохи своих доходов. Так, с 1991 года из России «экспортировано более 150 миллиардов долларов»1
Американские эксперты отмечают в качестве существенной особенности ОП в России ее доминирование в легальной экономике. Экономика страны становится зависимой от нелегальной активности больше чем от активности легальной.2
Отмечаются также неоднородность ОП в рамках страны и ее территориальные особенности. В Москве она гнездится главным образом в банковской сфере и секторе недвижимости, на Урале - в сфере присвоения и экспорта природных ресурсов, на Дальнем Востоке - в судоходных компаниях.
Так, указывается, что Владивосток быстро становится крупным центром российской и транснациональной организованной преступности. Его близость к азиатской ОП и его рыбный флот придают ему особые черты. ОП здесь обладает мощью, не известной в других частях страны. Именно здесь ей в наибольшей степени удается запугивать прессу, устранять неугодных политиков и т.п. Здесь распространена езда в краденных автомобилях. Криминальные авторитеты Владивостока связаны с японскими якудза, китайскими триадами, с преступными элементами Северной Кореи и Тихоокеанского побережья США. 3
Многие эксперты обращаются к анализу социальных и экономических истоков организованной преступности. Российская организованная преступность выросла из потребностей населения. Советская система была неспособна удовлетворить потребности людей в некоторых товарах и услугах. Организованная преступность возникла, чтобы заполнить эти пробелы. В этом авторы видят связь с сегодняшним «протекционным бизнесом»: преступники не навязывают защиту, но наоборот, граждане видят необходимость в такой защите в условиях нестабильной окружающей обстановки и настойчиво обращаются к преступникам.4
С. Бойлан, старший координатор одного из центров Американской Ассоциации Адвокатов, полагает необходимым предостеречь американских предпринимателей от попыток делать бизнес в России путем дачи взяток.

По его мнению, подкуп российских правительственных чиновников американскими бизнесменами подрывает развитие демократии в России. Он отмечает, также что на сегодняшний день нет ни одного возбужденного уголовного дела в отношении американских бизнесменов.1
Л. Шелли считает, что связи между преступными и политическими мирами существовали в течение всего советского периода. Эти связи, которые заботливо скрывались в советское время, стали проявляться публично с потрясающей откровенностью. Ставки велики: государственная собственность распределена преимущественно между новой номенклатурой (партийной элитой) и ее криминальными сообщниками. Государство не может обеспечить ни поступление государственных доходов, ни выполнение своих финансовых обязательств. Простой гражданин оказался в большом проигрыше при захвате собственности, сопровождавшем крушение советской власти. Он почти не имеет своей доли в советском наследии. Вместо этого миллионы граждан месяцами не получают заработную плату, а армия находится на грани развала. На пути решения этих проблем стоит криминально-политический союз, реализующий свои интересы помимо интересов населения или долгосрочных интересов Российского государства.
Те, кто доминирует в российской экономике - не просто финансовая олигархия, т.к. их методы приобретения и удержания власти вполне обычны для организованной преступности.1
Л. Шелли обращает внимание на сильные и слабые стороны возникшего т.н. криминально-политического союза.
Криминально-политические союзы, существующие в настоящее время в большинстве таких новообразованных государств, как Россия, Украина, Казахстан, практически неуязвимы. Коррупция восходит к вершинам политического руководства. Существуют незначительные стимулы для замены сложившейся системы долговременными интересами государства.
Криминально-политический союз сейчас все же более уязвим, чем в советские времена, т.к. политическая система более открыта. Несмотря на издержки нынешних выборов, полноту контроля за избирательным процессом нельзя сравнить с тотальным контролем коммунистической партии.
Криминально-политический союз может стать еще более уязвимым в будущем, если финансовая система приобретет большую прозрачность. Это станет необходимостью, когда новообразованные государства в большей степени интегрируются в мировое сообщество. Пресса уже стала существенной силой в российском обществе. Если журналисты могут разоблачать криминально-политические связи без страха подвергнуться угрозам, то может быть оказано давление с целью принятия и реализации законных гарантий. С развитием гражданского общества может возникнуть требование о большей отчетности правительственных чиновников.2
Возникает вопрос о степени достоверности и обоснованности данных, приводимых американскими экспертами. С.Караганов, зам директора Института Европы (и одновременно Председатель Коллегии Совета по внешней и оборонной политике), например, полагает, что «многие пассажи одного из докладов почти дословно совпадают с критическими статьями ... коммунистической прессы».3
Однако изученные нами источники содержат большое число ссылок на официальные выступления высших должностных лиц государства, а также аналитические материалы специалистов-криминологов. Это дает основание полагать, что доклады экспертов базируются не на суждениях оппозиции, а на серьезном доказательственном материале. Впрочем, в некоторых сообщениях экспертов встречаются ошибки или непроверенные сведения. Так, в вышеупомянутом Докладе Центра Стратегических и Международных Исследований ошибочно утверждается, что Президент РФ якобы 13 июня 1996 года подписал Закон «О борьбе с организованной преступностью». Чего не было, того не было. В декабре 1995 года он наложил вето на указанный законопроект. С тех пор, по крайней мере, в течение всего 1997, года ничего не изменилось.
Пожалуй, следует согласиться с тем, что основным препятствием для борьбы с организованной преступностью является весьма высокий уровень коррупции среди российских чиновников. У нас действительно много говорят о коррупции, но гораздо меньше делают.
4. Прогнозы. Выводы. Рекомендации. Каковы же прогнозы зарубежных специалистов относительно ближайших перспектив развития российской ОП?
Эксперты полагают, что угроза роста преступности в США вследствие деятельности российских группировок в настоящее время невелика по сравнению с угрозой национальной безопасности США, создаваемой деятельностью организованной преступности в России - правоохранительные органы США добились больших успехов в борьбе с российской организованной преступностью. Вполне возможно, что в ближайшие несколько лет она станет проблемой номер один как для правоохранительных органов США, так и для ее национальной безопасности. Проблема будет осложнятся международными связями российской организованной преступности, особенно в области отмывания денег и оборота наркотиков. Угроза, создаваемая российской организованной преступностью правоохранительной системе и национальной безопасности США, связана с двумя тенденциями развития этой преступности: образованием криминально-синдикалистского государства и дестабилизацией обстановки в России.
Каким будет дальнейшее развитие организованной преступности, если ей не будут противодействовать? При отсутствии эффективных действий со стороны Росси и стран Запада, события могут развиваться по трем направлениям. Во-первых, произойдет консолидация различных преступных группировок в несколько кланов. Во-вторых, российская преступность будет все активнее распространятся на Запад, образуя транснациональные структуры, что будет угрожать национальной безопасности США и других стран. В-третьих, в криминальном государстве, охватывающем 11 часовых поясов, образуется «железный треугольник" из коррумпированных чиновников, предпринимателей, действующих по законам «дикого капитализма» и самих лидеров организованной преступности. При этом политические лидеры России, возможно, будут принимать решения, руководствуясь не только интересами России, но и своим желанием извлечь прибыли из преступной деятельности. Третья тенденция отражает нынешнее развитие в России и если ею она не будет переломлена, то приведет к опасным результатам.
Заслуживают внимания отечественных специалистов также выводы и рекомендации, формулируемые экспертами. В качестве основных выводов перечисляются следующие:
1. Если перестать осуществлять контроль за Россией, то есть опасность, что она превратится в «преступно-синдикалистское государство», контролируемое коррумпированными правительственными бюрократами, политиками, бизнесменами и преступниками, с которыми нормальные отношения будут невозможны.
2. Российская организованная преступность представляет собой прямую угрозу интересам национальной безопасности США из-за усиливающейся нестабильности в крупной, имеющей ядерное оружие, державе.
3. Преступный климат в России часто сравнивают с эпохой «баронов-грабителей» в истории США. Это - аналогия, вводящая в заблуждение. Группы РОП прячут втихомолку миллиарды денег за рубежом и изредка реинвестируют свои доходы на подпитку отечественной экономики, осуществляемой посредством строительства современной инфраструктуры.
4. Коррупция, пронизавшая все этажи российской бюрократии, является главной сложностью в борьбе с ОП в России.
5. РОП серьезно подрывает процессы демократизации и экономической либерализации в России.
6. Усилия внутри России, направленные на борьбу с ОП со стороны правительства, СМИ и пр., остаются до настоящего времени слабыми из-за страха и взяточничества и часто сводятся на нет заказными убийствами.
Чтобы ослабить проявление коррупции в российском правительстве, политика и действия США должны сместить акцент с поддержки политических деятелей на поддержку тех сегментов в российском правительстве, которые работают, призывая соблюдать букву закона. Укрепление законности приведет к более быстрому появлению жизнеспособной рыночной экономики в России, свободной от насильственной и вымогательской деятельности групп РОП.
Во избежание попадания денежных средств в руки ОП и для обеспечения того, чтобы эти средства доходили до соответствующего адресата, должны быть реализованы строгие требования, касающиеся обеспечения прозрачности использования Россией иностранной помощи, а также многосторонних кредитов и экспортного финансирования.
Соединенные Штаты должны начать обсуждение на уровне встречи восьмерки инвестиционного договора об отказе выдачи экспортных кредитов западным фирмам, осуществляющим деятельность в России с фирмами, контролируемыми ОП.
В помощь инвесторам со стороны Соединенных штатов и других стран должна быть создана совместно используемая открытая база данных по РОП, включающая сочетание рассекреченных материалов и материалов из открытых источников.
Тесная связь правительства США с коррумпированными элементами российского политического истеблишмента создает риск серьезных общественных неурядиц внутри России.1
Общий вывод, который делают практически все американские эксперты, заключается в уверенности, что реальные успехи в борьбе с организованной преступностью возможны только на базе укрепления правовых основ общественной жизни, развития демократического политического режима и формирования гражданского общества. Подчеркивается также существенная роль, которую могут сыграть и средства массовой информации. С этим выводом трудно не согласиться.
Думается, что и выводы и рекомендации зарубежных коллег следует внимательно изучить и по необходимости учесть отечественным теоретикам и практикам, ведущим борьбу с организованной преступностью в России. Это было бы полезней, чем выяснять, кто первый крикнул: «Держи вора!».

§ 3. Правовые основы борьбы с ОП.

1. Каким должно быть законодательство о борьбе с ОП?
Поскольку ОП порождается сложным причинным комплексом, образованным серьезнейшими деформациями в политической, социальной и духовной сферах общественной жизни, противодействие ей должно быть в первую очередь системным. Система мер борьбы с ОП должна включать сложные многоуровневые и разномасштабные блоки организационного, экономического, правового и идеологического характера. Да и собственно правовые меры могут быть реализованы как в виде узкоотраслевых законодательных актов, так и законов комплексных, включающий разные отрасли права.
Специфика ОП, в которой функции непосредственного совершения преступлений отделены от организационно-управленческих, глубина ее проникновения в общество, широкие масштабы распространения диктуют необходимость принципиально новых правовых подходов. Как подчеркивает А.И. Долгова, новые криминологически значимые реалии требуют новых законодательных решений. К ним относятся комплексные специальные законы, которые, развиваясь и дополняясь, возможно, образуют в дальнейшем новые нетрадиционные отрасли законодательства: антикоррупционного и по борьбе с организованной преступностью.1
В настоящее время в России опыта принятия специализированных комплексных законов пока нет. Вернее, такие законы («О борьбе с организованной преступностью», «О борьбе с коррупцией и др.), если даже и принимаются, но неизменно блокируются Президентом РФ, использующим свое право вето.
Ниже мы рассмотрим некоторые из законов, как принятых, так и отвергнутых. Ранее мы публиковали оригинальный проект Закона о борьбе с организованной преступностью, представленный И.Я. Гонтарем.2 Обращаем внимание читателя на то, что данный проект имеет определенное сходство с новым японским законодательством в сфере борьбы с ОП. В этой связи изучение и обсуждение альтернативных вариантов соответствующего законодательства было бы полезным.
Если попытаться дать общую оценку степени соответствия российского законодательства характеру, масштабам и степени опасности ОП, то, вне всякого сомнения, можно констатировать его явную неадекватность криминальным реалиям. Необходимость безотлагательного и существенного правовых основ борьбы с ОП осознана уже всеми. Однако по поводу конкретных законодательных актов, их формы и содержания, у законодательной власти нет согласованной позиции с президентскими структурами. Принимаемые Госдумой законы, касающиеся борьбы с ОП, как правило отвергаются Президентом.
Представляется, что правовые основы борьбы с ОП должны включать в себя широкий спектр законов, причем, не только узкоотраслевых, но и комплексных, приводящих совокупность разнообразных правовых срезов воздействия на ОП в единую цельную систему. Это специализированные законы «О борьбе с организованной преступностью», «О борьбе с коррупцией», «О борьбе с легализацией незаконных доходов», а также соответствующие положения уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, административного кодексов и других законодательных актов. Пока до сих пор ни один из вышеназванных специализированных законов не прошел одобрения со стороны Президента РФ.1
Учитывая слабость законодательной базы борьбы с ОП в России, обратимся вначале к международно-правовым аспектам этой борьбы.
2. Сотрудничество государств в борьбе с организованной преступностью.
Для государств, входящих в состав СНГ, весьма актуальным является скоординированная уголовная политика в области борьбы с ОП. В этом плане некоторые шаги предприняты. Как сообщалось в печати, государства-участники СНГ разработали межгосударственную программу совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами преступлений (на период до 2000 года), а также приняли (2 ноября 1996 года) модельный Закон «О борьбе с организованной преступностью».2
Закон сконструирован таким образом, чтобы он мог выступать и как единый целостный законода-тельный акт, и как своеобразная конструкция, со-ставные части которой без ущерба для целостно-сти всей системы законодательства можно было бы интегрировать в отраслевые законы. Но окончательное решение о выборе того или иного варианта нормативного регулирования борьбы с оргпреступностью остается за государствами. При этом Закон дополняет и конкретизирует с учетом особенностей оргпреступности общие принципы и положения уголовного, уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства. В число регулируемых им вопросов прежде всего входят:
 определение организованной преступности и ее составляющих;
 закрепление уголовной ответственности за со-здание преступных формирований;
 оформление структуры и полномочий специ-ально предназначенных для борьбы с организо-ванной преступностью государственных органов;
 включение в Закон комплекса оперативно-ро-зыскных мер, позволяющих эффективно вести борьбу с организованной преступностью, а также определение гарантий соблюдения законности при реализации таких мер;
 обеспечение защиты сведений в сфере борьбы организованной преступностью.
В ст. 2 модельного Закона даются определения терминов, которые практически совпадают с основными определениями аналогичного законопроекта РФ.
В модельном Законе, в частности, закреплены основания и порядок проведения такого оператив-ного мероприятия, как "оперативное проникнове-ние в преступные формирования". Эта статья из-ложена в следующей редакции: "Орган по борьбе с организованной преступностью при наличии данных о готовящихся или совершаемых незакон-но обороте наркотических средств и психотропных веществ, легализации преступно нажитых до-ходов, актов терроризма, незаконного оборота оружия, незаконного вывоза (ввоза) с территории государства особо ценных предметов художест-венного, исторического и археологического до-стояния, других товаров, предметов, веществ и продукции, иных тяжких и особо тяжких преступлений в целях пресечения таких действий, вы-явления лиц, их готовящих или совершающих, имеют право осуществлять оперативное проник-новение в преступные формирования оператив-ных сотрудников или лиц, оказывающих им со-действие на конфиденциальной основе.
Решение об оперативном проникновении в каждом конкретном случае принимается руково-дителем органа по борьбе с организованной пре-ступностью. Внедрение осуществляется с санкции Генерального прокурора.
Формируемое рекомендательное законодательство государств-участников СНГ о борьбе с организованной преступностью будет включать помимо анализируемого Закона, модельные УК и УПК, а также Законы «Об оперативно-розыскной деятельности», «О противодействии незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прокурсоров», «О борьбе с терроризмом», «О борьбе с легализацией (отмыванием) преступных доходов» и другие модельные законы, регулирующие данную сферу общественных отношений.
В рамках более широкого взаимодействия государств мира в борьбе с транснациональной ОП весьма актуальна задача создания глобальной мировой системы противодействия ОП.
В литературе предложен следующий комплекс мер, имеющих своей целью создание международной системы, адекватной реальным масштабам и опасности рассматриваемого феномена:
1. Разработка проекта всеобъемлющей конвенции о мерах борьбы с организованной транснациональной преступностью.
2. Учреждение Международного фонда борьбы с организованной транснациональной преступностью, а также создание механизма, обеспечивающего поступление средств для борьбы с организованной преступностью, минуя все промежуточные звенья и под непосредственным международным контролем.
3. Разработка примерной модели Международного уголовного кодекса.
4. Создание Международного трибунала по организованной преступности.
5. Организация на базе учебных заведений сети соответствующих международных институтов, осуществляющих подготовку кадров для государств, входящих в состав одного региона.
6. Учреждение Международного информационного центра по организованной преступности, обладающий возможностью безвозмездного обеспечения национальных служб, научных и учебных заведений всеми видами информации по соответствующей тематике.
7. Издание Международной Белой книги организованной транснациональной преступности, основанной на унифицированной системе статистических критериев.
8. Выделение в структуре национальных служб по борьбе с организованной преступностью подразделений, наделенных функцией расследования транснациональных преступлений.1
Ограниченные ресурсы некоторых государств (к числу которых можно отнести и Россию) в сочетании с глубокой коррумпированностью их властных структур определяют заинтересованность мирового сообщества в оказании им специализированной помощи в сфере борьбы с организованной преступностью. В число потенциальных получателей помощи попадают многие государства, ранее входившие в состав СССР, и прежде всего Россия.
Оказание такой помощи связано с необходимостью выработки надежных критериев, позволяющих предельно точно определять ее необходимые виды и размеры. В числе этих критериев могут быть:
 удельный вес транснациональной преступности в структуре организованной преступности в стране-получателе помощи;
 число преступных сообществ, т.е. объединений двух или более организованных групп;
 средняя численность преступного сообщества;
 удельный вес преступных сообществ, в состав которых входят государственные чиновники с компетенцией регионального или национального уровня;
 эквивалентный исчисленному в твердой валюте объем доходов от организованной преступной деятельности;
 уровень коррумпированности государственного аппарата в целом;
 среднегодовая загрузка оперативных и следственных работников национальных служб по борьбе с организованной преступностью, их подразделений, имеющих транснациональный аспект специализации.1

3. О концепции Федеральной антикоррупционной программы. В феврале 1998 года «Российская газета» опубликовала проект, который отражает попытку системно и комплексно разработать концепцию федеральной антикоррупционной программы.2 В определенной степени эта попытка удалась. В проекте рассмотрены состояние и развитие коррупции в мире и России, включая транснациональные, межгосударственные аспекты. Конкретно показана общественная опасность коррупции, ее экономические, социальные последствия. Впечатляет вывод авторов о суммарном объеме экономических потерь страны от коррупции, эквивалентом 10-20 миллиардов долларов в год. Анализируется причинный комплекс коррупции (общие причины, специфические российские условия, отдельно выделяются экономические, социально-психологические и иные факторы).Авторами делается также попытка сформулировать основные положения антикоррупционной политики.
Теоретически сформулированы основы антикоррупционной программы, дифференцирующиеся на меры общего характера и прямые антикоррупционные меры.
В целом логическая схема документа последовательна, сама идея - непорочна и подобная программа, разумеется, очень нужна для теории и практики борьбы с организованной преступностью и коррупцией.
Поддерживая в целом ряд ключевых положений опубликованного проекта, который может стать основой для подготовки программного федерального документа, следует, вместе с там, высказать по его поводу и ряд замечаний, в том числе и принципиального характера. Оставление документа в представленном виде грозит опасностью подмены действительной борьбы с социальной «чумой» России ее имитацией.
 Состав разработчиков явно недостаточно представителен и весом. Возможна ли подготовка документа, претендующего на роль федерального и программного, столь скромными силами?
 Второе замечание вытекает из первого. Авторы категорично и бездоказательно критикуют проект закона «О борьбе с коррупцией», который был принят Госдумой, одобрен Советом Федерации, но отклонен президентом. Не являясь юристами, они без обиняков рассуждают о «множестве юридических несообразностей», о«предельной беззубости» законопроекта. В целом авторы подвергают сомнению целесообразность принятия специализированного закона, ссылаясь на необходимость антикоррупционного наполнения всей системы законодательства. Однако, на наш взгляд, одно другого не исключает: возможно принятие и базового закона и внесение соответствующих конкретных корректив в иные законодательные акты, регулирующие отдельные сферы общественной жизни.
Создается впечатление, что разработчики проекта сознательно занимают противоположную позицию.
Как справедливо отмечает С.В. Ванюшкин, в современной отечественной действительности обозначились две разные концепции борьбы с организованной преступностью (ОП) и коррупцией.
Первая концепция основана на разработке и осуществлении интегрированных мер по всем аспектам борьбы с преступностью, включая ее причинный комплекс и профилактику. Представители этого подхода признают наиболее эффективными среди правовых мер борьбы с коррупцией и ОП комплексные законы прямого действия. Преимущество их - в закладывании основ цельной системы противодействия опасному явлению.
Вторая концепция сложилась в период становления рыночной экономики. Сторонники ее отрицают необходимость принятия и применения комплексных законов по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. В результате возникает односторонний, не комплексный подход (хотя, добавим, декларироваться может прямо противоположное)1.
 Два основных раздела проекта - аналитический и программный - явно неравноценны. Описание явления есть, а вот конструктивной цельной антикоррупционной программы пока мы не видим. Вряд ли такой программой можно считать перечень мер, которые авторы предлагают включить в данную программу.
 Описывая 3 возможных, с точки зрения авторов, модели коррупции («азиатская», «африканская» и «латиноамериканская»), разработчики проекта делают вывод (на чем основанный?), что ситуация в России еще не попадает ни под одну из них: «коррупция в России еще не стала системной, шанс еще не упущен».
В то же время, по их же данным, свыше 70% опрошенных граждан согласны с утверждением о том, что Россия может быть отнесена к числу коррумпированных государств. В печати сообщается о высоком рейтинге коррумпированности чиновников в России (мы в десятке самых неблагополучных стран мира). Если исходить из того, что при «азиатской» модели коррупция выступает как «привычное и общественно приемлемое культурное и экономическое явление, связанное с функционированием государства», то Россию с полным основанием следовало бы отнести к этому варианту. Увы, коррупция в России носит уже системный характер, при которой высшие органы власти явно запаздывают или откровенно пасуют.
Более конкретные замечания сводятся к следующему.
 Авторы не правы в утверждении, что в новом УК РФ не нашли отражения действия явно коррупционного характера. В их числе называют использование должностным лицом служебного положения для «перекачки» государственных средств в коммерческие структуры с целью получения личной выгоды, предоставление должностными лицами льгот коммерческим структурам с целью извлечения личной прибыли и т.п. Да, специально таких составов преступления нет, но есть иные нормы, в частности, о должностном злоупотреблении (ст. 285 УК РФ) и о превышении должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), которых вполне достаточно (если нет признаков хищения) для привлечения виновных к уголовной ответственности.
 Предлагаемое в разделе «институциональные меры» учреждение т.н. «Агентства по борьбе с коррупцией» напоминает до боли знакомое «Министерство правды». Существует Совет безопасности при Президенте РФ, который в качестве одной из основных функций и должен осуществлять координацию антикоррупционной деятельности.
 Шкала наказаний в новом УК не устраивает разработчиков из-за «завышенности»(?) санкций: «часто завышенные наказания мешают доказательству преступлений». Выходит, снижение порога наказаний является необходимым условием сбора и оценки доказательств в уголовном процессе. Это - явный нонсенс.
Аналогично этому предложению и следующее: следует снизить шкалу пошлин и штрафов из-за их «низкой эффективности». За этими предложениями явно торчат уши коррупционеров.
Многие специалисты-юристы, напротив, расценивают санкции за экономические преступления как чрезмерно мягкие, лишенные необходимых карательных свойств.
Раздел, посвященный международному сотрудничеству, носит слишком общий и неконкретный характер. Разработчики, вероятно, не знакомы с соответствующими международными документами. Иначе они бы не предлагали заключение соглашений, содержащих обещания «об отказе от коррупции».
К сожалению, представленный документ не оставляет пока надежды на возможность взаимного согласования общей непорочной идеи противодействия коррупции с конкретным правовым механизмом такого противодействия, содержащимся в проекте Закона о борьбе с коррупцией, принятым Федеральным Собранием страны, но отвергнутым Президентом. Значит, реальная борьба вновь отодвинута.

4. Новый УК РФ и борьба с организованной преступностью.
Принятие нового уголовного кодекса РФ, который вступил в силу с 1 января 1997 г., ознаменовало попытку, в частности, перевести борьбу с организованной преступностью на новый уровень. Законодатель постарался учесть чрезвычайную опасность и масштабы этого грозного явления.
В этой связи в Общей части УК РФ (ст.35) зафиксировано новое понятие «преступное сообщество».
В Особенной части кодекса появились новые статьи, в которых криминализированы некоторые деяния, ранее не признававшиеся преступными. Это ст.174, предусмотревшая ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств, приобретенных незаконным путем. Это ст. 204, установившая уголовную ответственность за т.н. коммерческий подкуп, т.е. взятку в отношении лиц, не являющихся государственными служащими или должностными лицами. Это ст. 210, предусматривающая такое новое преступление, как организация преступного сообщества (преступной организации).
Более четко сформулированы нормы, в которых говорится о коррупции (получение взятки - ст.290, дача взятки - ст.291). В качестве взятки рассматривается получение денег и иного имущества не только за конкретные действия, но и за общее покровительство или попустительство по службе.
В качестве обстоятельства, которое усиливает ответственность взяткополучателя, специально указано получение взятки за незаконные действия.
Отмечая определенные позитивные сдвиги в укреплении уголовно-правовой основы борьбы с организованной преступностью, следует обратить внимание и на серьезные проблемы, которые остались нерешенными.1
Самая главная из них - недостаточная криминологическая обоснованность уголовно-правовых новелл. Многие предложения криминологов, в том числе и тех, кто входил в рабочие группы по подготовке законопроектов, оказались неучтенными. Пакет законопроектов «О борьбе с организованной преступностью», «О борьбе с коррупцией», который в свое время был принят Госдумой и одобрен Советом Федерации (но отклонен Президентом) не был взят за основу в процессе доработки нового уголовного кодекса РФ. Важным же достоинством предлагаемого пакета законов являлся его комплексный характер и весомое криминологическое обоснование.
В новом УК понятие «преступного сообщества» очень мало отличимо от понятия «преступной организации». У криминологов эти термины употребляются в ином контексте.
Действенность ст.174, говорящей об отмывании незаконных доходов, в значительной мере будет зависеть от применения комплекса дополнительных правовых, организационных и финансово-экономических мер, которые должны образовать целостную систему противодействия «отмыванию». В настоящее время РФ пока не присоединилась к Европейской Конвенции (1990 г.) об «отмывании». В самом же уголовном кодексе не зафиксировано положение, поощряющее ему, которые деятельно раскаиваются в участии в легализации незаконных доходов и способствуют правоохранительным органам в раскрытии и пресечении данного преступления. На 1 июля 1997 г. по России было возбуждено 40 уголовных дел об «отмывании», что никак не отражает распространенность данного явления. Та же ситуация и в Приморье, где за весь 1997 год было зарегистрировано лишь 4 таких преступления.
Ст.210 появилась в новом УК после достаточно острой борьбы среди теоретиков, практиков и законодателей. Длительное время многие оспаривали необходимость и целесообразность установления наказуемости самих непосредственно действий по созданию преступной организации или преступного сообщества безотносительно к тем конкретным преступлениям, которые впоследствии должны были совершить эти криминальные формирования. Ни для кого не секрет, что в настоящее время в России наиболее влиятельные лидеры преступных сообществ и организаций сами лично в конкретных преступлениях не участвуют и остаются за пределами досягаемости уголовного закона.
Однако упомянутая ст.210 содержит признак, который сразу же превратил эту статью в «мертвую». Речь идет о специальной цели - «совершение тяжких или особо тяжких преступлений». Но как известно, преступные сообщества и организации создаются и функционируют часто совсем для других целей - извлечения сверхвысоких доходов в легальном (и нелегальном) бизнесе, «охраны» легальных коммерческих структур, легализации преступных капиталов, назначения т.н. «смотрящих» и «положенцев» на территориях и в местах лишения свободы, определения ответственных за воровскую кассу и т.д. Во всяком случае, истинные цели, объединяющие преступные сообщества и организации могут маскироваться под вполне легальные «прикрытия».
Кроме того, если преступное объединение преследует цели совершения тяжких или особо тяжких преступлений, то их участники могут привлекаться к уголовной ответственности за участие в различных стадиях подготовки и осуществления этих конкретных преступлений. Тогда упомянутая статья - излишня.
А.И. Долгова справедливо указывает, что в новом УК РФ опять дал себя знать старый подход, связанный, по меньшей мере, с непониманием сути специфического подхода к борьбе с ОП.1
Все изложенное свидетельствует о пока недостаточной уголовно-правовой базе борьбы с организованной преступностью в России.

§4 Правовые меры борьбы с коррупцией: зарубежный опыт.

Восьмой Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, 1990) в своей резолюции "Коррупция в сфере государственного управления" отметил, что проблемы коррупции в государственной администрации носят всеобщий характер и их пагубное влияние ощущается во всем мире. Анализ борьбы с коррупцией в отдельных странах показывает огромный разрыв между декларируемыми принципами равенства всех граждан перед законом и реальной практикой привлечения к уголовной ответственности. Коррупция - типичный вид беловоротничковой преступности. Следовательно, она высоколатентна, часто отличается изощренностью и причинением крупного ущерба. Особая опасность коррупции состоит в том, что она как раковая опухоль перерождает государственный аппарат, приводит к его необратимым изменениям, которые можно удалить только “хирургическим путем”. Но самое главное, коррупция - это катализатор организованной преступности, одна из необходимых составляющих ее “среды обитания”. Существуя в симбиозе, эти два явления представляют самую серьезную опасность для государства и общества, особенно в условиях нарождающейся демократии. Все это определяет необходимость скорейшего законодательного урегулирования борьбы с коррупцией, принятия соответствующих законов и положений. Однако реальные сдвиги в борьбе с этим явлением практически ничтожны. Одна из причин - полное отсутствие национального опыта. Впрочем, во многих других случаях это не мешало Российскому государству бросаться в атаку, часто наступая на грабли. Но сфера борьбы с коррупцией такова, что любое неосторожное действие государства чревато опасным резонансом во власти и экономике. В такой ситуации просто необходимо обращаться к опыту тех, для кого наши текущие проблемы являются такой же длительной неизбежностью, имеющей давние исторические традиции, как борьба с пьянством на Руси. Тем более, что во многих государствах борьба с коррупцией дала определенные положительные результаты.
1. Коррупция: понятие и причины
Для того чтобы успешно бороться с коррупцией, необходимо прежде всего разобраться, что же понимать под этим словом. Необходимо разработать единое ёмкое определение с тем, чтобы все явления, по своей сути являющиеся коррупционными, признавались таковыми и по установленной законом форме.
Существует множество определений коррупции, но полной ясности и правовой точности нет. Конечно, коррупция – это, скорее, синтетическое социальное и криминологическое понятие, чем правовое, поэтому ее надо рассматривать не как конкретный состав преступления, а как совокупность родственных видов деяний.
Давнее краткое и емкое определение, которое используется в Справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией, таково: "Коррупция - это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях". Из него видно, что коррупция выходит за пределы взяточничества. Это понятие включает в себя и взяточничество (дачу вознаграждения для совращения лица с позиций долга), непотизм (покровительство на основе личных связей) и незаконное присвоение публичных средств для частного использования.
Рабочее определение междисциплинарной группы по коррупции Совета Европы еще более широко: коррупция представляет собой взяточничество и любое другое поведение лиц, которым поручено выполнение определенных обязанностей в государственном или частном секторе и которое ведет к нарушению обязанностей, возложенных на них по статусу государственного должностного лица, частного сотрудника, независимого агента или иного рода отношений и имеет целью получение любых незаконных выгод для себя и других. В данном случае субъектом коррупционных деяний может быть не только должностное лицо.
Аналогичная идея заложена в Руководстве, подготовленном секретариатом ООН на основе опыта разных стран. Оно включает в понятие коррупции:
 кражу, хищение и присвоение государственной собственности должностными лицами;
 злоупотребления служебным положением для получения неоправданных личных выгод (льгот, преимуществ) в результате неофициального использования официального статуса;
 конфликт интересов между общественным долгом и личной корыстью.
Критерием установления уголовной ответственности в ряде случаев предлагается не оценка общественной пользы принятого решения, что очень трудно сделать, а открытость процесса принятия решения: должностное лицо не вправе принимать решение без представления всей информации. Если это условие нарушено, оно может быть признано виновным. Иллюстрацией к этому могли бы служить аукционы в России, проводимые Госкомимуществом. К подобным видам коррупционных деяний присоединяются непредставление информации обо всех финансовых активах, обязательствах, связях при занятии должности и ежегодной отчетности. Причем, санкции за них предлагаются не меньше санкций, чем за традиционные виды коррупции, чтобы нарушение было невыгодным и за него нельзя было спрятаться при совершении традиционных коррупционных действий. Особое внимание уделяется представлению информации о финансовой поддержке партий.1

Как же данный вопрос решается в России? Отечественный проект закона о борьбе с коррупцией считает таковой не предусмотренное законом принятие имущественных и неимущественных благ и преимуществ лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, или лицами, приравненными к ним, с использованием своего статуса и связанных с ним возможностей (продажность), а также подкуп указанных лиц путем противоправного предоставления им физическими и юридическими лицами этих благ и преимуществ. Статья 12 данного закона перечисляет в пяти пунктах коррупционные правонарушения, связанные с противоправным принятием имущественных и неимущественных благ и преимуществ. Уголовный же кодекс упоминает лишь о взятке, т.е. вознаграждении исключительно имущественного характера, следовательно, это дает возможность принятия неимущественных услуг определенных видов. Например, предоставление сексуальных услуг или информации не подпадает под термин “взятка” Очевидно, что данная статья УК нуждается в корректировке, ведь суть, последствия и опасность коррупционного преступления не зависят от того, какого рода выгоды были получены.
Та же статья 12 проекта Закона о борьбе с коррупцией причисляет к коррупционным нарушениям и использование государственного имущества в личных и других неслужебных целях. Кроме того, данный закон содержит внушительный перечень правонарушений, создающих условия для коррупции. В нём, помимо достаточно четко определенных действий, содержатся и такие расплывчатые (и повсеместно встречающиеся) как “искусственное создание препятствий физическим и юридическим лицам в реализации их прав и законных интересов”, и такие экзотические как “заключение пари, внесение ставок на ипподромах и участие в других азартных играх денежного или иного имущественного характера”.
Несмотря на большое количество пунктов, остается значительное пространство для “маневра”. Например, в мире общепризнанно, что государственное должностное лицо после увольнения со службы в течение установленного периода времени должно получить разрешение правительства, прежде чем принять приглашение на работу в частном секторе или начать заниматься коммерческой деятельностью, если они имели отношение к его прежней должности. В России только за последние четыре года сменилось более 15 министров экономики, финансов и заместителей председателя правительства по экономическим проблемам, большинство из которых буквально на следующий день после увольнения с государственной должности занимали руководящие посты в крупных коммерческих банках, компаниях и концернах. За какие заслуги их принимали на столь почетные и денежные должности? - вопрос риторический. Можно ли их привлечь к ответственности за взяточничество? Нет, но в демократических странах такое поведение рассматривается по самому факту как коррупционное.1
Конечно, налицо существенный прогресс, ведь ещё шесть лет назад в отечественном законодательстве не было даже самого слова “коррупция”, но только что готовые к вводу в действие положения уже сейчас требуют корректировки.

Природу современной коррупции объясняют за рубежом по-разному. Одни видят причину в плохих законах, усугубляющих деградацию личности. Известный шведский экономист и дипломат Г.Мюрдаль, возглавлявший одно время Европейскую экономическую комиссию ООН, сетовал, например, "что из-за плохих законов мы стали народом ловкачей". Некоторые, впрочем, утверждают, что нынешние законы ни при чем, а взяточничество есть лишь якобы отражение извечных пороков, что и подтверждается документальными ссылками на речи Цицерона, древнерусские летописи и т.д.
Еще большее число специалистов считают главной причиной разрастающуюся армию чиновничества, бюрократизацию общественной жизни, неоправданное расширение роли государства. Взятки должностным лицам оказались одним из условий успешного ведения дел. Нередко сам характер должности таков, что использование подкупов входит в обычные "правила игры". Важным "поставщиком" коррупционной практики является широко распространенный метод правительственной политики регулировать рыночные проблемы нерыночными средствами - здесь тоже открываются многочисленные поводы для того, чтобы прибегать к взяткам и вымогательству.
Третий подход - на первый план выдвигаются причины, лежащие в экономике. Прежде всего, называют монополизм во всех видах. Указывают и на эволюцию рынка, который на глазах меняется, в результате чего сотни миллиардов циркулируют бесконтрольно. Появился, например, большой сектор так называемой "теневой экономики", которую у нас предпочитают считать целиком своего рода "незаконным рыночным формированием", в то время как на Западе там выделяют, по крайней мере, три вида экономики, каждая из которых вносит свой вклад в проблему коррупции:
а) "неучитываемую", "ненаблюдаемую" (unobserved);
б) "незарегистрированную" (unrecorded);
в) "незаконную", "подпольную" (illegal, underground).
Кроме того, с организационным усложнением предпринимательства, особенно с появлением транснациональных корпораций (ТНК), увеличилась роль посредников. В предпринимательство пришло большое число людей, не обладающих элементарной рыночной культурой и способных лишь "делать деньги", а не зарабатывать их. Наконец, меняются стандарты законных требований к методам хозяйственной деятельности.
У каждого из указанных трёх направлений, объясняющих природу современной коррупции, есть свой резон. К тому же они не отделены друг от друга. Большое число специалистов признают, что в современных условиях на первый план вышли факторы, упомянутые в третьей группе причин, то есть рынок, развивающиеся рыночные отношения и связанные с этим неизбежные расхождения складывающейся новой общественной практики с существующими правовыми стандартами, которые нужно либо подкрепить, либо должным образом скорректировать как изжившие себя.

По мнению В.Щетинина, анализ публикаций о взяточничестве в России показывает, что корни этого явления здесь следовало бы искать в сохранении многоуровневой монополизации экономики, в неупорядоченном становлении бизнеса, в отсутствии четкого юридического оформления прав и обязанностей участников рыночных отношений, законодательного их гарантирования, в чиновничьем беспределе, в том числе со стороны новой номенклатуры в лице сановников из быстро перерождающегося депутатского корпуса.
.
В качестве другого примера может быть названа такая типичная для современного бизнеса категория хозяйственных операций, как всякого рода трансфертные переводы, которая предполагает фактическое выведение не только из-под общественного контроля, но также из области добропорядочной рыночной конкуренции огромных многомиллиардных ценностей, в том числе с целью уклонения от налогов. В современной практике внутрихозяйственных операций в СНГ, в том числе и в России, трансфертные переводы - неотъемлемая часть формирующегося рынка. В мировой практике взятки - составная часть таких трансфертных переводов. Нет сомнения, и в России такие переводы идут (хотя бы отчасти) на аналогичные цели.
2. Зарубежный опыт борьбы с коррупцией. Государственные служащие.

В обыденном понимании коррупция связывается, прежде всего, с государственной службой. Несмотря на существующую тенденцию распространять антикоррупционное законодательство и на другие сферы - представительную власть и администрацию корпораций - наиболее детально разработанными остаются законы, направленные на борьбу с коррупцией в среде государственных должностных лиц. Действительно, государственные служащие, обладая значительным объёмом дискреционных полномочий и зачастую действуя бесконтрольно, имеют все возможности использовать должностное положение в своих интересах и, следовательно, вопреки интересам государства.
Законодательство о государственной службе в западных государствах отличается завидным единообразием. Круг стандартных запретов, ограничений и предписаний содержится в законах всех демократических стран. Все эти меры зарекомендовали себя как относительно эффективные при условии их строгого исполнения. К этому опыту сейчас обращаются и государства Восточной Европы и Азии.
Интерес для анализа представляет собой организация государственной службы в демократических странах, сравнимых с Россией по размеру управленческого аппарата. Таковых можно насчитать немного: США, Канада, Германия, Франция, Великобритания. Но в Англии и Франции настолько силен элемент традиционности, что национальные особенности не дают возможности использовать их опыт в полной мере. Чиновничество в этих странах составляет особую, достаточно изолированную касту, существует особая система образования и подготовки к госслужбе, есть и другие особенности. Опыт же США, Германии и Канады представляется более реализуемым в российских условиях.

17 октября 1990 года был подписан исполнительный приказ Президента США №12731. Он подтвердил ранее принятые, но модернизированные акты, с помощью которых были введены в действие обязательные для всех чиновников исполнительной власти США общие принципы этического поведения членов правительства и госслужащих. По существу, данные принципы представляют собой довольно конкретные юридические и морально-этические требования, предъявляемые к чиновникам высшего ранга и рядовым госслужащим.
Приказ гласит: “государственную службу следует рассматривать как такую сферу деятельности, из которой исключены какие бы то ни было личные или иные финансовые интересы, препятствующие добросовестному выполнению долга”.
Госслужащие “не должны участвовать в финансовых операциях, при проведении которых предполагается использование закрытой правительственной информации или использовать такого рода информацию в личных целях”.
Служащим категорически запрещается в какой бы то ни было форме поощрять подношения или принимать подарки от любых лиц или группы лиц, добивающихся от них совершения каких либо официальных действий, имеющих вместе с ними какие либо общие дела или осуществляющих деятельность, регулируемую органом, в котором работают эти служащие. Не разрешается также принятие подарков и от лиц, интересы которых в значительной степени зависят от выполнения или невыполнения этими служащими своих должностных обязанностей.
В обязанность служащим вменено докладывать “в соответствующие инстанции обо всех замеченных случаях разрушения собственности, обмана, злоупотребления и коррупции.”
Традиционно ограничены возможности получения дополнительного дохода сверх основной (“карьерной”) зарплаты. Чиновники, назначаемые Президентом США, вообще не могут получать “ какой бы то ни было доход в течение всего срока службы за услуги и деятельность, выходящую за рамки непосредственных служебных обязанностей.”
Порядок представления финансовых деклараций американских чиновников регламентирует, кроме вышеупомянутого приказа, также и Акт об этике поведения государственных служащих США 1978 года.
Исполнительный приказ строжайше предписывает всем служащим Белого Дома и других исполнительных ведомств (§ 100.735-24) не позднее 90 дней со дня вступления в силу данного приказа предоставить руководителям своих ведомств по прилагаемой форме следующую информацию:
a) Список наименований всех корпораций, компаний, фирм и других форм организации бизнеса, организаций, не преследующих цели получения прибыли, а также общеобразовательных и других институтов, с которыми служащий непосредственно или через жену, несовершеннолетних детей или других членов его семьи в настоящий момент имеет дело.
Под “делом” в данном случае понимается “любой сохраняющийся финансовый интерес и любые связи” чиновника с этими организациями независимо от того, в каком качестве он выступает.
б) Согласно прилагаемой форме, от чиновника требуется предоставление списка всех его личных кредиторов, кредиторов его жены, малолетних детей и других, проживающих вместе с ним членов семьи.
в) Информация о наличии у всех вышеуказанных лиц недвижимой собственности.
г) О своих “длящихся” коммерческих, финансовых и иных интересах.
Проверкой занимается специально назначаемые в любом государственном управлении или департаменте лица или группы лиц, комиссии, которые при необходимости могут запрашивать дополнительную информацию, вызывать на беседу самих чиновников, проводить расследование.
Для чиновника последствия обнаружения допущенных им нарушений могут выразиться в виде применения к нему одной из следующих мер воздействия:
 частичная или полная дисквалификация;
 перемещения на низшую ступень;
 предложение прекратить “конфликтные” финансовые связи.
При серьезных нарушениях возможно привлечение к уголовной ответственности.


