Hotline


«Транснациональные проявления китайской организованной преступности»

 Версия для печати

 

Исследователь Лелюхин С.Е.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ:

1. Введение …………………………………………………………………….……3
2. Цель и задачи исследования ………………………………………………….…4
3. Описание и обоснование методологии исследования …………………..….…4
4. Вопросы исследования ……………………………………………………….…4
5. Определение информационной базы исследования……………………………6
6. Результаты исследования ………………………………………………………..6
Особенности организованной преступности в Китае………………………….6
Понятие и особенности организованной преступности в Китае………….…..6
История и современное состояние понятия «преступные организации мафиозного характера» в Китае ………………………………………………19
Этапы развития организованной преступности в Китае……………….……36
Транснациональные проявления китайской организованной преступности на территории зарубежных стран…………………………………………………53
Деятельность китайских преступных организаций на территории Северной Америки…………………………………………………………………………53
Деятельность китайских преступных организаций в странах Европы……………………………………………………………..……………71
Характерные проявления китайской организованной преступности на территории Российской Федерации и некоторые предложения по локализации ее активности ……………………………………………………90
Характерные особенности деятельности китайских преступных организаций в Российской Федерации ………………………………………………………90
Факторы, способствующие активизации китайских преступных организаций на территории России …………………………………………………………122
Некоторые предложения по локализации активности китайских преступных организаций на территории Российской Федерации………………………..130
7. Заключение …………………………………………………………………….136
8. Библиографический список …………………………………………………. 140

1. ВВЕДЕНИЕ

В условиях системного экономического кризиса в Российской Федерации, повлекшего ухудшение социально-экономического положения значительной части населения, несовершенства российского законодательства, в последние десятилетия на территории страны наблюдается процесс интернационализации преступности.
Транснациональная организованная преступность (ТОП) и, в первую очередь, ее транснациональные проявления со стороны китайской этнической преступности – одна из острых и сложных проблем, вставших перед обществом на рубеже тысячелетий. Она оказывает мощное влияние на все сферы общественной жизни, не только нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов страны, является реальной силой, подрывающей безопасность государства и общества, но и представляет собой новую серьезную угрозу существованию всего мирового сообщества. Правоохранительным органам чрезвычайно трудно проникнуть в хорошо организованные и оснащенные китайские преступные сообщества, использующие насилие и подкуп, этнические особенности своих сограждан, действующие в пространстве, охватываемом юрисдикцией различных государств.
В Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) расширяются масштабы незаконного оборота наркотиков, варварское уничтожение объектов флоры и фауны, находящихся под защитой, нелегальной миграции, торговли женщинами, незаконного вывоза за рубеж биоресурсов, леса, драгметаллов, ввоза похищенного автотранспорта, отмывания денежных средств и.п., в организации которых все больше принимают участие преступники из числа этнических китайце. Указанной деятельности способствует коррупция, проникшая во все сферы власти.
Высокая степень общественной опасности указанного явления, отсутствие достаточной научной разработки исследуемой проблемы обуславливает актуальность проведения исследований и представляет интерес, как с научной, так и с практической точек зрения, т.к. требует разработки и внедрения принципиально новых подходов к борьбе с транснациональными проявлениями китайской организованной преступностью и объединения усилий разных государств.
Работа над проектом проводилась с мая по август 2007 года и осуществлялась в соответствии с технологией выполнения и оценки результативности проекта.

2. ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Основная цель исследования заключалась в определении, на основе анализа транснациональных проявлений китайской организованной преступности в странах Северной Америки, Европы и Российской Федерации, ее характерных особенностей и факторов, обуславливающих тенденции ее развития, а также в выработке предложении, направленных на локализацию ее активности на территории России.
В соответствии с целью был сформулирован следующий комплекс задач:
- исследовать понятие и особенности организованной преступности в Китайской Народной Республике;
- исследовать историю возникновения и современное состояние понятия «преступные организации мафиозного характера» в Китае;
- определить основные этапы и определить тенденции развития организованной преступности в КНР;
- выявить характерные особенности транснациональных проявлений китайских преступных сообществ на территории Северной Америки;
- определить основную направленность китайской организованной преступности в странах Европы;
- выявить характерные особенности деятельности китайских преступных организаций в Российской Федерации;
- исследовать факторы, способствующие активизации китайских преступных организаций на территории России;
- выработать ряд конкретных предложении по локализации активности китайских преступных организаций на территории Российской Федерации.
Объектом исследования явилась этническая китайская организованная преступность, действующая в АТР и странах Европы, а предметом ее транснациональные проявления на территории государств, расположенных в указанных регионах.

3. ОПИСАНИЕ И ОБОСНОВАНИЕ МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ

В соответствие с технологией проекта в ходе выполнения настоящего исследования использовались методы системного, ситуационного, логического и функционального анализа, экспертных оценок, а также статистические и социологические методы.
На первоначальном этапе была определена информационная база исследования. Затем был проведен сбор необходимых документов, научных публикаций зарубежных ученных и информационных сообщений, осуществлен их перевод на русский язык. После этого был проведен комплексный анализ и синтез отношений, возникающих в связи с созданием китайских диаспор на территории зарубежных государств.
Использование данной методологии позволило определить этапы развития организованной преступности в КНР, условия возникновения, характерные особенности китайской этнической преступности в странах Северной Америки, Европы и в Российской Федерации, а также факторы, способствующие ее развитию в названных странах.

4. ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Исходя из целей и задач проекта в качестве основных были определены следующие вопросы исследования:
1. Понятие и особенности организованной преступности в КНР.
2. История возникновения преступные организации мафиозного характера в Китае.
3. Основные этапы и тенденции развития организованной преступности в КНР.
4. Характерные особенности транснациональных проявлений китайских преступных сообществ на территории Северной Америки.
5. Направленность деятельности китайской организованной преступности в странах Европы.
6. Характерные особенности деятельности китайских преступных организаций в Российской Федерации
7. Факторы, способствующие активизации китайских преступных организаций на территории России.
8. Выработка конкретных предложений по локализации активности китайских преступных организаций на территории Российской Федерации.

5. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БАЗЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В качестве информационной базы исследования определены законодательные и нормативные акты КНР и РФ по вопросам борьбы с организованной преступности; труды ведущих зарубежных ученых и специалистов в области исследования китайской организованной преступности таких как Хе Бинсун, Нинг Махлман, Эмиль Пливаческий, Джеймс Финкенауэр, Мартин Вусс, Петер Хастон, Ждеймс Дабро, Стив Мако, Глен Сетис, Бертил Линтер; труды российских ученных В.А. Номоконова, А.И. Коробеева, Я.А. Аминьевой, В. Гельбас, А.Л. Репецкой, др.; публикации в средствах массовой информации, посвященные вопросам деятельности китайских преступных сообществ на территории Российской Федерации, а также иные документы.

6. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В КИТАЕ

Понятие и особенности организованной преступности в Китае

В настоящее время в научном мире нет единого понимания преступной группы, преступного сообщества (преступной группировки), организации мафиозного характера, организованной преступной группы и других базовых понятий. Разногласия происходят не только от того, что формы их проявления сложны и многообразны, а уровень развития неодинаков, но и ввиду разного угла зрения, под которым люди наблюдают объективные явления, и разной глубины их понимания. Получаемые ими выводы, естественно, различны. Однако по мере продолжения исследования и обсуждения данной проблемы, а также непрерывного углубления понимания сути явления, в конце концов можно прийти к общему его пониманию, сформировать общепринятое в мировой теории научное понятие.
Подробные исследования понятия и особенностей организаций мафиозного характера в Китае приводятся в научных трудах известного китайского ученого в области уголовного права и криминологии, директора Центра уголовного права и уголовной юстиции Пекинского института политики и права профессора Хе Бинсуна, отдельные аспекты из которых приведены в настоящей главе.
Преступная организация мафиозного характера есть специфическая форма совместного совершения преступлений. При исследовании понятия преступной организации мафиозного характера необходимо в то же время исследовать несколько связанных с ней понятий форм преступлений, совершаемых сообща, а именно, понятия преступной группы и преступного сообщества (преступной группировки). Для этого мы сначала необходимо рассмотреть формы совместной преступности, существующие в Китае.
Согласно нормам уголовного права КНР, совместная преступность делится на обыкновенную совместную преступность (соучастие.) и преступные группировки (преступные сообщества). Обыкновенная совместная преступность, в свою очередь, делится на простую совместную преступность и сложную совместную преступность. Тогда как все преступные группировки (преступные сообщества) можно разделить на обыкновенные преступные группировки и специфические преступные группировки (преступные сообщества). Под обыкновенными преступными группировками понимают относительно устойчивые преступные группировки, состоящие из 3 и более человек, объединившихся для совместного совершения преступлений. К специфическим преступным группировкам уголовное законодательство относит преступные группировки, обладающие некоторыми специфическими особенностями. Это, в основном, - преступные организации мафиозного характера, террористические организации, религиозные секты и еретические организации.
На сегодняшний день, «организованная преступная группа» является понятием, принятом на международном уровне. Подписанная в 2000 году в рамках ООН «Конвенция против транснациональной организованной преступности» ясно определила понятие организованной преступной группы. КНР подписала этот договор в декабре 2000 года, и ожидается, что он вскоре он будет ратифицирован и закреплен во внутреннем законодательстве страны. Однако вопрос о том, каким образом Китай имплементирует эту Конвенцию во внутреннем законодательстве и каким образом она вступит в силу на территории Китая, пока остается открытым.
В международной практике закрепление международного договора во внутреннем законодательстве страны происходит двумя путями:
1) В некоторых странах после вступления договора в силу на международном уровне требуется провести подписанный договор через законодательный орган страны (т.е. ратифицировать его) и в предусмотренной внутренней законодательной практикой страны форме превратить его во внутренний закон государства. Только тогда подписанный договор вступает в силу на территории данной страны. Это обеспечивает монопольное право государства на законодательную деятельность, позволяет защищать права и интересы населения данной страны.
2) В других государствах, согласно Конституции или другим законодательным нормам страны, возможно непосредственное принятие международного договора в качестве внутреннего закона страны. Как только такой договор вступает в силу на международном уровне, он автоматически начинает действовать и на территории данной страны, не требуется его преобразование в статус национального законодательства путем каких-либо внутренних законодательных процедур. «Конституция КНР» не содержит нормы, утверждающей или отрицающей необходимость преобразования международных договоров в статус национального законодательства путем каких-либо законодательных мер.
Хотя, согласно прошлой практике, Китай склоняется к непосредственному введению международных договоров в корпус национального законодательства. Однако, ситуация с «Палермской конвенцией» довольно специфична. С одной стороны, договор, определяющий организованную преступную группу, по своему названию (терминологии) и содержанию не совпадает с нормами Уголовного кодекса КНР относительно преступной группы мафиозного характера. К тому же он содержит большое количество норм в отношении организованной преступности, что, возможно, делает неподходящей практику непосредственного включения договоров в корпус национального законодательства.
С другой стороны, существует проблема Гонконга и Макао. Согласно «Основному закону Гонконга» и «Основному закону Макао», Центральное народное правительство Китая имеет право, в соответствии с ситуацией и потребностями Особых административных районов Гонконг и Макао, после проведения консультаций с администрациями (правительствами) Особых административных районов Гонконг и Макао, принимать решение о том, применять ли на территории Особых административных районов Гонконг и Макао международные договоры и соглашения, подписанные Китайской Народной Республикой. Исходя из содержания «Палермской конвенции» и внутренней ситуации в Гонконге и Макао, этот договор следует применять на территории Особых административных районов Гонконг и Макао.
Однако, в Уголовном кодексе Гонконга используется термин «Триады», в Уголовном кодексе Макао – «мафиозные организации». Терминология и содержание их правовых норм отличаются от норм, установленных в отношении организованных преступных групп Палермской конвенцией. Значит, для Гонконга и Макао также вряд ли подходит непосредственная инкорпорация этого международного договора в состав национального законодательства.
Представляется, что в этом случае достаточно реальной и соответствующей действительности мерой является корректировка уголовного законодательства Китая, согласно нормам «Палермской конвенции», с учетом китайской специфики.
По мнению экспертов, существует два возможных пути корректировки уголовного законодательства:
1. Континентальный Китай, Гонконг и Макао продолжают пользоваться в уголовном праве каждый своей формулировкой: «преступные организации мафиозного характера», «Триады», «мафиозные организации», но ясно обозначают взаимоотношения этих понятий с термином «организованные преступные группы», используемым в Палермской конвенции (равнозначные, различаются в деталях).
2. В уголовном праве всех административных единиц единообразно используется понятие «организованная преступная группа», закрепленное в Палермской конвенции.
Хотя сейчас мы пока не ясно, каким образом законодательный орган КНР выстроит отношения этого договора с действующими статьями уголовного законодательства КНР относительно мафиозной преступности, но, в любом случае, он должен ясно определить отношения преступных организаций мафиозного характера Китая (включая Гонконг, Макао и Тайвань) с закрепленными Палермской конвенцией «организованными преступными группами», чтобы соответствовать требованиям совместной борьбы на международном уровне с транснациональной организованной преступностью. Вместе с тем, правовое решение проблемы представляется достаточно сложным и требует длительного процесса.
При рассмотрении понятия преступных организаций мафиозного характера следует обратить внимание на различные формы их существования. Для этого важно разграничить три следующих основных формы их существования: преступные организации мафиозного характера, мафиозные организации и транснациональные мафиозные организации (иначе говоря, две формы: организованная преступная группа и транснациональная организованная преступная группа – Transnational Organized Criminal Group) – и исследовать их взаимоотношения и различия между ними. Это имеет крайне важное значение для правильного ведения борьбы с мафиозной преступностью и транснациональной мафиозной преступностью (пользуясь общепринятыми в мире терминами, с организованной преступностью и транснациональной организованной преступностью - Transnational Organized Crimе).
Рассмотрим каким образом в Китайском законодательстве взаимосвязаны понятия «преступная группа» и «преступное сообщество»
Преступная группа.
В континентальном Китае «преступная группа» не является юридическим понятием, закрепленным в уголовном праве, и не имеет единого определения. Однако, этот термин широко применяется в документах органов народной милиции и на практике. На практике термин «преступная группа» может употребляться в широком и узком смысле. В широком смысле термин «преступная группа» применяется как общее название преступной группы в узком смысле этого термина, преступного сообщества (преступной группировки) и преступной организации мафиозного характера. Проводя статистику показателей групповой преступности по всей стране или сообщая о групповой преступной деятельности в Китае, органы милиции всегда имеют в виду преступную группу в широком смысле. Например в одном из сообщений в китайских СМИ указывалось: «За 1994 год по всей стране раскрыто более 150 тысяч преступных групп». Здесь имеются в виду преступные группы в широком понимании .
Что касается преступной организации мафиозного характера, то для различия ее именуют «преступной группой мафиозного характера». Обыкновенная преступная группа не принадлежит к преступным организациям мафиозного характера, напротив, она является их основой и прямым предшественником. Такое широкое употребление понятия преступной группы органами милиции основывается на их объективных потребностях, обусловлено определенными причинами. Дело в том, что при совершении и раскрытии преступлений до возбуждения уголовного дела и проведения расследования крайне сложно определить ее характер, приходиться пользоваться общим термином «преступная группа».
Относительно преступной группы многие криминологи и исследователи уголовной преступности дают множество разнообразных определений. В качестве примера можно привести следующие:
1. Преступная группа - есть преступное объединение (группировка). «Группа всегда имеет определенную степень организации, это – один из видов настоящих преступных объединений (группировок)». (Такая точка зрения не совпадает с нормами уголовного права и реалиями Китая. Преступная группа в узком смысле не обладает условиями, характерными для преступной группировки, принципиально отличается от преступной группировки.)
2. Преступная группа является формой совместной (групповой) преступности и занимает промежуточное положение между обыкновенной совместной (групповой) преступностью и преступной группировкой (преступным сообществом).
3. Преступная группа, и преступное сообщество являются специфическими формами совместной (групповой) преступности и отличаются от обыкновенной совместной (групповой) преступности. (Вместе с тем, в уголовном праве Китая определены только две формы совместной (групповой) преступности: обыкновенная групповая преступность и преступное сообщество. Преступная группа в узком понимании является специфической частью обыкновенной групповой преступности, а вовсе не третьей формой групповой преступности, занимающей промежуточное положение между обыкновенной групповой преступностью и преступным сообществом.)
4. Преступная группа является объединительным названием преступного сообщества и временного преступного объединения. «Под понятием «преступная группа» может пониматься и преступное сообщество с достаточно сплоченной организационной структурой, и рыхлое временное преступное объединение». (Это утверждение также не совсем верно. Как уже отмечено выше, в Китае понятие «преступная группа» употребляется в широком и узком понимании. Правильной будет такая формулировка: на практике органы милиции зачастую объединяют преступное сообщество и преступную группу в узком смысле и обобщенно называют их «обыкновенной преступной группой» или, для краткости, «преступной группой». А преступная группа в широком смысле – это объединительное название обыкновенной преступной группы, обыкновенного преступного сообщества и преступной организации мафиозного характера.)
5. Преступная группа есть совместная преступная деятельность. «Преступная группа есть совместная умышленная преступная деятельность, осуществляемая тремя и более лицами». (Уголовное право КНР делит совместную (групповую) преступную деятельность на две формы: обыкновенную групповую преступность и преступное сообщество. Преступная группа в узком понимании является лишь той частью обыкновенной групповой преступности, которая относится к уже сложившемуся преступному объединению. Что касается преступной группы в широком понимании, то она включает обыкновенную преступную группу, обыкновенное преступное сообщество и преступную организацию мафиозного характера. Потому нельзя уравнивать понятия преступной группы и совместной преступной деятельности.
6. Преступная группа включает преступное сообщество и обыкновенную групповую преступность. «Характер групповой преступности следует определять, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела. В одних случаях ее следует признать обыкновенной совместной (групповой) преступностью, в других – деятельностью преступного сообщества. Невозможно априори отнести все преступные группы к разряду преступных сообществ или не относить к нему ни одну из них». (Это утверждение также неверно. На практике органы милиции обобщенно называют преступные сообщества и часть обыкновенной совместной преступности, при которой уже сложились преступные объединения, (т.е. преступные группы в узком смысле) обыкновенными преступными группами или, для краткости, преступными группами. Ту часть обыкновенной совместной преступности, при которой преступные объединения не сложились, не включают в понятие преступной группы.)
По мнению китайского ученого Ли Бинсуна, преступная группа, в узком понимании этого термина, является преступным объединением, образованным тремя и более лицами для многократного совершения преступлений, с низкой степенью организации, гибкой и многообразной организационной формой, рыхлой структурой, не вполне стабильным составом участников, с ядром, состоящим из одного или нескольких основных участников. Это – всего лишь объединение, а не организация со сформировавшейся определенной структурой. Следующая ступень повышения степени ее организации есть преступное сообщество. Преступная группа в узком смысле отличается как от преступного сообщества, так и от обыкновенной совместной преступности. Она является специфической формой обыкновенной совместной преступности. Выделяются следующие структурные особенности преступной группы в узком понимании:
1. Преступная группа - субъект преступной среды, являющийся преступным объединением со сложившейся рыхлой организационной структурой. В этом объединении обычно имеется одно или несколько лиц, составляющих его ядро. При совершении преступлений он (они) отвечают за организацию действий других участников, составление приблизительного плана преступления и распределение ролей его участников. По завершении преступления они отвечают за распределение полученных материальных ценностей или ликвидацию последствий содеянного. Кроме участников, составляющих ядро преступной группы, остальные ее участники не полностью стабильны, объединение непрерывно распадается на его отдельных участников и формируется вновь. Некоторые из ее членов сегодня могут входить в состав одной преступной группы и участвовать в совершении преступлений вместе с ней, а завтра – другой преступной группы и совершать преступления с ней. В преступной группе отсутствует строгая дисциплина, также как и явные лидеры. Однако, в ходе совершения преступлений появляются временные руководители и отношения подчинения.
2. В ходе преступной деятельности разделение обязанностей между участниками преступления не сходно ни с простой преступной акцией, совершенной в соучастии, ни со сложными формами совместной преступности. В ходе совершения преступления преступная группа имеет свою организацию, своих руководителей, приблизительный план преступления и разделение обязанностей. Каждый из участников исполняет в ходе совершения преступлений какую-либо роль, зачастую меняющуюся со временем и от одного дела к другому. Состав участников каждого из преступлений также не стабилен, поэтому преступная деятельность группы носит гибкий и изменчивый характер. Однако сотрудничество и взаимодействие между всеми участниками совместного преступления является наиболее тесным среди всех форм обыкновенной совместной преступности. На практике такая форма совместной преступности, при которой отсутствует заранее составленный план преступления, его соучастники собираются и расходятся спонтанно, совершаемые ими преступления носят во многом слепой и случайный характер, является временным объединением с целью совместного совершения преступлений. Некоторые исследователи также относят ее к разряду преступных групп. Этот вопрос стоит обсудить. Поскольку преступная группа, хотя и обладает рыхлой структурой, низкой степенью организации, но она должна являться объединением. Временная, случайная совместная преступность без всякого предварительного плана преступления, основанная на спонтанных совместных действиях его соучастников, не может считаться преступной группой.
3. Между субъектами преступной деятельности имеют место наиболее тесные в сфере обыкновенной совместной преступности связи преступной направленности. Они не только имеют совместный преступный умысел, но и единое стремление к взаимодействию, пониманию плана совместных действий и распределения обязанностей всех соучастников преступления, имеют высокую мотивацию и стремление к согласованности их преступных действий.
4. Преступники-соучастники объединяются с целью совершения преступлений, иногда они многократно совершают преступления одного вида, а иногда – многократно совершают различные виды преступлений. Хотя состав участников каждого из преступлений вовсе не стабилен, но преступления преступной группы как единого целого зачастую носят характер непрерывной серии, они настолько же преемственны, насколько и разнообразны.
Перечисленные особенности придают преступной группе определенную, хотя и весьма низкую степень организации и стабильности, отличают ее как от форм обыкновенной совместной преступности, так и от преступного сообщества. Следует подчеркнуть, что преступная группа в узком ее понимании вовсе не является правовым понятием, а понятием, широко используемым на практике органами милиции. Поскольку в китайском уголовном праве не определено понятие преступной группы, а только понятия обыкновенной совместной преступности и преступного сообщества в качестве двух форм преступности в соучастии, то в уголовном праве преступная группа не является отдельной, третьей после обыкновенной совместной преступности и преступного сообщества, формой преступности в соучастии. В законодательстве она отнесена к сфере обыкновенной совместной преступности, является ее специфической частью, а именно, относящейся к преступным объединениям с рыхлой структурой.
Преступное сообщество (обыкновенное и специфическое преступное сообщество).
Понятие «преступное сообщество» («преступная группировка») было использовано в «Уголовном кодексе Китайской Народной Республики», изданном в 1979 году, однако определение ему в нем дано не было. Согласно комментариям и разъяснениям, сделанным Верховным народным судом КНР, Верховной народной прокуратурой и Министерством общественной безопасности 15 июня 1984 года в документе «Разъяснения по некоторым вопросам конкретного применения законодательства при производстве дел о деятельности преступных сообществ», так называемое «преступное сообщество» («преступная группировка») является относительно стабильной преступной организацией, состоящей из трех и более лиц, объединившихся с целью долговременного совершения одного или нескольких видов преступлений.
Преступное сообщество обычно обладает следующими базовыми признаками:
1. Достаточно большое количество участников (более 3), стабильный или почти стабильный основной состав.
2. Регулярный сбор участников с целью осуществления одного или нескольких видов тяжких преступлений.
3. Наличие ясно обособляемых лидеров; роль некоторые из них формируется в процессе образования преступного сообщества, другие с самого начала являются организаторами и руководителями сообщества.
4. Преступная деятельность, осуществляемая по заранее составленному плану.
5. Вне зависимости от количества совершенных преступлений, оно причиняет существенный вред или угрозу его, которые оно несет общественной безопасности.
В «Уголовном кодексе Китайской Народной Республики», опубликованном в 1997 году, были определены границы понятия преступного сообщества. Статья 26 Уголовного кодекса определяет: «Относительно стабильная (т.е. устойчивая – прим. ред.) преступная организация, состоящая из трех и более лиц, объединившихся для совместного совершения преступлений, есть преступное сообщество» . Согласно этому определению и приведенным выше разъяснениям для судопроизводства дел о деятельности преступных сообществ, а также практическому опыту судебных процессов, преступное сообщество обладает следующими признаками:
1. Преступное сообщество образовано из трех или более лиц. Целью их объединения является совместное совершение преступлений. На практике малые преступные сообщества состоят из нескольких человек, большие – из человек и более.
2. Сравнительно сплоченная структура. Отчетливо выделяются лидеры (главари) организации, являющиеся организаторами, руководителями или командующими преступного сообщества. Они осуществляют единое руководство и командование преступной деятельностью участников преступного сообщества. Имеется определенная форма организации и организационная дисциплина. Форма организации и организационная дисциплина значительно различаются в зависимости от степени сплоченности преступного сообщества: некоторые обладают высокой степенью сплоченности и строгой дисциплиной, другие – рыхлой организацией и низкой дисциплиной. В одних сообществах отсутствует формальный контроль, в других он осуществляется в форме устных или писаных правил.
3. Совершение преступлений по заранее продуманному плану и замыслу. Организаторы и руководители преступного сообщества, главным образом, планируют, командуют, контролируют и управляют преступной деятельностью сообщества. Остальные соучастники под единым командованием организаторов и руководителей сообщества организованно осуществляют преступные акции. Их функции различны, возложенные на них обязанности неодинаковы, но все они являются исполнителями и соучастниками совместных преступных действий. В малых преступных сообществах их организаторы и руководители зачастую одновременно являются и исполнителями преступлений. А в крупных преступных сообществах организаторы и руководители редко непосредственно участвуют в совершении преступлений.
4. Преступная организация относительно стабильна. Стабильность организации проявляется не только в ее организационной сплоченности, но и в многократном или долговременном совместном совершении преступлений, обладающих последовательностью и стабильностью. Долговременность совместной преступной деятельности предопределяет относительное постоянство и стабильность ее участников. Основные участники преступного сообщества всегда сравнительно постоянны, часто не меняются, иначе преступное сообщество просто не может сформироваться. Поскольку преступное сообщество в течение сравнительно долгого периода занимается совершением одного или нескольких видов преступлений, поэтому в действиях всех соучастников часто проявляется тенденция к рецидиву, специализации, и даже профессионализации деятельности. Особенно отчетливо эта тенденция проявляется в преступных сообществах, занимающихся незаконной торговлей наркотиками, контрабандой, похищениями и продажей женщин и детей и другими видами тяжких преступлений. Четыре вышеуказанных признака тесно взаимосвязаны, одинаково важны для характеристики явления.
В уголовном праве Китая, кроме определения понятия преступного сообщества, данного в разделе общих положений, дополнительно в отдельных статьях определены некоторые преступные сообщества специфического характера. Это относится к террористическим организациям (статья 120), преступным организациям мафиозного характера (статья 294), религиозным сектам и еретическим организациям (статья 300). Кроме особенностей, присущих обыкновенным преступным сообществам, они обладают собственной спецификой. Поскольку такие преступные сообщества несут особенно тяжелый урон и угрозу государственным интересам, социальной стабильности, безопасности жизни и собственности граждан, являются основными объектами, на борьбу с которыми направлено уголовное законодательство, поэтому в отдельных статьях уголовного права им даны дополнительные определения. Хотя они также являются преступными сообществами, но ввиду их специфического характера, теоретически они именуются специфическими преступными сообществами, а остальные преступные сообщества с целью отличия от первых называются обыкновенными преступными сообществами.
На практике преступные сообщества, в соответствии с основной сферой их деятельности, именуют воровскими сообществами, коррумпированными сообществами (сообществами казнокрадов), разбойными сообществами, сообществами наркодельцов, сообществами похитителей и продавцов женщин, сообществами контрабандистов и так далее.
Например, в начале 2001 года, в уезде Чжаоань провинции Фуцзянь органами общественной безопасности было разгромлено воровское сообщество, именуемое «компанией». Данная «воровская компания» была открыта в мае 2000 года, Чэнь х х стал директором и одновременно председателем правления «компании», сотрудниками ее были Сюй х х, Чжан х х и еще 4-5 лиц. «Директор» предоставлял «сотрудникам» стол и кров, согласно способностям «сотрудников» и их реальному выражению, ежемесячно выплачивал им зарплату не ниже 500 юаней. Данная «воровская компания» также приняла строго регламентированный «Устав», определяющий необходимость получения «направления» от «директора» для совершения кражи. Устав также требовал докладывать «директору» об успехе или неуспехе любого дела. «Директор» определял стоимость продажи краденого имущества, определял его продавцов и покупателей. Все денежные средства, полученные от продажи краденого имущества, поступали в единое распоряжение «директора». Если «сотрудник» нарушал правила «компании», его зверски избивали. С момента основания «компании» ей было украдено 27 мотоциклов.
Преступные сообщества отличаются от преступных групп, главными их различиями является степень организации и стабильность. Преступные сообщества являются относительно стабильными преступными организациями со сравнительно сплоченной структурой; обыкновенные преступные группы являются преступными объединениями с рыхлой структурой и низкой степенью стабильности. Несмотря на различия двух этих форм организации преступного мира, на практике органы милиции зачастую обобщенно называют преступные группы в узком смысле и обыкновенные преступные сообщества преступными группами и отграничивают их от преступных организаций мафиозного характера.

История и современное состояние понятия «преступные организации мафиозного характера» в Китае

