Hotline


Доклад о торговле людьми от 2011 г.

 Версия для печати

 

Государственный департамент США
Отдел по вопросам мониторинга и борьбы с торговлей людьми.

Подготовил А. Сухаренко

Ниже приведены выдержки из Доклада о торговле людьми за 2011 год. Госсекретарь США ежегодно представляет этот доклад в Конгрессе США, согласно требованиям Закона о защите жертв торговли людьми 2000 года, который является первым всеобъемлющим федеральным законом США, защищающим права жертв торговли людьми и предусматривающим меры наказания для тех, кто занимается подобной торговлей.

 


Что такое торговля людьми?

Для описания деятельности, связанной с принуждением людей к труду или оказанию услуг, в последние 15 лет используется обобщающий термин «торговля людьми». В Законе о защите жертв торговли людьми (TVPA) такое принуждение описывается с помощью различных терминов: «подневольное услужение», «рабство», «долговое рабство» и «принудительный труд».

Согласно Протоколу ООН о предотвращении, пресечении и преследовании торговли людьми, особенно женщинами и детьми (Палермский протокол), и Закону о защите жертв торговли людьми, человек считается жертвой торговли людьми вне зависимости от того, родился ли он в состоянии рабства или из него сделали раба, соглашался ли он работать на торговца людьми и совершал ли противоправные действия непосредственно по причине своего подневольного состояния. В основе этого явления лежат разнообразнейшие формы порабощения, а не виды деятельности, связанные с перемещением людей через границы государств.

Основные виды торговли людьми:

Принудительный труд

Ситуация принудительного труда, или подневольного услужения, может возникнуть вследствие эксплуатации недобросовестными работодателями работников, менее защищенных по причине безработицы, преступности, бедности, дискриминации, коррупции, политических конфликтов или терпимости общества к такой практике. Иммигранты особенно уязвимы в этом отношении, однако отдельные лица могут подвергаться принуждению к труду и у себя в странах. Женщины, работающие по принуждению или за долги, в особенности женщины и девушки, находящиеся в домашнем услужении, зачастую подвергаются и сексуальной эксплуатации.

Торговля людьми с целью сексуальной эксплуатации

Жертвами торговли с целью сексуальной эксплуатации считаются совершеннолетние, которых вовлекли в занятие проституцией или насильно удерживают в этом состоянии путем морального или физического принуждения или обмана. Все причастные к вербовке, перевозке, укрывательстве, передаче или получении людей с этой целью являются участниками преступной торговли людьми. Этот вид торговли людьми может быть связан и с долговым рабством, когда женщин или девушек продолжают принуждать к проституции, отказываясь освободить их до погашения «долгов», якобы возникших в связи с их перевозкой, трудоустройством и даже бесчеловечной «продажей». Важно иметь в виду, что первоначальное согласие лица на занятие проституцией не имеет юридического значения: если впоследствии его заставляли продолжать заниматься проституцией, оказывая психологическое или физическое воздействие, такое лицо считается жертвой торговли людьми и имеет право на помощь в соответствии с Палермским протоколом и национальными законами.

Труд за долги

Одна из форм принуждения – использование долговых обязательств, или долга. Этот вид принудительного труда, известный как «труд за долги» или «долговое рабство», давно запрещен законодательством США (где он носит название «пеонаж»), а согласно Палермскому протоколу он должен считаться одной из преступных форм торговли людьми. Долговое рабство распространено во всем мире: торговцы людьми или наниматели закабаляют работников, беззаконно манипулируя возникающим у них первоначальным долгом, который является условием устройства на работу. В более традиционных вариантах долгового рабства долг может переходить по наследству. Так, по имеющимся оценкам, в Южной Азии миллионы жертв торговли людьми отрабатывают долги предыдущих поколений.

Долговое рабство среди трудовых мигрантов

Нарушения трудовых договоров и опасные условия труда мигрантов не всегда свидетельствуют о факте торговли людьми. Однако незаконное начисление этим работникам издержек и долгов в родной стране, зачастую при участии агентств по трудоустройству и работодателей в стране трудоустройства, может привести к возникновению долгового рабства. Это происходит даже в тех случаях, когда статус работника в стране трудоустройства связан с работодателем в контексте программ временного трудоустройства.

Подневольное домашнее услужение

Уникальным видом принудительного труда является подневольная работа домашней прислуги. Такие работники трудятся на неофициальном рабочем месте, связанном с местом его проживания, в котором как правило другие работники не проживают. Такая обстановка, нередко приводящая к социальной изоляции домашнего работника, способствует принудительной эксплуатации, поскольку органам власти сложнее инспектировать частные владения, чем официальные рабочие места. Следователи и социальные работники сообщают о многочисленных случаях запущенных заболеваний среди домашних работников, и как ни прискорбно, о распространенной практике сексуальных злоупотреблений, которые в определенных случаях являются признаком подневольного услужения.

Принудительный детский труд

Большинство государств и международных организаций признают законность определенных видов детского труда. Однако крепнет общая решимость искоренить наихудшие виды детского труда, включая принудительный труд и труд за долги. Ребенок может быть жертвой торговли людьми безотносительно к тому, где именно он подвергается принудительной эксплуатации. К возможным признакам принудительного детского труда относятся ситуации, в которых опекуном ребенка по-видимому является не член семьи, заставляющий его выполнять работу, которая приносит финансовую выгоду кому-либо вне семьи ребенка, причем этому ребенку не дают возможности сменить место жительства.

Меры по борьбе с торговлей людьми должны дополнять, а не заменять собой традиционные методы борьбы с детским трудом, такие как реабилитация и образование. Лиц, виновных в порабощении детей, следует привлекать к уголовной ответственности, не ограничиваясь традиционными административными мерами, регулирующими детский труд.

Дети-солдаты

Несение детьми военной службы относится к торговле людьми, если оно связано с незаконной вербовкой или использованием детей (путем применения физической силы, принуждения или обмана) в качестве участников боевых действий или же с целью трудовой или сексуальной эксплуатации в вооруженных силах. Такие преступления могут совершать правительственные войска, военизированные организации или повстанческие отряды. Многих детей забирают насильно, чтобы использовать для участия в боевых действиях. Других незаконно используют в качестве носильщиков, поваров, охранников, ординарцев, посыльных или шпионов. Девочек могут принуждать к замужеству или половым сношениям с бойцами-мужчинами. Дети-солдаты обоих полов часто подвергаются сексуальному насилию и особо подвержены заражению венерическими заболеваниями.

Торговля детьми с целью сексуальной эксплуатации.

Согласно данным ЮНИСЕФ, около двух миллионов детей во всем мире заставляют заниматься проституцией в рамках глобальной торговли сексуальными услугами. Согласно международным договорам и соглашениям, сексуальная эксплуатация детей с коммерческой целью должна считаться уголовным преступлением. Сексуальная эксплуатация детей с коммерческой целью запрещена Палермским протоколом, законодательством США и законами других стран мира. Спасению детей от сексуального рабства не могут препятствовать никакие исключения, никакие соображения культурного или социально-экономического характера. Сексуальная эксплуатация детей приводит к катастрофическим последствиям, включая долговременные физические и психические травмы, болезни (включая ВИЧ/СПИД), наркоманию, нежелательную беременность, истощение, социальную отверженность и даже смерть.