В ФРГ независимо от конкретных специфических функций госслужащим вменено в обязанность исполнять свои задачи беспристрастно и справедливо, при этом имея целью благо всего общества.
Госслужащий несет полную личную ответственность за правомерность своих действий по исполнению служебных обязанностей. О сомнениях относительно правомерности служебных указаний (распоряжений) госслужащий должен немедленно сообщить своему непосредственному начальнику. Если распоряжение остается в силе, а сомнения не устранены, он должен обратиться к вышестоящему начальнику. Если и тот подтверждает распоряжение, то госслужащий должен его исполнить при условии, что это не противоречит установленному порядку. Подтверждение распоряжения в этом случае при наличии просьбы должно быть дано в письменном виде.
Актуальная проблема борьбы с коррупцией - соблюдение служебной тайны. В ФРГ госслужащий и по истечении срока службы должен держать в тайне сведения и факты, ставшие ему известными в процессе деятельности. Без разрешения госслужащий не имеет права давать показания или делать заявления по таким фактам (делам), даже в суде. Разрешение такого рода дает руководитель службы или, если служебные отношения прекращены, последний руководитель службы. Сведения для прессы вправе давать только правление учреждения или уполномоченный им госслужащий. Закон закрепляет обязанность госслужащего заявлять о ставших ему известными уголовно наказуемых деяниях.
Повышенные требования и ограничения, связанные с государственной службой, компенсируются в ФРГ соответствующим государственным жалованием и другими выплатами, гарантиями, обеспечивающими стабильность рабочего места и продвижение по службе, а также достойный уровень жизни.
В ФРГ госслужащему для всякой иной работы, помимо службы, требуется предварительное разрешение высшей служебной инстанции. Разрешения не требуется лишь для: принятия опекунства, ухода за больным или немощным, реализации обязанностей по исполнению завещания, ”отправления” свободной профессии, управления собственным имуществом, деятельности, связанной с обучением и исследованиями в научных институтах и учреждениях. Государственные служащие не вправе заниматься какой-либо предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, в том числе участвовать в деятельности правления, наблюдательного совета или в ином органе общества, товарищества или предприятия любой другой правовой формы.
Подробные предписания о порядке совместительства госслужащих издает федеральное правительство путем принятия постановлений, имеющих законодательную силу. В них определяется, какая деятельность рассматривается, как государственная служба или приравнивается к ней; вправе ли госслужащий получать вознаграждение за побочную деятельность,; какие категории госслужащих обязаны получать разрешения и т.д. Например, согласно постановлению правительства от 12 ноября 1987 г. побочной является всякая деятельность, не входящая в основной круг обязанностей, независимо от того, осуществляется она по месту службы или вне - ее. Исполнение всякого рода почетных обязанностей такой деятельностью не является. Вознаграждением за побочную деятельность считается любая денежная сумма или любые материальные преимущества. Определен предельный размер вознаграждения в календарном году для различных категорий служащих и порядок его исчисления.
Если по прекращении служебных правоотношений госслужащий занимается работой, которая связана с его служебной деятельностью (в последние пять лет перед окончанием службы), он должен заявить об этом по месту последней службы. Его трудовая деятельность подлежит запрету, если есть опасения, что она наносит ущерб служебным интересам. Запрет выносится последней высшей служебной инстанцией госслужащего и теряет силу по истечении пяти лет с момента окончания служебных правоотношений.
Подробно регламентированы и последствия невыполнения или ненадлежащего выполнения госслужащими возложенных на них обязанностей. Госслужащий (согласно Уставу федерального дисциплинарного права) считается совершившим служебный проступок, если он виновен в нарушении исполнения возложенных на него обязанностей. Однако не каждое нарушение обязанностей влечет за собой применение мер ответственности. Подробно регламентируется порядок привлечения служащих к ответственности за служебные проступки (дисциплинарный процесс). Порядок увольнения со службы за проступки и по другим основаниям предусмотрен Общим законом о правовом положении государственных служащих и Законом о федеральных служащих.

А как же обстоит дело в России? Обратимся к федеральному Закону "Об основах государственной службы РФ" 1995 г., который с 6ольшими трудностями разрабатывался и принимался около 5 лет. В его ст. 11 и 12 определены важные ограничения для чиновников, связанные с государственной службой, и обязанности ежегодного представления ими сведений об имуществе. Из 12 пунктов ограничений в 10 предусматриваются меры, предупреждающие коррупцию. Но этот закон, как и ранее действующее Положение о федеральной госслужбе, утвержденное Президентом, распространяется только на обслуживающий персонал (государственные должности категорий "Б" и "В"). Вне его юрисдикции остаются государственные должностные лица категории "А", руководители законодательной и исполнительной власти, депутаты, министры, судьи и многие другие высокие чиновники федерального и регионального уровней. Предусматриваемый контроль за имущественным положением должностных лиц названных категорий касается только их самих и не распространяется на их близких родственников, тогда, как хорошо известно, что приобретаемую собственность коррупционеры оформляют не на себя.
3. Парламентская коррупция.
Борьбе с парламентской коррупцией на Западе уделяется не меньше внимания, чем борьбе с коррупцией госслужащих. В нашей же стране это направление обделяется вниманием законодателей. В самом деле, принятие соответствующего законодательства требует недюжинного самопожертвования от депутатов Госдумы и членов Совета Федерации.
Законодательство Канады, в известной мере признавая право бизнеса участвовать в политической жизни страны (и в этом отношении являясь более либеральным, чем законодательство России), особенно во время парламентских выборов, нацелено на то, чтобы это участие протекало в строго очерченных рамках. Связи парламентариев с миром бизнеса являются в современной Канаде объектом скрупулезного административно-юридического регулирования, в первую очередь, по таким параметрам, как совмещение депутатских и предпринимательско-менеджерских о6язанностей, владение ценными бумагами, получение денег на предвыборные кампании и их расходование. Важными компонентами требований, предъявляемых законодательством к поведению парламентариев в случае столкновения их политических и экономических интересов, являются гласность и отчетность.
В Канаде законодательные меры против парламентской коррупции устанавливаются нормами уголовного и конституционного права. Они распространяются на всех членов обеих палат парламента, а также на правительство.
Уголовный кодекс Канады приравнивает наиболее откровенную форму парламентской коррупции - взяточничество - к нарушению конституции и акту государственной измены. Уголовному наказанию подлежит как получившее взятку лицо, так и давшее ее. Парламентарию в этом случае грозит тюремное заключение сроком до 14 лет, причем он автоматически лишается депутатского мандата со дня признания его виновным в суде.
Конституционное право Канады (Акты о парламенте и Регламент парламента) содержит свод правил и рекомендаций, касающихся поведения парламентариев при столкновении их политических и экономических интересов, вытекающих из прежних занятий депутатов парламента разными видами предпринимательской деятельности. Данные нормы направлены как против зависимости парламента от бизнеса, так и против использования депутатами служебного положения в корыстных целях.
Рядовые парламентарии официально сохраняют право владеть и распоряжаться ценными бумагами, занимать, посты в корпорациях, но данное разрешение о6ставлено целым рядом регламентирующих условий. Все депутаты обязаны ежегодно сообщать в письменном виде подробные данные о компаниях, в которых они являются директорами, менеджерами или служащими, а также о корпорациях или фондах, ценными бумагами которых они владеют (необходимо указывать адреса фирм, общий характер их деятельности, обороты, прибыльность, участие в правительственных контрактах, экспорте и импорте и т.д.). Участвовать в деятельности корпораций, имеющих контракты с правительством Канады, разрешается лишь лицам, впервые избранным в парламент, и то при условии, что стоимость работ по таким контрактам не превышает 1000 долларов ежегодно. Депутаты, заседающие в парламенте в течение двух и более сроков, не вправе иметь в какой-либо форме отношение к выполнению правительственных контрактов. Нарушение установленных норм наказывается штрафом до 10 тыс. долларов. Кроме того, депутат, получивший в обход закона прибыль от выполнения правительственного контракта, в 30-дневный срок обязан вернуть в казну сумму, равную упомянутой прибыли, отказаться от дальнейшего участия в контракте и выйти из правления корпорации. В противном случае он немедленно лишается места в парламенте, которое автоматически становится вакантным.
В связи с существованием указанных ограничений современные канадские парламентарии предпочитают не заниматься предпринимательством после прихода в политику. Лишь некоторые из них сохраняют побочный род занятий - юридическую или медицинскую практику, которая может считаться специфическим видом бизнеса. Часть депутатов владеет небольшими пакетами акций, обычно в семейных фирмах.
Еще более строгие ограничения существуют для членов правительства. Все лица, назначаемые в его состав, должны немедленно выйти из директоратов корпораций и руководящих органов всех общественных организаций. Тем самым эти положения запрещают слияние правительства и бизнеса.
Если, например, вновь назначенный министр владеет пакетом акций, закон предусматривает для него следующие действия: полную продажу акций; помещение акций в так называемый "слепой фонд"; отказ получать сведения от управляющего об операциях с его ценными бумагами, кроме общих данных относительно их стоимости в данный момент; помещение акций в "замороженный фонд"; наконец, регистрацию ценных бумаг в министерстве национальных доходов, причем, заполненные при этом документы становятся открытыми - с ними вправе ознакомиться любой гражданин Канады. В этом случае министр может продавать и покупать ценные бумаги, получать прибыль, но под постоянным надзором и по совету чиновников указанного министерства. На практике канадские министры используют главным образом первый и второй варианты поведения.
Ряд правовых норм, направленных на предупреждение коррупции и на ограничение свободы парламентариев в отношениях с деловыми кругами и другими группами давления, содержится и Акте о выборах.
Актом установлены предельно допустимые нормы расходов кандидатов в парламент во время избирательных кампаний. Кандидатам разрешается использовать не более 1 долл. на каждого из первых 15 тыс. избирателей округа, по 50 центов – на каждого из 10 тыс. последующих и по 25 центов - на каждого избирателя сверх указанного количества. При этом расходы кандидата на рекламу в средствах информации частично (22,5%) возмещаются ему из казны. Любое физическое и юридическое лицо (включая корпорации) вправе внести в фонд кандидата или его партии не более 50 тыс. долл., однако государство стимулирует пожертвования частных лиц в пределах 100 долл., возмещая им 6ольшую часть таких сумм.
Акт о выборах предусматривает подробную и обязательную отчетность, как кандидатов, так и их партий перед Национальным избирательным ведомством. В частности, в этих отчетах подлежат обнародованию все источники, из которых поступают взносы размером свыше 100 долл., причем отчеты должны иметь юридическое подтверждение в виде чеков, расписок и т.д.
Кандидаты и партии, не подавшие указанных отчетов в шестимесячный срок после выборов, автоматически, без судебного разбирательства лишаются всех государственных выплат, а кандидаты, кроме того, и права в дальнейшем баллотироваться в парламент. За нарушение других статей Акта о выборах, например за превышение установленного законодательством потолка расходов, сбор денег и за ведение финансовой документации самим кандидатом, а не его специальным агентом, предусматривается штраф до 25 тыс. долл. или тюремное заключение сроком до 5 лет.

В США действуют Кодекс этического поведения Сената Конгресса США и Кодекс этического поведения членов Палаты Представителей Конгресса США 1977 года. Действие данных актов распространяется как на членов Конгресса, так и на работников аппарата.
Интересен порядок декларирования финансового состояния. Для высшей палаты специальные формы-приложения разрабатываются Комитетом по Этике Сената. Декларации подаются в аппарат Секретаря Сената (указана даже комната - SH-232). Подавать декларацию обязаны сенаторы, кандидаты, баллотирующиеся в Сенат (противоречивое, но, надо полагать, эффективное требование), а также чиновники различных рангов, служащие Сената. Подаваться декларация должна ежегодно, а для кандидатов - в течение 30 дней с момента выдвижения кандидатуры. Декларируется всё, что касается финансовых расходов и доходов за весь прошлый год:
 полный заработок, дивиденды, проценты по вкладам, доходы от движимого и недвижимого имущества, гонорары;
 финансовые и иные доходы, полученные от неправительственных организаций;
 оплата транспортных и связанных с ними расходов;
 подарки, полученные от любых лиц и организаций, в том числе в виде оплаты транспортных расходов, питания, проживания в гостиницах, угощения в ресторанах, различных развлечений;
 финансовые и иные обязательства, задолженности по ним;
 соглашения и договоренности с различными организациями о возможной работе в них или для них
и многое другое.
Особое внимание уделяется получению подарков от иностранных граждан, организаций и правительств. Так, если сенатор или служащий получил от иностранного правительства, организации, представителя фирмы или частного лица подарок, оцененный на сумму более 100 долларов, то он обязан направить его в течение 60 дней в распоряжение Секретаря Сената. Он должен подготовить в двух экземплярах объяснения по поводу получения подарка. Один экземпляр направляется в специальный Комитет по этике Сената, а другой вместе с самим подарком - Секретарю Сената.
Объяснения составляются в произвольной форме, но обязательно должны содержать имя и должность получателя подарка, краткое описание самого подарка, а также причин и обстоятельств его получения, какое иностранное правительство или лицо (если известно) сделало подарок, примерную ценность такого подарка в США на день его получения и дату получения.
Аналогичные данные представляются во всех случаях получения подарков в виде оплаты транспортных расходов при поездках за рубеж или внутри страны, но с личными целями. Особое внимание обращается на мотивы дарения и его сумму.

4. Корпорации как субъекты коррупционных преступлений

В рабочем определении коррупции Совета Европы, которое приводилось выше, к субъектам коррупционных нарушений причисляются частные лица и организации. Обычно частные лица несут ответственность лишь за дачу взятки, но современные тенденции таковы, что получение взятки (коммерческий подкуп по российскому УК) и другие коррупционные деяния начинают включать частные лица в круг своих потенциальных субъектов. Это есть проявление желания ввести на рынке более строгие и честные правила игры, стимулировать свободную конкуренцию и ограничить монополизм.
Сложнее, когда речь идёт о более современных формах рыночных отношений. К примеру, по оценкам международных экспертов, непременным условием успеха во всем глобальном рыночном пространстве стали выплаты консультантам, агентам, посредникам или иностранным официальным лицам. Многонациональные корпорации расходуют значительные суммы корпоративных фондов на эти цели, дабы конкурировать в международной торговле. Такого рода "операционные платежи" являются стандартной практикой для многих международных сделок. Те компании, которые игнорировали такую практику и скупились в расходах, оказывались, в конечном счете, в убытке. Между тем немалая, а может быть, и основная часть таких расходов является на практике ни чем иным, как узаконенной взяткой так называемым "консультантам", занимающим достаточно влиятельное положение в соответствующей зарубежной стране. Корпорации военно-промышленного комплекса открыто признают, например, что тратят на "консультантов" 4 - 6 процентов от суммы сделок.
Международное сообщество особо озабочено транснациональной коррупцией. Оно рекомендует предусмотреть в национальном законодательстве также уголовную ответственность за подкуп вне пределов своей страны. Первая страна, которая ввела его, были США. После разоблачения случаев взяток в 1977 г., которые выплачивались крупными корпорациями США за получение иностранных заказов, был принят Закон об иностранной коррумпированной практике (“О практике коррупции за рубежом” - Foreign Corrupt Practices Act). Санкции - до 2 млн. долл. штрафа для корпораций и до 5 лет тюремного заключения для физических лиц. Особо это преступление распространилось в международной торговле самолетами, кораблями, вооружением, боевой техникой, нефтепродуктами, а также при заключении контрактов на военное и гражданское строительство, где нет стандартных цен, но давно существуют таксы комиссионных для должностных лиц разных уровней.
В Законе “О практике коррупции за рубежом”, подписанном 20 декабря 1977 года Дж. Картером, говорится, что все фирмы, контролируемые Комиссией по ценным бумагам и 6ирже (SEC), и другие американские "национальные концерны" не имеют права "с коррупционной целью" предлагать, давать или разрешать выплату какой-либо ценности какому-либо "иностранному официальному лицу" или иностранной политической партии с цепью воздействовать на официальный акт или решение ради получения конкурентного преимущества. Закон обязывает упомянутые американские компании: 1) вести и хранить бухгалтерские книги, отчеты и счета, которые с разумной детализацией, точно и правдиво отражают сделки и размещение активов; 2) разработать и поддерживать систему внутреннего учета, достаточного для обеспечения разумных гарантий, что сделки должным образом выполнены и записаны.
По Закону о налоговой реформе 1976 года, суммы, выплаченные иностранным официальным лицам американскими корпорациями за рубежом, перестали исключаться из сумм, подлежащих налогообложению. Тогда же Закон о помощи в целях международной безопасности и контроле за экспортом оружия поставил под контроль выплату вознаграждений агентам в связи с зарубежными военными продажами, а также обязал отчитываться о платежах, сделанных в целях обеспечения продаж предметов вооружения за рубежом.
Применительно к России данные положения могут оказаться обоюдоострыми. Конечно, использование коррумпированных связей - это грязный способ ведения бизнеса, он разлагает отечественные деловые круги, создает дисбаланс на рынке. С другой стороны, конкуренция на внешних рынках, особенно вооружения (и в первую очередь, со стороны тех же США) обычно является недобросовестной. Торговля вооружениями - одно из перспективных направлений американской национальной политики, а раз так, то на неудобные законы можно закрыть глаза. Так стоит ли обременять отечественный бизнес запретами, соблюдение которых все равно нет возможности проконтролировать?
Практики коррупции касаются и некоторые другие законы США. Закон о фондовой бирже 1934 года в разделах 13 (а) и 14 (а) с добавлениями 1970 года (о лицах, действующих по доверенности) воспрещает какие-либо выплаты в секретном порядке. Прямо о взятках здесь ничего не говорится, но всякое бесконтрольное распоряжение фондами корпорации считается серьезным нарушением. Требуется раскрытие такой информации акционерам, ибо речь идет, в конечном счете, об их дивидендах. Из-за нежелания рассказывать о подкупах, как "обычном" методе ведения дел, фирмы утаивали информацию о взятках. Соответственно, например, окружному суду федерального округа Колумбия пришлось принять в свое время к рассмотрению жалобы Комиссии по ценным бумагам и бирже о нарушениях, допущенных рядом американских компаний (в том числе "Галф ойл", "Эшлэнд ойл", "Америкэн шипбилдинг Ко.").
В законе 1954 года о внутреннем доходе статья 164 (а) разрешает исключать все необходимые расходы, связанные с обеспечением торговли или бизнеса, из суммы дохода, подлежащего налогообложению, к примеру, разумную заработную плату или другие компенсации за определенные трудовые услуги. Некоторые воспользовались этим, чтобы давать взятки за счет налогов, то есть, по существу, пытались установить для себя льготный налоговый режим. Во избежание нарушения, во-первых, требуется доказать, что платежи иностранным консультантам и советникам являются платой, а не "подарком", и, во-вторых, необходимо обосновать, что плата может быть отнесена к "разумной". Известен случай, когда суд, например, не признал "разумной" плату, достигшую 50 процентов чистой прибыли фирмы.
Таким образом, следует, очевидно, оценивать каждую законодательную новеллу по регулированию рынка с точки зрения того, не заставляет ли она бизнес прибегать к незаконным мерам, чтобы защитить свои законные интересы. Можно приводить многочисленные факты того, как подчас самые "идеальные" с точки зрения науки или бюджетных интересов меры законодательного или административного регулирования рынка приводили к новому витку противозаконных действий со стороны бизнеса.
Естественно, важное значение придается контролю за отношениями между властными структурами и бизнесом. Считается нормальным, когда бизнес в законодательном порядке отделен от правительственных и государственных структур во избежание "конфликта интересов". Немыслимо, чтобы какой-то правительственный чиновник имел самостоятельный бизнес. Весьма тщательной является проверка материального статуса казенных лиц.
Считается, что условия, порождающие коррупцию, существенно сужаются путем узаконения системы передачи интересов бизнеса в представительные органы и в правительственный аппарат. Полагают, что лоббизм ограничивает возможности коррумпирования аппарата, ибо вводит процесс доведения интересов бизнеса до представительной и исполнительной власти в определенные законом рамки.
По данным американской прессы, в середине 80-х годов при конгрессе CШA было зарегистрировано 7200 лоббистов только иностранного бизнеса. В их числе оказались десятки бывших высокопоставленных чиновников, которые за проталкивание интересов зарубежных фирм получили гонорары в сотни тысяч долларов в расчете за год. Среди таких лоббистов был, например, У. Колби, бывший директор ЦРУ, который так объяснял свою новую роль: "Когда входишь в джунгли, нужен проводник. Наилучший лоббист действует как сборщик информации и советчик". Специалисты утверждают, что действительное число лоббистов гораздо больше, так как многие пользуются нетребовательностью администрации, возбудившей за 10 лет лишь 15 исков против нарушителей порядка. Неудивительно, что избранный в 1992 году Билл Клинтон в качестве одного из своих предвыборных обещаний выдвинул задачу усилить контроль за лоббистской деятельностью.
Отдельные фирмы и организации бизнеса стали брать на себя в одностороннем порядке обязательства, которые определяют известные морально-этические стандарты, подчас не охваченные действием соответствующих законодательных актов. Такое направление усилилось с ростом акционерного капитала и появлением среди акционеров различных фондов и церковных организаций. На ежегодных собраниях акционеров предлагаются резолюции, содержащие определенные требования к порядку веления дел данной фирмой. Заявлялось, например, что не всякий метод получения прибыли может быть морально оправдан, и если корпорация не прислушивалась к требованиям вкладчиков, то некоторые ” институционные инвесторы" изымали свой капитал.
Очевидно, под воздействием такого рода общественных требований ведущие компании начали принимать кодексы поведения. Считается, что первым зафиксированным кодексом поведения бизнесмена были семь принципов 1913 года компании "Дж.С.Пенни", базирующихся на следующей истине: "Оценивая методы и политику в области бизнеса, вспомни известную мудрость: согласуется ли все это с понятиями правды и справедливости?". В американской печати встречались сообщения, что 90 процентов компаний, приводимых в списке журнала "Форчун", требуют от своих работников подписывать "кодекс этики" данной конкретной компании. Известны такие кодексы и в японских фирмах.
В некоторых компаниях были приняты программы подготовки персонала в области этики и даже созданы соответствующие отделы. Особенно это проявлялось в компаниях, замешанных в разного рода скандалах.
Можно по-разному относиться к оценке эффективности такого рода программ и деклараций, но они, безусловно, стали элементом формирования делового климата, и значение их, по-видимому, будет постоянно давать о себе знать. Однако такое регулирование ограничено кругом крупных корпораций, которые, хотя и занимают доминирующее положение на рынке, но отнюдь не являются его синонимами. Очевидно, может потребоваться вмешательство государства по аналогии с социально-партнерскими соглашениями, для принятия унифицированного кодекса поведения руководства компаний.
Итак, даже беглый обзор показывает, что в законодательстве западных государств есть, что позаимствовать. Какие-то нормы, прошедшие обкатку за рубежом, уже переняты, какие-то находятся в стадии рецепции. Но стоит учесть, что заимствование не может быть слепым и полным, оно должно быть избирательным, с учетом, во-первых, результатов применения данной нормы и национальных особенностей, во-вторых.
Новые тенденции в борьбе с коррупцией состоят в переносе денной проблемы с внутригосударственного на международный уровень. Наше государство часто проявляло инициативу в этом вопросе, будучи обеспокоено состоянием коррупции в “странах капитализма” и забывая о своих чиновниках. Сейчас приоритеты меняются, но коррупция всё чаще показывает себя общечеловеческой проблемой, которую необходимо решать в рамках межгосударственного сотрудничества. Это лишний раз доказывает, что в этом вопросе изоляция неприемлема.

§ 5 Правовые основы борьбы с “отмыванием” доходов

1. Мировой опыт борьбы с “отмыванием”. Легализация денежных средств или имущества, добытых незаконным путем, является необходимым условием функционирования организованной преступности в сфере экономики. Наиболее опасными и распространенными источниками получения “грязных” денег являются: торговля наркотиками, оружием, вымогательство, фальшивомонетничество, игорный и порнобизнес.
Проблема легализации “грязных” денег встала перед правоохранительными системами различных государств относительно недавно - несколько десятилетий назад. Так, например, в конце 60-х годов Конгресс США признал тот факт, что наличность является важным источником функционирования организованной преступности в Америке, поскольку она не оставляет никаких документированных следов расходов, доходов, инвестиций и финансовой деятельности кланов организованной преступности.1
В результате в 1970 году был принят закон “Об отчетности по наличным и валютным операциям”, положивший начало противостояния между государственной системой и “отмывателями” преступных доходов.
Для легализации “грязных” денег используются различные финансовые операции, которые постоянно совершенствуются по своей сложности и распространенности. Если изначально “отмыватели” для своих целей использовали традиционные банковские финансовые институты, то в связи с усилением контрмер, применяемых правоохранительными органами, акцент отмывания денег смещается в сторону небанковских финансовых институтов, систем электронной и почтовой связи. Так, если еще в 1985 году государственные структуры США, борющиеся с отмыванием денег, не обращали внимание на небанковские финансовые институты, то в 1995 году уже вовсю разрабатывалась стратегия регулирования деятельности данных финансовых учреждений как используемых при “отмывании” денег.2
Специалисты Международного Валютного Фонда (МВФ) определяют следующий перечень основных потенциальных инструментов “отмывания” денег:
1) акцептные депозиты; 2) предоставление кредитов; 3) финансовый лизинг; 4) денежные переводы; 5) выпуск и управление средствами платежей (например, кредитные карты, дорожные чеки и банковские переводные векселя); 6) поручительства и обязательства; 7) торговля своим счетом или счетом постоянного клиента: (а) инструменты денежного рынка, (б) обмен валюты, (в) финансовые фьючерсы и опционы, (г) инструменты обмена, (д) ценные бумаги, предоставленные с правом передачи; 8) участие в выпуске акций и обеспечение услуги, связанной с таким выпуском; 9) соглашения по структуре капитала, промышленной стратегии и связанные с этим вопросы; услуги имеющие отношение к слиянию и стоимости обязательств; 10) денежное брокерское посредничество; 11) управление портфелем ценных бумаг; 12) кредитное обслуживание.
Были также установлены некоторые нетрадиционные финансовые учреждения, потенциально вовлеченные в “отмывание” денег, такие, например, как дельцы, связанные с металлами и брокеры по предметам торговли, казино, телеграфные и почтовые службы, рынки.
С 1990 года ФАТФ изучает нефинансовые рынки, в которых “отмывание” денег особенно широко распространено: автомобильные распродажи, сельскохозяйственные рынки, рынок ювелирных изделий, художественные аукционы, мелкий бизнес и недвижимость.1
Следующая тенденция в развитии “отмывания” денег - выход ее на международный уровень, в результате чего и борьба с ней приобретает международный характер.
Различные международные организации принимают документы, разрабатывают типовые законы, направленные против усиления организованной международной преступности, в часности в области “отмывания” денег.
Например, согласно Конвенции Совета Европы от 8.11.90 года “ Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности” (далее - Конвенция Совета Европы) страны, входящие в Совет Европы, обязались принять законодательные меры, чтобы квалифицировать в качестве преступлений в соответствии со своим внутренним правом умышленные действия, направленные на легализацию доходов, полученных преступным путем.2
В настоящее время многие страны, осознав необходимость международного сотрудничества в данной области и пытаясь преодолеть противоречия антилегализационного законодательства разных стран, заключают международные договоры, обеспечивающие взаимную помощь в борьбе против “отмывания” денег.
Международные соглашения определяют широкий уровень сделок, инструментов и институтов, которые потенциально вовлечены в “отмывание” денег. Вот некоторые из них:
Смуфинг включает применение разделения денежного депозита на меньшие деньги, не требующие предоставления отчета об их источнике.
Минивойсинг международной торговли: при ввозе товаров происходит подделка регистрации кредитных и таможенных деклараций, которые могут скрывать сделки при пересечении границы, свидетельствующие о продолжающейся транспортировке наркотиков.
Украденное имущество (например, антиквариат или автомобили) могут обмениваться в трансграничных или внутренних бартерных операциях используемых для незаконного имущества.
Параллельные кредитные сделки могут быть применены во избежание необходимости входа в официальную экономику, приступив к нелегальной деятельности нелегальной рыночной торговле товарами или услугами.
Межбанковская система электронной связи , используемая для совершения платежей и передачи информации может быть не включена в отчет по борьбе с “отмыванием” денег и следовательно взяточничество банковских служащих облегчает маскировку крупных незаконных перемещений между счетами.
Дериваты: например, искусственная версия подчинения фонда компании к слиянию или вступление во владение может быть использована для того, чтобы избежать обнаружения необычного изменения внесенного в список ценных бумаг.1
Если оценивать страны с позиций их противодействия “отмыванию” денег, то их можно условно разделить на три группы:
- Страны, активно борющиеся с этим видом преступления (например, США, Германия, Франция, Великобритания);
- Так называемые страны “финансового рая” - это оффшорные территории (Швейцария, Лихтенштейн, острова пролива Ла-Манш и др.), а также страны, которые для притока на свою территорию денежных средств небрежно относятся к проверке легальности источников поступающего капитала (страны Карибского бассейна , Южной Америки и др.).
Остальные государства (в том числе и Россию) относят к странам с недостаточно строгим и эффективным финансовым контролем, но которые предпринимают попытки поставить законодательным путем преграды на пути легализации денежных средств, и которые на практике, из-за ряда причин, имеют довольно незначительный эффект. 12 января 1995 года агентство ИТАР-ТАСС сообщило из Вашингтона, что, по американским данным, “отмывание” денег по прибыльности обошло в России бизнес по торговле наркотиками, давая норму прибыли 200 - 500 %. По оценкам американских специалистов, в РФ каждую неделю тайно ввозится с целью “отмывания” от 800 миллионов до 1 миллиарда долларов, поскольку в ней это можно сделать неизмеримо легче, чем в каком-либо другом месте, особенно с началом приватизации за наличные. Таким образом, процесс легализации преступно нажитых средств имеет не только внутренние, но и зарубежные каналы, в том числе и от наркобизнеса - “своего” и “чужого”.1
Рассматривая законодательство зарубежных стран, направленное против “отмывания” денег, можно систематизировать их следующим образом:
1) Нормы, содержащиеся в уголовных кодексах.
2) Специальные законы, регулирующие борьбу с “отмыванием” денег, полученных преступным путем.
3) Специальные законы, регулирующие борьбу с “отмыванием” денег, полученных только в результате наркобизнеса.
Правовые нормы различных стран предусматривают различные санкции за данные преступления. Так, если в США максимум лишения свободы, грозящий за “отмывание” денег, равен 20 годам, в Великобритании - 14 годам, Франции - 10 годам, то в Бельгии верхний предел составляет всего 5 лет. В Швейцарии действия, связанные с легализацией денег с отягчающими обстоятельствами, наказываются тюремным заключением или каторжными работами тоже сроком до 5 лет.
В качестве альтернативы лишению свободы или вместе с этим видом наказания практически во всех странах назначается штраф. В некоторых государствах предусматривается довольно крупная сумма штрафа. Например, в США он доходит до 500000 долларов или двойной стоимости имущества, использованного в сделке; в Италии - от 2 до 30 миллионов лир, во Франции - 50000 до 500000 франков.
Из обстоятельств, отягчающих ответственность; в вышеуказанных странах на первом месте стоит совершение преступления в составе банды; на втором - рецидив; на третьем - наличие крупных сумм “отмытых” денег или получение виновным лицом значительных вознаграждений.
В Швейцарии 1 апреля 1998 года вступил в силу новый закон о борьбе с “отмыванием грязных денег”. Новый закон предусматривает усиление контроля за банками и финансовыми посредниками. Такой контроль будут осуществлять как федеральные власти, так и различные профессиональные организации. Под подозрением может оказаться каждый вкладчик или предприниматель, поскольку закон не оговаривает предельного размера “сомнительной” суммы.
В мексиканском уголовном кодексе появилась ст.115, предусматривающая уголовную ответственность банковских служащих (вплоть до тюремного заключения), если те своевременно не проинформируют полицию о подозрительных финансовых операциях. Национальная банковская комиссия Мексики разработала для ассоциации мексиканских банков “Руководство по противодействию отмыванию денег”. Рекомендации описывают 46 признаков “отмывания” денег, к числу таковых, в частности, относятся:
- редкое использование чеков при оплате покупки;
- вложение и снятие со счета значительных денежных сумм, не связанных с легальной деятельностью клиента;
- проведение финансовых операций без видимой необходимости с клиентами из стран, которые рассматриваются удобными для отмывания денег;
- частые переводы значительных сумм из организаций и фондов типа “офф-шор”, и др.
Своеобразен законодательный опыт Японии, в которой действует “Закон о пресечении незаконных деяний членов бандитских группировок” (от 15.01.91 г. с изменениями 93 г.). В целом закон посвящен борьбе с проявлениями организованной преступности. Однако в нем в разделе 1 ст.9 закреплены, в частности, запрещенные деяния, имеющие характер насильственных требований. Японский законодатель запрещает совершать, прикрываясь влиянием банды, следующие деяния:
1. Требовать от кого бы то ни было наличных денег, товаров и прочих имущественных выгод.
2. Безосновательно требовать от кого бы то ни было подарков в виде наличных денег и товаров.
3. Требовать от владельцев предприятий, расположенных в зоне влияния банды, наличных денег и товаров в качестве благодарности за разрешение хозяйствовать на своем предприятии.
4. В порядке компенсации требовать от владельцев предприятий, расположенных в зоне влияния банды, права продавать им предметы, инвентарь, обычно применяемые на этом предприятии.
5. Без всяких оснований требовать для себя от своих кредиторов полного или частичного освобождения от долга или его отсрочки.
2. Законодательство России об “отмывании”. В России законодательное закрепление правовой нормы, направленной на борьбу против легализации денежных средств, полученных незаконным путем, выразилось в статье 174 УК РФ. Однако формулировка состава преступления, данная в этой статье, не вполне соответствует вышеупомянутой Конвенции Совета Европы, так как предусматривает ответственность только за совершение финансовых операций, преступных и иных незаконных сделок с имуществом, а также использование нелегальных средств для предпринимательской или иной экономической деятельности.1
Преступная активность по отмыванию незаконно полученных денежных средств и имущества представлена только действиями, которые могут быть реализованы в трех формах:
А) совершением финансовых операций с объектом легализации;
Б) совершением других сделок с объектом легализации;
В) использованием объекта легализации для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.
Этими вариантами поведения объективная сторона легализации исчерпывается. Между тем, в соответствии с требованиями некоторых международных документов, ее следовало бы расширить.
В частности, вышеупомянутая Конвенция Совета Европы предусматривает положения о необходимости квалифицировать как уголовные преступления следующие деяния:2
а) конверсию или передачу материальных ценностей, о которых тот, кто этим занимается, знает, что эти материальные ценности составляют доход от преступления, с целью скрыть незаконное происхождение данных материальных ценностей или помочь любому лицу, замешанному в совершении основного правонарушения, избежать юридических последствий этих деяний;
б) утаивание или искажение природы, происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности материальных ценностей или соотносимых с ними прав, когда нарушителю известно, что эти материальные ценности представляют собой доход, полученный преступным путем;
в) приобретение, владение или использование материальных ценностей, о которых тот, кто их приобретает или владеет или пользуется, знает в момент их получения, что они являются доходом полученным преступным путем.
Очевидно, что по сравнению с содержанием международно-правовой нормы, диспозиция, созданная отечественным законодателем, слишком широка, неконкретна и при этом не охватывает всех форм легализации, очерченных международной Конвенцией. В этом отношении более правильной и полной представляется конструкция, предлагаемая некоторыми проектами федеральных законов против преступной легализации. Ими, в частности, предусматривается уголовная ответственность за следующие деяния, связанные с деятельностью по легализации преступных доходов:
А) использование экономической и финансовой деятельности хозяйствующих субъектов денежных средств, имущества, фондовых и других ценностей, полученных в результате совершения преступления или иного правонарушения;
Б) приобретение движимого и недвижимого имущества, ценных бумаг, создание а ровно и обеспечение деятельности хозяйствующих субъектов с использованием доходов от преступной или иной незаконной деятельности;
В) приобретение или сохранение незаконных доходов в виде участия в распределении прибыли хозяйствующего субъекта посредством осуществления незаконного контроля за его деятельностью;
Г) умышленное сокрытие незаконного происхождения денег путем совершения имущественной или иной сделки с финансовыми средствами, имуществом, другими ценностями полученными от преступной или иной незаконной деятельности, либо их мены, а равно их фиктивная передача с той же целью физическим или юридическим лицам;
Д) умышленное сокрытие доходов от преступной или иной незаконной деятельности путем их перевода, перегрузки, пересылки или иного перемещения на территории Российской Федерации либо за рубежом, путем совершения вышеуказанных действий.
Чрезмерно широкие и обобщенные формулировки действующего уголовного закона (например, в той части, где говорится о совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами и имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем), возможно, и охватывают перечисленную выше конверсию, приобретение, владение и использование материальных ценностей, создание и обеспечение деятельности хозяйствующих субъектов, использование незаконных денежных средств и другие аналогичные действия, но в любом случае упускают из вида сокрытие или искажение информации относительно источников, природы и действительной принадлежности незаконного имущества и денег, которые, безусловно, являются неотъемлемым условием легализации “грязных” доходов.
Понятно, что в ограниченном пространстве уголовно-правовой нормы невозможно перечислить все способы и формы, в которых “отмывается” вся черная наличность, однако ограничиться указанием лишь некоторых из этих форм также нельзя.
Наиболее правильным было бы все-таки конструирование нормы, близкой к рекомендациям Конвенции Совета Европы. Например: наказывается легализация незаконных денежных средств и имущества в форме передачи, приобретения, владения, использования в какой бы то ни было форме материальных ценностей, полученных незаконным путем, а равно сокрытие или искажение информации относительно источников, природы и действительной принадлежности незаконного имущества и денег. Таким образом, легализация означает придание имуществу официального характера, маскировку его незаконного приобретения.
Законодателю, видимо, следовало бы выделить основные признаки “отмывания; преступных доходов:
1. “Отмывание” представляет процесс, предполагающий, как правило, несколько стадий или этапов.
2. Эти стадии или этапы заключаются в конкретных финансовых операциях и сделках, во введении преступно полученных средств в нормальный экономический оборот.
3. Целью легализации преступных доходов служит придание законного характера их происхождению.
4. Последний нужен виновному для того, чтобы использовать преступные доходы в легальном обороте и получать с них доходы.
К сожалению, законодательная конструкция диспозиции состава специально не содержит указания на цель действий виновного. О наличии цели легализации свидетельствует название ст. 174 УК “Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем”. В тексте диспозиции термины “легализация”, “отмывание” вообще не употребляются. Следует признать это недостатком законодательной формулировки состава.
В п.3 ст.174 УК предусмотрены два особо квалифицирующих обстоятельства: совершение этого преступления организованной группой или в крупном размере. Закон не раскрывает понятия крупного размера легализации незаконно приобретенного имущества; этот вопрос решается в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела, что вряд ли можно признать положительным явлением, так как формальная неопределенность стоимостного критерия не способствует единообразному и эффективному применению закона. В примечании к ст. 174 УК РФ следовало бы указать, что “под крупным размером следует понимать ущерб причиненный потерпевшему на сумму 500 и более минимальных размеров оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления”.
Неквалифицированная легализация преступных доходов влечет в настоящее время наказания, не связанные с лишением свободы, или лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом до ста минимальных размеров оплаты труда и относятся к средней тяжести. Квалифицированная и особо квалифицированная легализация отнесена законом к тяжким преступлениям и может повлечь (по п.3) максимальное лишение свободы на срок от семи до десяти лет с конфискацией имущества или без такового. Н.Лопашенко, исходя из того, что “отмывание” преступных доходов подчеркивает безнаказанность деяний, совершенных виновным ранее, уравнивает законно и незаконно нажитый капитал, противоречит принципу социальной справедливости, используется чаще не преступниками-одиночками, а преступными группами, в том числе преступными сообществами, полагает, что это преступление даже без отягчающих обстоятельств должно признаваться тяжким и наказываться: по п.1 - лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере от трехсот до семисот минимальных размеров оплаты труда; по п.2 - лишением свободы от шести до одиннадцати лет с конфискацией имущества или без таковой; по п.3 - лишением свободы от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества.
В дополнение к данной уголовно-правовой норме Государственной Думой РФ в первом чтении принят проект федерального закона “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем”, направленный против усиления угрозы экономической безопасности страны от криминализации хозяйственной деятельности, росту которой способствует ослабление системы государственного контроля, распространения незаконного предпринимательства на внутреннем финансовом и потребительском рынках, а также во внешнеэкономической деятельности.
Действующие механизмы правовой ответственности и контроля не обеспечивают эффективной и последовательной борьбы с этими опасными социальными явлениями. Законодательство об уголовной ответственности за легализацию ( отмывание ) незаконных доходов ( ст. 174 УК РФ ) не в полной мере использует возможности противодействия этому преступлению уголовно - правовыми мерами.
Кроме того , для предупреждения и пресечения такой деятельности, вместе с уголовно - правовыми мерами необходимы согласованные меры административного и финансового контроля за операциями юридических и физических лиц с денежными средствами и имуществом, включая меры ответственности за нарушение правил таких операций.
Разработка данного законодательства обусловлена, также, вступлением России в Совет Европы, повлекшим обязательство приведения законодательства в соответствии с требованиями Конвенции Совета Европы “Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности”.
Некоторые статьи проекта закона “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем” имеют расхождения с аналогичными статьями Конвенции.
1. Так, в п.1 ст.3 данного закона к доходам, полученным незаконным путем, относятся не только доходы, полученные в результате преступления, но и иным незаконным путем. В то же время п.а ст.1 Конвенции определяет доходы как любую экономическую выгоду, полученную в результате совершения преступления.
2. В п.4 ст.3 упомянутого закона неточно определена финансовая операция, имеющая незаконный характер - как действия физических или юридических лиц, совершенные с нарушением федеральных законов, законов субъектов Федерации и иных нормативно-правовых актов. В то же время в четырех подпунктах п.1 ст.6 Конвенции (правонарушения, связанные с отмыванием средств) перечислены умышленные действия, направленные на легализацию средств.
3. В п.2 ст.17 названного закона (признание решения, вынесенного в иностранном государстве) закреплено, что может быть признано и исполнено вынесенное судом иностранного государства и вступившее в законную силу решение о конфискации доходов, полученных незаконным путем, или эквивалентного им имущества, находящегося на территории РФ. Ст.13 же Конвенции (пп.3 и 4) предусматривает конфискацию в форме требования уплатить денежную сумму, соответствующую стоимости дохода, если имущество, на которое может быть обращена конфискация, находится на территории запрашиваемой Стороны, либо если в запросе конфискации указано конкретное имущество.
Законопроектом “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем” определена компетенция и разграничены предметы ведения правоохранительных и контролирующих органов по борьбе с легализацией незаконных доходов, предусмотрено международное сотрудничество в этой области. Предусматривается возложение на Госналогслужбу России и Федеральную службу России по валютному и экспортному контролю функций по сбору сведений о финансовых операциях, подлежащих обязательному финансовому контролю.
В данном вопросе следует учитывать практику таких активно борющихся с легализацией преступных капиталов стран, как США и Германии, пришедших к выводу о необходимости создания единого органа, который бы аккумулировал информацию о подозрительных финансовых операциях: Фин СЕН (США) и Федеральное ведомство по надзору за кредитной системой (Германия). Поэтому представляется целесообразным предложение наделить исключительной компетенцией по приему, анализу, хранению и передаче в соответствующие органы информации по сделкам, подлежащим особому контролю, уже существующий государственный орган и ввести в законопроект соответствующую статью, регламентирующую права, обязанности и ответственность такого органа. Сегодня же подобными полномочиями в России наделяется Центробанк, который должен препятствовать легализации незаконных капиталов.
Следует при этом учитывать, что в заключении ФАТФ и Фин СЕН по данному законопроекту прямо говорится о нецелесообразности наделения подобными функциями налоговых органов (как это предполагается в законопроекте), так как борьба с неуплатой налогов, как и предотвращение легализации незаконных доходов, являются довольно специфическим родом деятельности, что может помешать аналогичным органам зарубежных государств сотрудничать по данным вопросам с российскими налоговыми органами. Поэтому следует признать оптимальным предложение наделить вышеперечисленными функциями Федеральную службу России по валютному и экспортному контролю.
В дополнение к уголовной ответственности за данный вид преступления проектом закона “О внесении изменений и дополнений в законодательные акты РФ в связи с принятием федерального закона “О противодействии легализации доходов, полученных незаконным путем” определена также административная ответственность за нарушение правил, направленных на предупреждение легализации доходов, полученных незаконным путем, таких как нарушение правил ведения бухгалтерского учета и отчетности; нарушение порядка регистрации финансовых операций; нарушение правил производства платежей; нарушение правил ведения кассовых операций.
Штрафные санкции за данные административные правонарушения колеблются от 10 до 100 минимальных размеров оплаты труда в РФ.
На наш взгляд, принятие закона “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем” должно оказать существенную правовую помощь правоохранительным органам, борющихся с легализацией незаконно добытых доходов. Его содержание конкретизирует ст 174 УК РФ, в частности, вводит основные понятия, связанные с легализацией; определяет обязанности учреждений, осуществляющих финансовые операции и компетенцию гос.органов, обеспечивающих противодействие легализации. Кроме того, вводимая административная ответственность за нарушение правил, направленных на предупреждение легализации должна служить превентивной мерой возможному небрежному отношению к ним работников финансовых учреждений, обязанных соблюдать данные правила.
Принятый в первом чтении законопроект “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем” вызвал широкое обсуждение в деловых кругах, а также среди юристов. Разброс мнений значителен. Одни утверждают, что в случае принятия этого закона будут нарушены не только конституционные права граждан, но и нанесен удар по всей российской банковской системе. По мнению других, возражения вызывают так называемый “накопительный принцип”, фиксация количественных пределов “подозрительных операций” (на сумму более двух тысяч минимальных размеров оплаты труда в течение месяца).
На этом удручающем фоне четко прослеживается острейшая необходимость в совершенствовании действующей у нас в стране системы (точнее - отсутствия системы) мер против легализации незаконных денежных средств.
Настоящая система, вне всякого сомнения, должна включать в себя:
1. Меры уголовной ответственности за легализацию незаконных денежных средств и имущества. Эта группа нормативных положений является единственной, которая представлена в отечественном законодательстве, т.к. ст.174 действующего уголовного закона предусматривает ответственность непосредственно и исключительно за само “отмывание” денег.
2. Меры уголовной ответственности за деяния, сопутствующие или существенно облегчающие легализацию незаконных денежных средств или имущества.
3. Меры административной и дисциплинарной ответственности за деяния, сопутствующие или существенно облегчающие легализацию незаконных денежных средств и имущества.
4. Меры превентивного характера, направленные на создание режима невозможности “отмывания” незаконных денежных средств и имущества, прежде всего в области финансовой деятельности.
5. Оперативно-пресекательные, а также следственные меры, имеющие своей целью создание условий для своевременного и быстрого раскрытия и пресечения легализационной деятельности.
6. Меры пенитециарного и постпенитециарного характера, задача которых должна состоять в ограничении возможностей лица или организации, единожды совершивших легализационное преступление, совершать аналогичные преступления в дальнейшем.