Понятие преступной организации мафиозного характера прошло длительный путь развития. Изучение процесса его развития крайне необходимо для правильного понимания специфики мафиозных организаций и преступных организаций мафиозного характера. Хотя в старом Китае уже давно существовали мафиозные организации, но, поскольку, преступные силы прошлого были представлены тайными обществами, поэтому и в официальных документах они именовались «тайными обществами», а «преступным миром» («теневым обществом») назывались крайне редко.
В изданном в ноябре 1940 года Центральным Исполнительным комитетом гоминьдана документе «Три принципа, которые следует противопоставить тайным обществам», в лично утвержденном Чан Кайши в 1942 году документе «О способах строгого запрета членам партии и ее молодежных организаций на участие в тайных обществах», а также в документах и запрещающих постановлениях, изданных правительством гоминьдана позже, всегда употреблялся термин «тайные общества», а не «преступный мир» («теневое общество»). В законодательстве тем более отсутствовали какие-либо связанные с ним нормы.
Предположительно, впервые понятие «преступный мир» («теневое общество») стало употребляться в последние годы династии Цин – первые годы китайской Республики, т.е. в конце XIX - начале ХХ века. Однако, первоначально оно также не было юридическим понятием, а употреблялось только в литературных произведениях. В английском языке термином, соответствующим понятию «преступный мир» («теневое общество»), является слово «underworld»). Однако, некоторые китайские исследователи считают, что «за рубежом «подпольное (теневое) общество» означает преступный мир, в английском звучит, как «Underworld Society». В китайском языке значению «преступный мир» («теневое общество») соответствует термин «хэй шэхуй».
Раньше всего в Китае термин «преступный мир» («теневое общество») в законодательстве стали использовать в Гонконге и Макао.
Гонконг.
В Гонконге мафиозные организации всегда называли «Триадами». Это название имеет глубокие исторические корни. Исток «Триад» следует искать в тайных обществах эпохи Цин «Тяньдихуй» («Союз Земли и Неба»). Поскольку само название этих обществ было запрещено властями, чтобы избежать гонений со стороны государства, у организаций «Тяньдихуй» появилось множество других названий. В годы правления под девизами Цзяцин и Даогуан (1796-1821) союзы «Тяньдихуй» имели более десятка измененных названий, например: «Саньдяньхуй» («Три точки»), «Саньхэхуй» («Триады»), «Сяодаохуй» («Союз ножей»), «Тяньдихуй», «Шуандаохуй» («Союз двух ножей»), «Хунляньхуй» («Союз красного лотоса») и другие.
Тайное общество «Триады» было создано жителем уезда Цзэнчэн провинции Гуандун Янь Гуйцю. Янь Гуйцю сотоварищи совершил убийство, поэтому ему пришлось тайно бежать в уезд Шундэ провинции Гуандун. В ноябре 16-го года правления под девизом Цзяцин (1811 г.) он вместе с Янь Пэйюем и другими соратниками «незаконно основал тайное общество под названием «Триады»». Впоследствии к обществу примкнуло («поклялось в верности») 172 человека. Вскоре после вступления в общество его участники были арестованы цинским правительством. Ареста удалось избежать только 14 человекам. Однако, само название «Триады» стало передаваться и распространяться по стране.
После своего создания тайные общества «Триады» распространились по территории Гуандуна и Гонконга. Когда в 1841 году Великобритания захватила Гонконг, в нем уже существовали «Триады». Эти тайные общества унаследовали от «Тяньдихуй» сплоченную организационную систему, в том числе форму организации, систему рангов и должностей («красные палки», «бумажные веера», «лапти» и другие), особенности ритуала вступления в общество, дисциплину организации (36 клятв), систему связи между участниками организации, а также рифмованные правила, условный жаргон и язык жестов, специфические письменные знаки, чайную церемонию, особенности одежды и украшений и т.д. Все это, несмотря на множество возникших позже в процессе развития «Триад» изменений, дополнений и утрат, оставило глубокую, неизгладимую, ясно видимую печать в облике мафиозных организаций Гонконга.
Для борьбы с преступными организациями, в народе называемыми «Триадами», Английская администрация Гонконга издала в 1845 году «Указ о выявлении и запрете «Триад» и других тайных обществ». Содержание этого указа впоследствии было закреплено в законодательстве Гонконга, в главе 151 «Правила создания обществ и организаций». Однако, поскольку эта глава претерпела неоднократные изменения и редакции, современное ее содержание значительно расходится с первоначальным. Тогда первоначальный термин «Триады» («Саньхэхуй»), употреблявшийся в «Указе», был переведен как «теневые (подпольные, незаконные) общества» («хэй шэхуй»). Можно считать, что в китайском законодательстве термин «хэй шэйхуй» здесь был употреблен впервые. Впоследствии термины «Триады» и «теневые (подпольные) общества» постепенно стали в Гонконге взаимозаменяемыми.
«Правила создания обществ и организаций» («Societies ordinance») Гонконга, глава 151, статья 18, пункт 3, определяет: любое общество, использующее любой из ритуалов «Триад» или любые из наименований или терминов «Триад», рассматривается как общество «Триада». Изданный 21 декабря 1994 года закон №651 «Правила в отношении организованной и особо тяжкой преступной деятельности» (“Organized and serious crimes ordinance”) также определяет только понятие «Триад» и не дает определение организаций типа «теневых (преступных) обществ». Указанные правила, статья 2, пункт 1, определяют: «Указанные в данных «Правилах» общества «Триады», если в тексте не сказано иное, включают любые нижеследующие общества: (а) общества, использующее любой из ритуалов «Триад», или ритуалы, сходные с ритуалами «Триад», или любую часть указанных ритуалов; (b) общества, использующие любые из наименований, обращений или терминов «Триад»».
В процессе развития «теневых (преступных) обществ» Гонконга до нынешнего состояния в них произошли существенные изменения. Известно, что на сегодняшний день в Гонконге по-прежнему существует от 50 до 60 организаций «Триад». Некоторые из них объединяют лишь несколько десятков человек, а число участников крупнейших организаций превышает 30 тысяч человек. Вследствие рыхлой организационной структуры «Триад», невозможно точно подсчитать общее количество их участников. Распространено мнение, что в настоящее время в этих организациях состоит приблизительно 300 тысяч человек. Прежде «Триады» считались крупнейшими и самыми влиятельными преступными организациями, но в последнее время они разделились на мелкие независимые объединения, каждое их которых имеет собственное название. Хотя теперь члены «Триад» и не принадлежат к колоссальным организациям, но некоторые по-прежнему продолжают использовать традиционные термины и организационную структуру «Триад». Это заставляет «новых членов организаций поверить, что они вступают в объединение отборных бойцов и героев, устрашающих своей мощью и привыкших наводить ужас на окружающее население».
Макао.
Преступный мир Макао имеет давнюю историю, глубокие корни, мощный ствол и огромное влияние. В период управления в Макао португальской администрации преступный мир Макао насчитывал огромное количество участников «теневых организаций», имеющих сплоченную структуру, великолепно вооруженных и оснащенных, обладающих значительной финансовой мощью, построивших гигантскую сеть преступных связей во всех сферах общества, в том числе в сфере политики, культуры и органах полиции, образующих в обществе огромную по масштабам преступную силу. «Современные «теневые» преступные организации Макао по-прежнему имеют крайне строгие внутренние правила. Эти правила, такие, как честь, репутация и месть, являются фактором, препятствующим проведению расследований органами полиции.
В то же время, их организационная структура и крайне сложная система рангов (от низовых слоев организации до руководителей) позволяет указанным организациям эффективно осуществлять преступную деятельность и достигать своих целей. «Благодаря строжайшему контролю, осуществляемому этими организациями во внутренней и внешней сферах деятельности, непременному использованию средств шантажа и запугивания, ни один человек, и даже члены его семьи, не в состоянии когда-либо разорвать отношения с тайным обществом».
Накануне присоединения Макао к Китаю, в 1965 году четыре крупнейших мафиозных организации Макао: «14К» (около 10 тысяч участников, в том числе 2 тысячи человек, участвующих в акциях организации), «Шуйфан» (приблизительно 800 участников), «Дацюань» (приблизительно, 500 участников) и «Шэнъи» (приблизительно 200-300 участников) – образовали «Союз четырех» (после выхода из него организации «Шуйфан» он переименован в «Союз трех»).
Целью заключения союза было совместное противостояние угрозе, исходящей от мафиозных преступных организаций Гонконга, и обеспечение лидирующего положения Макао в сфере подпольного игорного бизнеса после присоединения к КНР. Кроме того, мафиозные преступные организации Макао установили устойчивые, постоянные контакты с зарубежными мафиозными организациями, действующими в Гонконге, Гуандуне, Канаде и других странах и регионах. В случае, если преступление по каким-либо причинам было невозможно совершить самостоятельно или руками местных преступников, мафиозные организации Макао приглашали преступников из континентального Китая или Гонконга, обеспечивали их тайный, нелегальный въезд в Макао, а после совершения преступления – безопасную доставку обратно. Для этого «теневые (преступные) общества» разработали специальные маршруты нелегальной доставки людей туда и обратно. Например, они отправлялись на о. Хэнциндао в районе Чжухая, затем водным путем добирались до кольцевой дороги и въезжали в Макао. Для выезда использовали обратный маршрут. Эти постоянные связи с зарубежным преступным миром позволили мафиозным организациям, пользующимся «черным ходом», стать международными, транснациональными преступными организациями, еще более укрепили их позиции и многократно расширили их влияние. Все создало серьезную угрозу безопасности жизни и собственности подданных Макао, а также общественному спокойствию, развитию и процветанию Макао.
Впервые понятие «теневых (преступных) обществ (организаций)» было официально употреблено в сфере права в изданном 4 февраля 1978 года в Макао закона 1/78/М под названием «Преступные организации». С самого начала в этом законе однозначно указывалось: «Типичные преступные организации, действующие в данном географическом регионе, в Макао называют «теневыми (преступными) обществами. Их деятельность в данном регионе имеет тенденцию к возобновлению. Низшие слои общества (теневые общества), контролирующие сферы проституции, распространения наркотиков, похищений людей с целью шантажа и другие сферы незаконной деятельности, естественным образом привлекают пристальное внимание населения и властей данного региона».
Статья 1 данного закона (система уголовного преследования преступных организаций) определяет: «Преступные организации, в данном географическом регионе называемые «теневыми обществами», английский термин: “Triad Societies”, подвергаются мерам преследования и пресечения, указанным в следующих статьях».
Статья 2 (определение «теневых обществ») устанавливает:
1. Незаконные организации со стабильной структурой, созданные путем соглашения или другими способами с целью совершения преступлений, занимающиеся одним или несколькими из перечисленных ниже видов деятельности и тем проявляющих свое существование, следует рассматривать как «теневые общества».: а) торговля наркотиками; б) кражи, насильственное изъятие (ограбление) и умышленное уничтожение материальных ценностей; в) незаконное лишение свободы; г) привлечение путем обмана к занятию проституцией и осуществление любых видов деятельности, связанных с проституцией; д) привлечение, обман и развращение несовершеннолетних; е) получение материальных ценностей и выгоды под предлогом охраны людей или их собственности, а также путем насилия и запугивания; ж) незаконные кредитно-денежные операции; з) подстрекательство к незаконному пересечению границы или содействие в этом; и) незаконный игорный бизнес, незаконная организация и азартных игр со ставками на выигрыш и участие в них; й) отравление животных, играющих роль ставок в азартных играх; к) хранение, ношение и применение запрещенных видов оружия; л) подделка банкнот и ценных бумаг.
2. Любая организация, зарегистрированная в соответствии с законодательством, если она фактически неоднократно занималась одним или несколькими видами преступной деятельности, указанных в перечисленных выше пунктах, также включается в состав приведенного выше определения.
3. Для признания существования организаций, указанных в вышеприведенных пунктах, не требуется: а) фиксированного адреса организации или места сбора участников организации; б) взаимного знакомства участников и их регулярных собраний; в) учреждения управляющих и руководящих деятельностью участников организации органов, руководителей и внутренней иерархии; г) заключения письменного соглашения о создании, деятельности и интересах самой организации, а также разграничении ответственности ее участников.
Организации, именуемые следующими широко распространенными названиями, сим объявляются теневыми, преступным организациями: а) «14К»; б) «Хэаньлэ», а также «Шуйфан» или «Цишуй»; в) «Хэшэнъи» и «Шэнъи»; г) «Юлянь»».
Изданный 30 июля 1997 года закон 6/97/М под названием «Закон об организованной преступности» недвусмысленно отменил вышеуказанный закон № 1/78/М от 4 февраля 1978 года и изменил определение «теневых (преступных) обществ» следующим образом:
«Глава 1 (определение «теневых обществ»).
1. Все организации, входящие в сферу действия данного закона, созданные с целью приобретения незаконной прибыли или выгоды, существование которых выражается в форме соглашения, договора или каким-либо иным путем, и особенно занимающиеся одним или несколькими из приведенных ниже видов преступной деятельности, следует рассматривать в качестве теневых (преступных) обществ:
а) убийства и посягательства и на телесную целостность других людей;
б) лишение других людей свободы передвижения, похищения с целью продажи и международная торговля людьми;
в) угрозы, принуждение и вымогательство под предлогом охраны;
г) организация бизнеса, связанного с проституцией, сутенерство и посреднические услуги, связанные с проституцией несовершеннолетних;
д) получение сверхприбыли преступного характера;
е) кражи, насильственное изъятие (ограбление) и умышленное уничтожение материальных ценностей;
ж) заманивание, подстрекательство и содействие незаконным миграциям;
з) незаконный игорный бизнес, незаконное проведение денежных лотерей, участие в азартных играх на выигрыш и незаконная организация массовых азартных игр; и) незаконная деятельность, связанная с бегами животных;
и) получение сверхприбыли путем организации выигрышных лотерей;
к) импорт, экспорт, приобретение, сбыт, изготовление, использование, ношение и хранение запрещенных видов оружия, боеприпасов, взрывчатых и горючих веществ, любых связанных с ними производственных установок и готовых продуктов, а также преступная деятельность, предусмотренная статьей 264 Уголовного кодекса (организация пожаров, взрывов и другая особо опасная деятельность) и статьей 265 Уголовного кодекса (ядерная энергия);
л) незаконная деятельность, связанная с выборами и выдвижением кандидатов;
м) изготовление и сбыт транспортных документов;
н) подделка банкнот, векселей и долговых обязательств, аккредитивов, удостоверений личности и туристических документов;
о) дача взяток;
п) вымогательство документов;
р) незаконная конфискация удостоверений личности и туристических документов; с) злоупотребления при использовании кредитных карт и карт финансового обеспечения;
т) внешнеэкономическая деятельность, проводимая в недозволенных местах; у) незаконный оборот, перемещение и укрывание капитала и материальных ценностей;
ф) незаконное владение техническими средствами прослушивания или создания помех связи органов полиции, отрядов и структур охраны общественной безопасности.
2. Существование теневых (преступных) обществ, соответствующих вышеперечисленным пунктам, не требует наличия:
а) адреса общества или фиксированного места для проведения его собраний;
б) взаимного знакомства участников общества и проведения регулярных собраний;
в) команд, руководителей и иерархической структуры, способствующих целостности организации и являющихся его движущей силой;
г) письменного соглашения, регламентирующего его состав, деятельность, ответственность участников или распределение прибыли».
Хотя конкретное содержание старого и нового законов немного различается, но используемый метод один и тот же, к определению границ понятия они подходят с двух сторон: с одной стороны, они должны образовывать организацию, с другой, они должны осуществлять один или несколько из перечисленных видов преступной деятельности. Теневые (преступные) общества являют собой сочетание и единство двух этих аспектов.
В организационном аспекте старый закон определяет необходимость соответствия следующим требованиям: «Незаконные организации со стабильной структурой, созданные путем соглашения или другими способами с целью совершения преступлений»; согласно требованиям нового закона, теневыми (преступными) следует считать «все организации, входящие в сферу действия данного закона, созданные с целью приобретения незаконной прибыли или выгоды, существование которых выражается в форме соглашения, договора или каким-либо иным путем». В то же время оба закона ясно указывают, что существование теневых (преступных) организаций не требует адреса общества или фиксированного места для проведения его собраний; не требует взаимного знакомства участников общества и проведения регулярных собраний; не требует учреждения командования, руководителей и иерархической структуры, являющихся движущей силой организации; не требует письменного соглашения, регламентирующего его состав, деятельность, ответственность участников или распределение прибыли.
В аспекте осуществления конкретных видов преступной деятельности старый закон перечислял 12 видов, в то время как в новом законе их уже 22, т.е. добавилось 10 видов преступной деятельности.
Кроме того, значительные изменения произошли и в прежних видах преступной деятельности; немалую долю в них составляют насильственные или недавно распространившиеся виды преступной деятельности.
Например: убийства и посягательства на телесную целостность других людей; лишение других людей свободы передвижения, похищения людей и международная торговля людьми; импорт, экспорт, приобретение, сбыт, изготовление, использование, ношение и хранение запрещенных видов оружия, боеприпасов, взрывчатых и горючих веществ, любых связанных с ними производственных установок и готовых продуктов, а также преступная деятельность, предусмотренная статьей 264 Уголовного кодекса (организация пожаров, взрывов и другая особо опасная деятельность) и статьей 265 Уголовного кодекса (ядерная энергия); незаконная деятельность, связанная с выборами и выдвижением кандидатов; получение преступной сверхприбыли; подделка банкнот, векселей и долговых обязательств, аккредитивов, удостоверений личности и туристических документов; дача взяток; внешнеэкономическая деятельность, проводимая в недозволенных местах; незаконный оборот, перемещение и укрывание капитала и материальных ценностей; незаконное владение техническими средствами прослушивания или создания помех связи органов полиции, отрядов и структур охраны общественной безопасности и другие.
Это является отражением современного процесса дифференциации, модернизации и приобретения насильственного характера мафиозной преступности Макао.
Тайвань.
Истоки мафиозных организаций Тайваня уходят в период японской оккупации, когда они были объединениями японских авантюристов, бродяг и деклассированных элементов. Позже они развились в ряд местных тайных обществ. После эмиграции в 1949 году правительства гоминьдана на Тайвань большое количество членов тайных обществ вместе с ним переместилось на Тайвань, образовав зарубежные тайные общества.
По мере социально-экономического развития Тайваня влияние теневых (преступных) обществ становилось все шире. Они захватывали сферы влияния, взимали «плату за охрану», контролировали сферы проституции и игорного бизнеса, организовывали вооруженные столкновения и стычки, торговали огнестрельным оружием и наркотиками, совершали другие виды преступлений.
21 марта 1952 года и 24 октября 1965 года «Административный совет» Тайваня дважды издавал «Закон о запрещение хулиганской деятельности в период действия военного положения». Содержание этих законов немного различается. Однако, пункт 1 статьи 3 обоих законов одинаково определяет: «Незаконная, самовольная организация групп, тайных обществ, поиск сообщников для объединения» есть хулиганская деятельность. Указанная в законах формулировка «тайные общества» в действительности означает «мафиозные организации». Это связано с тем, что в старом Китае тайные общества были основными представителями теневого (преступного) мира.
Начиная с ноября 1984 года власти Тайваня провели несколько кампаний по искоренению организованной преступности: «1-ю специальную кампанию чистки», «2-ю специальную кампанию чистки» и другие. Для координации мер по борьбе с организованной преступностью 19 июля 1985 года на Тайване были изданы «Правила выявления и усмирения хулиганов в период мобилизации и усмирения бунтов и смут» и детальные принципы и меры их осуществления.
Вторая статья этих правил гласит: «Лица, самовольно создающие, управляющие, руководящие или участвующие в организациях, наносящих вред общественному порядку, угрожающих жизни, здоровью, свободе или собственности других людей» являются хулиганами. «Организации», упоминающиеся здесь, являются мафиозными (теневыми) организациями.
29 июля 1992 года «Главнокомандующий» переделал эти правила и издал «Правила усмирения хулиганов» и детальные принципы их осуществления. Статья 2, пункт 1 этих правил гласит: «Лица, самовольно создающие, управляющие, руководящие или участвующие в тайных обществах и объединениях, нарушающих общественный порядок, наносящих вред жизни, здоровью, свободе или собственности других людей» в масштабах, достаточных для нарушения общественного порядка, являются хулиганами.
В этой формулировке также присутствует указание на создание, управление, руководство и участие в теневых (мафиозных) организациях, однако результат каждой из кампаний борьбы с организованной преступностью, развернутых администрацией Тайваня, был незначителен.
По данным полицейских органов Тайваня, в 1994 году по всему Тайваню насчитывалось 1 236 тайных обществ, в которые входило 10 582 участников. В 1996 году по всему Тайваню насчитывалось 126 крупных тайных обществ и преступных организаций, в которые входило более 5 800 участников.
В их числе: организации «Чжуляньбан» (более 600 участников), «Сыхайбан» (более 500 участников), «Тяньдаомэн» (более 400 участников) и «Сунляньбан», которые называют «четырьмя крупными тайными обществами. В каждой из этих организаций имеется должность главы организации, ниже нее стоят должности «танкоу» («благородных», «внутреннего зала»), «танькоу» («стоящих у дверей храма») и другие, учреждена церемония вступления в общество и устав общества. Сфера влияния этих организаций распространяется на весь Тайвань.
Мафиозные организации проникли не только в сферу экономики, кинематографа и телевидения и другие сферы общественной жизни, но, опираясь на насилие, угрозы и взятки, они проникли и в сферу политики и государственного управления. Они развились от отношений зависимости, преобладающих на предыдущем этапе, к отношениям доминирования и направления в отношении законодательных органов власти некоторых уездов и городов, распространенным в настоящее время, перешли от отношений симбиоза с отдельными политическими фигурами в прошлом к современным тесным контактам с местными фракциями, движениями и политическими партиями, от прошлой возможности воспользоваться местными политическими трибунами к нынешней возможности участвовать в работе центральных органов народовластия, образовав политический курс слияния криминала и капитала.
Мафиозные организации Тайваня также активно расширяют сферу своего влияния за пределами острова, основывают за рубежом базы для своей преступной деятельности. Во многих странах и регионах, и особенно в странах и регионах компактного проживания этнических китайцев, они одно за другим учреждают отделения и органы своих организаций, осуществляют вложения капитала, занимаются контрабандой, торговлей наркотиками и другой преступной деятельностью, а также совершают преступления совместно с мафиозными организациями других стран и регионов. Влияние тайваньских мафиозных организаций распространяется на территорию всех континентов мира, за исключением Антарктиды.
В июне 1996 года власти Тайваня в масштабах всего островного государства вновь развернули действия по борьбе с организованной преступностью под названием «Специализированная кампания по усмирению и наведению порядка», основной удар которых был направлен на «изгнание криминального капитала», а 22 ноября 1996 года на Тайване вновь были изданы «Правила предотвращения и пресечения организованной преступности».
В законодательной преамбуле документа тайваньские власти отмечали: «В стране наблюдается разгул преступности, широкое распространение получила власть капитала. Все это наносит большой ущерб общественному порядку и спокойствию и демократическому законному правлению. Ликвидация организованной преступности, прекращение насилия действительно являются неотложными задачами правительства в текущий момент времени.
Континентальный Китай.
Исторически сложилось, что на территории материкового Китая «тайные общества» были визитной карточкой теневого (преступного) мира. Поэтому термин «тайные общества» («братства») стал привычным в употреблении. В период правления гоминьдана все более распространенным и употребительным становилось понятие «теневые (преступные) общества» (хэй шэхуй). Продолжали его использовать и после образования КНР.
До образования КНР теневые (преступные) общества и организации были распространены по всей стране, обладали колоссальным влиянием, наносили серьезный урон. Население жестоко страдало от их деятельности. Однако вскоре после освобождения влияние теневых (преступных) обществ в континентальном Китае было полностью ликвидировано, и на четверть века они практически исчезли из страны. Только с началом экономических реформ, когда преступные силы вновь стали наращивать мощь в континентальном Китае, выражение «теневое общество» вновь стало привлекать к себе все большее внимание людей.
В законодательстве впервые понятие теневого (преступного) общества появилось в одном из постановлений местных органов власти, а именно, в изданном в 1982 году администрацией г. Шэньчжэнь провинции Гуандун «Манифесте о запрете теневых обществ». Данный манифест был направлен, главным образом, против проникновения в страну зарубежных преступных организаций. Впоследствии стали употребляться понятия «организация теневого (мафиозного) характера», «группа теневого (мафиозного) характера», «преступность теневого (мафиозного) характера» и другие. Они применялись, главным образом, к преступным силам, вновь возникшим на территории континентального Китая. В этих понятиях отразилось состояние развития преступных сил в континентальном Китае: хотя они уже появились, но оставались незрелыми. Это было незрелым состоянием теневого (преступного) мира.
В 1982-1983 годах администрация г. Шэньчжэнь провинции Гуандун издало «Сообщение о запрете деятельности теневых обществ». Городские органы общественной безопасности всех уровней дважды проводили крупномасштабные кампании по «борьбе с организованной преступностью и ликвидации преступных союзов (братств)». Тогда в официальных документах континентального Китая впервые было употреблено понятие теневых (преступных) обществ».
15 октября 1989 года Народное правительство г. Шэньчжэнь издало «Сообщение о запрете тайных обществ, организаций и союзов теневого (преступного) характера и борьбе с ними». В нем оно вновь заявило о том, что «с целью защитить от посягательств жизнь и собственность государства, коллективов и народных масс, сохранить общественный порядок и спокойствие, в отношении теневых (мафиозных) организаций и союзов теневого (мафиозного) характера, а также их незаконной и преступной деятельности следует твердо и решительно придерживаться позиции запрета и беспощадной борьбы». В то же время Управление общественной безопасности г. Шэньчжэнь, Шэньчжэньская городская народная прокуратура, Народный суд г. Шэньчжэнь средней ступени и Управление юстиции г. Шэньчжэнь совместно разработали проект документа под названием «О некоторых аспектах политики в отношении мер пресечения для участников теневых (мафиозных) организаций и участников незаконных и преступных групп, имеющих характер теневых обществ» (в порядке эксперимента). В этом документе впервые были даны определения теневой (мафиозной) организации и организации теневого (мафиозного) характера. В частности, было указано следующее:
1. «Теневая (мафиозная) организация есть преступная организация окраски феодального тайного общества и одновременно реакционного, хулиганского характера, наносящая серьезный вред режиму народной демократической диктатуры и общественной безопасности, нарушающая общественный порядок, спокойствие и порядок общественного управления, имеющая самостоятельно выбранное название, с относительно сплоченной структурой и с относительно постоянным местом, районом или отраслью деятельности».
2. «Незаконная, преступная группа, по содержанию и формам деятельности, организационной форме и другим признакам сходная с теневой (мафиозной) организацией, либо по структуре участников тесно связанная с теневой (мафиозной) организацией, есть незаконная, преступная группа теневого (мафиозного) характера».
Два этих определения явились итогом обобщения многолетнего опыта компетентных органов г. Шэньчжэнь, приобретенного в борьбе с теневыми (мафиозными) организациями и организациями теневого (мафиозного) характера. Они несут в себе отчетливый местный колорит и региональную ограниченность. Поскольку Шэньчжэнь граничит с Гонконгом, формирование и развитие шэньчжэньских организаций мафиозного характера происходило под непосредственным влиянием мафиозных организаций Гонконга, и поэтому они приобрели особенности, присущие гонконгским мафиозным организациям.
Принятое 16 ноября 1993 года на 5-й сессии Постоянного комитета Совета народных представителей провинции Гуандун 8-го созыва «Постановление провинции Гуандун о мерах пресечения деятельности теневых (мафиозных) организаций» стало одним из официальных законодательных документов. Кроме того, что оно ясно определило конкретные меры и принципы пресечения и наказания различных видов преступной деятельности мафиозных организаций, оно еще определило границы понятия мафиозной организации.
Милиция КНР впервые официально использовало понятие преступности мафиозного характера в 1986 году. В это время как раз начиналась третья всекитайская кампания «беспощадной борьбы с преступностью». «Основные направления работы по охране общественной безопасности по всей стране на 1986 год» ясно отмечали: «В ходе данной кампании борьбы … следует обратить особое внимание на борьбу с некоторыми преступными элементами, во-первых, с убийцами, грабителями, насильниками, ворами, устраивающими взрывы, вооруженные нападения, нанесение тяжких телесных повреждений и другими преступниками, наносящими особо тяжелый урон обществу; во-вторых, с хулиганскими группами и, носящими теневой (мафиозный) характер, и объединениями, контролирующими отдельные сферы и территории».
После этого понятия вроде «теневое (мафиозное) общество» и «характера теневого (мафиозного) общества» стали регулярно появляться на страницах официальных и законодательных документов. Однако они не давали им определения.
На открывшемся в октябре 1992 года совещании Министерства общественной безопасности по вопросам борьбы с групповой преступностью в некоторых провинциях, городах и уездах страны глава правоохранительного ведомства страны впервые выделил 6 признаков организации теневого (мафиозного) характера (преступной группы): 1) на местном уровне сформировалась преступная сила, имеющая определенную сферу влияния; 2) профессионализация преступности, в течение длительного периода времени совершение одного или нескольких видов преступлений; 3) обычно довольно значительный количественный и относительно стабильный состав участников; 4) глубокий антиобщественный характер, множество факторов негативного влияния ее деятельности, значительный вред населению; 5) зачастую имеет определенную экономическую мощь, может даже контролировать отдельные экономические объекты и сферы влияния; 6) привлечение различными способами на свою сторону и моральное разложение кадрового состава органов общественной безопасности, юстиции, партийных и государственных органов власти, поиск в них покровительства.
Шесть вышеуказанные признаков являются итогом обобщения практического опыта, существуют объективно и имеют важную теоретическую ценность и практическое значение. Несмотря на то, что шесть признаков, выделенных главой правоохранительного ведомства, требуют более глубокого научного исследования, в тот момент и значительный последующий период времени после него они явились критериями определения преступных организаций мафиозного характера и на практике сыграли большую позитивную роль.