Методология

Государственный департамент США подготовил данный доклад на основе информации, поступающей от посольств США, государственных должностных лиц, неправительственных и международных организаций, опубликованных докладов, ознакомительных поездок по всем регионам, а также сообщений, поступивших на адрес электронной почты tipreport@state.gov. По этому адресу неправительственные организации и частные лица могут информировать Госдепартамент США о том, как государственные органы их стран борются с торговлей людьми.

Дипломатические представители и национальные агентства США предоставили данные о том, как обстоит дело с торговлей людьми и какие меры борьбы с ней предпринимаются правительствами. Эти данные – результат тщательного исследования, и в том числе встреч с широким кругом государственных служащих, представителей местных и международных НПО, сотрудников международных организаций, журналистов, ученых и бывших жертв. Зарубежные представительства США неотступно занимаются проблемой торговли людьми.

Классификация по уровням

В своем Докладе о торговле людьми за 2011 год госдепартамент США в соответствии с требованиями Закона о защите жертв торговли людьми (TVPA) разделил все страны по трем категориям («уровням»). В основе такой классификации лежит скорее объем действий правительства страны по борьбе с торговлей людьми, чем масштаб этой проблемы в стране (что, впрочем, также является существенным фактором). Анализ основан на том, какие усилия прилагают правительства, чтобы соблюсти минимальные требования закона TVPA по искоренению торговли людьми (см. стр. 404).

Уровень 1 – самый высокий показатель, но это не означает, что в данной стране отсутствует торговля людьми. Соответствие Уровню 1 скорее говорит о том, что правительство осознает наличие проблемы, прилагает должные усилия для борьбы с ней и соблюдает минимальные стандарты закона TVPA. Чтобы страна оставалась на Уровне 1, ее правительство должно каждый год демонстрировать заметные успехи в борьбе с торговлей людьми. Иными словами, Уровень 1 – это ответственность, а не повод для самоуспокоения.

В распределении по уровням и описательной части Доклада о торговле людьми за 2011 год учитывается следующее:

• принятие законов, запрещающих наиболее злостные виды торговли людьми (по определению закона TVPA), и введение уголовного наказания за преступления, связанные с торговлей людьми;

• введение уголовной ответственности за преступления, связанные с торговлей людьми, в виде лишения свободы сроком до четырех лет или более строгого наказания;

• исполнение законов, направленных на борьбу с торговлей людьми, с помощью активного преследования наиболее распространенных в данной стране форм торговли людьми;

• упреждающие действия по выявлению жертв торговли людьми; систематическая руководство деятельностью правоохранительных органов, других поддерживаемых государством учреждений и активистов по выявлению жертв торговли людьми;

• государственное финансирование и сотрудничество с НПО для обеспечения жертв первичным медицинским обслуживанием, консультациями и убежищем, где в минимально травмирующих условиях они смогут поделиться с подготовленными работниками социальных служб и правоохранительных органов своим опытом, связанным с торговлей людьми;

• меры по защите жертв, в том числе доступ к услугам и предоставление убежища без принудительного содержания в нем, а также законные альтернативы возвращению в родную страну, если там жертв ожидает наказание и лишения;

• степень, в которой государство обеспечивает жертвам правовую и другую помощь; гарантирует ли национальное законодательство, что судебное разбирательство будет проведено без ущерба для прав, достоинства и душевного здоровья жертв;

• степень, в которой государство обеспечивает безопасную, гуманную и, насколько это возможно, добровольную репатриацию жертв и их возвращение к нормальному образу жизни;

• предпринятые государством меры по предотвращению торговли людьми, в том числе по пресечению действий, которые считаются факторами, способствующими торговле людьми, включая принудительный труд, в частности изъятие работодателями загранпаспортов работников и предоставление агентствам по найму возможности взимать с потенциальных эмигрантов чрезмерную плату.

На распределение по уровням и описательную часть НЕ влияет следующее:

• действия, даже самые похвальные, предпринятые исключительно неправительственными организациями страны;

• мероприятия по повышению общей осведомленности общества, финансируемые государством или иными структурами, непосредственно не связанные с преследованием торговцев людьми, защитой жертв или предотвращением торговли людьми;

• широкомасштабные программы развития или правоохранительные программы, не направленные на борьбу с торговлей людьми.

Уровни

Уровень 1

Страны, государственные органы которых в полной мере соблюдают минимальные нормы Закона о защите жертв торговли людьми, призванные ликвидировать торговлю людьми

Уровень 2

Страны, государственные органы которых не в полной мере соблюдают минимальные нормы Закона о защите жертв торговли людьми, но прилагают значительные усилия, чтобы привести свою деятельность в соответствие с такими стандартами.

Уровень 2. Список особого внимания

Страны, государственные органы которых не в полной мере соблюдают минимальные нормы Закона о защите жертв торговли людьми, но прилагают значительные усилия, чтобы привести свою деятельность в соответствие с этими нормами, а также:

a) абсолютное количество жертв наиболее тяжких видов торговли людьми очень велико или существенно растет;

b) не были представлены доказательства того, что в прошедшем году усилилась борьба с наиболее тяжкими видами торговли людьми (количество расследований, судебных преследований и обвинительных приговоров по преступлениям, связанным с торговлей людьми; увеличение помощи жертвам; а также доказательства того, что сокращается соучастие государственных должностных лиц в наиболее тяжких видах торговли людьми); или

c) определение того, что страна прилагает значительные усилия по приведению своей деятельности в соответствие с минимальными нормами, с учетом обязательств страны принять дополнительные меры в следующем году.

Уровень 3

Страны, государственные органы которых не в полной мере соблюдают минимальные нормы и не прилагают значительных усилий, чтобы привести свою деятельность в соответствие с этими нормами.

В Законе о защите жертв торговли людьми перечислены три фактора, на основании которых страну относят либо к Уровню 2 (либо в Список особого внимания Уровня 2), либо к Уровню 3. Это, во-первых, степень вовлеченности страны в наиболее злостные виды торговли людьми, т. е. в какой степени она является страной происхождения жертв, транзитным государством или страной назначения. Во-вторых – в какой мере государственные органы страны не соблюдают минимальных стандартов закона TVPA; в частности, какова степень соучастия должностных лиц и государственных служащих в наиболее злостных видах торговли людьми. И в-третьих, какие разумные меры необходимы для того, чтобы обеспечить соблюдение государственными органами минимальных стандартов TVPA, с учетом ресурсов и возможностей правительства бороться с наиболее злостными видами торговли людьми.

Закон Уильяма Уилберфорса о перераспределении полномочий по защите жертв торговли людьми (2008 год) предусматривает, что страна, которая два года подряд находилась в Списке особого внимания Уровня 2 и при прочих равных условиях могла бы остаться в нем на третий год, должна быть переведена на Уровень 3. Данное положение впервые вступает в силу в Докладе за этот год. Государственный секретарь США через уполномоченное им лицо может воздержаться от автоматического понижения уровня страны, если имеются достаточные основания полагать, что понижение уровня не оправдано, так как правительство этой страны располагает письменным планом, который в случае реализации предусматривает значительные усилия по соблюдению минимальных стандартов TVPA в борьбе с торговлей людьми, и выделяет значительные ресурсы на реализацию этого плана. Информация об автоматическом понижении уровня страны находится в посвященном ей разделе описательной части Доклада.