Глава 2. ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ РЕГИОНЕ.

§1. Становление и развитие организованной преступности Дальнего Востока.

Состояние организованной преступности в Дальневосточном регионе, как и прежде, остается тревожным. Наряду с общим снижением уровня преступности в регионе растет количество преступных формирований, численность активных членов преступных группировок продолжает возрастать. При снижении (в 1997 году) на 15,5 % уровня тяжких преступлений в регионе зарегистрировано увеличение на 22,2% преступлений, совершенных членами ОПФ.
Состояние общей криминальной обстановки в дальневосточном регионе неразрывно связано с преступной деятельностью организованных преступных формирований. Серьезное влияние на преступный мир Дальнего Востока оказывают 6 "воров в законе", свыше 270 лидеров и около 1000 активных участников организованных преступных формирований.
На Дальнем Востоке наиболее устойчивыми являются организованные преступные сообщества: "воровской общак", с численностью 1800 человек; группировки криминальных "спортсменов", с численностью до 200 человек; этнические группировки: чеченские, с численностью 140 человек; азербайджанские, с численностью 190 человек; корейские, состоящее из 160 человек.
Помимо расширения вышеуказанных преступных формирований, растет в регионе и преступность граждан КНР, однако с повестки дня необоснованно снят вопрос о возникновении на Дальнем Востоке китайского организованного преступного сообщества.
Заселение Дальнего Востока России китайцами приобретает стихийный характер и сродни "экспансии", только без боевых действий. Многие незаконные мигранты изначально имеют целью переезд через Россию в страны Европы, а безвизовый въезд китайцев только усугубил и без того сложную миграционную обстановку в регионе. Помимо переселения, эта "экспансия" грозит наводнить регион наркотиками, поставить под угрозу истребляемую флору и фауну Дальнего Востока, его морские и лесные ресурсы.
Процессы, происходящие в преступной среде, свидетельствуют о наличии у организованных преступных формирований устойчивых международных и межрегиональных связей. Так, по итогам 1997 года международными связями обладало 14 ОПФ, а межрегиональными 64 ОПГ.
Организованная преступность Дальнего Востока постоянно расширяет свои международные связи с организованной преступностью Японии, Южной и Северной Кореи, Китая (не только северных провинций, но и южных, имеющих оффшорные зоны), США.
Стало традиционным поддержание контактов дальневосточной региональной организованной преступности с преступностью в странах Европы, таких как Германия, Англия, Франция, Греция и др.
Не остаются неизменными формы проявления преступной деятельности организованных преступных формирований.
Наряду с дальнейшей вооружаемостью группировок и увеличением преступлений, связанных с распространением наркотиков, становятся более распространенными бандитские нападения на граждан, похищения людей и незаконные лишения свободы. Только подразделениями РУОП, УОП в 1997 году было раскрыто свыше 230 преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия и боеприпасов, изъято около 90 гранат и взрывных устройств.
Помимо организованной преступности общеуголовной направленности, в регионе набирает обороты коррупция. В ходе прошедших выборов в местные администрации и законодательные органы был зафиксирован ряд попыток лиц, имеющих судимости, баллотироваться на выборные должности. К примеру, депутаты Хабаровской краевой и городской Думы, которые во время работы в органах власти были причастны к совершению преступлений, вновь выставляли свои кандидатуры и в ряде случаев были переизбраны в Думу на новый срок.
Таким образом, вхождение организованной преступности Дальнего Востока "во власть" состоялось вновь.
Развитие и состояние организованной преступности Дальнего Востока имеет свои особенности, обусловленные региональной спецификой. Наличие этих особенностей отражается на всех элементах организованной преступности. Удаленность от центра государственного управления отражается на развитии региона. В итоге происходят изменения в структуре, формах проявления и направленности действий организованных преступных группировок. Близость стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), наличие сухопутных путей сообщения и развитых морских сообщений обусловливает развитие международных связей. Географическое положение региона с традициями опиекурения, привнесенными из Китая и Кореи, развитая сеть организованных преступных групп способствовали тому, что Дальний Восток стал удобен в качестве перевалочной базы международной наркомафии. Общая система наркоснабжения не является сколь - либо сложной. В регионе имеются все виды наркотиков: опий изготавливается из взращиваемого в Приморье опийного мака; вещества, содержащие тетрагидроканнабинолы, из произрастающей повсеместно дикорастущей конопли (каннабиса); медицинские препараты, в основной своей массе, похищаются из медицинских учреждений или же завозятся из других стран и регионов России.
Социально-экономические, социально-демографические, культурные, геополитические и иные факторы обусловили специфику организованной преступности на Дальнем Востоке. В частности, складывалась ситуация, в которой Дальнему Востоку отводилась роль российских задворок, куда ссылались неугодные государственные деятели, недовольные и попросту преступники. “Культурный центр” России, беспокоясь о чистоте своих рядов, создал на периферии огромный регион с крайне высокими показателями криминальной зараженности населения. К примеру, в десятку городов с наиболее высокими показателями преступности входят города Владивосток, Находка, Хабаровск.
Порой скопление трудоспособного населения использовалось для достижения “великих целей”. Значительную роль в индустриализации Дальнего Востока сыграли многочисленные исправительно-трудовые колонии и спецкомендатуры.
Только в Хабаровском крае до последнего времени располагалось около шестидесяти спецкомендатур. До сих пор действуют свыше десятка исправительно-трудовых колоний с различными режимами содержания. Все это привело к концентрации на Дальнем Востоке лиц с “темным прошлым”, что сказывается на развитии как общеуголовной, так и организованной преступности в регионе, а также уровне ее латентности.
Большое влияние на современную организованную преступность Дальнего Востока оказывают те социальные процессы, которые ранее влияли на развитие профессиональной преступности. Так, заметный след оставил процесс криминальной зараженности населения. Еще в период империалистической войны и интервенции Дальний Восток наводнялся различным уголовным элементом. В поисках легкой добычи по региону гастролировали различного рода профессиональные преступники, в том числе международного масштаба. Во время гражданской войны на Дальний Восток были переведены тюрьмы из Тобольска, Омска, Челябинска, Троицка и других городов Урала и Сибири. Освобожденный из тюрем контингент высылался из Приморья в Приамурье, т.е. Хабаровский край. Многие преступники были амнистированы и освобождены из тюрем постановлением правительства Дальневосточной Республики (ДВР). В последующие годы также проводились мероприятия по разгрузке тюрем, что привело к более высоким показателям уровня рецидива и общей криминальной зараженности населения. На этом фоне возникали такие формы проявления организованной преступности, как бандитизм, контрабанда, наркомания и проституция.
Одним из определяющих этапов развития организованной преступности в целом является развитие теневого рынка.
Особенность развития теневой экономики Дальнего Востока напрямую связана с развитием легальной экономики региона. Дальневосточная экономика связана, прежде всего, с разработкой сырьевых ресурсов и с развитием военно-промышленного комплекса. В условиях жесткого государственного контроля и то, и другое направление наименее подвержено развитию теневой экономики. С другой стороны, слабое развитие социальной инфраструктуры способствовало развитию теневой экономики в сфере торговли и обслуживании населения. К примеру, одной из первых форм бизнеса на Дальнем Востоке, развиваемом и поддерживаемом организованными преступными формированиями “спортсменов” явился игровой бизнес: казино и игровые автоматы.
Следующим этапом развития организованной преступности Дальнего Востока является становление и закрепление организованных форм проявления преступности общеуголовной направленности. В 50-х годах преступная субкультура разрушалась, исчезали группировки “воров в законе”, воровские мафии, снижалась популярность воровской романтики, а в последующие годы и до настоящего времени преступность вновь сформировала свою “элиту”, создала свод “правил поведения”. Вновь лидирующее положение в преступном мире занимают “воры в законе”.
Исправительно-трудовые колонии явились школой формирования, как профессиональной уголовщины, так и выработки “правил поведения авторитетов уголовного мира”.
Зарождение современных организованных преступных формирований Дальнего Востока относится к 70-80 годам. В Приморском крае они начинают свою историю с появлением преступных групп, так называемой “третьей смены”.
С середины 80-х годов на Дальнем Востоке начали оформляться так называемые “воровские общаки”. В интервью газете один из криминальных авторитетов Податев В.П. (кличка «Пудель») пояснял, что “в то время на Дальнем Востоке “воров в законе” не было. Существовало огромное количество преступных группировок, деятельность которых отличалась беспредельностью, не считавшихся ни с кем и ни с чем” . Сам Податев, освободившись из мест лишения свободы, сначала смотрел за “общаком” по всему Хабаровскому краю, а чуть позже поднимал “воровские общаки” в Приморском крае, Сахалинской и Магаданской областях. В личной беседе Податев сообщил одному из авторов этой работы, что после освобождения из мест лишения свободы он столкнулся с крайними формами “беспредела”, творящегося на “воле”. По его мнению, сама идея “воровского братства”, имеющая опыт не одного десятилетия, позволяет установить общие правила поведения даже для разрозненных групп хулиганствующей молодежи, преступников - одиночек и “вообще блатных”.
Первым шагом Податева на “воле” было стремление установить “порядок” в Хабаровске с помощью “общака”. Затем последовали круизы в Приморский край, на Сахалин и далее по всему Дальнему Востоку. В дальнейшем Податев утвердится в своем убеждении о необходимости объединения всех судимых, бывших и настоящих, и создаст ассоциацию “Свобода”, а затем и “Единство”.
Развитие “дальневосточного воровского общака” также связано и с “сибирским воровским общаком”, имеющим центр в Иркутске.
Иркутская область также насыщена исправительно-трудовыми учреждениями, в которых с давних пор сильно влияние “воровского общака”. Уголовные авторитеты иркутян неоднократно наезжали с дружественными визитами на Дальний Восток. Для Москвы Иркутск, Хабаровск и Владивосток - одно целое, периферия.
В беседах с нами осужденные неоднократно рассказывали о всевозможных связях сибирских исправительно-трудовых учреждений с дальневосточными.
Существующая система исправительно-трудовых учреждений, режимы содержания, этапирования объективно позволяет устанавливать межрегиональные связи осужденных. После освобождения из мест лишения свободы остаются знакомства, долги, обязательства. Все это также способствует поддержанию крепких связей в преступном мире.
Следующим этапом развития организованной преступности Дальнего Востока явилась борьба группировок, обусловленная стремлением переподчинения себе региона с крупными природными богатствами.
После организации сети “общаков” Дальний Восток был втянут в проводившийся в конце 80-х и начале 90-х годов раздел сфер влияния “союзных воров в законе”, представителем которых является Иваньков (кличка “Япончик”) и “новых кавказских воров”. Конфликт между ними обострился в 1991 году, когда “кавказцы” пытались переподчинить себе Сибирь и Дальний Восток. В результате борьбы за власть в преступной среде были убиты многие “авторитеты” с обеих сторон. К примеру, в июне “кавказцы” устранили Моисеева (кличка “Мася”), который установил свой авторитет над значительной частью Сибири богатой, как известно, сырьевыми ресурсами и сулящей валютные поступления. Впоследствии в разных уголках СНГ были убиты “кавказские воры в законе”: “Лео”, “Анзор”, “Цао большой”, а с другой стороны Витя, по кличке “Калина”, близкий к «Япончику».
Первые попытки со стороны московских и сибирских воров заставить местных авторитетов платить в “российский воровской общак” были предприняты летом 1990 года. Тогда во Владивосток приехал грузинский вор “Ватулик”, но был убит . В 1991 году из Иркутска на жительство в Приморский край прибыл “вор в законе” Банин (кличка “Бандит”), который и вовлекает Приморье в “битву за общак” России.
В 1994 году в Приморском крае вновь активизировали свою деятельность представители “новых кавказских воров” из Москвы и Иркутска. Обострилась борьба внутри сообщества между лидерами группировок, охватывались новые территории, вовлекались все новые и новые организованные преступные формирования.
На фоне кровавых разборок приморчан в Хабаровском крае наблюдалось относительное спокойствие. Ответственный за Дальний Восток “вор в законе” Васин (“Джем”) поддерживал относительный порядок и обеспечивал спокойную обстановку в преступных кругах Хабаровского края. Являясь сторонником Иванькова, и будучи “коронованным” ворами “Кокой” и “Дато Ташкентским”, Васин, в то же время, встречался с представителями "кавказцев" и даже выступал по местному телевидению с призывом о “мире” и “сотрудничестве” преступных кланов, резко осуждая элементы национализма в среде лидеров организованных преступных формирований.
В прошлом Васиным были предприняты попытки создать дальневосточную группу “воров в законе” и собственный дальневосточный “воровской совет”. Для этого в 1990 - 1993 годах по инициативе Васина были объявлены “ворами в законе” семь человек. Летом 1996 года освободился Китаев (кличка “Китаец”) и пополнил ряды авторитетов в Хабаровске. Силами правоохранительных органов выведены из их числа Стрелков (кличка “Стрела”) и Сахнов (кличка “Сахно“), которые были арестованы в связи с совершением ими преступлений, а “воровской сходкой” “развенчаны”, т.е. лишены статуса “вора в законе” Турбин (кличка “Турбинка”) и Литвиненко (кличка “Литвин”) . Фактически “воровской общак” возглавляют “Джем”, “Доля” и “Ева”. В воровском “табеле о рангах” “Джем” последние годы входит в десятку наиболее авторитетных “воров в законе” России.
Тем не менее спокойная обстановка в структурах организованной преступности Хабаровского края к середине 1990-х годов постепенно переходила к конфликтному состоянию. Наиболее значимым из первых явился конфликт между Васиным (“Джемом”) и Податевым (“Пуделем”).
Податев в то время являлся “ответственным” за Хабаровский “воровской общак” и совместно с И. Риммером активно участвовал в общественной и благотворительной деятельности. В беседе с нами Податев отмечал, что деятельность приверженцев старой воровской идеи во многом носит справедливый характер. “Вор” не терпит и не допускает насилия, не отбирает последнего, никогда не убивает, в кражах участвует сам, за что и несет ответственность, помогает тем, кто находится в местах лишения свободы и их родственникам. Хабаровчанам запомнился “прогон” “Володи Пуделя”, по которому осуждались грабежи и разбои на улицах города, кражи у стариков и студентов. “Облагодетельствованные” таким образом пенсионеры благодарили Володю “Пуделя” на страницах местной печати . На вопрос, почему сам Податев не придерживается воровского кодекса, он ответил, что “вором в законе” никогда не являлся, но некоторые положения из оного приветствует. Конфликт с Джемом, по его мнению, у него возник в связи с отходом некоторых “авторитетов” от “воровского кодекса” под влиянием “новых людей” . В связи с этим событием Хабаровское телевидение даже прерывало местные передачи только для того, чтобы сообщить, что жизни Податева угрожает опасность.
После отхода Податева от воровских дел и перехода в легальный бизнес хабаровский “общак” перешел под “присмотр” лидера преступного мира Киселева известного под кличкой “Кисель”, но через некоторое время был заменен Васиным на Вадима Беляева, хотя держателем “воровской кассы” все же оставался “Кисель”.
Именно Беляев (кличка “Беляй”) явился в Хабаровск, чтобы засвидетельствовать отход Податева от “воровского общака” и занял место “ответственного”. Опасность этого места дала о себе знать менее чем через год. Беляев выехал в Москву на встречу с московскими “ворами” и был убит. На похороны Беляева летом 1995 года в Хабаровск съехались “авторитеты” со всего региона. “Ответственным" за “общаковскую кассу” становится “Кисель”, место "ответственного" за Хабаровск занял Сергей Меркумянцев (кличка “Сосед”), приехавший в Хабаровск следом за “Беляем” и являвшийся его другом. Спустя несколько месяцев на Камчатке был убит приехавший с визитом из “центра” вор в законе “Яша Бакинский”, но на этом разборки не закончились. К концу 1996 года у “Соседа” создалась напряженная ситуация с представителями организованных преступных формирований Хабаровска, а взорванный в 1996 году джип Меркумянцева - только предупреждение “общака” неисполнительному “ответственному за город”.
Анализируя деятельность "Киселя", можно сделать вывод, что быть убитым своей "воровской братвой" ему не хотелось, и тогда он предпринял более жесткие меры по сбору средств в "общак". За его ревностное служение "воровскому общаку" хабаровскими коммерсантами он характеризовался как "беспредельщик" и крохобор. Однако скоропостижной смерти ему избежать не удалось, а заказчиком его убийства явился, по официальной версии, Конкин Сергей - представитель второго по значимости на Дальнем Востоке преступного сообщества, состоящего из "криминальных спортсменов" .
Наиболее значимую роль в структуре организованной преступности Дальнего Востока играет “воровской общак”. В целом, он имеет ряд особенностей. К примеру, он поддерживает теснейшую связь со “святая святых” преступного мира - исправительно-трудовыми учреждениями.

Дальневосточный “Воровской Общак”

“Вольный воровской общак” “Общак в местах лишения свободы”

На свободе имеются “ответственные” от “общака” для наблюдения за ИТУ. Безусловно, они назначаются и снимаются при участии самого “Джема”.

“Воровской общак” мест лишения
свободы

Комсомольск-на-Амуре. Руководитель “"Джем"”

ИТК -1
отв.“Тупыч”, “Робик”
ИТК - 7
отв. “Зема”
ИТК - 5
отв. “Петлюра”
ИТК - 13
отв. “Сапог”
ИТК - 10
отв. “Сахно”

и т.д.
Структура организованных преступных организаций в ИТУ во многом повторяет внутреннюю структуру исправительных учреждений. Имеется институт “ответственных” за промышленную и жилую зоны, штрафной изолятор, помещение камерного типа и т.п. Налажена постоянная связь воли с зоной. Как правило, используются либо пересылочные пункты, либо следственные изоляторы, либо лечебные заведения. Последний канал, в частности, широко используется в Иркутской области. Обусловлено это тем, что “профессиональная болезнь” лиц, отбывающих наказание, - туберкулез легких не знает ни границ, ни специальных учреждений, ни режимов содержания.
Организованная преступность в местах лишения свободы Дальнего Востока является лишь частью, хотя весьма важной и специфичной, единой организованной преступности региона.
Другим характерным признаком Хабаровского преступного сообщества “общак” является его стремление к расширению межрегиональных и, что очень неблагоприятно, международных связей. Тактика, проводимая “Джемом” в этом направлении, показывает, что для слияния организованной преступности в мощную организованную структуру, независимо от государственных границ и национальной принадлежности, препятствий практически не существует. В одном из интервью хабаровскому телевидению он заявил, что будет беспощаден ко всяким проявлениям национализма. Все это находит подтверждение в преступных формированиях нижнего звена.
Анализ складывающейся обстановки показывает, что в последние годы продолжается процесс консолидации преступного элемента в организованные преступные сообщества, усиливается влияние лидеров “воровского общака”, происходит процесс сращивания организованных преступных группировок, входящих в “дальневосточный воровской общак”, с коммерческими структурами, спортивными, благотворительными и общественными организациями.
Аналогичные тенденции сохранятся и в будущем. Вместе с тем обострятся противоречия между организованными преступными формированиями, входящими в “общак”, этническими формированиями и формированиями “спортсменов”. Продолжится борьба внутри группировок за лидерство; возрастет контрабанда сырья и стратегических материалов; увеличится число хищений в сфере добычи драгоценных металлов и производства нефтепродуктов; возрастет число преступлений, связанных с банкротством коммерческих банков, акционерных обществ и предприятий. На этом фоне произойдет: рост должностных преступлений среди коррумпированных чиновников в органах власти и управления; увеличится число разбойных нападений на коммерческие структуры и квартиры состоятельных граждан; возрастет количество поступлений наркотических средств из-за рубежа, в первую очередь из Китая и Корейской Народной Демократической Республики (КНДР); оживится деятельность организованных преступных групп, действующих в сфере наркобизнеса.
В виду разрастающейся коррупции в системе правоохранительных органов, усилении убеждений граждан в бессилии милиции и развития кризиса доверия власти, при общем падении нравов увеличится латентность преступности, что скажется на регистрации совершенных преступлений.
Итак, организованная преступность Дальнего Востока имеет свои особенности. Хотя ее позиции и не столь влиятельны в России, как позиции организованной преступности центра, но для региона она является серьезным фактором, влияющим на социальную жизнь. Она выступает координатором преступной деятельности группировок уголовников, сказывается на воспитании молодежи, на легальной и нелегальной деятельности предпринимателей.
Организованная преступность Дальнего Востока стремится к установлению контроля над органами муниципальной власти, а авторитеты организованной преступности в равной мере делят контрольно-распорядительные полномочия с государственными структурами региона, являются негласными хозяевами краев и областей. Она установила собственную систему управления и регулирования общественных отношений.

Таким образом, организованная преступность Дальнего Востока прошла этап становления, развития и закрепления в обществе. На очереди - задача добиться постоянного функционирования, закрепления в органах власти, что частично реализовано, а также установление контроля над региональной экономикой.

§ 2 Организованные преступные формирования Дальневосточного региона.

1.Общее количество организованных преступных формирований Дальнего Востока постоянно увеличивается, растет число активных лидеров, расширяются их международные и межрегиональные связи, расширяется сфера их влияния, углубляется их проникновение в экономику региона.
Специализированными региональными подразделениями МВД ежегодно выявляется порядка 250 - 300 группировок и столько же ликвидируется.

“Количественные показатели ОП Дальнего Востока по данным РУОП МВД за 1994 - 1997 годы”

Дальневосточный регион 1994 1995 1996 1997
Выявлено ОПГ за текущий год 204 305 312 335
Ликв. ОПГ за текущий год 117 245 339 235
Состоит на учете орг.прест. групп 231 291 264 328
Состоит на учете участников ОПГ 1668 2152 1069 1388

Большая часть организованных преступных формирований расположена в Хабаровском и Приморском краях, наименьшее количество в Амурской и Магаданской областях .

РУОП повсеместно Хабаро-вский край . Примор-ский
край
Е А О Амур-ская обл. Саха-линская обл. Кам-чатская обл. Мага-данская
обл. По региону
Выявлено новых ОПГ в 1996/1997г. *
/
19 87
/
76 84
/
95 26
/
34 12
/
27 38
/
33 48
/
39 17
/
12 312
/
335
Ликвидиро-вано ОПГ в 1996/1997 г. *
/
10 96
/
41 97
/
67 23
/
31 9
/
17 48
/
31 26
/
23 40
/
15 339
/
235
Состоит на учете ОПГ по итогам 1996/1997г. *
/
21 73
/
88 60
/
88 19
/
21 13
/
20 35
/
22 48
/
53 16
/
15 264
/
328
Кол-во участников ОПГ по итогам года. *
/
120 360
/
352 144
/
332 117
/
78 54
/
83 165
/
180 178
/
197 51
/
46 1069
/
1388

Количество членов в организованных преступных группах различно и зависит от направленности деятельности группы. Анализ уголовных дел показал, что в 1994 году в среднем группы состояли из семи - восьми, в 1995 году пяти, а в 1996/1997 свыше восьми участников.

Наличие преступных сообществ в краях и областях
Дальнего Востока по итогам 1996 года
Хабаро-вский край . Примор-ский
край
Е А О Амур-ская обл. Сахалин-ская обл. Камчат-ская обл. Мага-данская
обл.
“Воровской общак” + + + + + + +
“Азербай-джанцы” + + + + + + -
“Чеченцы” + + + - - + -
“Корейцы” + + - - + + -
“Спорт-смены” + + + + - - -

Правоохранительными органами Дальневосточного региона ежегодно раскрывается порядка полутора тысяч преступлений, совершенных членами организованных преступных формирований. Так, в 1994 году ими было раскрыто 1271 преступление, в 1995, 1996 и 1997 годах 1581, 1802 и 1853 преступления соответственно. В их числе наибольшие тенденции роста имеют преступления , связанные с незаконным оборотом наркотиков и оружия, т.е. такие преступления, которые характерны организованной преступности не только России, но и организованной преступности зарубежных стран.
Организованные преступные формирования Дальневосточного региона представляют собой разветвленную систему, имеющую установившиеся связи друг с другом, иерархическое построение, основанное на принципе “главное - дочернее” формирование. Наиболее значимым из них является дальневосточный “воровской общак”, созданный “ворами в законе” и поддерживаемый ими .

Количество ОПФ
составляющих ДВ “воровской общак” Количество активных
членов ДВ
“воровского общака”
1995 1996 1997 1995 1996 1997
Хабаровский край 42 46 52 224 390 450
Приморский край 8 7 22 191 286 495
Амурская область 7 5 10 43 51 50
Еврейская авт. обл. 10 12 27 271 80 90
Сахалинская обл. 44 25 22 209 170 200
Камчатская область 23 30 33 103 128 180
Всего 134 125 166 1061 1105 1465

“Общак” представляет собой разветвленную структуру, связанную с “Сибирским общаком” (Иркутск) и “Московским центром”.

Москва.
Организованная преступность России

Ответственный от “московского воровского общака”
Тоточия О.Г. (кличка “Батя”), “вор в законе”.

Дальневосточный “воровской общак”

Чтобы проследить пространственный размах дальневосточного “воровского общака”, достаточно указать на наличие в каждом городе, населенном пункте и районах региона “ответственных”, у которых, в свою очередь, находятся в подчинении ответственные за районы, улицы, за определенный вид деятельности, за выполнение определенных функций, направленных на соорганизацию структуры, на поддержание ее жизнеспособности и т.д.
Так, к примеру, за Сахалинскую область "отвечает" "вор в законе" "Ева" (Семакин), за Приморье " вор в законе " "Волчек" (Волков А.А.), за Камчатку авторитеты Стрельцов Э.В. и Василенко Г.А., за Якутию Шохирев и "Лепёха" (Лепешкин С.А.) .
Анализ деятельности “воровского общака” позволяет сделать вывод о монопольном его управлении лидером - Васиным Е. (кличка “Джем”). Ближайшее окружение “Джема” выполняет ряд делегированных им функций. Так, “С” отвечал за подбор и вовлечение в преступную деятельность молодежи, поскольку сам в возрасте до 20 лет возводился в ранг “вора в законе”. Другой помощник “Джема” “Д” отвечает за доставку “общаковой кассы” в “Московский воровской центр”.
Как уже отмечалось ранее, На Дальнем Востоке сконцентрировано большое количество исправительно-трудовых учреждений, что также отражается на структуре организованных преступных формирований региональной организованной преступности. Это обусловило выделение в разряд приоритетных направлений деятельности поддержание четко отлаженной связи Дальневосточного “воровского общака” с местами лишения свободы. Именно наличие связей с исправительно-трудовыми учреждениями (ИТУ) обусловливает приоритетную роль “воровского общака” в структуре организованной преступности Дальневосточного региона.
В Хабаровском крае, являющемся вотчиной Дальневосточного “воровского общака”, действует свыше 50 организованных преступных групп, объединяющих более 450 “общаковцев”.
Николаевск-на-Амуре. В Николаевске-на-Амуре функционирует около 10 организованных преступных формирований от “воровского общака”. Лидерами являются “Карандаш”, “Джав”, “Крашня”, “Казак”, “Желудок”, “Романчик” и другие. В связи с наличием морского порта деятельность местных преступных формирований направлена на осуществление автобизнеса и связанных с ним вымогательств, грабежей, разбоев, краж и угонов автотранспорта.
Советская Гавань и Ванино. Лидерами организованных преступных формирований, действующих в этих населенных пунктах, являются “Петлюра”, “Белый”, “Пожар”, “Тупыч”, “Робик” и другие. Большое влияние на формы проявления преступной деятельности групп также оказывает международный морской порт. Основными направлениями их деятельности являются автобизнес, экспорт леса, морепродуктов и нефтепродуктов.
Изолированность этих населенных пунктов обусловила и дополнительное направление деятельности - контроль за перегоняемыми в Комсомольск-на-Амуре и Хабаровск автомобилями. В связи с этим имелся факт, когда некий покупатель автомобиля предъявлял письмо с просьбой не задерживать и оказывать предъявителю всяческое содействие, подписанное Податевым В.П., в тот период еще являвшимся криминальным авторитетом и “ответственным” от “воровского общака” за Хабаровск.
Сахалинская область. Представителем от Дальневосточного “воровского общака” является "вор в законе" "Ева" (Семакин).
В качестве основных форм проявления для сахалинских организованных преступных формирований является автобизнес, контрабанда, продажа морепродуктов, нефтепродуктов, а также совершение финансовых махинаций. Это обусловлено природным богатством острова и заинтересованностью иностранных фирм в их получении. "Ответственным" от общака за преступный бизнес является "Лопух" (Тюкавин А.Ю.), но за вторжение "общака" в нефтяную разработку Сахалинского шельфа "ответственен" непосредственно Семакин.
До 1992 года Сахалинский “общак” являлся самостоятельной структурой, имеющей межрегиональные связи, в частности с Хабаровским “общаком”, после чего наметилась тенденция усиления влияния на него со стороны “воров в законе” из Москвы . В результате постороннего (не Дальневосточного воздействия) в 1994 году в Сахалинской области возникло 4 обособленных друг от друга организованных преступных сообщества. В результате активных действий правоохранительных органов с Сахалина выехали все “воры в законе”, как ранее там проживавшие, так и приезжие: Семакин (“Ева”), Джеджия (“Вальтер”), Джиникашвили (“Мамука”) и Никогда (“Батя”). Привлечен к уголовной ответственности по ст. 224 ч. 3 Шония Чиро (“Чира”). Был арестован, бежал и вновь задержан в Москве.
В целом сеть Сахалинского “воровского общака” на начало 1996 года составляла 44 организованных преступных формирования, которые объединяли 209 активных членов. В последующие годы количество преступных формирований снизилось, но количество членов преступных группировок остается на высоком уровне.
Еврейская автономная область (ЕАО). Структуру Дальневосточного “воровского общака” в ЕАО составляло в 1995 году 10, в 1996 и 1997 годах 12 и 27 организованных преступных формирований соответственно. "Ответственным" за область являлся до последнего времени “Рыжий”. Большое влияние на формы проявления преступной деятельности оказывают северные районы Китая с развитым производством наркотических веществ. Спрос на сырьевые ресурсы и близость границ обусловливает наличие контрабандного вывоза цветных металлов. Развивающаяся финансовая система, направленная на обеспечение развития межгосударственной торговли, также попадает в сферу интересов организованных преступных групп, в результате чего ими совершаются финансовые махинации. Наименьшее развитие получает такая форма проявления преступной деятельности, как автобизнес.
Амурская область. Из территориальных единиц Дальнего востока Амурская область наименее подвержена воздействию Дальневосточного “воровского общака”, хотя и здесь имеется “ответственный”. В 1994 - 1995 годах таковым являлся “вор в законе” - “Ева”. В настоящее время “авторитеты” высказывают намерение создать прочный Амурский “воровской общак”.
В Амурской области действует порядка 10 преступных формирований общеуголовной направленности, входящих в структуру Дальневосточного “воровского общака”. Наиболее характерные для них формы проявления преступной деятельности - кражи и вымогательства. Большую роль в пополнении “общаковой кассы” играет и наркобизнес: продажа маковой соломки, гашиша и эфедрона, поставленного из северного Китая.
Магаданская область. ”Воровской общак” является основным преступным формированием Магаданской области. В начале 90-х годов им контролировалось около 20 коммерческих предприятий, как правило, торговли. Деньги, полученные с них, передавались на подкуп должностных лиц, использовались для освобождения членов организованных преступных формирований из под стражи под залог, вовлечения в преступную деятельность несовершеннолетних и “подогрева” ИТУ .
Региональной особенностью является направленность преступной деятельности на совершение преступлений, связанных с промышленным золотом, поскольку общее число горнодобывающих предприятий и старательских артелей в 1992 году достигло 125.
Подводя итог, следует еще раз отметить, что “воровской общак” Дальнего Востока является главенствующим в структуре организованной преступности региона, наиболее структурированным и, сохраняя бандитскую направленность, представляет наибольшую опасность для населения.
Второй по значимости в структуре организованной преступности Дальнего Востока после “воровского общака” является структура, в основе которой стоит “спортивная мафия”. Например, в Хабаровске наибольшее значение имеют организованные преступные формирования, производные от спортивных клубов Киокушинкай карате, Спортивного клуба армии и “Россич”. Деятельность этих формирований менее структурирована нежели "воровской общак", но их мощь, в том числе и физическая, гораздо выше.
Первоначально деятельность этих формирований была связана с “рэкетом” как в открытой форме (вымогательство), так и в “завуалированной” (оказание охранных услуг, создание “крыш”). В настоящее время в деятельности спортивных группировок прослеживается тенденция перехода в легальный бизнес. Например, у истоков игорного бизнеса стояли руководители организации Киокушинкай карате. Ими были приобретены первые игровые автоматы и установлены сначала в Хабаровском аэропорту, а затем и в других районах города. Спустя некоторое время игорный бизнес получил свое развитие в виде открывшихся казино, но уже членами “воровского общака”.
Создав стартовый капитал и постоянно взаимодействуя с различного рода коммерческими структурами, спортивные группировки начали активно внедряться в легальный бизнес путем включения в состав учредителей коммерческих структур своих людей. При этом следует отметить, что данный вид деятельности не вступает в противоречие с законом и во многих случаях способствует развитию частного предпринимательства. Коммерческим фирмам, в состав учредителей которых входят представители спортивных “группировок”, предлагается документ, являющийся неким гарантом от возможных посягательств вымогателей, за подписью президента восточно-российской организации Киокушинкай карате (далее ВРОКК).

“Для фирм, где ВРОКК выступает учредителем.
Чтобы прекратить ненужные разговоры о том, что Восточно-Российская Организация только берет деньги, заставляя работать на себя фирмы, еще раз хочу определиться в наших взаимоотношениях.
- Директор фирмы возглавляет ее, несет прямую ответственность /юридическую и моральную/ за деятельностью фирмы.
- Учредители имеют право осуществлять только контролирующие функции. Ни в коем случае, ни учредители, ни сотрудники ни под каким предлогом не должны вмешиваться в деятельность фирмы, тем более в кассу. Деньги могут получать только сотрудники и только в соответствии и объемом и качеством выполненной работы.
- Фирма заключает спонсорский договор с Организацией, в соответствии с которым фирма на развитие спорта перечисляет 1.000.000 рублей/мес.
- Один раз в квартал осуществляется распределение дивидендов. По желанию собрания учредителей дивиденды могут быть выплачены учредителям, либо вложены в развитие производства.
Никаких дополнительных платежей, “поборов” от лица Организации никто не имеет право требовать от Вас. Такие люди будут нами жестко наказаны.
Наша задача, так же как и Ваша, создать все условия для развития Вашей фирмы.
С уважением (подпись)
Президент ДВОКК .
В случае возникновения конфликтной ситуации или трудностей в Вашей деятельности, просьба обращаться напрямую ко мне .”

Помимо ДВОКК в Хабаровске существует множество различных спортивных клубов, как производных от последней, так и не входящих в нее. Если руководство ДВОКК прилагает все усилия, чтобы повысить свой авторитет и отойти от прежних форм деятельности, то проконтролировать законопослушность других членов крайне затруднительно. Кроме создания “крыши” коммерческим структурам, деятельность некоторых спортивных группировок направлена и на защиту сбытчиков “наркотиков” на так называемых “ямах”, т.е. квартирах, где сбывают наркотические вещества). Представителями спортклуба Киокушинкай карате и “Тайгер” в Хабаровске были зарегистрированы ряд фирм, основным видом деятельности которых является организованная проституция. В качестве сутенеров выступают члены организованных преступных формирований.
“Спортивное преступное сообщество” в Дальневосточном регионе в 1995 - 1997 годах составляло 15 - 16 организованных преступных групп, объединявших около 300 активных членов. Большая часть группировок располагалось в Хабаровском крае (10) и Амурской области (4).
Единства в руководстве преступным сообществом нет, как это наблюдается в “воровском общаке”, но группы объединяемы принадлежностью к спорту. Так, в конце 80-х и начале 90-х годов произошел раскол организации Киокушинкай карате из-за непоследовательной политики, проводимой некоторыми московскими руководителями данного стиля. Из некогда единой организации Киокушинкай вышло ряд тренеров, создавших свои группы и рассеявшихся по Дальнему Востоку . В результате ряд групп спортсменов являются приверженцами Японского каратэ и составляют ДВОКК, а часть являются приверженцами Московского филиала - стиль Киокусинкай, возглавляемый Танюшкиным А.
Следующими по значимости в структуре организованной преступности Дальнего востока являются организованные преступные формирования, объединенные по этническому признаку. Такие формирования составляют малую часть из числа зарегистрированных. Формы проявления преступной деятельности этнических формирований отличаются от деятельности неэтнических, прежде всего направленностью. Этнические группировки, состоящие из лиц кавказских национальностей, отличает жестокость и цинизм действий, бандитская направленность и вооруженность, как неотъемлемый элемент их характеристики. Примером тому может служить Хабаровская банда из лиц грузинской национальности, совершавшая налеты на квартиры .
Практика расследований преступлений в Магаданской области показывает, что основными скупщиками и организаторами перевозки промышленного золота за пределы области являются лица ингушской национальности. Данные формирования не только аккумулировали в себе особенности региона, но и привнесли с собой нравы и обычаи своих народов. Их отличает жесткая дисциплина, подчинение старшему, взаимовыручка и следование общей цели, зачастую связанной с интересами их родины.
В отличие от других регионов России правоохранительные органы Дальнего востока столкнулись с необходимостью противостоять организованным преступным формированиям зарубежных стран, прежде всего Северной Кореи и Китая. Обусловлено это и географическим положением и сложившейся в последние годы геополитической ситуацией. Еще в 1994 году из 8 выявленных в Хабаровске этнических организованных преступных групп 2 состояли из корейцев. К началу 1998 года их число выросло до 10 с общей численностью активных членов свыше 150 человек. Формированию иностранных организованных преступных группировок способствует такая форма проявления организованной преступности, как организованная незаконная миграция. Угрожающей становится тенденция проникновения китайских и корейских граждан на территорию Дальнего Востока России. Развитие туристического бизнеса способствует тому, что в регионе постоянно находится огромное количество иностранцев, часть из которых просто не возвращается в свои страны.
Этому бизнесу благоприятствует то, что в нем имеется слишком много заинтересованных лиц, как с зарубежной стороны, так и со стороны внутренней организованной преступности. Во-первых, прибыльность бизнеса обусловливает интерес к нему со стороны российских организованных преступных формирований, а во-вторых, внешняя политика стран АТР предполагает проведение миграции своего населения на Дальний Восток России и его закрепление. Используя изменение российской геополитики, иностранные спецслужбы проводят работу на территории России по закреплению своего положения, при этом используются связи с организованными преступными формированиями.
Направленность деятельности данных формирований - поставка наркотиков в Россию: из Северной Кореи опийной группы (сырьем является мак), из Китая эфедрона (сырьем является федр). Из России вывозятся драгоценные и цветные металлы, валюта (прежде всего доллары США), нефтепродукты, лес. Добываются, скупаются и вывозятся дальневосточные дикоросы: женьшень, элеутерокок и т.д. Промышляется и скупается желчь медведя, струя кабарги, вывозится морепродукция.
Кроме вывоза ресурсов, ввоза наркотиков и ширпотреба, организованные преступные формирования совершают и преступления, относимые к общеуголовным. Их жертвами становятся, как правило, иностранцы из числа туристов и нелегалов той же национальности .
В Приморье к концу 1996 года действовало несколько преступных китайских группировок, сформированных по территориальному принципу. В них состоят, в основном, выходцы из двух беднейших северных китайских провинций - Хэйлунцзян и Цзилинь. Известны “ванцинская” (г. Ванцинь) и “янбенская” (г. Янбень) группировки, а так же группировки с названием “Голова змеи” и “Рассерженная собака”.
Примером возникновения и функционирования таких формирований может служить группировка “Волки”, возглавляемая гражданином Китая Ли Дэ Цюань, он же Лян Цюань Нань (кличка “Лао Да”- “Пахан”). Ранее судим в Китае за разбойное нападение и связанный с организованной преступностью Китая, “Лао Да” является лидером группировки, состоящей из 15 человек, занимающейся разбойными нападениями на китайцев в Приморском крае. Жертвами разбойных нападений и вымогательств являются в основной массе китайские граждане - нелегалы из их числа, либо нарушающие правила проживания в России, т.е. те, кто нарушая закон не обратится в правоохранительные органы.
Таким образом, в первом полугодии 1996 года в Дальневосточном регионе структурно оформились преступные сообщества из лиц чеченской, азербайджанской, и корейской национальностей.
“Чеченское сообщество” объединяется чеченской диаспорой, возглавляемой Хатуевым ("Аслан") проживавшим в г. Находка. Группировкой Хатуева контролируется два коммерческих банка и ряд крупных коммерческих предприятий. Составляют “сообщество” 10 организованных преступных групп, объединяющих свыше 120 человек.
В 1997 году правоохранительными органами выделялись приоритеты преступной деятельность чеченцев. Таковыми являлись вымогательство и мошенничество в банковской системе. В частности, в марте 1997 года подразделениями УОП был задержан Бабарыкин, который в результате заранее спланированной операции, организовал сбыт поддельных векселей сбербанка России на сумму 7.1 млрд. рублей. Деньги, в сумме 6.2 млрд. рублей были перечислены в г. Москва на счета нескольких фирм. Данная преступая операция разрабатывалась и проводилась при участии чеченцев.
“Азербайджанское сообщество” в 1994 – 1995 годах состояло из 21 организованной преступной группы, объединявшей около 200 активных членов. В последующие годы, благодаря вливанию в них лиц иных национальностей, ряд группировок перестали представлять собой чисто этнические формирования. По итогам 1997 года выше означенное преступное сообщество состояло из 12 организованных преступных формирований, включавших в себя до 200 человек. Более половины из них находятся в Хабаровском крае.
Основными направлениями преступной деятельности членов азербайджанского преступного сообщества в последние годы являются незаконный оборот спиртного, наркотиков, незаконный экспорт (оборот) цветных металлов и промышленного золота.
“Корейское преступное сообщество” составляют меньшее количество преступных групп, но с большим количеством членов в группах. Из 14 организованных групп по одной находится в Приморском крае и Сахалинской области, четыре в Хабаровском крае и восемь на Камчатке. Общее количество активных членов “корейского преступного сообщества” равняется 160 человекам.
Основными направлениями преступной деятельности членов корейского преступного сообщества являются незаконный автобизнес (кражи, разукомплектование), мошенничество, наркобизнес, проституция.
Наглядным примером развития и функционирования “корейских преступных группировок” является сахалинская группировка, во главе которой стоял Ким Кен Чен (кличка “Камбала”). Ближайшее его окружение состояло из 12 человек, которые, в свою очередь, имели устойчивые связи еще с 7 участниками группировки. В качестве “рядовых солдат” безопасность “старших” обеспечивали еще 20 человек из числа молодежи 20-25 лет которыми руководил ответственный за безопасность Се Дон Киль (кличка “Груня”). Установленные межличностные связи не позволяли каждому участнику устанавливать контакты более чем с тремя членами группы. Руководители при выполнении своих задач также использовали помощь лиц не входящих в состав группы. Особенно подобную помощь использовал Синь Хен Юнь (кличка “Син”), старавшийся не допускать длительных контактов с кем либо и “работающий” в одиночку.
Формами проявления преступной деятельности группировки являлись квартирные кражи, иногда свыше 10 одновременно, грабежи и разбойные нападения на морские суда, откровенные вымогательства, сопряженные с грабежами, поставки и распространение наркотиков, автобизнес. Ближайший сподвижник руководителя группировки Синь Хен Юн, поставляющий наркотик, ежемесячно выезжает в Японию и Северную Корею1 . Действующие на территории Дальнего Востока этнические группировки создают благоприятную почву для установления и поддержания международного и межрегионального сотрудничества организованных преступных формирований.
Криминальный бизнес прочно связал Дальневосточную организованную преступность со всеми странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) и рядом стран Европы. Упрочены постоянные связи с регионами России и стран СНГ. Организованная преступность Дальнего Востока стала составным элементом общей международной преступности, влияющей на положение дел в регионе, в стране и оказывающей определенное влияние на расширение международных отношений. По мнению одного из бывших работников ФСБ, еще с конца 80-х годов лидеры преступного мира, деятельность которых отслеживалась первоначально группой Федеральной службы безопасности, регулярно вылетали в США, а после поселения там Иванькова визиты дальневосточников носили почти еженедельный характер.
Дальнейшее повсеместное проникновение будет зависеть от принимаемых в отношении ее мер позитивного контроля со стороны государственных органов, обеспечения слаженности действий силовых структур, установления единства целей их деятельности, разработки и внедрения действенного законодательства.
Таким образом, для Дальнего Востока России характерен общий драматический процесс, который продолжается в стране. Этот процесс достаточно точно был обозначен Л. Шелли, директором Центра транснациональной преступности при Американском университете, как «разворовывание российского государства»2 .
Масштабы данного процесса в дальневосточной периферии страны, пожалуй, еще более велики.

