Hotline


УГОЛОВНАЯ СТАТИСТИКА И ПРЕСТУПНОСТЬ

 Версия для печати

 

Шульга В.И.,
исследователь ВЦИОП,
к.ю.н., доцент

1. Криминология или социология преступности рассматривает пре-ступность как совокупность общественно опасных деяний, именуемых уго-ловным правом преступлением. Тем самым феномен преступности складыва-ется из двух факторов: объективно совершаемого социально опасного деяния и субъективного объявления его законодательным органом государства уго-ловным законом преступным (А.М. Яковлев).

 


Поэтому, преступность как предмет криминологического исследования на современном уровне рассматривается с двух позиций.
При первой позиции за основу анализа берется объективная социальная реальность, т.е. социо-культурная организация общества, его социально-политическая структура, социальные, экономические, политические институ-ты; характер процессов социального развития; состояние и характеристика социальных групп и сообществ, особенности процесса социализации инди-видуумов и другие существенные данные о состоянии общества и государст-ва, из функционирования которых выводятся закономерности преступного поведения индивида. Здесь, следовательно, последовательность анализа сле-дующая: от объективной реальности — к определяемой ею преступности. С этих позиций преступность выходит за рамки уголовного закона, а сам уго-ловный закон оценивается как продукт общезначимых социальных законо-мерностей. Такой подход оказывается полезным с точки зрения трансформа-ции самой социальной реальности, её реформирования, что представляется особенно актуальным в современный период нашего развития. Причины пре-ступности при этом подходе следует искать в общественном обустройстве жизни всех людей, их групп и самих индивидуумов. Индикаторы изменений характера и объема такого обустройства лежат за пределами уголовной ста-тистики.
При второй позиции преступность предстает как совокупность актов, оцениваемых действующим уголовным законодательством в качестве пре¬ступлений. В этом случае, исследуется состояние охраны общественного правопорядка с позиций должного поведения граждан, определяемого грани¬цами уголовного закона, и причины выхода за эти границы. Здесь последова-тельность анализа следующая: от преступности — к объективной реальности, влияющей на преступность. Такой подход имеет важное практическое значе-ние для укрепления правопорядка в рамках принятого законодателем опреде-ления преступности через деятельность правоохранительных институтов, в том числе – правоохранительных органов. Собираемая при этом статистиче-ская информация в уголовной статистике – это продукт деятельности законо-дательных и правоохранительных органов. Их деятельность оценивается по показателям уголовной статистики. На статистическом уровне вся работа правоохранительных органов сводится к постоянному улучшению статисти-ческих показателей борьбы с преступностью. В роли преступности выступает статистическая совокупность в уголовной статистике. Ее показатели изменя-ются от политических установок (идеологии построения общества, государ-ства), личных притязаний конкретных личностей, социальных групп на ли-дерство. Причины статистических изменений коренятся в интенсивности внесения законодательных уголовно-правовых новелл и активности правоох-ранительных органов по их применению, то есть в механизме правотворчест-ва и правоприменения, кроме этого, – в механизме формирования статисти-ки.
Оба направления (социологический и юридический) важны для ана-лиза феномена преступности. Социологическая характеристика преступности выводится из социо-культурной организация общества, его социально-политической структуры, специфики функционирования социальных, эконо-мических, политических институтов. При этом выявляется зависимость пре-ступности от степени и характера процессов социальных изменений; опреде-ляется характер преступного поведения в связи с состоянием и характеристи-ками социальных групп и общностей, особенностями процесса социализации индивидов. От общества (социума) в целом — к институтам и социальным группам и, далее, — к личности и индивидуальному поведению, таков путь исследования. Уголовное право выступает критерием и средством изменения общества и установления влияния на нее преступности.
2. До настоящего времени второй подход (юридический) в изучении преступности и выборе стратегии борьбы с нею является доминирующим, а не равноправным с первым (социологическим).
В таком случае, общественное опасное деяние оценивается с позиции такой уголовно-правовой категории как состав преступления. Это абстрак-ция, которая разработана теорией уголовного права и воплощается в уголов-но-правовых нормах, предусмотренных статьями Общей и Особенной частя-ми УК РФ. В рамках этой категории общественно опасное деяние как соци-альное явление становится одним из признаков объективной стороны состава преступления. В таком виде общественно опасное деяние теряет свой основ-ной социальный смысл и становится элементом уголовно-правовой катего-рии. Социальный смысл деяния состоит в поиске его социального происхож-дения. Причины становления именно криминального типа поведения, соз-давшиеся для этого условия, закономерности их возникновения, развития и прекращения являются предметом криминологических исследований. Уго-ловно-правовое исследование состоит в выявлении закономерностей форми-рования уголовно-правовой нормы и эффективного ее применения.