Санкции в отношении стран Уровня 3

Согласно Закону о защите жертв торговли людьми, к правительствам стран Уровня 3 могут применяться определенные санкции, в связи с чем правительство США может приостановить или прекратить помощь, не имеющую гуманитарного или торгового характера. Кроме того, США не финансируют участие государственных служащих страны Уровня 3 в учебных программах и программах культурного обмена. В соответствии с Законом о защите жертв торговли людьми, США будет противодействовать выделению государствам, подпадающим под действие санкций, помощи международными финансовыми учреждениями (такими как Международный валютный фонд и Всемирный банк), за исключением помощи гуманитарного и торгового характера и помощи, направленной на определенные цели развития.

Санкции вступают в силу с 1 октября 2011 года; впрочем, санкции TVPA могут быть целиком или частично отменены, если президент США сочтет, что предоставление такой помощи правительству способствует реализации целей данного закона или отвечает национальным интересам США. Закон о защите жертв торговли людьми предусматривает, что санкции могут быть отменены, если это необходимо во избежание значительного неблагоприятного воздействия на уязвимые слои населения, в том числе на женщин и детей.

Распределение по уровням не носит постоянного характера. Любая страна, включая Соединенные Штаты, способна добиться большего. Все страны должны предпринимать и наращивать усилия по борьбе с торговлей людьми.

Еще в 1904 году страны договорились о совместных действиях для предотвращения «перевозки белых рабов». Прошло больше ста лет, но перевозчики рабов продолжают находить себе новых жертв, при чем во многих странах они действуют безнаказанно. Крайне важно, чтобы общественность была постоянно информирована о торговле людьми, чтобы люди знали, как ее распознать и как на нее реагировать. Но осведомленность общества – это лишь один компонент стратегии предотвращения. Можно и должно изменить ряд контролируемых государством системных факторов, способствующих этому явлению. Например, правительства многих развивающихся стран поощряют трудовую миграцию, видя в ней способ получения финансовых вливаний из-за рубежа, но не осуществляют надлежащий контроль над частными вербовщиками, которые эксплуатируют мигрантов и делают их беззащитными перед торговцами живым товаром. Усилив регламентацию и контроль за наймом рабочей силы и другими видами деятельности, способствующими торговле людьми, можно перекрыть преступникам доступ к уязвимым социальным группам и пресечь их противозаконный бизнес.

Выявив и уничтожив свой собственный «рабский след» - государственные закупки товаров и услуг, связанных с трудом подневольных работников, - государство способно радикально изменить экономическую политику, поддерживающую современное рабовладение.

Правительство: борьба со «спросом»

Спрос на дешевые товары, услуги, рабочую силу и секс создает возможности для эксплуатации уязвимых социальных групп. Именно благодаря этому спросу торговцы живым товаром процветают. Чтобы удовлетворить покупательский спрос, людей покупают и продают как товар, эксплуатируют в собственной стране или вывозят за границу. Бедность, безработица, бесперспективность, социальные потрясения и политическая нестабильность сами по себе не приводят к торговле людьми, но помогают современным работорговцам выискивать жертв. Экономическая реальность такова, что торговлю людьми порождает стремление к прибыли. Если никто не будет платить за секс, сексуальная эксплуатация исчезнет. Если никто не будет покупать товары, изготовленные с хотя бы минимальным участием невольников, принудительный труд в промышленности уйдет в прошлое. Борцы с современной работорговлей, не ограничиваясь одними лишь арестами и преследованием «стороны предложения», все чаще атакуют «сторону спроса».

Правительственные структуры обязаны привлекать работорговцев к ответственности и помогать их жертвам, однако эти же структуры являются и крупнейшими потребителями, которые ежегодно тратят миллиарды долларов на товары и услуги, от построек и оружия до канцтоваров и технологического оборудования. За счет этого государство может существенно влиять на спрос. Правительства должны проверять свои каналы закупок и стремиться к существенному сокращению эксплуатации наиболее уязвимых социальных групп.

Государство может значительно уменьшить спрос на рабский труд, например, потребовать от своих подрядчиков и субподрядчиков не нанимать работников с применением обмана и не облагать их непомерными поборами. Этот подход увеличит прозрачность и помешает нечистоплотным агентам по трудоустройству обеспечивать правительственные контракты дешевой рабочей силой, используя долговое рабство. Это особенно важно, когда на большие строительные проекты ввозят работников из третьих стран, более уязвимых для эксплуатации из-за оторванности от родины, социальной изоляции, языковых барьеров и зависимости от работодателя в плане виз, разрешений на работу и других факторов. Партнерства между государственным и частным сектором, обеспечивающие прозрачность каналов поставки, могут сыграть значительную роль в сокращении спроса, содействуя избавлению обоих секторов от рабского труда.

Государство может бороться со спросом на коммерческий секс при помощи политики «нулевой терпимости» к государственным служащим и подрядчикам, замешанным в торговле людьми или предоставляющим сексуальные услуги с коммерческой целью. При таком подходе подрядчики и субподрядчики понимают, что обязаны предостерегать своих работников от незаконных действий; он предполагает применение санкций к компаниям-нарушителям вплоть до расторжения договора и недопущения к правительственным подрядам в дальнейшем. Таким образом у компаний, многие из которых рискуют потерять многомиллионные контракты, возникает мощный стимул следить за тем, чтобы их сотрудники и субподрядчики никоим образом не способствовали спросу, поощряющему сексуальную эксплуатацию.

Запрет на торговлю людьми во всех государственных контрактах – это важный первый шаг, однако без эффективного продолжения он может не привести к желаемым результатам. Правительства должны выделять средства на обучение, техническую поддержку и аудиторскую проверку для полного искоренения торговли людьми в каналах государственных поставок.

Проверяй, что ты ешь: рабство и продукты питания

Потускневшие изображения рабов на плантациях пылятся на книжных полках и висят в музейных залах, но на фермах и плантациях по-прежнему существует рабский труд. Причиной тому потребность мировой экономики в дешевых продуктах питания. Когда-то межконтинентальные перевозки рабов и «трехсторонняя торговля» («сахар-ром-рабы») служили процветанию торговых империй Европы и обеих Америк. Сегодня, по данным Международной организации труда, около 60 процентов детского труда в мире приходится на сельское хозяйство; сельскохозяйственные продукты, в свою очередь, самая обширная категория в «Списке продуктов, произведенных с помощью детского и принудительного труда» Министерства труда США.

Эта форма современного рабства по-прежнему распространена в сельскохозяйственном производстве от плантаций какао Западной Африки и хлопковых полей Узбекистана до помидорных полей в США, и технологии, которые в ней применяются, крайне далеки от передовых. По данным Министерства труда США, в сельском хозяйстве применяется больше принудительного детского труда, чем в промышленности. В некоторых странах, особенно в Южной Азии, крестьянские семьи по-прежнему наследуют долги своих предков, зачастую умерших много поколений назад. По имеющимся сведениям, рабство не ограничивается сушей: принудительный труд все шире используется в рыболовной отрасли некоторых регионов.

Властям и предпринимателям предстоит серьезно потрудиться, чтобы выпаять звенья рабства из цепочек поставок. Наступила эпоха осведомленного потребителя, и потому компаниям следует тщательнее проверять свое сырье и свои каналы поставок. Органы власти должны настойчивее добиваться исполнения существующих законов и положений. С принятием новых законов контроль фирмы за происхождением приобретаемого сырья станет уже не добровольной инициативой, а правовой обязанностью. Во всех отраслях промышленности от компаний все больше требуют информации о том, каким образом было произведено сырье, которым они пользуются.