# 3. Особенности организованной преступности в Приморье

1. Экономика края и организованная преступность.
Специфика проявлений организованной преступности в Приморье определяется в значительной степени особенностями той социально-экономической роли, которую играет край на Дальнем Востоке и России в целом.
Так, удельный вес Приморского края, - по данным таможенных органов, в общем числе участников внешнеэкономической деятельности Дальнего Востока составил в 1997 году 41,8 %. Удельный вес (в том же году) стоимости экспорта составил 31,5 %, а импорта - 36,8 %. Необычайно велик в крае и объем бартерных сделок, удельный вес которых (по стоимости) среди всех краев и областей региона в 1996 году составил 49,3 %, а в 1997 году вырос на 57,9 %. Известно, что бартерные операции не дают прямой валютной выручки, а экономическая целесообразность их нередко вызывает сомнения.
Внешнеэкономическая деятельность относится к сферам, участие в которой сулит получение сверхдоходов. А возможность извлечения последних и служит объективной основой разрастания экономической и организованной преступности, включая их самую опасную разновидность - организованную преступность в экономической сфере.
Основные ресурсы края (рыба, лес, полезные ископаемые, объекты приватизации: суда, объекты военной конверсии и т.д.) последние годы активно вывозились (и, вероятно, вывозятся) за границу, продавались по низким ценам за вознаграждение, а теневые средства оседали в зарубежных банках. Этому способствовало, как считают специалисты, создание в крае в 1993 году ПАКТа (Приморская Акционерная Компания Товаропроизводителей). Создание данной компании повлекло приватизацию руководителями края немалой части богатств.
Создается впечатление, что этой проблемой в крае по настоящему и серьезно никто не занимается. В качестве одного из примеров можно привести публикации в прессе о «Дальпушнине», где речь идет о том, как сотни миллиардов рублей были приватизированы в пользу кучки 3-4 руководителей этой компании. Большая часть средств была перекачана на личные счета в банки либо в свои частные фирмы.1
Такая же ситуация была и с «Приморрыбпромом», это ожидает и рыбодобывающие отрасли и другие.
Поэтому напрашивается вывод: новые формы экономической организованной преступности не только не выявляются должным образом, но и правоохранительные органы переориентируются на борьбу лишь с общеуголовной преступностью.
Такая позиция выгодна для чиновников, т.к. довольно большая часть из них коррумпирована. Это положение выгодно и для правоохранительных органов, т.к. они переориентированы на «палочную» систему работы: чем больше ими регистрируется преступлений, независимо от их сложности, тем лучше. Доходит до того, что сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью нередко занимаются работой, которую должны выполнять милиционер ППС или ГАИ. При таком положении ни о какой реальной борьбе с организованной преступность не может быть и речи.
Оценивая общую экономическую ситуацию «черного рынка», лидеры общеуголовной (спортивной и уголовной) преступности в настоящее время ведут борьбу с целью побольше «урвать» средств для обогащения.
Организованная преступность Приморья сегодня вышла за рамки отдельных групп. Она неодолимо сливается с государственными органами. В этой связи неизбежно широкое распространение коррупции, борьба с которой в крае почти не ведется. В результате все чаще сотрудники правоохранительных и контролирующих органов слышат упоминание о некоей «красной крыше».
Таким образом, современная организованная преступность Приморья - это не только проявление ее в традиционных общеуголовных преступлениях (разбои, вымогательства, похищение людей и т.д.), но в большей части она проявляется в различных формах распределения форм влияния в экономике, политике и других областях с целью получения сверхдоходов.

2. Развитие организованной преступности в крае. Современная организованная преступность (ОП) Приморского края имеет свою собственную историю становления и развития. Не вдаваясь в подробности далекого прошлого ОП Приморья,1 остановимся на её последних этапах, которая продолжается до сегодняшнего дня. Она основывается большей частью на материалах средств массовой информации, результатах личного наблюдения и из бесед с работниками правоохранительных органов.
Зарождение современных организованных преступных формирований (ОПФ) Приморья относится к 70-80 годам. Они начинают свою историю с появлением преступных групп так называемой “третьей смены”. По замыслу одного из основателей этой “смены” Анатолия Коваля (одна из версий), его сподвижники шли на грабежи и разбои как на работу в “третью смену” наравне с производственными трудовыми коллективами.
О ”третьей смене” в то время заговорили не только в преступной среде и правоохранительных органах, но и в местной печати.1 Народу явился новый тип преступника. Интеллектуал, широко образованный, с крепкими мускулами спортсмена, самодовольный, уверенный в себе, никого и ничего не боящийся. Будущий хозяин кооперативов, баров, ресторанов, казино, гостиниц, банков, всевозможных АО, ТОО, ООО и т.п. организаций. На примере некоторых из этих “интеллектуалов” преступного мира можно проследить их дальнейший жизненный путь со дня вступления на преступную стезю.
Некий Леонид Ивлев (кличка “Кабан”) пользовался непререкаемым авторитетом в “третьей смене”. Ещё с начала 70-х годов он находился в поле зрения оперативных работников, подозреваясь в совершении различных преступлений, но каждый раз уходил от ответственности.
Будучи спортсменом-штангистом и по совместительству “вышибалой” ресторанов города Владивостока, Леонид окончил эксплуатационный факультет Дальневосточного высшего инженерно-морского училища (ныне Дальневосточная морская академия). После стал работать стивидором в торговом порту. Платили мало и он бросил эту работу. Поступил в престижный в ту пору Дальневосточный институт советской торговли, который успешно окончил. После этого устроился на не менее престижную работу в Артемовскую артель “Россия” на должность инженера-снабженца, где требовалась его разворотливость, умение быстро находить нужных людей, знание ресторанной жизни и ее обитателей. В этот период своей жизни Леонид и знакомится с уже ранее судимым в ту пору Анатолием Ковалем
В то время преступные группы “третьей смены” действовали разрозненно, на свой страх и риск. Члены этих преступных групп путем шантажа, подкупа, уничтожения улик, использования коррумпированных связей уходили от уголовной ответственности, либо получали минимальные сроки наказания. Костяк ''третьей смены'' составляли бывшие довольно известные в городе спортсмены.
Леонид решил подчинить своему влиянию “третью смену” и объединить разрозненные группы в единую организационную систему. Сам Леонид делается как бы “мозговым центром’’, а объектами его преступного посягательства все чаще становятся контрабандисты, спекулянты, фарцовщики, то есть все те, кто обращаться в милицию не будет. Проявив профессиональную настойчивость (вопреки давлению коррупционеров), сотрудники правоохранительных органов сумели привлечь к уголовной ответственности некоторых “авторитетов” набравшей силы “третьей смены”, хотя и не к такой строгой, как им хотелось бы. Однако усилия оперативных работников не привели к ликвидации ОП. Она получила ещё больший размах.
Этому способствовало и заигрывание правоохранительных органов с авторитетами преступного мира в оперативных целях, прежде всего, для раскрытия преступлений. Возможно, тактически (для достижения ближайших целей) это и было оправданным, но стратегически являлось ошибочным. Движущими силами (мотивами) преступлений “авторитетов” были, конечно же, не борьба с преступниками, т.е. с самими собою, а личное обогащение, властолюбие, мщение, ложная романтика и т.п., что сводило на нет усилия правоохранительных органов в борьбе с этим новым видом преступности. “Авторитеты” использовали в своих целях это заигрывание с ними правоохранительных органов. Вели себя нагло, безнаказанно и презрительно к окружающим. Сколачивали преступный капитал, подкупали чиновников, скупали акции приватизируемых предприятий, организовывали всевозможные фирмы, распродавали природные богатства Приморья, продвигали нужных им людей во власть.
О масштабах ОП с её мощными коррумпированными связями, её криминогенных последствиях криминологи все больше и больше били тревогу перед соответствующими государственными органами власти, а потом и общественностью. Но, если первые их не слышали или делали вид, что не слышали, то вторые тоже стали бить тревогу по поводу безмолвия властей.
Мощные коррумпированные связи, начавшаяся “перестройка” с её гипертрофированным кооперативным движением и способом создания класса собственников, слияние с политикой, использование ею национального вопроса в собственных целях, усиливающаяся бедность населения – все это было взято организованной преступностью на вооружение в тех же корыстных и амбициозных целях.
Надо отдать должное журналистам, средствам массовой информации, которые, объективно находясь в оппозиции к государственной власти, доступными им средствами и методами сообщали о новом опасном явлении в преступности и надвигающейся криминализации общества. Страна объективно все больше и больше превращается в арену борьбы за сферы криминального влияния между ОПФ старого и нового типа, так называемыми “уголовниками” (“ворами в законе”), “кавказскими ворами” и “спортсменами” (“новыми ворами”). Конфликт между ними становился неизбежным и в Приморском крае.1
Об ОП в стране стали говорить не только ученые, журналисты, но и государственные деятели, правда, больше иронично отвлеченно, чем с практическими целями. Скептическое отношение к возможностям борьбы с ОП настойчиво культивируется среди населения. Становится очевидным, что борьба с преступностью, в том числе и с организованной, не может вестись без серьезных научных исследований как по стране в целом, так и в её регионах.
Об ОП Приморского края можно судить главным образом по публикациям в средствах массовой информации. Научных же работников руководство специализированных государственных учреждений пока особо не жалует. За 1997 год (напомним, что с 1 января 1997 года действует новый Уголовный Кодекс РФ) правоохранительными органами края не было возбуждено ни одного уголовного дела по ст. 210 УК РФ “Организация преступного сообщества (преступной организации”). Кому же это выгодно? Представители организованного преступного мира всячески обеляют себя с подачи некоторых средств массовой информации. Дать конкретный научный анализ проявлениям организованной преступности в Приморье, её размаху и причиняемым последствиям очень сложно.
Последние исследования криминологов указывают на такое свойство преступности, как её самодетерминация. При этом одной из сторон этого процесса является процесс самоорганизации. В организованной преступности процесс самоорганизации начинается с уровня групповой преступности. Это еще не организованная преступность. Но здесь преломляется один из законов диалектики, согласно которому количество перерастает в качество. То есть, количественно-качественные изменения групповой преступности влекут за собой количественно-качественные изменения в организованной преступности.
Рассмотрим динамику групповой преступности и процесс становления организованной преступности в Приморском крае за период 1970 – 1997 годы. Число преступлений, совершенных в группе, по данным УВД края, за этот период выросло с 1478 в 1970 году до 6650 в 1997 году, то есть в 4,5 раза.
Если исследуемый период разбить на десятилетия, то обнаруживается, что темп прироста групповой преступности составил: 1970 -1979 г.г. – 55,8%, 1980 – 1989 г.г. – 82,8%, 1990 – 1997 г.г. – 309,3%. Если за точку отсчета взять 1992 год (год так называемой либерализации цен), то указанный выше темп прироста групповой преступности за последние шесть лет составил 352,8 процента. Аналогичный темп прироста наблюдается и во всем объеме зарегистрированной преступности. Это совпадение не случайно. Автор придерживается той точки зрения, что одним из основных криминогенных (причинных) факторов, влияющим на рост преступности, является низкий уровень жизни населения. Постоянное снижение этого уровня за годы советской власти от уровня бедности до критически бедственного положения в настоящее время синхронно отражалось на росте преступности, в том числе и групповой.
В свою очередь, групповая преступность – это показатель группового способа, пусть и незаконного, выживания в современных условиях. Но если для одних людей групповое совершение преступлений – это способ выживания, то для других – способ обогащения. Вот тогда-то групповая преступность и самоорганизуется в организованную преступность, как более высокий уровень организации преступного обогащения. Групповая преступность – предвестник организованной преступности, еще более жестокой и коварной по своей сути. Она является для неё базой.
Групповая преступность в Приморском крае характеризуется ускорением темпов роста. Это было наглядно видно при анализе групповой преступности за последние 28 лет.
Аналогичная картина складывается и в отношений лиц, совершивших преступления в группе. Характерно, что доля преступлений, совершенных в группе, в общей массе преступлений за указанный период не изменилась. А вот доля выявленных лиц, совершивших преступления в группе, увеличилась в 20 раз. Например, в объеме всех зарегистрированных преступлений, совершенных группой лиц, наибольший удельный вес приходится на: тяжкие преступления - 64,3%; преступления против собственности - 30,4%, из них 76,7% составляют кражи. Еще более высокий удельный вес наблюдается по выявленным лицам, совершивших преступления группой: тяжкие преступления ими совершено - 71,1%; преступления против собственности – 81,9% (из них кражи – 81,2%).
Консолидация преступных групп Приморья (как и в целом по стране) привела к появлению организованных форм их преступной деятельности. По данным ИЦ УВД Приморского края, в 1994 году правоохранительными органами было зарегистрировано 7065 преступлений, совершенных группами. Из них на организованные преступные группы приходилось всего 17 преступлений (0,24%). В 1997 году организованными преступными группами и сообществами (организациями) совершено 252 преступления (3,8%), что почти в 15 раз больше, чем три года назад.
Как и в групповой преступности, организованная преступная деятельность большей частью имеет корыстную направленность (около половины преступлений приходится на кражи, грабежи, разбои, вымогательство). В то же время она проявляется в более опасных формах. Так, если в 1996 году было зарегистрировано 5 фактов бандитизма, то в 1997 году уже 13.
Традиционными сферами преступной деятельности ОПФ Приморья (также как и во всем мире) является организация проституции, использование игорного и иного бизнеса для отмывания “грязных” денег, незаконная торговля оружием, наркобизнес. В период проведения так называемых реформ наибольшее распространение получила незаконная приватизация, незаконные сделки в кредитно-финансовой сфере, контрабанда биоресурсов (особенно морских), браконьерство, уклонение от уплаты налогов и т.д.

3. Общая характеристика организованной преступности Приморья. Динамика становления ОП Приморского края выглядит следующим образом.
По данным Управления внутренних дел, в 1992 году в крае действовало 57 преступных формирований различной степени организованности с числом всех участников более 700 человек. Основным источником получения незаконных доходов в то время традиционно являлись незаконный авто- и наркобизнес, перекачка потребительских товаров их государственных предприятий в частные, перевалка сырья в Китай и другие страны АТР. Продолжались поборы с частных владельцев. В 1994 году действовали уже три организованных преступных сообщества и 30 организаций общей численностью более 600 человек активных участников, в том числе 50 лидеров. В первом квартале 1995 года таких сообществ было зарегистрировано уже четыре и 19 организованных преступных групп (всего 39). В этих группах было выявлено 170 активных членов, в том числе 30 лидеров.
При отсутствии в стране официального определения различных категорий ОПФ, статистические данные о них носили чаще субъективных характер, чем объективный, что не давало полной и достоверной криминологической картины организованной преступности, в том числе и в Приморье. С получением все новых теоретических знаний и приобретения практического опыта борьбы с ОП расширялась и статистическая база данных о ней, что дало определенный результат. Так, была введена временная оперативная отчетность (форма ББ) о ходе исполнения Указа Президента Российской Федерации “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” от 14 июня 1994 г., которая выделяла уже такие категории организованных преступных формирований как “организованное преступное сообщество”, “организованная преступная организация” и “организованная преступная группа”.
Согласно одному из отчетов, в 1996 году в Приморском крае было выявлено 182 участника организованных сообществ, в том числе: лидеров - 11, активных участников – 172; 214 участников преступных организаций, в том числе: 4 лидера и 210 активных участников; 896 участников организованных преступных групп, в том числе: 69 лидеров и 825 активных участников. Всего было выявлено 1292 участника ОПФ, из них 84 лидера и 1207 активных участников, что практически вдвое превосходит данные 1994 года. При этом к уголовной ответственности было привлечено 284 участника ОПФ, из которых 51 - лидер.
На конец 1996 года на учете состояло 411 участников организованных преступных сообществ, в том числе 10 лидеров, 365 активных участников и 36 пособников; 447 участников организованных преступных организаций, в том числе 5 лидеров и 442 активных участника; 1452 участника организованных преступных групп, в том числе 87 лидеров и 1365 активных участников. Всего состояло на учете 2318 участников ОПФ, из них 102 лидера, 2172 активных участников и 36 пособников. Это довольно внушительные цифры. Но они, на наш взгляд, дают, скорее, искаженную криминологическую картину ОП. В ней отсутствуют правовые основания включения в статистику как выявленных членов ОПФ, так и тех или иных категорий преступных групп к относимых к последним. Возможно, эта статистика и обладает более достоверной информацией о масштабах организованной преступности, чем последующая. Но эта информация является больше оперативной (то есть субъективной), чем правовой (объективной). Достаточно сказать, что в 1996 году было выставлено только 70 статистических карточек (формы 2) на лицо, совершившее преступление в составе ОПФ, хотя на оперативном учете их значилось 1292 человека.
В новом Уголовном кодексе РФ уже дается уголовно-правовое понятие, правда, только по двум категориям ОПФ, организованного преступного сообщества (организации) и организованной преступной группы. Поэтому существующая в настоящее время статистика по ОПФ, хотя и рисует некоторую картину, но этого явно не достаточно для более полной оценки ОП. Сравнение же статистических данных 1997 года с предыдущими годами следует проводить весьма корректно.
Показатели 1997 года по ОП уже существенно отличаются от показателей предыдущих лет. Новая форма отчетности о результатах деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью основана только на карточках первичного учета уголовных дел по ОПФ. Предыдущая отчетность больше основывалась на субъективных данных специальных подразделений по борьбе с ОП (особенно, что касается сведений о составе организованных преступных формирований), чем на материалах уголовных дел, рассмотренных в суде.
За 1997 год в Приморском крае было выявлено всего 168 участников организованных преступных групп или преступных сообществ (организаций), что в 13,8 раза меньше, чем по данным 1996 года. В том числе было выявлено 114 исполнителей, 27 организаторов и 5 пособников. Участников же преступных сообществ (организаций) было выявлено всего 10, в том числе 8 исполнителей и 2 организатора. Эти данные ни в коей мере не свидетельствуют об уменьшении масштабов ОП. Они могут говорить, скорее, о высокой степени латентности ОП и об отсутствии практического опыта вменения новых составов УК РФ.
Сведения об ущербе, причиненном ОП только по уголовным делам за 1997 год в сравнении с 1996 годом показывают, что масштабы её общественной опасности не уменьшились.
Так, по возбужденным уголовным делам в 1996 году против членов организованных преступных групп было изъято: имущества, денег и ценностей на сумму 6270 тысяч рублей, иностранной валюты 12760 долларов США, 60 грамм золота, 63500 грамм серебра; 105 единиц огнестрельного оружия, в том числе 84 единицы нарезного оружия, а из них 15 – автоматического; 223 килограмма взрывчатых веществ.
В 1997 году только имущества было изъято на сумму 265 миллионов рублей, ювелирных изделий и лома из золота – 120 граммов, три единицы огнестрельного оружия, в том числе одна единица нарезного оружия, 55 единиц боеприпасов, две единицы холодного оружия.
О неуменьшающихся масштабах общественной опасности ОП может говорить и тот факт, что в 1997 году было выставлено 217 статистических карточек (формы 2) на членов ОПФ, что в 3,1 раза больше, чем в 1996 году.
Какова же сводная криминологическая характеристика лиц, совершивших преступления в составе ОПФ?
Обобщенные данные показывают, что свыше 90% составляют мужчины. По возрастному составу наибольшая криминальная активность приходится на возрастные группы 18-24 года (40,6%) и 25-29 лет (29,0%). По образовательному уровню это, в основном, лица, имеющие среднее общее (45,3%), начальное общее (23%) и среднее профессиональное (20,7%) образование.
Несмотря на бытующее мнение о засилье в Приморье организованных преступных формирований из числа преступников-иностранцев, их удельный вес в общей массе зарегистрированных лиц, совершивших преступления в этих формированиях, составил не более 1,4%. К тому же, по национальности 88,9% членов ОПФ составили русские, а по месту проживания – большинство (88,5%) были жителями Приморского края. Хотя о наличии чеченской, азербайджанской, корейской, китайской мафии в Приморье не раз сообщала местная печать.
Социальное положение лиц, совершивших преступления в составе ОПФ, характеризуется следующим образом: больше половины из них (64,1%) не имели постоянного источника дохода, 22,6% являлись наемными рабочими. Всего по 1,4% приходится на частных предпринимателей, учащихся, иждивенцев.
Для членов ОПФ присуще совершение тяжких и особо тяжких преступлений (87,6%); совершение преступлений сопряжено с причинением крупного и значительного ущерба (37,3%); чаще общеуголовной направленности (67,3%).
Что характерно, достаточно значительная часть членов ОПФ (69,1%) совершала преступное посягательство в отношении частной формы собственности и только 10,3% - государственной. Для них типично совершение преступлений неоднократно (34,6%); наличие судимости (43,4%); совершение преступлений в прошлом (42,9%).
Даже по этой краткой характеристике можно с большой долей уверенности предположить, что личность преступника-члена ОПФ явно относится к криминогенному типу.
4. Основные организованные преступные группировки края. Сведения об организованных преступных группировках большей частью основываются на материалах средств массовой информации (СМИ). Многие из них кажутся неправдоподобными. Однако ни один материал не был опровергнут в суде. Более того, опубликованные сведения об организованных преступных формированиях в Приморском крае были, с одной стороны, косвенно подтверждены в интервью самими уголовными авторитетами, а с другой – представителями правоохранительных органов. О наличии и преступной деятельности ОПФ также можно судить по многочисленным “заказным” убийствам тех же “авторитетов”, уголовным делам, рассматриваемым в настоящее время в судах либо с их участием, либо по факту их убийств, а также из официальных статистических отчетов правоохранительных органов. Оперативные сведения о конкретных преступных группировках, их персональном составе являются закрытыми и официальному опубликованию не подлежат.
Из полученных данных видно, что в Приморском крае действует целая система ОПФ разной степени организованности, численности и преступной направленности. На вершине пирамиды организованной преступности в крае в настоящее время действуют три вида преступных сообществ.
Один из них, традиционно существующий с далеких времен, “воровской общак” (“уголовники”). Он вырос в старой уголовной среде. Состоит из ранее судимых, живущих только за счет преступлений. Региональный центр современного “общака” находится в Хабаровском крае и возглавляется небезызвестным титулованным “вором в законе” по кличке “Джем”.1 Сторонники “общака“ имеются практически во всех городах и крупных населенных пунктах Приморского края. Как правило, они возглавляют крупные преступные группировки. Их позиции достаточно сильны в крае. Малочисленные преступные группировки действуют большей частью самостоятельно от “общака”.
Другое преступное сообщество - так называемые “спортсмены” (“новые воры”). В прошлом члены и лидеры организованных преступных группировок этого сообщества действительно были известными титулованными спортсменами в крае и за его пределами. Многие из них - выходцы всё из той же “третьей смены”. Лидеры преступных группировок данного сообщества стали известными бизнесменами, предпринимателями, учредителями всевозможных ведущих в крае компаний или государственными чиновниками. Они ведут респектабельный образ жизни “новых русских”. Имеют целый штат “бригадиров”, “шестерок” и “бойцов” в своих фирмах. Иногда “шестерки” и “бойцы” – это студенты, учащиеся, охранники и работники фирм. Многие из них догадываются о противоправном характере их работы, но быстрые и не такие уж большие деньги их устраивают. Они, как правило, не имеют судимости, либо судимы в несовершеннолетнем возрасте.2
К третьему виду преступного сообщества можно отнести “кавказских воров” (из тех же “новых воров”), имея ввиду преступные группировки по этническому признаку (чеченская, азербайджанская, грузинская). Хотя они и разобщены, но общее между ними то, что их нельзя отнести ни к “общаку”, ни к “спортсменам”. В то же время свою часть дохода в местный “общак” платят исправно. Причем, у них своя территория и сфера “обслуживания”, которые отвоеваны в прямом смысле этого слова у местной мафии (достаточно вспомнить войну чеченцев с местным криминалитетом в Находке).3
По имеющейся версии, изложенной в одной из публикаций, во Владивостоке к 1997 году сложилось пять основных преступных кланов, по числу остававшихся в живых на тот момент “авторитетов”, имеющих в преступном мире клички: “Михо”, “Алексей”, “Костен”, “Петрак” и “Трифон”, а также “чеченская мафия” и “москвичи”.1
“Семья Михо”. Так названа в данной публикации преступная группировка, возглавляемая до недавнего времени “Михо”, имела около десяти бригад по десять-двенадцать человек. Все бригады действуют самостоятельно, независимо друг от друга. В каждой бригаде имеется один-два коммерсанта, а остальные члены бригады обеспечивают их безопасность и следят за их сделками. Клан также предоставляет “крыши” десяткам коммерческим фирмам.
“Семья” в преступном мире по итальянскому образцу объединяет членов преступных группировок по их, прежде всего, многочисленным родственным связям, что в данном случае явно не наблюдается. Поэтому для обозначения преступной группировки “Михо” “семьей” оснований не имеется. Это подтверждают и практические работники правоохранительных органов.
“Михо” (Осипов М.Б.) родился в 1953 году. В молодости активно занимался спортивной борьбой. Учился в одном техническом вузе. В 23 года был осужден за спекуляцию. Одно время был держателем владивостокского “общака”. В постсоветское время активно занимался предпринимательской деятельностью, в том числе и поставкой различного вида топлива. 4 октября 1997 года около 22 часов у входа в отель “Хендэ” после высадки из автомашины “Ленд Круизер” тремя поджидавшими киллерами из трех видов оружия “Михо” был расстрелян в упор. О своей близкой смерти он неоднократно заявлял открыто. Особенно после убийства на его глазах другого “авторитета” - “Коваля “.2
17 февраля 1998 года около 6 часов утра возле казино “Рояль Парк” в собственной автомашине “Лэнд Крузер” из автоматического оружия был расстрелян, как утверждают газеты, наследник или “союзник“ “Михо” некий Вреж Бабакехян, тридцатилетний армянин, уроженец г. Еревана. В последнее время возглавлял фонд армянской диаспоры в крае “Арекс”.3
Группировка “Петрака” организован по тому же принципу, что и так называемая “семья Михо”. Сам “Петрак” являлся вице-президентом одного из филиалов московского банка. Клан занимается импортом продуктов питания. “Петрак”, как и все крупные “авторитеты” (они же известные предприниматели) начинал с автобизнеса и кооперативов. Был совладельцем ресторана на Светланской, где проходят сборы бригад.
Еще в апреле 1993 года в жилом доме № 19 по ул. Сахалинской прогремел сильный взрыв, в результате которого было разворочено несколько квартир. В одной из них проживал всего несколько месяцев до взрыва “Петрак” с семьей. От взрыва погибли и были ранены несколько человек. Главный объект теракта чудом остался жив.
В ноябре 1997 года последний задерживался сотрудниками управления по организованной преступности. Основанием задержания стало незаконное хранение холодного оружия – самурайского меча (подарок “Михо”). Поводом же для обыска в квартире стало расследование уголовного дела по факту обнаружения трупа гражданина М., которого ранее из хулиганских побуждений забили на смерть в ресторане, где праздновал в тот момент свой день рождения “Петрак”.
Клан “Алексея” состоит более чем из сотни человек. Каждая бригада самостоятельна и занимается своим бизнесом. Сам “Алексей” - из бывших спортсменов. Занимался борьбой. В настоящее время совладелец многих коммерческих структур города. Фактический владелец самого модного ночного клуба Владивостока. База и место сбора бригад – в офисе одной из фирм на Комсомольской. Более подробных сведений об “Алексее” в местной печати не дается.
Группировки “Костена” и “Трифона” (Юрия) организованы по тому же принципу, что и предыдущие группировки. Внешнюю активность по руководству группировкой их лидеры не проявляют. Тот же “Костен”, по сведениям местной печати, находился, на момент публикации, безвылазно в своем коттедже. Выезжал только на похороны “Коваля”.
“Чеченская мафия” наименее малочисленна, но является довольно сплоченной и непредсказуемой ни для местных “авторитетов”, ни для милиции. Поэтому она находится под постоянным контролем как тех, так и других. “Чеченская мафия” - собирательное понятие. Помимо чеченской диаспоры, в крае существует азербайджанская, грузинская, армянская. Лидеры чеченской диаспоры – люди с высшим образованием, умные, пользующиеся непререкаемым авторитетом. В период боевых действий в Чечне оттуда приезжали чеченцы с требованием поддержать их терактами во Владивостоке. Благодаря усилиям милиции и старейшин диаспоры, выступление “чеченской мафии” не состоялось.
Особенностью становления и развития организованных преступных группировок Приморья является постоянное вмешательство в их деятельность преступных группировок извне. Организованные преступные сообщества России, в том числе Сибири и Дальнего Востока, стремятся независимо друг от друга установить контроль над Приморьем и подчинить своему влиянию местные преступные группировки. К этому их подталкивают экономические возможности края в укреплении и дальнейшем развитии финансовой базы преступной элиты. К этому же стремится и местная мафия, особенно из числа “новых воров”. “Уголовники” также вынуждены заниматься коммерцией, предпринимательством (хотя это противоречит их правилам) для усиленного пополнения своей кассы. К тому же все они хотят стать респектабельными членами нового общества, выйти из тени, воспользоваться всеми благами цивилизации. Между старыми и новыми “ворами”, внутри самих сообществ и группировок постоянно происходит конкурентная борьба за возможность участвовать в большом бизнесе, иметь солидные доходы от “крыши” над крупными компаниями или стать их владельцами (совладельцами). Эта борьба часто заканчивается “заказными” убийствами “авторитетов” и предпринимателей различного калибра и масштаба.
В советское время экономика Приморского края была закрыта для его теневого сектора, находясь под особым государственным контролем. С развитием рыночных отношений Приморье (после снятия пограничного режима с большей части территории) интенсивно интегрируется в международную экономику, прежде всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Научно-технический потенциал военно-промышленного комплекса края, возрождение транснациональных перевозок, торговля природными ресурсами и их переработка, а сейчас и прямая торговля оружием, таят в себе огромные барыши для дельцов ОП.
На фоне изменяющейся социально-экономической структуры общественной жизни происходят организационно-структурные изменения и в преступности Приморского края. В рыночных условия преступность Приморья стремительно приобретает признаки ОП. Укрепляется её финансовая база, растет численный состав. Мелкие группировки объединяются в более крупные, а крупные дробятся. Местные организованные преступные группировки устанавливают связи с международными преступными сообществами. Отдельные ее представители проникают во властные структуры.
Состояние борьбы преступных группировок Приморья и за ее пределами за место под солнцем выглядит следующим образом.

5. Борьба преступных группировок Приморья. В конце восьмидесятых годов “Дальневосточный воровской общак” во главе с “Джемом” стал проводить сходки, встречи, консультации с “воровским общаком” Приморья с целью выдвижения своих ставленников на роль “положенцев”, “ответственных”, но уже подчинявшихся бы непосредственно ему и, соответственно, с перечислением определенной доли барышей “Дальневосточному общаку”.
Уже в 1989 году “ответственным” по городу Владивостоку от этого “общака” становится местный “авторитет” по кличке “Свирид”. С согласия “Джема” он организовывает кооператив “Кристалл”, затем фирму “СТЭП”, а в последствии – ассоциацию “САБ” (“Свободная ассоциация бизнесменов”), сосредоточив в своих руках финансы “общака”. В 1990 году он оставляет свой пост “положенца” и выдвигает на это место другого “авторитета” по кличке “Билл”. Этим назначением остались недовольны ряд местных “авторитетов”, которые предпринимают ряд шагов по изменению ситуации. В 1991 году в Приморский край (г. Уссурийск) прибывает на постоянное место жительства представитель другого противоборствующего преступного сообщества -“Иркутского воровского общака” по кличке “Бандит”.
Иркутский представитель преступного мира прибыл в Приморье с целью переподчинить преступные формирования края “иркутскому общаку”, конкурирующему с “дальневосточным общаком”. Опираясь на поддержку “уголовников” г.г. Уссурийска, Дальнегорска и др., “Бандит” формирует “общак”, который подчинялся бы Иркутску, а не Хабаровску. Через один из кооперативов иркутский авторитет получает финансовую поддержку, узнает о финансовом положении других коммерческих структур, облагает их данью в “общак”, даже находящихся под “крышей” местных организованных преступных группировок (ОПГ). По его указанию находят и избивают “положенца” “Джема” “Билла”; отстраняют его от руководства “общаком”, а на его место назначают другого владивостокского “авторитета”, противостоящего “общаку” “Джема”, по кличке “Баул”. Последний открыто не конфликтовал с “Джемом.” Более того, “Баул” поддерживал тесные связи с бывшим владивостокским авторитетом по кличке “Самосвал” (тоже выходец из “третьей смены”), обитавшим в то время в Москве.
Примечательна “карьера” самого “Самосвала”. Он родился 15 марта 1951 года во Владивостоке. В 14 лет был осужден за кражи и разбои на четыре года лишения свободы. В 1970 году вновь был осужден на пять лет за разбой, затем в 1979 году - вновь на пять лет, но уже не только за разбой, но и вымогательство. За примерное поведение был освобожден условно-досрочно и вскоре уехал в Москву, где сблизился с так называемой солнцевской уголовной группировкой и занимался автобизнесом. Совсем недавно, как стало известно из местной печати, “Самосвал” был первым русским мафиози, ставшим полноправным гражданином Италии. Одновременно он стал и боссом русской мафии в Италии, наладив перекачку миллионов долларов из Москвы в Рим. На службе у “Самосвала” находились известные в военных кругах высокопоставленные лица, а также из высших эшелонов власти Италии. Обосновавшись в 50 километрах от Рима в курортном городке Санта-Маринелла, он приобрел скромную виллу, перестроив её в роскошный дворец. Для мэра городка, начальника муниципальной полиции и соседей новоявленный русский вел образ жизни приличного бизнесмена, “деятельность” которого в начале 1997 года была неожиданно прервана вторжением агентов Центральной оперативной службы Италии.1 Однако через пять месяцев он оказался на свободе. Собранные полицией против него доказательства суд не принял в качестве улик.2
Через такого именитого земляка “Баул” приобрел знакомство с не менее известным в России “вором в законе” по кличке “Кока”, что давало ему возможность быть несколько независимым от “Джема”. Кроме того, по данным печати, “Баул” в декабре 1994 года примерно месяц провел в Нью-Йорке, где встречался с небезызвестным “вором в законе” по кличке “Япончик” (в 1996 году осужденным американским судом за вымогательство).3 Такое положение вещей не устраивало “Джема”. Он неоднократно пытался связаться с “Бандитом”, но тот всячески уклонялся от встреч.
Действия “Бандита” вызвали недовольство не только “Джема”, но и владивостокских “авторитетов”: “Коваля”, “Михо” и других, которые, хотя и противостояли “Джему”, но вынуждены были объединиться с ним для борьбы с иркутским ставленником. 23 декабря 1991 года “Бандита” и двух его телохранителей убивают в помещении одного из кооперативов, а через несколько дней (30 декабря) его труп со множественными огнестрельными ранениями был обнаружен возле владивостокского мусоросжигательного завода. Трупы его сподручных так и не были идентифицированы.4 После этого авторитет названных лидеров ОПГ г. Владивостока резко поднялся в преступной среде, а “Свирида” и “Билла”, наоборот, упал.5 “Спортсмены” понимали, что “уголовники” будут пытаться захватить власть в “общаке” Приморья и в дальнейшем. Они решают поставить по пост “положенца” своего титулованного “вора в законе” по кличке “Монгол”. Последний хотя и был коронован “ворами” в Москве в начале 1992 года, но “Джемом” не признавался, а значит, не был официальным “авторитетом” для местного преступного мира. “Уголовники” высказались против выдвигаемой кандидатуры. Они даже связались с “Джемом”, чтобы разрешить назревающий конфликт.
Через некоторое время (в том же 1992 году) “Джем” со своими “авторитетами” из “дальневосточного общака” при поддержке двух других “воров в законе”, а также хабаровского авторитета по кличке “Пудель”, отбирают преступное звание у “Монгола” и отстраняют его от общаковских дел. Поводом послужило употребление им наркотиков, а также возбуждение в отношении него уголовного дела по данному факту. А главное, на наш взгляд, заключается в том, что “Джем” не мог простить “Монголу” его коронацию без согласования с ним. На его место вновь был назначен “положенцем” по Приморскому краю “Билл”.
Лидеры ОПГ “Коваль” и “Михо” ищут новую кандидатуру на место “положенца”, для чего заручаются поддержкой “Баула”. Однако без согласия “Джема” кандидаты на должность “положенца” от предложений “Коваля” и других отказывались. Сложившаяся ситуация вынудила явных противников “Джема” идти на сотрудничество с ним, поддерживать его ставленника -“Билла”, чтобы оградить Приморский край от притязаний “воров” Иркутска и Москвы, да и самим не потерять лидирующее положение в преступной среде. В 1993 году “Билла” окончательно утвердили “положенцем” по Приморскому краю. В августе того же года во время обыска у него на квартире находят незаконно хранящийся револьвер “Смит и Ветсон” и пять патронов к нему. По данному факту в отношении него возбуждают уголовное дело, по результатам расследования которого народным судом Первореченского района г. Владивостока “Билл” был приговорен к трем годам лишения свободы условно.
По некоторым сведениям, в середине февраля 1994 года в Приморский край приезжал другой “авторитет” из Иркутска по кличке “Тюльпан”, который хорошо знал “Бандита” и имел поддержку от “воров” не только Иркутска, но и Москвы. Он встречался с местными “авторитетами” городов Владивостока, Уссурийска, Находка, которые находились в оппозиции к “Джему”. Миссия у “Тюльпана” была та же, что и у “Бандита”: “создать общак”, который подчинялся бы Иркутску.
Одновременно в конце февраля того же года по приглашению двух сторонников “Баула” из Москвы приезжал уже грузинский “вор в законе” К., который проводил свои “сходки” с местными “авторитетами” в Уссурийске, не скрывая своего недовольства деятельностью "дальневосточного общака”. Гость даже встречался “Биллом”, но никакого соглашения между ними не получилось. За самовольное приглашение грузинского “вора” в Приморье “Джем” вызывал к себе местных “авторитетов” и учинил над ними свой суд, который чуть не закончился для них плачевно. Этого гостя вместе с “ответственным” по Уссурийску по кличке “Банзай” “Джем” также пригласил к себе в г. Комсомольск-на-Амуре. Гость встречался не только с “Джемом”, но и другими авторитетами Хабаровского края, убеждая всех в неэффективности правления “Билла” и в необходимости коренной перестройки деятельности “общака” с целью повышения её “доходности”. Упор им делался на объединение мелких преступных группировок и “курирование” крупных коммерческих структур.
По результатам этой встречи гостю разрешили обосноваться в Уссурийске. Но его действия вызвали недовольство “Коваля”, “Михо”, “Свирида”, того же “Банзая”. Над ним стали сгущаться тучи. Последний вынужден был скрываться. На помощь к нему из Москвы во Владивосток приехал другой эмиссар преступного мира по кличке “Мираб”, который, опираясь на поддержку “Баула”, “Алексея” и других, пытался создать мощную оппозицию в противовес “Джему” и установить собственный контроль над коммерческими структурами. Этого гостя уже с “Баулом” “Джем” также настойчиво приглашал к себе, но последние его просто игнорировали. Оба гостя начинают вмешиваться в действия некоторых местных “авторитетов”. Своими поступками они не столько противостояли “Джему”, сколько вызвали возмущение местных “авторитетов” как из числа “уголовников”, так и “спортсменов”.
В связи с этим в апреле 1994 года во Владивостоке происходит встреча с представителями преступного мира России и Дальнего Востока: Новосибирской, Ростовской и Сахалинской областей, а также Хабаровского и Приморского краев. От Приморского края присутствовали “Билл”, “Михо”, “Свирид” и другие “авторитеты”. На встрече вырабатывалась единая тактика поведения в отношении непрошеных “гостей”. Сошлись на необходимости объединения против них и их сторонников. После этой встречи “Билл” выезжал к “Джему” и его подручным в г. Комсомольск-на-Амуре, от которых получил письменное предписание вместе с другими “авторитетами” Владивостока сломить оппозицию, поддерживающую грузинских “воров”. Однако 20 апреля 1994 года (через два дня после возвращения от “Джема”) “Билл” был похищен в неизвестное место из собственного дома вместе с документами хабаровских “воров” и большей частью денег из “общака”. Приморье внезапно осталось без официального “положенца” от “Дальневосточного общака”, что внесло сумятицу в преступный мир края. До настоящего времени он официально считается пропавшим без вести.
После случившегося лидер ОПГ “Михо” стал активно агитировать “ответственного” от “Дальневосточного общака” в Уссурийске по кличке “Севостьян” (ставленник “Билла”) занять место “положенца” вместо пропавшего “Билла”. Данное решение было согласовано с “Джемом”, но оно не могло быть осуществлено. Через некоторое время (в начале мая 1994 года) не установленные лица зашли в квартиру “Севостьяна” и убили его. В тот же день те же неизвестные лица (приметы их совпадали по обоим преступлениям) пытались убить другого уссурийского “авторитета” – упомянутого выше “Банзая”, которому при этом были причинены три огнестрельные раны. По неофициальным данным в тот же день также пытались проникнуть в квартиру другого уссурийского лидера ОПГ, знакомого “Михо”.
Данные события местные “авторитеты” преступного мира восприняли как войну грузинских “гостей” за власть в Приморье. В ходе серии ответных убийств возникла серьезная угроза жизни приезжих “воров”, которые тут же выехали из края в Москву.
О войне между преступными группировками Приморья ранее подробно писалось в печати.1 События последних лет подтвердили прогнозы о продолжении борьбы между преступными кланами Приморья. Гибли не только “авторитеты”, но и бизнесмены, предприниматели, их телохранители, попутчики и попутчицы, и просто случайные люди.
В 1995 году в печати сообщалось о весьма загадочных обстоятельствах гибели “Баула”. По информации газеты2 в сентябре к последнему во Владивосток прибыли представители “Джема”. Вместе с ними “Баул” вышел на яхте в Японское море, где во время нахождения с аквалангом под водой его нашли на морском дне с якобы перерезанным шлангом. По данным пресс-центра прокуратуры, последний погиб 18 августа 1995 года в результате пренебрежения правилами безопасности при плавании с аквалангом, так как находился в состоянии алкогольного опьянения. Смерть наступила от утопления. Каких-либо повреждений при исследовании трупа обнаружено не было, аппарат подводного дыхания АВМ-5, согласно акту технической проверки, был исправен и пригоден к использованию.3
27 сентября 1995 года в полдень в помещении ночного клуба “Леон”, расположенного в здании Центра народной культуры (на улице Светланской), двумя неизвестными лицами в масках из пистолетов в спину был расстрелян владивостокский авторитет по кличке “Макар Стреляный”. По сведениям печати убитый “авторитет” появился в спортивных кругах Владивостока чуть боле 10 лет назад, создав группу по занятию карате, что в то время наказывалось в уголовном порядке. В девяностых годах был судим за хулиганство и вымогательство. Была также попытка привлечь его к уголовной ответственности за бандитизм.4
Позднее, в конце июня 1997 года около 1.15 ночи у казино “Рояль Парк” был смертельно ранен “Коваль”, ранее упомянутый нами как один из основателей современной ОП Приморья. В большом бизнесе он был учредителем ряда крупных компаний и президентом российско-американо-австралийской компании. Сам он характеризовал себя честным предпринимателем и не имевшим отношения к преступному миру.1 По мнению журналиста, убийство “Коваля” могло произойти и как результат мести со стороны преступных группировок из-за пределов края. С его слов эту версию выдвигали “Костен”, “Михо”, “Алексей”.2
4 октября 1997 года около 22 часов у входа в недавно выстроенный отель “Хендэ” в г. Владивостоке был убит “Михо”,3 а три месяца спустя был убит его “наследник-союзник” В. Бабакехян.4
Нужно отметить, что начало 1998 года ознаменовалось в Приморском крае резким всплеском заказных убийств. Так, в Уссурийске в апреле был застрелен М. Рудь, генеральный директор ТОО «Руно». Он был убит двумя выстрелами, включая контрольный в голову. Предполагают, что событие как-то связано с убийством генерального директора ТОО «Тор» Кима, которое произошло в марте.5
Беспрецедентный случай произошел также весной. 7 апреля был убит Артур Алтынов (он же - Евгений Стакин). Убитый оказался киллером «общероссийского» масштаба, на счету которого не менее 18 заказных убийств, совершенных в разных регионах страны. Утверждают, что он прибыл из Санкт-Петербурга с двумя коллегами - киллерами. А их всех «купил» один из авторитетов Владивостока якобы для «выдергивания куска наследства» «Михо».6
18 августа 1995 года, как мы уже писали выше, в одной из бухт Русского острова во время погружения с аквалангом погиб лидер одной из спортивных организованных преступных группировок Приморья Сергей Бауло (кличка «Баул»). Через несколько дней в помещении театра имени М. Горького состоялась пышная гражданская панихида, на которой побывало около 4 тысяч человек. Тело погибшего было предано земле на Морском кладбище. Это были первые за несколько лет похороны такого масштаба. Сотрудники правоохранительных органов впервые столкнулись с подобным размахом и практически ничего не могли поделать с громадным кортежем из легковых автомобилей и автобусов, парализовавшим на время город. Газеты, особенно, «Владивосток» и «Новости»» не обошли похороны своим вниманием.
Чем же был известен этот «предприниматель и спортсмен»? До начала 90-х годов он имел обычную биографию. Родился в январе 1958 года в Дальнегорске. Проходил действительную службу в Тихоокеанском флоте, в Ракушке. Активно занимался спортом –боксом, увлекался мотогонками. В конце 80-х годов перебрался во Владивосток, где стал промышлять автомобильным рэкетом, а затем заниматься легальным и нелегальным бизнесом, имея под рукой несколько фирм и стоянок, а кроме этого был «крышевой» структурой для некоторых предпринимателей. Его группировка имела в своем составе несколько десятков человек во главе с бригадирами. «Стрелки» проводились практически ежедневно в 11 часов утра на контролируемой группой автостоянке у театра Горького, оттуда «бригадиры», сдав текущую информацию и получив очередное задание разъезжались по своим «бригадам». Кроме того, Бауло контролировал ряд крупных предприятий, среди которых была Владивостокская база тралового и рефрижераторного флота (ВБТРФ). Во главе службы безопасности базы был поставлен родственник И.И. Бауло, бывший подполковник внутренних войск, принимавший участие в известных вильнюсских событиях. Насаждение своих людей на ключевые посты предоставляло ОПГ дополнительные возможности для получения денег. Под ее контролем находился набирающий в то время силу автобизнес, в частности, автоперевозки из Японии челноков» и туристов на судах «Владимир Чивилихин» и «Сириус».
Следует сказать, что с «Баулом» считались лидеры других преступных группировок края, такие, как «Макар-Стреляный», Коптев, «Михо» и ряд других. При возникающих конфликтах «Баул» всегда умел находить компромиссные варианты и практически никогда не обострял отношения с другими. Он умел чувствовать опасность, был достаточно изворотлив и умен, никогда не занимался торговлей наркотиками и не поддерживал контактов с людьми из наркобизнеса, презирая их.
Но стал он знаменит, как писали и продолжают писать журналисты местных и центральных СМИ, благодаря своему «влиятельному земляку» – губернатору Приморского края Е. Наздратенко. Два неизвестных ранее жителям Приморья дальнегорца – спортсмен С.Бауло и руководитель золотодобывающей артели «Восток» Наздратенко, несомненно, знали друг о друге не только из газет. Они были знакомы и неоднократно встречались во Владивостоке в бытность Е. Наздратенко губернатором Приморья. О характере их встреч и возможной «деловой» связи между ними практически нет никакой информации, но то, что писали журналисты центральных и местных СМИ, особенно корреспондент «Известий» И. Корольков в серии материалов «Вирус», не соответствует действительности. Как не соответствует действительности и то, что на похоронах присутствовал тогдашний мэр Владивостока К. Толстошеин. Как показывают данные, тот в то время находился в одной из командировок.
Вокруг смерти «Баула» сразу же возникло несколько версий. Об этом, как мы уже отмечали, писали журналисты газеты «КоммерсантЪ», высказывая предположение, что это была насильственная смерть. Вновь к причинам и обстоятельствам его смерти наблюдатели вернулись в этом году, правда, не специально в отношении его, а в связи с обвинениями предъявленными несколько лет назад Наздратенко комиссией контрольного управления администрации Президента России. В одном из апрельских номеров газеты «Владивосток» в 1998 году был опубликован материал А. Холенко о результатах проверки прокуратурой края выдвинутых в адрес Приморского губернатора обвинений.1
Один из разделов посвящен «Баулу». Но то, что содержится в нем, - увы, искажения фактов. Там говорится, что обследован аппарат подводного дыхания АВМ-5, в котором Бауло совершал в тот день роковое для него погружение.
Следует отметить, что следствие не располагало этим вещественным доказательством... Практически сразу же после гибели группа, в которую входили ряд членов бауловской группировки, и человек, который находился на катере в момент гибели «Баула» и хорошо запомнивший место его последнего погружения, предприняли попытку поднять акваланг. Но, увы… Акваланга они при тщательном поиске не нашли, хотя глубина в том месте достигала всего 5-6 метров. Он был кем-то поднят и, по нашим данным, в прокуратуру он не попал. Для чего необходим был аппарат бауловцам? Ими отрабатывалась версия, что в акваланге была не воздушная смесь, а якобы смесь кислорода с газом, который и привел к гибели Сергея Бауло. Аппарат заряжался в мастерской бригады торпедных катеров ТОФ в Улиссе, где там же стоял постоянно катер «Баула». Узнать были ли в баллонах примеси газа, так и не удалось… Существовала и другая версия, что к его гибели причастно морское подразделение спецназа ГРУ, расквартированное рядом.
В момент гибели Сергей Бауло не был, как писала об этом пресса, в состоянии алкогольного опьянения. Он, активно продолжавший заниматься спортом, не позволял себе напиваться. От силы, что он мог себе позволить – это выпить одну-две рюмки спиртного, но не более того, и то редко. Был ли он насильственно устранен? Вряд ли. Заключение судмедэксперта свидетельствует о вполне обычных, а не насильственных причинах смерти. Простое трагическое и нелепое стечение обстоятельств.
После смерти «Баула» произошел раскол в его группировке. Часть приближенных, бригадиров и бойцов перешли к близкому к «Баулу» человеку - Игорю Карпову, имевшему ранее с ним «деловые» отношения и попытавшемуся унаследовать весь «бизнес» покойного. Но «Карпу» это не совсем удалось. Из близких людей к нему перешел А. Харьковский (кличка «Гребец») и чуть позже А. Чантуридзе (кличка «Коко»), последний позже ушел к «Михо».
Другая часть вошла в группу «молодежи» - Дмитрия Глотова – Владимира Николаева (кем-то названных «Винни-Пухами»), которые при жизни С. Бауло стали выдвигаться из «бригадиров» на более видный план и с которыми тот считался.
Между «Карпом» и данной группой практически сразу же возникла определенная вражда, усилившаяся после покушения в сентябре 1997 года на Глотова у спорткомплекса «Олимпиец». Потерпевшая сторона посчитала, что стрельбу по ним организовал «Карп», пытавшийся таким образом устранить конкурентов. После этого дороги их разошлись и практически нигде не пересекались: каждая из сторон избегала контактов с другой. Натянутые отношения между ОПГ «Карпа» и ОПГ «Винни-Пухов» продолжались вплоть до смерти И. Карпова.
Карпов был убит 1 мая 1998 года около 9 часов вечера , выходя из своего бара «Престиж» на Светланской, 1, напротив гостиницы «Версаль», владельцем которого был. Он был убит тремя выстрелами, предположительно, из снайперской винтовки с глушителем с крыши дома, четвертая пуля ушла мимо.
Свидетели слышали только слабые хлопки. Скончался он практически сразу же на месте. Убийца покинул место преступления по крышам. По данному факту ведется следствие. Карпов был весьма осторожным человеком и своими финансовыми планами и иными проблемами не делился ни с кем из своего окружения. Можно не сомневаться, что это было очередное заказное убийство и имя убийцы и его заказчика вряд ли будут установлены, но ясно одно, что смерть «Карпа» связана с его бизнесом.1
Попытку прибрать так называемое «наследство» Баула предпринял из далекой Италии и бывший владивостокский рецидивист, ныне крупный «бизнесмен» «Самосвал».
В сентябре 1995 года – марте 1996 года правоохранительные органы Приморья активно занимались поисками от 1 до 1,5 миллионов долларов, полученных якобы Бауло от «Самосвала» для совместного бизнеса. Но следов этих денег никто не нашел, так как из достоверных источников известно, что этих денег просто вообще никогда не было.
«Самосвал» (Ю. Есин) уполномочил для ведения переговоров по всем вопросам оставшегося «наследства» и закрепления во Владивостоке своих позиций двух эмиссаров «Ворона» и «Песта». Но «итальянцу» «Самосвалу» ничего сделать не удалось. Он получил достойный отпор от одного из бауловских преемников – (Д. Глотова) - и вынужден был ретироваться.
«Карп» практически ушел в легальный бизнес: создал разветвленную сеть собственных магазинов, а вот о В. Николаеве хорошо известно и всем местным обывателям, интересующихся криминальной темой. Родился он в октябре 1973 года. Окончил экономический факультет Дальрыбвтуза. Занимался боксом и рукопашным боем. Попал в ряды бауловцев, там выделился как беспредельщик. После смерти Бауло завоевывал себе имя, как человек, не признающий никаких авторитетов, в том числе и криминальных. Стал широко известен в правоохранительных органах и криминальной среде по «разборкам» с «Башкиром», а затем и с самим «Михо» с применением огнестрельного оружия против членов ОПГ последнего у Матросского клуба и на площади Луговой в 1997 году, а также со стрельбой во дворе офиса владивостокского филиала «Тернейлессторой» на Чуркине с одним из лидеров ОПГ, контролирующим лесную отрасль, неким Леонидом Ивлевым (кличка «Кабан») в январе 1998 года,1 а также по серии информационных материалов в газете «Новости» в 1997 году и большой апрельской публикации Н. Ветерковой.2 У специалистов, прочитавших данный материал, складывается впечатление, что это заказная статья, инициированная либо самим Николаевым либо его ближайшим окружением с использованием фотографий из его личного архива.
В настоящее время ОПГ Глотова - Николаева насчитывает в своих рядах, по газетным данным, до 220 человек. Можно предположить, что эти цифры преувеличены почти в четыре раза. Но необходимо сказать, что с данной группировкой считаются оставшиеся в живых авторитеты.
Все бывшие бауловские «бригадиры» и бойцы сегодня предпочитают заниматься легальным бизнесом, особенно связанным с рыбой или алкоголем. В последнем преуспевал ныне тоже покойный К. Мочулко (кличка «Костя Московский»).