Этапы развития организованной преступности в Китае

По данным китайских исследователей организованная преступность в континентальном Китае с началом проведения политики «открытых дверей» за относительно небольшой по историческим меркам срок, прошла эволюционный путь развития от организаций низшего типа к организациям высшего типа: обычная преступная группа – преступная организация мафиозного характера – мафиозная преступная организация. Процесс этого развития в общих чертах делится на три этапа. Первый этап охватывает период от первых лет после начала реформ и проведения политики «открытых дверей» до конца 80-х годов. Второй этап включает десятилетие с начала 90-х годов до начала 2000 года. Начало третьего периода развития приходится на конец ХХ-го века – начало ХХI-го века.
Первый этап развития преступности мафиозного характера в Китае ( конец 70-х – конец 80-х годов)
Особенностями данного периода являются, наряду с появлением множества преступных групп и непрерывным ростом их количества, превращение определенной части преступных групп, сначала маленькой, а затем все большей, в организации мафиозного типа. Преступность мафиозного характера Китая изначально происходила из двух разных источников: развитие внутренней преступности мафиозного типа и проникновение преступного сообщества из-за границы. Два этих источника имеют тесную взаимосвязь и взаимовлияние, совместно способствовали развитию преступности мафиозного характера.
С началом экономических реформ и проведения политики открытых дверей под влиянием множества различных внутренних и внешних факторов криминальная обстановка в Китае стала быстро ухудшаться. В 1980 году количество уголовных дел, возбужденных по всей стране составило 757104, что оказалось на 120882 дела (или 19%) больше, чем в 1979 году. В 1981 году количество уголовных дел, возбужденных по всей стране составило 890281, что оказалось на 133177 дел (17,6%) больше, чем в 1980 году. Таким образом, ежегодный прирост составил более 100 тысяч преступлений.
Ухудшение криминальной обстановки раньше всего проявилось в некоторых крупных и средних городах, где происходил по сути дела разгул уголовной преступности. С августа по октябрь 1979 года только в трех крупных городах: Пекине, Тяньцзине и Шанхае было совершено 99 зверских убийства, 141 изнасилование и 616 грабежей и разбойных нападений.
После проведения в 1979 году Всекитайского совещания по проблемам обеспечения общественного порядка в городах развернулись масштабные действия по наведению порядка, обеспечению общественной безопасности и борьбе с уголовными преступлениями. При этом основной упор данных мероприятий был сделан на обеспечение порядка в крупных и средних городах. В течение года в Пекине, Тяньцзине, Шанхае и 64 других крупных и средних городах были обезврежены и понесли наказания более 19 тысяч уголовных преступных элементов, раскрыто более 11 тысяч уголовных преступлений, уничтожено более 3400 преступных групп.
В конце 1986 года трехлетняя кампания «беспощадной борьбы» с преступностью завершилась. В ходе трех этапов «беспощадной борьбы « с преступностью было раскрыто и обезврежено 197 тысяч преступных групп, выявлено и наказано 876 тысяч их участников, конфисковано более 30 тысяч единиц огнестрельного оружия и более 2 миллионов патронов. Преступления, относящиеся к организованной преступности, за этот период в основном были совершены, в основном, хулиганскими группировками мафиозного характера. На втором месте по количеству возбужденных уголовных дел стояли преступные группы, занимавшиеся операциями с наркотиками, похищениями и продажей людей, насильственными преступлениями и другие.
Однако следует отметить, что базовое улучшение общественного порядка во время пика мероприятий кампании по борьбе с преступностью было лишь временным явлением, поскольку политические, экономические, культурные и другие факторы, явившиеся причиной ухудшения криминальной обстановки в стране, вовсе не исчезли, а наоборот получили свое развитие. По окончании кампании «беспощадной борьбы» с преступностью ситуация с общественным порядком в стране вновь начала ухудшаться.
Динамика показателей организованной преступности в период с 1987 по 1990 годы приведена на диаграмме рис.1.1.

