Hotline


Преступное поведение - детерминизм и ответственность.

 Версия для печати

 

book_nomokonov1989.zip (0 байт)  

изводства эмпирически реализуется в личном присвоении в соответствии с принципом распределения по труду91.
Преступность «отмирает» в коммунистическом обществе именно потому, что общество достигает, ликвидируя социальные деформации, формируя себя на основе социальной справедливости социальной гармонии. В этом случае исчезают остатки социального отчуждения и соответственно исключается объективная возможность существования преступности как массового явления.
Глава IV Проблема общих причин
преступности в социалистическом обществе
1. Понятие и классификация общих причин преступности в социалистическом обществе
1.1. Преступность — не единственный результат социальных дисгармоний. Последние могут приводить и реально приводят также
к совершению иных правонарушений, пьянству, самоубийствам, половой деморализации и другим явлениям, охватываемым общим
термином «социальная патология». На уровне крупномасштабных социальных процессов причины преступности и иного негативного
отклоняющегося поведения во многом совпадают, являются сходными. В этом плане можно утверждать, что социальные деформации играют роль общих причин негативных социальных явлений
и в том числе социальной патологии. Поэтому следует приветствовать исследования, направленные на поиск общих причин анти-
общественного поведения в рамках специальной социологической теории, являющейся более общей, чем криминология1.
1.2. О специфичности причин преступности. Возникает вопрос: можно ли в рамках общих источников социальной патологии вы-
явить специфические причины, порождающие только или главным образом преступность? Некоторые ученые (Ю. Д. Блувштейн, Я. И. Гилинский, А. М. Яковлев) полагают, что криминологическая теория может строиться без помощи концепции специфиче-
ских причин преступности2. Но, с нашей точки зрения, такой подход по существу означает фактическое нивелирование реально существующих, но еще в полной мере не изученных различий в при-
чинных комплексах, порождающих преступное и непреступное отклоняющееся поведение. Далее следует сделать вывод и о неспецифичности предмета криминологии. Криминология в таком
70

случае делается излишней и должна или раствориться в рамках общей теории социальной патологии, или, наоборот, предмет криминологии должен существенно расшириться и вобрать в себя исследование проблем не только профилактики преступности, но и всех видов антиобщественного поведения. Но и в последнем случае криминология как самостоятельная наука исчезает в силу отсутствия в ней «криминального ядра» и ненужности понятий преступления, преступности и т. п.
Большая сложность разграничения причин преступности и иной социальной патологии не может служить поводом для отказа от выявления специфических особенностей, свойственных факторам, порождающим преступность. Актуальной задачей в этом плане как раз и является обнаружение специфики в характере и степени деформаций, которые создают наиболее высокую вероятность именно преступного поведения.
Преступность выступает крайней, наиболее опасной формой негативных явлений. Поэтому можно предположить, что, во-первых, преступность порождается наиболее острыми деформациями экономического и социального развития, достигающими степени социальных конфликтов. Во-вторых, преступность — это нередко непосредственный результат «разрастания» других, менее опасных негативных явлений. Последние усиливают возникшие деформации и вызывают, в свою очередь, преступные посягательства. Сторонники критикуемой позиции указывают на отсутствие достаточно четких границ преступности в массе негативных явлений, ее, по выражению Я. И. Гилинского, «конвенциональный» характер. Отсюда названный автор делает вывод о том, что непосредственной причиной преступности (как и иных форм отклоняющегося поведения) являются «противоречия между социально сформированными потребностями и социально обусловленными возможностями их удовлетворения»3. Такое определение (а его ранее давали и другие авторы) представляется чрезмерно общим, оно не показывает различий в причинах правонарушений, антиобщественных явлений и преступности. Больше того, такое определение не показывает различий между причинами преступлений и общественно полезного, правомерного поведения. Так, названное выше противоречие является. по утверждению Я. И. Гилинского, «источником развития». Тот же автор предполагает, что, очевидно, «существует единый причинный комплекс, обусловливающий не только негативно отклоняющееся поведение (социальную патологию), но и социальное творчество)», что главное различие — в «механизме разведения» различных форм социальной патологии4. Чем более острыми становятся деформации общественного развития, чем больше на этом фоне возникает негативных явлений, тем более высока вероятность нарушения уголовно-правовых запретов и неблагоприятной динамики преступности.
71

