Hotline


Экспорт и импорт преступности.

 Версия для печати

 

Аркадий Смолин,
специальный корреспондент РАПСИ

6,5 тысяч россиян находятся в заключении за рубежом. Такие данные в феврале этого года озвучил директор консульского департамента МИД России Андрей Карлов. В некоторых немецких тюрьмах численность постояльцев из России достигает 15%. А в тюрьме Швебиш-Халль из 450 заключенных в прошлом году было более 100 русских.

 

Такая статистика заставляет задуматься, насколько объективно россиян судят за рубежом и можно ли рассматривать российскую судебную систему полноправным участником мирового юридического сообщества.

Суровое отношение

В скором времени число наших сограждан, отбывающих свой срок за рубежом, очевидно, пополнит летчик Константин Ярошенко. Его адвокат попросил американский суд приговорить обвиняемого в преступном сговоре с целью контрабанды кокаина летчика не более чем к десяти годам лишения свободы. Гособвинение считает, что Ярошенко заслуживает от 30 лет до пожизненного срока лишения свободы.

Интересно, что по схожему обвинению (нарушение воздушного пространства страны и поставки военной амуниции в обход эмбарго ООН) суд Сомалиленда менее года назад, в декабре 2010 года, приговорил шестерых российских летчиков лишь к году тюрьмы. А через несколько дней после вынесения приговора и вовсе освободил их, заменив срок на условный. Впрочем, сами российские пилоты назвали свою посадку в этом осколке распадающегося Сомали вынужденной, связав ее с нехваткой топлива.

Выстроить зависимость суровости наказания от развитости правового поля государства не позволяет занзибарский случай. Даже если Ярошенко получит пожизненный срок, это будет вовсе не самое жестокое наказание зарубежным судом российского гражданина. В мае 2001 года суд Занзибара приговорил россиян Ивана Очирова и Дмитрия Косякова за убийство соотечественника Алексея Сотникова к 15 годам лишения свободы. Однако в апреле 2006 года апелляционный суд Занзибара по обращению матери Сотникова вынес новый приговор – смертная казнь.

Анализ приговоров российским гражданам заставляет говорить не о градации вердиктов судов по принципу цивилизованности государства, а о дефиниции запад-восток. Суды стран азиатско-африканского региона присуждают высшие меры наказания, почти не обращая внимания на гражданство подсудимых.

В ноябре 2003 года тайский суд за убийство полицейского в ходе вооруженного нападения на финансовое учреждение в Таиланде приговорил гражданина России, директора одной из ювелирных фирм Екатеринбурга Феликса Черемных, к смертной казни.

Еще один громкий случай произошел совсем недавно, два месяца назад, когда Верховный суд Китая за торговлю наркотиками приговорил 33-летнего россиянина к смертной казни с отсрочкой на два года. В мае 2010 года осужденный гражданин РФ пытался провезти 2,8 кг героина, но был задержан сотрудниками китайской полиции с поличным в международном аэропорту города Урумчи.

Не следует воспринимать такой приговор к нашему соотечественнику как признак пренебрежительного отношения Китая к России. Совсем недавно по аналогичному обвинению там были казнены граждане Великобритании и несколько японцев.

Симптоматично, что суровость китайского суда не оказывает существенного влияния на поведение наших сограждан. Только за последние пять лет шесть россиян попали в китайские тюрьмы за попытку контрабанды наркотиков. Хотя еще в сентябре 2002 года жительница Приморского края по аналогичному обвинению была приговорена к смертной казни с отсрочкой на два года. В сентябре 2000 года полицейские обнаружили на ее теле приклеенные капсулы, в которых находилось 1 кг 260 г героина.

Впрочем, охота за наркоторговцами в Китае не мешает жителям этой страны невнимательно относиться к перевозке наркосодержащих веществ. Так, например, в декабре 2009 года в Приморье был задержан гражданин Китая, под верхней одеждой которого таможенники обнаружили таблетки (общим весом 472 грамма), содержащие наркотическое средство фенобарбитал. В конце апреля следующего года Хасанский районный суд Приморского края признал китайца виновным в контрабанде, присудив штраф в размере 50 тысяч рублей.

