Hotline


ОСОБЕННОСТИ СОСТОЯНИЯ И ДИНАМИКИ КОРРУПЦИИ В МИРЕ, В РОССИИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ.

 Версия для печати

 

Исполнители: исследователь Филоненко Т.В.
волонтер Хренков О.В.

 

Цель Проекта

Целью проекта является получение информации о состоянии, динамике, распространенности и качественных характеристиках коррупции в мире, России и региональных особенностях на Дальнем Востоке. В последствии на основе изученного успешного зарубежного опыта и имплементации международных норм антикоррупционного характера в российскую правовую систему, выработать рекомендации и инструкции о способах, методах и возможностях противодействия коррупции, для достижения общественно полезного результата, который заключается в придании гласности и прозрачности деятельности государственных служащих и принятии ими законных и справедливых решений.

Задачи:

Проведение данного исследования ставит перед исполнителем проекта ряд задач, а именно:

• Распространение результатов исследования, в дальнейшем, инициирование и поддержание дискуссии по проблеме коррупции.
• На основе результатов исследования разработка действенных региональных правовых стратегий противодействия коррупции в различных сферах жизни общества, целью которых являются охрана прав человека и буквы закона.
• Разработка Кодекса Этики государственных служащих для представителей властных структур и чиновников.
• Посредством изучения положительного зарубежного опыта государств в сфере борьбы с коррупцией, выявить комплекс эффективных мер, с целью заимствования и внедрения на территории РФ для того, чтобы минимизировать уровень коррупции.
• Анализ международно-правовых норм антикоррупционного характера с последующим вынесением рекомендаций по вопросу имплементации этих норм в Российскую правовую систему.
• Привлечение внимания граждан и представителей властных структур к опасности коррупционных проявлений.
• Разработка рекомендаций о возможностях предотвращения «коррупционных ситуаций».
• Научное сотрудничество и взаимодействие в решении проблемы коррупции в некоторых областях жизнедеятельности. Привлечение к участию в исследовании экспертов-юристов, налаживание профессиональных связей, контактов и в дальнейшем поддержание дискуссии по ключевым проблемам в области противодействия распространению коррупционных явлений в сфере образования.

Стр.

Содержание
Введение……………………………………………………………………………………2
Антикоррупционные инициативы зарубежных государств…………………………….5
Анализ антикоррупционных инициатив в РФ………………………………………….16
Коррупция в РФ. Коррумпированные сферы деятельности………………………….. 19
Причины коррупции……………………………………………………………………...29
Антикоррупционные приоритеты……………………………………………………….34
Антикоррупционная политика на региональном и местном уровнях……...................58
Обзор СМИ по коррупционной преступности………………………………………….67
Статистический анализ данных о коррупционной преступности в
ДФО РФ за 2000-2006 гг…………………………………………………………………..81

Состояние и характеристика коррупции в оценках экспертов…………………………87

Введение
Коррупция является проблемой любого государства на всем историческом пути его существования. Казалось бы, мировой опыт противодействия коррупции столь же богат. Однако это не так. Отнюдь не каждое государство считало коррупцию проблемой и предпочитало с ней бороться, а если и делало это, то результаты этой работы были не всегда положительными и эффективными.
Коррупция без постоянного противодействия ей имеет свойство расширяться. Вот почему все более естественным для любого государства становится осуществление постоянной антикоррупционной политики, которая должна стать самостоятельной функцией государства.
Программы противодействия коррупции, которые в XX веке появились на Востоке, прежде всего в Китае имели совершенно другие цели и задачи. Их главной посылкой было уничтожение не столько коррупционных практик, сколько коррупционеров как таковых.
Исходя из накопленного опыта противодействия коррупции, меры по активному противодействию ей можно подразделить на две достаточно общие группы.
В первую группу входят меры борьбы с внешними проявлениями коррупции (взятки конкретным чиновникам), с уже существующей коррупцией, конкурентными коррупционерами.
Вторую группу образуют меры борьбы с институциональными предпосылками, обусловливающими коррупцию, с потенциальной коррупцией, с тем безличным коррупционером, в которого может, при некоторых условиях, превратиться чиновник. На практике же вариантов противодействия коррупции значительно больше. Новая реальность обязывает по-новому взглянуть и на арсенал средств, которые может противопоставить общество коррупционной опасности.
Антикоррупционная политика – это разработка и постоянное осуществление разносторонних последовательных мер государства и общества в рамках принятых данным государством основ конституционного строя с целью устранения (минимизации) причин и условий, порождающих и питающих коррупцию в разных сферах жизни.
Антикоррупционная политика может выражаться в реализации нескольких разовых конкретных программ или мероприятий, направленных на пресечение коррупции, либо в осуществлении постоянной антикоррупционой политики. На первый взгляд, преимущества стратегии постоянной антикоррупционной политики очевидны, но, на наш взгляд у этой стратегии есть и свои недостатки. Главный из них - существенные финансовые затраты государственного бюджета. Однако, стабильное противодействие коррупции вполне окупает себя даже экономически, не говоря уже о моральном и политическом смыслах. Другой недостаток стабильной антикоррупционной политики заключается в том, что она (во всяком случае, на этапе ее становления), как ни странно, вряд ли способна иметь активную общественную поддержку. Дело в том, что массовому сознанию в любой стране гораздо более понятна «репрессивная стратегия». И наоборот, система устранения причин, которая представляет собой весьма затратные меры, такие как антикоррупционное просвещение или создание специализированного органа, ответственного за проведение антикорупционной политики, оказывается непопулярной.
И все же, преимущества антикоррупционной политики, несомненно, велики.
Во-первых, это наиболее эффективная стратегия в том смысле, что лишь она способна снижать уровень коррупции в стране и приносить прямой экономический эффект. Во-вторых, эта политика направлена на долговременные результаты (эффект есть даже тогда, когда соответствующая политика активно не проводится какое-то определенное время.)
Что же касается репрессивных мер, то практика показывает, что они не дают положительного эффекта, лишь усугубляя ситуацию – сумма взяток поднимается автоматически с учетом увеличения риска. Наглядны пример – соседний Китай, где проблема коррупции, несмотря на все репрессивные меры, которые порождаются государственной политикой страны, и активно поддерживаются ей же, остается по-прежнему актуальной. Более того, возникает другая проблема - правоохранительные органы получают монопольное право решать, кого наказывать, а кого оправдывать, следовательно, риск коррумпированности данных структур также значительно увеличивается.
Как правило, стратегии по системному устранению причин и явления коррупции весьма стандартны и за время прохождения «проб и ошибок» стали практически универсальными.
В период с 2000 по 20007 год системная стратегия борьбы с явлением коррупции существенно дополнилась новыми необходимыми элементами, такими как принятие этических кодексов поведения должностных лиц, принятие необходимой нормативных документов на законодательном уровне, выработка антикоррупционных программ для конкретных регионов или всеобщей антикоррупционной стратегии для страны в целом, проведение просветительской работы по антикоррупционной тематике и многие др.

Антикоррупционные инициативы зарубежных государств
Достаточно чистыми в отношении коррупции странами, которые входят в первую десятку или двадцатку по рейтингу коррумпированности, являются Финляндия, Дания, Новая Зеландия, Исландия, Люксембург, Норвегия, Австралия, Швейцария. Соединенное Королевство, Гонконг, Австрия, Израиль, США, Чили, Ирландия, Германия, Япония.
Для сравнения можно отметить, что по данным проведенного исследования Transparency International в 2007 году Россия, к сожалению, занимает всего лишь 127 место.
Представляется необходимым и интересным подробнее остановиться на положительном опыте зарубежных государств с целью его заимствования для решения проблемы коррупции в РФ.
Система борьбы с коррупцией в Нидерландах включает следующие процедурные и институциональные меры.
1. Постоянная отчетность и гласность в вопросах обнаружения коррупции и обсуждение последствий – наказаний за коррупционные действия. Ежегодно министр внутренних дел этой страны представляет доклад парламенту об обнаруженных фактах коррупции и принятых мерах по наказанию лиц, замешанных в коррупции.
2. Разработка системы мониторинга возможных точек возникновения коррупционных действий в государственных и общественных организациях и строгого контроля за деятельностью лиц, находящихся в этих точках.
3. Создание системы прав и обязанностей должностных лиц с указанием их ответственности за нарушения должностной этики, включая коррупцию. Эта система включает также правила поведения по исправлению допущенных нарушений.
4. Основной мерой наказания за коррупционные действия является запрещение работать в государственных органах и потеря всех социальных льгот, которые предоставляет государственная служба, например, пенсионного и социального обслуживания. Шкала наказаний включает в себя также штрафы и временное отстранение от исполнения обязанностей.
5. Во всех значимых организациях, в частности, в министерствах, имеются службы внутренней безопасности. Которые обязаны регистрировать и выявлять ошибки чиновников, их намеренные или случайные нарушения действующих правил и соответствующие последствия таких нарушений. Государственные организации стремятся поощрять позитивные действия должностных лиц. Система поощрений направлена на то, чтобы чиновнику было выгодно и в материальном плане, и в моральном вести себя честно и эффективно выполнять свою работу.
6. Организована система подбора лиц на должности, опасные с точки зрения коррупции.
7. Все материалы, связанные с коррупционными действиями, если они не затрагивают систему национальной безопасности, в обязательном порядке становятся доступными общественности.
8. Каждый чиновник имеет право ознакомиться с информацией, характеризующей его как с положительной, так и с отрицательной стоны.
9. Создана специальная система обучения чиновников, разъясняющая, в частности, политический, общественный вред коррупции и возможные последствия участия в ней.
10. Создана система государственной безопасности по борьбе с коррупцией типа специальной полиции, обладающей значительными полномочиями по выявлению случаев коррупции.
11. Чиновники всех уровней обязаны регистрировать известные им случай коррупции, и эта информация по соответствующим каналам передается в министерства внутренних дел и юстиции.
12. Большую роль в борьбе с коррупцией играют средства массовой информации, которые обнародуют случаи коррупции и часто проводят независимые расследования. В то же время клеветнические сообщения приводят к утрате общественного доверия и репутации соответствующих источников информации. Поэтому сотрудники СМИ со всей ответственностью подходят к подготовке разоблачительных материалов.

Другой наиболее успешный пример в борьбе с коррупцией – Канада.
Законодательные меры против парламентской коррупции устанавливаются нормами уголовного и конституционного права. Они распространяются на всех членов обеих палат парламента, а также на правительство. Уголовный кодекс Канады приравнивает наиболее откровенную форму коррупции – взяточничество - к нарушению конституции и акту государственной измены. Уголовному наказанию подлежит как получившее взятку лицо, так и давшее ее. Парламентарию в этом случае грозит тюремное заключение сроком до 14 лет, причем он автоматически лишается депутатского мандата со дня признания его виновным в суде. Конституционное право Канады содержит свод правил и рекомендаций, касающихся поведения парламентариев при столкновении их политических и экономических интересов, вытекающих из прежних занятий депутатов разными видами деятельности. Данные нормы представляются очень актуальными и для России, так как направлены против зависимости Парламента от бизнеса, так и против использования депутатами служебного положения в корыстных целях.
Особого внимания заслуживает комплекс административных норм, направленных на предупреждение и пресечение коррупции в сфере государственного управления и государственной службы.
Согласно уголовному законодательству Канады, должностными преступлениями являются: "подкуп должностных лиц", "обман правительства", "зло-употребление доверием, совершенное должностным лицом", "торговля влиянием". Наряду с этим в 1985 г. в Канаде принят Кодекс, содержащий правила по¬ведения, которыми обязаны руководствоваться все государственные служащие в случае возникнове¬ния конфликта между их служебными обязаннос¬тями и личными интересами. По мысли законода¬теля, цель указанных правил — "повышение дове¬рия общества к государственному аппарату и веры в честность его служащих". Кроме того, правила направлены на профилактику перечисленных выше преступлений, установление четких норм поведе¬ния всех государственных служащих в части "кон-фликта интересов" на государственной службе и после ее оставления, "минимизации возможности их возникновения и разрешения в случае возникнове¬ния в интересах общества".
Данный Кодекс состоит из четырех частей. В первой части сформулированы общие принципы поведения, которыми обязаны руководствоваться государственные служащие. Так, государственный служащий обязан делать все необходимое, чтобы исключить реальную возможность возникновения "конфликта интересов", его видимости, а также создания условий для его возникновения. Государ¬ственный служащий, помимо норм, содержащих¬ся в кодексе, должен соблюдать все требования законодательного поведения, прямо касающиеся его ведомства, а также законодательство своей страны и международно-правовые акты о правах человека и гражданина.
Государственные служащие обязаны выполнять должностные функции и вести частные дела та¬ким образом, чтобы сохранять и укреплять веру общественности в честность, объективность и бес¬пристрастность правительства. Ни профессиональ¬ная, ни частная деятельность не должны вызы¬вать у общественности никаких сомнений в ее за¬конности и обоснованности. Но для достижения этого недостаточно лишь строгого соблюдения законода¬тельства. Канадским государственным служащим не рекомендуется иметь частные интересы, за исклю¬чением разрешенных кодексом, которые могут пря¬мо и существенно касаться ведомства, в котором они работают, при условии, что они лично уча¬ствуют в осуществлении соответствующих действий. При поступлении на государственную службу служащие обязаны так реорганизовать свои частные дела, чтобы исключить возможность возникновения ''конфликта интересов". Если он все-таки возник, его следует разрешить в интересах общества. Государственные служащие не имеют права принимать различные подарки (добиваться их), подношения другое имущество или обязательства, стоимость которых может быть выражена в денежной сумме. Им не разрешается отклоняться от своих обязанностей для оказания помощи частным предприятиям или лицам в их делах с правительством, если в результате этого предприятие лицо получат со стороны последнего предпочтительное отношение к себе по сравнению с другими.
Государственные служащие не вправе сознательно извлекать материальную выгоду из информации, которая еще не обнародована и стала известна в результате выполнения своих служебных обязанностей. Ни прямо, ни косвенно они не должны допускать использование государственной собственности для любых других целей, кроме тех для которых она официально предназначена. После оставления государственной службы служащие не должны пытаться извлечь какие- либо преимущества из факта предыдущего их пребывания на должности. При назначении на нее они знакомятся с данным Кодексом. Им также разъясняют, что соблюдение — непременное условие их назначе¬ния. Кроме того, государственные служащие обя¬заны раз в год проверять свои частные дела с точки зрения их соответствия Кодексу, а ведомства — организовывать его изучение персоналом, подготовить все необходимое для обучения.
Вторая часть Кодекса содержит конкретные требования, предъявляемые к повседневной деятельности государственного служащего. По мысли законодателя профилактика "конфликта интересов" это процедурные и административные требования, которым должен подчиняться государственный служащий, цель этих требований — максимально снизить вероятность возникновения "конфликта интересов" и разрешать их в интересах общества. В соответствии с Кодексом государственный служащий в течение 60 дней после назначения на службу обя¬зан представить уполномоченному на то должност¬ному лицу конфиденциальный подробный доклад о своем имуществе и обо всех прямых и существенных обязательствах, способных противоречить его должностным интересам. К перечисленным видам имущества и обязательствам относятся: свободно продающиеся акции и облигации корпораций; владение акциями или контроль над ними этих компаний, в том числе выполняющих государственные заказы; некоторые виды землевладений, а также имущество, которое используется с целью извлечения прибыли; обо¬рудование и товары, иностранная валюта, если ими владеют или торгуют с целью извлечения прибыли; займы, выданные любому лицу, кроме членов семьи, другое имущество или обязательства, способные послужить поводом к реальному или потенциальному «конфликту интересов»; прямые и существенные обязательства, а также ответственность по любому из вышеперечисленных видов имущества.
Вместе с тем собственность некоммерческого характера, а также предназначенная для личного пользования не подлежит включению в представляемый конфиденциальный доклад. К ней кодекс относит: жилье, дачи и фермы, предназначенные для отдыха государственного служащего и членов его семьи; оборудование жилья, мебель и личные вещи, произведения искусства, антиквариат и коллекции, автомобили и другие личные средства пе¬редвижения; наличные деньги, а также финансовые вложения в ценные бумаги.
Государственные служащие обязаны незамедлительно информировать уполномоченное должностное лицо своего ведомства о любых изменениях их имуществе, обязательствах, а также деятель¬ности за пределами государственной службы, под¬лежащей включению в доклад. Конфиденциальность представляемого доклада означает, что содержа¬щаяся в нем информация помещается в особые фай¬лы и хранится в них (т. е. не в обычном личном деле служащего), к тому же в охраняемых помещениях. Каждое ведомство обязано иметь подобные хранилища, к тому же должностное лицо несет ответственность за сохранность тайны своих служащих. Кодекс предлагает три основных способа выполнения содержащихся в нем правил. В обычных условиях сам факт подачи доклада считается соблюдение необходимых требований. Однако зачастую реальный или потенциальный конфликт интересов все равно возникает. В этом случае предусмотрены два других требования. Если владение частной собственностью может привести к реальному или потенциальному конфликту интересов, государственный служащий имеет право либо продать ее, либо временно передать право владения, пользования и управления ею доверенному лицу. При этом запрещается продажа или передача собственности членам семьи государственного служащего либо любым другим лицам с целью «обойти» законодательство. Продажа, передача имущества доверенному лицу должна состояться в течение 120 дней после назначения служащего на должность. В определенных случаях ведомство возмещает государственному служащему расходы по реорганизации порядка управления своим имуществом.
Другой способ зак¬лючается в том, что он инициативно устраняется в каждом конкретном случае от тех своих служеб¬ных обязанностей, исполнение которых может при¬вести к реальному либо потенциальному "конфликту интересов". Какой из двух способов предпочтитель¬нее, решает уполномоченное на то должностное лицо ведомства. Все государственные служащие вправе заниматься различными видами деятельности параллельно с государственной службой, за исключе¬нием тех, которые могут вызвать "конфликт инте¬ресов". В конфиденциальном докладе государствен¬ные служащие обязаны объективно сообщить обо всех своих занятиях, в том числе и тех, которые могут потребовать от служащего совершения действий, несовместимых с его должностными функциями либо ставящих под сомнение его способность исполнять служебные обязанности беспристрастно. Если уполномоченным должностным лицом ведомства ус¬тановлено, что какая-либо деятельность государ¬ственного служащего может привести к указанным выше последствиям, оно вправе потребовать от него ограничить, изменить или прекратить эту деятель¬ность. Государственный служащий обязан отказы¬ваться от подарков, гостеприимства и иных личных материальных выгод в любой форме, которые мо¬гут повлиять на принимаемое им решение в рамках служебной компетенции. Более того, он не вправе воспользоваться предлагаемой ему лицами, груп¬пами или организациями, ведущими дела с прави¬тельственными органами, личной материальной выгодой. Вместе с тем он может принять ее, если эта выгода не выходят за рамки общепринятого в обществе, свидетельствуют об обычной вежливости или гостеприимстве, не поставят под сомнение объективность и незаинтересованность государ¬ственного служащего, честность правительства.
В случаях, когда невозможно уклониться от не¬санкционированных подарков, о них следует неза¬медлительно доложить уполномоченному должно¬стному лицу своего ведомства. Последнее может решить, остаться ли полученному подарку в ве¬домстве либо быть реализованным в благотвори¬тельных целях. Без разрешения руководства госу¬дарственный служащий не имеет права предлагать свою помощь любому лицу или организации, если ее оказание не входит в его официальные обязан¬ности. Если государственный служащий и уполно¬моченное должностное лицо не пришли к согла-шению относительно мер, которые должны быть предприняты в целях соблюдения Кодекса, спор решается в порядке, предусмотренном для рассмот¬рения жалоб государственных служащих. Лица, не исполняющие Кодекс, подлежат дисциплинарным взысканиям вплоть до увольнения.
Третья часть Кодекса содержит требования к поведению служащего после оставления им госу¬дарственной службы, цель которых — свести к ми¬нимуму возможности возникновения у него еще на государственной службе реального, потенциально¬го или явного "конфликта интересов", имея в виду его будущее трудоустройство за пределами государственной службы, получения после увольнения предпочтительного положения или возможности доступа в правительственные учреждения от имени негосударственной организации, извлечения личных выгод из обладания информацией, ставшей ему известной как государственному служащему, использование должности как несправедливого преимущества в поисках трудоустройства после оставления государственной службы. Для достижения перечисленных целей государственный служащий при выполнении своих обязанностей не вправе ис¬пользовать их для поиска и обеспечения будущего трудоустройства вне государственной службы. Предложения или планы трудоустройства вне государственной службы не должны влиять на его официальные действия. Он обязан немедленно пись¬менно докладывать уполномоченному лицу своего ведомства все предложения частных фирм о буду¬щем трудоустройстве, которые могут поставить их в ситуацию "конфликта интересов". Если должнос¬тное лицо установит, что государственный слу¬жащий участвует в значительных официальных действиях его будущего нанимателя, при первой же возможности ему должны быть поручены дру¬гие функции.
Бывшему государственному служащему кате¬горически запрещается выступать от имени любо¬го лица либо негосударственной организации в от¬ношении любой процедуры, сделки или перегово¬ров, в которых одна сторона — правительственное учреждение, в том случае, если он, будучи госу¬дарственным служащим, выступал по этому делу от имени правительственного учреждения или дей¬ствовал как его советник. В течение года после ос¬тавления государственной службы бывший государ-ственный служащий не имеет права: принимать предложения о трудоустройстве в организацию, с которой он в течение года перед увольнением вел дела от имени государственного ведомства; пред¬ставлять любое лицо или организацию в делах с любым другим правительственным учреждением, если в течение года перед увольнением он офици¬ально сотрудничал с этим учреждением; консуль¬тировать с коммерческой целью любую организа¬цию, ведущую дела с правительственным учреждением, в котором он ранее работал, либо с учреждением, с которым вел дела от имени правительственного органа в течение года перед увольнением со службы.
По просьбе государственного служащего ограничительный срок может быть уменьшен. При этом принимаются во внимание различные факторы, например, возможность получения несправедливого коммерческого преимущества новым работодателем, принявшем на работу бывшего государственного служащего, реальное влияние, которым обладал последний на государственной службе, а также другие обстоятельства. Решение по просьбе государственного служащего принимается в письменном виде, его копии вручаются заинтересованному государственному служащему, а также ведомству, затрагиваемому указанным решением. Государственный служащий вправе обжаловать любое определение органа, касающееся его поведения после увольнения.
Государственный служащий, не выполняющий требования третьей части Кодекса, подлежит дисциплинарным взысканиям вплоть до увольнения. Перед окончательным увольнением государственного служащего должностное лицо проводит с ним собеседование с целью напомнить о требованиях к его поведению после увольнения и тем самым облегчить ему их выполнение.
Четвертая часть Кодекса устанавливает минимальные отличия в порядке приема на работу и увольнения со службы в некоторых категориях государственных служащих, а также определяет права и обязанности сторон в смысле соблюдения правил о «конфликте интересов».
В приложении содержится перечень страховых и доверительных фондов, необходимых государственным служащим для помещения своего имущества, порядок владения которым реорганизуется ими в соответствии с правилами о предотвращении «конфликта интересов». Правила, изложенные в Кодексе, подкреплены дисциплинарными мерами воздействия в случае их нарушения.
Резюмируя вышеизложенное, необходимо отметить, что законодательство Канады регламентирующие порядок прохождения государственной службы включает в себя Административные кодексы и этические нормы поведения, не допускающие конфликта интересов на государственной службе, обеспечивающие надлежащее использование государственных ресурсов и требующие достижения самого высокого уровня профессионализма и честности среди сотрудников. В числе эффективных методов предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы Канады является:
а) наложение запретов или ограничений на участие должностных лиц на участие в официальных мероприятиях, в отношении которых у этих лиц имеется прямая или косвенная финансовая заинтересованность;
б) наложение запретов или ограничений на участие должностных лиц в мероприятиях, являющихся предметом финансовой заинтересованности со стороны физических или юридических лиц, с которыми эти должностные лица ведут переговоры о поступлении на работу;
в) наложение ограничений на деятельность бывших государственных служащих, если они представляют частные или личные интересы, ходатайствуя перед правительственным ведомством или министерством, в котором они раньше работали, подобные ограничения могут включать запрет на участие таких должностных лиц в делах, которые они раньше лично курировали, а также запрет на защиту ими частных интересов посредством неправомерного использования своего влияния на правительственное ведомство или министерства, в котором они раньше работали, равно как и на использование конфиденциальной информации или информации, получаемой в ходе исполнения официальных функций на предыдущей работе в органах государственной власти;
г) наложение запретов и ограничений на получение подарков и других благ;
д) установление ограничений на неправомерное использование государственного имущества и ресурсов в частных интересах и др.
Как мы можем видеть, законодательство Канады о государственной службе содержит ряд норм, которые могут быть использованы в ходе реформирования государственной службы в РФ, которая помимо всего прочего должно иметь и антикоррупционный характер также.