И наоборот. Так же считает и А. И. Долгова: «Преступность - это следствие высокой концентрации и наиболее глубоких искажений социальных отношений, разного рода просчетов в управлении социальными процессами, в том числе и просчетов в борьбе с иными негативными социальными отклонениями»5. Сходное мнение высказывает И. И. Кингс. Будучи обусловленным состоянием общества, пишет он, преступное поведение является свидетельством его «болезни», симптомом социальной патологии, показателем социального неблагополучия. Но о «болезни» общества свидетельствует не только преступность, которую можно сравнить с запущенной болезнью. В начальной стадии «заболевание» приобретает формы пьянства, алкоголизма, паразитического образа жизни, социального инфантилизма и т. д.6
Вместе с тем вряд ли можно согласиться с весьма спорным предположением Я. И. Гилинского о том, что «если определенное социальное отклонение выполняет адаптационную функцию (например, пьянство или наркомания.— В. Н.), нельзя ставить вопрос о его ликвидации, ибо на смену ликвидируемой патологии может прийти более опасная»7. Борьба с преступностью и другими формами социальной патологии должна вестись в едином комплексе, а не строиться на основе искусственного «изолирования» органично связанных между собой негативных социальных явлений.
Обоснованно возражая против тезиса о неспецифичности причин преступности, А. С. Могилевский, как представляется, в свою оче- редь, несколько преувеличивает специфику преступности, «снимая» общие черты последней с другими негативными явлениями. «Рас- сматривая преступление,— пишет он,— как один из видов откло- няющегося поведения, мы необоснованно отождествляем в рамках одного научного понятия принципиально отличающиеся явления» .
Успехи социалистического строительства в СССР явились глав- ной причиной существенного снижения уровня преступности за длительный период существования Советской власти. Вместе с тем следует, конечно, иметь в виду и несовершенство статистического учета данных о преступности и вызванные грубейшими наруше- ниями законности массовые репрессии в отношении советских граж- дан в сталинские годы. И все же общая тенденция изменения преступности позволяет увидеть закономерную связь ее уровня с наличием в обществе социальных деформаций, их остротой и глу- биной.
Демократические социальные преобразования в стране, определенная гуманизация уголовного законодательства, осуществленная во время «хрущевской оттепели», позволили добиться определенного снижения преступности. Однако последующее усиление командно-административных методов управления страной, их бюрократизация, упущения в политической и практической деятельности вызвали новые неблагоприятные тенденции в экономике, социальной и ду-
72