§ 4. Организованная преступность Дальнего Востока в средствах массовой информации.

Дальневосточный регион в плане пораженностью крими-нальной сферой вообще и устойчивыми преступными группами, в частности, является одним из наиболее неблагополучных в Рос-сии.
Основными целями деятельности региональных преступных сообществ являются максимальное извлечение прибыли, сохра-нение преступной организации и расширение сферы своего влия-ния на все стороны жизни региона.
Названные обстоятельства находят определенное отраже-ние в средствах массовой информации.
Обобщение информации, добытой журналистами, предо-ставленной правоохранительными органами, учеными позволяет выявить: 1) реально существующие криминальные проявления, их масштабы, тенденции ; 2) их оценку журналистами, правоохранительными ор-ганами и учеными-юристами; 3) степень активности правоохранительных органов в противодействии организованной преступности; 4) проблемы законодательного регулирования ; 5) общественное мнение и его формирование средствами массовой информации.
С криминологической точки зрения обобщение печати позво-ляет получить определенный эмпирический материал, полезный для оценки криминологической ситуации и формирования про-грамм борьбы с преступностью в регионе.
Были изучены доступные нам материалы газет краев и областей региона за 1997 год. В результате изучения названных изданий можно сделать вывод, что проблемы организованной преступности были объек-том освещения, в основном, в средствах массовой информации Приморского края. Единичные статьи в периодической печати других краев и областей ДВ региона по данной проблеме не позволя-ют осветить эту проблему в полной мере.
В Амурской области, на Сахалине, Камчатке, в Магадан-ской области печатные издания публикуют информацию ,практически не ка-сающуюся этой темы. Из криминальных сообщений преобладают сведения пресс-центров УВД о единичных преступлениях, кражах, убийствах, изнасилованиях и т.д. На такие темы, как заказные убийства, криминальные разборки, наркобизнес не обращается должного внимания. По крайней мере ,таких публикаций найти не удалось. Однако надо отметить, что журналисты центральных газет, неоднократно в своих статьях ставили проблемы организованной преступности в Приморье, Амур-ской области, в Хабаровском крае и на Сахалине. Например, Борис Резник в статье «Разбой на большой реке» описывает как отечественная и американская мафия совместно грабят Амур .В статье «Криминальный шлейф сахалинского шельфа» он пишет , что тихий провинциально-патриархальный Сахалин теперь вполне может потягаться с криминальным Приморьем по количеству уголовников на душу населения . Бандитские кланы , преступные группировки столь обильно заполнили островную область , что редкий день здесь обходится без шумных разборок со стрельбой и взрывами . Им же проведено журналистское расследование "Мафия и море", ка-сающееся экономических преступлений в сфере рыбодобывающей промышленности всего региона.1
В одной из публикаций «Известий» он поднимает острейшую проблему вовлечения подростков и молодежи в ряды членов преступных организаций .
Речь идет о некоем молодежном лагере на речном острове Малайкин близ Комсомольска-на-Амуре . В этом городе, как известно, проживает самый авторитетный вор в законе, лидер преступного воровского сообщества Дальнего Востока Е.Васин по кличке Джем . В летнее время до 50 подростков собираются на «острове Джема» , где с ними проводят «занятия» такие «воспитатели» как В.Давыденко, С.Кривов , дважды судимые , П.Есин , пять раз судимый и др.
Во время милицейского рейда в лагере на кухне вместо компота и молока были обнаружены двадцать ящиков с водкой , шампанским , коньяком . Сам Е.Васин называет свои владения «наше маленькое Палермо»2.
Надо сказать , что и десять и двадцать лет назад Е.Васин был известен своим активным участием в вербовке и подготовке «юной смены» . Сейчас во время распада официальных молодежных организаций и фактического ухода государственных институтов из сферы организации здорового молодежного досуга , акции воровского «братства» резко выросли.
Необходимо отметить, что пресс-центры УВД в средствах массовой информации нашего региона ,как правило, ограничивают-ся представлением скупых статистических сведений либо сообщают сведения о конкретных собы-тиях и фактах преступной деятельности без комментариев. Ста-тей, в которых бы названные центры анализировали складывающуюся криминологическую ситуацию, в частности, проблемы, касающиеся организованной преступности , в периодической печати ДВ региона найти не удалось.
Анализ печатных изданий Приморского края позволяет сде-лать вывод, что именно здесь журналистами наиболее активно обсуждается проблема организованной преступности. В частности, обращается внимание на торговлю оружием, наркобизнес, рынок интимных услуг, преступления, связанные с рыбодобывающей деятельностью, а также организованные преступные группы и сообщества Приморского края.
1. Торговля оружием.
На основании сведений , опубликованных в печати , можно говорить, что основными каналами на рынке сбыта оружия служат дислоцированные на территории Приморского края многочисленные воинские формирования, корабли и склады хранения вооружения и боеприпасов Тихоокеанского флота и сухопутных войск.
По информации, опубликованной в газете "Владивосток"1 , оружие поступает к нам также контрабандным путем из Новой Зеландии, Филиппин, Аргентины, Анголы и Китая.
Не отстают и хабаровчане .Вновь обращаемся к публикациям Б.Резника . Так, командир одной из воинских частей Дальневосточного военного округа подполковник А.Хомченков похитил из вверенной ему части более 9,5 тысячи мин и 11275 кг тротила , затем незаконно сбыл их золотодобывающей артели . За совершенное корыстное преступление он приговорен военным судом к 6 годам лишения свободы.
Правда , через два с половиной месяца военный суд ДВО рассмотрел кассационные жалобы осужденных и Хомченкова снова возвел в подполковники , вернул конфискованное имущество и снизил наказание до трех лет условно.2
2.Наркобизнес.
Очевидно, большую прибыль для организованной преступности приносит и наркобизнес. В местной печати не раз обращалось внимание на это явление. Здесь следует отметить , что в Приморский край и ДВ регион в целом наркотики поставляются из бывших республик Советского Союза: Узбекистана, Таджикистана, Казахстана.1 Из Китая наши сограждане везут эфедрин. Северная Корея переправляет через Приморский край в Хабаровск опий и героин, где наркотик сбывается местным этническим корейцем для собственного потребления. Но публикуется и другая информация о КНДР.2 Переживающая тяжелый экономический кризис КНДР для пополнения валютных запасов широко использует торговлю опиумом. Опиумный мак выращивается на более чем 10 крупных плантациях, разбросанных по территории Северной Кореи. Собранный опиум направляется на фармацевтическую фабрику в город Чхонджин, оттуда после переработки идет на экспорт в виде лекарственного препарата под безобидным названием "Корни белого колокольчика". За производство зелья отвечает специальный отдел ЦК Трудовой партии, который имеет своих представителей на всех плантациях и в каждой провинции. Существование подобной программы в КНДР на государственном уровне подтверждает контрразведка Тихоокеанского флота, вплотную занимающаяся этим вопросом, поскольку значительную часть произведенных наркотиков северокорейцы пытаются транспортировать через ближайшую Российскую территорию — Приморский край. Для переброски наркотиков через границу КНДР широко использовала дипломатический канал.
По информации газеты "Утро России", наши российские моряки вносят свою лепту в распространение наркотиков на Дальнем Востоке. Так, в порту Находка у российского моряка обнаружено и изъято таможенной службой 480 грамм марихуаны, в ходе проведенного следствия выяснилось, что наркотик он привез из Таиланда. Также вывезенный из Таиланда был обнаружен один килограмм гашиша у некоего Усольцева, работника ДСУ "АСФа".
По статистике, которую публикует "Владивосток", в Приморье каждый восьмой житель является потребителем наркотиков . Причем, если раньше органы внутренних дел сталкивались с традиционными для Приморского края коноплей и маком, то теперь широчайшее распространение получила эфедриновая наркомания. Появляются экзотические препараты — героин, кокаин, "экстези".3
Как сообщает газета "Владивосток", только в 1996 году управление по незаконному обороту наркотиков изъяло почти 2 тонны готовой продукции и 3 312 килограммов сырья для изготовления. Отмечается, что в Приморье под посевы конопли занято 460 гектаров земли.
В печати обращается также внимание на морально-этические проблемы наркомании, что служит хорошей профилактикой распространения этого явления.
3. Рынок интимных услуг.
С развитием рыночных отношений, которые привели к открытию массы ночных клубов, ресторанов, казино в Приморском крае сформировался рынок интимных услуг. В местной печати обращается внимание лишь на часть этой проблемы — это так называемые фирмы "досуга", которые прикрываются услугами массажа, сауны и т.д. Все эти фирмы по своей сути являются публичными домами. Конспирация здесь соблюдается по всем законам криминального мира. Многоступенчатая система — от хозяина до рядовой проститутки - делает поиски весьма затруднительным ,да и опасным делом. Исполнительный директор такой фирмы, как правило, подставное лицо. Каждая фирма досуга, прежде чем дать объявление, обязана предоставить лицензию на услуги. На бумаге, казалось бы, все законно — есть разрешение на тот же массаж, другие виды обслуживания. Но главное, для чего собственно открывается фирма, не указывается1. Практически все фирмы находятся под контролем криминальных группировок. Содержание притонов — самый доходный бизнес после наркотиков и торговли оружием. За каждый месяц работы фирма-притон обязана заплатить своей "крыше" от 500 до 4 000 долларов. Учитывается категория фирмы, число проституток, популярность такого заведения2 .
Деятельность фирм досуга относится к сфере социального обслуживания населения, поэтому облагается государственным налогом. Скрывая свои доходы, фирмы досуга тем самым нарушают уголовный кодекс и экономически поддерживают криминальные группировки.
По факту работы некоторых полулегальных публичных домов заведены уголовные дела, но пока ни одно не доведено до конца. Во Владивостоке известен единственный случай, когда хозяйка фирмы досуга понесла наказание за содержание притона ("Чио-Чио-Сан").
Другая же сторона проституции, представляющая опасность не только для клиентов, но и для самих девушек, как-то упускается из виду. Речь идет о незаконной миграции женщин, когда девушек вывозят за границу под предлогом того, что они там будут работать официантками или танцовщицами в шикарных ресторанах. На самом деле девушки, оказавшись без документов и без денег попадают, если можно так сказать , в рабство к хозяину какого-либо притона. Не имея возможности обратиться за помощью, получить свои документы обратно, девушки иногда годами находятся в такой кабале.
Владивосток завоевал себе репутацию города , где процветает секс-торговля женщинами . Об этом говорили участники солидной международной конференции по проблемам вывоза женщин из стран СНГ , проходившей в Москве в начале ноября 1997года . Авторитетная организация из Вашингтона «Всемирная сеть за выживание» (ГСН) представила на конференции результаты двухлетнего исследования этой проблемы в России.
Для того чтобы проникнуть в мир организованной секс-торговли, ГСН учредила в Америке фиктивную компанию , якобы занимающуюся импортом женщин из других стран для эскорта и развлечения.
ГСН провела интервью с Владимиром (это, естественно, псевдоним), вербовщиком из Владивостока , использующим школу манекенщиц в качестве прикрытия для секс-торговли. Владимир объяснил , что обучение в его школе стоит более 4000 долларов для каждого человека . Сотрудники ГСН подозревали , что студентки Владимира не будут иметь возможности вернуть кредит в 4000 долларов иначе , чем занимаясь проституцией .
Гилиэн Колдуэлл , представитель ГСН , рассказала на конференции : «Во Владивостоке и Москве , к примеру, нам предлагали за 400 и за 800 долларов устроить паспорта на выезд из России девочкам до 16 лет и отправить их через определенные турфирмы».
До сих пор в Приморье не было ни одного громкого дела в отношении секс- торговцев женщинами .1
Как сообщает Российская газета, в качестве сексуальных рабынь ежегодно в мире продается около 500 тысяч женщин. Причем две трети из них составляют гражданки Восточной Европы. До 1991 года поставщиками живого товара были страны Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки, а сейчас «рынок сбыта» пополняется не только из западных регионов России, но и из Сибири, Дальнего Востока. Основными направлениями вывоза являлись Турция, Эстония, Финляндия, Китай.2


Не публикуются также материалы, в которых говорилось бы, что проститутки иногда являются "наводчицами" для воров, а при удобном случае и сами не прочь взять то, что "плохо лежит". В публичных домах (о которых говорилось выше) имеет место также продажа наркотиков.
4.Контрабанда рыбопродукции.
В последние годы при крупных рыбодобывающих предприятиях появились многочисленные коммерческие структуры, не имеющие достаточного опыта в этой сфере деятельности. Как правило, их бизнес сопровождается нарушениями квот на вылов, продажей товаров по демпинговым ценам, хищениями, контрабандой. В погоне за быстрой наживой они наносят вред не только крупным отечественным и зарубежным компаниям, но в первую очередь ущемляют интересы России.
Причем, воруют не столько иностранцы, сколько свои капитаны. Многие из них, не проходя таможенного и пограничного контроля, уходят с неучтенной продукцией в иностранные порты прямо из района промысла.
На такого рода преступную деятельность обращают внимание не только местные печатные издания, но и центральные газеты. Например , в газете "Известия" опубликовано большое журналистское расследование о разграблении биоресурсов моря на Дальнем Востоке.1 Из публикаций видно, что механизм левой добычи и доставки морепродуктов отточен до мелочей. Большое количество российских судов, промышляющих в знаменитом, богатом крабами треугольнике к югу от Курильского острова Кунашир, подолгу вообще не заходят в российские порты, а полностью работают на Японию. В январе — ноябре 1996 года в Южно-Курильске на Кунашире, где оформляют документы на большинство наших траулеров в этой зоне, было зарегистрировано 119 выходов в море. Однако одновременно в гавань Немуро Российские суда заходили 934 раза. Столь существенную разницу можно объяснить только одним: единожды выйдя из российского порта, наши траулеры подолгу в него не возвращаются, а обслуживают исключительно Японию, куда полностью везут всех крабов и прочую живность.
Японские перекупщики и российские рыбаки создали великолепно отлаженное совместное предприятие — самое эффективное в экономических отношениях двух стран, только оно носит совершенно нелегальный характер. В газете "Золотой Рог" публикуется статья, которая ранее была напечатана в еженедельной газете "Свободный Сахалин" под названием "Японские рыбопромышленники прикармливают российских браконьеров". Здесь сообщается, что 80% добываемого на Сахалине краба уходит в Японию и лишь 10% контрабандистов и нарушителей удается задержать с поличным.1
Японская полиция , судя по всему , наконец-то села на хвост собственным и российским преступным группировкам , которые общими усилиями ведут «левый» морской промысел в 200-мильной экономической зоне РФ. В следственном изоляторе города Саппоро на Хокайдо начались допросы двух арестованных бизнесменов , имевших непосредственное отношение к пиратской добыче русского лосося.
Президенту рыболовной фирмы с Хокайдо «Кэй-эс» Киити Канэде и главе базирующейся в Токио промысловой компании «Син Нихон глоубал» Кацуми Ягути предъявлено обвинение в нарушении действующих в стране правил найма рыбаков .
Выяснилось , что «Син Нихон глоубал» через свое представительство на Сахалине установила там связь с не названной пока российской фирмой (или фирмами), договорившись с нею об аренде . Эта фирма служила лишь прикрытием для операций , к которым , как уверены в Токио , имеет прямое отношение российская организованная преступность .
Сахалинцы предоставляли суда , трехцветный флаг и разрешение на лов в наших водах . «Кэй-эс» нелегально нанимала безработных японских моряков и направляла их на эти траулеры . «Син Нихон глоубал» осуществляла связь и участвовала в сбыте «левого» лосося.
Имеются , в частности , существенные подозрения , что преступный российско-японский консорциум использовал не менее 15 судов , которые выгребали дорогостоящего лосося из экономической зоны РФ. 2
Также сообщается, что на фоне расхищения морских ре-сурсов наблюдается тесное вза-имодействие японских и россий-ских криминальных структур. Появились новые виды контра-банды (не только морепродуктов). По дешевке, например, сбы-ваются старые суда, а японские криминальные структуры, в свою очередь, поставляют нашим во-рованные "крутые" джипы. Вче-рашние рэкетиры открыли со-лидные фирмы и "отмывают" ог-ромные суммы денег в рыбной отрасли.
Сегодня они составляют почти четверть всех рыболовных коммерческих, орга-низаций, но доказать криминаль-ность фирмы довольно сложно: часто во главе ее стоят люди, которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к уголовно-му миру, нередко они являются специалистами в рыбной отрасли. Часть таких фирм входит в состав ассоциации рыбопромышленников Сахалина", - сообщает "Свободный Сахалин".
Газета пишет, что правоохра-нительные органы не могут бо-роться с рыбным пиратством в полную силу. Нет средств, нет горючего для кораблей, нет со-ответствующих законов.
5.Нелегальный автобизнес.
Что касается ворованных автомашин , в последнее время в печати появилась более конкретная информация.
Очередной крупный международный скандал разгорелся в конце октября 1997года на Дальнем Востоке : официальный представитель японской полиции заявил о разгроме организованной преступной группировки , промышлявшей кражей автомашин престижных моделей по заказу русских бизнесменов.
Банда орудовала в 9 крупных префектурах. По данным газеты «Токио симбун» , предъявлено обвинение 30 японским гражданам : детективы утверждают , что за время деятельности этой группы было похищено около 600 транспортных средств общей стоимостью более 25 миллионов долларов .
В результате проведенного расследования определился и главарь банды . Им оказался некто Омоэда - 61-летний уроженец префектуры Фукуока , бывший глава крупнейшей преступной группировки Японии «Ямагучи» . В сентябре он был арестован . В газете «Завтра России» имя главаря звучит как Сигээди .1
Омоэда , главный офис которого находился в Тояме , получал подробный заказ от владивостокских бизнесменов . Глава преступного сообщества передавал эту информацию своим доверенным лицам в портах. Те , в свою очередь , размещали «заказы» среди непосредственных исполнителей .
Группа , непосредственно занимавшаяся кражами автомашин , делилась на подгруппы . Подгруппы возглавляли члены мафиозной организации «Ямагучи».В газете «Владивосток» приводится схема преступного промысла.1
Схема преступного промысла.

Русская мафия . Русские покупатели.

заказ предполагаемый контроль
Русский брокер.
заказ
Омоэда . Глава преступного синдиката.

распоряжения распоряжения

Заместители Омоэды в портах .
заказанные
автомобили заказы


Группа , занимавшаяся хранением и доставкой украденных автомобилей .

заказанные автомобили заказы

Многочисленные воры.

Наши правоохранительные органы не имеют, из-за отсутствия обмена информацией с японскими коллегами , возможности контролировать ввоз краденных машин и устанавливать причастных к этому бизнесу россиян.
Вопрос о более тесном сотрудничестве и обмене информацией необходимо решать на межгосударственном уровне .
Заместитель начальника уголовного розыска УВД края Владимир Скулкин заявил, что ему сложно говорить о российских корнях японского преступного автобизнеса: «У нас в Приморье ни разу не задерживались преступные группы , которые занимались бы незаконным ввозом иномарок из-за рубежа».
6.Экономическая преступность.
Любая мафия рано или поздно стремится к легализации, а это может привести к росту экономических преступлений, в частности, к активизации теневого бизнеса в кредитно-финансовой деятельности, инвестиционных и благотворительных фондах. Могут получить более широкое распространение нецелевое использование льготных кредитов, ссуд, дотаций, а также увеличение финансовых афер. Международные криминальные структуры активизируют свою деятельность по вывозу из России леса, металла, морепродуктов и т.д., а из-за рубежа - по контрабандному ввозу потребительских товаров, подлежащих обложению акцизами и таможенными пошлинами.
В связи с тем , что пик приватизации в Приморье пришелся на 1993-1994 годы , многочисленные криминальные разборки тех лет из сферы борьбы за собственность перешли в другие области . Тем не менее , до сих пор продолжаются скандалы и конфликты вокруг приватизации «Приморрыбпрома».1 Напомним , что в этом процессе активно участвовала банда братьев Ларионовых , которая сейчас ожидает суда . Был убит А.Захаренко , генеральный директор «Приморрыбпрома». В начале 1996 года совершено покушение на председателя совета директоров «Приморрыбпрома» О.Тена . Бывший же председатель совета директоров А.Брехов был арестован по обвинению в организации этих преступлений и ожидает суда.
Б. Резник публикует материал, освещающий грандиозную финансовую аферу с подложными векселями Сбербанка России на сотни миллиардов рублей.2
Масштабы аферы , по оценкам специалистов , превосходят нашумевшие в свое время дела по сотворенным чеченской мафией фальшивым авизо . Это видно из справки, подготовленной сотрудниками Дальневосточного регионального управления по борьбе с организованной преступностью : «В январе 1997 года нами была получена оперативная информация о намерении криминальных структур Хабаровского края запустить в финансовое обращение фальшивые ценные бумаги для расчета за сделки купли-продажи. По полученной информации было известно . что одной из форм расчета выбраны поддельные векселя Сберегательного банка РФ и Финансово-энергетического союза. Общая сумма спланированной акции должна составлять порядка 250 миллиардов рублей. Установлено , что данная акция спланирована с участием чеченских преступных группировок , отдельных высших должностных лиц Министерства обороны , Главного разведуправления (ГРУ) , Сбербанка РФ , Альфа-банка и международных преступных групп Германии , США, прибалтийских республик».
Недавно сотрудники Дальневосточного регионального управления по борьбе с организованной преступностью закончили расследование уголовного дела по факту получения 7,16 миллиарда рублей по поддельным векселям Сбербанка , предъявленным к погашению Хабаровским представительством коммерческого банка «Дзёмги» из Комсомольска-на-Амуре . Методы организации аферы , использование коррумпированных связей во властных , банковских , коммерческих структурах , смычка с криминальными лидерами и многочисленные нити , тянущиеся с берегов Амура в столицу , Чечню - все это создает весьма наглядную картину глобально организованного преступления .
В Хабаровске главным исполнителем сбыта поддельных векселей стал предприниматель В.Бабарыкин - хозяин индивидуального частного предприятия «Коралл».
«Коралл» находится под одной крышей с офисом некоего депутата краевой Думы, известного еще и тем , что он возглавляет мощную спортивно-криминальную группировку.
Следствие установило , что на московскую мафию , занимающуюся изготовлением и сбытом поддельных векселей , Бабарыкин вышел через своего приятеля Глеба Гракова . Тому , в свою очередь , дал «наводку»на некоего Мусу Эльдиева директор Владивостокского рыбного рынка Назаренко.
Оперативники выяснили , что деятельность преступных группировок по аферам с ценными бумагами координируется из офиса, расположенного на Зубовском бульваре в Москве . Нетрудно было установить тесные связи руководителей этого офиса с рядом депутатов Государственной Думы , ответственными сотрудниками Генпрокуратуры , ФСБ , МВД, ГУВД г. Москвы . Вхож туда некто Джамал (контролирует «общак» солнцевской преступной группировки), вор в законе Яша-Грек , преступный авторитет по кличке Фуртан... В офисе принимаются заказы на пакеты поддельных векселей .
Одной из сфер деятельности организованной преступности средства массовой информации считают заготовку и реализацию леса. Здесь, кроме легальной лесозаготовительной деятельности, отмечается существование незаконных браконьерских рубок, истинных масштабов которых никто не знает. Считается, что их никак не меньше законных. Лес, как рыба и бензин - товар, на котором делаются большие деньги. Не случайно в крае уже три года идет операция "Лес".
В 1997 году в Приморье заготовкой , переработкой и реализацией леса занимались 459 предприятий различных форм собственности . Только за 9 месяцев через таможенные посты края вывезено около миллиона кубометров деловой древесины . Государству был причинен ущерб от незаконной торговли лесом в размере 12 миллиардов рублей (в старых ценах) . Органами внутренних дел было возбуждено 42 уголовных дела .1
Думается, в операции "Лес" пока мало побед потому, что существуют очень влиятельные силы и в крае и на местах, которым выгоден беспредел в тайге.
7.Преступные группировки.
Сравнительно редко в печати публикуются материалы обобщающего характера «Золотой Рог» в статье «Семья, или мафия по-приморски» делает попытку восполнить этот пробел.2 Здесь приводится журналистская версия истории развития организованной преступности в Приморье , начиная с небезызвестной «Третьей смены» с ее лидерами «Коваль» и «Кабан».
Правда , неясно по какой причине, газета утверждает о слабости позиций в крае воровского «общака» во главе с Е. Васиным («Джем»). Последний являясь не только «вором в законе», но и лидером «Дальневосточного воровского общака», все же контролирует основные события в преступном мире региона. Не случайно, во время ареста в 1995 году в США наиболее влиятельного российского «вора» В.Иванькова («Япончик») была изъята фотография Е.Васина с дарственной надписью «... от дальневосточной братвы».
Так же не случайно в Приморье, особенно в Находку, порт Восточный и Владивосток, зачастили в 1997 году посланцы Джема, воры в законе Сахно, Турбинка, Волчок и Стрела.1
Представители крестного отца пытались также и участвовать в похоронах Михо. Поэтому слухи о том, что Джем сейчас - скорее символ, чем реальная власть, вероятно, выдают желаемое за действительное.
В 1991-1992 гг. основным промыслом владивостокских группировок было вымогательство автомашин у моряков загранплавания (Владивосток, Находка, Врангель, Ольга). Прибыль доходила до 1000% .
В дальнейшем во Владивостоке организуется масса коммерческих структур, которые активно продавали морепродукты, занимались перепродажей на местном рынке нефтепродуктов с Ангарского и Комсомольского нефтеперерабатывающих заводов. Далее «братва» двинулась в серьезный бизнес. Группировка «Лариона» приобрела крупный пакет акций АО «Востоктрансфлот», группировка «Баула» взяла под контроль АО «Приморрыбпром».
В период противостояния «спортсменов» и «уголовников» среди первых выделялись такие авторитеты как «Костен» , «Коваль» (убит) , «Михо» (убит) , «Алексей» , «Петрак» , «Баул» (погиб), «Макар стрелянный» (убит), «Паша С.» и «Ларион» (убит). Среди вторых лидерами были «Свирид» (убит) , «Дьяк» , «Ким», «Юра Трифон» и «Рыбак».
На сегодня во Владивостоке действуют свыше двадцати группировок общей численностью 600-800 человек. К наиболее крупным относят формирование «Михо», «Петрака», «Сергея Трифона», «Костена» и «Алексея».
Некоторые из авторитетов входят в число учредителей ряда известных в городе фирм , ночных клубов и ресторанов и считаются крупными бизнесменами . Один из них (Петрак) - вице-президент банка , другой - фактический хозяин другого банка .
Опять-таки, по неясной причине, автор статьи уверяет , «Семья» возглавлявшаяся «Михо» , не входит в структуру «Дальневосточного воровского общака». Положенцем (представителем «Джема») по Приморью является «Малыш» , ранее неоднократно судимый . По другим сведениям , с 1994 года эту функцию выполнял как раз «Михо».
Интересные данные о преступных кланах Приморья опубликованы в газете "Новости". Здесь дан перечень основных преступных группировок: "семья Михо", клан Петрака, бригада Алексея, Костен и Сергей Трифон, чеченская диаспора и группировка москвичей. Жесткого территориального деления у группировок нет. Приморские авторитеты держат под контролем бизнес, а не конкретные территории. Нет у них и четкого разграничения сфер приложения сил. Авторитеты делают деньги на всем, что может их принести. От расстановки коммерческих киосков по Владивостоку, до экспорта-импорта нефти, леса, рыбы, металла. Сферы влияния уже поделены и у местных полукриминальных предпринимателей могут возникнуть разборки только на экономической почве: из-за срыва сделок, «подстав», перебивания клиентов, недоплаты долгов. Произошедшие в текущем году убийства по мнению местных, а также центральных печатных изданий, могут привести к дестабилизации криминальной обстановки в городе Владивостоке и крае.1 Высказываются различные точки зрения по поводу совершенных убийств, описывается фактическая сторона событий. По имеющимся данным , убийство Ковалева (Коваля) и Осипова (Михо) главной причиной имело борьбу за установление контроля над немалой долей приморского бизнеса . Возможно , обе эти фигуры стали лишними при дележе огромных денег.2
По утверждению газеты «Золотой Рог», на сегодняшний день, после убийства Коваля и Михо, число наиболее влиятельных авторитетов во Владивостоке сократилось до 6 : Костен, Петрак, Сергей Трифон, Алексей и Винни-Пухи.3
8.Организованная преступность за рубежом.
Все чаще отечественная печать посвящает свои материалы и проблеме организованной преступности за рубежом , в том числе в Азиатско-Тихоокеанском регионе, особенно его части, примыкающей к российскому Дальнему Востоку . По сообщению «Известий», от Японии до Макао редеют ряды тайных сообществ , сжимаются и рушатся зоны их владений , меркнет грозная слава . Такой черной полосы еще не было за всю давнюю историю гонконгских триад , японских якудза и китайских братств.
Карательные акции и профилактические зачистки ведутся на территории континентального Китая , Тайваня , Гонконга , Макао и Японии . Не сговариваясь , но все больше координируя свои действия, специальные подразделения по борьбе с организованной преступностью пытаются одолеть спрута.
Мафия в Азии крепка не меньше сицилийской . Но пока она застигнута врасплох и несет ощутимые потери.
Китайская полиция развернула беспрецедентную по масштабам кампанию борьбы с преступностью, число арестов перевалило за несколько сотен тысяч , публичным казням подвергнуто более двух тысяч.
Руководство ведущих триад - Чаочжоуской, 14К, Во Хоп То и других - тайно посовещалось и решило готовить отходные пути на экстренный случай .
Якудза прошли через междоусобицу и карающие удары местных полицейских органов и теперь готовы выбросить белый флаг. Повесился на мосту через реку Тадаеши Кащи - босс некогда могущественной группировки Матсуда. Застрелился Мориюки Хадани - главарь клана Хадани, попытался свести счеты с жизнью предводитель группировки Ичива . Мафиози пытаются уберечь от унизительного крушения и финансовых долгов свои структуры. Судя по всему , их ждет печальный конец . Их поглотит группировка Ямагучи-гуми. Ей единственной удалось выйти сухой из перипетий , и теперь она претендует на монопольное положение среди империи якудза.1
Представляет интерес материал, опубликованный в газете «Мегаполис-Экспресс», в котором освещаются новые процессы, происходящие в рядах организованной преступности Японии. Со ссылкой на «Санди Таймс» показывается ее структура. В Японии сейчас несколько десятков тысяч якудза входят в бандитские группы, которые, в свою очередь, объединены в преступные синдикаты . Крупнейшим остается «Ямагучи-гуми», включающая 400 групп по сотне «бойцов» . Следом идут синдикаты «Иногава-Кай» (140 групп), «Сумиеси-ренго» (112 групп), «Мото Когуто Айо» (105 групп). Всего в стране насчитывается семь ганстерских кланов, контролирующих проституцию , шоу- и наркобизнес, строительство, профсоюзы докеров, занимающихся рэкетом и контрабандой .
Примечательно, что до самого лета 1997 года якудза при разборках не использовали огнестрельное оружие. Сейчас нравы изменились. В конце августа 1997 года в Кобе был расстрелян Масару Такуми - один из лидеров клана «Ямагучи-гуми». В сентябре в Ниигате совершена попытка убийства лидера синдиката «Иногава-Кай». В октябре в префектуре Фукуока застрелен один из главарей синдиката «Тайсю-Кай» . Всего с августа по октябрь произошло десять перестрелок между гангстерскими группами.
Якудза имеет традиционно сильные позиции в странах Юго-Восточной Азии, которые находились в зоне японской оккупации во время второй мировой войны. Это Бирма, Малайзия, Сингапур, Таиланд. Действуют они открыто. Проявляются чаще всего в торговле «живым товаром» - во время перевозки тысяч девушек из Азии в Японию под предлогом найма рабочей силы на заводы фирм «Сони» и «Ниссан». На самом деле обманутые девушки попадают в публичные дома Токио и других городов. Якудза получают огромную прибыль от этого.
Сегодня якудза все активнее стремятся войти в героиновый бизнес, где уже давно действуют китайские триады и американско-итальянские Коза ностра.1
Любопытная информация опубликована об известной банде Ларионовых , участники которой ожидают суда . Выяснилось, что в определенной степени к ее деятельности был причастен японский гражданин Хиратакэ Идзуми. В 1991 году на базе судоходной компании «Восток-трансфлот», которую контролировали Ларионовы, была создана совместная компания «Кэйавто». Одним из ее соучредителей был названный иностранный гражданин. В течение нескольких лет компания занималась поставками автомобилей в Россию из Японии. При этом составлялись двойные контракты . Только в 1993 году разница в стоимости составила 750 тысяч долларов. Хиратакэ занимался переводом денег Ларионовых на зарубежные банковские счета.2
У мафии есть и успехи. Так наркодельцы открыли в Китае «золотую жилу», наладив сотрудничество с местными производителями эфедрина. Препарат контрабандными каналами переправляют в Россию для изготовления одного из самых сильнодействующих наркотиков. По оценкам наших экспертов, он вышел на первое место в нелегальном обороте наркотических веществ в дальневосточном регионе, угрожая захлестнуть всю страну.
Исходя из средней цены эксперты оценили оборот за прошлый год в размерах, превышающих 120 миллионов долларов.
Эфедриновый бизнес вплотную свел интересы криминальных группировок двух стран, до последнего времени державшихся в стороне друг от друга. Смычка наркомафий вступила в активную фазу.1
Местная газета «Утро России» в небольшой заметке поднимает острую тему преступности иностранцев в Приморье. Так, в 1995 году из всех преступлений, совершенных иностранными гражданами в крае (всего 1100), 80 % приходятся на китайцев. С 1996 года прослеживается тенденция возникновения китайского преступного сообщества. В городе Уссурийске орудует группировка «Волки» . Ее лидер Ли Дэ Цюань (он же - Лян Цюань Нань), по кличке Лао Да («Пахан»), сравнительно молод (ему 34 года). Был судим за разбой . В группировке примерно 15 человек. Во крае дейстуют две группировки китайцев «Ванцинская» и «Янбенская» (выходцы из городов Ванцин и Янбень). Основной объект посягательств - богатые соотечественники торговцы.2
9.Коррупция.
Изучение материалов газет свидетельствует о больших неиспользованных резервах в деле освещения проблемы организованной преступности и противодействия ей. Так, региональная печать совершенно обошла проблему коррупции. Отдельные факты не являются основой для аналитического рассмотрения системы коррумпированных связей. Правда, газета «Золотой Рог» делает попытку обрисовать картину борьбы со взяточничеством в Приморье. В 1997 году в суды края направлено 16 уголовных дел о взяточничестве (всего же за 9 месяцев было выявлено 46 фактов). За этот же период в крае выявлено 11 случаев нового вида преступления, связанного с подкупом недолжностных лиц (коммерческий подкуп). Примечательно, что все они связаны с работниками рыбной промышленности.
На страницах газеты нашло отражение и «милицейское дело» (связанное с фальсификацией обвинения против В. Черепкова.3
Впрочем, тема коррупции для журналистов представляет особую сложность. Это явление в наибольшей степени скрыто от чьих-то глаз или ушей . Но дело не только в этом . В Приморье, например, ни для кого не секрет, что средства массовой информации едва ли не полностью находятся под неусыпным и жестким контролем администрации края. Сам губернатор, как только появились первые критические публикации в его адрес, заявил об их «заказном» характере. Примечателен факт обнаружения и изъятия органами ФСБ материалов , подготовленных чиновниками краевой администрации, в которых содержались планы действий по дискредитации неугодного мэра Черепкова.1
Прессой широко освещались события , связанные с фабрикацией уголовного дела по обвинению В.Черепкова в получении взятки.2
Прекращение данного дела Генеральной прокуратурой РФ повлекло возникновение нового - т.н. «милицейского» дела , по которому уже обвинялись бывший начальник УВД края Ипатов и начальник налоговой полиции Бондаренко. Это дело сейчас рассматривается Приморским краевым судом.
Как заявил Е.Севостьянов, зам главы Администрации Президента РФ, « людям, которые с этим делом знакомы, очень трудно избавиться от ощущения, что Наздратенко был прямым заказчиком этой провокации, не зря он выделил 50 миллионов рублей, которые переданы в УВД для дачи т.н. взятки, и не зря после этого, как комбинация была реализована, были повышены в должностях и званиях ее участники».3
С возвращением В.И. Черепкова в кресло городского мэра активизировалась и печать , которая пыталась поддерживать его («Арсеньевские вести», «Далекая окраина»). Появилась новая газета «Приморье», которая фактически стала рупором городской мэрии.
В одном из выпусков «Приморья» опубликовано обобщение материалов проверок администрации края Контрольным управлением администрации Президента РФ и журналистских расследований за целый ряд лет.4
Так, баллотируясь кандидатом в депутаты Верховного Совета РСФСР, Е.И. Наздратенко привлек в качестве доверенного лица ранее дважды судимого Клигера . В 1992 году была создана «Приморская акционерная компания товаропроизводителей» («ПАКТ»). Ее учредителями выступили 32 предприятия и 213 физических лиц, в том числе депутат Наздратенко. Местная печать обвиняет ПАКТ и фонд имущества края в коррупционном характере идущей приватизации, в ходе которой самые лучшие предприятия за бесценок скупались начальством . За короткое время «ПАКТ» установил контроль над 200 предприятиями из 360 наиболее крупных.
В числе сомнительных операций, совершенных администрацией края - продажа лесоматериалов по демпинговым ценам за границу (1993г.); поставки продукции Китаю в счет оплаты оборудования и рабочей силы для строительства Уссурийской ТЭЦ(1993г.); выделение кредита 1,4 миллиона долларов частной фирме «Интерфлот» на поставку продуктов питания, которые так и не потупили в край . Почти полтора миллиона долларов в итоге были обменены на акции «Дальневосточной базы флота» (1994 г.). Это также злоупотребления, связанные с выделением кредита АО «Приморхлебопродукт» (с реальной поставкой лишь 6% продукции) , выделением кредита СП «Канросс» (для возведения мостов , которые так и не были построены), выделением целевого кредита ЦБ РФ в сумме 2 миллиарда рублей (на развитие регионального Центра морской славы - с нулевым результатом) (1994 г.).
Комиссия контрольного управления рекомендовала провести глобальную проверку движения товарно-денежных потоков по нефтепродуктам в Приморье . Так , закупки нефтепродуктов для края были переориентированы с заводов Восточной Сибири на завод в г.Комсомольск-на-Амуре, у которого отпускные цены на 30% выше сибирских. Директор АО «Приморнефтепродукт» скрылся за границей. М. Чечельницкий, начальник управления по топливным ресурсам края скоропостижно скончался (1995 г.).
По контракту с китайской фирмой в край поставлен уголь по сильно завышенной цене в пользу АО «Транзит» (1995 г.) .
В мае 1997 года во Владивостоке побывал заместитель главы администрации Президента Е. Севостьянов, который в последствии обвинил краевые власти в разбазаривании и нецелевом использовании бюджетных средств, в беспорядках в сфере использования морепродуктов и леса: «... При том административном произволе, при той криминальной обстановке деньги в Приморье никто (из бизнесменов - В.Н.) вкладывать не будет».1
По результатам проверок Президентом РФ в июне 1997 года были приняты беспрецедентные решения. Во 1-х, назначить своим полномочным представителем начальника управления ФСБ по Приморскому краю, а во 2-х, наделить последнего дополнительными полномочиями. В их числе - контроль за обстановкой в топливно-энергетическом комплексе, организация расширения финансовых структур из федерального бюджета, согласование выдачи квот на промысел рыбы, морепродуктов и леса.1
Новый полномочный представитель Президента РФ генерал-лейтенант В.Е. Кондратов заявил в интервью ИТАР-ТАСС о том , что коррупция местных властей, силовых и коммерческих структур в Приморье приобрели «значительный размах». По его мнению , ситуация здесь по своей сложности не имеет прецедентов в стране . В этой связи он упомянул ,в частности , историю со строительством Уссурийской ТЭЦ. Деньги выделенные на строительство , использованы на другое строительство - дорогостоящих коттеджей в Подмосковье.2
По оценкам «Российской газеты», организованная преступность в Приморье пронизала все стороны жизни . Именно ее называют в качестве одной из причин жесткого энергокризиса. Так, закупки топлива краевой администрацией делались через ненужных посредников , имеющих большой «навар» от казенных денег.
Сотрудники ФСБ привели газете также данные о демпинговой политике рыбных магнатов . В Японию из Приморья было продано морепродуктов почти на миллиард долларов , в то время как, по оценкам японцев, все это должно было стоить пять миллиардов . От такой дешевой распродажи даров океана за последние семь лет край потерял от 17 до 25 миллиардов долларов.3
Примечательно , что В.Черепков сразу после восстановления осенью 1996 года в должности мэра заключил прямые договоры с производителями топлива на его поставки. По его оценкам , примерно 90% из всех снабжающих топливом организаций находятся под контролем мафиозных структур. Он же обратил внимание на автостоянки и рынки, которые кормят бандитов, ничего не давая городу .4
Центральная печать прямо обвиняет руководство края и в связях с криминальными авторитетами. Так, освещая тему об убийстве летом 1997 года А.Коваля «Комсомольская правда» задается вопросом: «Ударит ли убийство Коваля рикошетом по Наздратенко ?» В статье утверждается: кабинеты Е.Наздратенко и его первого зама К.Толстошеина были всегда открыты для «почетного гражданина».1
Б. Резник в статье «Пушное дело» обвиняет губернатора Приморья в «чудовищных злоупотреблениях» и «вульгарном казнокрадстве». Какие бы потрясения ни происходили в звероводческой отрасли, как бы низко она ни падала в экономическую пропасть, ею непотопляемо руководит Михаил Гусев. Этим он очень похож на своего покровителя и благодетеля губернатора Наздратенко. Без участия Наздратенко Гусев вряд ли сумел бы получить «свыше 130 миллиардов заемных средств, в том числе из бюджета края, и использовать их не по назначению».
Пушное дело - самое обыденное в ряду прочих злоупотреблений, творящихся ныне в Приморье. Управы на виновных нет, как нет ее и на их покровителя губернатора Евгения Наздратенко.2
Последние выборы, состоявшиеся в декабре 1997 года в Приморскую Краевую Думу, были отмечены налетом криминального скандала . Кандидат в депутаты А.Якимчук заявил на пресс-конференции 4 декабря, что его приглашали в ФСБ , где предупредили о возможном покушении на его жизнь . Заказчиком якобы был назван - ни больше, ни меньше - руководитель административного департамента администрации края. Последний - де вступил в преступный сговор с криминальными структурами, пытаясь разрешить имеющиеся у него с Якимчуком финансовые разногласия.3
Ничего не пишут газеты и о криминальных операциях, связанных с квартирами. Между тем, по данным Дальневосточного отдела ВНИИ МВД, в 1995 - 1996 гг., только во Владивостоке в органы внутренних дел поступило свыше 300 заявлений граждан о преступных посягательствах на их квартиры. При этом, увы, уголовные дела были возбуждены лишь по каждому третьему заявлению, а до суда дошло лишь 4 уголовных дела.
Еще одна острая проблема - проблема «отмывания» незаконных доходов - также не нашла своего отражения в региональной печати . Можно надеяться, что в дальнейшем печатные издания с помощью правоохранительных органов будут публиковать материалы, в которых будут отражаться не только конкретные факты проявления организованной преступности, но и анализ общей криминологической ситуации, сложившейся в Дальневосточном регионе. Думается, что свою лепту внесут и ученые.