Представляется важным и необходимым рассмотреть также антикоррупцционные инициативы стран-соседей ДВ региона России, так, например положительный опыт и достижения Южной Кореи, в частности, Сеула стали выдающимися за последние годы.
Настоящую сенсацию произвела новая сеульская антикоррупционная программа «OPEN», вызвавшая большой интерес у международных организаций, таких как МВФ, Всемирный Банк, ОЭСР, Интерпол. Запущенная в 1999 г. она позволила гражданам открыто контролировать через Интернет процесс рассмотрения своих обращений государственными чиновниками, а значит и качество работы властных структур1.
Программа «OPEN» организована достаточно просто. Как только гражданин подает заявление, например, о получении разрешения на строительство, сотрудники соответствующего отдела администрации помещают информацию об этом заявлении на сайт «OPEN». Через Интернет граждане могут узнать в реальном времени, зарегистрировано ли должным образом их заявление, кто конкретно занимается этим вопросом, когда можно ожидать разрешения, а если просьба не удовлетворена, то по каким причинам. Предусмотрена соответствующая система аудита и контроля за деятельностью работников городской администрации.
Свободный доступ к информации о состоянии дела исключает необходимость личных контактов с чиновниками или предложения им взяток с целью ускорить завершение процесса принятия решения. Таким образом, система онлайнового контроля за рассмотрением обращений граждан путём исключения личного общения чиновников и граждан, как необходимого условия существования коррупции, выполняет основную свою задачу - предупреждение коррупционных деяний. Таким образом, целью «OPEN» является искоренение коррупции.
С 15 апреля 1999 года, когда была введена система «OPEN», городскими департаментами было опубликовано в целом 48 330 заявлений граждан, а число посетителей сайта «OPEN» по данным от 4 октября 2000 года было зарегистрировано на уровне 10 000 000. Общественный интерес к сайту возрастает - каждый день его посещают в среднем 1 900 человек.
Правительство Сеула разработало совместно с ООН учебное пособие по работе с системой «OPEN» для распространения в странах - членах ООН. Они провели демонстрационный учебный показ работы онлайновой системы «OPEN» в Сеуле в августе 2001 года. Тем самым ООН приветствует её распространение в государственных властных структурах всех стран.
Согласно данным ежегодного отчета Трансперенси Интернэшнл о коррупции Индекс Восприятия Коррупции в Южной Корее с 2000 года по 2002 год повысился на 0,5 балла и теперь составляет 4,5 . Этот небольшой рост потому настолько хорошо воспринимается, что этот показатель рассчитывался для всей Южной Кореи в целом, а нововведение практикуется пока ещё только в столице Сеуле, тем не менее, оно оказало влияние на состояние коррупции на территории всего государства.
В рамках всей республики в соответствии с Антикоррупционным Актом, принятым в 2001 году, 25 января 2002 года была учреждена Корейская Независимая Комиссия по Борьбе с Коррупцией (КНКБК). Она является главным национальным антикоррупционным органом, который является комплексным и независимым по своей природе. Мы не будем подробно останавливаться на рассмотрении деятельности и функций КНКБ, так как в предыдущих работах Сутормина-Гилевская М.А. рассмотрела это наиболее подробным образом.

Анализ антикоррупционных инициатив в РФ
Оглядываясь назад, с чего мы начинали и к чему пришли?
Проблема коррупции в России существовала на всех этапах ее исторического развития. Возможно, наиболее существенным достижением в "управлении" за последние 10 лет было снятие табу, прикрывавшего коррупцию от гласности, особенно в дипломатических кругах и межправительственных учреждениях. Сегодня эта тема открыта, и потенциально мощная коалиция родилась из этих дебатов. Группы и институты, которые никогда прежде не сотрудничали в деятельности по предотвращению коррупции, теперь признают, что правительства в одиночку никогда не смогут сдержать коррупцию.
Осознавая серьезность и масштабы проблемы, зададимся вопросом, что можно сделать с учетом положительного зарубежного опыта для того, чтобы предотвратить коррупцию в РФ?
Необходимо заручиться поддержкой и участием активного, но независимого гражданского общества. Правительства должны всемерно способствовать установлению новых «счетов и балансов», включая:
• доступ к информации - своевременный, более широкий и более легкий;
• судебная власть - независимая и неприкосновенная;
• законодательная власть - представляющая общественность и способная быть образцом для подражания;
• исполнительная власть, ориентированная на результат и незапятнанная; и
• гражданское общество – сильное, поддерживаемое свободными, чистыми и независимыми средствами информации.
История учит:
1. Экономического роста не достаточно, чтобы уменьшить бедность.
2. Смягчение бедности невозможно без широкой, единой и целостной стратегии, направленной на изменения.
3. Ограничение систематической коррупции – это вызов, который требует более строгих мер, большее количество ресурсов и более продолжительный период времени, чем признают или могут позволить себе большинство политических деятелей и "борцов с коррупцией ".
4. Неконтролируемая, коррупция только растет и делает самых бедных и необразованных еще беднее. Там, где личный риск и наказание минимальны, риск коррупции естественно увеличивается.
5. Повышение осведомленности без адекватных и видимых мер ведет к цинизму среди населения и может способствовать росту коррупции.
6. Недавние коррупционные дела, возбужденные в Всемирном Банке, ООН и других многосторонних и двусторонних организациях, показали, что использование служебного положения в целях личной выгоды может происходить в любом обществе или организации, даже там, где крепкие нравственные принципы.
7. Отсутствие системы, разработанной для обнаружения и выявления случаев злоупотребления служебным положением и произвола официальных должностных лиц, тесно связано с возникновением коррупционных дел во всем мире.
8. Национальные учреждения страны не работают в изоляции. Прозрачная и целостная система контроля и отчетности, направленная на усиление ответственности различных правительственных структур и органов, ограничивает возможности для произвола и злоупотребления служебным положением ради личной выгоды.
9. Общественное доверие правительству, антикоррупционной деятельности и антикоррупционной политике и мерам особенно важно, когда страна призывает общественность проявить активность в мониторинге своего правительства. Без общественного доверия антикоррупционной политике и мерам, система заявлений потерпит неудачу, журналистские расследования в средствах массовой информации останутся официально необоснованными, а судебные антикоррупционные процессы будут рассматриваться как чисто политические шоу.

Таким образом, мы пришли к следующим заключениям:
1. Необходима порядочность, политическая воля и институциональная способность для проведения реформ, направленных на борьбу с коррупцией. Любое успешное антикоррупционное предприятие должно базироваться на порядочности и доверии. Если отсутствует порядочность в самой системе, разработанной для выявления и борьбы с коррупцией, фактор неизбежности наказания в коррумпированном режиме не особенно увеличится. Люди не станут заявлять на коррупционеров, если они чувствуют, что могут сами пострадать от этого. Тем не менее, порядочность - необходимое, но не единственное условие для достижения успеха. Практика показывает, что наиболее высокопоставленные лица должны иметь институциональную возможность направлять в нужное русло проводимые реформы. Во многих случаях, несмотря на порядочность и политическое желание руководителей, сильные неофициальные институты и мафия общественных организаций блокируют реформы.
2. Только активное и хорошо обученное гражданское общество может продемонстрировать способность контролировать и, следовательно, сдерживать коррупцию в рамках определенных областей общественного сектора;
3. Воспитание порядочности и доверия требует времени и последовательности. Справедливо отметить, что в глазах общественности большинство международных организаций не продемонстрировало достаточного единства, чтобы бороться с коррупцией. Эти организации не ставили во главу угла тот факт, что порядочность и доверие вырабатываются "в делах, а не на словах". Судить же о том, что организация действительно располагает порядочностью и доверием, надлежит не самим организациям, а скорее общественности соответствующей страны.
4. Важно вовлекать пострадавших от коррупции в любое дело, направленное на уменьшение коррупции. Большинство спонсируемых антикоррупционных инициатив привлекают для борьбы с коррупцией, в основном, только тех людей, которые получают зарплату за борьбу с коррупцией. Очень немногие из антикоррупционных инициатив имеют цель привлечь людей, пострадавших от коррупции.
5. Выявления и возвращения украденных средств не достаточно. Согласно информации в «Нью-Йорк Таймс»: в 15 раз больше, чем 1 триллион долларов в криминальных доходах отмываются через банки по всему миру каждый год, и приблизительно половина проходит через американские банки. В развивающихся странах, типа Нигерии, это можно выразить в 100 миллиардах долларов, украденных коррумпированными режимами за последние 15 лет. Даже если бы Нигерия, например, получила необходимую помощь для восстановления ее украденных активов, здравым людям пришлось бы выдержать немалый натиск против такого возвращения в систематически коррумпированную среду без попытки прежде увеличивать риск, цену потерь и неуверенность коррумпированных политических деятелей, которые могли бы снова попытаться запустить руку в национальную казну. В этом процессе, важно озвучить успехи лидеров финансового сектора, ответственных за приведение их бизнеса в законные рамки.
6. Правительства должны усовершенствовать и ужесточить законодательство, влияющее на процесс отмывания денег, чтобы минимизировать возможности для коррупции. К отмыванию денег и к коррупции нередко относятся как к двум разным проблемам. Средства информации часто связывают «отмывание денег» с незаконной продажей наркотиков, уклонением от налогов, азартными играми и другой преступной деятельностью. Когда политические деятели соглашаются с мнением, что отсутствие возможности и устрашение - главные факторы, помогающие уменьшить коррупцию, из этого следует, что если добытую нечестным путем прибыль трудно скрыть, а уровень устрашения поднят, то риск коррупции уменьшается.
7. Необходимо принятие комплексного единого нормативно-правового акта, направленного на борьбу с коррупцией, а также выработка стратегии антикорупционной политики на государственном уровне. Большинство из предпринятых попыток минимизировать это явление пока не увенчались успехом, либо были сведены к имитации борьбы с коррупцией. Антикоррупционная политика должна стать постоянной и неотъемлемой частью государственной политики в целом. Для этого необходимо разработать и ввести в действие продуманную государственную систему мер противодействия коррупции, которая предусматривала бы не только принципиальные подходы к проблеме, но и систему взаимосвязанных мер во всех областях деятельности государства и общества.
8. Следует установить жесткую подотчетность лиц, наделенных властными полномочиями перед реально независимым органом, осуществляющим мониторинг чистоты деятельности государственных служащих, а также наделенным полномочиями по привлечению к ответственности лиц вне зависимости от их положения в иерархической структуре власти.
9. Антикоррупционная экспертиза. Одним из основных базовых ресурсов противодействия коррупции в нашей стране является придание российскому законодательству антикоррупционной направленности. Для этого требуется серьезная «инвентаризация» норм, регулирующих все основные сферы функционирования экономики, системы управления, правоохранительной и иных видов деятельности государства.
10. Разработка и введение в действие Кодекса этики государственных служащих. Отсутствие стандартов поведения государственного служащего, каким-либо образом закрепленных нравственных принципов, которых должен придерживаться человек, находящийся на государственной службе, привели к тому, что в настоящее время, кроме правовых предписаний, не всегда достаточно действенных, абсолютно не используются механизмы, регулирующие этическое поведение.

Коррупция в РФ. Коррумпированные сферы деятельности. Причины коррупции в РФ
Несколько месяцев назад подкомиссия общественной палаты опубликовала доклад, посвященный проблемам противодействия коррупции.
Президент Российской Федерации в Послании Федеральному Собранию 2006 года сделал тему противодействия коррупции одной из центральных. Если в своем предшествующем послании Президент говорил о «надменной касте чиновников», рассматривающих государственную службу как разновидность бизнеса, и требовал принятия мер, которые могли бы остановить негативные тенденции перехода страны под контроль неэффективной коррумпированной бюрократии, то очередное обращение к данной теме говорит о том, что деятельность публичной власти всех видов и уровней в области борьбы с коррупцией по-прежнему недостаточна, и не дает пока еще ощутимых результатов. Об этом свидетельствует и отсутствие сдвигов в восприятии проблемы противодействия коррупции со стороны большинства населения нашей страны, что подтверждается многочисленными социологическими опросами.
Призыв-предостережение Президента к крупным бизнесменам и чиновникам любого ранга осознать, что государство не будет беспечно взирать на их деятельность, если они извлекают незаконную выгоду из особых отношений друг с другом, свидетельствует о том, что борьба с коррупцией переходит на новый качественный уровень. Этот уровень требует проведения последовательной системной работы всего государства и общества по пресечению деятельности коррумпированных должностных лиц любого уровня и формированию действенных условий, препятствующих дальнейшему развитию коррупции.
Таким образом, противодействие коррупции стало в настоящее время важнейшей стратегической задачей деятельности Российского государства и его гражданского общества.

Коррумпированные сферы деятельности
Бытовая коррупция
Российские граждане реально ощущают влияние коррупции в ходе своего непосредственного взаимодействия с представителями органов государственной власти и местного самоуправления, когда зачастую любой вопрос решается только после дачи взятки соответствующему чиновнику в самых различных формах. Размах коррупции на бытовом уровне столь значителен, что в массовом сознании укоренилось мнение, что без «стимулирования» того или иного служащего или должностного лица практически невозможно решить ни одной житейской проблемы.
Отсутствие чёткой регламентации оказания услуг в различных сферах деятельности, в том числе при решении конкретных вопросов, по которым граждане обращаются непосредственно в органы публичной власти, приводит к огромным злоупотреблениям. Именно на этом бытовом уровне формируется негативное отношение людей к власти в целом, создается представление в массовом сознании о ее тотальной продажности и коррумпированности. В результате у большой части населения страны постепенно складывается стереотип коррупции как этически приемлемой формы разрешения проблем, размывается понимание общественной опасности этого явления, снижается порог моральной терпимости населения к взяточничеству и поборам.
Несмотря на то, что масштабы бытовой коррупции не оказывают существенного влияния на экономику страны в целом, этот ее вид серьезно деморализует простых граждан, разлагает чиновников, делает коррупцию повседневным, обыденным, по существу, общепринятым и даже не осуждаемым обществом явлением.
Наиболее болезненно гражданами воспринимаются взятки, вымогательство и другие злоупотребления коррупционного характера в сфере здравоохранения, потому что в массовом сознании профессия врача ассоциируется с бескорыстным и самоотверженным служением людям, а здоровье является фундаментальным человеческим благом, без которого многие иные ценности утрачивают свой смысл. При этом речь идет уже не столько о мелких взятках в виде подношений врачам за лечение, сколько об участившихся в последние годы более опасных проявлениях: получение врачами бонусов от фирм производителей за рекомендацию больным лекарств конкретных фирм, разумеется, не самых дешевых и зачастую не самых эффективных. Происходит закупка дорогостоящих, но менее эффективных лекарств. Отсюда — снижение доверия граждан к врачам и массовое распространение различных видов самолечения и обращения к мошенникам.
Все чаще отмечаются факты вымогательства за проведение формально бесплатных операций. Особенно кощунственны те случаи, когда речь идет о проведении операций в связи с угрозой жизни больных, когда люди продают последнее, лишь бы спасти жизнь себе или своим близким. Важным показателем системного характера коррупции в сфере здравоохранения является то, что врачи, желающие работать по некоторым медицинским специальностям, должны платить немалые деньги за свое назначение. Такая практика предполагает наличие у них теневых доходов, которые позволяют им компенсировать вложенные средства. По существу, наблюдается постепенное превращение лечебных заведений в торговые, в которых происходит замена честных квалифицированных врачей коммерсантами от медицины.
В области образования, как и ранее, главным проявлением коррупции являются взятки за поступления в высшие учебные заведения, масштабы которых достигают размеров, недоступных даже гражданам со средними доходами. С введением в действие системы Единого государственного экзамена стали отмечаться факты взяток за обеспечение высоких баллов.
В сфере жилищно-коммунального хозяйства система многоступенчатого оформления документов приводит к взяткам за получение всевозможных справок, особенно при покупке и продаже жилья. Различные аферы по постройке домов, не обходящиеся без поддержки чиновников муниципального уровня, плодят обманутых вкладчиков строительных пирамид. Широкие масштабы приобрела сдача муниципальных нежилых помещений за «откаты» соответствующим должностным лицам. Чиновники нередко получают коррупционную ренту с представителей малого и среднего бизнеса путем проведения проверок и выставления различных требований для получения разрешений на использование объектов ЖКХ — коллекторов или чердачных помещений. Повсеместно распространено нелегальное подключение к электропитанию мелких фирм и индивидуальных предпринимателей за взятки, особенно в тех случаях, когда это невозможно сделать легально.
В области социального обеспечения развита практика выселения из квартир одиноких пенсионеров через систему патронажа и незаконного отъема у них жилья. При этом происходит не только противоправное взаимодействие муниципальных чиновников с сотрудниками правоохранительных органов, но и их «сращивание» с представителями криминальных структур. Не без участия властных структур на местах происходит и расхищение средств, выделяемых на содержание инвалидов и стариков. Скрытые формы такого хищения — закупка медикаментов, продуктов питания и других предметов потребления по завышенным ценам, а также с истекающими или истекшими сроками годности. Эти циничные действия являются показателем нравственного падения общества, которое оказывается неспособным защитить те слои населения, которые испокон веков окружались уважением и заботой.
В сфере использования и купли-продажи земли отдельные чиновники, объединив свои интересы с представителями монопольных строительных фирм и зарубежными спекулянтами землей, производят скупку за минимальные деньги огромных земельных участков, что приводит потом к необходимости выкупать их реальными застройщиками. Аналогично происходит выкуп сельскохозяйственных угодий в регионах для их последующей сдачи в аренду сельхозпроизводителям. Громадные территории сельскохозяйственных земель выводятся из производственного оборота в спекулятивный сектор экономики, что ведет к дальнейшему обнищанию сельских жителей и сокращению производства сельскохозяйственных продуктов.
Значительные коррупционные проявления отмечаются в области призыва в Вооруженные силы, где уже сложилась такса за незаконное освобождение от службы в армии — так называемый «откос» и действуют коррупционные механизмы, основными элементами которых являются сотрудники военкоматов и члены призывных комиссий. Следствием этого является явно выраженная дискриминация граждан по призыву, в результате которой на службу попадают преимущественно выходцы из бедных слоев населения.