Этническая чистка

В России сегодня все большей популярностью пользуется идея придания судопроизводству этнической окраски. Считается, что определенным нациям свойственна тяга к конкретным проступкам. В этой связи, оздоровление общества связывается с необходимостью дать полиции и "бдительным гражданам" законную возможность вылавливать и депортировать приезжих, определяя криминогенность по этническому признаку.

Действительно, иногда эта теория получает в России статистическое подтверждение. Например, процентное соотношение числа уголовных дел по статье 322 УК РФ (покушение на незаконное пересечение границы РФ) и статье 327 УК РФ (использование заведомо подложного документа) с участием чернокожих в судах Калининградской области позволяет заподозрить в любом выходце из Африки не только потенциального перебежчика, но и оборотня – в том смысле, что он может оказаться совсем не похожим на того человека, кем он представляется.

Доказательство тому - несколько случаев, зафиксированных только за последний год.

В июне в городской суд Советска направлено уголовное дело по обвинению гражданина Конго в незаконном пересечении границы. 36-летний мужчина предъявил в пункте пропуска чужой паспорт с вклеенной в него российской визой. Примечательно, что этот трюк ему легко удался в московском аэропорту "Внуково".

Скорее всего, конголезец будет осужден примерно на 8 месяцев лишения свободы в колонии-поселении. Именно столько получил в суде Багратионовского района Калининграда в марте этого года гражданин Камеруна. Его поймали при проверке автобуса, следующего из Калининграда в Берлин. Молодой человек предъявил паспорт, на фотографии которого был запечатлен мужчина на 15 лет старше. Как выяснилось, документ принадлежал его соотечественнику. Незадолго до этого, на том же погранпереходе при схожих обстоятельствах была задержана гражданка Конго.

Проблема нелегальных мигрантов действительно существует, и для ее решения уже обнародовано специальное распоряжение полицейского руководства.

"Мы направили указания всем подразделениям полиции о немедленном выявлении и депортации туристов, чьи визы истекли, а также обязали местных жителей сообщать о замеченных нелегалах… Принятие жестких мер против тех, кто не желает уезжать даже после истечения срока действия разрешительных документов, необходимо, поскольку именно они являются настоящими бандитами".

Согласны с такой формулировкой? Тогда вам будет полезно узнать, что авторство ее принадлежит заместителю генерального инспектора полиции Гоа Рэвиндра Ядав. "Настоящее культурное вторжение", "вызывающее поведение" и обладание "всеми возможными пороками" приписывается русским.

В марте 2010 года полиция индийского штата Гоа начала обширную операцию по выявлению туристов с просроченными визами. Летом того же года суды Гоа приговорили двух граждан РФ Илью Русанова и Александра Соломеина к году лишения свободы за просрочку визы. Причем Русанов едва не остался в индийской тюрьме на второй год, поскольку не успел вовремя уплатить штраф в размере десяти тысяч рупий (чуть больше шести тысяч рублей).

"Русская мафия"

Исследования этнических предпосылок, способствующих распространению правового кризиса, проводятся и в Европе. Например, немцы пытаются осмыслить новое для них явление формирования в тюрьмах мафиозной субкультуры, участники которой координируют преступность и за пределами тюремных стен.

Процесс, охвативший большую часть Германии, связывается с перенаселением местных тюрем российскими гражданами. Тюремные власти сигнализируют об остром дефиците работников, владеющих русским языком.

Руководитель отдела по борьбе с организованной преступностью земельного ведомства уголовной полиции Марио Хубер говорит: "Нам известно, что многие преступления, которые совершаются на территории Германии, организуются непосредственно в тюрьмах". Речь идет об угоне автомобилей, торговле людьми и наркотиками, отмывании денег. Хубер подчеркивает, что речь идет не о "переселенцах", а о русских преступниках, не являющихся гражданами ФРГ.