§ 5. Зарождение и становление организованной преступности на Дальнем Востоке в конце XIX - начале XX веков.

Зарождение организованной преступности на Дальнем Востоке имеет свои специфические исторические корни. Обусловлены они тем, что со времени открытия дальневосточной окраины русскими людьми, заселение ее шло в основном служилым людом - солдатами войсковых команд, казаками Забайкальского и Амурского казачьих войск, а также каторжными и ссыльно-поселенцами. Процент последних стал достаточно велик на рубеже XIX - XX веков, когда началось строительство Великой Сибирской железной дороги, призванной соединить центр России с ее окраинами. В силу этого криминогенная обстановка в населенных пунктах стала резко ухудшаться, что привело к усилению полицейских сил и созданию ряда жандармско-полицейских управлений Уссурийской, Амурской, Китайско-Восточной железной дорог. Последние имели свои отделения на узловых станциях и боролись с преступностью не только на строительстве, но и затем в полосе отчуждения.
Кроме того, слабая заселенность огромного края в отличие от европейской части России влияла на местоположение преступных сообществ. Они базировались только в крупных городах, таких как Владивосток, Никольск-Уссурийск, Хабаровск и Благовещенск.
Особое геополитическое положение Дальнего Востока, особенно южной ее части - Южно-Уссурийского края (часть современного Приморского края. - Авт.), граничащей с Китаем и Кореей, и имеющей связи с Японией и Америкой, наложило отпечаток и на характер преступности здесь и конкретные формы ее проявления. Это продолжает иметь место и в настоящий период времени.

1. Зарождение организованной преступности и борьба с ней.
С освоением и развитием Владивостока как города и военно-морской крепости, ростом его населения преступлений там стало совершаться все больше и больше. Число их резко возросло в конце XIX века, когда в городе началось строительство Великой Сибирской железнодорожной магистрали. На ее постройке использовался труд каторжных и ссыльнопоселенцев, на долю которых приходилась значительная часть совершаемых в городе преступлений. Почти не проходило дня, чтобы кого-нибудь из горожан не грабили, к кому-нибудь не ломились бы воры.
Насилию со стороны беглых каторжных подвергались не только русские, но и иностранцы. Так, в частности, в городе бандой беглых каторжных из троих человек во главе с Гунько был убит молодой мичман Руссело, с зашедшего в порт военного корабля Франции “Баярд”, а также был совершен ряд дерзких грабежей.
В то время горожане пережили шок. Жители жили в постоянном напряжении и страхе за свое имущество и жизнь. “С наступлением темноты люди выходили с револьверами, окликали друг друга за десять шагов, требовали уступать дорогу, а в противном случае стреляли”2 , - так писал о тех суровых для горожан временах будущий генерал А.Н. Краснов, автор путевых очерков “По островам Далекого Востока”, побывавший во Владивостоке в конце прошлого века.
Вносило свой посильный “вклад” и местное преступное сообщество. В городе, к примеру, в 1903 году оперировало одновременно до 20 крупных шаек преступников. Их можно было отличить не только по национальному признаку - они состояли из русских, китайцев и корейцев, но и по характеру и видам совершаемых преступлений. В то время появились и профессиональные убийцы, которые за определенную, даже не столь большую плату, отправляли на тот свет любого неугодного заказчику человека. Убить тогда практически ничего не стоило. Зачастую полиция находила в придорожных канавах или на берегу Амурского залива трупы в мешках с признаками насильственной смерти...
В 1909 году во Владивостоке при городском полицейском управлении было создано сыскное отделение (уголовный розыск), начальником которого стал специалист своего дела П.Я. Тютюнник. Отделение располагало не только подробной картотекой представителей преступного мира, квалифицированным штатом работников, но и секретными сотрудниками. От всеядности и бдительного ока последних во многом зависел успех работы чинов полиции. Сыщики занимались розыском убийц и рецидивистов, находящихся в местном и в общероссийском розыске, раскрытием краж, фактами мошенничества и подлога.
Так, в ночь на 7 сентября 1910 года между Голубинной падью и Рабочей слободкой был убит домовладелец Петр Воложанин. В этом же месяце сотрудниками сыскного задержаны убийцы и соучастники преступления - Екатерина Воложанина, жена убитого, С.Станкевич, О.Херник и М.Кулигин.3
16 марта 1910 года в доме N 5 по Пологой улице была накрыта шайка, которая занималась подделкой билетов на право проживания в Приморской области. При обыске было найдено несколько чистых паспортных бланков, каучуковая типография, три гербовых печати, несколько штемпелей ведомств и учреждений, разные кислоты и краски, бумага, типографский шрифт. Установлены главари шайки - М.Лубковский и сын коллежского асессора К.Соловарин. За этот же год было ликвидировано еще 6 подобных преступных групп. 1
Сыскное занималось раскрытием не только текущих преступлений, но и минувших лет. Так, в 1908 году неизвестными злоумышленниками была совершена кража разных золотых и серебряных вещей на несколько тысяч рублей из ювелирного магазина Розенберга. Ценности частично были найдены через несколько лет у преступников С. Станкевича и Ф. Тертровой. 2

2. Формы проявления организованной преступности.
 Местные преступные сообщества. “В истории все повторяется...” - эти слова сегодня как нельзя кстати отражают некоторые стороны нашей жизни. Это и рост цен, и безработица, и чиновничий произвол и т.п. Особое место в этом ряду занимает такое явление российской действительности как организованная преступность. О современной пишут достаточно, а о той, которая была в прошлом, пишут не так уж много.
О ней, в силу определенных обстоятельств, мало что известно, если не считать, конечно, небольших сообщений в местной прессе, констатирующих краткие факты уголовной хроники. Итак, несколько эпизодов из жизни местной “мафии” начала века.
Владивосток с момента своего основания всегда привлекал внимание не только купцов, промышленников, ремесленников и предпринимателей как морской порт торговый город, но и, так называемый “темный люд”, людей с уголовным прошлым и повадками мошенников и аферистов. Особый интерес к нему со стороны криминогенной среды стал проявляться после русско-японской войны. Преступники стали действовать уже организованными группами и их связи выходили далеко за пределы Владивостока. Некоторые архивные документы позволяют судить о том, чем занималась, из кого состояла и что собой представляла отечественная мафия. В исторических документах она именовалась проще - “преступная шайка”. Но от названия содержательная сторона вряд ли изменилась.
В начале февраля 1908 года в городской прессе практически незамеченной прошла краткая информация о теле, найденном на льду Амурского залива, с петлей на шее. В карманах у жертвы не оказалось никаких документов, раскрывающих личность задушенного. Особых пересудов среди обывателей сообщение не вызвало. Прошло немного времени и Владивостокской полиции удалось установить личность убитого. Им оказался богатый еврей Вишняк, проживавший в одной из гостиниц. Убийством заинтересовался военный губернатор Приморской области генерал-майор В. Флуг и полиция была вынуждена ускорить розыски. Выяснилось, что Вишняк вышел днем 5 февраля из гостиницы, имея при себе большую сумму денег в ассигнациях, и назад не возвращался. В номере же было все перевернуто и, судя по всему, что-то украдено. Горничная при опросе показала, что вечером в день убийства она видела сбегающего с большой поспешностью по черной лестнице гостиницы человека кавказского типа, приметы которого она и дала полиции. Благодаря активным действиям агентов сыскной полиции, к концу месяца было установлено, что к убийству Вишняка причастна шайка, состоящая из нескольких человек во главе с неким грузином. Ранним утром 28 февраля полиция произвела арест и обыск в квартире на улице Алеутской. Было арестовано четыре человека - три мужчины и одна женщина, содержательница притона Мария Шапоренкова. При осмотре квартиры был найден потайной ход в подвал, имеющий несколько отделений, удобно приспособленных для укрытия людей и награбленного от полиции. В одном из этих отделений был найден прятавшийся там под ворохом тряпок мужчина-грузин с документами на имя Павла Чикашуа и Павла Хундахадзе. При обыске у арестованных было обнаружено три заряженных новейших систем револьвера и один кинжал, предметы грима и переодевания, а также некоторые вещи, принадлежащие убитому Вишняку. Все арестованные под конвоем были доставлены в полицейское управление. Там чинами сыскного отделения грузин с документами на несколько фамилий был опознан как опасный рецидивист Мжавия, разыскиваемый сыскной полицией Российской империи. 1
За ним числилось несколько убийств и ограблений. Проживал он под несколькими фамилиями по подложным документам. Находился в розыске по сыскному и охранному отделениям и хорошо был известен владивостокской полиции, которая уже дважды предпринимала попытки его задержать, но оба раза он отстреливаясь из пистолета “Браунинг” уходил от городовых. 2
Удалось также установить и личности других преступников. Кроме того, стало известно, что не всех членов шайки удалось задержать. Как выяснилось, удалось скрыться двум известным рецидивистам - Белому, приговоренному за убийство благовещенским окружным судом к бессрочной каторге и бежавшему по пути к отбытию ее, и Субышеву, приговоренному к смертной казни за убийство и сбежавшему из зала заседания суда.
1 марта полиция вновь провела обыск в обнаруженном притоне. В результате его полицейскими чинами был обнаружен тайник в печке, где находились поддельная каучуковая печать для паспортов Одесского мещанского старосты, подушка для краски со следами оттиска другой печати меньшего размера, привнимательном осмотре совершенно идентичная с печатью Сызранского мещанского старосты на паспорте задержанного по тому же делу именующего себя Петровым, поддельная борода и усы, офицерская форма, погон армейского капитана и бинокль фабрики “Краузе”, который принадлежал покойному Вишняку.
Преступная банда, организованная Мжавия во Владивостоке, совершила здесь несколько убийств и ограблений, в том числе и ограбление одного из магазинов известной владивостокской фирмы “Либе Вульф и Ко”, вещи из которого были найдены при обыске притона. В ходе дознания об убийстве было также установлено, что Мжавия несколько раз скрывался на квартире штабс-капитана фон Бреннера, которого по косвенным уликам заподозрили в участии в деятельности банды. Военный комендант Владивостока дал разрешение на обыск и в начале марта чины полиции произвели тщательную проверку квартиры офицера. В ходе обыска найдена печать одной из частей, где раньше служил фон Бреннер, а также кусок бумаги с оттисками на нем лицевой и оборотной стороны 3-х рублевого кредитного билета. Жена штабс-капитана успела проглотить другой кусок бумаги с подобными оттисками. Эти и другие улики позволили установить его тесную связь с шайкой Мжавия. 1
Владивостокской полиции все чаще приходилось сталкиваться не только с убийцами и грабителями, но и с фальшивомонетчиками, тем более что этот вид уголовных преступлений получил в портовом городе широкое распространение. Этим ремеслом промышляли и местные китайцы, и русские. От отдельных кустарей-одиночек до организованных групп в 6-8 человек прошли свой путь фальшивомонетчики Владивостока.
16 марта 1910 года Владивостокским сыскным отделением в доме номер 5 по Пологой улице обнаружена шайка фальшивомонетчиков, занимавшаяся подделкой русских ассигнаций. При обыске отобрано: несколько чистых паспортных бланков, небольшая типография, три казначейских печати, несколько штемпелей кредитных билетов, разные кислоты и краски, а также фальшивые деньги 10 и 25 рублевого достоинства на сумму около десяти тысяч рублей.

Задержаны главари шайки - казак Марьян Лубковский и сын местного коллежского асессора Константин Соловарин. Шайка была раскрыта агентурным путем. 1
Следует отметить, что подделка разменной серебряной монеты казначейских билетов стала для Владивостока бичом. Так, к примеру, все в том же 1910 году полиция раскрыла еще 6 таких же шаек, довольно умело подделывающих бумажные деньги и билеты на право проживания в Приморской области. А в 1909 году на Санкт-Петербургский монетный двор поступило из Приморья 2688
штук золотой, серебряной и медной фальшивой монеты. Тогда было высказано предположение, что мастерская по изготовлению фальшивых денег находится где-то во Владивостоке. Но местной полиции не удалось напасть на след банды.
Фальшивые купюры и монеты появлялись в городе и в последующие годы, заставляя торговцев и лавочников внимательно относится особенно к приему бумажных ассигнаций.
Важную роль в раскрытии крупной банды фальшивомонетчиков внесло владивостокское охранное отделение. Отделению, занимавшемуся в основном политическим сыском, Департаментом полиции было вменено в обязанность осуществлять самостоятельный розыск по уголовным делам, затрагивающим интересы государственной безопасности. В плане реализации этой установки отделением была приобретена секретная агентура, освещающая вопросы деятельности банд грабителей, фальшивомонетчиков и других. Именно благодаря ее деятельности в городе в 1914 году была разоблачена банда фальшивомонетчиков и поставщиков опиума, имеющая связи с Петроградом, Иркутском, Харбином и Шанхаем. Так, в частности, в середине мая 1914 года охранным отделением было перлюстрировано письмо, поступившее во Владивосток из Петрограда на имя Ивана Ивановича Оришича. Содержание письма показалось подозрительным и в силу этого было принято решение проверять всю корреспонденцию, адресованную упомянутому лицу. В середине июня из одного из писем стало известно, что житель Петрограда некто Гельд отправил во Владивосток Оришичу багаж весом 1 пуд и 27 фунтов. По прибытию багажа было установлено, что там находится опиум. Охранное отделение не стало брать с поличным Оришича, а решило установить за ним наружное наблюдение для выявления его преступных связей и продолжило перлюстрацию поступающей ему почты. Кроме этого, отделением был приобретен секретный сотрудник “Амурский”, близко стоящий к данной банде. Сведения, поступающие от него, позволили охранке получить полную информацию об этой преступной шайке.2
Выяснилось, что банда специализируется на сбыте фальшивых бумажных денег в Приморье, распространением в Сибири, на Дальнем Востоке и в Китае опиума, на ограблениях и получении, по подложным документам из различных банковских и других учреждений, крупных денежных сумм.1
С мая по начало октября отделение вело тщательную разработку этой организованной группы преступников. Во главе организации стоял Илья Журинский, скрывшийся в свое время из Владивостока и разыскиваемый судебными властями по делу о поджоге пакгауза с товарами. Он проживал в Петрограде по фальшивому паспорту на имя Гельда. В Петрограде также находились и несколько других его сообщников, среди которых - Герш Быстрицкий, Михаил и Борис Побержанские и ряд других. Эти лица занимались печатанием фальшивых дензнаков и транспортировкой опиума. “Амурский” позволил выявить и состав шайки во Владивостоке. В нее входили Иван Оришич (кличка “Лееопард”), местный коммерсант, греческий подданный Леонид Мелисарато, Зиновий Аронов и владелец гостиницы “Европа” Абрам Новисов. 2
8 октября 1914 года начальник владивостокского охранного отделения ротмистр Гинсбург произвел в городе аресты и обыски квартир, указанных выше членов группы. При обыске у Оришича и Новисова были найдена обширная переписка, изобличающая их в преступной деятельности, фальшивые купюры и несколько фунтов опиума. Дополнительно также было установлено, что активную роль в сбыте фальшивых денег и опиума играл Новисов, который использовал для этого свою гостиницу.3
Аналогичные аресты и обыски прошли в Петрограде. Таким образом, с этой шайкой было покончено.
К сожалению, организованная преступность в городе росла как снежный ком. Революция и гражданская война в дальнейшем способствовали ее расцвету. Власти с ней боролись, но она продолжала существовать.
 Наркобизнес.
Освоение и заселение русскими людьми территории Дальнего Востока в середине ХIХ века сопровождалось появлением здесь, особенно в Приморской области, пришлого китайского и корейского населения, хотя следует отметить, что отдельные фанзы, локальные поселения китайцев и корейцев были здесь и до этого. Последние вначале жили обособленно своими небольшими общинами, но со временем стали принимать
активное участие в экономической и торговой жизни Владивостока и других населенных пунктов Приморья. Они привнесли в местную жизнь элементы своего быта и культуры, традиции, пороки, в число последних входило и опиекурение. Именно этот порок был быстро распространен среди уже ставшего многочисленным китайского, корейского, а также русского населения Приморской области. Китайская торговля приносила большой вред и аборигенному населению Приамурского края. Аборигены Приамурья поставляли китайским торговцам ценную пушнину, женьшень, панты и другие предметы промысла в обмен на спирт, опиум, другие потребительские товары. Подобный неэквивалентный обмен приносил китайским купцам огромную прибыль. В орбиту их деятельности попали и русские крестьяне. “В настоящее время уже немало русских крестьян живет в батраках у более или менее зажиточных манзов, - писал бывший секретарь Главного начальника русских морских сил в Тихом океане в июле 1883 года, - и живет не за денежную плату, даже не за меру проса для своей семьи, а лишь за то, что хозяин вечером, по окончании работы, даст ему выкурить трубку опиума, да и не всегда еще целую, а лишь остатки после своей собственной прокурки. К несчастию, и это величайшее зло, благодаря манзам, начинает у нас прививаться в среде крестьянства...” 1
Культура мака с целью добывания опиума занесена была в Приамурский край преимущественно китайцами. Известный исследователь Максимов отмечал: “Кроме винокурения манзы-земледельцы занимаются разведением обширных маковых плантаций и приготовлением ужасного яда - опиума” 2
Обеспокоенное руководство края, впервые столкнувшееся с подобной проблемой, предприняло ряд ограничительных мер. Приамурский генерал-губернатор просил в марте 1887 года и.д. военного губернатора Приморской области о том, “чтобы привоз из-за границы в г. Владивосток опиума не допускался, за исключением того небольшого количества его, какое будет выписываться из-за границы нашими аптеками и медиками для врачевания”.3
Запрет на ввоз опиума и конфискация его при досмотрах китайских шлюпок были сделаны и по линии Министерства финансов России в июне 1887 года, в чьем ведении находилось управление акцизного округа Приморской и Амурской областей, призванное вести борьбу и с этим злом. 4 Но несмотря на данные меры, ввоз в Приморье опиума продолжался, что наносило безусловный вред национальным интересам России, прежде всего, подрывая ее экономическую базу.
По поводу необходимости коренного изменения правил торговли ханшином и опиумом в Приморской области военным губернатором последней была представлена Приамурскому генерал-губернатору в конце 80-х годов обширная записка. В ней предлагалось, оставляя в силе запрещение для русских подданных ввоза и продажи опиума, не распространять его на китайцев и корейцев - не русских подданных, урегулировав употребление ими данного наркотического средства известными правилами и надзором, облагая их соответствующим акцизом.
Эти предложения были связаны с тем, что репрессивные меры никаких положительных результатов не давали, поэтому лучше было “поставить дело под известный контроль, чем плодить тайные притоны общественные и частные, за которыми никакая полиция не в состоянии будет уследить”. 1
Ввоз опиума особенно получил расцвет в конце XIX века, когда в Приморье началось сооружение железнодорожной магистрали. На строительстве ее работали десятки тысяч китайских и русских рабочих, среди которых очень сильно было развито опиекурение.
Всевозрастающая потребность в опиуме заставила китайских предпринимателей решить вопрос о развитии опиумного производства на территории самой Приморской области, но не только для местного его потребления, а и сбыта за границу. Оно развивалось на специально занятых для этих целей землях. Так, уже в 1897 году, по словам русского консула в Чифу, вывоз опиума из Приморской области в Китай достиг 200 пудов. Из года в год площади маковых плантаций увеличивались, и вывоз опиума пропорционально возрастал.2
В первом десятилетии XX века Ольгинский уезд являлся основным поставщиком опиума, хотя макосеяние зародилось еще в 70-х годах XIX века еще в Ханкайском и Суйфунском округах Приморья, до долины р. Сучан и по побережью Японского моря до р. Маргаритовки. Так, в 1906 году под посевами мака в Ольгинском уезде было занято 80 десятин земли (всего по области 200 десятин), в 191О г. 120 (всего по области - З06), а в 1911 г - 690 десятин. Здесь же арендная плата за землю возросла до 100 рублей за десятину.3
Необходимо отметить, что в российском законодательстве в то время не было статьи, запрещающей производство опиума, существовали лишь инструкции и распоряжения, ограничивающие ввоз и вывоз опиума из страны; продажа опиума разрешалась лишь в аптеках по рецептам врачей. Производство опиума в Южно-Уссурийском крае Приморской области из года в год увеличивалось. Край стал не только производителем опиума, потребителем, но и поставщиком его на внешний “рынок”. По неполным данным, вывоз опиума из Приморской области в Китай только в 1897 году составил 2ОО пудов.1
Большинство опиумных предприятий (земель с посевами мака и фанз для его переработки в опиум) располагались вдали от русских поселений, в основном в глухих, труднодоступных местах, поблизости от основного потребителя опиума - аборигенного населения края. Здесь китайцы самовольно захватывали лучшие участки плодородной земли и без уплаты налогов местным русским властям за пользование землей занимались производством и торговлей опиумом и ханшином (самодельной китайской водкой).2
Огромную роль в контрабанде, производстве и распространении не только среди аборигенов, но и русского населения в городах и населенных пунктах Приамурского генерал-губернаторства играли легальные и тайные китайские общества, руководство которых получало большую прибыль от продажи наркотиков. Официально общества занимались организацией и координацией торговых операций китайцев на территории края, разбирали жалобы, вершили суд. Они руководствовались Уставом, утвержденным министерством земледелия, торговли и промышленности Китая.
С введением в Приамурском крае судебных установлений, учитывающих вред наносимый китайскими обществами экономики края в 1897 году, было решено окончательно упразднить эти общества как приносящие вред России. После официального закрытия последние продолжали существовать, но уже нелегально. Китайское население по-прежнему управлялось старшинами. В начале XX века Приамурский генерал-губернатор разрешил деятельность на территории края одного китайского торгового общества, которое обязано было подчиняться законам не Китая, а России. Эта мера не изменила положение. В крае продолжали функционировать наряду с ним тайные общества. Все они “объединяясь между собой, представляют серьезную силу, с которой приходиться считаться и местному купечеству и администрации. Благодаря прочной организации этих обществ, китайцы прекрасно осведомлены о положении рынка, о кредитоспособности русских торговопромышленных фирм и т.п. - Писал в “Записке о китайских обществах в Приморской области” 2О апреля 1913 года переводчик Л. Ульяницкий. - ... Преследуя экономические цели, китайские организации безусловно не упускают из виду и цели политические... Между местными китайскими организациями и правительственными учреждениями в Китае происходят постоянные сношения”.1
Исходя из этого документа, материалов разведывательного отделения штаба Приамурского военного округа, можно говорить, что китайские общества в Приморской области занимались производством и продажей опиума среди местного населения, контрабандой его в Китай, а также экономическим шпионажем в пользу китайского правительства. На вырученные от продажи опиума деньги, общества скупали в Приморье золото и серебро, затем переправляя их в распоряжение правительственных органов Китая.
В “Записке” Ульяницкий предлагал немедленно “принять меры к прекращению деятельности этих обществ”. Но это было сделать достаточно трудно, так как некоторые представители местных полицейских властей были кровно заинтересованы в сохранении этих обществ, их тайной преступной деятельности. Происходило сращивание местных китайских тайных (говоря современным языком, мафиозных) организованных структур с полицией.
Официальные власти в Приморье, особенно во Владивостоке, Никольск-Уссурийске, пытались бороться с распространением опиекурения и продажей опиума, назначая специальных полицейских чинов для этих целей. Но назначенные чины быстро входили в контакт с содержателями игорных домов, опиекурилен, получали от них крупные взятки и закрывали глаза на все происходившее. Так, во Владивостоке содержатели опиекурилен ежемесячно в виде взяток выплачивали полицейским чинам по 1000 рублей. По этому поводу полицмейстер Владивостока Г. Лединг в рапорте на имя военного губернатора Приморской области 11 сентября 1907 года писал: “Я позволю себе доложить, что опиекурение влечет за собой обогащение тех лиц, которым поручается непосредственное преследование этих явлений. Для таких лиц, как околоточные и городовые, - слишком большой соблазн, легкая возможность заработать лишний рубль или десятку, и в большинстве случаев они остаются безнаказанными. За одно это, по подозрению, без фактических данных, я считаю невозможным удалять со службы чинов полиции, так как уверен, что вновь принятые чины не избегут этого же соблазна”.2
В рапорте 28 марта 1908 года полицмейстер сообщал: “По произведенному расследованию оказалось, что не только низшие чины полиции занимались поборами среди многочисленных тайных опиекурилен, но и от имени моих ближайших помощников функционировала целая партия переводчиков-китайцев, которые занимались только тем, что собирали только деньги, облагая притоны ежемесячной платой даже от моего имени.1 В январе 1908 года группа китайских подданных, проживающих на территории Владивостока, направила коменданту крепости жалобу на самого полицмейстера города, где указывала, что тот занимается незаконными поборами с них. Так, в октябре прошлого года г. полицмейстер чрез китайцев ... собрал с нас четыре тысячи рублей на предмет разрешения нам иметь опиекурильни и банковки, за каковые не преследовать в продолжении полугода”.2
В связи с этим было проведено служебное расследование, но поручено оно было ... полицмейстеру. В рапорте 28 марта 1908 года он сообщал: “По произведенному расследованию оказалось, что не только низшие чины полиции занимались поборами среди многочисленных тайных опиекурилен, но и от имени моих ближайших помощников функционировала целая партия переводчиков-китайцев, которые занимались только тем, что собирали только деньги, облагая притоны ежемесячной платой даже от моего имени”.3 Было ли это так на самом деле и полицмейстер был не причем говорить с полной уверенностью трудно. Можно сказать только одно: полицейские и переводчики действительно занимались незаконными поборами, ведь подобные жалобы на действия полицейских властей были тогда не редкими.
В те годы можно было говорить и о сращивании главарей отечественного наркобизнеса не только с полицией, но и также с высокопоставленными представителями высшего общества Приморья. “В числе уличенных в содержании банковок и опиекурилен лиц, оказалось несколько богатых и влиятельных китайцев, которые по воспоследовании распоряжения о высылке их за границу не замедлили пустить в ход все пружины, чтобы добиться отмены этого распоряжения...
При этом оказалось, что у таких китайцев имеются многочисленные русские покровители, из коих некоторые занимают в обществе довольно видное положение”.4
В ноябре 1909 года военный губернатор Приморской области, генерал-лейтенант В.Е. Флуг, считая дело борьбы с опиекурением бесполезным, предлагал Приамурскому генерал-губернатору П.Ф. Унтербергеру ряд мер, которые, по его мнению, могли бы дать хоть какой-то успех. “Остается, ... только одно: снять запрет /для китайцев/ с азартных игр и курения опия, - писал он, - предоставив им обыгрывать и отравлять друг друга, лишь бы в этом не участвовали российские подданные... Разрешив потребление опиума китайцам, проживающим в области, я полагал бы однако необходим в интересах казны, обложить его высоким акцизом, что, удорожая его стоимость, сделало бы его в тоже время менее доступным для широких слоев китайского населения. Вопрос этот требует, конечно, предварительной конкретной разработки”.1
Как видно, Приамурский генерал-губернатор также пытался изучить суть данного вопроса и законодательную базу Китая, Гонконга, переняв их опыт борьбы с опиекурением, для чего им были сделаны соответствующие запросы в русские консульства за границей. Вскоре были получены ответы. Так, управляющий вице-консульством в Чифу Н. Жижин сообщал ему: “Опиекурение запрещено только в профессиональных опиекурильнях; содержатели последних, уличенные в продаже опиума, сажаются на месяц и больше в тюрьму, имущество опиекурильни конфискуется в пользу казны; желающие курить опиум на дому покупают его в специальных лавках в больших количествах и платят казне большие пошлины, таковая продажа допускается для курения в частных домах обывателей”.2
Консульство в Гонконге ставило в известность, что в городе принято специальное постановление “Об опиуме” и дополнения к нему, по которым запрещаются в пределах колонии опиекурильни и устройство таковых в частных квартирах. Постановление применяется со всей строгостью, причем не делается никаких различий между европейцами и китайцами.3
В соответствии с этим П. Унтербергер в 1910 году предложил применять административные меры к владельцам опиекурилен, вплоть до выдворения их в Китай. Полиция под давлением губернатора была вынуждена принимать соответствующие меры и с мая 1910 года содержателей опиекурилен начали привлекать также и к судебной ответственности. Эти меры позволили только с 1 мая по 4 октября 1910 года раскрыть и ликвидировать только во Владивостоке 83 опиекурильни.4 Однако вместо закрывшихся притонов открывались новые, действующие более скрытно.
На необходимость борьбы с опиекурением и притонами, где оно процветает, обращал внимание и преемник Флуга - военный губернатор Приморской области генерал-майор Манакин. Он предлагал полицмейстерам городов области 18 апреля 1911 года “ руководствуясь п.”б” # 4 обязательного постановления Приамурского генерал-губернатора от 1-го декабря 1910 года за 28, ... объявить под расписки китайцам-домовладельцам, арендаторам и их управляющим или доверенным содержание указанного пункта и предупредить, что в случаях обнаружения в домах противозаконных сборищ (в том числе и для игры или опиекурения) они и все причастные лица будут подвергнуты строжайшим взысканиям, вплоть до высылки в пределы Китая. Околоточных надзирателей, в участках которых будут помимо них обнаружены притоны это города, представлять к увольнению вовсе от службы, а приставов, за слабость надзора за подчиненными представлять для наложения взыскания”.1
В 1914 году начальник сыскной полиции Владивостока Мажников ставил перед военным губернатором Приморской области вопрос о подчинении ему так называемой китайской полиции, действующей при городском управлении полиции, обосновывая это необходимостью более решительной борьбы с тайными китайскими притонами, в частности опиекурильнями.
“Китайская полиция” содержалась на средства “Китайского торгового общества” во Владивостоке и состояла из заведующего полицией на правах помощника пристава Блука, десяти городовых и семи китайских десятников. Задачей этой полиции было ограждать китайских торговцев от хунхузов, искоренять преступный элемент, бороться с торговлей опиумом и опиекурением.2 Но указанную задачу “китайская полиция” не хотела выполнять, особенно в части борьбы с опиекурением, о чем Мажников доносил
в рапорте и Владивостокскому полицмейстеру в декабре 1915 года.3
Борьбу с опиекурением в крупных масштабах вело в тот период и Владивостокское охранное отделение, на которое наряду с политическим сыском была возложена обязанность бороться и с организованной преступностью, чьи действия наносили ущерб интересам России. В октябре 1914 года охранным отделением была разоблачена преступная группа лиц, занимавшихся торговлей наркотиками /опиумом/. За ее деятельностью охранка наблюдала еще с мая месяца, прежде чем произвести ликвидацию. Группа, в которую входило ряд лиц, проживающих в Петрограде, Иркутске, Харбине и Владивостоке, занималась сбытом фальшивых денег, а также транспортировкой и сбытом в пределах Сибири, Дальнего Востока и Китая опиума. По полученным агентурным данным, центром сбыта наркотиков членами этой группы в дальневосточном регионе и в Маньчжурии являлся Владивосток, куда пересылались транспорты с опиумом.4
Эта организованная группа преступников была далеко не единственной, разоблаченной охранным отделением и полицией в Приморье.
Царское правительство, само уже обеспокоенное распространением наркотиков на территории Дальнего Востока, контрабандой его в Россию и из нее, учитывая также вред наносимый этим злом экономики страны, приняло 7 июня 1915 года специальный закон “О мерах борьбы с опиекурением”.
Следует отметить, что подобное законодательство в России, связанное с борьбой против опиекурения было принято в впервые из европейских стран. За образец же были взяты законы и законодательные акты Китая, которые были внимательнейшим образом изучены специальной группой ученых-юристов и практиков. Принятые российским правительством меры позволили некоторым образом нейтрализовать широкое распространение наркотиков на территории Приамурского генерал-губернаторства. Но это привело к тому, что дельцы стали искать новые каналы контрабанды и сбыта наркотиков.
Первая мировая война вызвала к жизни появление преступных сообществ, занимающихся на новом, качественном уровне контрабандой и распространением опиума. Число их колебалось в пределах от 10 до 15 человек. Это уже была организованная и сплоченная наркомафия. До этого времени, если верить полицейской статистике, во Владивостоке арестовывались только одиночки-распространители опиума, редко это были группы из 2-3 человек.
К концу правления императора Николая II опиумный бизнес во Владивостоке, как и в России, вышел на новый уровень. Характерной его чертой являлось то, что дельцы наркобизнеса работали в тесном контакте с представителями полиции и местной администрации. Происходило сращивание преступников с чиновничьим аппаратом. Об этом свидетельствуют архивные документы. В качестве иллюстрации можно привести факты из записки начальника владивостокского контрразведывательного пункта, чиновника для поручений Г. Воеводина от 9 января 1917 года. Он докладывал в контрразведывательное отделение штаба Приамурского военного округа о том, что во Владивостоке в июле 1916 года полицмейстером города выдал разрешение на устройство
химического завода для получения там сильнодействующих лекарственных и ядовитых веществ. Исходным веществом для изготовления препаратов был опиум.
Совладельцами завода были бывший проводник КВЖД М. Левицкий, отставной жандармский генерал Семенов, городской полицмейстер полковник Баринов, начальник сыскной полиции Мажников, уголовник Джафаров, он же Дуст или Кобыльский, Пикарь, а также несколько других лиц. “Опиум выписывался в большом количестве на еще не существующий завод и сбывался здесь китайцам, а также отправлялся в Шанхай на пароходах Добрфлота “Полтава” и “Москва” с почтовыми чиновниками”, - писал Воеводин. Закупал персидский опиум заграницей Сибирский банк и поставлял химическому заводу по цене 22 рубля за фунт. Во Владивостоке цена на опиум на черном рынке колебалась от 90 до 110 рублей, в Шанхае - до 5ОО рублей за фунт. Так, только в октябре 1916 года через Сибирский банк было получено 900 фунтов опиума - 400 фунтов отправлены для реализации в Шанхай и 25О фунтов проданы во Владивостоке, часть была оставлена на складе завода для прикрытия. За 250 фунтов по 1ОО рублей было выручено 25000 рублей, за 4ОО по 5ОО рублей в Шанхае - 200.000 рублей. Полученные от продажи опиума деньги были соответствующим образом поделены между совладельцами завода, официально открытого только 20 ноября 1916 года. По случаю открытия завода, на котором из опиума должны были изготавливать морфий для нужд лазаретов и госпиталей действующей армии, приветственную телеграмму прислал лично Приамурский генерал-губернатор Н. Гондатти. 1
Данная история стала достоянием гласности только из-за скандала, поднятого приставом Собкевичем, который задержал партию опиума. Пристава тут же уволили из полиции, обвинив во взяточничестве.
В махинациях с опиумом были замешаны в тот период времени и высшие руководители Приамурского генерал-губернаторства во главе с генерал-губернатором Н. Гондатти, полицмейстер г. Хабаровска Баринов и держатель ряда притонов китаец Сун-цзо-дэ. По поручению Гондатти и Баринова последний открыл в Хабаровске более 50 опиекурилен, 25 игорных домов и ряд мест розничной продажи опиума.2 В общей сложности от продажи опиума они получили чистой прибыли свыше З00 тысяч рублей.
Полиции было дано указание не вмешиваться в деятельность Сун-цзо-дэ. Жалобы, которые поступали на него не рассматривались, а сами жалобщики жестоко за это расплачивались.3
При аресте и обыске в марте 1917 года кабинета Гондатти у него там было обнаружено 1,5 пуда курительного опиума.4
Кроме того, имелись и другие факты. В ноябре 1916 года в Харькове полицией были задержаны двое греческих подданных, которые пользуясь разрешением приобретать для нужд лазаретов опиум для направления последнего в Петроград, закупали большие партии и сбывали их во Владивостоке по высоким ценам. При аресте у них было конфисковано 30 ящиков, содержащих свыше 160 килограммов опиума.5