Коррупция в органах власти
Наибольшую опасность для общества несет коррупция в аппаратах государственной власти и местного самоуправления, прежде всего в сферах выработки и принятия управленческих решений. Ее широкое распространение и системный характер привели к тому, что государственная и региональная политика зачастую прямо диктуется частными интересами лиц, находящихся непосредственно во власти или способных напрямую влиять на принятие решений. Многочисленные данные свидетельствуют о том, что преступность, в том числе организованная и профессиональная, широко проникла и укоренилась практически во всех властных структурах. Определенная часть работников государственных и муниципальных органов власти поражена коррупцией в ее самом распространенном проявлении — взяточничестве. По экспертным оценкам, ежегодные потери экономики от коррупции составляют в стране десятки миллиардов долларов.
Дополнительные теневые доходы составляют основную часть дохода чиновников, находящихся на разных уровнях иерархической лестницы, нередко объединенных друг с другом коррупционными связями и круговой порукой. Все чаще коррупционные связи оказываются столь плотными, что добросовестный и бескорыстный чиновник в лучшем случае не имеет перспектив служебного роста, а в худшем — «выдавливается» из государственной или муниципальной службы, компрометируется и ошельмовывается любыми способами. Коррупционное поведение стало составной частью, зачастую даже нормой экономической и иной деятельности, связанной с управлением большими финансовыми потоками. За взятки выдаются квоты и лицензии на разработку природных месторождений, добычу многих других невосполнимых природных ресурсов, организуются тендеры и аукционы с заранее предрешенным результатом, обеспечивается доступ к инсайдерской информации и ее использование в интересах коррумпированных лиц, подряды на проведение различных видов работ конкретными фирмами.
Привлечение «своих» фирм для проведения тех или иных работ в результате различных коррупционных конструкций имеет следствием не только значительные «откаты» в пользу чиновников, но и выбор заведомо неэффективных решений, которые в дальнейшем позволяют обеспечивать им стабильный доход, воспроизводя все новые и новые виды работ, в частности ремонтных.
Широко распространена практика извлечения личной выгоды из пользования государственным или муниципальным имуществом в форме сдачи ее за взятки в аренду по заниженным ставкам, приобретения служащими государственного имущества за символическую плату, его прямого расхищения и присвоения.
Отмечаются многочисленные факты коррупционного характера в сфере государственного и муниципального управления: занятие чиновниками коммерческой деятельностью; участие непосредственно, через посредников или членов своих семей в управлении разного рода предпринимательскими структурами; оказание опекаемым фирмам содействия в получении незаконных льгот и привилегий, приобретении собственности, облегченном или внеочередном прохождении нормативно установленных процедур и оформления документов, получении разрешений и квот; непринятие мер по фактам нарушения законодательства, в том числе налогового за бездействие антимонопольных органов против картельных сговоров по топливу, электроэнергии, производству строительных и иных материалов; завуалированные формы торговли вверенным государственным или муниципальным имуществом, важной служебной информацией.
При непосредственном участии представителей власти происходит передел собственности, осуществляемый путем заказных банкротств, недружественных слияний и поглощений, всевозможных корпоративных конфликтов, связанных с захватом чужого бизнеса, в том числе с распространившимися в последнее время рейдерскими захватами собственности. Как правило, в таких захватах оказываются замешаны практически все институты власти: законодательной, представители которой за вознаграждение инициирует депутатские запросы в интересах конкретных коммерческих структур; исполнительной, задействующей всю мощь административного ресурса; судебной, обеспечивающей принятие необходимых для противоправного передела собственности неправосудных судебных решений. Причастные к подобным злоупотреблениям должностные лица весьма редко становятся объектами уголовных дел, а если попадаются с поличным, то далеко не всегда подвергаются заслуженному наказанию за совершаемые ими коррупционные преступления и иные правонарушения.
Коррупция в органах публичной власти не является обособленной проблемой. Она проникает во все сферы управления, скрепляя альянс преступного бизнеса и продажного чиновничества оказанием взаимных услуг. Многие коррупционные отношения служат источником и даже заказчиком преступлений, они провоцируют все новые и новые, еще более опасные и разрушительные явления в нашем обществе, такие, как заказные убийства и терроризм.
Власти на местах нередко стремятся монополизировать любой бизнес на своей территории, оказывают всяческое содействие интегрированным с ними бизнесменам, что полностью блокирует конкуренцию и приводит к росту цен, сужает ассортимент, снижает качество товаров и услуг. С препятствующими этому процессу предпринимателями «разбираются» с привлечением правоохранительных органов путем так называемого «заказного наезда» или обременения любого бизнеса многочисленными процедурами согласований вплоть до приостановления или полного свертывания его деятельности.
В сфере бюджетного обеспечения наблюдается практика выделения финансовых средств на конкретные проекты за так называемые «откаты», которые получают как чиновники профильных министерств и ведомств, так и представители депутатского корпуса за включение таких проектов в бюджетное финансирование. «Откатная» система настолько укоренилась в сфере управления экономикой, что многие компании в завуалированной форме закладывают в свой бюджет ресурсы, необходимые для «стимулирования» решения того или иного вопроса, связанного с получением финансовых средств.
В области кадровой политики достигли невиданных ранее масштабов назначения на должности за деньги и коррупционную ренту. Отсутствие реального механизма формирования кадрового потенциала власти, неэффективность форм подготовки и переподготовки кадров для государственной и муниципальной службы, полное отсутствие системы ротации управленческих кадров высшего звена — все это привело к системному кризису управления, его профессиональной деградации, перенасыщению управленческих структур молодыми людьми, имеющими зачастую сомнительный опыт в бизнесе и неустойчивую гражданскую позицию. Личная преданность тому или иному руководителю как базовая характеристика надежности кадров, торговля должностями, позволяющими иметь коррупционный доход, беспорядочные реорганизации управленческих структур в результате перманентных смен их руководителей — все это способствует воспроизводству коррупционных процессов в системе органов государственной власти и местного самоуправления.
Коррупция в судебных, правоохранительных и контролирующих органах
Исключительную опасность для общества представляют коррупционные процессы в судебных, правоохранительных и контролирующих органах, представители которых сами должны противостоять преступности и коррупции. Это не только порождает у граждан России ощущение безысходности и пессимизма, делает их совершенно беззащитными от произвола, но и разлагает конституционные основы государства.
Несмотря на широкомасштабные акции правоохранительных структур по самоочищению этих органов от сотрудников, совершающих правонарушения коррупционного характера, уровень коррупции в них остается достаточно высоким. В системе МВД России только за 2006 год из 30 тыс. привлеченных к ответственности и более 3 тыс. осужденных сотрудников — свыше 70 процентов составляли лица, совершившие должностные преступления — вымогательство взятки, превышение и злоупотребление служебными полномочиями.
В деятельности правоохранительных органов отмечаются не единичные случаи «заказных наездов» на разные объекты бизнеса по заказу конкурентов. Относительно новым явлением становится создание устойчивых групп давления в составе сотрудников правоохранительных органов и представителей органов местного самоуправления, которые скоординировано и избирательно воздействуют на те или иные бизнес-структуры. Не снижаются масштабы коррупционных проявлений в системе органов ГИБДД, паспортно-визовых служб.
Не свободны от фактов коррупции надзорные и контролирующие органы, о чем свидетельствует, в частности, и ряд фактов выявления коррупционных преступлений и правонарушений в органах прокуратуры и в Счетной палате Российской Федерации.
В налоговых органах отмечаются факты взяток за проведение заказных налоговых проверок, которые инициируются конкурентами. Практикуется занижение размеров налогообложения, оказание содействия предпринимателям в выборе способов уклонения от налогов. Отдельные сотрудники налоговых органов и служб банковского надзора обеспечивают прикрытие или так называемую «крышу» банкам, которые занимаются обналичиванием средств для реализации «серых» зарплатных схем, масштабы которых в нашей стране достигают гигантских размеров.
В системе таможенных органов выявляются факты создания частных структур, которые занимаются растаможиванием грузов с резко сниженной ставкой, путем пересортицы товаров, неучета грузов, проходящих через таможню, неединичные случаи образования частных таможенных терминалов, финансово стимулирующих противоправную деятельность работников таможни.
Известны факты коррупции в системе надзорных органов типа пожарной инспекции, санитарно-эпидемиологического контроля, которые связаны с вымогательствами взяток у малого бизнеса за выявленные ими мелкие и крупные нарушения установленных норм и правил.
Коррупционные явления получили распространение и в судебной системе. Известны факты, когда судьи в арбитражах и судах общей юрисдикции решают дела в пользу более обеспеченной стороны. Отмечаются случаи затягивания дел по ходатайствам заведомо проигрывающей стороны процесса, что часто используется рейдерами для удержания незаконно захваченной собственности. Однако в связи с тем, что судебная власть крайне редко реагирует на злоупотребления судейскими полномочиями, а оценка фактов неэтичного и противоправного использования судьями своего судейского статуса отдана на усмотрение квалификационных судейских коллегий, которые зачастую руководствуются корпоративными интересами, процесс очищения судейского сообщества от коррупционеров происходит крайне медленно.
Политическая коррупция
Основными сферами проявления политической коррупции являются выборы в законодательные и представительные органы власти всех уровней, деятельность политических партий, а также политический лоббизм, навязывающий органам государственной власти и местного самоуправления те или иные решения или внедряющий в их руководящие органы представителей определенных групп влияния.
В силу того, что подобная деятельность ведет к формированию властных структур, под управлением которых оказывается значительная часть российского общества и целые российские регионы, коррупция здесь наиболее опасна, ибо ее последствия весьма трудно преодолимы и, более того, способствуют развитию не только политической, но и многих других форм коррупции. Коррупционеры, захватившие подобным путем власть в тех или иных государственных структурах или в отдельных субъектах Российской Федерации, могут затем годами сохранять и приумножать свою власть с использованием коррупционных механизмов различного вида и оказавшегося в их руках административного ресурса в том числе и при проведении очередных выборов. Подобные факты получают соответствующее правовое реагирование и приобретают общественный резонанс, как правило, лишь после однозначного указания «сверху» или крупных коррупционных скандалов, свидетелями которых в 2006 году граждане России были неоднократно.
Неразвитость партийно-политической системы в России, по существу, отсутствие полноценных политических партий, реально выражающих интересы конкретных социальных групп, привели к тому, что партии стали развиваться по двум направлениям: либо представлять интересы исполнительной вертикали, либо превращаться в своего рода бизнес-проекты по зарабатыванию средств путем получения поддержки от власти в обмен за голоса при рассмотрении того или иного вопроса в законодательном органе.
Ввиду указанных обстоятельств коррупционная составляющая политического процесса стала выражаться в лоббировании одних законопроектов и торможении других в интересах конкретных финансово-промышленных групп, которые финансируют партии и экономически стимулируют деятельность депутатов, способных оказать влияние на решения законодательных органов. А поскольку криминальные сообщества обладают немалым ресурсом влияния в сфере экономики, отдельные политики и партийные функционеры, по существу, начинают выражать не только экономические, но и криминальные групповые интересы
В условиях действующего избирательного законодательства депутаты законодательных органов различных уровней в меньшей степени оказываются зависимыми от граждан, их избравших в тот или иной представительный орган, и в большей степени — от партийных функционеров, которые их рекомендуют в партийные списки и выдвигают на соответствующий пост. Эта зависимость зачастую приводит к встраиванию их в различные коррупционные схемы, предусматривающие голосование за решения в пользу тех или иных экономических структур или групп влияния. Кроме того, в ходе самих выборов отмечаются случаи подкупа избирателей, различные правонарушающие избирательные технологии, которые выполняют роль вспомогательных инструментов, призванных гарантировать заданный результат. В итоге — сложившиеся за последние десять лет эффективные избирательные механизмы и обстоятельная регламентация выборных процедур не гарантируют обществу свободы волеизъявления на выборах и реального влияния граждан России на формирование институтов представительной власти.

Причины коррупционных процессов
Во-первых, это коррупционные дефекты правового регулирования
Наличие в законах и подзаконных нормативных правовых актах недостатков и пробелов, создающих предпосылки для различных коррупционных злоупотреблений, то есть существование так называемых «коррупционных ниш» — является одним из условий живучести и дальнейшего распространения коррупции. Именно отсутствие в законодательных актах регулирований прямого действия позволяет чиновникам трактовать закон в свою пользу на основании внутриведомственных распорядительных актов или принимать произвольные решения без ссылки на соответствующий нормативный правовой акт.
Имеется множество признаков коррупционности (коррупциогенности) законов и подзаконных нормативных правовых актов, в частности такие, как: множественность вариантов диспозиций правовых норм, широкие возможности ведомственного и локального нормотворчества, отсутствие конкурсных и аукционных процедур, отсутствие детализированных запретов и ограничений для государственных и муниципальных служащих в реализации ими своих полномочий, контроля, в том числе общественного, за деятельностью органов власти. Существенные «коррупционные ниши» имеются практически во всех законодательных актах, относящихся к разрешительной системе и распределению ресурсов. Причем отдельные нормативные предписания внедрялись в законодательные и иные правовые акты путем лоббирования со стороны соответствующих групп влияния.
Во-вторых, это правоприменительная практика
Реальная практика применения законов и ведомственных нормативных правовых актов особенно в части, касающейся разрешительной системы, нередко используется с целью создания искусственных административных барьеров для граждан и бизнеса, что позволяет увеличивать коррупционный доход.
Массовое распространение получила практика привлечения частных фирм к выполнению проектирования, подготовке необходимых документов для гарантированного прохождения вопроса через инстанции. Причем в последние годы резко возросли сроки прохождения документов и денежные выплаты за преодоление административных барьеров частным посредникам.
В-третьих, это деградация общественного сознания и морали
Широкомасштабному распространению коррупции в России в немалой степени способствует нравственное разложение общества, которое сопровождается проявлением в социально-политической и публичной сферах низменных чувств и инстинктов. В отсутствии полноценной воспитательной работы с гражданами мерилом человеческих ценностей все чаще становится неважно, каким путем приобретенное богатство, а главным принципом жизни — обогащение любыми средствами. Героями в глазах молодежи перестали быть учитель и врач, ученый и строитель, то есть те, кто создает материальные и духовные ценности государства и общества. Им на смену пришли различные финансовые махинаторы и воротилы бизнеса, представители криминального мира, нравственно развращенного «творческого бомонда».
Проникновению коррупции во все сферы жизни общества способствует пропаганда средствами массовой информации насилия и бездуховности, пренебрежительного отношения к нравственным принципам и традиционным российским ценностям — бескорыстному служению Отечеству, совести и справедливости, взаимопомощи и коллективизму. Низкопробная литература и видеопродукция повсеместно насаждают издевательское отношение к собственной стране, своему народу, истории и культурным ценностям, пропагандируют жестокость и торжество силы. Образцами для подражания стали не обремененные нормами морали и духовными ценностями, самоуверенные, циничные, изворотливые и беззастенчивые герои телевизионных сериалов, хладнокровно устраняющие своих конкурентов, презирающие слабых, культивирующие насилие и пренебрежение интересами окружающих.
Пока в этой сфере не произойдет радикальных изменений, борьба с коррупцией будет безрезультативной, поскольку останется неизменным тот нравственный фундамент, на котором базируется коррупция и развивается терпимое отношение к ней со стороны общества.
Коррупция в системе государственного и муниципального управления, а также в судебных и правоохранительных органах, отсутствие реальных механизмов защиты граждан от коррупционного воздействия приводит массы населения к неверию в перспективность противодействия коррупции, убежденности в том, что все подобные попытки либо обречены на провал, либо представляют собой имитацию противодействия, маскирующую истинные намерения «борцов» с коррупцией.
Население привыкает к коррупции, не воспринимает ее однозначно как зло и даже принимает как норму поведения в современном обществе. Значительная часть молодежи прямо ориентирована на карьеру с целью занять высокий пост в системе власти для того, чтобы обеспечить себе стартовые условия для обогащения и безбедного существования. При этом в массовом сознании стали оправдываться любые средства для достижения цели, в том числе противоправные и безнравственные. Ни государство, ни общество не сформулировали до сих пор никаких иных ориентиров для молодежи нашей страны, тем самым фактически способствуя вхождению в активную жизнь поколения, среди которого циничные взгляды на интересы России и пренебрежение к своему народу получили самое широкое распространение.
В-четвертых, это неэффективность мер противодействия коррупции
Несмотря на предпринимаемые правоохранительными органами меры по борьбе с коррупцией, они являются недостаточно эффективными и не дают ощутимых результатов, о чем свидетельствуют данные статистики, согласно которым за последнее время в год выявляется в среднем лишь около 25 тыс. преступлений против государственной власти, интересов государственной службы, органов местного самоуправления.
По данным за 2006 год МВД России было выявлено 30,6 тыс. преступлений против интересов государственной службы. По ним в суды направлено 22,2 тыс. уголовных дел. В то же время к уголовной ответственности привлечены не многим более 8 тыс. лиц, совершивших преступления данной категории. При этом число осужденных за указанные преступления в тот или иной период в значительной мере зависит не столько от фактической распространенности этих преступлений, сколько от активности прокуратуры, следственного аппарата и контролирующих инстанций, а также умения работников этих служб отслеживать и вскрывать такого рода преступления, квалифицированно расследовать их и доводить до суда, в соответствии с решениями и приговорами которого виновные лица подвергались бы соответствующим мерам наказания и ответственности.
В целом в период 2000—2006 годов на территории Российской Федерации количество выявленных подразделениями правоохранительных органов преступлений коррупционной направленности увеличилось на 53 процента, за пять месяцев 2007 года подразделениями правоохранительных органов, а это, в первую очередь, МВД России, выявлено почти 18,5 тыс. преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления в том числе более 3,5 тыс. фактов получения взяток. К уголовной ответственности привлечено почти 4,3 тыс. лиц, совершивших преступления данной категории.
В результате активизации деятельности правоохранительных органов повысилась качественная составляющая выявляемых должностных преступлений. Так, в числе привлекаемых к ответственности коррупционеров всё чаще встречаются представители руководящего звена органов государственной власти и местного самоуправления. Об этом свидетельствуют, например, факты возбуждения уголовных дел или ареста за совершение должностных преступлений и получение взяток в особо крупных размерах ответственных должностных лиц и даже руководителей некоторых федеральных органов исполнительной власти и их территориальных подразделений в ряде субъектов Российской Федерации, ответственных сотрудников МВД России и органов прокуратуры, одного из аудиторов Счетной палаты, мэров Якутска, Волгограда и Томска, в Архангельской области — депутатов Городского совета, в Тверской области — половины депутатов Городской думы во главе с её председателем, в Приморском крае — главы администрации города Владивостока и его соучастников, в Нижегородской области — главы администрации одного из районов, в Орле — группы должностных лиц администрации города.
Однако необходимо учитывать, что данный вид преступлений является весьма латентным, эта статистика отражает только «вершину айсберга», лишь в малой степени отражает действительное состояние дел и не дает сколько-нибудь полной картины масштабов взяточничества и коммерческого подкупа, не говоря об иных коррупционных преступлениях и проступках.
По экспертным оценкам, на самом деле выявляется и регистрируется лишь около одного процента преступлений коррупционного характера. При этом к ответственности привлекаются в основном служащие низовых структур исполнительной власти, в то время как верхний слой, в котором коррупция распространена не меньше, затрагивается крайне редко. Такая низкая результативность выявления коррупционных преступлений на фоне активизации деятельности правоохранительных органов свидетельствует лишь об одном — нарастающем распространении преступных деяний коррупционного характера, которым правоохранительная система в ее нынешнем состоянии пока не может оказать адекватного противодействия.
Поражение коррупцией структур, призванных противодействовать коррупционным процессам, в значительной степени серьезно снижают эффективность антикоррупционной борьбы. Вовлеченные в коррупционные схемы отдельные сотрудники правоохранительных, надзорных и контролирующих органов, особенно, если они занимают руководящие должности, способны парализовать оперативно-розыскную, следственную и проверочную работу, свести на нет усилия больших профессиональных коллективов, усилить недоверие граждан страны к органам власти, привести к утрате ее авторитета и престижа государственной службы.
Дееспособность институтов гражданского общества, объявивших своими целями борьбу с коррупцией, за редким исключением, мало эффективна. Отдельные неправительственные организации антикоррупционной направленности либо вовлечены в процесс противоборства различных групп влияния, в том числе финансово-промышленных групп, и используются ими как средства давления на конкурентов, либо занимаются собственным бизнесом, не имеющим ничего общего с противодействием коррупции. Достаточно широко распространенное пренебрежительное отношение к общественным институтам со стороны правоохранительных органов не способствует вовлечению НПО в реальный механизм антикоррупционного противодействия, побуждает их к имитации деятельности, сопровождающейся шумным пиаром, поиску своей ниши в этой сфере или переходу на чисто коммерческую форму работы, связанную с реализацией интересов конкретных заказчиков. Об этом свидетельствуют выявленные в последнее время факты противоправной деятельности руководителей ряда общественных организаций, декларирующих борьбу с коррупцией.
Слабо развита расследовательская журналистика, зачастую «независимые антикоррупционные расследования» носят характер заказных акций, осуществляемых на средства финансово-промышленных и иных групп влияния, призванных «разоблачить» экономических или «развенчать» политических конкурентов. Активная гражданская позиция журналиста, который не встраивается в указанные схемы, нередко вызывает мощное противодействие коррупционеров, которые не останавливаются ни перед чем, чтобы скомпрометировать или каким-либо иным способом нейтрализовать журналиста.
Таким образом, в силу изложенных причин эффективность мер антикоррупционного противодействия со стороны государственных структур и институтов гражданского общества оказывается крайне низкой, неадекватной масштабам этого явления и угрозам национальной безопасности России.