ховной сфере. В жизни общества стали проступать застойные явления. Все это не могло не сказаться на положении дел с преступностью. Известно, что преступность в нашей стране примерно с середины 60-х годов начала расти и только в последние годы стала было повсеместно снижаться10. Причины роста преступности и других негативных явлений в стране были глубоко проанализированы январским (1987 г.) Пленумом ЦК
КПСС На определенном этапе страна стала терять темпы движения, начали накапливаться трудности и нерешенные " проблемы, появились застойные и другие чуждые социализму явления. Образовался своего рода механизм торможения социально-экономического развития. Возникшие в последние годы элементы социальной коррозии негативно сказались на духовном настрое общества и, в частности, повлияли на увеличение преступности". Начавшиеся по инициативе партии позитивные процессы перестройки и демократизации общественной жизни, работа по утверждению принципов социальной справедливости оздоровили морально-политический климат в обществе и непосредственно сказались на состоянии преступности. Вполне закономерно, что первые два года перестройки дали ощутимые позитивные изменения в ее динамике. Если общее количество преступлений, совершенных в 1985 году, возросло на 2,7%, то в 1986 и 1987 годах преступность сократилась соответственно на 4,6% и 9,5%.
Правда, и процесс перестройки проходит, как известно, очень непросто. Целый ряд серьезнейших социальных проблем не только не получил разрешения, но и еще более обострился. Рост социальной напряженности в стране, как в зеркале, отразился и на новом увеличении преступности (на 3,8%) в 1988 году12.
Отсюда следует, что социальные дисгармонии, возникающие и изменяющиеся в разные периоды, в разных регионах и в разной конкретно-исторической обстановке, могут различным образом сказываться на состоянии, структуре и динамике преступности. Характер, глубина и острота имеющихся в обществе противоречий определяют характер и степень общественной опасности правонарушений, порождаемых указанными противоречиями. Незначительные социальные коллизии могут порождать лишь правонарушения с небольшой степенью вероятности и опасности.
В рамках однородных правонарушений, посягающих на один
и тот же объект, могут быть выявлены общие или, по крайней мере. однородные
причины, специфичные для данного вида правонарушений.
Очевидно, что причины мелкого и уголовно наказуемого хулиганства, дорожно-транспортных административных правонарушений и автотранспортных преступлений имеют много сходного.
Сравнивая причины преступности и иных видов социальной патологии, можно также предположить, что определенные различия
73

кроются в соотношении объективных и субъективных, социальных и биологических факторов. Очевидно, что в возникновении алкоголизма, психической заболеваемости, половой деморализации сравнительно большую роль играют биологические, индивидуальные психофизические особенности людей. Здесь, пожалуй, можно было бы говорить о причинах социального и биологического порядка. Но и в этом случае надо, конечно, учитывать, что определяющее влияние на формирование причин биологического порядка оказывают первичные социальные причины. Одни и те же причины социального характера, в принципе, в зависимости от индивидуальных особенностей людей, могут приводить к алкоголизму, преступности или нервно-психическому заболеванию. Однако когда мы переходим к анализу непосредственных (ближайших) причин конкретного вида социальной патологии, то в этом случае на первый план могут выйти деформированные социальными особенностями (условиями) психофизические свойства людей.
В целом же, оценивая соотносительную роль социального и био- логического в формировании социально патологического поведении можно сказать, что чем больше на первый план выдвигаются HЕ социальные, а иные факторы, детерминирующие отклоняющееся от нормы поведение, тем меньше вероятность, что следствием эта факторов будет именно преступное, а не иное отклоняющееся по ведение. Разумеется, все вышесказанное носит гипотетический ха- рактер и нуждается в дополнительных специальных исследованиях. Пока же недостаточная изученность указанных вопросов, возмож- но, и приводит к разного рода недоразумениям, когда отождествля- ются причины, скажем, преступлений и общественно опасных дей- ствий невменяемых.
1.3. Причинный комплекс преступности. Преступность в обществе вызывается не одной какой-то причиной, а сложным многоуровневым причинным комплексом, что и определяет главную проблему, точнее, главную трудность в ее решении. Причины преступности — это комплекс противоречий, относящихся к обществу в целом или, точнее, к различным сферам общественной жизни. Kaк правильно указывает В. В. Орехов, чтобы обнаружить основные причины преступности, следует отправной точкой зрения избрать социально-экономическую структуру общества, исследовать те связи и отношения, которые воспроизводят социальную структуру
В сложном причинном комплексе, порождающем преступность, следует выделять причины преступности, находящиеся в обшест- венном бытии,— первопричины (первичные причины), и причины непосредственные, относящиеся к общественному сознанию. В свою очередь, первопричины преступности могут быть внешними и внут- ренними. Внешние причины преступности при социализме — антагонистические противоречия, существующие на международной арене между двумя мировыми системами — социализмом и импе-
74