На рубеже 1990 года организованная преступность мафиозного типа Китая вышла на новый уровень развития. По этому поводу в 1990 году Политико-правовой Совет ЦК КПК отчетливо указывал: «Характерными особенностями непрерывного роста в стране уголовной преступной деятельности различного вида являются резкое увеличение численности преступных групп, ускорение их эволюции и перехода в преступные организации мафиозного характера. Все это является непосредственной причиной общего перехода уголовной преступности и ее угрозы обществу на новый качественный уровень. Не только в городах преступные элементы образуют шайки и банды для совершения преступлений, на транспортных коммуникациях бесчинствуют «грабители машин и дорожные авторитеты», в деревнях, волостях и поселка также одна за другой возникают хулиганские банды». Большинство тяжких, крупных преступлений, наносящих тяжелый урон и имеющих большие негативные последствия, совершается именно преступными группами. Особенно те преступные группы, основу которых составляют лица, освобожденные после исправительно-трудовых работ, трудового перевоспитания, бежавшие из мест лишения свободы и другие имеющие судимость лица, имеют антинародное сознание, полный букет совершаемых злодеяний, прочную, сплоченную структуру, большой стаж преступной деятельности, набор уловок и приемов, позволяющих им избежать попадания под паровой каток кампании «беспощадной борьбы». Некоторые из них уже образовали преступные организации мафиозного характера, вред, наносимый ими, в сравнении с хулиганскими группами, существовавшими до начала кампании борьбы с преступностью 1983 года, несомненно, поднялся на новый уровень. Множество примеров свидетельствует о том, что растущие с каждым днем масштабы уголовной преступной деятельности уже непосредственно угрожают общественному спокойствию, экономическому развитию и стабильности в масштабах всего государства».
В этот период возрастает количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Усиливаются контакты и совместная деятельность внутреннего и зарубежного наркобизнеса, многие преступные организации в этой сфере начинают непосредственно работать под руководством зарубежных наркобаронов. Многие организации ведут свою преступную деятельность в течение продолжительного времени, налаживают постоянные отношения сбыта и поставки нелегального товара, образуют единую цепочку, состоящую из поставки, транспортировки и сбыта наркотиков. Хранение и транспортировка наркотиков представляет собой тайную сеть, имеющую свои узловые точки. Она полностью использует современные средства связи и транспорта. Многие группировки имеют собственное вооружение, повышающие степень насилия совершаемых ими преступлений.
Одновременно наблюдается рост преступлений в сфере похищения и торговли женщинами и детьми, а также деятельности, так или иначе связанной с проституцией.
В качестве характерных особенностей данного этапа следует отметить: 1) наметившуюся тенденцию ускоренной трансформации преступности молодежных преступных групп в преступные организации мафиозного характера (в 1989 году среди участников всех выявленных преступных групп молодежь составила 73%); расширение территориальной сфера преступной деятельности (появилась межрайонная, междууездная, межпровинциальная и международная преступность); повышение степени насильственности преступлений (увеличилось количество преступных организаций, применяющих огнестрельное оружие и взрывчатые вещества); накопление преступными организациями собственных финансовых средств и проникновение в экономическую сферу; проникновение в местные органы политической власти, особенно в органы исполнительной и законодательной власти, привлечение в свои ряды и разложение административного аппарата и кадровых работников.
Одним из факторов, оказавшим существенное влияние на криминогенную обстановку в Китае в указанный период явилось начало проникновение зарубежных мафиозных организаций (преступных сообществ) в континентальный Китай в начале 80-х годов.
До начала проведения политики «открытых дверей» в КНР, в связи с очень строгим регулированием процесса въезда и выезда из страны, силы зарубежного преступного мира редко проникали на территорию континентального Китая с целью занятия незаконной и преступной деятельностью. Даже если они случайно попадали в КНР, то у них не было возможности для преступной деятельности. С началом экономических реформ и проведения политики «открытых дверей» зарубежные преступные сообщества воспользовались этой возможностью для активизации проникновения в Китай. Так, например, в 1979 году в провинции Гуандун, во время начала строительства г.Шэньчжэнь, мафиозные элементы Гонконга и Макао, используя легальные и нелегальные пути, проникали в Шэньчжэнь, где начали вербовать в свои ряды людей из местного населения и создавать дочерние структуры своих организаций. (подобной деятельностью на территории континентального Китая занимались гонконгская мафиозную организацию «Гуаншэндан» («Союз Великих побед»); гонконгской триада «14К», в состав которой в 1983 году вступила по именем «Сиу» («Привычные к битвам») хулиганская группировка «Гуаньдинбан» из провинции Фуцзянь; и др.
Члены мафиозных организаций, совершив преступления за рубежом, стали использовать на территорию Китая, чтобы укрыться там от возмездия закона. Такие лица были выявлены в провинциях Гуандун и Фуцзянь. В этот же период международные организации наркобизнеса и наркоторговцы начали разрабатывать «китайский путь» транзита наркотических средств. Наркотики, в больших количествах стали ввозить из района «Золотого треугольника», транспортировать их через территорию Китая в Гонконг и Макао и поставлять его на мировой рынок наркотических средств или непосредственно сбывать на территории Китая. Значительным образом зарубежные мафиозные организации активизировали контрабандную деятельность, начиная с контрабанды золота, культурных ценностей, бытовой электроники, лекарственного сырья, сигарет, ценных видов растений и животных, и заканчивая контрабандой крупных партий оружия и боеприпасов. Также контабандным путем в Китай ввозились фальшивые купюры, отпечатанные в Гонконге и на Тайване. Эта партия фальшивых купюр была подделана гонконгской преступной группировкой «14К». В декабре 1990 года органами общественной безопасности провинции Фуцзянь было раскрыто несколько преступлений, связанных с перевозкой и продажей в Китае партии фальшивых китайских юаней номиналом 100 юаней на сумму 11 миллионов 530 тысяч юаней КНР. В эти годы ухудшилась ситуация с нелегальным пересечением границы через пограничные пункты, по сравнению с периодом 1984 - 1985 годов, в 1989 году их число увеличилось вдвое. Выявлены также факты направления некоторыми зарубежными мафиозными организациями профессиональных киллеров для совершения заказных убийств на территории КНР.
Второй этап развития преступности мафиозного характера в Китае ( начало 90-х – конец 90-х годов)
Особенностями этого этапа являются ускорение процесса созревания преступных организаций мафиозного типа и преобразования их в мафиозные организации. В некоторых местах возникают отдельные мафиозные организации. Контакты и сотрудничество преступных сообществ внутри страны и за рубежом непрерывно расширяется и углубляется. Ими совершаются совместные преступления, и даже образуются новые преступные организации мафиозного характера, которые занимаются межрегиональной и международной преступной деятельностью. С приближением к концу 90-х годов появляется новая тенденция к трансформации преступных организаций мафиозного характера в мафиозные организации. Это – еще одна переломная точка в развитии преступности мафиозного характера в Китае. Она явилась предвестником той серьезной проблемы, каковой являются мафиозные организации для общественного порядка в современном Китае.
С началом 90-х годов ситуация в сфере общественного порядка по-прежнему оставалась очень тяжелой. По всей стране продолжало расти количество совершаемых крупных и особо крупных уголовных преступлений, а также преступлений насильственного характера, совершенных с особой жестокостью.
Динамика показателей организованной преступности в период с 1991 по 1995 годы приведена на диаграмме рис.1.2.

Как видно из диаграммы, при относительно стабильном количестве организованных преступных групп и их численном составе, количество совершаемых преступлений продолжало расти. В 2000-ом году оно составило уже 3673307 штук, что 85% выше, чем в 1998 году.
Это является одним из признаков того, что на данном этапе преступные организации мафиозного характера развились до более высокого уровня. В июне 1992 года Аналитический центр органов охраны правопорядка сделал следующую оценку современного состояния преступных групп и преступных организаций мафиозного характера в КНР:
«…некоторые из преступных групп в настоящее время имеют тенденцию к эволюции и переходу в мафиозные организации. Их внутренняя организация становится все более сплоченной, они работают под прикрытием легальной профессиональной деятельности, облачаются в различные внешние одежды, используют экономические мощности. Они привлекают на свою сторону и морально разлагают кадровых работников партийных и государственных органов власти, сотрудников органов общественной безопасности, плетут сеть своих связей, ищут у них защиты и поддержки, «крыши», организованно занимаются контрабандой, торговлей наркотиками, вымогательством, сутенерством, торговлей оружием и другими видами преступной деятельности, работают телохранителями. В реальности, на современном этапе социального развития, они уже стали организациями, носящими выраженный мафиозный характер. Это является одной из настораживающих тенденций, требующей особой бдительности.».
Во второй половине 90-х годов (1996-2000 г.г.) процесс трансформации преступных организаций мафиозного характера в мафиозные организации еще более усилился. В 1998 году глава правоохранительного ведомства КНР указывал: «…Организованная преступность существовала и прежде, но никогда эта проблема не была настолько актуальна, как сейчас. Некоторые классические виды организованной преступности постепенно эволюционируют в сторону мафиозных преступных сообществ. Они имеют большой количественный состав, сплоченную структуру, творят темные дела, захватывают контроль на целыми сферами, притесняют население. Они имеют четкое внутреннее разделение труда, закулисное стратегическое планирование и открытые действия «на сцене». Такие организации имеют свой устав и внутренние правила, строго наказывают своих членов-нарушителей дисциплины. Одновременно с преступной деятельностью они владеют легальными экономическими предприятиями. Пользуясь своей экономической мощью, они всеми способами привлекают на свою сторону и морально разлагают кадровых работников органов власти, плетут сеть преступных связей, ищут защиты и покровительства, чтобы избежать заслуженной кары. Организованная преступность такого типа существует почти в каждом регионе страны. Зарубежные преступные сообщества также постепенно проникают в страну, создают себе плацдарм в некоторых приморских районах Китая, встают на ноги и пускают корни. Внутренняя и зарубежная преступность вступают в сговор, сообща, безудержно занимаются незаконной и преступной деятельностью».
Фактически в этот период в некоторых регионах появились классические мафиозные преступные организации, которые образовывались в том числе и под влиянием зарубежных мафиозных организаций, деятельность которых во многом способствовал непрерывный рост открытости страны внешнему миру и быстрое увеличения контактов между жителями Китая и иностранцами (В 1992 году только в Шэньчжэни было выявлено 25 мафиозных организаций, созданных гонконгскими, макаоскими и тайваньскими преступными союзами «14К», «Шуйфан», «Хэшэнхэ», «Синьиань» и другими, схвачено 338 их членов.).
Зарубежные мафиозные организации и их участники под именем инвесторов, коммерсантов, предпринимателей въезжали в КНР и создавали на ее территории собственные опорные пункты. Их деятельность по расширению своего могущества с каждым днем становилась все активнее. Подобные опорные пункты были обнаружены в Пекине, Шэньчжэне, Фучжоу, Сямыне и других городах и регионах страны. Направлением своих инвестиций они выбирали, в основном, непроизводственную сферу («третий сектор экономики»). Особенно много капитала вкладывалось ими в пивные бары, танцевальные залы, залы караоке, рестораны, ночные клубы, тиры, туристические развлекательные комплексы и т.п. Эти заведения и приносили неплохой доход и позволяли скрыть незаконную деятельность преступников. Что особенно характерно, они превращали эти заведения в подпольные организации по оказанию интимных услуг и тайные явки для связи и планирования преступной деятельности.
Некоторые из мафиозных организаций, проникая в Китай, преследовали свои далеко идущие цели. В 1992 голу в Шанхае было раскрыто дело о проникновении и деятельности в КНР тайваньской мафиозной организации «Сыхайбан» («Союз четырех морей»), которая, рассматривая Шанхай как город мирового значения, планировала переместить туда штаб-квартиру своей организации в Шанхай и с этой целью учредила в Гуанчжоу, Сямыне, Циндао и других приморских городах Китая должности связных, а в сам Шанхай направила «министра иностранных дел» для подготовки перемещения в этот город штаб-квартиры организации.
Во второй половине 90-х годов непрерывно возрастало количество тяжких, насильственных групповых преступлений, совершенных на территории Китая зарубежными мафиозными элементами. Виды совершаемых ими преступлений включали похищения людей с целью вымогательства, кражи автомобилей, убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, незаконный оборот оружия и другие. Характерной особенностью и тенденцией проникновения в Китай зарубежных преступных сообществ на данном этапе, на которую необходимо обратить пристальное внимание, является усиление взаимодействия зарубежных и отечественных мафиозных преступных элементов. Они совместно совершали преступления, и даже образовывали новые мафиозные и бандитские преступные организации, становясь межрегиональной и международной преступной силой.
Третий этап развития преступности мафиозного характера в Китае ( после 2000 года).
После 2000 года преступность мафиозного характера и преступные силы в некоторых районах страны стали развиваться еще быстрее, их незаконная и преступная деятельность стала крайне разнузданной, действия вызывающими, а поведение наглым. Данные преступные сообщества соединили в себе различные виды преступлений и преступности, а методы совершаемых ими преступлений стали еще более жестокими и бесчеловечными и возмутительны. Одни из них захватывали власть в деревнях и волостях, становились местными «князьками» и притесняли местное население. Другие вмешивались в ссоры и конфликты, беря на себя роль судей. Третьи обманом добивались гегемонии в городах, силой отнимали (имущество) и грабили людей. Четвертые занимались организацией азартных игр, организацией оказания интимных услуг и другой незаконной деятельностью, получая при этом богатства, не заработанные честным трудом. Пятые ненавидели правительство, пренебрегали законом, открыто, с оружием в руках выступали против правоохранительных органов. Шестые привлекали на свою сторону и морально разлагали партийных и государственных чиновников и сотрудников политических и юридических органов страны, работников милиции, плели сеть своих преступных связей, искали покровительства власть имущих. Седьмые даже руководили низовыми органами политической власти, внося беспорядок и неразбериху в работу местных администраций.
В одном из выступлений по китайскому телевидению глава правоохранительного ведомства КНР заявил: «Бурное развитие различных видов преступных сообществ серьезно нарушает общественный порядок и стабильность, наносит ущерб безопасности жизни и собственности народных масс, разрушает экономический и общественный порядок, препятствует успешному проведению экономических реформ и экономического строительства, разлагает ряды кадровых работников партийных, политических и правоохранительных органов, разрушает партийную дисциплину и общественную мораль, подтачивает основы организации низовых органов политической власти. Если мы не будем достаточно информированы об этом, не придадим этим явлениям должного внимания, мы не сможем оперативно принять решительные и действенные меры для полного уничтожения этого вида преступности. Если же позволить ему расти и развиваться, то это может привести к еще более тяжелым последствиям .
Характеризуя криминогенную ситуацию в стране в этот период глава Верховного Народного суда КНР также указывал:
«Исходя из количества уголовных дел, принимаемых на рассмотрение судебными органами по всей стране, количество преступлений, совершаемых преступными организациями мафиозного характера и бандитскими группировками, непрерывно растет. Количество уголовных дел организаторов, руководителей и участников преступных организаций мафиозного характера, рассмотренных Народными судами КНР всех уровней за январь 2000 г., возросло по сравнению с этим показателем за тот же период прошлого года в 3,4 раза; число осужденных преступников возросло в 6,5 раза. С точки зрения масштабов преступности, налицо тенденция эволюции преступности в сторону мафиозных организаций: все больше растет степень внутренней организованности преступных групп, все более возрастает количественный состав этих организаций.
Сфера их деятельности уже не ограничивается завоеванием господства в какой-либо одной местности, имеется тенденция к укреплению межрегиональных и межнациональных связей преступных организаций. Преступная деятельность все чаще становится профессиональной, все больше становится разнообразие ее средств и методов, а также их интеллектуальная изощренность. Преступные организации концентрируют в своей деятельности различные виды преступлений, методы совершения ими преступлений жестоки и безжалостны, разрушительная сила такой деятельности особенно велика. Она наносит тяжелый урон жизни общества.
Следует также обратить внимание на непрерывный процесс проникновения в Китай зарубежных преступных мафиозных организаций, учащение контактов и взаимодействия внешних и внутренних преступных сил. Сплошь и рядом раскрываются преступления, совершенные международными преступными силами. Если вовремя не принять мер по суровому пресечению этой деятельности, не предпринять эффективных действий по ее предотвращению, эти преступные силы будут действовать все активнее, а запущенная болезнь станет серьезным недугом» .
С целью преодоления этой ситуации, Министерство общественной безопасности приняло решение о проведении с декабря 2000 года по октябрь 2001 года общегосударственной специализированной кампании «борьбы с организованной преступностью и бандитизмом». Основной удар кампании был направлен против организованной преступности мафиозного характера и хулиганских бандитских формирований.
Только за четыре месяца названной кампании органами общественной безопасности было выявлено в общей сложности 66 преступных организаций мафиозного характера, по уголовным делам которых проходило 1466 человек, было раскрыто 2342 уголовных преступления. Выявлено 695 бандитских групп, по уголовным делам которых проходило 3224 человека, было раскрыто 5262 уголовных преступления. Под контролем Министерства общественной безопасности в этот период началось рассмотрение 109 уголовных дел мафиозных преступных организаций, под контролем департаментов и управлений общественной безопасности всех провинций, автономных районов и городов центрального подчинения страны было начато рассмотрение 353 таких дел. Большая часть руководителей и основных участников преступных организаций, дела которых рассматривались под контролем управляющих органов общественной безопасности, были арестованы и привлечены к суду.
Хотя в ходе начатой в декабре 2000 года специализированной кампании «борьбы с организованной преступностью и бандитизмом» и были достигнуты некоторые успехи, однако ситуация в стране в сфере общественного порядка продолжала оставаться крайне напряженной. Так с января по март 2001 года в стране было совершено 60 терактов, в результате которых погибло 205 человек и было ранено 1207 человек; 107 зверских убийств; 152 крупных вооруженных ограбления, в ходе которых 51 человек погиб, а 117 были ранены.
В этой связи, в соответствие с центральной государственной политикой, Министерство общественной безопасности приняло решение с апреля 2001 года по декабрь 2002 года оперативно развернуть по всей стране грандиозную кампанию беспощадной борьбы с преступностью и наведения общественного порядка. Данная общегосударственная кампания беспощадной борьбы с преступностью была рассчитана на 2 года и делилась на 3 этапа. На первом этапе (апрель – май 2001 года), одновременно с продолжением развития специализированной кампании «борьбы с организованной преступностью и бандитизмом», быстро развернуть полноценную кампанию беспощадной борьбы с преступностью и наведения общественного порядка. На втором этапе (с июня 2001 года по июнь 2002 года), используя специализированную кампанию «борьбы с организованной преступностью и бандитизмом» в качестве локомотива, организовать в масштабах всей страны кампании беспощадной борьбы с преступностью и наведения общественного порядка, организационно состоящую из 3 линий фронта . В этот период, исходя из реальной ситуации в сфере общественного порядка, в нужное время организовать общегосударственные или региональные мероприятия «беспощадной борьбы» с преступностью. На третьем этапе (июль 2002 – конец 2002 года) планируется проведение углубленного контроля и мониторинга состояния общественного порядка. При обнаружении серьезных недостатков в сфере общественного порядка и регионов, где по-прежнему отсутствует общественное спокойствие и порядок, развернуть дальнейшие действия кампании «беспощадной борьбы» с преступностью.
Через год активных действий «беспощадная борьба» с преступностью и за наведение общественного порядка увенчалась значительными успехами. Был уничтожен ряд организаций мафиозного характера и множество бандитских группировок, контролирующих отдельные местности: улицы, деревни, города, и творящих в них разнообразные преступления и беззакония. Было ликвидировано несколько «крыш» и покровителей мафиозных и бандитских организаций. В ходе развернувшейся в стране 70-дневной специализированной кампании «преследования беглых преступников» было схвачено и попало в руки правосудия более 128 тысяч беглых преступников. Было выявлено и обезврежено 73 тысячи преступных групп, в том числе 379 преступных организаций мафиозного характера и 5476 бандитских группировок. С апреля по 31 декабря 2001 года судебные органы по всей стране приняли на рассмотрение в общей сложности 330 дел о деятельности преступных организаций мафиозного характера, по которым проходило 1802 человека .
Вместе с тем, несмотря на периодические кампании, проводимые властями КНР по борьбе с организованной преступностью, правоохранительным органам пока еще не удалось переломить сложившиеся тенденции, угрожающие национальной безопасности, которые на данном этапе характеризуются следующими особенностями:
- укреплением внутренней сплоченности и внутриорганизационных связей (многие преступные организации имеют собственную учредительную церемонию и утвержденный внутренний устав организации.).
- дифференциацией форм организации (среди выявленных преступных организаций существовали как организации с четкими внутренними правилами и распорядком, так и организации без них; были организации, ориентирующиеся, в основном, на насильственные виды преступлений, и были организации, имевшие прикрытие в виде легальной экономической деятельности, главари которых обладали вполне законным положением в обществе; были организации кольцеобразного (орбитального) типа с главарем в качестве ядра, и организации с пирамидальной структурой. Среди организаций с пирамидальной структурой были такие, в которых ниже руководителей, составлявших ядро организации, стояла вся масса рядовых боевиков-участников организации; в других «пирамидах» каждый из членов ядра организации строил собственную организацию);
- быстрым ростом масштабов организации;
- непрерывным углублением насильственного характера преступной деятельности организаций;
- проникновением преступных организаций в сферу легальной экономики, усилением их экономической мощи (из проанализированных 40 преступных организаций только организация «Сюйцзябан» и группировка Ли Цзяньшэ не имели собственных компаний . Наибольшим капиталом владел Лю Юн: только его личный капитал составлял 700 миллионов юаней КНР; за ним следом идет Фэн Мань, чей личный капитал составлял 170 миллионов юаней. Группировка Чжан Вэя, заявляла, что владеет капиталом в сотни миллионов юаней, но большая его часть была получена мошенническим путем. Только незаконно присвоенных внебюджетных финансовых средств г. Вэньлин оказалось на 182 миллиона юаней и на 80 миллионов юаней банковских кредитов, полученных мошенническим путем.);
- проникновением в сферу политики, все более возрастающим взаимодействием власти и криминала (в результате анализа 40 уголовных дел выявлено, что возрос ранг чиновников, являющихся покровителями, «крышей» преступной деятельности; положение самих главарей и основных участников преступных организаций мафиозного характера в иерархической структуре власти становится еще более весомым; кадровые работники партийных и государственных органов все чаще вступают в преступные организации мафиозного характера и в ряде случаев сами возглавляют эти организации; сфера влияния преступных организаций мафиозного характера непрерывно расширяется, а контроль преступных организаций над сферами их влияния постоянно усиливается).
Таким образом, на основании материалов, описанных в разделе «Особенности организованной преступности в Китае» можно констатировать следующее:
1. Различите законодательных норм, действующих в сфере борьбы с организованной преступностью, и, даже таких основополагающих понятий как преступная группа и преступная организация («преступные организации мафиозного характера», «Триады», «мафиозные организации»), на территории материковой части Китая и его особых зон (Гонконг-Сяньган и Макао), ранее являвшихся соответственно Британской и Португальской колониями, требует от Китайской Народной Республики скорейшего принятия и введения единообразных законодательных норм, соответствующим нормам Международных Конвенций (Соглашений), принятых ООН, по данному вопросу на всей территории страны.
2. Преступные организации этнических китайцев, зародившиеся и действовавшие вне материкового Китая (Гонконг, Макао, Тайвань) на протяжении уже нескольких десятков лет, с момента провозглашения Китаем политики «открытых дверей», начали активно проникать на территорию материковой части Китая и явились своеобразным катализатором роста организованной преступности в КНР, а также вовлечения граждан Китайской Народной Республики и ее территории для совершения транснациональных преступных операций.
3. За последние двадцать с небольшим лет организованная преступность КНР прошла эволюционный путь развития от простейших форм (простая преступная группа) до высших форм ее проявления (мафиозные преступные организации), такими характерными чертами как укреплением внутренней сплоченности и внутриорганизационных связей; проникновением преступных организаций в сферу легальной экономики и усилением их экономической мощи; проникновением в сферу политики и все более возрастающим взаимодействием власти и криминала, а также активным взаимодействием и слиянием с зарубежными преступными организациями, что создает предпосылки превращения их в транснациональные преступные сообщества.
4. Несмотря на периодические кампании, проводимые властями КНР по борьбе с организованной преступностью, правоохранительным органам страны пока еще не удалось переломить сложившиеся тенденции, угрожающие национальной безопасности не только Китая, но и других государств (учитывая участие китайских мафиозных организаций в таких особо опасных транснациональных преступных операциях как контрабанда наркотиками, оружием, товарами ширпотреба, торговля детьми и женщинами для целей сексуальной эксплуатации, мошенничество в финансовой сфере, отмывание «грязных» денег и т.п.), что требует объединения усилий международного сообщества и координации правоохранительных органов разных государств в борьбе с транснациональными проявлениями китайской организованной преступности.
ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ КИТАЙСКОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ НА ТЕРРИТОРИИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Деятельность китайских преступных организаций на территории Северной Америки