Антикоррупционные приоритеты
Правовые приоритеты
Реализация норм международного права. Россия ратифицировала две международные конвенции, направленные на борьбу с коррупцией: Конвенцию ООН против коррупции и Конвенцию Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию».
В основе Конвенции ООН лежит комплексный подход, отражающий сложную социально-правовую природу коррупции, разнообразие и многоуровневый характер мер, которые требуются для противодействия этому злу. Конвенция разработана как комплексный, всеобъемлющий документ, она содержит разделы по предупреждению коррупции, мерам возвращения активов, международному сотрудничеству. По существу данная Конвенция представляет собою не только правовую, но и концептуальную основу борьбы с коррупцией. Она призвана стимулировать развитие антикоррупционного сотрудничества на межгосударственном уровне, и стала важным шагом в расширении международно-правовой базы противодействия коррупции на универсальной основе, в том числе в вопросах возврата из-за рубежа средств незаконного происхождения, полученных в результате коррупционной деятельности тех или иных должностных лиц.
Конвенция Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» обязывает стран-участниц квалифицировать в качестве уголовных преступлений, в соответствии со своим национальным законодательством, такие деяния, как активный и пассивный подкуп широкого круга собственных государственных и иностранных должностных лиц. Участники Конвенции обязуются принимать законодательные и иные меры, дающие все основания осуществлять конфискацию или иным образом изымать орудия совершения уголовных преступлений и доходы от них.
На основании подписанных Россией международно-правовых актов требуется безотлагательная и последовательная корректировка всего российского законодательства.
Мировое сообщество признало, что коррупция сегодня пронизывает все сферы жизни любой страны, независимо от уровня демократии и социального благополучия.
Из анализа положений Конвенций видно, что они носят несамоисполнимый характер. В Конвенции закреплена норма, согласно которой, государствам-участникам следует включить в национальные законодательства положения, позволяющие проводить оценку соответствующих правовых актов и административных мер, в целях определения их адекватности в плане борьбы с коррупцией.
В России такой механизм пока не создан, но в стадии разработки находится федеральный закон «О противодействии коррупции», продиктованный необходимостью создания правовой основы, которая бы позволила, используя возможности различных отраслей права, более продуктивно вести борьбу с коррупцией.
Присоединение к такому международно-правовому соглашению порождает проблему соответствия российского законодательства международным требованиям.
В целом в УК РФ на данный момент закреплены необходимые нормы, направленные на борьбу с коррупцией, но внимательный анализ этих норм в сопоставлении их с Конвенцией показывает, что в российском уголовном законодательстве сохраняется ряд серьезных противоречий с рассматриваемыми международными документами, разрешение которых является первостепенной задачей после ратификации Конвенции.
Статья 12 Конвенции Совета Европы предлагает государствам – участникам признать в их национальном законодательстве уголовно наказуемыми деяниями преднамеренное обещание, предоставление или предложение, прямо или косвенно, любого неправомерного преимущества любому лицу, которое утверждает или подтверждает, что оно может оказать неуместное влияние на принятие решения любым лицом из числа тех, о которых уже говорилось, за вознаграждение, независимо от того, предоставляется ли неправомерное преимущество ему самому или кому-либо еще, а также испрашивание, принятие или согласие с предложением или обещанием предоставить такое имущество в вознаграждение за такое влияние независимо от того, оказано или нет влияние, и был ли получен по причине предположительного оказанного влияния ожидаемый результат.
Сравнительный анализ этой нормы и нормы, изложенной в ст.285 УК РФ, показывает, что предлагаемый подход значительно расширил бы диапазон толкования злоупотреблений и при условии четкой и определенной формулировки нормы позволил бы привлекать к ответственности за более широкий круг коррупционных деяний.
Кроме этого, необходимо внести некоторые изменения в статью 291 УК РФ. Дача взятки, дача взятки должностному лицу лично или через посредника также должна быть приведена в соответствие со ст.15 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции. Так, в соответствии со статьей 15 Конвенции в качестве уголовно наказуемого должно быть следующее деяние: «обещание, предложение или предоставление публичному должностному лицу, лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества для самого должностного лица или иного физического или юридического лица, с тем, чтобы это должностное лицо совершило какое–либо действие или бездействие при выполнении своих должностных обязанностей.» . В этом случае речь идет о предмете взятки как любом неправомерном преимуществе без ссылки на его качества или свойства, т.е. блага как материального, так и нематериального характера. Как известно из практики, услуги нематериального характера достаточно часто служат «двигателем» служебной деятельности должностных лиц (протекция, покровительство, трудоустройство после отставки, а также оказание таких услуг родственникам и др.), но не являются предметом взятки, а, значит, и основанием для наступления уголовной ответственности. Введение подобной нормы позволило бы «профилактировать» подобное поведение должностных лиц, получающих в результате принятия таких услуг еще более значительные выгоды и доходы, чем в некоторых случаях материальных вознаграждений в связи со своей служебной деятельностью.
В соответствии со ст.30 УК РФ, уголовная ответственность в РФ наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению. Исходя из этого положения, можно сделать вывод о том, что ответственность за обещание и предложение взятки, а также за принятие такого обещания и предложения возможна только при квалифицированном взяточничестве (ч.2 ст.291, ч.2,3,4 ст.290 УК РФ). Целесообразно предусмотреть уголовную ответственность за обещание дать взятку, в том числе и за приготовление по ч.2 ст.30 УК РФ, поскольку не всякая дача взятки является тяжким преступлением.
В уголовном законодательстве РФ отсутствует термин «активный подкуп» в отличие от ст.2 Конвенции Совета Европы. Дача взятки по УК РФ определяется более узко, а именно - как передача должностному лицу денег, ценных бумаг, иного имущества или выгоды имущественного характера, а не любого преимущества неправомерного характера. В связи с этим привлечение к ответственности за протекционизм, предоставление в отставке высоко оплачиваемой должности, продвижение по карьерной лестнице, проведение выборных компаний и пр. в России невозможно, а именно такие явления сейчас преобладают в среде коррумпированных должностных лиц.
Положительный опыт государств в борьбе с коррупцией показывает, что совсем необязательным является наличие единого комплексного нормативного акта, направленного на борьбу с коррупцией, о чем сегодня говорят практически все, кто имеет отношение к антикоррупционным программам в России.
Здесь многие государства идут другим путем, и, очевидно, более эффективным.
В связи с необходимостью создания более открытого информационного механизма при назначении конкретных претендентов на важные государственные должности, предлагается установить для них единообразные процедуры и обязательные требования, которым они должны соответствовать. Особенно это касается тех претендентов, которые переходят на работу в государственные органы из коммерческих структур. Для устранения возможного влияния на них интересов коммерческих структур, к которым они ранее имели отношение, законопроект предусматривает установление для них ряд специальных ограничений. Помимо этого, такие лица обязываются передать свои акции и иные ценные бумаги, составляющие долю в уставных капиталах коммерческих организаций, а также заявить об иных своих имущественных правах, возникших в связи с участием в коммерческой деятельности. Таким же целям - предотвращению конфликтов интересов – служат положения Конвенции о порядке принятия и издания Кодекса поведения публичных должностных лиц (стандартов поведения), которое достаточно четко закрепляет ст.8 Конвенции «Кодексы поведения публичных должностных лиц», к сожалению, законопроект не предусматривает подобных мер, которое могли быть чрезвычайно полезными в борьбе с коррупцией.
В главе о предупреждении коррупции Конвенция устанавливает антикоррупционные стандарты для различных сегментов экономики и управления. В документе сделан акцент на усиление прозрачности функционирования публичных и частных институтов, развитие этических кодексов и правил. Конвенция рекомендует странам-участникам принять меры по усилению финансового контроля и отчетности. Так, ст. 6. Конвенции ООН закрепляет норму согласно которой, каждое государство- участник должно обеспечить создание специального органа по предупреждению коррупции. Особо важным является также указание в Конвенции на необходимость развития гражданского общества и участие его институтов в реализации антикоррупционной политики.
Именно реализация этих положений является ключевым для реализации положений Конвенции, даже еще более важным обстоятельством, чем воспроизведение соответствующих норм в УК РФ. К сожалению, сегодня Российская Федерация, подписавшая и ратифицировавшаяся некоторые нормативные акты, направленные на борьбу с коррупцией, на практике не предпринимает каких – либо усилий для борьбы с эти явлением, т.е. формально присоединившись к странам- участникам Конвенции, РФ не спешит приводить в соответствие с Конвенцией нормы УК, а также реализовывать эффективные механизмы противодействия коррупции, успешно опробованные и предложенные другими странами.
Существенным пробелом в Российском законодательстве с позиции соответствия международным нормативно-правовым документам, направленным на борьбу с коррупцией, является отсутствие нормы об ответственности за подкуп иностранных должностных лиц и служащих международных организаций. Эти деяния также представляют опасность и подлежат криминализации в соответствии со ст.16 Конвенции.
Очевидно также расхождение в подходах Конвенции и российского законодательства к вопросу о коррупции в частном секторе. В Конвенции четко закреплен равный подход к коррупционным злоупотреблениям в частном и публичном секторах. Составы соответствующих преступлений сформулированы однотипно. При сравнении норм УК об ответственности за «государственную» и «частную» коррупцию обращает на себя внимание значительная разница в подходе законодателя к деяниям государственных и частных управленцев. Закон более строг к государственным должностным лицам и либерален к частным управленцам.
По мнению большинства специалистов, противоречит Конвенции также и норма УК РФ, которая гласит: «Если деяние, предусмотренное настоящей статьей либо иными статьями настоящей главы, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия». Данное положение, на наш взгляд, не только не способствует борьбе с таким негативным явлением как коррупция в российском обществе, но и наоборот дает возможность многим коррупционерам «обелить» себя и уйти от ответственности.
Детальный анализ на соответствие Конвенции норм УК и проекта ФЗ дает основание указать на еще одну проблему в российском уголовном законодательстве. В частности, речь идет о вопросе ответственности российских граждан за коррупционные преступления, совершенные за границей. Исходя из положения статьи 12 УК РФ видно, что для того, чтобы привлечь виновное лицо к ответственности, необходимо наличие ряда условий, в частности, данное общественно опасное деяние должно признаваться преступлением не только по уголовному законодательству РФ, но и по законодательству той страны, на территории которой это преступление было совершено.
Вместе с тем нельзя не отметить те положительные сдвиги, которые хоть и очень медленно, но постепенно создают реальные механизмы противодействия коррупции, которые на протяжении многих лет оставались невостребованными в РФ.
Как видно из приведенного выше анализа соотношения российского уголовного законодательства и норм Конвенции, существует ряд вопросов, решение которых представляет определенную сложность как для российского законодателя, так и для правоприменителя. Этот ряд вопросов не предполагает быстрого и безупречного решения.
Процесс имплементации - сложный и долгий, главное в котором – не скорость в принятии решений, которые потом могут оказаться необдуманными, а твердое следование по данному пути, направленность законотворческого процесса на выполнение Россией своих международных обязательств в данной сфере.
От того, каким образом этот сложный вопрос будет разрешен, во многом зависит культурное, социальное, политическое и экономическое развитие нашей страны, реализация основных прав и свобод человека и гражданина, а также прогрессивных принципов правового государства – законности и справедливости.
Закон «О противодействии коррупции». Следует в самом ближайшем будущем включить в понятийный аппарат российского правового регулирования понятие «коррупции», так как Уголовный кодекс Российской Федерации оперирует лишь отдельными видами коррупционных преступлений, такими, как взятка, коммерческий подкуп, злоупотребление служебным положением и другие. При этом коррупционная деятельность в целом и многие другие ее проявления остаются вне рамок существующего правового поля, что затрудняет выявление и борьбу со всей совокупностью коррупционных преступлений и иных коррупционных правонарушений. Требуется скорейшая доработка (если требуется, даже полная переработка) и принятие Федерального закона «О противодействии коррупции» как приоритетной, неотложной задачи в законодательной сфере, создающей необходимую нормативную правовую базу.
Закон «О лоббировании». Требуется неотложное принятие Федерального закона «О лоббировании», который должен создать правовое поле для исключения коррупционных схем продвижения законопроектов, противоречащих интересам общества и государства, но обеспечивающих тем или иным структурам материальные и иные преимущества, а также блокирующих законопроекты, противоречащие групповым и корпоративным интересам. Между тем этот закон мог бы четко определить разумные правовые рамки лоббистской деятельности и поставил бы вне закона все ее негативные формы и проявления.
Антикоррупционная экспертиза. Одним из основных базовых ресурсов противодействия коррупции в нашей стране является придание российскому законодательству антикоррупционной направленности. Для этого требуется серьезная «инвентаризация» норм, регулирующих все основные сферы функционирования экономики, системы управления, правоохранительной и иных видов деятельности государства.
Требуется введение во всех сферах законотворчества обязательной независимой правовой антикоррупционной экспертизы законопроектов в период их разработки и обсуждения в Государственной Думе, Совете Федерации, законодательных органах субъектов Российской Федерации и представительных органах местного самоуправления. Необходимо предусмотреть порядок, при котором министерство или иной исполнительный орган, выступающий с той или иной законодательной инициативой, вместе с проектом соответствующего правового акта представляет заключение о независимой антикоррупционной экспертизе. При этом следует четко определить правовые механизмы, обеспечивающие независимость экспертов и исключающие возможность использования этого института в коррупционных целях.
Независимая антикоррупционная экспертиза должна быть направлена на то, чтобы каждый Закон содержал четкие юридические дефиниции, исключал неоднозначные формулировки, обладал понятийным аппаратом, характерным для отечественной правовой системы и в целом понятным не только юристам, но и рядовым гражданам, обладающим минимумом правовой культуры. Закон не должен содержать коллизионных норм, а также чрезмерного количества отсылочных норм, наличие которых по наиболее принципиальным вопросам вообще недопустимо. Более того, для обсуждаемых и принимаемых законопроектов желательно уже иметь проекты тех подзаконных нормативных актов органов государственной власти и местного самоуправления, принятие которых предусматривает данный закон.
В определении компетенции государственных органов законы должны содержать четкое установление объема прерогатив органа, должностного лица, хозяйствующего субъекта в части совершения ими юридически значимых действий. При этом должно быть исключено дублирование полномочий различных государственных органов. Законы и законопроекты должны ограничивать чрезмерно широкую свободу усмотрения правоприменителя. При этом должен быть исключен чрезмерно широкий диапазон санкций за нарушение включаемых в закон правовых норм. Если же такой диапазон санкций в отдельных случаях все же необходим, он должен сопровождаться определенными критериями для установления величины этих санкций в рамках предусмотренного для них диапазона. Это позволит существенно сократить свободу волеусмотрения правоприменителя, сделать его решения более предметными и обоснованными.
Антикоррупционный мониторинг действующих правовых норм. В целях выявления норм права, которые используются в коррупционных целях, и последующей корректировки действующего законодательства необходимо постоянно вести мониторинг законов и иных нормативных правовых актов. Делать это следует в едином согласованном формате, с применением современных компьютерных технологий обработки информации и на добротной методологической основе.
В настоящее время эксперты подкомиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам противодействия коррупции ведут так называемый «Реестр коррупционных ниш» действующего законодательства и иных нормативных правовых актов Российской Федерации на основе специально разработанной компьютерной программы. Этот программный комплекс позволяет не только формировать базу данных, но и предоставляет возможность всем заинтересованным гражданам и организациям через сайт подкомиссии в Интернете знакомиться с этой базой данных и пополнять ее своими оценками и предложениями. Данный Реестр предусматривает систематизацию «коррупционных ниш» по различным отраслям законодательства — о банкротстве, валютном контроле, государственной и военной службе, земле, рекламе, в сфере импортно-экспортного, избирательного, налогового, таможенного, уголовного законодательства, по видам нормативных правовых актов. Помимо перечня «коррупционных ниш», Реестр включает в себя их формуляры, содержащие исчерпывающие характеристики, механизмы и примеры их реализации, предлагаемые пути ликвидации таких «ниш». Развернутая Общественной палатой работа может стать основой для последующего ее усовершенствования на более высоком научно-правовом и технологическом уровне.
Перевод этой работы на постоянную и серьезную профессиональную основу позволит в сжатые сроки всем органам государственной власти и местного самоуправления своевременно предпринять меры по корректировке нормативно-правового регулирования той или иной сферы деятельности. Разумеется, эта работа должна координироваться одним из государственных органов, методологически сопровождаться конкретным научно-образовательным учреждением и обеспечиваться самыми современными техническими средствами.
Ознакомление широкой общественности с этой базой данных позволит активизировать деятельность институтов гражданского общества по воздействию на те органы власти, которые через свое нормотворчество создают условия для распространения и развития коррупции в обществе.
Ужесточение санкций за преступления против государственной службы. Учитывая чрезвычайную опасность широкого распространения коррупции в сфере органов государственной власти, требуется ввести в уголовное законодательство более жесткие меры уголовного преследования за преступления против государственной службы. При этом необходима соответствующая корректировка в сторону ужесточения не только правовых норм, устанавливающих уголовную ответственность за преступления, относимые к коррупционным, но и тех норм, которые определяют последствия привлечения соответствующих лиц к уголовной ответственности.
В качестве предупредительной меры необходимо увеличение сроков погашения судимости и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью для лиц, имеющих судимости за должностные преступления. Очевидно, что возможность поражения в профессиональном и социальном статусе остановила бы многих колеблющихся лиц от соблазна вымогать взятку или других преступлений коррупционного характера.
Необходимо введение целого комплекса правовых норм, которые позволят эффективно использовать институт конфискации в антикоррупционных целях, поскольку преступники умело прячут свои доходы, оформляют незаконно нажитое имущество на членов своей семьи и других подставных лиц, «распыляют» его через многочисленные посреднические структуры.
Назрела необходимость на порядок увеличить штрафы за коррупционные преступления, так как нынешние его размеры до одного миллиона рублей лишь побуждают коррупционеров к более активным и масштабным действиям, поскольку полученное преступным путем имущество, стоимость которого намного превышает размер штрафа, остается в их распоряжении.
Профилактика коррупции в системе государственной службы. Наряду с ужесточением наказания за коррупционные правонарушения, необходимо формирование законодательства, направленного на предупреждение коррупционных проявлений, а не только на борьбу с её последствиями. Об этом довольно однозначно высказался и Президент России на Всероссийском совещании руководителей правоохранительных органов в ноябре 2006 года. Требуется законодательное установление:
жестких стандартов поведения государственных и муниципальных служащих, четко сформулированных запретов и ограничений, связанных с прохождением службы, определение механизма исполнения этих запретов и ограничений, контроля за их соблюдением;
запретов на использование государственным или муниципальным служащим атрибутов службы в личных целях, совмещение обязанностей по своей и нижестоящей должности;
недопустимости в течение определённого периода, например трёх лет, перехода на работу в организацию, с которой деятельность чиновника была непосредственно связана в период его предшествующего пребывания на государственной службе;
мер финансового контроля, применяемых не только непосредственно к государственному или муниципальному служащему, но и к членам его семьи; мировая практика свидетельствует, что наиболее эффективными среди них являются требования о предоставлении информации обо всех коммерческих и некоммерческих организациях, с которыми имеют отношения и в которых имеет финансовый интерес как сам служащий, так и члены его семьи, о наличии недвижимости, акций, денежных средств в банках и иные сведения об имуществе у всех членов семьи государственных служащих;
правовых мер по привлечению судей к дисциплинарной и уголовной ответственности, в том числе по прекращению или приостановлению их полномочий за проступки в их процессуальной деятельности, связанные со злоупотреблениями при вынесении неправомочных решений и приговоров;
оснований для обжалования решений квалификационных коллегий судей, исключение предусмотренного законодательством ограничения возможности такого обжалования лишь по мотивам нарушения процедуры вынесения решений этими коллегиями;
правовых норм о незаконном обогащении, в соответствии с которыми все доходы и состояние депутатов, государственных и муниципальных служащих всех уровней, ответственных должностных лиц правоохранительных, надзорных и контролирующих органов, судей стали абсолютно прозрачными; эти лица должны раскрывать перед обществом все свои доходы и расходы, и если они не соответствуют тем, которые данные лица имеют в силу занятия той или иной должности, они должны объяснить их происхождение.
Назрела необходимость пересмотреть целесообразность существования раздела Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который определяет особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, поскольку это противоречит статье 19 Конституции Российской Федерации, согласно которой все равны перед законом и судом.
Отказ от расширительного толкования презумпции невиновности должностных лиц. Правоприменительная практика в части привлечения к ответственности лиц, допускающих правонарушения коррупционного характера, характеризуется крайне мягкими судебными решениями за взяточничество. Необоснованно расширительное толкование конституционных положений о презумпции невиновности обвиняемых в совершении преступлений (статья 49 Конституции Российской Федерации) и распространение этого толкования на административно-правовые отношения, а также попытки применить те же принципы на случаи привлечения к дисциплинарной ответственности существенно снизили эффективность борьбы с различными проявлениями коррупции.
В зарубежной правоприменительной практике, например в правовой системе США, аналогичные принципы действуют только в сфере уголовной ответственности, а по остальным видам ответственности лицо признается виновным в совершении правонарушения, если имеющиеся доказательства с достаточной степенью вероятности позволяют судить о наличии такого правонарушения.
Исходя из повышенной общественной опасности коррупции, применительно к коррупционным преступлениям целесообразно отказаться от расширенного толкования презумпции невиновности. Сейчас же согласно же этому принципу чиновник, подозреваемый или обвиняемый во взяточничестве, не обязан доказывать свою невиновность в этом преступлении. Бремя доказывания целиком лежит лишь на органах дознания, следствия и прокуратуры.
Очевидно, что государственному служащему, получающему скромную зарплату и ставшему собственником движимого и недвижимого имущества стоимостью в сотни тысяч, а то и миллионы долларов, может и должно быть предъявлено требование доказать легальность источников его приобретения. В условиях тотальной коррупции в обществе недопустимо применение презумпции невиновности и к участвующим в сокрытии полученных от коррупции доходов членам семьи, то есть, по существу, соучастникам коррупционных преступлений должностных лиц. Такие родственники нередко лишь формально являются собственниками недвижимости и держателями крупных сумм на банковских счетах, фактически принадлежащих коррумпированным чиновникам.
Форсирование разработки и введения в действие административных регламентов. Ряд федеральных органов исполнительной власти приступил к разработке и вынесению на утверждение таких регламентов по основным направлениям и видам своей деятельности в рамках административной реформы.
В связи с этим крайне неотложной является задача создания антикоррупционных механизмов в сферах деятельности с повышенным риском коррупции, к которым относятся налогообложение и таможенное дело, управление государственным имуществом и закупками, правоохранительная деятельность. Международный опыт свидетельствует о целесообразности применения в таких сферах дополнительных антикоррупционных инструментов. Наиболее эффективными среди них являются максимально возможная деперсонализация взаимодействия государственных служащих с гражданами и организациями, например, через механизмы «одного окна» или систему электронного обмена информацией.
Требуется детальная регламентация административных процедур (административных регламентов) взаимодействия государственных и муниципальных исполнительных органов с субъектами их регулирования в том числе с потребителями соответствующих государственных и муниципальных услуг. Целесообразно внедрение в практику управленческой деятельности принципа «позитивного административного молчания», в соответствии с которым при отсутствии в определенные сроки отказа или дополнительного запроса от органа государственной власти или местного самоуправления решение вопроса считается положительным. Повсеместно следует внедрять в административные процедуры уведомительный принцип вместо доминирующего в настоящее время разрешительного принципа решения тех или иных вопросов общения гражданина с органами власти.
В большинстве органов власти число подлежащих разработке административных регламентов исчисляется десятками. Однако в настоящее время можно назвать лишь единицы подобных разработанных и утвержденных для этих органов власти регламентов. В целом данная работа ведется крайне медленно и пока еще не привела к каким-либо ощутимым результатам.
Разработка и введение в действие Кодекса этики государственных служащих. Отсутствие стандартов поведения государственного служащего, каким-либо образом закрепленных нравственных принципов, которых должен придерживаться человек, находящийся на государственной службе, привели к тому, что в настоящее время, кроме правовых предписаний, не всегда достаточно действенных, абсолютно не используются механизмы, регулирующие этическое поведение. Рухнувшая в конце 1980-х годов система идеолого-воспитательных регуляторов поведения чиновников со стороны партийных организаций и их органов в определенной степени сдерживала проявления аморального поведения, пренебрежения интересами общества и государства в угоду личным потребностям, и, возможно, снижала потенциальную опасность коррумпированности органов управления.
Новые условия функционирования системы государственной службы и невозможность использования прежних методов воздействия на этическое поведение людей, работающих в органах государственной власти, диктуют необходимость введения в действие неких этических стандартов поведения, что в полной мере соответствует оправдавшей себя практике государств со сложившимися системами государственной службы.
Разработка указанного Кодекса должна базироваться на предшествующем опыте подготовки подобных документов, уже имеющихся аналогах и успешном использовании этических регуляторов в системе государственной службы многих иностранных государств. Подкомиссия Общественной палаты Российской Федерации подготовила проект Кодекса этики государственных служащих, который после соответствующей доработки может быть рекомендован к рассмотрению в рамках пакета документов, регламентирующих деятельность комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов.
Организационно-управленческие приоритеты
Деятельность Совета при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией. Этот Совет был образован Указом Президента Российской Федерации от 24 ноября 2003 года. Тогда же было утверждено Положение об этом Совете. На его первом заседании 12 января 2004 года были утверждены руководители комиссий по противодействию коррупции и по разрешению конфликта интересов. На этом работа данного Совета практически закончилась.
Представляется, что Совет должен формироваться не по номенклатурному принципу, так как такой подход в государстве с высокой степенью коррумпированности власти не может вызвать доверия со стороны общества и стать эффективным элементом антикоррупционной политики. Более того, если он будет формироваться из высших должностных лиц государства, которые возглавляют соответствующие ветви власти, Президент не сможет рассчитывать на независимые оценки коррупционных процессов в той или иной сфере и, разумеется, будет скован в определении своей собственной позиции.
Совет будет дееспособен, если в основу его формирования будет положен принцип паритетности — одну треть предложит сам Президент; другую — Федеральное Собрание, олицетворяющее выборную власть; третью — Общественная палата, выражающая интересы общества. При этом целесообразно рассматривать в качестве кандидатур для включения в Совет лиц, независимо от занимаемой ими должности и положения в обществе, ориентируясь исключительно на их личностные характеристики. Главными критериями должны стать профессиональные и морально-этические качества кандидатов. Совсем не обязательно, чтобы членами Совета стали известные государственные и общественные деятели. Достаточно того, чтобы их предшествующие опыт и знания, незапятнанность биографии и гражданская позиция, позволили им заниматься столь ответственным делом. Безусловно, члены Совета должны пользоваться полным доверием Президента, иметь возможность непосредственного личного доклада заслуживающих его внимания вопросов, находиться под его защитой и пользоваться его поддержкой.
В скорректированном Положении о Совете необходимо предусмотреть вместо ежегодного заслушивания доклада Генерального прокурора приглашение на заседания Совета руководителей исполнительных органов власти, глав субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления для сообщения членам Совета обстоятельной информации в пределах своих полномочий и рассмотрения предложений, направленных на противодействие коррупционным процессам в той или иной сфере. Это позволит вырабатывать Совету самостоятельную позицию и предлагать Президенту решения, независящие от мнения высокопоставленных чиновников любого уровня. Кроме того, члены Совета должны быть наделены необходимыми полномочиями по ознакомлению с информацией правоохранительных органов и допущены к государственным секретам в пределах компетенции Совета.
Совет ни при каких обстоятельствах не должен превратиться в декоративный орган, его работа должна строиться на плановой основе с учетом установок Президента, ориентироваться только на приоритетные направления противодействия коррупции без непосредственного вмешательства в деятельность правоохранительных и судебных органов. Деятельность Совета должна в разумных пределах освещаться средствами массовой информации и доводиться до широкой общественности.
В самые короткие сроки после подписания нового Указа Президента Российской Федерации о Совете по борьбе с коррупцией необходимо сформировать и развернуть работу двух его комиссий — Комиссии по противодействию коррупции и Комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов. Аналогичные комиссии должны быть сформированы во всех государственных органах и субъектах Российской Федерации. Принцип их формирования может быть аналогичным порядку формирования Совета на федеральном уровне.
Разработка антикоррупционных Концепции и Стратегии. Антикоррупционная политика должна стать постоянной и неотъемлемой частью государственной политики в целом. Для этого необходимо разработать и ввести в действие продуманную государственную систему мер противодействия коррупции, которая предусматривала бы не только принципиальные подходы к проблеме, но и систему взаимосвязанных мер во всех областях деятельности государства и общества.
Под эгидой Совета при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией и Совета безопасности в течение полугода должна быть выработана и принята Концепция, а затем и Стратегия борьбы с коррупцией. В рамках этих базовых документов должны найти отражение все вопросы совершенствования правового обеспечения и первоочередные меры противодействия коррупции. Оба документа должны быть разработаны группами квалифицированных специалистов с привлечением общественности, подвергнуты широкому обсуждению и опубликованы в средствах массовой информации.
Принятие Государственной и Федеральной целевых антикоррупционных программ. С введением в действие Концепции и Стратегии противодействия коррупции необходимо принять сначала Государственную, а затем и Федеральную целевую программу противодействия коррупции на среднесрочную перспективу. Особое внимание в этих документах должно быть уделено мерам предупреждения коррупции в органах исполнительной власти, правоохранительной и судебной системах. При наличии достаточной антикоррупционной законодательной базы документы, определяющие стратегию и тактику борьбы с коррупцией, не оставят никакой возможности ссылаться на несовершенство нормативно-правовой базы или отсутствие четко прописанных механизмов противодействия коррупции, создадут организационно-управленческую основу для последующих антикоррупционных действий.
Разработка принципов и механизмов государственной кадровой политики. В целях обеспечения антикоррупционной устойчивости власти и создания действенного механизма ее формирования следует разработать и утвердить Указом Президента России «Основы и приоритеты государственной кадровой политики в Российской Федерации» — базовый документ, в котором четко изложить принципы подбора кадров на высшие государственные должности, в том числе на должности руководителей субъектов Российской Федерации, процедуры изучения и «прохождения» кандидатур, критерии и основные качественные характеристики, требуемые для занятия этих должностей. «Основы и приоритеты» должны положить конец импровизациям в кадровых решениях, зависящих от субъективных интересов того или иного руководителя, особенно в высших эшелонах власти, определить принципиальные рамки кадровой политики с учетом реального положения дел в кадровой сфере, масштабов коррупции в системе государственной службы и настоятельной потребности притока новых сил в систему управления.
Для быстрого развертывания этой работы следует использовать многочисленные наработки в этом направлении, проводившиеся, начиная с 1994 года, коллективами специалистов, в том числе РАГС, МГУ, Академии управления, Администрации Президента Российской Федерации, аппаратов полномочных представителей Президента Российской Федерации в Центральном и Сибирском федеральных округах.
Формирование Совета по кадровой политике при Президенте Российской Федерации. Образование такого консультативного органа диктуется необходимостью заменить лоббистско-коррупционную форму подбора кандидатур для назначения на высшие государственные должности и связанные с этим злоупотребления эффективным механизмом коллегиального, многовариантного рассмотрения кандидатур федерального и регионального кадрового резерва. Такой орган не только оградит Президента от кадровых просчетов, в том числе при рассмотрении кандидатур на посты губернаторов, руководителей министерств и ведомств, но и окажет ему помощь в принятии взвешенных кадровых решений.
Подобный Совет эффективно работал в 1994—1996 годах под председательством руководителя Администрации Президента и первого вице-премьера Правительства. На его заседаниях, а также созданных при нем комиссий (по высшим воинским должностям и званиям, по судьям) обсуждались кандидатуры на должности руководителей федеральных органов исполнительной власти, силовых структур, судебной системы. Это позволяло в некоторой степени ограждать Президента от прямого лоббирования назначений, глубоко изучать кандидатов и предлагать ему коллегиально выверенную позицию.
В Совет входили руководители всех ветвей власти, члены Правительства, имеющие прямое отношение к кадровой политике, видные ученые и общественные деятели, руководители правоохранительных органов. Совет ежемесячно собирался на свои заседания, куда нередко приглашались кандидаты, его деятельность освещалась в СМИ, что получало положительный резонанс в обществе. Одним из самых ярких дел Совета было предварительное рассмотрение кандидатур на должности судей Конституционного Суда, в ходе которого были проведены своего рода конкурс претендентов и «защита» ими своих программ действий. Тщательный подбор кандидатур по ранее согласованным критериям, всестороннее изучение их, в том числе с привлечением специалистов-психологов позволили тогда обеспечить достаточно высокую степень объективности кадровых предложений Президента Российской Федерации.
Предпринимались попытки образования аналогичных советов и в федеральных округах. Так, в течение ряда лет успешно функционируют такие советы в Сибирском и Центральном федеральных округах.
Чтобы развернуть на новой основе деятельность Совета на федеральном уровне не потребуется ни много времени, ни значительных финансовых затрат. Однако выгода от такого шага очевидна, прежде всего, потому, что это продемонстрирует обществу, что высшее должностное лицо государства не позволяет использовать его авторитет в групповых интересах, что Президент готов сделать государственную кадровую политику ясной и понятной всему обществу, поставить реальный заслон на пути коррупции и криминала, стремящихся к властным рычагам.
Формирование системы управления государственной службой Российской Федерации. Законодательством предусмотрено формирование федеральных и региональных структур управления государственной службой. Эти инструменты управления, без образования которых по существу нельзя говорить о сложившейся системе государственной службы, призваны выполнять антикоррупционные функции в области реализации кадровой политики в государственном и муниципальном управлении, замещении руководящих, в том числе высших государственных должностей, в сфере повышения профессионализма управленческих кадров, устранении кадровых диспропорций и перекосов.
Образование этих органов неоправданно затянулось, тормозя процесс формирования полноценной государственной службы России. Вместе с тем конкретные предложения в этом отношении уже разработаны специалистами РАГС и нуждаются в скорейшем рассмотрении. Их реализация будет существенным шагом в противодействии коррупции, так как позволит регламентировать и упорядочить самую опасную в коррупционном отношении сферу — систему государственного управления.
Предупредительно-профилактические приоритеты
Развертывание системы антикоррупционного правового просвещения граждан. Отсутствие у значительной части населения страны даже самых общих правовых представлений, незнание им своих прав и возможностей в противодействии коррупционным проявлениям различных форм — все это определяет необходимость осуществления целого комплекса мер по воспитанию у граждан правового сознания, привитию им навыков правового поведения, в том числе конкретных действий при соприкосновении с проявлениями бытовой коррупции.
Подкомиссия Общественной палаты по проблемам противодействия коррупции разрабатывает, выпускает массовым тиражом и бесплатно распространяет так называемую «Библиотечку антикоррупционера» в виде серии малоформатных книжек-памяток гражданам России с разъяснением основных коррупционных понятий и описанием рекомендуемых методов и форм реагирования граждан на наиболее часто встречающиеся виды коррупционных действий со стороны должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления по тем вопросам, с которыми в них наиболее часто обращаются граждане.
В настоящее время в рамках этой серии выпущены две памятки — «Если у вас вымогают взятку» и «Если вам угрожает рейдерство». На очереди подготовка и выпуск других подобных памяток, содержащих рекомендации гражданам при столкновении с фактами поборов, вымогательства, взяточничества и иных видов коррупционных проявлений в органах государственной власти и местного самоуправления, различных учреждениях, осуществляющих оказание услуг гражданам в сфере медицинского обслуживания, образования, в жилищно-коммунальной сфере. Подобная работа требует развертывания в государственных масштабах с привлечением большого числа квалифицированных специалистов и соответствующим уровнем финансирования. Ее вполне уместно продолжить под эгидой Общественной палаты с участием Генеральной прокуратуры и правоохранительных органов.
Введение антикоррупционных передач на государственных теле- и радиоканалах. С целью переломить негативные тенденции в восприятии коррупции в массовом сознании российских граждан следует безотлагательно развернуть циклы еженедельных полуторачасовых передач в прайм-тайм, к участию в которых привлечь талантливых журналистов и квалифицированных юристов. Каждую передачу посвящать какой-либо бытовой ситуации, сопровождаемой коррупционными проявлениями, с подробным разбором конкретных действий гражданина, которые он должен противопоставить вымогателям, взяточникам и казнокрадам. В этих передачах должны также выступать видные деятели культуры и науки, пользующиеся авторитетом у граждан страны и способные донести до населения свою антикоррупционную нравственную позицию.
Средства телевидения и радио должны развернуть целую серию передач о деятельности правоохранительных и судебных органов в сфере борьбы с коррупцией. Героями этих передач должны стать оперативные работники и следователи, прокуроры и судьи, которые, не поддаваясь на давление и угрозы, невзирая на реальную опасность, выполняют свой профессиональный и гражданский долг. Именно такие примеры должны развенчать созданный в массовом сознании образ коррупционера в погонах и судейской мантии, который по существу затмил самоотверженную работу тысяч сотрудников правоохранительных органов, судей и прокуроров.
Поддержка общественных организаций антикоррупционной направленности. Под эгидой Общественной палаты Российской Федерации следует провести «инвентаризацию» российских неправительственных организаций, занимающихся темой коррупции и правовым просвещением граждан, выделить из их числа наиболее дееспособные, оказывать им государственную финансовую поддержку и объединить в ассоциацию под эгидой Общественной палаты с тем, чтобы придать деятельности этих организаций системный и взаимодополняющий характер.
Эти организации могут проводить опросы общественного мнения, различные исследования по изучению коррупции и противодействия ей, заниматься просветительской антикоррупционной деятельностью. Без привлечения общественности невозможно эффективно противостоять бытовой и низовой коррупции, поскольку на нижних уровнях управления коррупция малочувствительна к импульсам, идущим сверху, и может быть блокирована в первую очередь деятельностью самих граждан и создаваемых ими институтов гражданского общества.
В целях обеспечения информационной прозрачности публичной власти общественные организации могут самостоятельно вести постоянный антикоррупционный анализ ситуации в различных сферах общественной жизни. Например, сегодня чрезвычайную актуальность приобретает общественный мониторинг деятельности судов, правоохранительной системы в целом. Помимо этого общественные организации могут качественно и компетентно осуществлять мониторинг коррупционных ситуаций в сферах образования, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства и в других. Все это, с одной стороны, позволит привлечь к антикоррупционному противодействию все дееспособные силы гражданского общества и активизировать общественную инициативу, а с другой — создать вокруг коррупционеров очаги повышенного риска быть разоблаченными и привлеченными к ответственности в рамках закона.
Проведение в Москве ежегодных Всероссийских антикоррупционных форумов. В них должны принимать участие общественные организации, высшие должностные лица государства, лидеры политических партий, известные деятели науки, культуры и образования, руководители правоохранительных органов. Форумы должен демонстрировать населению России и международной общественности непреклонную волю высшей власти и гражданского общества нашей страны к развертыванию широкого фронта антикоррупционного противодействия. Миссию организатора таких форумов могла бы взять на себя Общественная палата Российской Федерации.
Ежегодное проведение конкурсов среди журналистов «Стоп коррупция!». Учитывая необходимость антикоррупционной активизации журналистского сообщества и положительный опыт проведения такого конкурса в декабре 2006 года под эгидой журнала «Человек и закон», следует ввести в практику ежегодную организацию такого мероприятия с широким освещением его в средствах массовой информации.
Развертывание сети центров бесплатной юридической антикоррупционной помощи. Организация таких центров может базироваться на уже существующих консультационных пунктах различных общественных организаций, в частности так называемых антикоррупционных гражданских адвокатурах, предусматривать привлечение квалифицированных адвокатов для оказания правовой помощи социально уязвимым группам населения. Методическую поддержку таким центрам должны оказывать Минюст России, его территориальные подразделения, научно-образовательные учреждения Генеральной прокуратуры, МВД, других правоохранительных органов, а также высшие учебные заведения юридического профиля, которые могут направлять туда на практику и стажировку своих студентов и аспирантов.
Корректировка образовательных стандартов. Требуется повсеместное введение учебного курса на тему форм и методов противодействия коррупции в образовательные стандарты для системы подготовки и переподготовки государственных и муниципальных служащих. Для этого необходимо сформировать под эгидой одного из научно-образовательных учреждений юридического профиля авторский коллектив с участием специалистов-практиков, который в сжатые сроки сможет решить указанную задачу.
Приоритеты в сфере массовых коммуникаций
Информирование общественности о деятельности органов власти. Подотчетность государственной и муниципальной службы обществу требует введения в действие системы мер, обеспечивающих информирование общественности о подготовке и принятии соответствующих решений органами власти всех уровней, а также о ходе выполнения этих решений. При этом должна быть обеспечена, в частности, прозрачность всех процедур осуществления государственных закупок, приватизации, реализации государственных проектов, выдачи государственных лицензий, государственных комиссионных вознаграждений, правительственных гарантированных займов, бюджетных ассигнований и процедур освобождения от налогов. Для активного участия институтов гражданского общества в борьбе с коррупцией необходимо существенно расширить доступ общественных организаций ко всей информации о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, кроме той, которая составляет государственную, служебную и коммерческую тайну.
В этих целях следует обязать все государственные и муниципальные органы в обязательном порядке публиковать принимаемые ими решения в периодической печати и на своих сайтах в сети Интернет. Несоблюдение этого требования должно влечь за собой серьезные организационные выводы в отношении руководителей этих органов вплоть до освобождения их от занимаемой должности.
Широкое бесплатное распространение информации об административных процедурах. Это позволит населению быть в полной мере информированным о всех установленных правилах и процедурах деятельности государственных и муниципальных органов, исключит использование в коррупционных целях незнания гражданами этих правил, отсутствие двойных стандартов в принятии решений, даче разрешений и удовлетворении просьб. Кроме того, обязать каждое министерство и ведомство, аппараты администраций и мэрий издавать и бесплатно распространять среди граждан справочники, содержащие сведения о структурно-функциональном построении своих органов, телефонные и иные справочники, необходимые для того, чтобы граждане могли полностью ориентироваться в системе административных органов и точно знать, куда, к кому и в каких случаях должны обращаться. Исчерпывающую информацию подобного характера необходимо также публиковать в сети Интернет на сайтах соответствующих органов.
Эффективно противодействовать коррупции можно только системными средствами, вытесняя коррупционные процессы из политической и общественной жизни, экономики и сферы управления. Комплексные меры противодействия должны осуществляться по всем направлениям с учетом установленных приоритетов — правовых, организационных, управленческих, воспитательных и других, в том числе предложенных в настоящем докладе. При этом должны быть задействованы не только инструменты государства, но и гражданского общества. Без общественной инициативы и гражданского контроля снизить масштабы коррупции в России не удастся.