риализмом. С этими противоречиями преступность связана как их не только неизбежное, но и неистребимое (пока существует враждебное влияние империализма) следствие. Криминогенное воздействие империализма на социализм заключается в военно-экономическом давлении, подрывной политической деятельности, ведении психологической и идеологической войны против принципов и идей социализма. Враждебное влияние империалистического лагеря может серьезно сдерживать не только темпы развития социалистического общества, но и обострять имеющиеся внутренние противоречия, осложнять борьбу с антиобщественными проявлениями.
Внутренние причины преступности — это комплекс деформаций, возникающих в различных сферах общества, не адекватных сути социалистического строя, т. е. противоречий, тормозящих экономический, социальный и духовный прогресс общества. Внутренние причины преступности в значительной мере производны от внешних. Представляется, что состояние международной напряженности, острота классового противоборства не может не сказываться и на соответствующих показателях преступности. Это происходит хотя бы потому, что отвлечение, в силу особенностей международной обстановки, немалых средств на поддержание должной обороноспособности стран социализма сдерживает осуществление внутренних социальных программ, направленных на улучшение условий жизни трудящихся. Следует учитывать и известное деморализующее влияние самой угрозы мировой термоядерной катастрофы, способной уничтожить все живое на планете.
1.4. Соотношение причин и условий преступности. Причины преступности, в отличие от условий, относятся к таким социальным деформациям, которые закономерно вызывают деморализацию людей и тем самым создают высокую вероятность преступного поведения. Хотя различие между причинами и условиями не является абсолютным, необходимо его видеть. Порождать преступность могут, видимо, не любые деформации, а лишь такие, которые обостряются до степени конфликта, существенно тормозят социальный прогресс, нуждаются в немедленном разрешении.
Условиями преступности выступают социальные противоречия, не достигшие чрезмерного обострения, а также иные факторы, которые способствуют действию причин, облегчая их реализацию, создавая «благоприятный фон», ускоряющий стихийное и нежелатель-ное для социалистического общества разрешение возникших противоречий.
Какие конкретно (и когда) противоречия становятся причинами условиями преступности, может установить лишь специальный криминологический анализ. В разные периоды становления социали- стического общества, в разных регионах и сферах общественной жизни социальные противоречия могут играть неодинаковую роль в качестве детерминантов преступности.
75

1.5. Причины преступности в социалистическом обществе — комплекс деформаций экономического, социального, политического и духовного развития общества, который вызывает отчуждение определенной части населения от ценностей общества. Сформули-;
рованное нами (с учетом изложенного ранее) определение причин преступности не является устоявшимся и тем более общепризнанным. В литературе даются и иные определения. В «Курсе совет-
ской криминологии» нет специального определения причин преступности в социалистическом обществе. Указывается лишь, что «эти
причины коренятся в недостатках и противоречиях реального социализма» '4. Вполне очевидно, что указание на «недостатки и
тиворечия» нуждается в определенной конкретизации.
Новый учебник по криминологии (1988 г.) в определении причин преступности при социализме воспроизводит известную позицию Н. Ф. Кузнецовой: «Причины преступности на современном этапе развития общества представляют собой пережиточную, мелкобуржуазную, криминогенно деформированную экономическую, бытовую, политическую, правовую психологию отдельных общностей и личностей, обусловливаемую процессами в обществе, связанными с противоречиями его развития»15. Данное определение, вновь акцентированное на психологизации причин преступности, не пред- ставляется нам шагом вперед в развитии теории причин преступ- ности. Ранее мы уже давали критическую оценку этому методо- логически небезупречному подходу. Положение, думается, не cпасает и ссылка на связь с противоречиями. Дело не в том, что «причины и условия преступности» «взаимодействуют с системой социальных противоречий», а в том, что эти причины и условия сами являются разновидностью социальных противоречий.
1.6. Структура причинного комплекса преступности. Сложность и многоуровневость причинного комплекса преступности определяют необходимость уточнить его структуру. Если исходить из степени обобщения (как критерия выделения различных уровне причин преступного поведения, то можно выделить следующие уровни названных причин: общество в целом, социальные группы, микросреда и личность. В этом случае структура («вертикальный срез») причинного комплекса преступности может быть представлена с
дующим образом: деформации в процессе развития общества в
лом, тех или иных его сфер (общие причины) — деформации м
росреды и образа жизни отдельных социальных групп (особенные причины) — деформации образа жизни и сознания личности (индивидуальные причины). По степени обобщения следствия крими-
нологи выделяют также причины всей преступности, видов преступлений и конкретных актов преступного поведения.
В причинном комплексе преступности важно выявить главное звено, воздействие на которое имело бы решающее значение для профилактики преступности. Думается, что выделение такого звена
76