Китайские преступные элементы действуют в Соединенных Штатах Америки в течение более 120 лет. В прошлом объектами посягательств этих преступников были только лица, принадлежащие к различным китайским сообществам. Китайские преступные группы были несколько гомогенны в прошлые годы, состоя из лиц, в основном говорящих на кантонском («Cantonese») диалекте и, в меньшей степени на тойсаниском («Toisanese») диалекте, из Гонконга и провинции Гуандунг (КНР). В настоящее время, китайские преступные сообщества стали более разнообразными по этническому составу, члены которых являются уроженцами Гонконга, Тайваня, различных провинций КНР, Вьетнама, Тайланда, Индонезии, Сингапура, Малайзии, Камбоджеи и Филиппин. Доминирующий китайский диалект на котором говорят членных организованных преступных группировок постепенно изменяется от китайского кантонского до китайского материкового. Объектами устремлений китайских преступных группировок (которые стали более зрелыми и организованными) стали уже не только члены китайских сообществ (диаспор) в США, но также и различные американские учреждения и компании.
Результаты недавних и предыдущих исследований, проведенных ФБР США, позволяют сделать вывод, что китайская организованная преступность представлена всем спектром азиатских преступных организаций, разной степени организованности (от членов уличных бригад до квазизаконных бизнесменов, располагающих широкими международными связями), совершающих практических все виды преступных деяний. В результате исследований, ФБР поставило на первое место китайские триады по сравнению с другими азиатскими преступными организациями по числу совершенных преступлений, сложностью этих преступлений и тяжестью воздействия на американское общество.
В 1998 году 44,93 % преступлений, совершенных в США выходцами из азиатских стран, были отнесены к преступлениям, совершенным членами китайских организованных преступных сообществ. По данным 29 региональных филиалов ФБР США, проводивших расследования преступлений, совершенных китайскими этническими преступными организациями (филиалы в штатах: Атланта, Бостон, Шарлотта, Чикаго, Кливленд, Даллас, Денвер, Детройт, Гонолулу, Хьюстон, Индианаполис, Лас Вегас, Лос-Анджелес, Майами, Ньюарк, Нью-Хейвен, Нью-Йорк, Филадельфия, Питсбург, Портленд, Ричмонд, Сакраменто, С-Луи, Сан-Франциско, Сан-Диего, Сан-Хуан, Сиэтл, Тампа, и штаб-квартира в Вашингтоне). большинство китайских преступных организаций (триад) работало с преступными группами других этнических и расовых видов, такими как вьетнамские, корейские, филиппинские, итальянские, доминиканские и испанские, так как в некоторых сферах эти группы могли выступать в роли экспертов, позволяющих получать большую прибыль от совершения преступных деяний. Однако, даже при том, что большинство китайских преступных организаций объединились с преступными группами других этнических и расовых видов, ядро китайских преступных организаций (триад) по-прежнему состоит из нескольких, пользующихся особым доверием, этнических китайцев.
По мнению доктора Джорджтаунского Университета (США) Н. Махлманн, являющейся одним из ведущих в США специалистов по азиатской организованной преступности, китайские преступные организации - это этнические китайские организованные преступные группы, занимающиеся рэкетом и другими видами преступлений Китайские преступные организации, которые ФБР исследовало за последние годы, могут быть выделены в категории двух типов: традиционные преступные организации (такие как «Wo Hop To», «14K»), и нетрадиционные китайские преступные организации (такие как «Fu Ching Gang», «Tai Huen Chai», «Big Circle Boys»). Традиционные китайские преступные организации базируются в Гонконге, Макао и Тайване. Большинство нетрадиционных китайских преступных организаций базируются в различных странах мира, в которые имеются значительные азиатские сообщества.
Традиционные китайские преступные организации - триады, имеют следующие признаки: историческое происхождение, которое может быть прослежено на протяжении нескольких веков; жесткая иерархическая организационная структура и ритуал, который связывает их членов. Например, «San Yee On» являющаяся ответвлением «Chiu Chow» была образована исключительно из членов этой триады в Гонконге, имеет твердую иерархическую организационную структуру и использует ритуалы триады, типа обряда посвящения для новых членов и церемонии для членов, продвинутых на руководящий ранг (сан)- «Office Bearers». Лидеры триады не руководят непосредственно действиями их членов в зарубежных странах, но имеют на них влияние с помощью финансовых рычагов, глобальных деловых и личных связей. Большинство старших членов известных триад – «квазизаконные» (мнимые, ложные) бизнесмены. Многие из них получили иностранные паспорта для себя и их членов семьи и имеют разнообразные фирмы, а также инвестировали их преступные доходы в другие страны. Они сотрудничают с заграничными членами триады, чтобы совершать международные преступления, типа незаконного оборота наркотиков, иностранной контрабанды, мошенничества с кредитными карточками, краж компьютерного оборудования и автомобилей, пиратства интеллектуальной собственности, а также отмывания «грязных» денег.
С некоторыми исключениями, организационная структура современных китайских триад является более плоской и более простой. Руководители организации не указывают их членам, в какие преступные деяния они будут или не будут вовлечены. Степень, согласно которой руководящие члены триады («Office Bearers») получают финансовые выгоды (доходы) меняется от их положения в иерархии общества. Те, кто непосредственно контролирует преступную организацию, получают часть прибыли от ее деятельности, в то время как для других членов, высокий ранг (сан) сам по себе является наградой и они не имеют никакой доли прибыли от деятельности членов триады.
Большинство триад децентрализовано до такой степени, что в организации фактически отсутствует какой-либо центральный управляющий орган, способный объединить различные группировки, входящие в триаду, которые сами по себе борются друг против друга за контроль над организацией (преступным бизнесом).
Современные члены триад, по своей сущности являются индивидуалистическими предпринимателями и озабочены лишь получением их личной выгоды. Они могут переходить из одной триады в другую фактически по своему желанию и редко лояльны к организации к которой они принадлежат. Они взвешивают свои выгоды и могут уйти от их «Lao Da» (главы триады). Если они не удовлетворены своим положением в триаде, то они могут пойти к другому «Lao Da», возглавляющего другую триаду с просьбой разрешить работать под его «крышей». Они используют триаду как основу власти, которая обеспечивает им доступ к ресурсам, и возможность быстрого обогащения за счет совершения преступных деяний.
Нетрадиционные китайские преступные организации - организованные преступные группы, управляемые вне Гонконга, Макао, Тайваня и Китайской Народной Республики, которые могут иметь название гонконгской или тайваньской триады, но фактически не быть с ними непосредственно связанными. Хотя многие нетрадиционные китайские преступные организации в Соединенных Штатах имеют связи к китайскими преступными группам в других странах, они – являются независимыми организациями. Например, «Tung On Gang» была основной преступной организацией в Нью-Йорке и распространила свою деятельность на северо-восточные и среднеатлантические штаты США.. Прежний лидер этой триады был «Red Pole» («Office Bearers» высокого уровня) в триаде «San Yee On» в Гонконге. В дополнение к обычной уличной преступной деятельности типа выбивания долгов, предоставления «крыши» и т.п. он ориентировал триаду «Tung On Gang» на такие преступные виды деятельности как вымогательства, убийства, незаконная организация азартных игр, контрабанда иностранных товаров, незаконная торговля наркотиками и отмывание «грязных» денег. Триада «Tung On Gang» действовала на американском континенте самостоятельно. Ее связь с триадой «San Yee On» из Гонконга заключалась только в том, чтобы импортировать из Юго-Восточной Азии и распределять героин на оптовом и розничных рынках в США.
После инцидента в 1989 году на площади Тяненмынь в Пекине, Соединенные Штаты Америки стали проводить более либеральную политику по предоставлению «политического убежища» гражданам Китайской Народной Республики, что привело к значительному увеличению числа эмигрантов из этой страны. Благодаря существенному увеличению числа китайских иммигрантов и большим денежным потоками, которые непрерывно поступали в Северную Америку из Гонконга, Тайваня и с недавнего времени из Китая, китайские сообщества в Северной Америке быстро росли и успешно развивались. Эти факторы обеспечили широчайшие возможности для расширения влияния региональных китайских триад в Америке. В США наметилась тенденция вовлечения многих членов триад (являющихся закоренелыми преступниками) в более прибыльные и сложные преступные операции. В этих условиях, чтобы повысить их конкурентоспособность в преступном мире, некоторые лидеры ведущих триад попытались укрепить их влияние в различных азиатских сообществах, формируя союзы с преступными организациями в других регионах. Доминирующее положение членов «старых» триад из Гонконга, Тайваня, и Макао и их ответвлений пошатнулось из-за того, что им бросили вызов более новые преступные организации такие как «Big Circle Boys» и «Fu Ching Gang», зародившиеся на материковом Китае. По некоторым сведениям, свобода которой пользуются эти более новые китайские организованные преступные группы на территории Китая несравнима ни с какими любыми другими преступными организациями. Они также имеют широкие контакты (связи) по всему миру, что позволяет им совершать различные сложные преступления, которые требуют высоко скоординированных усилий участников преступной операции в других регионах и даже других странах.
Результаты исследований, проведенных зарубежными учеными и интервью с разными экспертами свидетельствуют, что насилие является одной из основных ключевых характеристик культуры уличных банд, как внутри группы, так и против других организованных преступных образований.. Однако его применение определяется и ограничивается группой норм, вытекающих из выгодообразующих целей. Насилие между и внутри банд регулируется специальным лицом или «ах кунгом», воздействующим на источник агрессивного поведения таким образом, который эффективно способствует обеспечению согласованности в действиях банд. А это, в свою очередь, положительно влияет на деятельность, связанную с вымогательством и обеспечением защиты криминальным подотраслям промышленности в обществе. Вместе с тем, на примере наиболее могущественных китайских преступных организаций можно отметить не систематическое использование насилия (включая угрозы), которое применяется в основном для защиты и достижения единоличного контроля над криминальными рынками, что характеризует более высокий уровень развития организованной преступности.
На территории Соединенных Штатов Америки действует достаточно большое количество китайских этнических преступных групп, однако, по данным ФБР, ведущие место среди них занимают нижеприведенные преступные организации:
1. ТРИАДЫ:
«14K Triad» - «Триада 14К»;
«Four Seas Gang» - «Бригада четырех морей»;
«King Yee Triad» - «Триада Короля Ии»;
«Hung Mun Triad» - «Триада повешенного Мана»;
«San Yee On Triad» - «Триада Сан Ии На»;
«Wo Hop To Triad» – «Триада Останавливающего летящую лошадь»;
«Wo Lee Kwan Triad» - «Триада Ли Квана Останавливающего лошадь»;
«Wo On Lok Triad» (also known as the Shui Fong) - «Триада Локка Останавливающего лошадь»;
«Wo Shing Wo Triad» - «Триада Шина Останавливающего лошадь»;
«Wo Shing Yee Triad» - «Триада Шин Ии Останавливающего лошадь»;
«United Bamboo Gang» - «Объединенная Бамбуковая Бригада»;
«Yee Kwan Triad» - «Триада Ии Квана».
2. ТОНГИ:
«Hip Shing Tong» - «Тонг Бедро Шина»;
«Hop Shing Tong» - - «Тонг Полет Шина»;
«On Leong Tong» (also known as On Leong Laborer and Merchant Association) – «Тонг Леона»;
«Three Mountains Association» - «Ассоциация Трех гор»;
«Tsung Tsin Association» - «Ассоциация Тсанг Тсин»;
«Ying Ong Tong» - «Тонг Иинг Онг».
3. БАНДЫ:
«Flying Dragon Gang» - «Банда Летящий Дракон»;
«Fu Ching Gang» - «Банда Фу Шина»;
«Ghost Shadow Gang» - «Банда Тень призрака»;
«Green Dragon Gang» - «Банда Зеленого Дракона»;
«Tai Huen Chai» (also known as Big Circle Boys) - «Тэй Хуен Чэй» (больше известна как «Парни Большого Кольца»;
«Tung On Gang» - «Банда Тунг На»;
«Tien Tao Meng» - « Тин Тао Менг»;
«Wa Ching Gang» - «Банда Ва Шина».
По мнению американских криминологов, преступная деятельность, осуществляемая этническими китайскими преступными организациями, является более разнообразной и более сложной чем у других этнических групп из Азии. Их преступная деятельность имеет не только национальный, но и транснациональный характер. Их методы и способы совершения преступления часто перенимают и другие преступные группы из Азии. Например, квартирные кражи со взломом, первоначально были своеобразным почерком банды «Парни Большого Кольца». В последствии этот способ совершения преступлений стал характерным для вьетнамских преступных организаций, действующих в Соединенных Штатах Америки. В процессе своей деятельности правоохранительные органы США сталкиваются не только перед такими традиционными видами преступлений, совершаемых внутри различных китайских сообществ, как вымогательства, убийства, похищения, незаконные азартные игры, проституция, квартирные кражи со взломом и выбивание долгов, но также и международными преступными операциями, включая иностранную контрабанду, незаконный оборот наркотиков, мошенничество с кредитными карточками, воровство автомобилей и компьютерного оборудования, отмывания «грязных» денег и пиратства интеллектуальной собственности. В последние годы, китайские преступные организации в Северной Америке стали широко известны вследствие совершения широкомасштабных преступлений, связанных с поставкой и торговлей героином их Юго-восточной Азии, иностранной контрабандой и мошенничеством с кредитными карточками. Все эти преступления глобальны по своей природе. Используя их международные преступные связи, члены китайских преступных предприятий в состоянии организовать: 1) контрабанду оптовых партий героина из стран «Золотого Треугольника» в страны Северной Америки; 2) каналы незаконной миграции сотен и тысяч китайских граждан из Китая в Соединенные Штаты
Америки 3) международное мошенничество с кредитными карточками, при котором используются подделанные кредитные с подлинными данными клиентов и их банковских счетов.
Характерные признаки этнических китайских преступных организаций за рубежом представлены на рис. 2.1.
Борьба с китайскими преступными организация, как полагают американские правоохранительные органы, является наиболее сложной по сравнению с другими азиатскими преступных группами из-за следующих факторов (см. рис. 2.2):
1. Наличие внутринациональной и международной сети.
Большинство членов китайских преступных организаций иммигрировало на Запад из Гонконга, Maкао, Тайваня, Китайской Народной Республики и других стран в Азии. Они имеют родственников, деловых партнеров и личных друзей в странах их происхождения, так же как и друзей, которые иммигрировали в различные страны мира. Они общаются друг с другом и поддерживают отношения. Некоторые из них сознательно выстраивали систему своего политического влияния, устанавливая связи непосредственно с высокопоставленными государственными чиновниками и политическими деятелями. Именно эти виды личных и деловых отношений (guanxi) сформировали их национальные и

