Hotline


Приморье под властью топора.

 Версия для печати

 

«По мнению мировых экспертов, на земном шаре есть две «точки», где объем нелегальной заготовки древесины достиг катастрофического уровня – это африканский Камерун и российский Дальний Восток… Масштабы хищений леса настолько велики, что сопоставимы с годовым бюджетом Приморского края»
В.А. Номоконов.

 

ЧЕРНЫЕ ЛЕСОРУБЫ

Дальневосточный федеральный округ занимает первое место в России по площади лесов и второе место (после Восточной Сибири) по запасу древесины.

По добыче леса третье место в стране и первое на Дальнем Востоке занимает Хабаровский край.

Известно, что при этом значительная часть добытого уходит в тень криминального рынка. По экспертным оценкам, не менее трети всей древесины из России отправляется за границу нелегально. Число таких случаев только за период с 2005 по 2007 год, т.е. три года, увеличилось вдвое. Это – огромный бизнес.

На наш взгляд, нелегальное лесопользование на Дальнем Востоке России имеет существенную специфику по сравнению с общероссийской и мировой ситуацией. Во-первых, оно приобрело черты широкомасштабного бизнеса. Во-вторых, названный бизнес имеет весьма сильное коррупционное сопровождение. В-третьих, в этом процессе велика роль организованных преступных группировок, которая, к сожалению, не отражается ни в соответствующей статистике, ни в материалах уголовных дел.

СТАТИСТИКА ОТ КОРРУПЦИОНЕРОВ

Подавляющая часть нелегального лесного бизнеса ориентирована на Китай. На складах, где хранится древесина, предназначенная для отправки в эту страну, часто учет не ведется, активно скупается ворованный лес, а документы на него предоставляются поддельные. Нелегальная древесина скупается китайскими предпринимателями за наличный расчет, причем подделанные документы на нее могут быть целиком изготовлены в Китае.

Мало того, многие лесоторговые компании (свыше 110) и лесные биржи либо непосредственно, либо через подставных лиц принадлежат гражданам Китая. Идет почти не прикрытая желтая экспансия на наш рынок.

Число зарегистрированных преступлений в главных «криминальных» отраслях – лесозаготовке, рыбной ловле и добыче драгметаллов, отметил в начале 2011 г. заместитель генерального прокурора РФ Ю. Гулягин, в последние годы неуклонно снижается. Примечательно, что при этом размеры причиняемого ущерба от экологических преступлений в сфере лесопользования, напротив, возрастают.

Существенную роль в нелегальном лесном бизнесе играют организованные преступные группировки. По данным МВД РФ, особенно велико их влияние в таких ведущих сферах экономики Дальнего Востока, как рыбная, лесная, золотодобывающая промышленность. Так, в 2004 году в дальневосточной тайге пиратски заготовлено 13 миллионов кубометров деловой древесины на 500 миллионов долларов. В 2005 году в Дальневосточном федеральном округе выявлено 939 преступлений в лесной промышленности. К уголовной ответственности за совершение данных преступлений, привлечено 390 человек. Установленный материальный ущерб по выявленным преступлениям составил 858,3 млн руб. С тех пор масштабы лесного криминального бизнеса только возросли.

Несколько лет назад мы сделали попытку выявить специфику криминального рынка на Дальнем Востоке России. Известно, что организованная преступность проявляет обычно наибольший интерес к самым доходным сферам экономический деятельности. Как показал проведенный нами опрос практических работников, выступивших в роли экспертов, основными направлениями криминальных интересов организованной преступности в Дальневосточном федеральном округе на современном этапе остаются незаконный оборот леса и лесоматериалов (так считают 85,6% респондентов).

$200 МЛН В КОШЕЛЕК ЛЕСНЫХ БАРОНОВ

С точки зрения нелегального лесного бизнеса, Приморье можно считать одним из самых неблагополучных регионов России. Этот нелегальный отлаженный механизм появился впервые в России именно в Приморье (в частности, в Дальнереченском и Красноармейском районах) в середине 90-х годов. За прошедшее время он достиг огромных масштабов. Общий объем незаконно заготовленной древесины в крае за год составляет, по некоторым оценкам, около 1,5 миллиона кубометров. По оценкам самих лесозаготовителей, до 80 процентов древесины на складах Дальнереченска и Лесозаводска имеют незаконное происхождение. Масштабы хищений леса настолько велики, что сопоставимы с годовым бюджетом Приморского края. По подсчетам специалистов, древесина в Приморье разворовывается и вывозится в соседние страны, прежде всего в Китай, на сумму не менее 200 млн. долларов. Для сравнения: весь бюджет Приморского края равен около 300 млн долларов.

Количество же официально зарегистрированных преступлений в лесной сфере Приморья имеет тенденцию к снижению: в 2009 году их число сократилось на треть (с 689 в 2008 году до 475 в 2009 году). Ущерб же, напротив, возрос: в 2008 г. он составил около одного миллиарда 450 млн руб., а в 2009 г. – уже свыше одного миллиарда 600 млн руб. Судами края в 2009 году рассмотрено 107 уголовных дел названных категорий в отношении 143 лиц.

C начала 2010 года за первый квартал в лесопромышленном комплексе Приморского края сотрудниками милиции было выявлено 167 преступлений. Из них в крупных и особо крупных размерах – 54, тяжких и особо тяжких – 74 преступления. По данным УБЭП УВД Приморья, среди выявленных преобладают преступления, связанные с незаконной рубкой деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ).