Заполняя тюрьмы большей частью молодежью в возрасте от 17 до 28 лет, с функцией контроля за участниками "взрослой" мафии европейское правосудие справляется весьма посредственно.

По данным департамента по борьбе с организованной преступностью Национальной прокуратуры Италии число членов "русской мафии" в мире до 300 тысяч человек. После спада в середине прошлого десятилетия, когда криминальные эксперты поспешили вообще отказаться от термина "русская мафия", в 2008–2009 годах наши соотечественники напомнили миру о себе серией громких преступлений.

Возможно, причина тому – бессилие судебной системы зарубежных стран. Типичный пример – испанская операция "Тройка" в 2008 году, в ходе которой полиция задержала 20 граждан России. Местные газеты писали, что в операции по ликвидации "русской мафии" приняли участие более 400 сотрудников национальной полиции Испании, а курировали ее известный испанский судья Бальтасар Гарсон и антикоррупционная прокуратура страны.

Даже участие принципиальнейшего судьи и блокировка вызывающих подозрения банковских счетов, на которых находилось не менее 12 миллионов евро, не помогла испанскому правосудию. Практически все проходившие по этому делу россияне в течение нескольких месяцев вышли на свободу. С тех пор 90% испанского наркотрафика и оружейных поставок, по данным местных экспертов, контролируют выходцы из России.

В ноябре 2008 года в Мюнхене начался процесс по делу двух подданных России (в прессе их называют Тиграном К. и Валентином П.). Они обвиняются в совершении 200 преступлений (в т.ч. около 100 с "крайней жестокостью"), среди них вымогательство, отмывание денег и торговля наркотиками (по данным следствия, они контролировали наркотрафик на территории всей Баварии). Однако суд над мафиози все время откладывается. Высказываются подозрения, что он так и не состоится.

Похоже, "русская мафия" сейчас не только вытесняет с рынка местных бандитов, но и торжествует в противостоянии с местными юристами. По данным газеты Suddeutsche Zeitung, "русская мафия" в Европе обладает не только самой большой численностью среди преступных организаций, но и отличается наибольшим числом штатных юристов и очень крепкими связями с правоохранительными органами и политиками европейских стран.

В этой связи не удивительно, что сразу трое россиян попали в список десяти самых опасных в мире криминальных главарей, которых разыскивает ФБР. Как сообщил в июне этого года журнал Forbes, в этот список попали криминальный авторитет Алимжан Тохтахунов (Тайванчик), бизнесмен Семен Могилевич и террорист Доку Умаров.

Измена родине

Пока европейская судебная система ищет методы воздействия на "русскую мафию", их российские коллеги эффективно обезвреживают шпионскую сеть. К примеру, в октябре 2009 года Мособлсуд приговорил гражданина Сербии Александра Георгиевича к восьми годам лишения свободы по обвинению в военном шпионаже в пользу США. Суд признал его виновным в попытке продать за рубеж секретную информацию о российских военных комплексах "Арена, "Блокада", "Хризантема-С", "Искандер" и ракете "Р-500".

Судебные дела в отношении шпионов из дальнего зарубежья в России мало чем отличаются от западных аналогов. Гораздо больший интерес представляет изучение судебной практики по обвинениям в измене родине, предъявляемым гражданам стран, составлявших ранее Советский Союз. Зачастую такие дела принимают самые удивительные формы и могут свидетельствовать скорее не о работе шпионских сетей, а об утере каналов правового взаимодействия между государствами.

Судя по этим уголовным делам, Россия окончательно теряет признаки смыслового центра для правового пространства бывших советских республик, судебная система которых сегодня все более явственно руководствуется практикой своего географического региона, зачастую противопоставляя ее российским правовым нормам.

Даже по прошествии двадцати лет после распада СССР наиболее интересным моментом в судебной практике в отношении иностранных граждан, пожалуй, остается вопрос смены гражданства. Причиной юридического казуса может стать не только вопрос подсудности мигранта, но и общепризнанность самой процедуры смены гражданства.