Антикоррупционная политика на региональном и местном уровнях.
Региональные ведомственные антикоррупционные стратегии отличаются узкой направленностью. Они предполагают реализацию мероприятий в одном или нескольких ведомствах на уровне административно-территориального (территориального) образования.
На практике существуют два варианта региональных антикоррупционных стратегий. Первый – антикоррупционная стратегия разработана и принята к исполнению органами власти самого региона. Второй – региональная стратегия является элементом национальной и представляет собой испытательную стадию реализации общегосударственной антикоррупционной стратегии. Успех или провал эксперимента имеет большие последствия, так как от его результатов зависит будущее общегосударственной стратегии.
Региональные ведомственные антикоррупционные стратегии не требуют таких значительных ресурсов, как их более масштабные аналоги, поэтому для начала разработки и реализации антикоррупционной стратегии часто достаточно лишь политической воли руководства региона.
Антикоррупционная политика в России должна рассматриваться в единстве федерального и регионального компонентов. Вместе с тем положительная динамика правового регулирования антикоррупционной деятельности пока отмечается только на федеральном уровне. Поэтому зачастую, в субъектах Региональная и муниципальная власти не спешат озаботиться важностью и своевременностью борьбы с коррупционными проявлениями. РФ на уровне всех ветвей власти о построении сколько-нибудь организованной антикоррупционной политики говорить не приходится, хотя в последнее время есть определенные положительные сдвиги в этом направлении.
Одним из показателей, осложняющих общее положение в делах о региональной и местной коррупции, является закрытость данных дел от общественного контроля. Отчасти это объясняется тем, что преступные нити ведут на самый верх. Прокуратура закрывает громкие дела, или же, многие из тех, которые в конечном итоге дошли до суда, «разваливаются».
Вопрос о политической коррупции в субъектах РФ и муниципальных образованиях самый сложный и острый, так как на федеральном уровне не установлены конкретные обязанности и меры ответственности высокопоставленных чиновников на местах. В то же время законодательство не предписывает организацию и координацию соответствующей антикоррупционной деятельности в субъектах РФ собственными силами. Инициатива же по этому вопросу проявляется далеко не всегда и часто зависит от политической ситуации. Таким образом, местная власть находится вне поля зрения антикоррупционной политики. Это позволяет ей организовывать семейные кланы и преступные синдикаты, которые, действуя в обход закона, расхищают государственную собственность, занимаются государственным рэкетом, осуществляют незаконный протекционизм в своих интересах. При этом суммы взяток исчисляются миллионами долларов.
Многие чиновники – губернаторы, мэры, президенты – находятся на ключевых политических должностях в регионе по два, три срока, и нередко их административный ресурс позволяет отметать все претензии оппонентов и даже федеральной власти, например, следственных органов. Региональным и местным властям нередко население отказывает в доверии. У многих избранников и назначенцев криминальное прошлое. Теневые механизмы власти, негативное правотворчество позволяют им безнаказанно использовать как региональную, так и местную власть и оставаться в управлении регионом и муниципальным образованием практически на несменяемой пожизненной основе. Понимая эту порочную практику, федеральная власть пошла на беспрецедентную реформу регионального управления, изъяв у коррупционеров основной «козырь», их «ширму» - избираемость, которая фактически означала неподотчетность.
Представляется, что приоритеты региональной и муниципальной антикоррупционной политики касаются вопросов правового регулирования и реформирования государственного и муниципального управления (административной системы). Региональный аспект антикоррупционной политики, безусловно, основывается на общегосударственных стандартах, существующих в виде федерального законодательства.
В первую очередь необходимы правовые основы для работоспособного организационного механизма, в который следует включить программу антикоррупционной направленности. Например, Указом губернатора Свердловской области от 6 мая 1996 № 169 года утверждена Программа по борьбе с коррупцией и организованной преступностью в Свердловской области на 1996-1997гг. Аналогичная программа утверждена в Калмыкии на 2005-2006 гг. Основным условием полноценности антикоррупционной программы выступает создание специализированного органа, наделенного самостоятельной компетенцией, или рабочей структуры в виде совещания, комиссии по вопросам коррупции в каждом регионе и по возможности в муниципальных образованиях. (Например, постановление мэра г. Калининграда от 18 марта 1999 г №830 «О городской комиссии по борьбе с преступностью и коррупцией»)
На сегодняшний момент соответствующие структуры созданы примерно в половине субъектов РФ. Нельзя не отметить тот факт, что остается под большим вопросом компетенция подобных структур, периодичность их заседаний и статус принимаемых решений. О низкой эффективности названных антикоррупционных органов говорит отсутствие сколько-нибудь значительных результатов их деятельности.
В субъектах РФ имеет смысл дальнейшее распространение опыта правового регулирования противодействия коррупции, связанного с принятием законов. В частности, приняты закон республики Башкортостан, Закон Саратовской области «О противодействии коррупции» и др. В Калининградской области с августа 2002 года действует Закон о «О порядке предоставления информации органами государственной власти», который регулирует механизм доступа к официальным документам и материалам, заседаниям органов государственной власти, а также случаи ограничения доступа. Упорядочены и вопросы предоставления материалов и документов на основании запросов. Этот региональный Закон вполне может стать основой для соответствующего федерального закона и модельным для иных субъектов РФ. В других субъектах и практически во всех муниципальных образованиях законодательные и иные нормативно-правовые акты антикоррупционной направленности не приняты, имеющиеся уже устарели или регулируют очень ограниченный круг вопросов.
Несмотря на принятие ФЗ от 27 июля 2004 года № 79 – ФЗ «О государственной гражданской службе РФ», проблема коррупции неполитических чиновников в регионах не снята. Многие из них являются служащими государственных организаций коммерческого и социально-культурного назначения. У таких «государственных» служащих конфликт интересов еще более очевиден, но они не вошли в число объектов антикоррупционного регулирования. На местном уровне действует ФЗ от 8 января 1998 года, № 8-ФЗ «Об основах муниципальной службы в РФ», который также требует внесения дополнений и изменений.
В субъектах Федерации и муниципальных образованиях необходимо предусмотреть обязательность антикоррупционной экспертизы законопроектов и прочих правовых актов. На региональном и местном уровнях следует проводить мониторинг антикоррупционной ситуации по открытому и честному распределению ресурсов. В республике Марий Эл прокурором создана межведомственная специальная группа, которая отслеживает правительственные акты, в которых содержатся сведения о перемещении государственных средств, оценивает имеющуюся оперативную информацию на предмет достаточности оснований для возбуждения уголовного дела, планирует оперативные и следственные действия, направленные на получения и закрепления доказательств. За неполный год выявлено более 120 преступлений против интересов государственной службы, в том числе 56 против взяточничества.
Отдельные структуры гражданского общества, в частности объединения предпринимателей, могут при желании внести заметный вклад в дело эффективного осуществления антикоррупционной политики. Так, уральские предприниматели подняли настоящий бунт, заявив, что им надоело бороться против рэкетиров из государственных кабинетов, поэтому будут сдавать правоохранительным органам всякого начальника, который потребует взятку. И вот результаты – по сравнению с тем же периодом прошлого года количество выявленных фактов служебных злоупотреблений выросло почти на 70%, а дел о взяточничестве примерно на 18%.
В Приморском крае на протяжении длительного периода времени борьба с коррупцией фактически отсутствовала, и только в последнее время появились проекты региональных антикоррупционных программ, которые в основном были заимствованы их других регионов, наиболее успешно и эффективно реализующих подобные проекты. К числу таких регионов можно отнести Республику Татарстан. Если подробно проанализировать антикоррупционный проект этого региона, то можно сделать вывод, что он строится на следующих аспектах и рекомендациях:
• Издать организационно-распорядительные акты, предусматривающие конкретные мероприятия по реализации антикоррупционной политики, в том числе о возложении ответственности за организацию и результативность данной деятельности на первых заместителей руководителей, о формировании постоянных рабочих групп по вопросам реализации антикоррупционной политики и т.п.
• Разработать ведомственные антикоррупционные программы, а в необходимых случаях внести коррективы в принятые программы с учетом складывающейся обстановки, предусмотрев в них меры, направленные на выявление и устранение причин и условий, способствующих проявлению коррупции
• Образовать группы, сектора с функциями внутреннего контроля за деятельностью сотрудников, в том числе контроля в соответствии с действующим законодательством за имущественным положением лиц, замещающих должности государственной гражданской службы Республики Татарстан (по типу служб собственной безопасности правоохранительных органов)
• Регулярно проводить анализ исполнения ведомственных антикоррупционных программ, результаты рассматривать на заседаниях коллегий, оперативных совещаниях
• Проводить обобщение по заявлениям граждан на предмет наличия в них информации о нарушениях закона со стороны государственных и муниципальных служащих. На основе данного анализа организовывать принятие мер, направленных на недопущение впредь подобных нарушений.
• Обеспечить участие в работе представителей общественных организаций, имеющих соответствующий опыт
• Осуществить комплексные проверки образовательных учреждений по порядку привлечения внебюджетных средств и целевому их использованию
• Систематически осуществлять мониторинг коррупционных правонарушений
• Разработать и внести предложения об установлении единой системы учета коррупционных правонарушений, в том числе коррупционных преступлений, включая меры правового реагирования: факты осуждения и меры наказания, увольнение, отстранение от должности (дисквалификация)
• Организовать ведение реестра лиц, которые в соответствии с судебными решениями подвергнуты мерам юридической ответственности за совершение коррупционных преступлений. Обеспечить доступ к информации гражданам и общественным организациям
• Организация мониторинга состояния коррупции и результативности антикоррупционной деятельности
• Регулярно обобщать и внедрять положительный опыт работы по противодействию коррупции регионов Российской Федерации, ближнего, дальнего Зарубежья
• Регулярно обобщать состояние законности и следственно-судебную практику о преступлениях коррупционной направленности, при необходимости рассматривать эти вопросы на координационном совещании руководителей правоохранительных органов
• Провести научные исследования по вопросам борьбы с коррупцией и разработать методические рекомендации по выявлению и пресечению коррупционных деяний государственных и муниципальных служащих
• Провести изучение процессов, связанных с выделением земельных участков под строительство жилья, помещений для коммерческих структур, сдачей в аренду помещений коммерческим структурам. В случае выявления нарушений к виновным принимать меры в соответствии с действующим законодательством
• Провести комплексные целевые проверки на предмет выявления допускаемых нарушений в сферах, где наиболее высоки коррупционные риски:
• центрах занятости при оформлении справок на выплату пособий по безработице;
• органах социальной сферы при начислении пенсий, пособий, льгот при усыновлении детей, оформлении опекунства;
• учреждений здравоохранения при выдаче справок по нетрудоспособности, лицензий на занятие частной практикой, заключений по инвалидности, об освобождении от прохождения воинской службы и т.д.
• По выявленным нарушениям принимать меры в соответствии с законом.
• Провести проверку деятельности предприятий жилищно-коммунального хозяйства по предоставлению услуг (прописка, проживание, захоронение на кладбище, регистрация и бытовое устройство мигрантов, вынужденных переселенцев, военнослужащих и т.д.), выдача различных справок, выделению земли и разрешение на пристрой к домам, строительство гаражей, автостоянок и т.д.
• С целью единого подхода к вопросам профилактики коррупционных проявлений рекомендовать руководителям органов местного самоуправления ввести в штатные расписания должности помощников глав администраций по вопросам борьбы с преступностью и коррупцией
• Представление в МВД Российской Федерации отдел по реализации антикоррупционной политики Республики Татарстан информации о размещении заказов, регистрации государственных и муниципальных контрактов, а также исполнении бюджетных обязательств по ним (электронном носителе).
В свою очередь проект ДВ региона не уступает, а в чем-то даже дополняет проект Республики Татарстан.