Сводка, группировка и обобщение уголовно-правовых проявлений конкретных составов преступлений в конкретных деяниях позволяет выяв-лять типичные ситуации таких проявлений и типичные их характеристики. Посредством анализа уголовной статистики осуществляется правовая оценка социальным фактам, а не выявляется их социальная сущность. Социальную сущность преступности можно выявить посредством криминологии, а ее уго-ловно-правовую оценку – уголовным правом. Но то и другое – это суть ре-ально существующего явления – преступности.
3. Уголовная статистика – это фиксация результата реагирования госу-дарства на факты преступлений, совершенные в прошлом. Все совершенные преступления в уголовно-правовом смысле уникальны, неповторимы, но ти-пичны. Их типичность в совокупности по видам, категориям, месту, времени и другим основаниям деления помогает познать их уголовно-правовую сущ-ность как правовой категории и как карательного инструмента социального управления.
Как преступность складывается из единичных фактов, так и уголовная статистика складывается из массы единичных наблюдений – фактов регист-рации статистических моделей (имитаций) выявленных преступлений из чис-ла совершенных. Закономерности можно установить в статистически массо-вом явлении, в котором уже начинают действовать законы больших чисел, который проявляется в том, что закономерный характер функционирования преступности в обществе пробивает себе дорогу через массу случайностей при совершении, выявлении и регистрации преступлений-имитаторов по со-ответствующим типичным признакам, а не самих совершенных преступле-ний с индивидуальными признаками, о чем хорошо осведомлены статисты.
Тем самым, уголовная статистика на основе незначительного числа вы-явленных, зарегистрированных и отсортированных уголовным процессом преступлений формирует статистическую уголовно-правовую модель пре-ступности, а не саму преступность как социальную реальность. Хотя и сама уголовная статистика является реальностью, но другого порядка.
Тем не менее, собирание единичных таких юридически значимых для уголовного права фактов в уголовной статистике представляет собой исход-ную базу для социологических (криминологических) исследований.
4. МВД России, как и другие государственные правоохранительные ор-ганы, в соответствии с законодательством ежемесячно с нарастающим ито-гом к концу каждого года формируют и представляют в Росстат РФ агреги-рованную (суммированную) информацию о регистрации фактов совершения преступления по установленным для этого статистическим формам. В конеч-ном итоге, получается статистическая первичная информация о количествен-но-качественной характеристике статистической совокупности фактов реги-страции преступлений, а не самой преступности. Речь идет об организации официальной государственной статистики правоохранительными органами на этапе статистического наблюдения, то есть их выбора, сбора, сводки, об-работки и анализа единиц наблюдения, которыми выступают факты совер-шения преступлений по типичным их признакам.
Такая статическая совокупность фактов регистрации преступлений, взятая за истекший год, не отражает реальные процессы в фактической пре-ступности как социально-правового явления даже в сравнении с аналогич-ным периодом прошлого года (АППГ). В такой плоскости оценка фактов полноты или искажения регистрации преступлений (выявление укрытых и т.п. преступлений) – есть факт достоверности государственной статистики, выявлением которого занимается прокуратура, а не криминологи. В конеч-ном итоге, статистические показатели такой совокупности показывают не-кую зарегистрированную преступность в числовой форме только с количест-венной стороны. Причины колебаний показателей регистрации выходят за пределы криминологии и относятся к причинам внутреннего (сугубо стати-стического) порядка. Сами по себе числовые значения с математической точ-ностью показателей уголовной статистики криминологического значения не имеют. К тому же это еще не вся преступность. Есть еще латентная и факти-ческая преступности.
С позиций уголовного права для оценки состояния борьбы с преступ-ными проявлениями (преступлениями) достаточна текущая информация (день, неделю, месяц, квартал, год) в статике, в том числе и в сравнении с АППГ. В этом случае выявляются статистические закономерности в регист-рации преступлений, а не в их совершении. Причины их лежат в самом меха-низме выявления и регистрации преступлений, а не в механизме их соверше-ния. Для уголовной статистики латентная и фактическая преступность не нужна. Количественное наращивание объема зарегистрированной преступно-сти не приведет к уменьшению латентной и фактической преступности, так как они разнопорядковые понятия: зарегистрированная преступность – это уголовно-правовое понятие, а латентная и фактическая – социологические понятия. Только в совокупности они дают социо-правовое, то есть кримино-логическое понятие.