Закрепление норм предпринимательской этики в законе

В глобальной экономике нашего времени нередко встречаются тонкие переплетения законного бизнеса и противозаконной торговли людьми. Частные предприниматели все больше осознают свою роль в борьбе с торговлей людьми: и в предупредительных мерах, которые позволят корпорациям не поощрять потребность в принудительном труде, так и в упреждающих действиях, направленных на то, чтобы облегчить или улучшить положение эксплуатируемых работников. Растет интерес общественности к тому, как именно производятся, обрабатываются и реализуются товары и услуги. Потребители, правозащитники и инвесторы требуют, чтобы компании принимали и исполняли кодексы предпринимательской этики.

Гарантировать потребителю, что предлагаемая ему продукция не загрязнена принудительным трудом, в первую очередь может именно бизнес-сообщество. Учитывая, насколько сложны в наше время цепочки поставок, самым эффективным способом положить конец принудительному труду представляется сотрудничество органов власти, корпораций, потребителей и гражданского общества. Есть ряд недавних многообещающих примеров того, как можно общими усилиями очистить каналы поставок от использования рабского труда.

В соответствии с американским законом о сельском хозяйстве 2008 года создана Консультативная группа по недопущению использования детского и принудительного труда в производстве импортируемых сельскохозяйственных продуктов. Консультативная группа призвана составить для Министра сельского хозяйства США рекомендации по разработке стратегии, которая снизит вероятность того, что импортируемая в США сельскохозяйственная продукция имеет отношение к использованию рабского труда. В Консультативную группу входят представители правительства, отрасли, гражданского общества, исследовательских институтов и университетов. Их разносторонний опыт помог разработать для бизнес-сообщества набор добровольных рекомендаций, основанных на передовых методах проверки, корректировки, прозрачности и проведения независимого контроля. Рекомендации размещены в интернете по адресу http://go.usa.gov/D8n.

Согласно калифорнийскому Закону о прозрачности каналов поставки 2010 года, розничные торговцы и производители штата должны публично раскрывать информацию о принятых ими мерах по очищению своих каналов прямой поставки от связей с торговлей людьми и подневольным трудом. Новый закон распространяется на торговцев и производителей, ежегодный валовой доход которых во всем мире превышает 100 млн долларов. Закон затрагивает более 3000 компаний, ведущих бизнес в Калифорнии. На долю этих компаний приходится около 87 процентов торгово-промышленной деятельности штата Калифорния, занимающего восьмое место в мире по размеру экономики. Компании, на которые распространяется действие этого закона, должны, начиная с января 2012 года, размещать на своих веб-сайтах информацию о том, какими методами они проверяют непричастность каналов поставок к принудительному труду и торговле людьми. Эти методы могут включать оценку риска торговли людьми, проверку поставщиков, обучение работников и руководства компании проблематике рабства и торговли людьми. Текст калифорнийского закона размещен в интернете по адресу http://go.usa.gov/D8n.

Свобода не сдается в залог

Очень распространено мнение, что «средняя» жертва торговли людьми – это выходец из самых недоступных, самых бедных районов. Социологические исследования в странах происхождения жертв транснациональной и национальной торговли людьми говорят о другом. Вероятность стать жертвой работорговцев выше всего у тех, кто стремится к лучшей жизни, но не имеет возможности осуществить свои надежды. Это женщины, которые учились в школе, а потом оказалось, что их образовательный уровень чересчур высок для родной деревни. Они видят, как кто-то возвращается домой и привозит деньги для своей семьи. Они смотрят телепрограммы, которые живописуют им все прелести городской жизни; или же у них просто хватает смелости попытаться изменить свою жизнь к лучшему, если только появится такая возможность.

Тут-то и появляются торговцы живым товаром. Пользуясь недостатком информации, они предлагают эту возможность хорошую работу, лучшую жизнь, помощь в переезде на новое место. Они играют на чаяниях своих жертв, на их готовности поверить в свой счастливый шанс. Они эксплуатируют доверие жертв, их веру в то, что они способны добиться успеха. Они находят людей, у которых нет ничего, и в обмен на светлое будущее заставляют их отдать в залог свою жизнь и свободу. Хотя широкомасштабные экономические инициативы нельзя автоматически рассматривать как мероприятия по борьбе с торговлей людьми, но когда правительства пытаются повысить защищенность от современного рабства, им следует обратить внимание на возможность доступа к капиталу для самых бедных слоев общества. Рабочим-мигрантам, чтобы получить работу за рубежом, не обязательно влезать в долги к вербовщикам рабочей силы. Государство вполне может предоставить своим гражданам небольшие кредиты для покрытия дорожных расходов и защитить их права во время проживания в другой стране. Недопустимо, чтобы целые деревни попадали в капкан долгового рабства из-за долгов, унаследованных от прошлых поколений. Государство должно обеспечить альтернативные, законные возможности получения кредитов и применить введенные десятилетия назад законы, запрещающие долговое рабство, переходящее из поколения в поколение.

Современность показала, что микрокредиты и микрофинансирование способны улучшить положение женщин, обеспечить качественное питание, лучшее образование и лечение, расширить доступ общин к кредиту. Программы микрофинансирования, проводимые вместе с целевой программой борьбы с торговлей людьми, могут нести свободу, открывая людям возможности без риска и будущее без бедности. Но микрокредиты – не единственный выход. Отправлять работорговцев за решетку и передавать их незаконно полученные средства жертвам – вот программа окончательного списания долгов.

Переводы и передвижения: миграция рабочей силы в глобальном сообществе

Эмигранты – потенциальные жертвы современных работорговцев. Женщины отправляются на заработки, мечтая о лучшей жизни; они собираются работать официантками или домработницами, а попадают в публичный дом или в подневольное домашнее услужение. Работников многочисленными способами заманивают в долговое рабство с помощью расходов на эмиграцию, например, платы за трудоустройство. Речь идет не только о нелегальной миграции. В 2011 году по всему миру зафиксированы случаи, когда жертвы ехали в страну назначения законными способами, а по прибытии попадали в неволю.

По данным Всемирного банка и Международной организации по миграции, в последние 20 лет количество иностранных мигрантов стремительно растет: 215 млн в 2010 году по сравнению с 191 млн в 2005 году. В 2010 году количество денежных переводов в мировом масштабе превысило 440 млрд долл. США (275 млрд в 2005 году), из них развивающиеся страны получили 325 млрд (192 млрд 2005 году). В 2009 году в некоторых небольших странах зарубежные денежные переводы составляли весьма значительную долю ВВП: Таджикистан – 36%; Тонга – 28%; Лесото – 25%; Молдова – 31%; Непал – 23%.

Миграция важный инструмент экономического развития на индивидуальном и национальном уровнях, и поэтому крайне необходимо укреплять международное сотрудничество и разрабатывать стандарты управления трудовой миграцией. По данным Международной организации по миграции, сегодня большинство стран мира, и не только развивающихся, не в состоянии эффективно управлять международной миграцией. Из-за растущих потоков миграции и стремительного роста коммерческой индустрии трудоустройства, действующей через государственные границы, сегодняшние мигранты подвержены опасности различных злоупотреблений, включая принудительный труд и сексуальную эксплуатацию.