Если же попытаться сравнить эти два проекта, то можно констатировать, что проект ДВ региона базируется на той базе и тех рекомендациях, которыми поделились более успешные регионы, с учетом положений Концепций административной реформы в РФ. Так как необходимым условием для достижения заявленных в административной реформе целей является ликвидация коррупции в органах государственной власти, которая стала важнейшей проблемой, препятствующей повышению эффективности государственного управления.
Программа разработана на основе Конституции Российской Федерации и Конституции (Основного закона) субъекта Российской Федерации с учетом:
Федерального закона от 27 июля 2004 № 79-ФЗ
«О государственной гражданской службе Российской Федерации»;
Уголовного кодекса Российской Федерации;
Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
Указа Президента Российской Федерации от 12 августа 2002 № 885 «Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих»;
Указа Президента Российской Федерации от 4 марта 2007 № 885 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов»;
распоряжения Правительства Российской Федерации
от 25 октября 2005 г. № 1789-р «О концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006-2008 годах».
Планируется, что данная антикоррупционная программа будет реализована в течение трех лет (с 2007 по 2010 гг.). Первый этап реализации Программы – второе полугодие 2007 года – первое полугодие 2008 года: разработка и приятие необходимого нормативного правового и методического обеспечения, должностных и административных регламентов.
Второй этап реализации Программы – второе полугодие 2008 года - 2010 год: реализация основных мероприятий программы.
Что касается выработанных программных мероприятий, то они в них можно выделить несколько составляющих
Образование при высшем исполнительном органе государственной власти субъекта Российской Федерации комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов и обеспечение ее деятельности, возложение полномочий по противодействию коррупции на подразделение по вопросам государственной службы и кадров, проведение иных подготовительных мероприятий
Основной деятельностью уполномоченного структурного подразделения является координация антикоррупционной политики и контроль за ее проведением, в том числе осуществление служебных проверок, что предполагает выработку и реализацию системы мер, направленных на устранение причин и условий, порождающих коррупцию.
Совершенствование организации деятельности субъекта Российской Федерации по размещению государственных заказов
Информация о результатах мониторинга соблюдения требований закона должна размещается на официальном Интернет-сайте высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, что способствует открытости и гласности, принимаемых властями решений. По опыту Сеула мы видим, что это действительно эффективный инструмент в борьбе с таким негативным явлением.
Организация проведения экспертизы нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации и их проектов в целях выявления в них положений, способствующих проявлению коррупции
С целью проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации правовое подразделение высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации ежеквартально должно представлять на утверждение высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации перечень нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, требующих в первоочередном порядке проведения антикоррупционной экспертизы. Антикоррупционная экспертиза – очень действенный способ для снижения уровня коррупции, причем рассчитанный по своей природе, скорее на перспективу, на пресечение потенциальных возможностей коррупционных проявлений. Отчасти, это как раз и есть заимствование зарубежного опыта, очень полезного и достаточно эффективного. Однако мы знаем, что сам процесс проведения антикоррупционный экспертизы довольно длительный и не такой простой, как изначально может показаться, так как для реализации этого механизма требуются специально обученные профессионалы, да и проведение антикоррупционной экспертизы большей части нормативно-правовых документов нереально чисто теоретически, на это просто не хватит ни специалистов, ни времени, которое требуется в огромных количествах для столь кропотливого труда. Поэтому, на наш взгляд, сама идея носит положительный и инновационный характер, но с ее реализацией могут возникнуть проблемы на первоначальном этапе.
Формирование перечня должностей, в наибольшей степени подверженных риску коррупции (коррупциогенных должностей), а также примерного перечня коррупционных действий и проявлений в деятельности государственных гражданских служащих субъекта Российской Федерации
Перечень позволит локализовать и сконцентрировать усилия по противодействию коррупции в отношении должностных лиц, замещающих коррупциогенные должности. В проекте наиболее подробным образом регламентированы параметры, по которым будут устанавливаться перечни коррупциогенных должностей. Это, люди, деятельность которых в силу занимаемой ими должности, связана с непосредственным предоставлением государственных услуг заявителям, а также иными непосредственными контактами с гражданами и организациями; осуществлением контрольных и надзорных мероприятий; подготовкой и принятием решений о распределении бюджетных средств, субсидий, межбюджетных трансфертов, а также распределением ограниченного ресурса (квоты, частоты, участки недр и др.); подготовкой и принятием решений, связанных с осуществлением государственных закупок; подготовкой и принятием решений по выдаче лицензий и разрешений; осуществлением регистрационных действий; подготовкой и принятием решений по целевым программам, государственным капитальным вложениям и другим программам, предусматривающим выделение бюджетных средств; подготовкой и принятием решений, связанных с назначениями на коррупциогенные должности. Перечни коррупциогенных должностей утверждаются актами руководителей соответствующих государственных органов по согласованию с Комиссией. Возникает вопрос, удастся ли здесь избежать коррупционных проявлений, так как не регламентирован вопрос каким образом будет формироваться комиссия, каковы критерии отбора кандидата. То есть, если подойти к данному предложению с другой стороны, то можно усомниться в том, может ли получиться реальная борьба с таким негативным явлением как коррупция, или же это будет имитация борьбы с ней, какую мы наблюдаем уже не первый год подряд не только на примере Приморского края, но и России в целом.
Формирование системы мер дополнительного стимулирования для государственных гражданских служащих, замещающих коррупциогенные должности («компенсационного пакета»)
Формирование системы мер дополнительного стимулирования для государственных гражданских служащих субъекта Российской Федерации, замещающих коррупциогенные должности («компенсационного пакета»), предполагает разработку и внедрение в органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации системы оплаты труда государственных служащих, занимающих коррупциогенные должности, пропорциональной потенциальным рискам коррупционных проявлений и возможным незаконным вознаграждениям за коррупционные действия при исполнении должностных обязанностей в сфере компетенции данного государственного служащего.

Заслуживают внимания и другие положения проекта, такие как
Внедрение механизмов дополнительного внутреннего контроля деятельности государственных гражданских служащих органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, замещающих коррупциогенные должности.
Отдельным направлением внутреннего контроля должна стать система постоянного мониторинга имущественного положения должностных лиц, в том числе на основе выборочного анализа деклараций о доходах и имуществе, принадлежащем должностным лицам на праве собственности, а также организация анализа стиля жизни тех должностных лиц, в отношении которых имеются жалобы граждан и организаций, негативные публикации в СМИ, а также планируется применение технических средств контроля исполнения должностными лицами, замещающими коррупциогенные должности в органах исполнительной власти субъекта Российской Федерации, своих должностных обязанностей. В данном случае имеется в виду использование современных технологий, позволяющих получать дополнительную информацию об исполнении должностным лицом своих должностных обязанностей. В этих целях могут использоваться средства видеонаблюдения в местах предоставления государственных услуг, где происходит прием и непосредственное общение с заявителями.
Обеспечения доступа граждан и организаций к информации о деятельности органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации.
С этой целью, а также для обеспечения информационной открытости и контроля за предоставлением государственных услуг и исполнением государственных функций, исполняемых в связи с запросом заявителя, высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации в качестве необходимого элемента своего официального Интернет-сайта создает раздел, посвященный предоставлению государственных услуг и исполнению государственных функций органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, связанных с непосредственным взаимодействием с гражданами и организациями.
В целом бы хотелось отметить положительные сдвиги в антикоррупционной политике региона. Хотелось бы надеяться, что с помощью реализации этой программы в Приморском крае удастся значительно снизить уровень коррупции.