 Иностранная организованная преступность.
А. Китайские преступные группировки во Владивостоке.
Сухие строчки суточных милицейских сводок зачастую сообщают о преступлениях, совершаемых на территории Приморья как лицами китайской национальности, так и против них. Сегодня не редкостью является и то, что в крае и, в частности, во Владивостоке оперируют различные преступные группы и формирования, состоящие исключительно из китайцев. Они совершают убийства, грабежи и иные насильственные действия против своих же соотечественников.
Иногда их жертвами становятся и наши граждане. Китайская организованная преступность имеет свои структуры и устойчивые связи как со своими сторонниками в Китае, так и на территории российского Дальнего Востока. О чем неоднократно сообщала центральная и местная пресса. С “желтой” преступностью ведется борьба соответствующими старыми и новыми подразделениями краевого УВД. Это наши сегодняшние реалии. А как обстояли дела с борьбой с китайским криминальным миром в начале этого века?
Конец XIX - начало XX веков ознаменовался массовым наплывом на Дальний Восток России значительного количества переселенцев из Поднебесной империи. Отходничество было в основном связано с их бедственным положением на родине и с возможностью найти хотя бы какую-либо работу в русском Приморье. Китайцев - “ходя” - можно было тогда встретить практически повсюду: в парикмахерских, в порту, в магазинах, на строительстве, где они занимались черновой работой. Владели они
и небольшой недвижимостью и иной собственностью. Проживала эта диаспора в центральной части города - знаменитой сегодня Миллионке - кварталах, расположенных на берегу Амурского залива, и граничащих с улицей Алеутской, где еще с конца прошлого века селился китайский люд, прибывающий на постоянное жительство и на временные, сезонные работы. Это было самое населенное место молодого Владивостока. Центром жизни этой инородческой массы был район, прилегающей к улице Семеновской (бывшей Колхозной). Здесь располагалось множество всяких китайских, учреждений, магазинов, мелких лавок, прачечных, ресторанчиков, парикмахерских, бань, мастерских, театров. На ней также были сосредоточены помещения многочисленных гадальщиков и различных специалистов, преимущественно по восточной медицине, более 150 дешевых харчевен, где питались и русские. А в начале Семеновской размещался один из самых известных городских базаров. На нем шла торговля с рук всевозможными вещами, в том числе и краденными, контрабандными товарами. Там же торговали разнообразной свежей рыбой и морепродуктами, доставляемых сюда со стоящих тут же в Семеновском ковше лодок и шаланд.
По официальным данным, в 1916 году в городе проживало 88576 человек. Значительную часть из них - 28474 человека составляли китайцы.1
Основная масса - их около 20 тысяч - проживала в китайских кварталах Миллионки. Это, не считая временных и сезонных китайских рабочих. А если считать с ними, то общее их число достигало периодами 100 и более тысяч человек.
Непосредственное руководство проживающим здесь населением осуществляло Главное торговое китайское общество во Владивостоке.
Миллионка со времени своего образования доставляла массу хлопот не только руководству торгового общества, но и, в первую очередь, полиции и гражданским властям города. Она приобрела известность далеко за пределами Приморья не столько большим количеством лавочек и различных забегаловок, сколько была широко известна своими многочисленными притонами различного характера.
В лабиринтах дворов и проходов находились опиекурильни, банковки, дома терпимости, “фабрики” фальшивых денег, пункты скупки краденного и т.п. Дома Миллионки служили укрытием для воров, контрабандистов, фальшивомонетчиков и другого уголовного элемента. Известна она была и значительным числом, по сравнению с другими районами Владивостока, преступлениями. Так, к примеру, в 1914 году в районе Миллионки было совершенно 1243 преступлений, в 1915 -738, а в 1916 году - 760 преступлений - убийств, изнасилований, разбоев, грабежей, краж, мошенничества с чужой собственностью и т.п. В это количество не входили - ликвидация опиекурилен, банковок и нелегальных домов терпимости.
Кроме того, в кварталах находили себе пристанище и банды хунхузов, оперировавших в Приморье.2 Известно, что в первом десятилетии этого века в одном из домов Миллионки неоднократно скрывался главарь одной из банд хунхузов, терроризировавших местное население, Чжан Цзолин, ставший впоследствии маршалом и губернатором Северо-восточных провинций Китая (Манчжурии). Там же, длительное время была база признанного авторитета преступного мира города будущего генерала маньчжурской армии Чжан Цзунчана, который хунхузничал в районе Владивостока и контролировал китайские публичные дома, игорные притоны, опиекурильни.3
Надзор за этим беспокойным районом и борьбой с уголовным миром осуществляла местная полиция. По территориальной принадлежности этим занимались полицейские 3-й полицейской части города. Но их сил явно не хватало. Поэтому с началом века перед властями Приморья неоднократно вставал вопрос о создании специализированного полицейского подразделения, так называемой “китайской полиции”, которое исключительно бы занималось профилактикой и борьбой с преступностью в китайских кварталах города. Этот вопрос достаточно долго обсуждался местными властями всех уровней. Целесообразность создания понимали все, но вопрос упирался в финансирование: централизованных средств на эти цели никто не выделял, а городской бюджет не мог тянуть на себе расходы на подобное формирование. Положительное решение по данному вопросу было, наконец, принято только в 1910 году. Китайская полиция была создана при владивостокском городском полицейском управлении. Содержание ее сотрудников и другие орграсходы взяло на себя Главное китайское торговое общество, которое было больше всего заинтересованно в создании “своей” полиции, так как страдало от вымогательств уголовных авторитетов и других преступных посягательств. Состояла она из заведующего “Китайской полицией” на правах помощника пристава 3 части Блука, десяти городовых из числа русских полицейских и семи китайских десятников, имевших специальные бляхи.1
Последние проходили тщательный отбор, как впрочем и те, кто входил в их десятки. Вообще, служба в китайской полиции была престижным и хлебным делом и попасть в нее было очень трудно. Стать полицейским и иметь стабильный заработок мечтал практически каждый китаец.
В среде китайского населения полиция располагала сетью своих информаторов, которые оперативно сообщали о происходящих на Миллионке процессах, совершенных и планируемых преступлениях. О чем практически никогда не сообщала секретная агентура, так это о тайных квартирах-базах, где скрывались хунхузы. Своя жизнь была дороже. Но нередко находили трупы с признаками насильственной смерти добровольных помощников полиции.
В задачи полиции входила прежде всего организация защиты китайских торговцев от хунхузов, искоренение преступности среди китайского населения города. Важное место занимала борьба и с торговлей опиумом и опиекурением.2
На необходимость борьбы с опиекурением и притонами, обращали внимание практически все военные губернаторы Приморской области. Особенно В.Флуг. Он разработал комплекс мер и наказаний за опиекурение. Преемник Флуга - генерал-майор Манакин предлагал полицмейстерам городов области 18 апреля 1911 года “объявить под росписки китайцам-домовладельцам, арендаторам и их управляющим или доверенным содержание указанного пункта и предупредить, что в случаях обнаружения в домах противозаконных сборищ (в том числе и для игры или опиекурения), они и все причастные лица будут подвергнуты строжайшим взысканиям, вплоть до высылки в пределы Китая. Околоточных надзирателей, в участках которых будут помимо них обнаружены притоны этого рода, представлять к увольнению вовсе от службы, а приставов за слабость надзора за подчиненными представлять для наложения взыскания”.1
Но, несмотря на строгие директивы, все оставалось на своих местах. Указанную задачу “китайская полиция” не хотела и не могла эффективно выполнять. И дело здесь было не только в том, что притоны плодились как чертополох ( на смену одному закрытому тут же приходило несколько новых) и полиции не были известны их адреса. Дело было и в другом: за возможность относительно спокойно работать, то есть за своеобразную “крышу”, содержатели тайных притонов платили некоторым полицейским определенную мзду.
Ставки были стандартные и приемлемые. А если же полиция для галочки наводила “шмон”, то к владельцам ликвидированных опиекурилен принимались достаточно мягкие меры - заключение на определенный срок в арестный дом или наложение взыскания, или денежный штраф. Эти меры, естественно, не решали проблему.
Опиекурение процветало. Большую проблему представляла и торговля спиртным. Вот, что писал в “Объяснительной записке к годовому отчету за 1913-й год пристав 3 части Процук: “...Торговля в районе 3-й части, в особенности трактирная, сильно растет, вследствие чего пьянство доходит до невероятных размеров. Чтобы искоренить это зло, хотя бы до некоторой степени, было бы весьма желательно воспретить китайцам открывать винные лавки, так как китайцы нашли гораздо более выгодным торговать водкой, чем какими-либо другими товарами. Указываю на китайцев потому, что почти во всех улицах 3-й части, торговля водкой находится исключительно в руках китайцев. У последних сильно развита торговля вне дозволенное время и бороться с этим злом чинами полиции почти невозможно, так как у каждой китайской лавки имеется всегда несколько сторожей-китайцев, которые следят за каждым движением чинов полиции”.2
У “китайской полиции” были и свои внутренние проблемы: в “семье” было и не без урода. В их рядах зачастую шли чистки. Очищались от взяточников и предателей. Были там и такие, которые работали на местных авторитетов китайского преступного мира. Среди архивных документов есть весьма и такой, в котором приводится факт работы на преступников одного из китайцев -переводчика городского полицейского управления. Он на протяжении определенного времени оповещал своих тайных хозяев обо всех облавах и иных акциях на Миллионке, готовящихся руководством полиции. В конечном счете он был разоблачен и предстал перед судом. К сожаленью, подобный факт предательства были не столь единичным. В 1909 году был разоблачен переводчик 3 полицейской части Ван Готун. Он через связного - китайца-сторожа сообщал владельцам банковок и опиокурилен по Семеновской улице об обысках, которые предполагала сделать у них полиция.
Полицейские операции, естественно, заканчивались провалом. За каждую такую информацию переводчик получал со всех владельцев по 70 рублей. Достаточно большие по тем временам деньги. Зачастую к некоторым авторитетам китайской мафии благосклонно относился и сам городской полицмейстер, закрывая глаза на многие их личные преступные деяния или давая указания своим подчиненным об освобождении из под стражи какого-нибудь задержанного в ходе облавы содержателя опиекурильни или дома терпимости. Делал он это, наверное, не за красивые глаза. Но, несмотря на эти и другие проблемы, полиция действовала весьма эффективно и успешно в других сферах: вела борьбу против карманников, ловила убийц, оберегала китайских торговцев от “наездов” местных преступных авторитетов, раскрывала по горячим следам грабежи и кражи. Достижением было и раскрытие чинами полиции нескольких подпольных мастерских по изготовлению фальшивых русских паспортов и денег.
По вопросам борьбы с китайской организованной преступностью полиция взаимодействовала с владивостокским охранным отделением.
Лавры “китайской полиции” не давали спать начальнику сыскного отделения Мажникову. Будучи тщеславным человеком, он хотел сделать себе имя и карьеру еще и на раскрытии преступлений среди “желтых”. Но Блук не подчинялся ему и приписать себе его заслуги он не мог, а хотелось бы. Сначала он пытался воздействовать на полицмейстера с целью, чтобы тот подчинил ему “китайскую полицию”, а когда понял бесполезность подобных попыток, то пошел по другому пути: перепрыгнул через голову непосредственного начальства и обратился напрямую к военному губернатору Приморской области, мотивируя это необходимостью координации действий и ведением более решительной борьбы с тайными китайскими притонами, в частности, опиекурильнями.
В 1914 году Мажников добился своего. Китайскую полицию подчинили ему. И теперь вся информация на “верх” о деятельности китайской полиции практически шла за его подписью: “... Произведенной облавой сего числа чинами вверенного мне отделения и помощником пристава Блук в доме N 6, по Киевской ул., обнаружено около 100 человек китайцев, играющих в азартные игры, которые частью разбежались, 22 задержано... Начальник сыскного отделения Мажников”.1
На счету полиции были и другие операции, которые в целом свидетельствуют, что свою основную цель данное подразделение выполняло вполне успешно, несмотря на проблемы и недочеты в своей деятельности.
“Китайская полиция” просуществовала во Владивостоке с перерывами до 1919 года. На смену ей на короткий промежуток времени в 1921 году пришла “китайская милиция”.
В первые годы советской власти лучшие традиции “китайской полиции” продолжило так называемое китайское отделение Приморского уголовного розыска.

Б). Корсары.
Сегодня уже никого не удивишь нападением современных корсаров на суда российского торгового и рыбодобывающего флота в водах Южно-Китайского моря, Индийского океана. Подобные нападения случались нередко и в прошлом не только далеко в море, но и рядом - у берегов Приморья. Дореволюционная история знает тому немало примеров, связанных с деятельностью пиратов в прибрежных водах Владивостока.
В 80-е годы прошлого века россиянам, заселявшим берега Тихого океана, в частности, побережье полуострова Муравьева-Амурского, пришлось столкнуться с таким явлением как хунхузничество. Именно хунхузы совершали мгновенные набеги на русские, корейские и китайские поселения, нанося последним существенный материальный ущерб. Также быстро как и появлялись, они и растворялись в вековой тайге или в пересеченной местности.
Хунхузы, как историческое явление, появились в Маньчжурии в первой половине XIX века. Первоначально хунхузами становились отбросы китайского общества, преступные элементы, бежавшие с каторжных работ в Маньчжурию. Но вскоре их ряды стали пополнять обнищавшие переселенцы. Они создавали отряды, которые нападали на торговцев, императорских чиновников, помещиков и простых людей, грабя и убивая их. Отдельные небольшие шайки хунхузов переходили русскую границу и появились в Уссурийском крае, сея страх и панику среди местного населения. В основном хунхузы действовали в прибрежном районе залива Петра Великого, на Посьетском участке, по долинам рек Суйфун и Уссури, в полосе железной дороги. После набегов, преследуемые русскими отрядами они, как правило, уходили в Маньчжурию. Во главе шаек хунхузов стояли опытные и отчаянные предводители. Они с тщательностью и со знанием дела разрабатывали план каждого своего набега. Поймать их практически никогда не удавалось, так как любой китаец, сообщивший властям о появлении или месте дислокации шайки, немедленно уничтожался. Поэтому китайцы, опасаясь мести, никогда не выдавали хунхузов русским властям и те оперировали в крае почти безнаказанно.
Шайки нападали не только на корейцев и китайцев, но и на русских. Так, в 70-е годы прошлого века в районе Владивостока хунхузы уничтожили семью Купера, в бухте Сидими, на заимке, вырезали семью финского переселенца Ф.Гека, ставшего позже широко известным под именем “шкипер Гек”. Подобные случаи в отношении русских подданых были не единичны.
Помимо сухопутных набегов на поселения, промышляли хунхузы и морским “промыслом” - пиратством. Первое упоминание о действиях китайских пиратов в заливе Петра Великого относится к 1868 году, когда русские власти проводили операции по выселению китайцев с острова Аскольд, где те занимались добычей золота на приисках. При выселении использовались русские воинские отряды. Один из таких отрядов подвергся нападению пиратов-хунхузов со стороны моря.
Архивные документы хранят немало страниц о китайских пиратах. Так, в фонде военного губернатора Приморской области хранятся несколько рапортов за разные годы, в которых говорится о пиратских набегах хунхузов.
Владивостокское полицейское управление доносило в июне 1882 года губернатору: “11 июня поймано вооруженных 11 хунхузов (здесь и далее орфография и стилистика документов сохраняется в первоначальном виде. - А.Б.) в заливе Петра Великого близ Русского острова командою, последовавшей для этой цели под начальством офицера на буксирном пароходе. Хунхузы побросали в воду оружие... Пойманные хунхузы 10-го июня настигли три шаланды с манзами (так тогда русские называли китайцев .- А.Б.), ограбили 28 человек безоружных манз, заставив их выстрелами из винчестера сдаться, из них шесть человек связавши бросили в воду и утопили...”.1
Во второй половине 80-х годов прошлого века, судя по донесениям, военным властям Приморья было известно, что пираты в качестве места своего базирования используют несколько укромных бухточек на полуострове Песчаном. Выбор был связан с тем, что полуостров находился рядом с коммуникацией, связывающей Владивосток с Посьетом. Именно на этой коммуникации и оперировали хунхузы. Кроме того, Песчаный располагался практически в середине основных прибрежных рыбных промыслов, что само по себе давало морским разбойникам много преимуществ.
Суда пиратов были быстроходными и обладали хорошими мореходными качествами. Команда состояла из 8-10 вооруженных пиратов во главе с опытным предводителем. Пиратские суда действовали как в одиночку, так и парами, что позволяло не опасаясь нападения со стороны других рыбаков расправляться с выбранной жертвой. Да и если, кто-то из рыбаков становился свидетелем нападения на своих собратьев по промыслу, то на помощь не шел, а стремился быстрее от греха подальше добраться до Владивостока.
Использовали хунхузы для проведения своих набегов хорошо отлаженную методику. Нападения, как правило, совершалось в вечернее время, когда спускались сумерки. В это время многочисленные рыбацкие суда возвращались с уловом домой. Предводитель пиратов принимал решение о том, на какое судно нападать. Пираты нападали только на небольшие рыбацкие суда, где команда состояла из 5-6 человек. В расчет бралось и то, какой груз и сколько его находилось на палубе. Под каким-либо предлогом суда сближались, а остальное уже было делом техники. Изредка совершались набеги и на казенные русские суда с ценным грузом.
Для уничтожения пиратов по распоряжению военного губернатора области командир Владивостокского порта послал минононосец “Янчихе”. Борьба с местными флибустьерами была очень затруднена. Их невозможно было отличить от обычных китайских рыбаков или перевозчиков грузов. Поэтому моряки устраивали выборочный осмотр рыбацких судов. Если же на каком-либо из них в большом количестве находили оружие, то дальнейших доказательств не требовалось. Сдача осуществлялась без боя, но в 1890 году произошло два случая, когда пираты пытались отстреливаясь уйти от погони. Огнем артиллерии пиратские суда были уничтожены.
В начале XX века пираты практически не давали о себе знать и нападения их являлись редкими, единичными. Власти считали, что с пиратством, в основном, покончено.
25 июля 1903 г. помощник Владивостокского полицмейстера, коллежский асессор П.Шкуркин с командой нижних чинов (32 человека) 2-го Владивостокского крепостного полка во главе с подпоручиком Лыжиным был направлен в местность Холувай (Русский остров) для облавы и поимки хунхузов. Во время возникшей перестрелки Шкуркин был ранен в руку.1
Морские пираты вновь заставили заговорить о себе в 1906 году, когда летом они совершили ряд нападений на джонки, шхуны, шаланды и шампуньки китайских и корейских рыбаков. Последние ловили рыбу в Амурском заливе. В начале эти “пропажи” не связывали с действиями хунхузов. Власти считали, что с пиратами покончено, и списывали поначалу все на несчастные случаи: мало ли что может случиться на море. Но когда случаи невозвращения рыбаков в родную гавань участились, то этим всерьез заинтересовалась полиция. Не нужно было семи пядей во лбу, чтобы понять, что это дело рук не стихии, а вполне определенной группы людей - пиратов. А так как никто из рыбаков не возвращался живым домой (на берег несколько раз выносило обезглавленные трупы людей), то стало понятно, что пираты жестоко расправляются со своими жертвами. Слух о кровавых злодеяниях быстро распространился по городу и прибрежным поселениям. Рыбаки в разгар летнего сезона перестали выходить в море опасаясь пиратов. Только немногие решались на такой рискованный шаг. Владивосток практически лишился морепродуктов.
Из агентурных сведений полиции стало известно, что пираты при захвате судов прибегают к крайнем мерам, не оставляя свидетелей своих разбоев. Всех, кто им попадался на пути, они или топили, связывая своим жертвам руки и ноги или привязывая на шею какой-либо груз, или просто перерезали им горло. Имеющиеся на борту ценности, а также выловленную последними рыбу и морепродукты, они захватывали как трофей. Часть добытого шла пиратам на пропитание, а часть привозилась в Семеновский ковш, где существовал крупный городской рыбный базар, и реализовывалась оптом перекупщикам морепродуктов. Иногда морские разбойники сами занимались продажей рыбы под видом торговцев, которых здесь было пруд пруди. Полиция, даже располагая информацией о пропажи шаланды и ее экипажа, пыталась разыскать виновников их гибели, но сделать это было нелегким делом. Отличить пирата от рядового китайского торговца рыбой было также практически невозможно как и от рыбака. Тем более те принимали необходимые меры безопасности: захваченные шаланды или джонки, они уводили в укромные места и после того, как проходило время и поиски заканчивались, их продавали, или же после перегрузки морепродуктов топили на месте, заметая, вернее пряча следы в воду. На захваченных судах хунхузы никогда не появлялись в городе в среде рыбаков, так как последние могли по определенным, известным им приметам опознать лодки своих погибших товарищей. На вырученные от продажи морепродуктов, а иногда и лодок деньги, пираты закупали необходимые съестные и иные припасы, оружие.
В октябре 1906 г. тайный агент сообщил приставу Раздольнинского стана о том, что в районе устья реки Суйфун находится около 200 хунхузов, вооруженных берданками и трехлинейными винтовками. Полностью сведения проверить не удалось. Косвенные же данные подтверждали, что в этом районе действительно находится крупная шайка хунхузов. Она действовала и на суше и на море, располагая быстроходными парусными лодками и шхунами.
Военный губернатор принял решение и из села Раздольного, где находился военный гарнизон, под покровом ночи выступил на облаву отряд стрелков во главе с офицером.1
Сопровождал отряд и пристав стана. Хунхузов отряд не обнаружил, но на месте их лагеря на берегу Суйфуна были найдены шалаши, остатки пищи и догоравшие костры. Судя по всему, они снялись из лагеря незадолго до появления солдат, кем-то заранее предупрежденные. Преследование также ничего не дало. Вероятно, шайка хунхузов ушла в сторону Посьета или в сторону Маньчжурии. Буквально через несколько недель пираты дали о себе знать. Были ли это те самые, ускользнувшие от погони, или другие, неизвестно. Но они опять начали доставлять беспокойство китайскому и корейскому населению (русских рыбаков они по какой-то причине не трогали) и местным властям.
В середине ноября 1906 года капитан над владивостокским коммерческим портом полковник Егерман спешно доносил рапортом военному губернатору Приморской области: “Китайцы шлюпочники вновь заявляют, что в Уссурийском заливе около бухты Холывай появились хунхузы, которые нападают на китайские шаланды и грабят их. Вследствие чего я просил командира военного порта о посылке парохода “Свирь” для поимки хунхузов, на что получил согласие с тем, чтобы для поимки хунхузов был назначен со стороны вашего превосходительства отряд из 10 человек нижних чинов под командою одного унтер-офицера с двумя десятниками-китайцами, назначенными мною...”.2
“Свирь” с солдатами на борту вышла в карательную экспедицию. Но никаких особых результатов по борьбе с пиратами экспедицией достигнуто не было.
Нападения происходили и дальше. Только в 1910 году власти всерьез взялись за борьбу с хунхузами. Был разработан чрезвычайный план по очищению от хунхузов всей территории Приморской области. Борьба велась широким фронтом на суше и на море. Уссурийский край был разделен а пять оперативных районов, каждый из которых закреплялся за отдельной воинской частью и тщательно ею обследовался.
Одновременно с действиями войск на суше происходила операции и на море: все морское побережье от залива Ольги до Славянки контролировалось миноносцами Сибирской военной флотилии. Все подозрительные лодки проверялись и, в случае необходимости, задерживались. Подобные операции стали проводиться ежегодно весной и осенью. Принятые меры русских властей позволили очистить почти все Приморье от хунхузов и покончить с их морскими пиратство.

 Проституция.
Улицу Пекинскую (ныне Адмирала Фокина), особенно в начальной ее части в простонародье называли улицей "красных фонарей" (как известно, во многих странах красный фонарь вывешивался над публичным домом. – А.Б.). Для привязки к местности. Подобного типа заведения были и на улицах Корейской (Пограничной) и Семеновской (бывшей Колхозной), Фонтанной (Дзержинского) и во многих домах Корейской слободки. "Спецконтингент" в них, в основной своей массе, был китайским. Но особенно много было японских публичных домов. Но, как свидетельствует история города, не они были первыми в становящемся на ноги Владивостоке. Первопроходцами были нашенские, простые крестьянские бабы, согласные за небольшую плату, а иногда и за стакан спиртного с закуской скрасить одиночество солдат поста, матросов, с кораблей бросавших якорь в Золотом Роге и, наконец, местных обывателей, скучающих без женского внимания и ласки.
Особый расцвет и более организованный характер проституция получила в конце прошлого века, когда во Владивостоке началось строительство железной дороги. Среди ссыльнопоселенцев, прибывших сюда из европейской России, были и те, которые решили посвятить себя нелегкому "труду" по обслуживанию соотечественников. Женщину легкого поведения тогда можно было "снять" за копейки. Тогда же отмечена и первая вспышка сифилиса среди местного населения ...
Примечательный факт, в отчете городской управы за 1897 год в списке недоимщиков города значились и две проститутки - Шпендель и Екатерина Цепина. Одна из крестьян, вторая – из мещан.1
В тот же период на смену нашим "жрицам любви" пришли искушенные в этих вопросах японские гейши. Они сделали конкуренцию отечественным проституткам, предлагая за более низкую плату отличный сервис.1
Именно японские публичные заведения доставляли много хлопот местным властям, особенно жандармам и охранке, занимавшейся борьбой с шпионажем, накануне, во время и после русско-японской войны 1904-1905 годов. Содержателями их были японские подданные. Публичные дома использовались разведкой Японии зачастую как почтовые ящики для передачи сообщений, а также для размещения офицеров, приезжающих в Россию, место для проведения тайных встреч. Кроме того, большую помощь в сборе полезной для страны Восходящего солнца информации оказывали сами проститутки. Их клиентами были в основной своей массе русские офицеры армии и флота, местные чиновники. После любвеобильных игр они иногда делились с "жрицами" сокровенными служебными проблемами или другими сведениями, представляющими интерес для неприятельской разведки, ведь из истории шпионажа известно, что мужчины-офицеры, да и не только они, в постели, как правило, болтливы. Иногда дамы легкого поведения заглядывали в документы своих клиентов, кое-что иногда пропадало.2
Контрразведка постоянно отмечала, что все владельцы публичных домов в Приморье поддерживают тесную связь с сотрудниками японского генерального консульства во Владивостоке, а также с руководителями тайных японских обществ, действующими на российском Дальнем Востоке.
Проституция во Владивостоке процветала. Полиция эти заведения особо не трогала, так как получала от их владельцев взятки, особенно от китайцев, но в тоже время вела активную охоту за нелегальными домами и незарегистрированными проститутками. В конце июня 1909 года полиция получила от одного из своих осведомителей информацию о том, что при известном в городе ресторане Пержхальского "Светланка" имеется тайный публичный дом. Руководит им заведующая оркестром итальянская подданная Эмма Косатти. Информация была проверена. "Факт нахождения в оркестре девиц, занимающихся развратом и специально служащих для приманки в ресторан мужчин вполне подтвердился, - писал в рапорте 9 июля начальству полицейский пристав, причем оказалось, что из числа 10 девиц оркестра только четыре действительно музыкантши, а остальные проститутки..." .3
В сентябре того же года полиция обнаружила при пивном зале Петра Белова на Первой Речке женщин, занимающихся тайной проституцией. Затем был раскрыт китайский тайный дом терпимости, находившийся в Косом переулке, в доме Еф-Куй.
29 октября 1911 года за торговлю "живым товаром" и доставку во Владивосток из Франции для местных домов задержан и заключен под стражу французский гражданин Анатоль Ловаль.
Подобные факты можно найти в отчете пристава любого полицейского участка города Владивостока за любой год.
Наглядно представить то, кто пополнял эту среду - фамилия, имя, отчество, национальность, происхождение, возраст, адрес проживания - дает интересный архивный документ - тетрадь, озаглавленная "Список проституток, проживающих во Владивостоке. 1914 г.". Список был расписан по каждой конкретной проститутке, зарегистрированной органами полиции. Итак, согласно общим подсчетам, сделанным автором на основе "Списка", русских проституток насчитывалось 79 человек. Происходили они в основном из крестьян, из среды интеллигенции были считанные единицы. Значительная часть их была в возрасте от 22 до 29 лет, от 30 до 32 лет - 3 и в возрасте 21 года всего одна. Китайских проституток было только 32, преимущественно 16-22 лет, в возрасте от 23 до 26 лет встречались редко. Значительную часть "жриц любви" представляли японки - 314 человек. Их возрастной ценз колебался в пределах от 18 до 22 лет. Женщины свыше этого возраста были исключением.1
Всего же в городе проживало 1300 японок. Получается, что каждая четвертая из них была проституткой.
Для сравнения приведем аналогичные сведения по последней категории за 1910 год. На сентябрь 1910 года во Владивостоке проживало 2245 японцев, из них 1437 мужчин и 808 женщин. По данным, сообщенным японским генеральным консулом в городе, к 1 января того же года здесь было 17 японских публичных домов, где в штате работало 35 мужчин и состояло 230 проституток. Таким образом, с увеличением населения увеличивалось и число "продажных" женщин: пропорции оставались одинаковыми. Снова каждая четвертая.
Теперь о "домах свиданий". К примеру, в 3 полицейской части города на 1 января 1915 года было 68 домов свиданий, в них состояло 150 проституток. Таким образом, на каждый публичный дом приходилось в среднем по 2 проститутки. Кроме них, на участке промышляло 52 одиночки .2
"Организованные" проститутки проходили освидетельствование во врачебной части городской полиции. Проблему составляли одиночки, которых полиция вылавливала где только могла и жестоко карала.
В июле 1914 года пристав полицейской части докладывал, что силами вверенных ему чинов раскрыто несколько тайных квартир свиданий по Фонтанной, 51, квартира 1. В ней проживали 2 незарегистрированные проститутки – Мария Цыганкова (32 лет) и Евдокия Свергунова. Проститутками были и их соседки по квартире номер 3 - девятнадцатилетняя Анна Основина и двадцатилетняя Елена Думанская. Кроме того, были установлены и другие лица, "промышляющие развратом" в меблированных номерах Сарры Циммерман по Китайской, 24, в гостинице братьев Хлудневых "Отель Ницца" по Алеутской, 48 и в ресторане Ильи Гусарова по Китайской, 20.1
Практически во всех публичных домах, особенно в старой Корейской слободке, полицией было введено правило: в этих домах не должны находиться постоянно мужчины служащие, кроме мужчин содержателей, которые обязаны при этом быть в отдельных помещениях .2
Интересный факт: во Владивостоке до революции практически редки были изнасилования. В среднем в год происходило только 5-6 изнасилований.
В то время в печати поднимался вопрос: нужны или не нужны публичные дома. Чаша весов общественного мнения склонилась в сторону необходимости.
Полиция пыталась бороться с нелегальными домами терпимости, а легальные вовсю работали на благо городской казны и здоровья мужской половины портового города.
Следует отметить, что практически все публичные дома находились под тайным покровительством властей или местных японских или китайских "предпринимателей".

Глава 3: ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В СТРАНАХ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ.

§ 1. Некоторые особенности организованной преступности в Японии.

1. О понятии организованной преступности. Когда речь заходит об организованной преступности (ОП) в различных странах, то обычно возникают ассоциации подобного типа: в Италии - «Коза Ностра», в Америке - мафия, в Юго-Восточной Азии - Триады, в Китае, Гонконге и на Тайване - «Тонг», в Японии - «якудза».
Само по себе слово «якудза» в японском языке имеет значения «хулиган; дрянь; негодный»1; «лоботряс; бездельник; игрок; картежник»; «грубый; плохой»2 и поэтому употреблять его для обозначения такого явления, как ОП, можно лишь в собирательном и чисто условном смысле. Такое именно название ОП в целом более характерно в неофициальном обращении. С принятием же государственной программы борьбы с ОП японский законодатель ввел в официальное употребление новый термин для обозначения ОП: «Боорекудан». Общие японско-русские словари дают следующие переводы этого слова: «банда; бандитская шайка; шайка хулиганов»3 или «террористическая организация; банда; шайка».4 Анализ иероглифического состава слова «Боорёкудан» («боо» - буйство, насилие; «рёку» - сила; вместе «боорёку» - грубая сила, насилие; «дан» - группа, коллектив)5 позволяет лучше осознать и официальное разъяснение понятия, данное в ст. 2 Закона «О пресечении незаконных деяний членов бандитских группировок», а именно: «Бандой называется организация, в отношении которой существует опасение, что она способствует тому, чтобы ее члены (включая членов ее структурных подразделений) совершали коллективные и регулярные насильственные действия».6
В популярной литературе подчас так разъясняется возникновение и употребление слова «якудза»: группировки бакуто, основным занятием которых стала организация азартных игр, получили название «якудза», что в карточной игре означало «свинья» («я» в переводе с японского «восемь», «ку» - девять, «дза» видоизмененное, «сан», т.е. «три»; в сумме - двадцать, самое плохое число в японских картах). Название «якудза» впоследствии было перенесено на все группы ОП и до сих пор используется для их обозначения наряду с термином борекудан. Американский криминолог Паркер оперирует японским словом «борекудан» в значении «gang» (гэнг - англ. «банда»), а под «якудза» понимает членов борекудана, т.е. организованных преступников-гангстеров; Хироаки Иваи употребляет термин «якудза» и «борекудан» синонимически, в значении «gang» (гэнг).1
2. Современное состояние организованной преступности. Динамика развития ОП, в Японии выглядит примерно следующим образом: в 1963 году правоохранительные органы учитывали 5216 групп с численностью 184000 человек.2 После этого отмечается резкое сокращение и количества преступных групп, и числа их членов. В 1976 году групп уже насчитывалось всего 2502 с общей численностью членов 108266, а на конец декабря 1981 года эти цифры составили 2452 и 103263 соответственно.3 В 1988году - 3201 группы, объединяющие 86287 человек.4 В 1990 - 3155 группировок общей численностью 87260 человек.5 И, наконец, в 1992 году эти цифры составили 3300 «борекудан» и 88300 их членов.6 По заявлению Председателя Государственного комитета общественной безопасности Японии С. Сиокавы это вполовину меньше чем 30 лет назад, но беспокойство у полиции вызывает то, что группы консолидируются, пытаются оказывать влияние на общественную и даже политическую жизнь страны.7
Население, общественность страны в первую очередь тревожит то, что хотя лишь один японец из полутора тысяч граждан в той или иной мере связан с якудза, но на их долю приходится громадное количество нарушений уголовного законодательства. А если к этому добавить, что якудза дает в кредит больше денег, чем все японские банки вместе взятые; то, что ее оборота не способен достигнуть ни один из гигантских промышленных концернов Японии (Мицубиси, Сумитомо, Санва и др.), реальную опасность подмены политической власти уголовной, то все это и побудило правительство к принятию адекватных серьезных мер против «борекудан». Уменьшение количества ОПГ и их членов явилось закономерным результатом кропотливой деятельности не только правоохранительных органов, но и законодателей... Объективно оценивая тот материальный и духовный (моральный) ущерб, который причиняется ОП обществу, японский законодатель принял реальные шаги в противодействии ей.
В отличии от ситуации с ОП в некоторых европейских странах. В том числе В России, где чаще всего количество (если не самих мафиозных групп, то по крайней мере членов) ОПГ обычно округляется - в Японии в докладах полиции эти цифры приводятся с точностью до одной группы, до человека в каждой группе. Как отмечает Кан Уэда: «На основе приходящего в последние годы сокращение численности групп и их участников лежит поглощение слабых и малочисленных крупными кланами». Общее число официально зарегистрированных «борёкудан» продолжает расти, что связано, вероятно, с подготовкой соответствующих материалов, необходимых для этого (см., последний параграф данной работы, где приводится краткий комментарий Закона против «борёкудан»). Например, на 1. 03. 1994 года было зарегистрировано официально в качестве «борёкудан» всего 16 ОПС с общей численностью членов 33 860 человек ; а уже на 1. 09. 1994 года соответствующие показатели выросли до 22 и 37 700 соответственно . Эта цифра, судя по всему, должна будет вырасти еще, т.к. всего по стране в 1995 году действовало несколько тысяч мелких ОПГ и 8 крупных синдикатов, среди которых нет ни одного подпольного или нелегального. По данным на 1997 год в Японии существовало 7 гангстерских кланов. Крупнейший из них - «Ямагучи-гуми» состоит из 400 групп. В каждой может быть до ста якудза. По данным полиции, общее число членов «Ямагучи-гуми» достигает 23 100 человек. Затем идут синдикаты «Дзюкити-кай» (8000 членов); «Иногава-кай» - 140 групп (7400 членов); «Кёкуто-кай» (2300 членов); «Сумиёси рэнго» - 112 групп (600 членов).

3.Немного истории. В литературе взгляд на историю развития такого явления, как ОП в Японии, весьма неоднозначен. Чаще всего зарубежные исследователи обращают свой взор назад лет на 100-200. Адам Джонсон (США) делает попытку проследить возникновение якудза с 1612 года («Yakudza: Past and Present»). Н.Н. Макарова, описывая происхождение «борёкудан» в своей книге отмечает: «Организованная структура, традиции и «законы» борекудан в основе своей сложились уже в период феодализма более 200 лет тому назад. Родоначальниками современных борекудан были бакуто и тэкия». Далее она замечает, что формирование группировок бакуто относится к 17 в., а тэкия - 16 в., в основном за счет самураев, утративших, в результате междоусобных войн, своих сюзеренов.
Однако другие источники содержат информацию, уводящую нас еще дальше в глубь веков - в 7-9 вв. Речь идет о так называемых «наемных убийцах» - ниндзя. Многочисленные публикации такого рода, знакомящие с некоторыми «приемами работы» ниндзя, позволяют отметить, что кланы ниндзя, оставившие в истории следы за десять веков своего существования, также являлись преступными организациями, для которых, собственно, их преступный образ жизни был нормой.
Например, мастер Ясутакэ, принадлежащий к одному из трех семейств, руководивших кланом Ига-рю, оставил труд из 10 книг, в котором знакомит читателей с подробностями жизни и практическими методами действия ниндзя. В частности, в них показывается как путем сопоставления и анализа информации, полученной обычными способами (наблюдение, слухи, общедоступные документы и литература, ранее установленные факты) можно выявлять то, что скрывается от посторонних. Перечисляются способы введения противника в заблуждение (дезинформации), создания паники. Подчеркнута особая ценность тех приемов, которые самураи считали бесчестными: нарушение клятвы или договора, подкупа, шантажа, похищений, убийств из-за угла... Далее в этих книгах названо немалое количество вариантов подобных действий, начиная с одиночных действий и кончая общим планом примерной военной кампании.
Японское общество в феодальные времена было разделено на ряд сословий. Выше всех стояли удельные князья (даймё), ниже располагались профессиональные воины (самураи), еще ниже крестьяне, затем шли священнослужители, ремесленники, торговцы и, наконец «грязное» сословие (буракумины). Места для ниндзя в этой иерархии не было. Они находились вне общества и вне закона. Соответственно, у них властвовали иные правила - их собственные. И если, например, самураю следовало сохранить до конца верность своему князю, то ниндзя был также верен, но - своему клану, а не тем феодалам, которым служил, и которые думали, что используют его в своих интересах... Они всегда действовали во имя коллективов, членами которых являлись... Ниндзя чаще всего действовал в одиночку, но он не был одинок.2
Разумеется, шпионские операции (выведать тайну, украсть или скопировать документ) существенно отличались от заказных убийств и диверсий... Но в том и заключалось одно из достоинств кланов ниндзя, что у них были специалисты разного профиля...1
Хотелось бы отметить, что изучение подобной литературы может являться не только пособием для подготовки организованных преступных элементов, находясь в руках лидеров ОПГ, но также и средством для уяснения и разработки соответствующих механизмов противодействия ОП.
Позднее «бесчестные методы» и организация преступной деятельности в кланах ниндзя были усвоены и «бывшими» самураями, составившими основу обычных шаек, однако ненависть или лучше сказать - неприязнь, негативная оценка со стороны общества сохранилась только за первыми, т.к. они эти методы «изобрели». Самураи же и до ныне имеют за собой славу благородных рыцарей, несмотря на их «пятнистое» прошлое. Все это обусловлено тем, что хотя «японцы в ходе буржуазной революции Мэйдзи отменили в 1868 году феодальное сословие, но сохранили свод этических норм и традиций «японских рыцарей» (Бусидо)». Л.М. Колодкин считает, что, не смотря на тяжелейшие финансовые и экономические кризисы в Японии в послевоенный период, усугубившиеся атомной бомбардировкой, не смотря на вестернизацию экономики и культуры - Япония не столкнулась при этом с коррупцией чиновничества как массовым явлением, так как имела глубокие исторические традиции применения антикоррупционных норм профессиональной этики - кодекса «Бусидо».2 Этот кодекс сохранился в качестве свода норм профессиональной этики государственных служащих и, прежде всего, офицерского корпуса армии и полиции. 3 Соответственно и общественная оценка самураев имеет знак «плюс».
С началом развития капиталистических отношений в Японии ОПГ чаще занимались торговлей поддельными товарами, встречались «профессиональные хулиганы», игроки и т.п. Неизбежным оказалось и втягивание ОПГ в политическую борьбу. В качестве яркого примера того, что распространенным способом устранения от участия в выборах в парламент неугодных правительству депутатов было насилие, можно привести случай, произошедший с председателем одной из крупнейших (во второй половине 19-го века) буржуазных партий «Сейюкай», Инукаи Ки, когда он против бандитов, нанятых правительством, нанял сам шайку и - победил. Кроме того, монополии стоявшие за спиной партий, тратили огромные средства на подкуп и шантаж. С другой стороны этому был и свой «заразительный пример» в лице министра юстиции, который получал немалые средства на подкуп (для формирования угодного правительства) от императора.

4. Организационная структура, традиции и «законы». Борекудан (как «бакуто», так и «тэкия») имели (и имеют) свою «территорию» и кодексы поведения, члены этих объединений связаны между собой псевдородственными отношениями преданности, а часто и клятвой, скрепленной кровью, соблюдать кодекс поведения... Обряд посвящения новообращенного означал отречение от кровных родителей и признания босса фактическим отцом, а, следовательно - безграничную преданность боссу. Таким образом, группа якудза представляла (и представляет) собой псевдосемью-клан. Псевдосемейные отношения обеспечивали преступной группировке устойчивые связи не только между боссом и членами организации (традиционные ценности японского института семьи, в основе которого конфуцианская концепция со строгой регламентацией места и поведения каждого ее члена), т.е. отношения «отец-дети», но и высокую степень взаимной сплоченности между ее членами (отношения старших и младших братьев): не только вертикальные, но и горизонтальные отношения, связывающие членов одного ранга.
Кодекс поведения якудза являлся как бы пародией на бусидо-этический кодекс самураев средневековья.
В качестве примера приведем некоторые статьи одного из кодексов поведения якудза, относящегося к 1955 году: 1) не посягать на женщину, принадлежащую другому члену группы; 2) не заниматься ничем иным, кроме «бизнеса группы», даже под угрозой голода; 3) не выдавать секреты полиции в случае задержания; 4) сохранять преданность лидеру и остальным членам; 5) не пользоваться обычным языком, употреблять специальную терминологию группы или жаргон... Жесткая дисциплина, взаимная преданность якудза создавала условия для их использования при осуществлении целенаправленных и контролируемых актов насилия.2
5. Деформация власти (коррупция).
Если рассматривать ОП в целом, как самостоятельное общественное явление, то в этом отношении в эволюции ОП в Японии во многом повторяются черты ОП в иных странах мира. Очень многое можно наблюдать в Японии из того, чем занимается ОП в Америке, Германии, Италии, России, конечно же, с местной спецификой. Так, например, подчеркивая мощное влияние мафии на политическую жизнь в США, Р. Иванов отмечает, что «компетентные деятели США не без оснований считают, что мафия имеет реальные возможности и для захвата Белого Дома. А это уже проблема национальной безопасности страны». Ибо «начиная с местных органов власти и кончая федеральными службами - на всех уровнях мафия стремится захватить сильные позиции».
Выше уже был приведен пример проявления связи политики с преступным миром из прошлого столетия. Нижеприведенные примеры покажут, что актуальность данной проблемы для Японии в наши дни не исчезла. Печально лишь то, что, как правило, принятие мер правоохранительными органами происходит лишь тогда, когда очередные «народные избранники» уходят в отставку... Как это имело место, например, с экспремьер-министром Накамурой, приговоренным к 18 месяцам лишения свободы за получение взятки. Деньги Накамуре были переданы с тем, чтобы он оказал давление на Комиссию по Добросовестной Торговле, которая собиралась завести уголовное дело в отношении группы вымогателей возглавляемую Кадзимой.
Хотя бывают и случаи привлечения к ответственности лиц и в период занятия ими поста. Так, член Верхней Палаты парламента Томобэ был арестован за мошенничество вместе с членами семьи и тремя исполнительными директорами компании «Орэндж Кёсай», официально считавшейся «обществом по развитию взаимопомощи». 68-летний Тацуо Томобэ ранее являлся членом крупнейшей оппозиционной партии «Син-синто», но позднее стал баллотироваться независимым кандидатом в члены Верхней Палаты парламента. Обычно депутаты японского парламента во время сессии обладают иммунитетом неприкосновенности, поэтому не подлежат аресту, если толко их не застают на месте совершения преступления, либо парламент дает на это свое согласие. Томобэ, как отмечается со ссылкой на агентство «Киодо Цусин», стал четырнадцатым по счету членом парламента (со времени после Второй мировой войны), которого арестовали в период сессии. Перед ним такой же участи подвергся бывший Министр Труда, Тосио Ямагучи, в декабре 1995 г. Как заявил Министр внутренних дел, Кацухино Сиракава, являющийся одновременно Председателем Национального Комитета Общественной безопасности, - на закрытом заседании Комиссии по регламенту Верхней Палаты парламента Японии: «Господин Томобэ является руководителем преступной группы и если его не арестовать, то это создаст серьезные трудности в раскрытии истины». По оцекам следственных органов (на начало февраля 1997г.) Томобэ и его семья использовали более 26 миллионов долларов США средств «Орэндж Кёсай» на выборную кампанию Томобэ и на личные нужды...1 Однако уже входе следствия (к концу февраля) эта сумма возросла до 35 миллионов долларовСША.2 Газета «Тюгоку Симбун» отозвалась по этому поводу таким образом: «Томобэ и его семья, похоже, верят, что за деньги легко можно приобрести политическое влияние. В какой-то мере такое мышление отражает традиционные способы действия японских политиков».3 (Стало известно также о высказывании обвинений в адрес бывшего Премьер-министра Хосокава М., по поводу получения им денег от Томобэ.)

§ 2. Основные формы проявления ОП в Японии.