(блока) должно также лежать в русле общей концепции причин преступного поведения как социальных деформаций. К наиболее существенной причинной цепочке, ведущей к преступлению, следует, пожалуй, отнести искажения социальных связей личности, различных социальных групп (коллективов) с обществом в целом, определенное их отчуждение от ценностей, социально положительного влияния общества.
Конечное объяснение причин каждого отдельного преступления кроется в определенном отчуждении от общества конкретного лица. Отсюда главный смысл профилактики преступности заключается в устранении существующего или назревающего конфликта между личными, групповыми и общественными интересами, обеспечении их оптимального согласования, наиболее полном включении, вовлечении каждого человека в социально положительные связи.
Именно поэтому работу по совершенствованию экономических отношений партия ориентирует прежде всего на подчинение экономического развития, в конечном счете, интересам советских людей. С другой стороны, улучшение условий жизни человека должно основываться на его возрастающем вкладе в общее дело. Нетрудно видеть, что речь идет, по сути дела, о гармонизации всех экономических и социальных связей личности и общества.
1.7. Классификация причин преступности. Весьма актуальным и недостаточно разработанным в криминологии является вопрос о классификации причин преступности. Другими словами, речь идет о дифференциации причинного комплекса «по горизонтали». Поскольку преступность является следствием противоречий, затрагивающих общество в целом, представляется целесообразным классифицировать- общие причины преступности по основным сферам общественной жизни. Основные сферы жизни общества — это «целостные подсистемы общества, имеющие свои законы, структуры развития, функционирования»16.
Проблема классификации сфер общественной жизни в марксистской социологии еще окончательно не решена, носит во многом Дискуссионный характер. Наиболее распространенным в работах по историческому материализму является выделение четырех ос-новных сфер: экономической, социальной, политической и духовной . Данная классификация, в принципе, пригодна и для криминологии. Однако если учесть, что изучение причин преступности связано не только с общественной жизнью в целом, но и с характером жизнедеятельности (образом жизни) конкретных людей, то можно было бы дополнить указанную классификацию сферой об-раза жизни (взятого на общесоциальном уровне). Следует, правда, меть в виду, что это уже более конкретный срез общественной жизни, интегрирующий экономические, социальные и духовные от-шения. Поэтому, строго говоря, образ жизни является социаль-ной сферой, опосредующей общие и индивидуальные причины пре-
77