Обзор СМИ по коррупционной преступности в ДФО РФ
(май- август 2007 г.)
В последнее время Дальний Восток и Приморский край, в частности, сотрясают громкие коррупционные скандалы, связанные с деятельностью чиновников различного уровня.
Первой громкой новостью в мае 2007 года, освещенной в СМИ, стало сообщение о том, что прокуратурой Хабаровского края предъявлено обвинение заместителю начальника Хабаровского управления внутренних дел по экономической безопасности полковнику милиции Андрею Малову в злоупотреблении должностными полномочиями (ч.3 ст. 285 УК РФ).
Уголовное дело в отношении него и начальника оперативно-розыскной части управления внутренних дел края подполковника милиции Виктора Парфенова было возбуждено 25 апреля 2007 года. Установлено, что Малов и Парфенов оказывали содействие гражданке Китайской Народной Республики Линь Чунься в перевозке незаконно заготовленной лесопродукции с территории Хабаровского края в Китайскую Народную Республику.
В марте сего года сотрудниками ГИБДД по Хабаровскому краю были задержаны 12 машин-лесовозов, в которых гражданами Китайской Народной Республики перевозилось более 305 кубометров древесины стоимостью более 500 тыс. рублей. При этом документов на лесоматериалы не имелось.
Парфенову и Малову стало известно, что районным отделом внутренних дел по данному факту проводится проверка и изъятые лесоматериалы принадлежат Линь Чунься.
С целью возвращения изъятой лесопродукции Парфенов по согласованию с Маловым истребовал все материалы из районного отдела внутренних дел и вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое утвердил Малов. В результате чего изъятая продукция была возвращена.
В этот же день (4 мая) вышел ряд не мене интересных публикаций в СМИ Приморского края.
Как сообщила старший помощник прокурора Приморского края Ирина Номоконова, 4 мая приморским краевым судом вынесен обвинительный приговор Антону Самойлову, бывшему прокурору Ольгинского района Приморского края. Самойлова Антона Валерьевича признали виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «г» части четвертой статьи 290 Уголовного кодекса Российской Федерации - получение должностным лицом взятки в крупном размере.
В ходе судебного разбирательства установлено, что Самойлов А.В. требовал взятку у генерального директора ОАО «Рыболовецкий колхоз «Моряк-Рыболов» Лазарева А.С. за оказание содействия в прекращении уголовного дела, возбуждённого в отношении него по части первой статьи 199.1 УК РФ - неисполнение обязанностей налогового агента, предварительное расследование по которому производилось прокуратурой Ольгинского района.
Самойлов предложил подозреваемому Лазареву за взятку в сумме 50 тысяч долларов США прекратить уголовное дело в отношении него в ходе следствия или в суде в связи с деятельным раскаянием либо изменением обстановки. В апреле-мае 2006 года Самойлов получил от Лазарева в счёт оговоренной взятки десять тысяч долларов США, после чего был задержан.
Суд согласился с мнением государственного обвинения, признал бывшего прокурора виновным в совершении указанного преступления и приговорил его к восьми годам лишения свободы с отбыванием меры наказания в исправительной колонии строгого режима.
Месяц май в Приморском крае как никогда стал «урожайным» на всякого рода коррупционные разоблачения. Так, приговором Федерального суда Ленинского района г. Владивостока бывший мэр г. Владивостока Копылов Юрий Михайлович признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации (превышение должностных полномочий). Предварительным следствием Копылову Ю.М. вменялось в вину совершение действий, явно выходящих за пределы полномочий главы органа местного самоуправления и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, а также охраняемых законом интересов общества и государства.
В ходе судебного разбирательства установлено, что Копылов Ю.М., являясь выборным должностным лицом – главой администрации муниципального образования «город Владивосток», в нарушение требований Бюджетного кодекса Российской Федерации и регионального законодательства самовольно, без согласования с органом представительной власти и без проведения обязательного конкурса на размещение муниципального заказа, заключил от имени администрации г. Владивостока договор с обществом с ограниченной ответственностью «Сирояма» на поставку материалов для устройства колумбария для участников Великой Отечественной войны на общую сумму 3 821 210 долларов США, что на момент заключения договора составляло более 115 миллионов рублей. Причём в бюджете города денежные средства, необходимые для строительства колумбария, предусмотрены не были.
Затем Копылов Ю.М. издал постановление главы администрации города, в соответствии с которым финансовым управлением администрации г. Владивостока в период с 21 ноября по 24 декабря 2003 года на счёт ООО «Сирояма» из бюджета города были перечислены шесть миллионов пятьсот тысяч рублей.
Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Приморского края от 19 октября 2004 года по иску прокуратуры Приморского края к администрации г. Владивостока заключённый Копыловым Ю.М. договор был признан недействительным в связи с нарушением требований закона. Кроме того, Арбитражный суд Приморского края 11 января 2006 года вынес решение о взыскании с администрации города Владивостока в пользу ООО «Сирояма» денежных средств в размере 21 578 368 рублей в качестве стоимости неосновательно приобретённого имущества по указанному договору. Таким образом, действия Копылова Ю.М. повлекли существенное нарушение прав и законных интересов муниципального образования «город Владивосток», граждан – жителей города и ООО «Сирояма».
Суд согласился с мнением государственного обвинения и признал Копылова Ю.М. виновным в совершении вменяемого ему преступления. С учётом всех обстоятельств дела и личности подсудимого суд назначил Копылову Ю.М. меру наказания в виде четырёх лет лишения свободы условно с испытательным сроком в два года с лишением права занимать руководящие должности в органах местного самоуправления сроком на два года.
Помимо коррупции в муниципальных и правоохранительных органах в СМИ 7 мая была освещена тема коррупции в сфере образования. Так, в суд было направлено уголовное дело в отношении директора муниципальной общеобразовательной вечерней школы города Советская Гавань Хабаровского края И.Кузнецова, которая за взятку изготавливала подложные государственные аттестаты о среднем образовании.
Как сообщили в прокуратуре Хабаровского края, директор школы обвиняется в получении взятки и служебном подлоге. Органами предварительного следствия установлено, что в июне 2003 года за денежное вознаграждение в сумме 1000 рублей, полученное от гражданина В.Балакина, И.Кузнецова изготовила для него подложный государственный аттестат о полном среднем образовании. Балакин, от уголовной ответственности за дачу взятки освобожден, поскольку добровольно заявил об этом в правоохранительные органы.
В июне 2006 года И.Кузнецова аналогичным способом, за изготовление подложного аттестата о полном среднем образовании на имя С. Салаускас получила взятку в сумме 2000 рублей от Н. Ращупкиной. В связи с отсутствием оснований для освобождения от уголовной ответственности, материалы в отношении Ращупкиной выделены в отдельное производство и в отношении ее возбуждено уголовное дело за дачу взятки. И.Кузнецова и Ращупкина в ходе расследования дела полностью признали себя виновными.
Судя по материалам СМИ, сложной является коррупционная ситуация и в Амурской области. Так, 2 мая 2007 г. было предъявлено обвинение бывшему исполняющему обязанности генерального директора государственного унитарного предприятия области Медицинская страховая компания «Дальмедстрах» Диденко Михаилу Илларионовичу в хищении чужого имущества (ч. 3 ст. 160 УК РФ).
По сообщению прокуратуры Амурской области, следствием установлено, что Михаил Диденко на основании договора был наделен правом распоряжаться денежными средствами, вверенными Амурскому областному фонду обязательного медицинского страхования. Он должен был перечислить более 400 тыс. руб. на счета лечебно-профилактических учреждений Амурской области для проведения мероприятий по пропаганде здорового образа жизни, санитарных знаний и гигиенического воспитания населения.
Вместо выполнения договорных обязательств Михаил Диденко договорился с одним из руководителей коммерческой фирмы города Благовещенска обналичить 300 тысяч рублей из денежных средств, которые переведет государственное унитарное предприятие (ГУП) Медицинская страховая компания «Дальмедстрах» на счет коммерческой фирмы. На основании письменного приказа Михаила Диденко ГУП Медицинская страховая компания «Дальмедстрах» перечислила на счет коммерческой фирмы более 400 тысяч рублей. Получив наличными 300 тысяч рублей, руководители коммерческой фирмы передали их Диденко.
Дальнейшее развитие этой ситуации мы постараемся проследить в последующих публикациях, т.к. расследование уголовного дела продолжается.
Но все же главной новостью в Амурской области стала отставка 10 мая губернатора Амурской области Леонида Коротков в связи с утратой доверия президента В.В. Путина.
18 апреля прокуратура Амурской области возбудила против Л.В. Короткова несколько уголовных дел, а уже 2 мая предъявила обвинение в халатности, превышении и злоупотреблении должностными полномочиями. Как считает следствие, по вине Короткова области нанесен ущерб на сумму более 120 млн. рублей. Губернатор Приамурья, во-первых, «забил» расходы на содержание футбольного клуба «Амур» в энерготарифы для населения, во-вторых, без конкурса приобрел для государственных нужд дорожную технику и легковые автомобили, в-третьих, незаконно (по версии обвинения) выделял средства из резервного фонда администрации.
Понятно, что до вступившего в силу решения суда никто не может быть назван виновным, однако для утраты доверия президента, по-видимому, оказалось достаточно самого факта возбуждения уголовных дел. В обращении к приамурцам, опубликованном сразу после отставки, Коротков заявил: «Печально, что президент, занятый важными государственными делами, не нашел возможности лично встретиться со мной, выслушать мою точку зрения на происходящее… Продолжая сотрудничество со следствием, буду свою невиновность доказывать следствию и суду».
Говоря о майских разоблачениях, хотелось бы рассказать еще о двух новостях, не вызвавших особого резонанса в СМИ, но тоже представляющих, по нашему мнению, определенный интерес.
Так, прокуратурой Михайловского района Приморского края возбуждено уголовное дело в отношении судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов Михайловского района Костенко Валерии Леонидовны по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).
Как полагает следствие, пристав-исполнитель Костенко В.Л. в марте 2007 года, выполняя свои должностные обязанности по исполнительному производству в отношении должника Ч., получила от должника деньги в сумме 5.430 рублей в качестве оплаты штрафа по решению мирового суда. Однако указанную сумму в установленном законом порядке Костенко В.Л. в кассу не внесла, а присвоила себе и распорядилась деньгами по собственному усмотрению.
Прокуратурой Костенко В.Л. предъявлено обвинение в совершении указанного преступления, в отношении неё избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Предварительное расследование по данному уголовному делу производится прокуратурой Михайловского района Приморского края.
10 мая прокуратурой того же Михайловского района Приморского края направлено в суд уголовное дело по обвинению главы Ширяевской сельской администрации Ковалева Геннадия Владимировича в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).
Как полагает следствие, Ковалев Г.В. в период с 2000 по 2005 годы, используя свои должностные полномочия главы сельской администрации, лично изготовил комплект подложных документов от имени жителей села Ширяевка Михайловского района, якобы нуждающихся в деловой древесине для ремонта разрушенных домов.
На основании этих подложных документов Ивановским лесхозом выделялись участки лесного фонда на вырубку деловой древесины для указанных Ковалёвым Г.В. граждан, которые на самом деле и представления не имели о выделенных им лимитах. К заготовке древесины Ковалёв Г.В. привлёк двух своих знакомых, которые затем её реализовывали по своему усмотрению, а деньги тратили на собственные нужды.
Таким образом, по вине Ковалёва Г.В. незаконно было вырублено несколько сотен кубических метров деловой древесины. На предварительном следствии Ковалёв свою вину признал полностью и пояснил, что документы подделал с целью повышения ежегодных лимитов древесины, выделяемой администрацией Приморского края на нужды Ширяевской сельской администрации.
Начало июня ознаменовалось завершением расследования и передачей в суд уголовного дела в отношении оперуполномоченного отдела по налоговым преступлениям УВД Хабаровского края, капитана милиции Владимира Коваленко, начальника хозяйственного отдела ФГУ «Дальневосточное окружное управление материально-технического и военного снабжения МВД России» полковника внутренней службы Виктора Чаленко и гражданина В.С. Бахмутского.
Как сообщили корреспонденту РИА «Восток-Медиа» в прокуратуре Хабаровского края, органами следствия Коваленко обвиняется в получении взятки в крупном размере, Чаленко и Бахмутский в пособничестве в получении взятки в крупном размере.
Органами следствия установлено, что Коваленко совместно с ранее знакомыми ему Бахмутским и Чаленко разработали план преступления. В соответствии с ним Коваленко и другие сотрудники милиции, не посвященные в их преступные намерения, должны подыскать граждан КНР, у которых в городе Хабаровске имеются большие партии нереализованных товаров народного потребления. Планировалось, что Коваленко, используя свои служебные полномочия, изымет товары народного потребления у граждан КНР, опечатав складское помещение. Затем, потребует через Бахмутского и Чаленко у владельцев имущества денежные средства в размере 20 000 долларов США за освобождение товара.
При передаче денег Бахмутский и Чаленко были задержаны сотрудниками УФСБ по Хабаровскому краю.
Прокуратурой Приморского края предъявлено обвинение в окончательной формулировке депутату Законодательного Собрания Приморского края Мудрову Дмитрию Юрьевичу.
Кроме того, 4 июня 2007 года Приморским краевым судом оставлено без изменения постановление судьи Ленинского районного суда города Владивостока от 14 мая 2007 года о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Д.Ю. Мудрова до 24 июля 2007 года. Кассационные жалобы адвокатов в интересах обвиняемого Д.Ю. Мудрова оставлены без удовлетворения.
Органами предварительного следствия Мудрову предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных частью первой статьи 285 (злоупотребление должностными полномочиями), частями третьей и четвёртой статьи 159 (мошенничество, совершённое лицом с использованием своего служебного положения, в крупном и особо крупном размере), частью третьей статьи 160 (растрата, то есть хищение чужого имущества вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере) Уголовного кодекса Российской Федерации.
Как полагает следствие, начальник Управления научно-исследовательского флота Дальневосточного отделения Российской академии наук Д.Ю. Мудров путём заключения фиктивных договоров тайм-чартера на научно-исследовательские суда, входящие в состав флота ГУ УНИФ ДВО РАН, совершил хищение денежных средств в сумме более восьми миллионов рублей.
Заключая договоры с подставной компанией о передаче судов в аренду по явно заниженной ставке - 100 долларов США в сутки, Д.Ю. Мудров затем передавал эти же суда в субаренду реальному юридическому лицу по ставке от двух до пяти тысяч долларов США в сутки.
Поступившие на расчётный счёт подставной компании деньги были израсходованы Д.Ю. Мудровым и его соучастниками на собственные нужды. В результате преступных действий Мудрова., связанных с использованием им своих служебных полномочий, ГУ УНИФ ДВО РАН причинён материальный ущерб на сумму более 350 тысяч рублей. Кроме того, Мудрову предварительным следствием вменяется в вину растрата вверенного ему дизельного топлива стоимостью свыше семисот тысяч рублей. Предварительное расследование по данному уголовному делу близится к завершению.(7)
Прокуратура Якутии направила в суд уголовное дело по обвинению конкурсного управляющего ГУП НАК «СахаАвиа» Сергея Бутаева в совершении хищения имущества предприятия на сумму более 6 млн. рублей и неправомерных действиях при банкротстве, выразившихся в незаконном отчуждении имущества на сумму 1 млн. 650 тыс. рублей.
Предварительным следствием установлено, что арбитражный управляющий ГУП АНК «Саха Авиа» Бутаев, используя служебное положение, с целью хищения имущества, в нарушение требований законодательства «О несостоятельности (банкротстве)» заключал договоры купли-продажи векселей, принадлежащих ГУП НАК «Саха Авиа», с различными фирмами, переводил на счета данных предприятий денежные средства ГУП НАК «Саха Авиа». Оплата за векселя производилась лишь частично. Как установило следствие, большая часть денежных средств похищена Бутаевым и использована на личные нужды. Кроме того, Сергей Бутаев лично обналичивал векселя ГУП НАК «Саха Авиа» и присваивал часть денежных средств, вырученных после обналичивания данных векселей.(9)