Заслуживает пристального внимания прецедент Юрия Корепанова. Уроженец Свердловской области в советские времена жил в Узбекистане и проходил там военную службу. В начале двухтысячных он получил российское гражданство (отказавшись при этом от узбекского) и переехал в Россию. Но и после этого он регулярно навещал родственников в Узбекистане. Во время одного из таких визитов 30 октября 2010 года Корепанов был задержан.

11 января военный суд Ташкента по обвинению в незаконном отказе от узбекского гражданства приговорил россиянина к 16 годам лишения свободы, расценив его действия как "измену родине". Такой подход фактически означал, что следствие считает Корепанова узбекским гражданином. Сын пенсионера признал, что его отец в свое время не выполнил необходимых формальностей процедуры выхода из узбекского гражданства, просто сдав свой паспорт в паспортный стол.

Ныне усилиями российских дипломатов Корепанов выпущен из тюрьмы, однако вынесенный ему приговор так и не отменен. Выехать из Узбекистана он второй месяц не может, пока не будут оформлены все документы.

Председатель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина утверждает, что этот случай нельзя рассматривать как исключительный. В качестве примера она приводит историю беженца из Узбекистана Санджарбека Сатвалдиева. Приехав в Россию по упрощенной процедуре, он официально получил гражданство РФ. После этого, 15 сентября 2010 года Санджарбека задержали люди, представившиеся сотрудниками милиции. Он пропал на три месяца, лишь в декабре брат Сатвалдиева обнаружил Санджарбека уже в Узбекистане, в андижанском следственном изоляторе.

Судя по всему, пока российская судебная практика синхронизируется с западным прецедентным опытом, южные и восточные границы нашей страны теряют признаки правового пространства. Развитие российской судебной системы в международном контексте выглядит ободряюще, однако несколько односторонне. Укрепляя свой имидж европеизированного суда, подзабытые правовые контакты с сопредельными азиатскими государствами оказываются все более призрачными.

Наиболее интересные из последних судебных решений в отношении граждан РФ за рубежом:

18.06. Суд Нью-Йорка постановил освободить из тюрьмы обвиняемую в подделке медицинских рецептов бывшую "Мисс Россия" Анну Малову на том условии, что она пройдет принудительный курс реабилитации от наркотической зависимости.

31.05. Городской суд Копенгагена приговорил уроженца Чечни Лорса Дукаева к 12 годам лишения свободы по обвинению в терроризме. 10 сентября прошлого года в туалетной комнате отеля произошел взрыв. Единственным пострадавшим оказался сам подозреваемый: осколки бомбы незначительно порезали ему лицо.

27.05. Нью-Йоркский суд обязал Марину Мисюру выплатить 21,3 тысяч долларов. Россиянка обвинялась в причастности к банковскому мошенничеству в США по двум пунктам: сговор с целью совершения банковского мошенничества и неправомерное использование паспорта.
По имеющейся информации, 25 человек в возрасте от 20 до 26 лет из России и стран СНГ украли 3 миллиона долларов со счетов американских граждан при помощи компьютерного вируса "Зевс-Троян".

Первые два приговора по делу о хищении средств из американских банков были вынесены в 2010 году: Александр Федоров и Константин Акобиров получили по восемь и десять месяцев тюрьмы соответственно. Дмитрий Сапрунов был осужден на полгода лишения свободы. В апреле было закрыто дело в отношении Маргариты Пахомовой.

25.05. Федеральный суд Манхэттена приговорил россиянина Алексея Коваля, бывшего менеджера компании Northern Trust, к 26 месяцам тюремного заключения. Коваль признался, что вступил в сговор с бывшим сотрудником банка UBS Игорем Потеробой, чтобы заработать 1,4 миллиона долларов за четыре года на схеме инсайдерской торговли. Потероба ранее был приговорен к 22 месяцам тюремного заключения.

http://www.infosud.ru/international_publication/20110907/255332379.html