Наибольший ущерб природе наносится организованными преступными группами. К сожалению, уровень раскрываемости организованных экономических преступлений остается очень низким. Так, из 1,5 тыс. выявленных за 3 года преступлений в лесной отрасли всего 2(!) были квалифицированы как совершенные в составе преступных формирований. И это при том, что объемы незаконного оборота древесины в регионе остаются на недопустимо высоком уровне.

ЛЕСНАЯ БРАТВА

На территории Приморского края в настоящее время действуют 6 преступных сообществ (ПС), из которых 3 имеют общеуголовную, а 3 – экономическую направленность. Общее число их участников – 390 человек, из них 138 – в ПС общеуголовной направленности, 252 – экономической. Кроме того, в крае действуют 104 организованных преступных группы (ОПГ), из них 56 общеуголовной, а 48 – экономической направленности. Общая численность данных ОПГ – свыше 500 человек (262 – в ОПГ общеуголовной направленности и 317 – экономической). Наряду с ними активно функционируют этнические ОПГ.

Большая часть незаконной вырубки осуществляется небольшими бригадами из нескольких человек. Незаконные вырубщики обычно носят с собой оружие, пользуются суперсовременными пилами, которых не слышно на расстоянии более 10-12 метров, и расставляют охранников со спутниковыми телефонами, чтобы они могли предупредить о приближении непрошеных гостей. Когда бревна доставляются на лесопилку, преступники легализируют свою продукцию, подкупая чиновников.

Александр фон Бисмарк, представляющий некоммерческое Агентство экологических расследований (EIA), считает, что основные доходы оседают в руках китайских бизнесменов и мафиози. Определенная нагрузка ложится на леса северо-запада России, но основная проблема – это дальневосточный район, где мафия особенно жестока и сильна.

Российские инспекторы по охране леса признались, что они не в силах противостоять хорошо организованным и финансово обеспеченным группировкам. В тех редких случаях, когда удается кого-то арестовать за незаконную рубку, на следствие и судей сразу начинается серьезное давление.

СИМБИОЗ ОПГ И НЕУСТАНОВЛЕННОГО ЛИЦА

В криминальный рынок леса активно вовлекаются и чиновники. В конце мая прошлого (2010) года начальник управления лесным хозяйством Приморского края Петр Диюк был временно отстранен от замещения должности. Проверка была начата после выхода в телеэфир журналистского расследования – сюжета «Темный лес». На видеозаписи, снятой скрытой камерой, П. Диюк весьма откровенно рассказывает о том, как воруют лес в Приморье. После этого сюжета в прокуратуре края было проведено большое совещание, по итогам которого и было принято решение начать проверку. В свою очередь, администрация края начала свою, служебную проверку, относительно деятельность управления лесным хозяйством региона. Нарушений со стороны Диюка никто не обнаружил, что вызывает естественные сомнения.

К сожалению, помимо хищений и браконьерства, много проблем возникает и из-за лазеек в законодательстве. Всё это приводит к тому, что государство не может зарабатывать на лесе в полной мере. Так, если в Финляндии с одного кубометра леса прибыль составляет 537 долларов, то в России – 110, а на Дальнем Востоке России – еще меньше.

В апреле прошлого (2010) года в прокуратуре Приморского края состоялось расширенное заседание коллегии, на котором помимо прочих также рассматривались вопросы исполнения в крае природоохранного и в том числе лесного законодательства, законодательства.

ИЗГНАНИЕ ЛЕСНИЧИХ

Пользуясь тем, что штаты лесничих в ходе реформ последних лет сильно сокращены, некоторые особо предприимчивые наши соотечественники даже дрова умудряются превратить в доллары. Способствует этому и сеть мелких лесопилок, появившаяся в крае. Рассмотрим это более подробно на примере Дальнереченского района. В этом районе Дальнереченским филиалом КГУ «Примлес» за 2010 год выявлено 164 нарушения, изъято 218 единиц техники. Для сравнения: по другим лесничествам обычно вскрывается пять-шесть незаконных рубок за год. Выводы вроде бы очевидны, однако краевая прокуратура считает, что лесников следует наказать, поскольку они допустили на подведомственной территории эти самые полторы сотни нарушений. И, соответственно, природе нанесен большой ущерб.

Речь идет об информации краевой прокуратуры о состоянии законности в сфере лесных отношений, направленной на имя губернатора края. Этот вопрос был рассмотрен на совещании при вице-губернаторе 11 марта нынешнего (2011) года. Один из пунктов протокола этого совещания гласит: «Принять незамедлительные меры к расследованию ненадлежащего исполнения должностными лицами Дальнереченского филиала «Приморское лесничество» мероприятий по осуществлению государственного контроля и надзора на подведомственной территории и привлечению виновных лиц к ответственности, вплоть до увольнения». Конечно, можно уволить, но будет ли новый руководитель стремиться увеличивать количество выявленных нарушений, учитывая такой опыт? Ответ очевиден…

В.А. Номоконов, доктор юридических наук, ДВФУ, директор Владивостокского Центра по изучению организованной преступности.

http://www.arsvest.ru/archive/issue951/economy/view21556.html