Рис. 2.1. Характерные признаки этнических китайских преступных организаций за рубежом

международные сети. Используя широкую этническую международную сеть преступных связей, китайские преступные организации в состоянии организовать и проводить сложные транснациональные преступные операции, такие как контрабанда героина из стран Юго-Восточной Азии, незаконная миграция, мошенничество в сфере финансов, реализация контрафактной продукции и использование чужой интеллектуальной собственности.
2. Размытая (рыхлая) структура организаций.
Многие китайские преступные организации структурно представляют из себя свободное объединение преступных групп, состоящих из независимых преступных ячеек, которыми управляют влиятельные люди. Несколько неизвестных организаций могут объединить усилия для совершения определенных преступных операций. После завершения этих проектов, эти объединения распадаются. Они также могут перегруппироваться в различные конфигурации или менять свое местонахождения для того, чтобы получать прибыль от других видов преступной
деятельности. В отличие от «Крестного отца» в западной мафии, авторитет руководящего члена преступного сообщества в китайском преступном мире определяется размером прибыли, полученной от преступных операций, совершенных с участием возглавляемых им преступных групп, а также его международными экономическими или политическими связями.
3. Изощренность.
Большое число преступлений, совершаемых китайскими преступными организациями требуют высокой степени планирования, организации, и координации. Они также требуют серьезных знаний в бизнесе, финансах и технологии. Особенно, это характерно для совершения транснациональных преступных операций, где в дополнение к большим финансовым ресурсам необходимы деловые связи и технические навыки, чтобы управлять этими преступными действиями. Мошенничество с кредитными карточками, чем очень сильно обеспокоены правоохранительные органы в странах Северной Америке и Европы, показывает уровень изощренности, которой обладают китайские преступники. Процесс мошенничества с кредитными карточками включает в себя: производство поддельных кредитных карточек в Гонконге и Канаде (два наиболее известных центра в мире по изготовлению поддельных кредитных карточек);

Рис. 2.2. Факторы, способствующие высокой активности этнических китайских преступных организаций за рубежом


кодирование этих поддельных кредитных карточек подлинными подробными данными, полученными из кредитных карточек их владельцев, которые использовались в гостиницах, ресторанах и магазинах; распределение этих поддельных кредитных карточек для обналичивания среди жителей Северной Америки и Европы.
Китайские преступники хорошо осведомлены в методах ведения следствия (в том числе о методах перехвата информации, использования тайных агентов) и тактики, используемой американскими правоохранительными органами в ходе расследований, а также являются весьма изобретательными в методах сокрытия следов преступления (использование чужих номеров мобильных телефонов; использование кодированных фраз при ведении телефонных переговоров и т.п.). Выявлены факты, когда, осуществляя наблюдение за своими жертвами, китайские преступники использовали методы контрнаблюдения против возможной слежки со стороны правоохранительных органов.
4. Мобильность.
Члены китайских преступных организаций, используя возможности свободного перемещения национальных границ, часто путешествуют в другие области или страны в нужное время для ведения незаконного бизнеса. Они не ограничены ни географическими границами, ни бюрократическими правилами. Их мир – это мир огромных денег, в котором не существует границ. Со снятием торговых барьеров, для них облегчается задача по переносу основного преступного бизнеса в другую страну, если конъюнктура рынка там более благоприятна, более высок спрос на их товары и меньше степень риска (то есть малоэффективная деятельность правоохранительных органов). Китайские преступники объявленные в розыск часто бежали в страны, такие как Камбоджа для того, что скрыться от американских правоохранительных органов. Выражение: «Умный заяц должен иметь три гнезда» - является геральдическим девизом для китайцев, вовлеченных в опасную деятельность.
5. Гибкость и Терпение.
Китайские преступники - трудолюбивые предприниматели, которые должны быть гибкими, чтобы выжить и продвинуться дальше. «Хороший бизнесмен всегда должен иметь несколько вариантов действий». Они изменят методы совершения отдельных преступлений или преступных операций, в зависимости от конкретной ситуации или условий. Они очень терпеливы, когда это требуется для обеспечения защиты их организации. Этнические китайцы управляют большинством «компаний», занимающихся в Северной Америке незаконной торговлей героина из стран Юго-Восточной Азии. Торговцы героином из Юго-Восточной Азии используют широкий диапазон разнообразных методов для контрабандного ввоза большого количества героина в Канаду и Соединенные Штаты. Когда «товар» прибывает в страну, они чрезвычайно осторожны и терпеливы при организации его сбыта. Они могут держать «товар» у себя в течение нескольких месяцев, пока не убедятся в абсолютной безопасности его сбыта. Те же самые черты, гибкость и терпение, также характерны для совершения операций с контрабандной иностранных товаров. Китайские триады использовали разнообразные методы и маршруты для организации канала перемещения нелегальных мигрантов из Китая в Соединенные Штаты. Некоторые иностранцы находились в одном месте в течение многих месяцев прежде, чем появлялась возможность безопасно переправить мигрантов в следующее место назначения.
6. Знание многих языков и диалектов.
Большинство китайских преступников знает хорошо, по крайней мере, два языка. Самыми распространенными из них являются диалекты китайского языка (кантонский, материковый, фучжоу, миннан), английский язык и испанский язык. Знание языков дает им возможность организовать и совершать международные преступления. В тоже время, это создает огромные трудности сотрудникам правоохранительных органов в Соединенных Штатах, чьи знания азиатских языков весьма ограничены.
7. Финансовая мощь.
Китайский преступный проект (операция) - обычно совместное предприятие, которое объединяет деньги нескольких организаций вместе. Прибыль делится среди преступных организаций по предварительно согласованным процентам. Китайские преступники длительное время проявляли большую активность на территории Соединенных Штатов Америки, которые являются самым богатым и большим потребительским рынком в мире, представляющим широкие возможности для извлечения прибыли международным преступным организациям. В последнее десятилетие, китайские преступники активизировали свою деятельность в Китае, экономика которого находится в стадии переходного периода. Они понимают, что Китай - огромный рынок способствующий развитию как легальных, так и нелегальных коммерческих структур. Формируя совместные союзы с коррумпированным правительством и сотрудниками правоохранительных органов, с их финансовыми ресурсами они в состоянии достичь их конечных целей: «деньги и власть». Гонконг - один из самых важных центров в мире, в котором отмываются «грязные» деньги. Изощренные китайские преступники получают прибыль, используя в своих интересах возможности, которые позволяют эти три названных региона. Они имеют легальные компании в различных отраслях экономики, такие как рестораны, туристические агентства, ночные клубы, ювелирные магазины, банки, казино, риэлтерские компании и т.д. Имеющие в своем распоряжение огромные финансовые ресурсы и прикрывающиеся легальными компаниями, они продолжают свое обогащение посредством совершения (соучастия) в различных незаконных операциях с минимальным риском.
В результате исследования, проведенного в 1996 году Ко-Лин Чином (ведущий академический эксперта США по китайской организованной преступности). Последний выявил, что китайские банды весьма активны и в сфере законного бизнеса в Чайнатауне Нью-Йорка. Они владеют и управляют ресторанами, розничными магазинами, овощными лавками, автосервисами, кафе-мороженными, рыбными рынками и видео-магазинами. На более высоком и профессиональном уровне они также владеют и управляют фирмами оптовых поставок, фабриками, банками и агентствами по трудоустройству, а китайские банды Западного побережья даже проникли в индустрию развлечений.
Как отмечает вышеупомянутый д-р Н. Махлманн в своем исследовании, несмотря на активизацию усилий в последние годы и достигнутые определенные успехи со стороны американских правоохранительных органов в борьбе с конкретными этническими китайскими преступными организациями, это не привело к снижению уровня китайской преступности. Хотя их все нельзя считать «организованными преступными группами» в традиционном смысле, при рассмотрении общего числа этнических китайских преступных группировок, однако их численность, использование новейших способов совершения преступлений, их влияние на другие азиатские преступные группы, их огромные финансовые ресурсы, их глобальные личные и деловые связи, и их долговечность в преступном мире, делает китайскую организованную преступность источником постоянной угрозы стабильности общества и бросает вызов правоохранительной системе в Соединенных Штатах.
Организационная структура китайской организованной преступности в США очень сложна. Существует множество разновидностей китайских группировок. Сюда входят банды, тайные общества, триады, тонги, тайваньские организованные преступные группировки, и базирующиеся непосредственно в США тонги и банды.
Большинство экспертов сходятся во мнении, что организация крупнейших этнических китайских преступных организаций построена по типу т.н. «зонтика» и включает в себя дочерние структуры в различных странах мира.
Одной из структурных характеристик, отличающих китайскую организованную преступность от других форм, является взаимоотношение между частью уличных банд и вышестоящими организациями. Последние именуются тонгами. Например, банда «Фук Чинг» входит в Американскую Ассоциацию Фукиен. Она (как и другие тонги своим бандам) обеспечивает Фук Чинг фактическое место для сбора дани и осуществления прочей деятельности. Тонг позволяет банде действовать на своей (тонговой) территории, таким образом легитимируя ее в глазах общества. Кроме того, он предоставляет ей возможность заработать денег (например, контролируя игорный бизнес), а также оказывает поддержку деньгами и оружием. Первоначально «Фук Чинг», появившийся в Нью-Йорке в середине 80-х годов, как и прочие банды, специализировалась на вымогательстве в Чайнатауне. Она была создан группой молодых людей (15-25 лет) из китайской провинции Фуджьян, многие из которых, если не все приобрели криминальный опыт на родине. «Фук Чинг» и сейчас продолжает вербовать новых членов из числа Фуджьянских тинейджеров.
Входящие в тонги банды, такие как «Фук Чинг», имеют «Кунга» (дедушку) или «Шук Фоо» (дядю), которые возглавляют соответствующий тонг. Во главе самой же банды находится «Дай Дай Ло» (большой, большой брат). Взаимодействие между тонгом и бандой происходит в основном через этих двух лиц. Ниже «Дай Дай Ло» по нисходящей находятся «Дай Ло» (большие братья), «Йии Ло» или «Саам Ло» (лидеры подразделений) и в самом низу находятся «Ма Джай» (маленькие лошадки). Существует масса разнообразных правил и норм, соблюдаемых бандами. Сюда входят почитание «Кунга», разборки с членами банд, вторгшихся на подконтрольную территорию, запрет на употребление наркотиков, исполнение приказов «Дай Ло», верность банде и наказуемость ее предательства. Нарушители норм подвергаются наказанию, иногда довольно жестокому, например, физической расправе или убийству.
Примерная структура китайской организованной преступности представлена на рис. 2.3.
В последние годы одним из самых распространенных видов преступной деятельности китайских триад является контрабанда нелегальных иммигрантов из малообеспеченных китайских семей. Подобная деятельность является более привлекательной по сравнению с торговлей наркотиками, поскольку она позволяет получать многомиллиардные прибыли и менее суровые наказания в случае поимки правоохранительными органами. Доходы от контрабандного перемещения мигрантов из Китая в США оцениваются в размере 3,2 миллиарда долларов в год. При этом, по американским законам, в случае задержания, организаторам грозит максимум пятилетний срок тюремного заключения, а на практике этот срок оказывается не более 6 месяцев.
Путешествие нелегальных мигрантов из Китая в Соединенных Штатах может занимать до двух лет и стоит около 35000 долларов. Для тех, кто хочет лететь напрямую в Соединенные Штаты с высококачественными поддельными документами, цена может достигать 45 000 долларов. Примерно две трети из стоимости оплаты перевозок получают китайские преступные организации в виде чистой прибыли, которые постоянно пытаются минимизировать накладные расходы, порой перевозя людей в транспортных средствах абсолютно неприспособленных для этих целей.
В последние годы, не только американские, но и канадские власти признали, что китайские преступные группы расширили свою деятельность и представляют серьезную проблему для правоохранительных органов в большинстве регионов страны. Основная сфера деятельности этих преступных формирований приходится на Ванкувер и Торонто, города очень близко расположенные к границе Соединенных Штатов Америки, которые обеспечивают доступ к американским рынкам. Ванкувер, как и другие тихоокеанские