6 июля по ходатайству краевой прокуратуры судом отстранен от должности руководитель департамента имущественных отношений администрации края Владимир Книжник, в отношении которого возбуждено уголовное дело по статье 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Настоящее уголовное дело возбуждено прокуратурой Приморского края 4 июня 2007 года в отношении Книжника В.А. по факту превышения им должностных полномочий при отчуждении из государственной собственности Приморского края здания "Приморской государственной публичной библиотеки им. А. М. Горького, являющегося памятником истории и культуры. Интересным фактом является то, что этот объект не был включен в официальную программу приватизации Приморского края, утвержденную на 2007 год депутатами Законодательного Собрания Приморского края.
Как полагает следствие, в результате незаконных действий Книжника из государственной собственности Приморского края отчуждено 50 объектов недвижимости, расположенных в городах Владивостоке и Артеме, часть из которых является памятниками истории и культуры, а бюджету Приморского края причинен ущерб на сумму свыше 70 миллионов рублей.
А следующим стал вице-губернатор Приморья Александр Шишкин. 25 июля Шишкин был задержан при получении взятки в сумме 1 млн. 200 тысяч рублей. Но в поле зрения правоохранительных органов он попал гораздо раньше.
Александр Михайлович - самый «молодой» приморский вице-губернатор: он был назначен на эту должность в начале июня, а до тех пор руководил КГУП «Приморский водоканал» (после назначения Шишкина вице-губернатором обязанности руководителя водоканала стал исполнять главный инженер предприятия Юрий Гуртяков). 19 июля заместителем генпрокурора РФ в ДВФО Юрием Гулягиным было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного пунктами «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере группой лиц по предварительному сговору или организованной группой) в отношении самого Шишкина, Гуртякова, а также Виктора Клюса - директора Артемовского филиала «Приморского водоканала» (не путать с депутатом Госдумы Виктором Клюсом). По версии прокуратуры, эти лица, злоупотребляя своим служебным положением, «умышленно вносили завышенные требования в техническую документацию с целью последующего вымогательства денежных средств с участников хозяйственной деятельности, осуществляющих строительство на территории Приморского края». Производство предварительного следствия по делу поручено группе следователей во главе со следователем по особо важным делам Управления Генпрокуратуры РФ в ДВФО Сергеем Аксаментовым. Обвинение Шишкину, Гуртякову и Клюсу пока не предъявлено.
На первый взгляд задержание и заключение под стражу вице-губернатора Шишкина продолжает череду громких приморских «посадок», инициированных генеральной прокуратурой (тем более что тот же Сергей Аксаментов, как известно, расследует «дело Николаева»). Более того, трудно не воспринимать «дело Шишкина» в качестве начавшегося подкопа под губернатора Сергея Дарькина. Задержание Александра Шишкина стало важным прецедентом: впервые под стражей оказался действующий вице-губернатор (хотя, по неофициальным данным, уголовные дела также возбуждены в отношении двух или трех бывших вице-губернаторов Приморья, покинувших свои посты в прошлом году).
С другой стороны, если уж вести речь о «подкопе под губернатора», то гораздо уместнее вспомнить недавнее отстранение от должности Владимира Книжника - руководителя департамента имущественных отношений краевой администрации. Наконец, с третьей стороны, хоть уголовное дело и возбуждено по «водным» делам, но 25 июля при получении взятки был задержан не директор водоканала, а действующий вице-губернатор, что не может не подталкивать к определенным выводам насчет кадровой работы в «Белом доме».
У «дела Шишкина» есть еще одно измерение. В начале года во Владивостоке получил распространение слух, согласно которому на пост следующего мэра краевого центра будто бы намерены претендовать как минимум трое: депутаты Законодательного собрания Руслан Кондратов и Петр Савчук, а также руководитель «Примводоканала» Александр Шишкин. В этом разрезе велик соблазн рассматривать помещение Шишкина под стражу в качестве происков неких конкурентов или недругов вице-губернатора, не желающих его участия в борьбе за кресло мэра.
Но это не более чем версии, поскольку официальной информации по этому поводу нет. Впрочем, как нет и такого вице-губернатора, по крайней мере, если судить по официальному сайту администрации.
Ошибаются те местные жители, которые полагают, что уголовные дела возбуждают лишь на Приморских крупных чиновников (городского и краевого уровня), депутатов (Законодательного собрания ПК), руководителей силовых ведомств (Дальневосточного таможенного управления и т. д.) и «авторитетных» бизнесменов. Борьба с коррупцией ведется на всех региональных фронтах. Громкие расследования и суды проходят в Петропавловске-Камчатском, Паланге, Якутске, Благовещенске. И соседний Хабаровск не является исключением.
Здесь заключен под стражу заместитель главы города по строительству Виктор Новицкий. Ему инкриминируют служебные нарушения в сфере землепользования, незаконной выдачи подрядов на строительные работы. Однако пока доказанным является только эпизод с предоставлением помещения в здании комитета по архитектуре и градостроительству одной из местных управляющих компаний без взимания арендной платы.
В столице соседей также муссируются слухи о нависшей угрозе над мэром Хабаровска Александром Соколовым. Однако один информированный высокопоставленный чиновник городской администрации сообщил газете «Владивосток» о беспочвенности таких разговоров. Соколов является ставленником губернатора края Виктора Ишаева, а тому на прошлой неделе президент страны выдал новый «мандат доверия».
В силовых ведомствах Приамурья тоже не все гладко. Возбуждено уголовное дело против начальника финансового отдела УВД края, отстранен от должности и.о. начальника ГИБДД края, задержано несколько генералов и старших офицеров в Дальневосточном военном округе.
Отдельно стоит сказать о почетном жителе Хабаровска Викторе Лопатюке, построившем на свои средства спортивно-концертный комплекс «Платинум-Арена» и долгие годы содержавшем команду мастеров и ДЮСШ по хоккею с шайбой. Известный в регионе предприниматель и меценат после убийства его супруги продал весь свой бизнес и улетел на постоянное место жительства в США. Прибыльную артель «Амур» по добыче золота и платины купил нефтеперерабатывающий гигант НК «Альянс». Однако сейчас правоохранительные органы Дальнего Востока объявили Лопатюка в розыск и пытаются добиться его экстрадиции на родину, причем претензии не афишируются.
Дальневосточное таможенное управление (ДВТУ) было потрясено еще одним скандалом: под следствием за крупномасштабные поборы с участников внешнеэкономической деятельности оказались сразу семь сотрудников Находкинской таможни. Точнее, семеро представителей отдела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) поста «Морской порт Восточный» могут в ближайшие дни оказаться в СИЗО.
Как рассказал корреспонденту газеты «Владивосток» находкинский транспортный прокурор Денис Бабиков, задержание шестерых сотрудников ОТО и ТК и арест начальника данного отдела стали возможными благодаря совместной разработке, проведенной силами Находкинской транспортной прокуратуры и отдела собственной безопасности (ОСБ) Находкинской таможни. Оперативная информация о том, что четыре группы таможенников требуют от декларантов взятку за ускоренное оформление документов, появилась в феврале 2007 года, когда в отдел пришел новый начальник. Тот установил новое правило: незаконно собираемые с участников ВЭД деньги должны собираться в «общий котел», из которого потом, с учетом индивидуальных заслуг каждого, ежемесячно выдавалась «черная зарплата».
По версии следствия, ежемесячно компания из семи таможенников собирала 60 - 80 тысяч долларов США. Руководителя этого «котла» по ходатайству прокуратуры арестовали, а остальные шесть человек поначалу начали сотрудничать со следствием, давая развернутые показания. Теперь ряд подозреваемых отказывается от своих первоначальных показаний, объясняя, что их шантажировали, на них давили, запугивали и даже били!
Находкинская транспортная прокуратура пока воздерживается от громких заявлений, но уже сегодня совершенно понятно: это задержание – далеко не последнее, и цепочка расследования потянется дальше.
В августе Дальний Восток и Приморский край, в частности, продолжают сотрясать коррупционные скандалы.
По сведениям газеты «Коммерсант», во Фрунзенский районный суд г. Владивостока поступило представление заместителя Генерального прокурора РФ Виктора Гриня о даче заключения о наличии признаков контрабанды, мошенничества, отмывания криминальных денег и фальсификации доказательств в действиях руководителя местного адвокатского бюро "36 часов" Александра Литвинова. В Генпрокуратуре Литвинова считают лидером структурного подразделения организованного преступного сообщества, обеспечивающего ему "юридическое прикрытие". В представлении указывается, что всего в ОПС входило 39 человек, а его организаторами являлись бывший член Совета федерации от администрации Приморья 42-летний Игорь Иванов и 57-летний депутат законодательного собрания Приморского края, председатель совета директоров ОАО "Владхлеб" Геннадий Лысак.
Участники ОПС, по данным следствия, осуществляли широкомасштабную контрабанду товаров из Китая в адрес подмосковной воинской части ФСБ России № 54729 и нескольких коммерческих фирм. Только в 2004-2006 годах ими через таможенную границу РФ было перемещено контрабандным путем 9118 тонн товаров на сумму 1,41 млрд. руб. При этом государству было недоплачено не менее 618 млн. руб. таможенных платежей. По версии следствия, преступно нажитые денежные средства были легализованы путем перечисления 2,9 млн. долларов США в корейскую фирму "Меридиан" и 4,2 млн. долларов США - в гонконгскую компанию "Ричдейл Инвестмент".
Генпрокуратура арестовала по этому делу 10 человек, еще 15 объявила в розыск. В частности, был арестован упомянутый адвокат Литвинов, которого первоначально задержали за организацию убийства в 2005 году гендиректора ЗАО "Ростэк-Приморье" (крупный таможенный брокер) Сергея Попова, а затем Генпрокуратура получила в суде разрешение на предъявление ему дополнительного обвинения, в том числе в создании структурного подразделения ОПС, коим, по мнению следствия, являлось все его адвокатское бюро.
По сведениям Ъ, генпрокурор Юрий Чайка обращался к главе Совета федерации Сергею Миронову с ходатайством о снятии сенаторского иммунитета с бывшего члена Совета Федерации Игоря Иванова в связи с планируемым предъявлением ему обвинения в создании преступного сообщества и контрабанде. Однако господин Миронов ответил Генпрокуратуре, что поскольку полномочия господина Иванова уже прекращены, то разрешения Совета Федерации на его уголовное преследование не требуется. Впрочем, вынужденная отставка сенатора Иванова в мае прошлого года, скорее всего, была связана именно с этим делом.
Что же касается депутата Лысака, объявленного Генпрокуратурой вторым организатором ОПС, то, по сведениям из его окружения, он проходит лечение от тяжелой болезни сердца в Южной Корее. Следствие пока не обращалось в краевой парламент по поводу снятия с господина Лысака депутатского иммунитета и не объявляло его в розыск. Впрочем, у прокуратуры впереди много времени: срок следствия продлен до 1 февраля 2008 года.
Как сообщила прокуратура Приморского края 22 августа Приморским краевым судом вынесен обвинительный приговор бывшему заместителю начальника таможенного поста «Морской порт Владивосток» Владивостокской таможни полковнику таможенной службы Разумову Александру Александровичу.
Предварительным следствием Разумову А.А. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного пунктом «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки в виде денег за действия (бездействие) в пользу взяткодателя, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица, в крупном размере).
Как полагает следствие, Разумов А.А., являясь должностным лицом, предложил одному из участников внешнеэкономической деятельности заплатить ему в качестве взятки 45 тысяч долларов США за последующее льготное оформление автотранспортных средств, ввозимых им на территорию Российской Федерации из-за рубежа через таможенный пост «Морской порт Владивосток».
Как рассказали корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе Управления Генеральной прокуратуры по Дальневосточному федеральному округу (ДФО), 30 июля заместитель Генерального прокурора РФ в ДФО Юрий Гулягин, выступая на совещании в Хабаровске, которое прошло под председательством Генпрокурора РФ Юрия Чайки, заявил, что за первую половину 2007 г. на Дальнем Востоке выявлено в три раза больше нарушений законодательства о государственной и муниципальной службе, зарегистрировано более 1 200 преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, в том числе 240 преступлений, связанных с получением и дачей взяток. Возбуждено шесть уголовных дел по фактам нецелевого расходования бюджетных средств. Кроме того, на совещании было отмечено, что прокурорами за полгода выявлено свыше 4 000 нарушений при распоряжении государственной и муниципальной собственностью, опротестовано 500 правовых актов, направлено в суд около 4 000 исков о признании сделок недействительными, возбуждено 53 уголовных дела.

Статистический анализ данных о коррупционной преступности
в ДФО РФ за 2000-2006 гг.
Абстрагируясь от отдельных примеров, с целью получения полного представления о сложившейся коррупционной ситуации в Дальневосточном регионе, обратимся к анализу официальной статистической информации.
Переходя к анализу статистических данных о коррупционной преступности, следует руководствоваться тезисом профессора В.В. Лунева о необходимости особо критического отношения к статистическим показателям по коррупционной преступности . Статистические колебания являются следствием не в действительности существующих тенденций коррупции, а лишь ослабления или усиления борьбы с ней на отдельных этапах развития современного российского государства.
Тем не менее, анализ имеющейся статистики свидетельствует о том, что в Дальневосточном федеральном округе сложилась достаточно острая коррупционная ситуация. За период с 2000 по 2006 гг. количество выявленных преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (Глава 30 УК РФ) увеличилось на 64%. Аналогичная ситуация прослеживается и на федеральном уровне. За указанный период количество выявленных преступлений данной категории увеличилось на 57%.
Диаграмма 1

Поскольку взяточничество является наиболее опасным преступлением против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, то остановимся подробнее на его криминологической характеристике.
Так, за период с 2000 по 2006 г.г. количество выявленных фактов взяточничества как по РФ в целом, так и в ДФО, в частности, увеличилось на 57%.
Диаграмма 2

Определить фактические масштабы распространенности взяточничества в ДФО (как и по России в целом) достаточно сложно ввиду его высокой латентности. Латентность коррупции во многом детерминирована естественно-латентными причинами – согласительным характером большинства коррупционных преступлений, носящих форму сделки, в силу чего обе стороны не сообщают о совершенных преступлениях в правоохранительные органы. Аналогичным обстоит дело и с коррупционными преступлениями, о которых известно лишь узкому кругу лиц, причастных к их совершению, либо тем, кто по разным причинам не заинтересован в распространении такой информации. Часть преступлений этой категории не выявляется в силу того, что не имеют прямой потерпевшей стороны, которая могла бы сообщить о них компетентным органам. На фоне увеличения количества выявленных фактов взяточничества (на 57%), наметилась определенная положительная тенденция и в раскрываемости преступлений данного вида. Так за последние шесть лет уровень раскрываемости вырос на 82%. При этом, в 2006 г. было раскрыто 95% всех выявленных фактов взяточничества, тогда как в 2000 г. данный показатель составлял 82%.
Диаграмма 3

Следует отметить, что, несмотря на существенный рост выявленных фактов взяточничества, количество таких преступлений, совершенных в составе ОПГ и ПС, по-прежнему ничтожно мало.
Характеризуя лиц, совершивших взяточничество, по их социальной принадлежности, следует отметить, что большая часть из них – это служащие, предприниматели и студенты. Велика доля и тех лиц, которые не имеют постоянного заработка либо вообще являются безработными. Это обстоятельство свидетельствует о том, что взяточничество выявляется в основном на низовом (бытовом) уровне.
Диаграмма 4

Говоря о количестве уголовных дел по фактам взяточничества в ДФО, направленных в суд, следует отметить, что здесь наблюдается стабильный прирост. Так, если в 2000 г. в суд был направлено 51% от общего числа возбужденных уголовных дел, то к 2006 г. данный показатель вырос до 94%.
Диаграмма 5

Как следствие возросшего количества уголовных дел по фактам взяточничества, направленных в суд, выросло соответственно и число лиц, привлеченных к уголовной ответственности. Так, если в 2000 г. к уголовной ответственности было привлечено 56% от выявленных лиц, совершивших такие преступления, то в 2006 г. – уже 98%.
Однако трудно не согласиться с мнением ученых, что уровень регистрируемой преступности не является зеркальным отражением ее фактического состояния. Этот уровень лишь демонстрирует результаты деятельности правоохранительных органов, что наглядно подтверждает несоответствие между числом выявленных преступлений и количеством осужденных за их совершение.
Диаграмма 6

Состояние и характеристика коррупции в оценках экспертов.
Как показал проведенный нами опрос экспертов , в понятие коррупции необходимо включать (по мере убывания) получение и (или) дача взятки (так считают 74, 5% респондентов), злоупотребление должностными полномочиями – 63,2%, нецелевое расходование бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов – 47%, превышение должностных полномочий – 35,8%, коммерческий подкуп – 26,5%, незаконное участие должностных лиц в предпринимательской деятельности – 21,1%, служебный подлог – 18, 6 %.
Помимо этого эксперты назвали еще ряд форм коррупционных проявлений, к числу которых относятся сокрытие доходов, а также предоставление услуг, связанных с использованием должностных полномочий за плату, не предусмотренную законом.

Диаграмма

Опрошенные эксперты отметили, что наиболее часто встречаются следующие проявления коррупции: взаимовыгодная сделка взяткодателя и взяткополучателя в каждом конкретном случае (так ответили 58,3% респондентов), вымогательство служащим взятки – 55,4%, использование полномочий служащего на постоянной основе (регулярная выплата вознаграждения или оказание услуг) – 39,7%, инициативный подкуп служащего преступной средой – 26,5%.

Диаграмма

Наиболее распространенными видами коррупции, по мнению экспертов, являются: индивидуальная (50,1% респондентов), организованная - 38,7%, низовая – 8,8%, транснациональная – 4,4%. При этом, наибольшее распространение получила коррупция в высших эшелонах власти (так считает 61,7% респондентов) и коррупция в муниципальных органах – 60,3%.
Одним из сотрудников правоохранительных органов был предложен такой вид коррупции, как всеобщая.
Диаграмма

Оценивая уровень коррупции в России на современном этапе, 43,6% экспертов отметили его существенный рост, 31,8% - особых изменений не заметили, 24,5% - сказали, что в одних сферах уровень коррупции снижается, тогда как в других растет. Невелико число экспертов (их 1,9%), которые считают, что он снижается, влияние коррупции становится меньшим.
Диаграмма

К основным источникам коррупции в России на современном этапе 52,9% экспертов отнесли коррупционную зависимость, при которой коррупция воспринимается как неотъемлемый атрибут образа жизни в России, а 43,1% - коррупционную готовность, как психологическую установку на решение различных проблем с помощью подкупа. В свою очередь, 40,7% экспертов относят к таковым деформацию государственной власти, 37,3% - скрытость (непрозрачность) властных отношений и принимаемых решений, 35,3% - вовлечение государственных структур в механизмы распределения капиталов и товарно-денежных потоков, 18,6% - деформацию политической сферы.
Диаграмма

По мнению 57,3% экспертов, по масштабам коррупции Россия находится среди самых коррумпированных стран в мире. При этом 24% респондентов считают, что Россия находится в середине списка всех стран, 6,8% - что Россия является одной из наименее коррумпированных стран.
Если сравнить ответы студентов и аспирантов ЮИ ДВГУ и сотрудников правоохранительных органов, то можно заметить, что их мнения заметно отличаются.
Диаграмма

Оценивая уровень распространенности коррупции в Дальневосточном регионе по сравнению с общероссийским уровнем, 49% опрошенных экспертов отметили, что в ДФО коррупция распространена одинаково, как и во всей России, 19,6% - что в ДФО коррупция распространена шире, чем в России, 10,3% - что в ДФО коррупция распространена меньше, чем в России. А 21,1% респондентов затруднились ответить на поставленный вопрос.
Диаграмма

При этом 39,2% опрошенных экспертов считают, что в Приморском крае коррупция распространена одинаково, как и в остальных регионах Дальнего Востока, 34,8% - что в Приморском крае коррупция распространена шире, чем в остальных регионах Дальнего Востока, а 1,5% - что в Приморском крае коррупция распространена меньше, чем в остальных регионах Дальнего Востока. У 25% респондентов данный вопрос вызвал затруднение.
Диаграмма

Большинство опрошенных экспертов (их 84,3%) считают коррупцию реальной угрозой безопасности государства. Одновременно с этим, 6,4% экспертов так не считают и 9,3% затруднились ответить на поставленный вопрос.
Диаграмма

При этом для общества, по мнению 57,8% экспертов, взяткодатель и взяткополучатель одинаково опасны. 32,8% экспертов более опасным считают взяткополучателя, а 8,8% - взяткодателя. И лишь 2,9% респондентов считают, что они вообще не представляют опасности для общества.
Диаграмма

По мнению 53,4% экспертов, большинство должностных лиц в России подвержены коррупции; 24% считают, что их половина; а 12,7% считают, что все чиновники в стране коррумпированы. И лишь 8,8% экспертов считают, что должностных лиц, подверженных коррупции, в России меньшинство.
Диаграмма

Определить фактические масштабы коррупционной преступности достаточно сложно ввиду ее высокой латентности, уровень которой, по мнению 36,7% экспертов, составляет от 50 до 75%. При этом, 33,3% респондентов считают, что уровень латентности преступлений коррупционной направленности выше 75%, а 22,5% - что данный уровень вирируется в пределах от 25 до 50%. Гораздо меньшее число экспертов (6,4%) считает, что данный уровень не превышает 25%.
Диаграмма

К основным причинам того, что за получение взяток осуждается незначительная часть взяткополучателей, 56,8% опрошенные эксперты отнесли отсутствие заинтересованности у взяткодателей, а 43,1% - отсутствие заинтересованности у вышестоящих должностных лиц. В свою очередь 28,9% заявили, что правоохранительные органы и суды стали частью системы, не заинтересованной в борьбе с взяточничеством, а 22,5% - что уголовно-процессуальные иммунитеты препятствуют уголовному преследованию, чему также способствует коррумпированность конкретных сотрудников правоохранительных органов и судей, рассматривающих дела о взяточничестве.
Диаграмма

36% опрошенных сотрудников правоохранительных органов, сталкивавшихся в своей профессиональной деятельности с фактами коррупции, отметили, что такие факты отражались в материалах уголовных дел, и к уголовной ответственности были привлечены и осуждены все виновные лица; 15,8% - что такие факты отражались в материалах уголовных дел, но к уголовной ответственности виновные лица вообще не были привлечены, либо была привлечена только их часть; 14% - что такие факты имели место, но уголовные дела не возбуждались. При этом отдельным сотрудникам правоохранительных органов (их 13,1%) коррупционеры по собственной инициативе предлагали взятку за решение проблем, затрагивающих их интересы, но в этом им было отказано, 5,2% - приходилось входить в контакт с коррупционерами в решении проблем, затрагивающих их интересы.
Диаграмма

К факторам, способствующим развитию коррупции в России опрошенные эксперты относят: безнаказанность взяточничества (52%), отсутствие целостной системы мер борьбы с коррупцией (47%), низкий моральный уровень чиновников, берущих взятки (42,1%), снисходительное отношение общества к фактам взяточничества (34,8%), несовершенство законодательной базы (28,4%), круговую поруку взяточников (26,5%), неэффективную деятельность правоохранительных органов (25%), низкую заработную плата чиновников всех уровней (24,5%), отсутствие должного общественного контроля (22,5%), а также то, что коррупция всех устраивает (23%).
Диаграмма

Наиболее опасными последствиями коррупции для России, по мнению экспертов, являются: проникновение криминальных структур во власть (74,5% респондентов), неспособность государства обеспечивать должное государственное управление и серьезный ущерб экономике (по 41,2%), общее ослабление государства (31,8%), формирование у большинства населения четкой коррупционной установки на жизнь (28,4%), а также подрыв авторитета России на международной арене (27,9%).
Диаграмма

В основе антикоррупционной политики, как системе взаимосвязанных приоритетов и мер борьбы с коррупцией, по мнению экспертов, должны лежать: качественное обновление законодательства о борьбе с коррупцией (так считает 39,7% респондентов), принцип социальной справедливости – 39,2%, приоритет духовных ценностей по сравнению с ценностями материальными – 28,9%. В свою очередь, 28,4% экспертов считают, что необходима реализация положений уже существующего законодательства о борьбе с коррупцией, 27% - укрепление государства и его демократической связи с гражданами, 25% - разделение государственных и частных интересов, 22,5% - формирование подлинного гражданского общества.
Диаграмма

Говоря о проблемах борьбы с коррупцией, следует отметить, что, по мнению 58,8% экспертов, проблема борьбы с коррупцией актуальна всегда, а 36,3% экспертов считают, что она особенно актуальна в настоящее время. И лишь 4,9% респондентов считают, что данная проблема не представляет актуальности.
Диаграмма

Определяя перспективы борьбы с коррупцией в России, 41,1% экспертов отметили, что будет создаваться лишь имитация борьбы, 28,9% - что уровень преступности данного вида останется неизменным, 22,5% - что будут разработаны новые нормативно-правовые акты, направленные на борьбу с коррупцией. Одновременно с этим, по мнению 19,6% экспертов, необходима реорганизация в структуре государственных и муниципальных органов, 15,2% экспертов - разработка новых научных исследований в области борьбы с коррупцией, 14,2% - использование международно-правового опыта борьбы с коррупцией. Оптимистически настроенные эксперты (их 18,1%) считают, что начнется эффективная борьба с коррупцией.
Диаграмма

В связи с этим, для эффективной борьбы с коррупцией, по мнению опрошенных экспертов, необходимо формирование целостной системы мер борьбы с коррупцией (так считают 63,7%), ужесточение уголовного наказания (44,6%), ликвидация иммунитетов от привлечения к уголовной ответственности должностных лиц (42,6%), усиление контроля со стороны государства и общества за процессом принятия решения государственным служащим (42,1%), создание необходимой правовой базы и механизма ее применения (41,1%), укрепление системы правоохранительных органов и повышение профессиональной подготовки их сотрудников (36,3%), а также введение уголовной ответственности юридических лиц (22,5%).
Диаграмма

Помимо этого, 75% опрошенных экспертов сочли необходимым криминализировать сам факт предложения взятки должностному лицу (в УК РФ предусмотреть самостоятельный состав преступления). При этом 22% экспертов высказались в отношении данного предложения отрицательно, 3% - затруднились ответить на поставленный вопрос.
Диаграмма