Hotline


Британский антикоррупционный закон является одним из самых жестких в мировой практике.

 Версия для печати

 

В Британии 1 июля вступил в силу закон "О борьбе со взяточничеством". Он предусматривает более жесткие антикоррупционные меры, чем предыдущее законодательство и его американский аналог, который широко применяется уже несколько десятилетий.

 

Закон обладает принципом экстерриториальности и касается работы всех компаний, включая и российских, которые ведут бизнес в Британии или если их ценные бумаги обращаются на английских биржах.

Закон "О борьбе со взяточничеством" регулирует работу как государственного, так и частного сектора.

Он запрещает так называемые "вознаграждения за упрощение формальностей" (facilitation payments) и предусматривает строгую ответственность корпораций за их деятельность на мировом рынке.

По закону не имеет значения, был ли умысел совершить коммерческий подкуп: к ответственности могут привлекаться компания и ее руководители даже в случае, если они не знали о действиях своих агентов и третьих лиц.

Правонарушителям грозит тюремное заключение сроком до 10 лет и/или неограниченный штраф.

Внимание к России
Британское антикоррупционное ведомство - Управление по борьбе с крупным мошенничеством (Serious Fraud Office), которое и является правоприменителем закона, и его глава Ричард Олдерман обещают уделять пристальное внимание России. Об этом он говорил еще до вступления закона в силу.

Ричард Олдерман особое внимание обещает уделить России

"Когда закон "О борьбе со взяточничеством" вступит в силу, под мою юрисдикцию будут подпадать иностранные компании - например, российские - которые ведут бизнес в Британии и вовлечены в дачу взяток в другой стране мира, даже если эти взятки не связаны с бизнесом в Британии", - сказал Ричард Олдерман в интервью Би-би-си.

По его словам , совместная с российскими коллегами работа может помочь в борьбе с коррупцией в самой России.

"Я хочу изучить с моими коллегами из России возможность совместной работы с тем, чтобы улучшить (показатели России в индексе восприятия коррупции), для этого мы готовы сделать все, что от нас потребуется", - сказал в интервью Би-би-си Ричард Олдерман.

Впрочем, в такого рода совместной работе есть и свои очевидные проблемы.

Российская генеральная прокуратура уже неоднократно добивалась выдачи Британией российских граждан, которые на родине обвиняются в финансовых преступлениях.

Обвиняемые же в свою очередь утверждают, что дела против них в России являются политически мотивированными.

Несмотря на это, начальник отдела международного сотрудничества по особо важным делам генпрокуратуры России Вадим Яловицкий уверен, что сотрудничество между правоохранительными органами Британии и России выйдет на новый уровень в результате вступления в силу нового закона.

По словам Яловицкого, "идти на диалог всегда лучше, чем избегать его".

Аналог в США

Британский закон, по мнению экспертов, будет гораздо более жестким, чем его американский аналог - закон "О борьбе с коррупцией во внешнеэкономической деятельности" (Foreign Corrupt Practices Act). Американский закон на практике применяется с 70-х годов прошлого века.

"Представители большого бизнеса и представители Республиканской партии, которые традиционно поддерживают большой бизнес, всегда были против этого закона"

Александр Беркович
американский юрист

Но как американские следователи получают доказательную базу, ведь правоохранительные органы других стран могут не помогать, а в отдельных случаях даже препятствовать следствию?

"Как правило, такая база получается путем того, что кто-то внутри компании дает информацию федеральному правительству, то есть источники информации, чаще всего, внутри компании - или юристы или другие представители. Если у прокуратуры есть достаточно доказательств, чтобы предъявить уголовное обвинение, то они это делают" - говорит американский юрист Александр Беркович.

Однако в большинстве случаев, нарушившие закон компании, как правило, идут на переговоры с федеральной прокуратурой и находят форму внесудебного соглашения, например, штраф.

"Компании, как правило, не хотят рисковать своей репутацией и находят компромисс с федеральным правительством", - говорит американский юрист Александр Беркович.

Минюст США против Daimler

Одним из самых известных примеров такого рода компромисса была история, связанная с противоречащей американскому закону деятельности немецкого концерна Daimler.

Руководство концерна в начале 2010 года призналось в даче взяток государственным чиновникам в 22 странах, в том числе в России.

Министерство юстиции США предъявило Daimler обвинения в даче взяток на общую сумму 56 млн долларов для получения крупных государственных заказов.

По условиям мирового соглашения, заключенного Daimler и правительством США, немецкий автоконцерн заплатил штраф в размере 185 млн долларов.

В 2008 году другая немецкая компания, Siemens, заплатила 800 млн долларов в качестве штрафа за прекращение расследования в США дела о подкупе чиновников в Аргентине, Бангладеш, Ираке и Венесуэле.

По словам Александра Берковича, далеко не всем американским бизнесменам и политикам в США нравится закон.

"Представители большого бизнеса и представители Республиканской партии, которые традиционно поддерживают большой бизнес, всегда были против этого закона, потому что они считают, что его наличие снижает конкурентоспособность американских компаний, когда компании других стран могут это делать, а американцы - нет", - напоминает Беркович.

По словам юриста, по этой причине "американцы всегда давили на своих западных коллег, включая англичан, с требованием принять подобную систему с тем, чтобы американцы не были "в минусовой ситуации"".

"С точки зрения закона, американский менее жесткий, чем английский, и он позволяет, например, такие вещи как мелкие подарки или приглашение людей в рестораны", - считает Александр Беркович.

Вопросы к закону

У специалистов, которые изучали новый британский закон, существует ряд вопросов. Например, то положение закона, в котором говорится, что под юрисдикцию нового закона попадает иностранная компания с "явным деловым присутствием в Великобритании".

"Коррупция сама по себе затрудняет работу бизнеса. Этот закон заставит компании более прозрачными способами вести бизнес"

Ирина Новикова
директор департамента финансовых расследований PwC в России

Достаточно ли для этого иметь банковский счет компании или ее акции должны быть размещены на местной бирже, не вполне понятно.

"Очень много вопросов к нам как к консультантам международного уровня поступает от клиентов. Я уверена, что к нашим коллегам-юристам поступает также множество вопросов. Идея (британского закона) в общем и целом наверное хорошая, но ее правоприменение пока остается под вопросом, его эффективность и трактовка "ведение бизнеса в Великобритании" еще не совсем разъяснена, так что ждем, как будут развиваться дальнейшие события" - сказала в интервью Би-би-си директор департамента финансовых расследований PwC в России Ирина Новикова.

Она не согласна с утверждением, что принятие нового закона будет препятствовать работе иностранного бизнеса в России, которому приходится учитывать специфику страны с высоким уровнем коррупции.

"Коррупция сама по себе затрудняет работу бизнеса. Этот закон заставит компании более прозрачными способами вести бизнес. Может быть в каких-то ситуациях будет проще сказать: "Извините, мы не можем сделать вот это и это, потому что мы обязаны соблюдать британское законодательство", а может это где-то будет сложнее сделать, но, если будет эффективное правоприменение, то компании, скорее всего, будут учитывать это в своей практике", - убеждена Ирина Новикова.

В результате последнего исследования компании KPMG выяснилось, что около трети британских компаний до сих пор не провели так называемую "коррупционную оценку рисков". Кроме того, представители 71% британских компаний уверены, что в некоторых странах невозможно заниматься бизнесом, не давая взяток.

А это означает, что многие компании (и не только) британские могут столкнуться с серьезными проблемами уже в самом ближайшем будущем.