Международная миграция относительно слабо контролируется. В лучшем случае речь может идти об отдельных двусторонних соглашениях, реализованных в разной степени, и двусторонних меморандумах о договоренности и региональных соглашениях, имеющих лишь рекомендательную силу. В худшем случае миграцией управляют беспринципные частные вербовщики, обманом и поборами загоняющие мигрантов в долговое рабство.

Государственные структуры должны не только разработать политику, обеспечивающую возможность легальной трудовой миграции, но и обеспечить мигрантам защиту на каждом этапе миграционного процесса. Даже межправительственные соглашения (которые все чаще заключаются между странами происхождения и назначения) не снижают потребности в защите работников от «спонсорских» и «гостевых рабочих» программ. Чтобы оградить рабочих-мигрантов от дальнейшей эксплуатации в рамках этих программ, необходимо проделать серьезную работу. Отмечен высокий уровень эксплуатации неквалифицированных работников (особенно местных) по всему Ближнему Востоку, что свидетельствует об их уязвимости и о том, что обеспечить безопасность миграции будет непросто.

Как было подчеркнуто в Докладе о торговле людьми 2010 года, в мировых потоках рабочей миграции становится все больше женщин, и женщины ищут работу, обычно не охваченную нормальной защитой труда, такую как домашнее услужение. Многие женщины из таких стран как Индонезия и Непал устраиваются домработницами в страны Персидского залива и Малайзию; такая миграция в принципе опасна: физическое и сексуальное насилие там является распространенным явлением, а жертвы злоупотреблений практически лишены защиты.

Откликаясь (по крайней мере, частично) на проблемы злоупотреблений по отношению к мигрантам, правительства некоторых стран наложили ограничения на трудовую миграцию из стран Азии в ближневосточный и восточноазиатский регионы. Причина злоупотреблений кроется не в том, что эмигранту просто попался плохой начальник. Многие из этих проблем носят структурный характер. Международная миграция рабочей силы все больше попадает в руки агентов по найму, как лицензированных, так и нелегальных. Стремительное расширение этого рынка, которое могло бы породить конкуренцию и продуктивность, передающиеся потенциальным работникам и работодателям, вместо этого порождает хищничество.

Широко распространены непомерные поборы за трудоустройство и варианты мошеннической подмены, когда вместо обещанного места работы предлагается совершенно другое, или же обещанной работы вообще не существует. В самых худших случаях эксплуатация перерастает в принудительный труд, когда работнику запрещают передвижения, не выплачивают заработанные деньги, подвергают угрозам, физическому и сексуальному насилию; все эти действия происходят в контексте грабительской платы за трудоустройство.

В 2011 году была отмечена тревожная тенденция: мигранты из числа домашней прислуги подвергались сексуальному насилию в домах, где они работали, а затем работодатели передавали их третьим лицам для занятий проституцией; жертвы не могли обратиться за помощью из-за страха перед законами о нелегальной иммиграции или из-за наличия долга.

Такое оказалось возможным, потому что нормальные взаимоотношения работника с работодателем были искажены проблемой платы за трудоустройство, несопоставимой с реально оказанными услугами или составляющей большую часть денег, которые работник-мигрант мог бы получать в нормальных условиях. Иногда самой действенной угрозой работодателей, желающих эксплуатировать и держать в страхе работников-эмигрантов, становится угроза отнять работу. Поскольку иностранным работникам обычно тяжело найти иную работу, то лишение рабочего места не означает свободы, а, наоборот, по сути своей является принуждением, которое призван предотвратить Палермский протокол. Иногда работники просят выдать заработанные деньги или хотя бы достаточное количество еды, а работодатели в ответ угрожают запереть их в рабочем общежитии, чтобы они не смогли отправиться на поиски другой работы, а лишь бессильно наблюдали, как растут их долги.

Правительства должны ужесточить контроль над частными вербовщиками. Нужно добиваться, чтобы ассоциации частных агентств по найму персонала (такие как Ассоциация международных агентств по найму персонала Бангладеш (BAIRA) или Ассоциация рекрутинговых агентств Камбоджи (ACRA), исполняли свои обещания обеспечить безопасную и упорядоченную миграцию. Если агентом по найму выступает государство, необходимо разработать механизмы защиты от коррупции, а также механизмы, не допускающие привлечение полиции или других правоохранительных органов, чтобы держать их в покорности во время пребывания за рубежом. Национальное законодательство и правоохранительные органы должны проводить в жизнь инструкции, в которых были бы учтены интересы как работников, так и частных агентств по найму; особенно это относится к праву сообщать о злоупотреблениях, не опасаясь депортации или наказания. В случае нарушений к агентствам следует применять не только меры экономического характера, такие как штрафы или приостановление деятельности, но и уголовные наказания.

Международные организации в качестве лучших примеров приводят две модели: на Филиппинах агентства по найму не имеют права отправлять работников за границу без санкции Филиппинской администрации по трудоустройству за рубежом (POEA).

POEA имеет право устанавливать испытательный срок для агентств; проводит семинары по производственной ориентации, включающие тренинги по вопросам торговли людьми; проводит консультационные программы для желающих получить работу за границей. В прошлом году на Филиппинах было возбуждено судебное преследование недобросовестных вербовщиков, даже если злоупотребления происходили в странах назначения. В Южной Корее используется другая модель предотвращения трудовой эксплуатации: само государство осуществляет набор рабочей силы в 13 странах, проводит тренинги и ознакомительные мероприятия, размещает центры оказания помощи рабочим-мигрантам неподалеку от их рабочих мест. Но даже в этих странах национальный и двусторонний подходы к управлению трудовой миграцией осуществляются, в лучшем случае, фрагментарно.

Мигранты по-прежнему становятся жертвами торговли людьми, что еще раз говорит о том, что для управления трудовой миграцией необходима мощная международная структура. Управление миграционными потоками в первую очередь должно стремиться к гуманной и упорядоченной миграционной политике, служащей общему благу. Согласно разработанным Международной организацией труда «Многосторонним основам по вопросам миграции рабочей силы», это должно делаться на национальном, региональном и международном уровнях. Без соответствующей структуры эксплуатация и злоупотребления в отношении работников-мигрантов будут усиливаться с ростом трудовой миграции.

Большинство стран мира подписало Палермский протокол, запрещающий все формы торговли людьми и требующий судебного преследования за связанные с этим преступления. В большинстве стран, подписавших Протокол, были приняты соответствующие его требованиям законы о преследовании за торговлю людьми. В 62 странах уже выносились обвинительные приговоры по таким делам; в последние три года совокупное количество судебных преследований и приговоров неуклонно возрастает – с 5212 дел и 2983 приговоров в 2008 году до 6017 дел и 3619 приговоров в 2010 году.

К сожалению, количество открытых дел значительно превышает количество произведенных арестов и расследований. А количество вынесенных приговоров за торговлю людьми с целью сексуальной эксплуатации значительно превышает количество приговоров за принуждение к труду. Борьба с трудовой эксплуатацией может оказаться более сложной – как в политическом, так и в социальном аспекте. Преступления, связанные с трудовой эксплуатацией, в отличие от эксплуатации сексуальной, зачастую совершают люди, слывущие достойными членами общества или признанными лидерами бизнеса; таких людей привлечь к ответственности не так просто, как подозрительных субъектов, связанных с организованной преступностью или живущих на незаконные доходы от проституции. Несмотря на эти трудности, все больше стран выявляют, преследуют и карают за преступления, связанные с принудительным трудом. Достичь этого удалось благодаря проявлению политической воли, постоянному обучению сотрудников правоохранительных органов и растущему пониманию сути современной работорговли. Эти успехи можно развивать и дальше: для этого нужна гласность, которая покажет общественности весь масштаб этого преступления; для этого нужно, чтобы уязвимые группы населения поверили, что обратившись за помощью, они найдут защиту.