С позиции криминологической науки информация о статистической совокупности регистрации фактов совершения преступлений требует даль-нейшей углубленной статистической обработки, анализа и интерпретации по всем правилам статистической науки, которая отражала бы не только пер-вичное количественно-качественное уголовно-правовое состояние зарегист-рированной преступности, но и показывало бы направление самих кримино-логических исследований с целью выявления причин и условий появления, развития или «умирания» тех или иных видов преступности, групп преступ-лений и преступников.
Для этого должно проводиться более углубленное изучение количест-венно-качественного состояния зарегистрированной преступности для выяв-ления криминологически значимых параметров в совокупности с другими статистическими показателями, базой которой, конечно же, являются резуль-таты статистического наблюдения в уголовной статистике.
Дальнейшее исследование предполагает использование всего комплек-са статистических показателей для выявления закономерностей не только в объеме и динамике, но и в структуре фактической преступности. Речь идет о получении более или менее криминологически достоверной информации о фактической (реальной) преступности.
В связи с этим, вопрос о достоверности официальной статистики не идет. Проверка соблюдения учетно-регистрационной дисциплины, как уже отмечалось выше, – это прерогатива официальных ведомств и прокуратуры. Выявляемая ими погрешность в числовых значениях показателей регистра-ции преступлений в конечном итоге на криминологический анализ преступ-ности не влияют. По законам больших чисел колебания в регистрации устра-няются посредством использования многих статистических приемов и средств.
К примеру, анализ уголовной статистики в Приморском крае за 2008 год показывает, что показатель числа тяжких и особо тяжких преступлений снизился по сравнению с 2007 годом на 17,5%. На этом основании делается официальный вывод, что тяжкая и особо тяжкая преступность в крае сущест-венно снизилась.
В действительности углубленный статистический анализ за последние десять лет показывает, что снижается абсолютное число зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений (с 32,3 тыс. в 1997 году до 17,6 тыс. в 2008 году) и одновременно в десять раз увеличилось число зарегистрирован-ных преступлений средней тяжести (с 3,6 тыс. в 1997 году до 34,3 тыс. в 2007 г.). При этом удельный вес регистрации тяжких и особо тяжких преступле-ний снизился с 63,3% в 1997 году до 26,9% в 2008 году, коэффициент вариа-ции регистрации преступлений средней тяжести вдвое превышает нормаль-ное отклонение от среднего их значения и втрое, чем при регистрации тяж-ких и особо тяжких преступлений. Удельный вес преступлений небольшой тяжести за этот период остается на одном уровне регистрации (в пределах 30%). Аналогичная статистическая уголовно-правовая картина складывается по субъектам ДФО и РФ в целом, но в разной числовой пропорции. Корреля-ционный анализ показывает тесную связь регистрации тяжких и особо тяж-ких преступлений именно с регистрацией преступлений средней тяжести. С высокой долей вероятности можно предположить, что тяжкая и особо тяжкая преступность в структуре фактической преступности не уменьшилась. А снижение числа регистрации тяжких и особо тяжких преступлений связано с механизмом их регистрации, который во многом устанавливается конъюнк-турно. Предварительный вывод о несоответствии показателей регистрации тяжкой и особо тяжкой преступности предполагает выбор направления даль-нейшего криминологического исследования в сторону изучения фактическо-го состояния тяжкой и особо тяжкой преступности.
Подобного рода углубленный анализ уголовной статистики с целью ус-тановления криминологически значимых фактов регистрации преступлений по каждому виду, подвиду, месту, времени требует проведения не одной сот-ни тысяч статистических операций с составлением таблиц, диаграмм, графи-ков. Для их выполнения по замечанию профессора А.И. Долговой требуется подготовка специалистов-криминологов для прикладных криминологических исследований. Их в стране не готовят. Более того, с 2000 года образователь-ный государственный стандарт не предусматривает преподавание уголовно-правовой статистики, да и преподавание криминологии под вопросом по проекту нового стандарта, без знания которых нельзя, ни «читать», ни «пре-парировать», ни интерпретировать показатели уголовной статистики, ни про-водить сами криминологические исследования. Поэтому неудивительно, что многие представители официальных органов всех уровней власти, вновь формирующейся научной общественности рост (снижение) фактов регистра-ции преступлений в уголовной статистике могут воспринимать это как рост (снижение) самой преступности. Не избежал этой участи и автор данной ста-тьи. Еще хуже, когда специалисты, занимающиеся формированием уголов-ной статистики, принимают ее показатели за показатели самой преступности, а причины их статистических изменений – за причины изменений самой пре-ступности, правда, в меньшей степени.
Объяснение феномена «преступность», в том числе и экономической и иной другой преступности, только по показателям уголовной статистики с выходом на социальные причины невозможно. Уголовная статистика форми-руется усилиями правоохранительных органов, характер и направленность действий которых для этого очень хорошо просматриваются при умелом «чтении» этой статистики. Но это по большому счету не их вина, а сложив-шаяся система подхода к борьбе с преступностью, которая переродилась в борьбу с уголовной статистикой.