ступного поведения. Рассмотрение деформаций в сфере образа жиз-ни общества в целом — это уже переход с уровня «общего» на уровень «особенного».
В. С. Афанасьев для исследования комплекса причин правонарушений предложил иную классификацию противоречий (общественное разделение труда; противоречия, связанные с преимущественно экстенсивным типом экономического развития; противоречия между политикой и экономикой)18. Не отвергая правомерности иных подходов к классификации причин преступности и правонарушений, заметим, что в предложенной упомянутым автором схеме не выдержано единое основание классификации, поэтому последняя выглядит произвольной.
Учитывая неразработанность данного вопроса, попытаемся пока в самом общем, предварительном и схематическом плане рассмотреть содержание названных причин, кроющихся в деформациях различных сфер общественной жизни.
2. Экономические деформации и преступность
Вопрос об экономических причинах (детерминантах) преступности, пожалуй, наименее изучен в криминологии. Больше того, криминологи, как отмечает И. И. Карпец, «до сих пор избегали почти вопроса об узких местах базисного порядка, которые и в условиях социализма порождают преступность. А они есть, ибо сказать иное — значит отступить от коренного положения марксизма-
ленинизма» .
2.1. Исходные положения. Многие ученые, с нашей точки зрения, недооценивают криминогенное значение негативных факторов в сфере экономики, отводя им в лучшем случае роль условий, способствующих действию субъективных причин преступности. В то же время нельзя не видеть, что в последние годы усиливается тенденция последовательно материалистического объяснения преступности в условиях социалистического общества. Преступность порождается системой причинных цепей,— подчеркивает А. И. Долгова,— и дальние звенья этих цепей находятся в глубинных сферах экономики, социальной жизни, духовной и т. п.20. Здесь мы вплотную сталкиваемся с вопросом о пределах компетенции криминологии в сфере познания связи экономических противоречий с преступностью. Во всяком случае, сегодня очевидна необходимость междисциплинарных исследований с участием социологов, экономистов и криминологов.
Экономические противоречия социализма делятся на два основ- ных типа: имманентные социализму и те, что связаны с пережит- ками, трудностями, аномалиями в жизнедеятельности общества. Последние и есть деформации экономики. Накопленный к настоящему
78

времени материал позволяет прийти к выводу, что деформа-ции в сфере экономики играют основную роль в генезисе пре-ступности. Напомним, что Программа КПСС в новой редакции исходит из решающей роли этой сферы в развитии общества. Социально-экономическое несовершенство социализма, наличие в нем следов, «родимых пятен» предшествующих формаций и появление собственных застойных форм вызывает коллизию общенародных, ведомственных, местных и личных интересов, и как следствие,— преступность. Другими словами, безнравственность общества начинается с «безнравственности» экономики.
В экономике до недавних пор не столь редко складывалась (и еще имеет место) ситуация, когда те или иные показатели, определяющие количество и качество труда, были объективно выгодны лишь отдельным группам работников и вредны с позиции общенародных интересов. В условиях устаревшего хозяйственного механизма интересы трудовых коллективов все чаще стали расходиться с интересами общества. Частые столкновения с различного рода социальной несправедливостью,— как отмечают экономисты и социологи,— тщетность попыток индивидуальной борьбы с ее проявлениями стали одной из главных причин отчуждения части трудящихся от общественных целей и ценностей. С учетом сказанного, нельзя согласиться с выводом о том, что в современном мире, в жизни нашего общества причины преступности «переместились» прежде всего в сферу общественного сознания и что «чаще всего встречается сочетание субъективных причин правонарушений с объективными условиями»22.
Экономическая обусловленность преступности носит сложный характер. Деформации экономики вызывают (и в свою очередь испытывают обратное воздействие) соответствующие противоречия в других сферах общественной жизни. Источником преступности может стать и рассогласованность экономических процессов с социальной или иной сферами (что у нас еще имеет место в районах с интенсивным экономическим развитием и районах новостроек).
Механизм криминогенного влияния деформаций в экономике весьма сложен и требует самостоятельного и глубокого изучения. В конечном итоге конкретная жизненная ситуация становится криминогенной тогда, когда в ней возникает конфликт личных, групповых или общегосударственных интересов, когда появляется острый конфликт между экономическими интересами людей и реальными возможностями их удовлетворения.
Говоря о деформациях в экономической сфере, чреватых угрозой антиобщественного поведения, следует прежде всего отметить, что сами производственные отношения в нашей стране в настоящее время во многом устарели и стали тормозом дальнейшего развития, что потребовало радикальной реформы управления экономикой. Январский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС глубоко проанализи-
79

Страница: 1 2 3 4 5 6 7