Опросы жертв торговли людьми: доброе слово творит чудеса

Как правило, для успешного преследования торговца людьми необходима определенная степень участия со стороны жертвы. Деликатное проведение опроса поможет сотрудникам правоохранительных органов наладить доверительные отношения с жертвой и тем самым повысит вероятность ее участия в уголовном процессе.

Многие жертвы торговли людьми месяцами или даже годами подвергались физическому или психологическому насилию, жили в непривычной обстановке, приобрели негативный опыт общения с работниками правоохранительных и других государственных органов. Проводя опрос, следует учитывать, что жертва может чувствовать страх, находиться в неустойчивом эмоциональном состоянии или испытывать физические или физиологические неудобства.

Специальные подразделения полиции или прокуратуры могут разработать собственные методики проведения опроса, а неспециалистам мы предлагаем воспользоваться приведенными здесь базовыми способами, основанными на состоянии жертвы.

Развейте страхи. Торговцы людьми часто удерживают жертву в рабстве, запугивая ее полицией и иммиграционными службами, арестом и высылкой. Когда сотрудники правоохранительных органов обнаруживают жертву, она сначала не видит в этом освобождение от рабства: для нее это арест, облава, угроза депортации и страх перед расправой со стороны «хозяина». Иногда жертвы рассказывают «легенду» – вымышленную историю, сочиненную для них торговцами людьми. Иными словами, зачастую жертва вначале дает неполные или даже ложные показания, полностью обеляющие «своего» торговца людьми.

Существуют успешно опробованные методы, позволяющие избежать подобной ситуации:

• Проводите опрос в удобном помещении, где жертва не будет чувствовать угрозы.

• Не проводите опрос в присутствии других людей, захваченных в ходе той же операции; помешать опросу может даже присутствие товарищей по несчастью, не говоря уже о надсмотрщиках и подручных торговца людьми, которые могли смешаться с жертвами.

• Никогда не опрашивайте жертву в присутствии торговца людьми.

• Объясните, что цель расследования – торговец людьми, а не его жертва.

• Расскажите жертве о ее правах, о процессе опроса и о роли тех, кто в нем участвует.

• Продемонстрируйте свои знания и опыт в подобных делах;

• Ссылаясь на опросы других жертв и упоминая в своих вопросах об уже собранной информации, помогите жертве понять, что проводится углубленное расследование деятельности торговцев людьми, которые не будут отпущены на свободу и не смогут отомстить.

• Сообщите жертве, что неправительственная организация предоставит ей убежище, медицинскую помощь и еду.

• Спросите, есть ли у жертвы вопросы или страхи.

Проявляйте внимание и уважение. Рассеяв предубеждение или страх перед правоохранительными органами, вы поможете опрашиваемому успокоиться и побудите к искренней беседе. Применяя изложенные здесь простые способы, сотрудники прокуратуры и полиции могут подчеркнуть, что их задача – не наказать, а помочь:

• Проводите опрос не в форме сотрудника правоохранительных органов, со всеми аксессуарами и оружием, а в обычной одежде.

• Обеспечьте жертву едой, напитками, бытовыми мелочами (например, бумажными салфетками); регулярно делайте перерывы; предоставьте жертве место, где она могла бы успокоиться и прийти в себя.

• Чтобы обеспечить точность взаимопонимания, пригласите профессионального переводчика, который должен подписать соглашение о неразглашении информации. Кроме того, это дополнительная гарантия, что подручные торговца не узнают о содержании вашей беседы, а в общине жертвы не станет известно о насилии над ней.

• Выясните национально-культурную специфику жертвы, включая правила поведения, религиозные обычаи, социальный статус, этнические связи, «дресс-код», отношение к проституции.

• При возможности учтите предпочтения жертвы в отношении национальности и пола опрашиваемого и переводчика.

Удовлетворяйте физиологические потребности опрашиваемого. Жертва не сможет полноценно участвовать в опросе, пока не удовлетворены ее базовые потребности в медицинской помощи, еде и жилье. Чтобы устранить это потенциальное препятствие, правоохранительные органы могут провести краткую предварительную беседу, а следующие, подробные беседы организовать позже, после того как неправительственная организация предоставит жертве помощь. Сотрудники иммиграционной и таможенной службы США, готовясь к операциям по освобождению жертв, берут с собой заранее подготовленные наборы вещей первой необходимости (спортивные штаны и рубашка, нижнее белье, носки, туалетные принадлежности), а также заранее готовят временное жилье, где жертва будет находиться до проведения опроса. Отношения между правоохранительными органами и организациями-поставщиками услуг крайне выгодны: работники НПО могут предложить свои услуги уже во время предварительно запланированной операции, а правоохранительные органы при необходимости могут мгновенно получить необходимую информацию.

Весьма желательно привлекать представителей НПО к планированию операций, чтобы они могли быстро подключиться и обеспечить правоохранительные органы необходимыми данными о национально-культурной специфике жертв.

Что мешает успешному преследованию: понятия добровольного согласия и жалобы

В Статье 3(b) Палермского протокола говорится, что согласие жертвы торговли людьми на ее эксплуатацию не принимается во внимание, если было использовано любое из средств воздействия, перечисленных в Протоколе. К этим средствам воздействия относятся угроза применения силы или ее применение, а также другие формы принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо предоставления платежей или выгод для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. Иными словами, первоначальное согласие жертвы на нелегальную иммиграцию или на занятие определенным видом деятельности – например, сельскохозяйственными работами или проституцией, – не является оправданием для последующего принуждения жертвы к продолжению этой деятельности. Эта правовая норма соответствует понятию о невозможности отказа от основных прав человека.

Во многих странах, однако, плохо понимают положения Палермского протокола или не воспринимают торговлю людьми как современное рабство; в этих странах жертве вменяют в вину то, что она была продана, и обвинение против торговца людьми разваливается. Это идет вразрез с современным пониманием, что волю жертвы можно подавить с помощью силы, обмана или принуждения. Первоначальное соглашение с агентством о предоставлении работы или транспортных услуг не означает, что впоследствии человек не может отозвать свое согласие из-за ужасающих условий труда, недостаточной или отсутствующей оплаты, запугивания или насилия. Точно так же предыдущее согласие жертв сексуальной эксплуатации на занятие проституцией не означает, что они согласны употреблять наркотики, заниматься незащищенным сексом, делать аборты или вступать в половые контакты против своей воли, ради прибыли сутенера. В случае торговли детьми не обязательно даже выяснять, применялись ли незаконные методы воздействия, поскольку в данных обстоятельствах дети не правомочны давать согласие.