1. Сфера экономики. Анализируя состояние современной ОП в Японии видный японский криминолог Кан Уэда в своей книге «Преступность и криминология в современной Японии», отмечает, что «к настоящему времени преступные группы перенесли центр тяжести с грабежей на «противоправный бизнес» и превратились в доходные предприятия, основанные на применении незаконных способов извлечения прибыли».4 Известно, что одним из «лакомых кусков» для ОПГ является сфера строительства, где в погонях за прибылями для строительных компаний важным моментом является получение выгодного заказа на строительство прибыльных объектов в доходных местах. В свою очередь, строительные компании используются ОПГ либо в качестве «крыши», либо для получения «сверхдоходов», либо для непосредственного «отмывания денег»... А поскольку вопросами отвода участков земли и размещением заказов на территории городов в основном ведает муниципальная власть, то она и становится объектом воздействия со стороны ОП. В Японии недавно стал широко известен факт о том, что политики и местного уровня также «мягко говоря» не гнушаются связями с преступным миром. Речь идет о бывшем мэре Сендаи, господине Тору Исии, который 22 января 1997 года был приговорен к трем годам лишения свободы и штрафу в сумме 1,2 миллиона долларов США за получение в таком объеме взятки от семи основных японских строительных компаний, в 1992 году в связи с проектами по инженерно-строительным работам в городе.
По-прежнему, главными источниками добывания преступными группами финансовых средств служат азартные игры, спекуляция, тайная торговля наркотиками, проституция, взимание долгов с неплательщиков, служба телохранителей, поставки «сокайя» и т.п. «Сокайя» - это лица, тайно нанимаемые руководством фирмы для того, чтобы оказывать на них грубое давление, вынуждая голосовать за решения, выгодные руководству.
Последний вид «услуг», оказываемых организованными преступниками, наряду с шантажом предпринимателей, рэкетом, махинациями с ценными бумагами, то есть так называемыми «интеллектуальными преступлениями», а также иными видами вмешательства преступных групп в экономическую деятельность и их вторжения в частную жизнь граждан (насильственная стерилизация женщин, вывоз детей и др.) - продолжают развиваться по нарастающей. При этом к помощи «сокайя», например, прибегают руководители не только мелких фирм, но и крупнейших. Так, агентство новостей «Киодо Цусин» в июне 1997 года сообщило об аресте бывшего президента компании «Номура Секьюритиз», Хидео Сакамани, который подозревается в сговоре с бывшими исполнительными директорами Симиэй Мацуки и Нобутака Фудзикура и служащим Департамента по общим вопросам, Осаму Фудзита, - с целью совершения выплаты 325 тысяч долларов США «сокайя», Рюичи Коике, в марте 1995. Чаще к таким услугам прибегают руководители компаний, занятых на рынке ценных бумаг, среди которых и упомянутая «Номура Секьюритиз», и «Никко Секьюритиз», и «Ямаичи Секьюритиз» и т.д. Поток сообщений по российскому телевидению летом и осенью 1997 года о кризисе на финансовом рынке в Японии после июньского сообщения об аресте главы компании «Номура Секьюритиз», господина Сакамаки, продолжился информацией о повторном наказании министерством финансов этой компании за незаконную практику в бизнесе. А в сентябре прокуратура Японии арестовала должностных лиц из «Ямаичи Секьюритиз», включая бывшего президента компании с подозрением в незаконной выплате суммы еще более крупной - 658 тысяч долларов США - организованным вымогателям «сокайя». В октябре зазвучало и название фирмы «Никко Секьюритиз», где за такие же незаконные действия обвинялись президент компании и шесть ее исполнительных директоров.
Премьер-министр Японии отреагировал на арест Сакамаки заявлением, что этот арест потрясет всю национальную индустрию ценных бумаг. «Важно не то, арестован он или нет. Вопрос упирается в следующее: как руководитель компании с таким уровнем позволил возникнуть этой проблеме», - отметил Хасимито.
Проблема с «сокайя», действительно, стала настолько остра, что правительство Японии постаралось принять более жесткие меры в 1982 году. Активная деятельность правоохранительных органов, при поддержке правительства Японии, не осталась безрезультатной и число «Сокайя» резко стало уменьшаться, достигнув с 6800 человек количества примерно около 1000. Хотя проведенный недавно одной из основных национальных ежедневных газет Японии опрос показал, что 38 из 44 компаний-респондентов испытывают влияние организованных рэкетиров. А по данным Управления полицией столицы Японии на 27 июня 1997 года только в Токио 34 компании подтвердили посещение акционерных собраний рэкетирами в количестве 86 «сокайя». Эта цифра также свидетельствует об улучшении ситуации, ибо в 1996 году - 176 «сокайя» присутствовали в Токио на 79 собраниях ... Все же полиция не ослабляет свою помощь различным «нуждающимся» компаниям и , например, в 1997 году ежегодные собрания акционеров в 2355 компаниях проходили под охраной в общей сложности 10 000 полицейских...
Как верно комментирует Кан Уэда: «... из характера этих операций видно, что на них существует спрос со стороны определенной «клиентуры», и в этом смысле можно сказать, что современная ОП поддерживается своего рода «социальным заказом» общества».
Сохраняется и другая традиционная форма преступности - нелегальное предпринимательство (подпольный игорный бизнес, торговля наркотиками и др.)

2. Наркобизнес. Сегодня якудза все активнее стремятся войти в героиновый бизнес, который давно и прочно контролируется китайскими триадами и американо-итальянской Коза Ностра. В Японии этот вид «бизнеса» приносит ОП наибольшие доходы. Члены якудза практически монополизировали этот вид преступной деятельности (в основном это - распространение стимулирующих средств: амфетаминов и метафтоминов). Стимулирующие средства ввозятся в страну контрабандным путем... Внутри страны они создали сложную сеть тайного распространения стимулирующих средств, которые в настоящее время употребляются повсеместно, причем всеми слоями японского общества, включая молодежь и женщин-домохозяек. Наркобизнес обеспечивает высокие прибыли тем, что, например, на пути из Гонконга и до потребления цена порошка за один грамм увеличивается в 40-50 раз! «Белая смерть» приносит 44 % всей выручки.

3. Проституция. Монополизировано ОП и пособничество проституции. (Члены борекудан составляют подавляющее большинство среди лиц, повинных в самом тяжком нарушении «Закона о борьбе с проституцией» - в создании «тайных публичных домов».) Распространенный прием вовлечения в проституцию - установление интимных отношений со студентками, домохозяйками и работающими женщинами и затем принуждение их к занятию проституцией под угрозой разглашения сомнительных связей. Занимаются члены борекудан и торговлей людьми... Специально нанятые местные жители разъезжают по деревням Таиланда и Филиппин, завлекая девушек в Японию обещаниями высоких заработков на предприятиях фирм «Сони» или «Ниссан». Однако на самом деле обманутые девушки попадают в публичные дома Токио и других японских городов. Якудза, полностью контролирующие проституцию в стране, получают огромные деньги от торговли «живым товаром», поскольку многие привезенные из-за границы девушки «работают» практически бесплатно - только за кров и еду... В последнее время в Токио резко возросло количество гомосексуалистов, продающих себя... Контролируя «голубую» проституцию, мафиози зарабатывают 500 миллионов долларов в год и заодно собирают компрометирующий материал на государственных чиновников, которые рискуют быть уволенными, если начальство узнает об их тяге к мальчикам...
Кроме указанных видов или форм ОП, в Японии по-прежнему имеет распространение игорный «бизнес», все более популярным становится не только вымогательство, но и вмешательство в дела юридических лиц (чаще всего в кредитно-финансовой сфере) и отдельных граждан; имеет место торговля (с преобладанием экспорта) краденными автомобилями, совершаются насильственные преступления, совершаемые ОПГ, нередки и наемные убийства; серьезную проблему представляет собой и ОП несовершеннолетних...

4. Романтизация преступников. Следует обратить внимание на нередко встречающуюся «романтизацию» преступников. Так, подчас навязывается мнение, что есть «плохие» бандиты и есть бандиты «хорошие». Потребитель такой «желтой» продукции готовится под «соусом» кодексов «чести», осваиваемых в многочисленных секциях восточных единоборств. В настоящее время, пожалуй, есть лишь редкие исключения, когда кто-нибудь не посещал бы одну из таких секций хотя бы непродолжительное время. Такие попытки идеализировать якудза встречаются и в самой Японии, и в российских СМИ.
Чтобы не быть совсем голословным, приведем в качестве примера одну из статей Сергея Агафонова в «Известиях». Автор, в частности, заявляет, что «хаотичной», «вольной», неорганизованной преступности разнузданной уголовщины и беспредела как социального явления в Японии практически нет...» Или еще: «В Японии не боятся преступности не потому, что ее нет, а потому, что «чистая» уголовщина сведена практически к нулю...» Такая благодать существует в японской природе давно и объясняется тем, что «типовой» бандит в Японии - это не социальный выкидыш, а служба, профессия» (последнее не вызывает сомнения - А.И.). «Японский «кадровый» бандит ... не изгой, ...а горячий патриот своей японской родины, почитатель традиций и строгий хранитель свода законов»... «бандформирования не марались грабежом соотечественников и убийствами на почве корысти и в самом деле работали не покладая рук для процветания «зоны контроля» (которую они «опекают» - А.И.). Методы этой работы были криминальными всегда, но этот криминал не разрушал, а цементировал общину и общественную безопасность, воспринимаясь большинством (и властями в том числе), как часть традиционного порядка»... ... «Японские мафиози, хотя это и не признается публично, по-прежнему обеспечивают стабильность японского современного «дна», ... живут на поступление от рэкета, запрещенных в стране азартных игр, проституции, реализации наркотиков и т.д. Обороты этих операций в суммах выглядят весьма внушительно (по самым скромным оценкам, порядка 10,3 миллиарда долларов ежегодно), но почему-то никто в Японии не тревожится перспективой выхода ОП из под контроля и криминализации общества - «поводок» как был коротким раньше, так и остается таким теперь, и длину этого «поводка» регулирует не только полиция и другие силовые структуры, но и... сама ОП».
Не правда ли, весьма радужная картина, особенно если учесть, что указанная выше сумма доходов (10.3 миллиардов долларов США) приходится на количество людей, составляющих менее 0,1% населения всей Японии (численность лиц, занимающихся ОП) и именно эта ничтожная часть населения в результате своей активной деятельности умудряется достичь уровня убийств в 30% от всех совершаемых в Японии, т.е. одну треть; 27% - от всех телесных повреждений, т.е. более четверти; 50% (!) нарушений Закона о контроле за стимулирующими средствами (остальные 50%, вероятно, приходятся на потребителей, поскольку ОП является сбытчиком этой продукции. - А.И.); пятую часть от всех нападений и изнасилований (здесь также требуется «поправка с учетом реальности», ведь все публичные дома - тайные, а методы превращения девушек в «живой товар» не всегда носят добровольный характер. Таким образом, эта цифра очевидно на несколько порядков занижена (А.И.). Представляется, что даже простое сопоставление перечисленного должно бы выветрить «эйфорию благополучия», которой, кстати сказать, страдает не один С. Агафонов. Упоминая о всех «прелестях» социального порядка в Японии, упомянутый автор попутно замечает, что «Аум синрикё» с ее газовыми атаками не в счет: «Это не преступность. Это смесь политики с культурой.» (А разве политика не бывает преступной? - А.И.) Для борьбы с подобными взглядами можно рекомендовать книгу Марка Шрайбера «Шокирующие преступления в послевоенной Японии», вышедшей в Токио в 1996 году. В этой книге американский исследователь скрупулезно анализирует 16 наиболее громких преступлений, совершенных в Японии за последние 50 лет, развеивая миф о Японии, как обществе без проблем.

§ 3. Правовые меры борьбы с организованной преступностью в Японии.
1. Общие меры борьбы. Сейчас пора взглянуть и на то, как государство в Японии реагирует на явление ОП. В Конституции 1947 года, в ст. 12 отмечается: «...Народ должен воздерживаться от каких бы то ни было злоупотреблений свободами и правами и несет постоянную ответственность за использование их в интересах общественного благосостояния.» Указанной обязанности граждан корреспондирует и обязанность государства, закрепленная в ст.13: «Все люди должны уважаться как личность. Их право на жизнь, свободу и на стремление к счастью должно являться, поскольку это не нарушает общественного благосостояния, высшим предметом заботы в области законодательства и других государственных дел.» В общей части УК Японии понятие «организованная преступность» - специально не формулировалось. В нем, однако, нашло свое отражение другое понятие - «соучастие», которому законодатель посвятил целую главу.
Конституция Японии дает лишь отправные принципиальные уголовно-правовые положения... Уголовный кодекс, принятый давно (1907) и лишь как общий уголовный закон, также не в состоянии был охватить все стороны меняющейся жизни. Поэтому для регулирования конкретных правоотношений принимались различные специальные законы, число которых достигает в общей сложности тридцати. Часть специальных законов были приняты еще в прошлом веке, но, не смотря на некоторую архаичность, продолжают действовать и ныне. Отечественные исследователи группируют специальные законы определенным образом. (Нами выделены лишь те, которые касаются, тем или иным образом, противодействия ОП. - А.И.)
 Наказания за «традиционные» преступления посвящены Закон о наказаниях за насильственные действия 1926г.; Положение о наказаниях за нарушения порядка контроля над взрывчатыми веществами 1884г.;
 Законы, предусматривающие наказания за преступные нарушения нравственности (Закон о предотвращении действий, совершаемых в пьяном виде и приносящих беспокойство публике, 1961г.; Закон о предотвращении проституции 1956г.) (Оба этих закона являются реагированием на неизвестный ранее японскому обществу рост пьянства и легализация социального осуждения проституции, которая до войны являлась разрешенным видом занятий).
 На борьбу со злоупотреблениями наркотическими средствами направлены Закон контроля над коноплей 1953 г., Закон об опиуме 1954г., Закон о контроле над стимулирующими средствами 1951г., принятие которых было вызвано широким распространением этих злоупотреблений в послевоенной Японии.
 Большая группа законов состоит из норм, преследующих за нарушение порядка экономических отношений, фальшивомонетничество, подделку гербовых марок и ценных бумаг, преступления персонала юридических лиц и т.п.
 Особую группу образуют законы, представляющие также законодательный отклик на появление новых видов преступлений, ориентированных на политические акции - от экстремистских вылазок с применением бутылок с зажигательной смесью до выступления миролюбивых сил с целью срыва полетов военной авиации (Закон о наказаниях за действия, создающие опасность для воздухоплавания 1974 гг.; Закон о наказаниях за вымогательство с использованием заложников 1978г.; Закон о наказаниях за насильственный захват воздушных судов 1970г.; Закон о наказаниях за использование бутылок с зажигательной жидкостью 1972г.).
Поскольку акты уголовно-административного законодательства весьма многочисленны и рассредоточены по всем отраслям и подотраслям права Японии, то для получения представления общего характера о таких источниках предлагаем лишь несколько названий, могущих представлять интерес в соответствующем направлении:
1) в отрасли конституционного права - Закон о выборах на публичные должности 1950 г.; Закон о регулировании политических фондов 1948г.;
2) в отрасли административного права - Закон о государственных публичных должностных лицах 1947г. (ст.ст. 109 и далее);
3) в отрасли налогового права - Закон о взимании государственных налогов 1959 г. (ст.ст. 187 и далее) (Смотри также Приложение к Закону о пресечении противоправных действий членов ОПГ. - А.И.)
Кроме того, главы об уголовных наказаниях содержат многие из законов, относящихся к различным подотраслям хозяйственного права, например: Закон о запрещении частной монополии и обеспечении частных сделок, т.е. основной акт антимонопольного законодательства; Закон о Банке Японии; Закон о сделках с ценными бумагами; Закон о контроле за обменом иностранной валюты и внешней торговлей.
«Комплексная программа борьбы с ОП» была разработана Главным полицейским управлением в 1986 году. Она включает в себя не только чисто полицейские мероприятия, но и направлена и на расширение участия в этой борьбе широкого круга государственных и общественных сил, находящихся за пределами собственно правоохранительного механизма. И такой подход совершенно оправдан, ибо, как справедливо отмечает А.И. Коробеев, «возможности уголовного права в системе социального контроля не безграничны: в силу объективных причин ему с самого начала уготована роль вспомогательного средства в борьбе с преступностью. Но и умалять эти возможности было бы ошибкой: разнообразие функций уголовного права свидетельствует о наличии в нем еще не использованных резервов.»
2. Социально-правовой контроль. В таких странах, как США и Япония в качестве средства борьбы с ОП (в частности, и с таким ее проявлением, как коррупция) получил наибольшее развитие так называемый социально-правовой контроль. С этой целью в Японии с 1 марта 1992 года вступил в силу специальный Закон о превентивных мерах против насильственных групп.
Для Японии такой подход является в определенной степени и исторически оправданным. Одна из основных книг, оказавших влияние на формирование традиционных нравственных и социально-правовых концепций - «Дао Дэ Цзин» (Трактат о Пути и Добродетели) повествует так: «Законы составляют основу управления государством... Когда в мире множатся запреты, тогда в народе становится больше сирых и убогих... Чем строже указы и методы тем больше воров и разбойников...»
В японском обществе образовалось два антагонистических полюса: с одной стороны, это государство, целью которого является забота о благе каждого подданного, а с другой стороны ОП, целью которой является обогащение ради обогащения и сверхдоходы только для себя самой...
Попытаемся поближе познакомиться с указанным Законом.
Следует отметить, что, вероятно, с учетом внутренней ситуации в стране «Закон о превентивных мерах против насильственных групп» (далее - Закон) проработан достаточно детально. В структурном отношении он состоит из 50 статей, объединенных в семь глав: 1) общие положения (ст.ст. 1-8); 2) регулирование деяний, имеющих характер насильственных требований (ст.ст. 9-14); 3) ограничение использования служебных помещений во время вооруженных столкновений между бандами (ст. 15); 4) регулирование насильственного принуждения к вступлению в банду и иных принуждений (ст.ст. 16-30); 5) центры содействия движению по искоренению насилия (ст.ст. 31-22); 6) отдельные положения (ст.ст. 33-45); 7) положения о наказаниях (ст.ст. 46-50).
В главе 1 устанавливается цель принятия Закона (ст.1); разъясняются понятия, которые фигурируют в нем (ст. 2), а также рассматривается процедура официального признания отдельной банды или сообщества в качестве ОПГ/ ОПС (ст.ст. 3-8);
В частности, «для обеспечения спокойствия и безопасности жизни граждан, защиты прав и свобод народа» определены две основных группы мер. Первая группа включает в себя: а) меры в отношении совершаемых бандами деяний, имеющих характер насильственных требований и б) меры по предотвращению той опасности для жизни граждан, которую представляют собой вооруженные столкновения бандитских группировок. Вторая же группа предусматривает возможности стимулирования деятельности общественных организаций, направленной на предотвращение вреда, наносимого действиями бандитов.
Пункт 1 ст. 2 называет насильственными противоправными деяниями те, которые указаны Сводом установлений Госкомитета общественной безопасности в числе преступлений, приведенных в Приложении. Далее, в ст. 2 дается определение понятия банды вообще, и вводится такое понятие, как «банда / объединение банд, официально зарегистрированные в качестве таковых» (переводчик предложил термин «открыто выделенная банда / объединение банд», но на наш взгляд, лучше подходит определение «официально зарегистрированная банда» - А.И.). Суть такого понятия сводится к тому что если местный (т.е. столичный или префектуральный) комитет общественной безопасности (далее: КОБ) признает банду соответствующей одной из изложенных в пунктах ст. 3 Закона характеристик, то ее официально регистрируют как банду с обнародованием сведений об этом. Приводимые характеристики свидетельствуют о повышенном опасении, что члены банды совершали коллективные или регулярные насильственные деяния.
Перед принятием решения об официальной регистрации банды в качестве таковой, КОБ должен провести с лидером данной банды или его заместителем, или их доверенным лицом собеседование. Однако, если собеседование в силу объективных причин не состоялось (неявка лидера или его заместителя без уважительной причины, или по истечении 30 дней после официально объявленной даты их местонахождения осталось не известным), то официальная регистрация ОПГ как «борёкудан» может быть произведена и без проведения собеседования. (ст. 5 Закона).
Далее, кроме собеседования, где представители банды устно извещаются о тех основаниях, по которым принимается решение КОБ об официальной регистрации их банды в качестве таковой, - КОБ подготавливает документы, свидетельствующие о том, что данная банда отвечает необходимым условиям для ее официальной регистрации. К документам прилагается также протокол собеседования и запрос в Госком о. б. о подтверждении того, что данная банда соответствует характеристикам, предусмотренным ст.ст. 3 или 4. (ст. 7)
Принятое КОБ решение в обязательном порядке обнародуется через правительственный вестник, с указанием названия официально зарегистрированной банды и иных сведений. Предусмотренных Сводом Госкома о.б. Такое решение вступает в силу со дня его публикации (ст.7 Закона...) и действует в течение 3 лет, если только за этот период банда не прекратит свое существование, либо станет совершенно очевидным, что она не соответствует характеристикам, содержащимся в ст.ст. 3.4 Закона (ст. 8).
Глава 2 посвящена двум основным способам регулирования противоправных насильственных требований, а именно : а) путем запрета таких деяний (подробно перечисленных в ст. 9) - этому подходу посвящен весь первый раздел данной главы, т.е. ст.ст. 9-12 и б) путем оказания помощи в возмещении ущерба, причиненного незаконными требованиями (рассматривается в разделе 2 главы 2 - ст.ст. 13-14).
К числу деяний, имеющих характер насильственных требований, законодатель отнес, в частности, а) требования от кого бы то ни было наличных денег, товаров и прочих имущественных выгод в качестве компенсации за нераспространение каких-либо сведений о нем (шантаж); б) требование подарков, как бы они ни назывались: пожертвования, взносы и т.д; в) требование от владельцев предприятий, расположенных в зоне влияния банды, - денег и товаров в качестве благодарности за разрешение хозяйствовать на своем же предприятии; г) требование от должников уплаты процентов за ссуду, превышающих предел, установленный п.1 ст.1 «Закона об ограничении процентов за ссуду» (№100. 1954г.); д) необоснованные требования от кредиторов освобождения (частичного или полного) от долга или его отсрочки; е) требование представления ссуд или возможности приобретения акций в компаниях; ж) требование от лиц, получивших здания или земельные участки на законных основаниях под жилые или производственные нужды, - чтобы они освободили их; и некоторые другие (см., подробнее ст. 9 Закона). Однако этим перечислением запрещенных деяний законодатель не ограничивается. Далее он устанавливает, что «никто не вправе принуждать или подстрекать членов банды к деяниям, имеющим характер насильственных требований, или поручать им подобные действия» (ст. 10). В целях пресечения действий, указанных в ст. 9 и 10, КОБ может приказать бандиту либо прекратить эти деяния , либо принять меры, необходимые для обеспечения их прекращения (на срок не более года).
Если же в результате деяний, имеющих характер насильственных требований, потерпевшему был причинен ущерб, то КОБ в случае обоснованности заявления, принимает меры к возвращению изъятых бандитами денег или товаров, либо дома или участка и восстановлению их до того состояния, в котором они были до применения насильственных требований... В то же время такие меры включают профилактические мероприятия, т.е. КОБ может предоставить различные материалы, дать советы предпринимателям - как вести себя в соответствующей ситуации, а при необходимости и организовать курс лекций (ст.ст. 13-14).
Не секрет, что для ОПГ/ОПС серьезную проблему представляет «текучесть кадров». Кан Уэда, например, отмечает, что «результаты долговременного исследования показали, что половина лиц, вступивших в группу в том или ином году, покидают ее в течении 5 лет; за 10 лет их покидает 3/4, за 15 - 7/8... Вместе с тем, матерые якудза воспитывают молодых членов группы, вырабатывают у них презрение к труду, агрессивность, внушают идею «настоящего мужчины», концепцию «неотвратимости судьбы», по которой, если попал в группу, то это судьба. А по данным НИИ полиции Японии, 90% членов борёкудан уже были судимы. Остальные же 10%, вновь вовлеченная молодежь, зачастую также имела в биографии встречи с полицией, преступные эпизоды... «Многие молодые люди», - говорил Председатель Госкомитета общественной безопасности Японии С. Сиокава, «считают, что связь с борёкудан позволит им вести веселую разгульную жизнь, не работая.» Однако многие новички быстро понимают, что в преступных группах своих целей они не достигнут... и уходят, несмотря на то, что их боссы всячески стремятся воспрепятствовать этому.
Закон устанавливает ответственность и за вовлечение молодежи в ОПГ, и за попытки насильно удержать ее в ней... Пункт 1 ст. 16 Закона однозначно закрепляет, что «члены банды не имеют права заставлять или уговаривать несовершеннолетних (т.е. лиц, не достигших 20 лет) вступить в банду или препятствовать выходу из нее»... Данной статьей охватываются и уговоры с помощью угроз и требование какой либо компенсации за разрешение выйти из банды, либо вовлечение лиц, близких объекту угроз, в банду или препятствование выходу из нее. Если же будет установлено, что член банды нарушает указанные установления, то, в зависимости от последствий к нему могут быть применены следующие виды воздействия: а) КОБ может потребовать от члена банды прекращения действий по вовлечению в банду или препятствованию к выходу из нее; б) если есть опасения, что подобные действия не прекратятся, то КОБ может потребовать принять меры, препятствующие тому, чтобы в течение установленного срока (не более года) член банды понуждал лицо вступить в банду или не давал выйти из нее (см., ст. 16-19 Закона). В отношении лиц, стремящихся выйти из банды, КОБ призван способствовать тому, чтобы они адаптировались к условиям на новой работе, принять необходимые меры к предотвращению попыток воспрепятствовать их выходу из банды, а также оказать им заботу и поддержку. Является обязанностью КОБ и забота о том, чтобы население и предприниматели поняли важность участия порвавших с бандой лиц - в социально-экономической жизни общества путем устройства на работу и т.д., а также широко распространять идею помощи таким лицам (см., ст. 28 Закона).
Авторы закона справедливо считают, что он будет действительным только в случае мощной поддержки со стороны населения. Именно для координации и развития этого движения создан Центр развития движения за искоренение насилия с филиалами в префектурах и крупных городах. Их деятельность носит скорее социальный характер, нежели правовой и сводится в основном к следующему:
1) информационно-просветительская работа в целях повышения сознания населения и распространение знаний о том, как защититься от незаконных бандитских действий. (Уже издано много красочных буклетов, в которых разъясняются цели нового закона и как население может содействовать проведению его в жизнь. Три десятилетия потребовалось, чтобы численность якудза в Японии снизилась наполовину. Новый закон, надеются японские полицейские, поможет достичь того же результата в значительно более короткие сроки.)
2) консультации по вопросам защиты от незаконных бандитских действий;
3) забота о нейтрализации влияния банд на подростков;
4) поддержка лицам, стремящимся выйти из банды;
5) оказание материальной помощи жертвам бандитских вымогательств;
6) организация курсов усовершенствования для наставников подростков... и др. (см., ст. 31. 32). Если гражданин обратился в местный центр посоветоваться по поводу незаконных действий со стороны бандитов, то центр должен оказать ему необходимую помощь советом, а также предпринять меры к быстрому и надлежащему решению проблемы по существу;
7) проведение исследований о влиянии банд на здоровое воспитание подростков и на жизнь граждан в целом;
8) осуществление прочих сопутствующих видов деятельности.
Координацию деятельности названных центров, а также иных органов, ведущих борьбу с ОП, призваны обеспечивать КОБ. Однако функции КОБ достаточно широки. Это и 1) контроль за территорией, на которой расположены основные офисы банд, в отношении которых предстоит проводить собеседования при решении вопроса о их официальной регистрации в качестве таковых; и 2) проведения собеседований и обнародования данных об официальной регистрации банды; 3) снятие с банд статуса официально зарегистрированной ОПГ/ОПС; 4) оказание помощи в возмещении ущерба объектам насильственных требований и организация курсов лекций для них ( а также некоторые другие функции, перечисленные в ст. 39 Закона). Своими силами, понятно, контроль над всей территорией поддерживать трудно, если не сказать - невозможно. Поэтому в ст.ст. 40-42 Закон предусматривает возможность возложения части полномочий КОБ на начальников полиции соответствующего уровня...
Глава 7 (Положение о наказаниях) устанавливает виды наказаний за действия банд или их членов в нарушение отдаваемых КОБ приказов. Среди наказаний преобладает штраф, размер которого колеблется от 200 тысяч иен (например, за непредставление предусмотренных ст. 33, п.1 отчетов и материалов, или представление ложных отчетов и материалов; за отказ пропустить сотрудников полиции в служебные помещения, препятствование им в этом и уклонение от осмотра) до 1 миллиона иен (в качестве меры против деяний, имеющих характер насильственных требований по ст. 11 Закона). Альтернативой штрафа выступает «каторга» (тюремное заключение с исполнением принудительного тяжелого труда) на срок до 1 года, либо - как крайняя мера- одновременное наказание в виде каторги до 1 года и штрафа до 1 миллиона иен ( см., например ст.ст. 46-48 Закона.
Представляется, что, с точки зрения закона, его авторы правильно поступили, расположив главу о наложении наказаний в самом конце. Такое расположение еще раз подчеркивает стремление государства создать такие рамки социально-правового контроля, которые бы «щадили уязвленное самолюбие преступников», не лишая его [Закона] при этом некоторой жесткости. Ведь при здоровой реакции правоохранительных органов на ситуацию, лежащую в пределах компетенции Закона, наказание может быть своевременно возобновлено. Очевидно, что судьба закона зависит от слаженных действий всех сил по искоренению ОП. Для того, чтобы оценить некоторые результаты действия этого Закона, необходимо лучше изучит опыт деятельности всех структур, призванных к реализации Закона, в первую очередь - КОБ, Центров по искоренению ОП, и полиции. Полагаем, что такая необходимость и целесообразность уже назрела, поскольку с момента вступления Закона в силу уже прошло 5 лет. У названных органов несомненно появились данные, которые следовало бы проанализировать. Дело в том, что в отечественной научной литературе уже предлагался проект «Закона о мерах против ОП», разработанный Гонтарем И.Я., преподавателем камчатского филиала ДВГУ, где также содержится идея установления за ОП в России социально-правового контроля. Сопоставительное сравнение названного проекта с Законом, действующим в Японии, - специальная тема. Но именно потому, что в литературе уже прозвучала критика проекта Гонтаря («практическая реализация такого подхода может повлечь необоснованное применение правового принуждения») - более подробный взгляд на упомянутый проект Закона из дестабилизированной России на реальное применение аналогичных мер в Японии мог бы стать своего рода одной из оценок «целесообразности внедрения системы социально-правового контроля» у нас в стране... Ведь обычно, если сходны у двух организмов (если рассмотрим в качестве общественных организмов общество Японии и России) симптомы заболевания ( ОП - А.И.), то при прочих равных условиях - должно аналогично подействовать и лекарство против них.
В рамках данной работы не рассматривались некоторые чисто специфические статьи Закона Японии, касающиеся традиционного поведения для японских якудза (например, запрет на татуировку, понуждения к ней и понуждение к отрезанию фаланги мизинца с целью доказать преданность членов банды ее руководителям и др.), т.к. внимание больше было сосредоточено на том, чтобы познакомить читателя со специально-предупредительными ограничениями и запретами, налагаемыми на лиц, выступающих объектами контроля. И хотя может показаться, что и в Японии такие меры объективно «ущемляют конституционные права и свободы граждан», надлежит вспомнить при этом положения Конституции Японии. Наивно полагать, что спасти общество от злоупотреблений правами и свободами отдельных граждан можно без каких либо ограничений их от злоупотреблений. Уточним: ущемляются или ограничиваются не права и свободы, а злоупотребление этими правами и свободами...
В заключение отметим, что более подробное знакомство уже с результатами реализации Закона о пресечении противоправных деяний членов ОПГ предстоит в следующей отдельной работе.

§ 4. Современное состояние и меры борьбы с организованной преступностью в Корее.

1.Современное состояние организованной преступности в Корее.
Вопрос о наилучшем определении термина «организованная преступность» вызывает много споров среди ученых и практиков . На практике такое определение в разных странах имеет некоторые различия. В Корее под организованной преступностью понимается систематическая и продолжающаяся преступная деятельность, совершаемая более чем двумя лицами. Иными словами, существенными отличиями организованной преступности являются продолжительность и строгая иерархия.
Нам не известно точно , сколько преступных организаций существует и сколько членов в них насчитывается . В настоящее время полиция предполагает , что всего в стране имеется примерно 310 преступных организаций с общим числом бандитов ~8300. Но до сих пор, думается, пока еще нет организации, распространяющей свою деятельность на всю страну. С началом роста экономического развития в Корее в 1980-ые годы подъем организованной преступности привел к выделению трех банд , действующих в масштабах страны. Это семейство Пан-Собанг , клан Янгыни, и клан Тонгчжэ. К 1996 году из них клан Пан-Собанг и Янгыни потерпели крах в связи с арестом их глав и большинства руководящих членов . Что же касается клана Тонгчжэ , то , поскольку их глава выехал за границу , остальные члены банды рассеялись. Однако, по нашим оценкам , после краха упомянутых банд , появились вновь организовавшиеся группы , состоящие из молодых бандитов по 20-40 человек.
Виды деятельности , в которые вовлечены преступные организации в Корее сходны с деятельностью преступных организаций в других странах.
Азартные игры.
В Корее открытие общественных игорных домов , типа казино , для местных граждан - запрещено. Однако банды создают тайно нелегальные игорные дома и собирают клиентов , либо оборудуют секретные комнаты в лицензированных игорных помещениях и позволяют своим клиентам играть в азартные игры . Недавно полиция обнаружила игорный дом такого типа в Сеуле и арестовала некоторых членов банды, руководящих домом , а также несколько полицейских , бравших взятки и закрывающих глаза на это преступление.
Вымогательство ссуды (займа).
Вымогательство ссуды в Корее имеет тенденцию к тесной связи с организованными группами . В прошлом частные кредиторы прибегали к помощи организованных преступников для выколачивания , в случае необходимости , своих денег из уклоняющихся от исполнения своих обязательств . Но сегодня уже организованные преступники ,нанимаемые кредиторами , занимаются возвращением просроченной ссуды. Иногда преступные организации ведут свой собственный бизнес, предоставляя займы . Имеется дело , в котором полиция арестовала 8 преступников, занимавшихся предоставлением ссуд и нанимавших гангстеров для сбора денег, которым вменялось вымогательство сотен миллионов Вон (примерно 100000 долларов США).
Проституция.
В Корее имеется закон , запрещающий проституцию , и никто не может нарушить этот закон. Однако преступные группы в сговоре с сутенерами получают незаконные прибыли для поставки проституток , предотвращения их побега, урегулирования дела и защиты незаконных действий сутенеров . Мы опасаемся , что внутренние организации , занимающееся проституцией , и связанные с такими же зарубежными организациями , занимаются проституцией тайно. Например, полицией в Пусане в 1997 году были обнаружены, некоторые российские женщины, занимающиеся торговлей собой.
Вымогательство.
Полицией установлено , что организованными преступниками вымогается примерно от полумиллиона Вон (около 500 долларов США) до миллиона Вон (до 1000 долларов США) в месяц от уличных торговцев, баров по продаже спиртных напитков , небольших магазинов и т.д. Недавно полицией арестовано 30 гангстеров , вымогавших по полмиллиона Вон ежемесячно от 40 мест в Сеуле . Вымогательство является традиционной преступной деятельностью преступных организаций , и до тех пор , пока будут существовать преступные организации , будут продолжаться и такие правонарушения .
Нарушения контрактов.
Преступные организации занимаются выколачиванием денег из должников , силой или угрозами , от имени займодавца . Например , гангстеры , которых просили отомстить , похищали партнеров и учиняли над ними расправу , иногда убивая их.
Проникновение в строительный бизнес.
Наиболее типичным видом таких преступных деяний является вмешательство гангстеров в ход торгов о строительных работах и принуждение конкурентной фирмы не участвовать в торгах . Некоторые строительные фирмы нанимали гангстеров на работу на полную ставку.
Торговля наркотиками.
Торговля наркотиками относится к главному виду организованной преступности не только в Корее , но и в других странах. Но похоже , что корейские преступные группировки неохотно втягиваются в торговлю наркотиками , в связи с тем, что банды опасаются, что их члены могут стать наркоманами и выживание их организаций будет поставлено под угрозу . Вместе с тем , на основании следственных данных мы сомневаемся , что они долго будут придерживаться этой точки зрения.
Огнестрельное оружие .
Организованная преступность в Корее еще не вооружена огнестрельным оружием . Самое большее , что используется из оружия , это - ножи и тесаки. За подготовку к оснащению банды огнестрельным оружием корейские следственные органы налагают суровое наказание за незаконное владение огнестрельным оружием.
Связь с зарубежными преступными организациями.
До сих пор у нас пока нет каких-либо свидетельств о фактах тесной связи внутренних преступных групп с зарубежными . Но мы внимательно следим за проявлением тех, кто , кажется , относится к клану Якудза и втянут в преступные организации Восточной Сибири в России. В настоящее время производство наркотиков внутри Кореи почти прекращено . Однако, поскольку большинство наркотиков проникают в Корею на черный рынок контрабандным путем из-за границы, то мы стараемся отслеживать деятельность организаций, занимающихся незаконной торговлей наркотиками.

2. Применение мер в отношении организованной преступности.
Вслед за началом роста экономического развития в Корее в 1980-ые годы последовал безудержный рост организованной преступности , что в свою очередь повлекло к крупным социальным проблемам в 1990 годы. В связи с этим правительство Кореи, включая президента страны, подчеркивали важность устранения преступных организаций и усилия привели к созданию новых законов, увеличению финансирования на следственную деятельность , расширению штата следственного аппарата . В этом контексте при Государственной Прокуратуре было создано новое Управление , в компетенцию которого исключительно входят вопросы борьбы с организованной преступностью и распространением наркотиков.
Позднее, как мы далее отметим, были созданы три главных закона, касающиеся мер в отношении организованной преступности . В результате, на конец прошлого года нами было установлено 330 преступных организаций, в отношении которых проведено расследование , и 6729 гангстеров было арестовано, еще 4414 гангстера и 245 руководителей было задержано. Полагаем , что такие меры повлекут за собой разрушение преступной организации , действующей на всей территории Кореи.
Создание различных законов.
 Применение финансовой системы «реальных имен».
С введением Чрезвычайного Указа Президента по оформлении финансовых сделок с реальными именами и гарантией тайны в 1993 году - все корейцы должны заключать сделки с реальным именем , и нарушающих этот закон ожидает наказание. Такие финансовые средства , которые приобретены преступными организациями незаконным и подпольным способом , не могут высветиться и эти незаконные средства не могут перетекать в преступные организации. Таким образом, смертельный удар по денежным источникам организованной преступности подорвал преступные организации.
 Применение Специального Закона о предотвращении незаконной торговли наркотиками.
Специальный Закон о предотвращении незаконной торговли наркотиками был создан и вступил в действие в 1995 году . Этот закон устанавливает конфискацию незаконной прибыли и собственности , такой , например , как собственности , полученной в результате нелегальной деятельности , связанной с наркотиками , собственности , уплаченной в обмен на незаконную продажу наркотиков . Благодаря этому закону мы можем лишать финансовых источников организации , которые занимаются контрабандой наркотиков.
 Усиление Закона о наказании за организованную преступность.
Закон о наказании за организованную преступность был исправлен в 1993 году . Если член преступной организации или группы совершает преступления , такие как препятствие государственному служащему лицу в исполнении его обязанностей , убийство , грабеж , насилие и пр., с целью поддержания организаций , то мы можем увеличить размер наказания на половину. Лицо, заставляющее другое лицо присоединиться к преступной организации , может быть приговорено к тюремному заключению на 2 года и более , а лица , финансирующие преступные организации , могут быть приговорены к тюремному заключению на срок 3 года и более.
Решительная воля политических кругов и граждан.
С объявлением войны преступности в 1990 году Президент проявил сильную волю в устранении организованной преступности . Когда на одного из простых граждан в августе 1996 года было совершено бандитское нападение , то он объявил в газете, что будет бороться с несправедливым насилием. И лишь после этого газетного объявления президент дал указания компетентным органам о тщательном расследовании организованных преступлений , политические партии также высказались за устранение организованной преступности и взяли на себя руководство этим.

Конкретные меры .
 Отсекание финансовых источников .
Преступные организации не смогут выжить без денег . Это касается и преступных организаций в Корее , поэтому мы усиливаем наблюдения за предприятиями, контролируемыми преступными организациями , такими, как магазины по реализации спиртных напитков , частные конторы по денежным займам, игорные помещения и т.п. С помощью такого наблюдения мы пытаемся выявить их незаконную деятельность и закрыть такие места .
 Усиление следственной деятельности.
Было создано новое следственное управление , в исключительную компетенцию которого входит борьба с организованной преступностью и постоянно растет количество следственного оборудования , такого, как подслушивающие устройства . Кроме того , мы пытаемся компьютеризировать все записи следствия.
 Меры по защите жертв и свидетелей.
В Народном Собрании на рассмотрении находится специальный Закон о защите жертв и свидетелей от гангстеров. Если этот Закон будет принят , то финансирование следственных органов существенно возрастет . В таком случае мы сможем защитить жертвы и свидетелей и обеспечить денежную компенсацию.
 Отсекание организованной преступности от заграницы.
Мы следим за такой преступной деятельностью , как приток финансов от японских преступных организаций , приток оружия из-за границы и контрабанда наркотиков в Корею. Как уже указано выше , мы подозреваем , что зарубежные преступные организации оказываются втянутыми в проституцию.

3. Международное сотрудничество
А. Глобализация корейской организованной преступности
 Преступления , связанные с наркотиками.
В Корее имелось несколько преступлений , связанных с героином, однако серьезным образом внимание населения к таким преступлениям было привлечено с появлением в 1980 году метафтамина . С тех пор число потребителей метафтамина возросло и это превратилось в большую социальную проблему . С этого времени следственные орган Кореи усилили меры в отношении изготовителей метафтамина и его потребителей. В результате - с 1995 года производителей метафтамина практически не обнаружено.
Мы полагаем , что лица , которым известна технология производства метафтамина , перебрались в Китай и производят его там , поскольку корейские следственные органы усилили меры в отношении преступлений , связанных с метафтамином. Недавно к нам поступила информация о контрабанде его в нашу страну . И мы действительно обнаружили некоторых из них.
В настоящее время цена за 1 грамм метафтамина в Корее составляет около двух миллионов Вон (примерно 2000 долларов США) и эта цена во много раз выше , чем в других странах.
С января по сентябрь 1997 года было конфисковано следующее количество контрабандных наркотиков : 7,414 грамм метафтамина, 6,400 грамм кокаина , 530 грамм героина , 3,804 грамма опиума-сырца, 25,800 грамм эфедрина соляной кислоты. И было арестовано 37 иностранцев , связанных с упомянутыми выше преступлениями в отношении наркотиков.
 Азартные игры.
С того времени , как следственные органы приступили к изучению организованной преступности с 1990 года в большем объеме , - многие преступные группы были уничтожены , а многие их члены были арестованы или находятся в розыске.
В такой ситуации , насколько нам известно , многие из обнаруженных членов преступных организаций бежало за границу , например в Филиппины , Макао и т.д. Когда они занимались азартным бизнесом , они совершали преступления типа контрабанды иностранной валюты , вымогательства ,мошенничества со ссудами , насилия.
 Меры в отношении огнестрельного оружия .
До недавнего времени в Корее было мало преступлений с огнестрельным оружием . У корейцев испокон веку было не принято хранить оружие в своем доме. Наиболее веской причиной назначения суровых наказаний за организованную преступность в 1980-ые годы явилось то , что некоторые гангстеры ранили своих противников ножом. После этого случая гангстеры больше не применяли ножи в дневное время в открытом месте. Однако недавно стало известно, что из соседних стран в Корею завезено огнестрельное оружие . Действительно , был случай, когда были арестованы два российских моряка , обвинявшиеся в контрабанде винтовки в порт Пусан. В настоящее время следственные органы Кореи прилагают все усилия к тому, чтобы предотвратить оснащение преступных организаций огнестрельным оружием.

Б. Законы о международном сотрудничестве.
 Закон о международной уголовной и судебной помощи.
После принятия данного Закона в Корее в 1991 году международное расследование и судебное разбирательство может производится в сотрудничестве с иностранными следственными органами . Также благодаря принципу взаимности , закрепленному в Законе о международной уголовной и судебной помощи , стороны , не являющиеся участниками этого Акта , могут осуществлять деятельность по уголовным делам в сотрудничестве с иными следственными органами, если это гарантируется взаимно.
 Закон о выдаче уголовных преступников.
В Корее Закон о выдаче уголовных преступников был принят в 1988 году . В отличие от Американского Закона , настоящий Закон применяется ко всем видам незаконных деяний ,за которые может быть установлено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год и более. В единственном случае , когда срок уголовного преследования истек , по законодательству Республики Корея , либо когда преступник может быть подвергнут несправедливому осуждению в связи с религиозными или расовыми различиями, - выдача преступника может быть не разрешена . При взаимной договоренности данный закон может применяться и в отношении стран , не являющихся участниками Акта.

В. Сотрудничество между международными следственными органами.

Корейская прокуратура считает международное сотрудничество между корейскими правоохранительными органами и зарубежными следственными органами весьма полезным средством в противостоянии глобализации преступности. К нашему сожалению , большая проблема возникает в борьбе с глобализацией преступности из-за языкового барьера. Однако нам необходимо сотрудничество с иностранными следственными органами, для того, чтобы контролировать иностранную преступность. Действительно, имеет место тенденция увеличения числа преступлений по наркотикам, связанных с Японией , Россией , Китаем , Таиландом и т.д.
Корейская прокуратура регулярно проводит каждые три месяца совещания с органами по наркотикам иностранных посольств в Сеуле . И мы пытаемся участвовать в международной конференции по сотрудничеству с иными следственными органами . Мы полагаем , что уже назрела необходимость в укреплении с каждой стороны связей друг с другом и обмениваться информацией в большем объеме и более свободно.

Страница: 1 2 3 4