Существует еще одно подобное препятствие для преследования торговцев людьми: в некоторых странах, особенно латиноамериканских, для начала судебного преследования необходимо подать официальную жалобу или заявление от частного лица. В странах с высоким уровнем организованной преступности или насилия НПО и частные граждане, не являющиеся жертвами торговли людьми, часто не решаются подписывать публичные заявления такого рода, чтобы не поставить под угрозу собственную безопасность. Сами жертвы обычно отказываются выдвигать официальное обвинение, поскольку боятся мести, не верят, что правоохранительная система защитит их, а не работорговца, или стремятся сохранить анонимность. Если защита жертв отсутствует или недостаточна, если не обеспечивается защита их семей, такая тактика наиболее разумна.

Но если никто не обращается с жалобой, а система правосудия не может без этого работать, то судебных преследований не будет, и торговцы людьми продолжат безнаказанно заниматься своим делом.

Чтобы решить эту проблему, необходимы законодательные нормы, разрешающие представителям власти начинать расследование и осуществлять преследование торговцев людьми без заявления жертвы или частного лица. Это могут быть профилактические расследования деятельности структур организованной преступности; возможна система, при которой заявление подает не жертва, а само государство (о проведении такой законодательной реформы для дел, связанных с принудительным трудом, недавно объявило правительство Аргентины).

Помощь жертвам и их защита – важнейший компонент любой государственной программы по борьбе с торговлей людьми. Ее задачи – удовлетворить непосредственные нужды жертвы и помочь ей обрести возможности для возвращения к нормальной жизни на родине. Защита жертв помогает системе правосудия выявлять и преследовать торговцев людьми. По-настоящему действенная система защиты жертв выходит далеко за рамки требований Палермского протокола, включая систему мер, существующих пока только в учебниках по юриспруденции. Это и предупредительное выявление жертв, и организация широкого спектра услуг, суммирующих опыт бывших жертв; это программы иммиграции и убежища, предоставляющие выбор освобожденным из рабства; это юридические гарантии защиты для всех групп работников.

Предупреждающее выявление жертв

Во многих странах сотрудников правопорядка обучают выявлять жертв торговли людьми, надеясь, что это будет происходить в ходе обычной работы органов правопорядка, как бы попутно. В реальности все выглядит совсем иначе. Как правило, жертвы не могут рассказать о происходящем ни простым языком, ни, тем более, языком Палермского протокола или законов своей страны; они редко воспринимают себя как жертв торговли людьми. Торговля людьми по самой своей природе остается одним из самых замаскированных и замалчиваемых преступлений, которые полицейские склонны ошибочно классифицировать как нападение, укрывательство иностранца или проституцию – или даже вообще не воспринимать как совершенное преступление.

Органы власти должны побуждать полицию и другие правоохранительные органы целенаправленно заниматься проблемой торговли людьми и заранее изучать ее признаки. В некоторых успешных стратегиях проводятся профилактические расследования на рынках проституции, выявление предприятий и рабочих мест, где постоянно нарушаются трудовые нормы; регулярно проверяются предприятия, где работает много иностранцев с рабочими визами. Но выявлением жертв может заниматься не только правоохранительная система. Медицинские работники, учителя, инспектора по труду, сотрудники иммиграционных органов и специалисты по защите детей – все они вполне способны выявлять жертв работорговли и предпринимать действия от их имени. Для этого они должны понимать, что современное рабство грозит любому человеку, и преодолевать ксенофобию и культурные стереотипы. Организациям и структурам, которые работают с самыми уязвимыми в этом отношении слоями населения, правительство должно предоставлять обучение или даже проводить его в обязательном порядке.

Одна из групп, наиболее уязвимых в отношении торговли людьми – нелегальные мигранты. Правоохранительные органы вступают в контакт со многими из них, задерживая при нелегальном проникновении в страну, арестовывая при проведении операций внутри страны или готовя к высылке. Выявление жертв в этой категории – крайне недостаточное. Дозорный эпидемиологический надзор, проведенный в рамках Межведомственного проекта ООН по борьбе с торговлей людьми в дельте Меконга (UNIAP) показал, что треть депортированных из Таиланда рабочих являются жертвами торговли людьми: во время пребывания в этой стране они находились в условиях, подпадающих под определения Палермского протокола. Эта поразительная статистика вполне соответствует неофициальным данным со всего мира, включая США, когда жертвы, выявленные и не выявленные, подвергаются аресту и высылке из страны. Но когда о торговле людьми становится известно лишь после того как потенциальная жертва подверглась административным санкциям и была выслана из страны без права возвращения, уже слишком поздно принимать меры расследования, предотвращения и реабилитации. Подобная политика «трех «П» («пресечение, предварительное заключение, принудительная высылка») – прямая противоположность политики «предотвращения, помощи и преследования», прокламируемой Палермским протоколом.

Комплексные услуги

К услугам, необходимым жертве для восстановления, могут относиться, в частности, следующие: медицинская помощь; срочное или долговременное размещение с оказанием долгосрочной поддержки; консультация специалиста по психическому здоровью; помощь в воссоединении семьи; письменный и устный перевод; помощь во время уголовного судопроизводства; духовная поддержка; помощь специалиста по уголовным, гражданским или иммиграционным делам; обеспечение безопасности; репатриация. Хотя список потребностей выглядит обескураживающе длинным, соответствующие НПО во всем мире продолжают совершенствовать свои методы и услуги. У них хватает квалификации и подготовки, чтобы обеспечить весь спектр помощи. Но правительства часто не обеспечивают их финансированием, достаточным для оказания всех видов помощи, необходимой бывшим жертвам.

Иногда НПО не имеют права предложить весь набор услуг, поскольку действуют в рамках программ, обусловленных сотрудничеством с органами правопорядка. Даже в странах, где жертвам торговли людьми дают «время на размышления» – позволяют обрести душевное равновесие, прежде чем принять решение о сотрудничестве с правоохранительными органами, – полиции предоставлено право решать, когда для бывшей жертвы наступит момент принятия решения. Но когда жертв торговли людьми просто содержат без права работать или покинуть убежище, в котором проходят их дни, «время на размышления» становится неотличимым от лишения свободы, подтверждая тем самым угрозы рабовладельца: именно это и должно было с ними случиться, если они попадут в руки властей. В оптимальном случае услуги должны предоставляться жертвам, согласившимся на сотрудничество, даже если оно не нужно или их дело бесперспективно; особые условия должны быть обеспечены детям и тем, кто не может способствовать расследованию из-за травм и болезней. Судьбоносное для бывшей жертвы решение открыть правду и предать своего эксплуататора в руки правосудия должно быть принято без давления.

Законы для защиты домашних и сельскохозяйственных работников

Домашние и сельскохозяйственные работники особенно уязвимы для эксплуатации и торговли людьми. Домашние работники трудятся в изоляции от общества, «за закрытыми дверями». Они невидимы для правовых структур; как правило, на них не распространяются нормативы защиты труда и проверки условий труда. Очень часто домашняя работа вообще не рассматривается как труд.

В то время как принимаются различные меры, чтобы взять домашних работников под защиту международных организаций, включая МОТ, сельскохозяйственные работники остаются за рамками трудового законодательства.

Необходимость межведомственной координации действий

Зачастую под партнерством подразумевают сотрудничество правительственных структур с неправительственными – предпринимателями, научными учреждениями, НПО и так далее; однако же, самое действенное партнерство в борьбе с торговлей людьми – партнерство между самими правительственными структурами. Взаимосвязанные аспекты концепции «трех «П» требуют сотрудничества и четкой координации усилий правительств, правительственных структур, местных сообществ и международных организаций. Такое взаимодействие должно начаться в каждой стране, направляемое и контролируемое главами государств, членами правительств, руководителями министерств и ведомств.

Порабощенные мужчины, женщины и дети трудятся на полях и фабриках, в частных домах и притонах каждой страны мира. Многие из тех, кто трудится в рабских условиях, даже не понимают, что они рабы. Учитывая многоликость современного рабства, в контакт с жертвами могут вступать самые разные государственные структуры – от полицейских, иммиграционных чиновников и пожарных до инспекторов по труду, учителей и врачей. Для удовлетворения потребностей выявленных жертв в жилье, защите и лечении, в юридической помощи и решении иммиграционных проблем может потребоваться помощь целого ряда организаций. Для успешного расследования необходимо, чтобы уполномоченные на то структуры удовлетворяли потребности жертв, а органы правопорядка координировали свои действия друг с другом. Иными словами, для эффективной работы необходимы скоординированные усилия различных частей государственного механизма.

С помощью межведомственной координации возможно заполнить пробелы в несовершенном законодательстве. В ближайшие годы необходимо принять новое законодательство, расширенное и исправленное с учетом накопленного опыта – законодательство, которое закроет обнаружившиеся пробелы в вопросах преследования работорговцев и защиты их жертв. Успешно его осуществить поможет координация действий органов центрального правительства. Координационный орган, работающий на правительственном уровне, сможет организовать межведомственные усилия на всех фронтах борьбы с работорговлей: координацию подготовки государственных служащих, тесное взаимодействие с общественностью, защиту жертв от чрезмерных наказаний. К таким министерствам и ведомствам относятся не только правоохранительные органы, но и структуры, отвечающие за гражданское правоприменение, охрану труда, защиту и обеспечение жертв работорговли, за информационно-разъяснительную работу, за образование и охрану детей, за торговую политику, за дела женщин, за содействие международному развитию и торговле, иммиграционную политику и разведку, за международную политику.

Также крайне важна вертикальная координация между центральным правительством, региональными и местными органами власти. Выбор наиболее удачных форм сотрудничества зависит от размеров государства, уровня его централизации и от объема доступных ресурсов. Следует подготовить структурные схемы всех правительственных органов, которые могут войти в контакт с жертвами или преступниками в ходе своей повседневной деятельности. Информацию о торговле людьми необходимо собирать в масштабе страны и на различных правительственных уровнях; обучение должно проходить на всех уровнях, чтобы и центральные, и местные органы власти были знакомы с государственными программами, которые проводятся в интересах жертв работорговли.

Выгоды партнерства с НПО

Неправительственные организации предоставляют помощь жертвам, правоохранительным органам – информацию, а государственным органам – обратную связь. Неправительственные организации – важные партнеры правительства в борьбе с торговлей людьми; во многих странах правительства стремятся переложить на них ответственность за помощь жертвам; несмотря на это, правительства часто не оказывают НПО необходимой финансовой помощи, не доверяют им участвовать в юридических процессах и не допускают их к программам борьбы с торговлей людьми.

Финансовая поддержка НПО нужна самому государству, поскольку государственные структуры обычно не в состоянии предоставить жертвам весь комплекс необходимой помощи. НПО – идеальные помощники в проблемных для госструктур аспектах защиты жертв (убежища для жертв, юридическая помощь в иммиграционных вопросах, консультационные услуги и т. д.). Государству, однако, не стоит надеяться, что НПО возьмет на себя финансовое бремя защиты жертв. Правительство, финансируя неправительственные организации, продемонстрирует свою готовность защитить жертв торговли людьми, наращивая объем предоставляемых им услуг. Благодаря этому жертвы будут активнее участвовать в расследованиях и судебных процессах, что, в свою очередь, повысит результативность правоохранительных органов.

К сожалению, обычно правительственные органы настороженно относятся к сотрудничеству с НПО. Недоверие к НПО может быть вызвано незнанием или неверными представлениями об их работе, неблагоприятным прежним опытом или просто отсутствием опыта совместной работы. Такая подозрительность может проистекать из чувства недоверия к общественным организациям, которые от заботы об уязвимых слоях общества способны перейти к борьбе за демократические реформы, или из-за нежелания выделять деньги группам, связанным с прежними лидерами, политической оппозицией или опальными этническими или религиозными слоями населения.

Чтобы преодолеть эти барьеры, нужно налаживать общение и пытаться начать сотрудничать в конкретных ситуациях. Длительное сотрудничество послужит и интересам государства, которое стремится расследовать уголовные преступления и поддержать правопорядок, и интересам жертв, которые стремятся восстановить справедливость и вернуть себе уважение и средства к существованию. Когда государство понимает истинную ценность неправительственных организаций, становится легче установить новые взаимоотношения.

Основные формы участия НПО в борьбе с торговлей людьми:

Оказание услуг. Жертвы торговли людьми нуждаются в помощи профессиональных медработников, специалистов психического здоровья, социальных работников, юристов, переводчиков. Всесторонняя помощь включает оценку потребностей жертв и предоставление им различных видов помощи. Это может быть медицинская и психиатрическая помощь; предоставление питания, убежища и одежды; обеспечение безопасности; помощь в вопросах иммиграции, воссоединения семьи или репатриации; уголовная защита; профессиональное обучение и трудоустройство; юридическая обеспечение интересов жертв; устный и письменный перевод.

Информационное сотрудничество. НПО часто представляют собой признанные местные организации, которые пользуются репутацией безопасного убежища среди групп повышенного риска. Часто жертвы, прежде чем обратиться в правоохранительные органы, идут в НПО. Поэтому НПО могут быть хорошим источником информации при расследовании случаев торговли людьми. Если жертвы торговли людьми подвергаются высылке, арестам, допросам или другому неприемлемому обращению, неправительственные организации не станут советовать жертвам обращаться в органы правопорядка. Они скорее превратятся в современное подобие американской «Подземной железной дороги» времен борьбы с рабством и будут помогать своим подопечным жить на нелегальном положении, чем передадут их в руки враждебных государственных органов. В идеальном случае НПО и органы правопорядка могут установить отношения доверия и осуществлять взаимный обмен информацией.

Обратная связь. В течение прошлого десятилетия правительства создали юридические системы и структуры, направленные на борьбу с торговлей людьми. Часто случается, что на низовом уровне одни лишь НПО сотрудничают с правительственными структурами и программами, поэтому именно НПО лучше всего разбираются в их достоинствах и недостатках. Поэтому неправительственные организации – превосходный источник информации для совершенствования государственных мероприятий. Такая оценка поможет правительству успешно реализовать инициативы и обеспечит последующую поддержку со стороны НПО. Правозащитная деятельность НПО иногда вскрывает неприглядные истины, но та же самая деятельность вынуждает законодательную и исполнительную власти наделять государственные органы полномочиями для борьбы с современным рабством.

Информация. Зачастую НПО лучше всех способны уловить новые тенденции в изменчивой природе торговли людьми, тем самым помогая государственным структурам выработать адекватные меры реагирования. Например, обнаружив неожиданный наплыв детей из определенной страны, резкий рост случаев торговли людьми в строительной отрасли или рост неудовлетворенного спроса на юридические услуги, НПО могут поделиться этими ценными сведениями с полицией или другими правоохранительными органами..