Рис. 2.3. Примерная структура традиционной китайской преступной организации (триады)

порты в Британской Колумбии (провинция Канада) – являются ключевыми пунктами контрабандного ввоза наркотиков, оружия, и въезда нелегальных мигрантов из Азии.
Одной из крупнейших этнических преступных организаций действующих на территории Канады является банда «Парни Большого Кольца». (Члены банды прибыли в Северную Америку из материкового Китая, после Культурной Революции в середине 1960-ых годов. Основателями банды были армейскими служащие или сотрудники «Красной Гвардии», которые в результате чисток были сосланы в исправительные лагеря около Кантона (нынешнее название Гуанчжоу). Эти лагеря, изображенные на некоторых картах, которые Коммунистическое правительство разрешило показать репрессированным, выглядели как большой круг, что и было положено в основу названия преступной группировки. Возможно также, что название было взято в честь самого Кантона, который иногда называют «Большим Городом». ).
Свободно структурированная банда использует связи во многих странах для организации других видов преступной деятельности, таких как незаконная торговля героином, сбыт краденных автомобилей дорогих моделей и т.п. «Парни Большого Кольца» известны также тесным взаимодействием с другими этническими (некитайскими) преступными организациями для совершения операций с поддельными кредитными карточками, которые активно сбываются не только в Канаде, но также и на западном побережье США. Характерно, что наиболее сложные операции, такие как подделка голограмм, осуществляются на оборудовании, завезенном из Азии.
Помимо названных городов крупные китайские преступные группы действуют также в Калгари, Эдмонтоне и Монреале. Некоторая активность китайской этнической преступности отмечена также в Галифаксе, Оттаве и Виннипеге. В конце 1990-ых годов, в результате экономического роста и увеличения китайского населения в провинции Альберты, возросло участие китайцев в совершении финансовых преступлений. Среди других могущественных триад, действующих в Канаде, можно выделить: «14K», «Luen Kung Lok», «Sun Yee On», «Wo Hop To» и «Wo On Lok». Две последние являются ответвлениями триады из Гонконга, созданным на базе «Wo group».
За последние шесть лет в Канаде быстро набрала силу преступная группировка из провинции Фуцзянь (КНР). Для совершения насильственных преступлений китайские организации очень часто нанимают членов кампучийских, лаосских и вьетнамских уличных банд, которые также действуют в этих городах. Помимо этого китайские преступные группировки занимаются отмыванием «грязных» денег, кражами, вымогательством, подделкой дорожных чеков, незаконную организацию азартных игр, мошенничество в сфере телекоммуникаций, продажу «пиратского» программного обеспечения. Прибыль от преступных деяний инвестируется в легальные фирмы. Китайские преступные организации контролируют все уровни контрабанды и распространения героина на территории Канады, который поступает в страну в основном из провинции Гуандун, а затем уже распространяется по всей Северной Америке. Триады базирующиеся в Гуанджоу и Гонконге регулярно использовали морские торговые суда для контрабандного перемещения крупных партий героина из Китая в Канаду.
В 2000 году канадские правоохранительные органы конфисковали на одном из морских судов в порту Ванкувер 57 килограммов героина и 17 килограммов синтетических наркотиков. Объемы культивирования и торговлей марихуаной существенным образом возросли в Канаде в течение последних десяти лет увеличилась, особенно в Британской Колумбии, провинциях Калгари и Южном Онтарио. Большая часть марихуаны, произведенной в Британской Колумбии транспортировалась через Ванкувер на более выгодные рынки в Соединенных Штатах.
Часть территории в Северном Нью-Йорке, районе озера Онтарио, Ниагары и Остров Волпол являются перевалочными пунктами транзита из Канады в Соединенные Штаты незаконных мигрантов и контрабандных товаров. Большинство незаконных мигрантов, прибывающих в Канаду из Китая являются жителями провинции Фуцзянь.

Деятельность китайских преступных организаций в странах Европы

Китайская организованная преступность в странах Западной Европы.
Китайские триады вовлечены в целый диапазон преступных деяний, включая вымогательство, незаконный оборот наркотиков, проституцию, азартные игры и т.п. Они имеют разветвленные заграничные сети, которые позволяют им без особых проблем участвовать в транснациональных преступных операциях. Триады действуют практически в каждой крупной китайской диаспоре (общине) во всех странах мира. Международные преступные операции, совершаемые триадами включают контрабандные поставки и незаконную торговлю героином в США и Европе, контрабанду оружия и товаров народного потребления, мошенничество с кредитными карточками, хищение и последующую контрабанду дорогих автомобилей и яхт, организацию каналов незаконной миграции из Китая в США и страны Европейского Союза.
Профессор Эмиль Пливачевский из Польши в своей работе «Китайская организованная преступность в Западной и Восточной Европе» на основе материалов документальных материалов показывает каким образом организуется транспортировка нелегальных мигрантов из Китая на территорию Европейского Союза.
Согласно информации, полученной от австрийской Полиции, преступная организация по транспортировке нелегальных мигрантов из Китая в Европу состоит из множества преступных групп, которые и составляют ее звенья. Центр организации находится в Пекине. Организация имеет жесткую иерархическую структуру, состоящую из нескольких уровней. Изоляция отдельных звеньев (ячеек) организации друг от друга и от внешней среды, гарантирует, что данное звено знает только свои собственные функции и функции вышестоящего звена от которого оно получает указания по выполнению тех или иных задач. Как правило, такое звено владеет минимальной информацией о членах и задачах вышестоящего звена.
В соответствие с иерархией головной Центр организации в Пекине: проводит компанию через СМИ и другие возможности по поиску и вербовки лиц, имеющих желание перебраться на работу или на жительство в европейские страны; определяет размер оплаты за нелегальное перемещение в зависимости от страны назначения; прорабатывает маршрут доставки мигранта в страну назначения; обеспечивает подробный инструктаж нелегальных мигрантов по поведению в тех или иных ситуациях и пунктах на различных этапах перемещения; оформляет в Южной Корее гражданские паспорта на мигрантов и пересылает их в Австрию по почте «DHL»; изготавливает полный комплект необходимых фальшивых документов (документы об образовании, свидетельства о профессии, сертификаты здоровья и т.п.); осуществляет управление и координацию действий всех звеньев, задействованных в процессе перемещения нелегальных мигрантов.
Престиж каждой конкретной преступной организации зависит от ее эффективности по незаконному перемещению людей через границу. Чем эффективнее работает организация, тем больше лиц, желающих покинуть Китай будет обращаться к ее услугам. Наибольшим спросом пользуются те организации, которые дают «гарантию эффективности», то есть гарантируют своим «клиентам» сто процентную доставку в страну назначения, даже если на маршруте перемещения они многократно будут задерживаться полицией, пограничными властями или таможенной службой. Естественно, что такая гарантия требует более высокой оплаты.
Непременным условием успешного функционирования организации, которая занимается контрабандой людей через международные границы, является выполнением поставленных задач каждым из ее звеньев, при этом каждое звено зависит от действий соседних (смежных) с ним звеньев. Если полиция или таможенная служба обнаружит и задержит лиц, ввезенных контрабандой на территорию страны одним звеном, то смежное с ним звено, отвечающее за последующую стадию перемещения, окажется без работы и лишится в последующем ожидаемой прибыли. Поэтому провал деятельности одного звена приводит к увеличению дополнительных затрат на транспортировку нелегальных мигрантов и негативным образом отражается на престиже всей организации и ведет к уменьшению числа ее клиентов.
Каждое звено преступной организации несет текущие расходы по размещению (обеспечение условий проживания), питанию, перевозке нелегальных мигрантов, до тех пор пока они не будут переданы следующему звену. В то же самое время в соответствии с принципом максимизирования прибыли, действующим в организации, все финансовые потери, образовавшиеся вследствие допущенных ошибок, члены звена должны покрыть за счет своих собственных средств. В качестве примера можно привести случай, когда звено организации в Вене (Австрия) приняла сорок китайских граждан от звена, работавшего в Венгрии, с целью их дальнейшей переправке во Францию, в частности в Париж. Звено было обязано оплатить стоимость проживания и питания мигрантов до их дальнейшей передаче другому звену. Кроме того, дополнительные затраты, понесенные группой (звеном) были связаны с покупкой и использованием корейских паспортов в туристическом агентстве, билетов на самолет, которые были необходимы для перемещения китайских мигрантов из Австрии до Парижа. Перед вылетом на Париж, «клиенты» получили новую одежду и рюкзаки, чтобы внешне выглядеть как обычные туристы, хотя в момент выезда из квартиры, где они временно укрывались, они были одеты по другому. В случае если нелегальных мигрантов задержит полиция или иные правительственные службы, прежде чем они достигнут страны назначения, то преступная группа (звено) в Австрии. Не только не получить заранее согласованную оплату, но также должна будет оплатить все предварительно понесенные (другими звеньями), расходы. Кроме того, если группа предоставила «гарантию эффективности», то она обязана будет предпринять любые действия для доставки «клиентов» в страну назначения. Следовательно, они будут обязаны покрыть любые связанные с этим расходы, включая покупку билетов на самолет.
Для ввезенных контрабандой в Австрию людей, преступная группа арендует специально подобранные квартиры, используя паспорта граждан Республики Корея. Квартиры находятся в зданиях, которые расположены в близи крупных транспортных развязок (узлов) и имеют, по крайней мере, два входа и выхода. Эти элементы обусловлены необходимостью с одной стороны - обеспечить возможность спастись, а с другой - затруднить или сделать невозможным ведение наблюдения за домом полицией.
Во время их пребывания в Австрии «клиенты» охраняются членами преступной группы и обеспечиваются питанием и одеждой. Перед каждым этапом перемещения они получают детальные инструкции по их поведению на этапе перемещения, особенно в случае задержания полицией или таможенной службой. С момента начала перемещения и до прибытия страну назначения, они сопровождаются специальным опекуном. Лица, участвующие в перемещении получают билеты на самолет и корейские паспорта непосредственно перед началом поездки.
В стране назначения, нелегальные мигранты принимаются членами местной преступной организации (звена). Опекун, который их сопровождал, забирает корейские паспорта «клиентов» и получает оплату за успешно проведенную операцию от местной преступной группы (звена). Затем Опекун возвращается самолетом или поездом в Австрию, где вручает его боссу плату и паспорта. Паспорта используются в течение последующих перемещений других «клиентов».
Оплата услуг преступной организации по незаконному перемещению зависит от страны назначения, риску организации и типу тарифа (стандартный или «с гарантией эффективности»). Самая высокая плата за перемещение из Пекина в Англию, оплата за перемещение из Пекина во Францию составляет от 10 000 до 12 000 долларов США, из Пекина в Мадрид – 12 000 долларов США, из Пекина в Италию – 10 000 долларов США.
Существует несколько способов оплаты услуг. В случае перемещения с «гарантией эффективности» оплата целиком осуществляется в Пекине. В других случаях в Пекине оплачивается только аванс, размер которого зависит от страны назначения. Когда «клиенты» прибывают в страну назначения, оставшуюся часть суммы оплачивают их родственники, чаще всего через «Western Union Bank» или непосредственно организатору перемещения в Пекине. Необходимо подчеркнуть тот факт, что «клиентам» разрешено встретиться с их родственниками в стране назначения только после того, как оставшаяся часть суммы будет оплачена. Есть еще один, более доступный, способ оплаты когда «клиенты» платят авансовый взнос в зависимости от страны назначения и соглашаются заплатить оставшуюся сумму, работая в этой стране. Местом их работы может быть китайский ресторан. Фабрика или бордель. Кроме того, работа может состоять из временного или постоянного участия в действиях преступной группы, которая задействована в операциях по незаконному перемещению мигрантов.
Как было отмечено выше для перемещения «клиентов» из Австрии до страны назначения используются паспорта Республики Корея. Причина этого заключается в том, что граждане этой страны, совершающие поездки в страны Европейского Союза не обязаны получать въездные визы. Организаторы перемещения мигрантов в Пекине покупают такие паспорта в Южной Корее, обращая особое внимание на их качество. Хорошее качество означает отдаленную дату окончания срока действия, которая учитывает их использование за длительные периоды, так же как и возможность использования специальных скидок за проезд для молодежи. В случае перемещения самолетом, такие скидки за проезд максимизируют прибыль группы.
После покупки в Южной Кореи паспортов для мигрантов. Они высылаются членами преступной организации из Пекина в Австрию почтой «DHL». Каждый пакет помечается соответствующим кодовым словом и телефонным номером получателя. Телефоны, используемые преступной группой - предварительно оплачены и не позволяют идентифицировать их владельцев. Когда пакет прибывает в пункт «DHL» в Австрии, служащий набирает указанный номер телефона и передает информацию получателю о прибытии пакета, который получатель может забрать после того как назовет определенное кодовое слово.
В Австрии действуют три преступные группы (звена) ответственные за транзит нелегальных мигрантов. Это «Венгерская группа» (ответственная за «клиентов» из провинции Фуджьян), «Чешская группа» и «Словацкая группа». Большинство незаконных перемещений мигрантов из Словакии в Австрию осуществляется через территорию Чешской Республики. Лидерами всех названных преступных групп являются граждане Китая.
По данным австрийских правоохранительных органов, для китайских преступных организаций, занимающихся нелегальной миграцией. Австрия является только страной транзита. Странами конечного назначения являются: Германия, Италия, Франция, Испания, Голландия, Великобритания, Португалия, Бельгия и Люксембург. В качестве средства перемещения мигрантов из Австрии обычно используются авиалинии, в том случае, если речь идет о северной Италии, то, как правило – это поезд.
Характерно, что китайские граждане, участвующие в перемещении нелегальных мигрантов из Австрии, до того, как попали в поле зрения австрийской полиции, ранее занимались подобной деятельностью в Москве, Чечне, Чешской Республике, Словакии, Франции и Испании.
После передачи Гонконга, на протяжении многих лет являвшегося колонией Великобритании, под юрисдикцию Великобритании, некоторые члены китайских «триад» иммигрировали в эту страну и занялись там преступной деятельностью. Функционирование «триад» на территории Великобритании рассматривается властями как одна из основных криминальных угроз. В результате всесторонней оценки уровня китайской организованной преступности, проведенной Национальной службой уголовной полиции Великобритании была выявлена деятельность четырех крупных «триад». В настоящее время у британских правоохранительных служб не имеется данных, подтверждающих, что деятельность названных преступных организаций контролируется из Гонконга. Основными видами преступной деятельности «триад» является вымогательство, кредитные аферы, мошенничество с кредитными карточками, видеопиратство и вовлечение в занятие проституцией. По данным британской разведки большинство вымогательств происходит в отношении членов китайской общины, жертвами традиционно являются владельцами ресторанов и других мелких компаний. В тоже время число официально зарегистрированных преступлений невелико, т.к. китайцы, как правило, не сообщают об этом официальным властям. Однако, низкий уровень зарегистрированных преступлений в данном случае не говорит об их отсутствии. Ясно, что отдельные триады занимаются вымогательством и используют своем названии слово «Триада» для запугивания жертв.
Британские правоохранительные органы считают, что китайская организованная преступность создает причины для беспокойства, т. к. она создает атмосферу страха в китайском сообществе. Однако, по их мнению, китайские триады в Великобритании не представляет большей угрозы, чем другие преступные группировки, такие как индийцы и турки. Триады также не проявили себя на территории Великобритании как крупные торговцы контрабандными наркотиками, что в принципе идет вразрез с деятельностью китайской организованной преступности в Северной Америке и Австралию и требует дополнительной проверки сотрудниками правоохранительных органов.
В 1995 году в Великобритании постоянно находилось приблизительно 156 000 этнических китайцев, треть из которых проживали в Лондоне, а остальные в основном в Манчестере и Ливерпуле. По данным британской полиции число членов китайских триад на территории страны составляет порядка 500-600 человек. Однако эти данные следует считать заниженными, т.к. по полученным сведениям в Великобритании активно действуют такие преступные организации как «14K», «Big Circle», «Chu Lien Pang», «Shui Fong» и другие, как минимум десять из которые задействованы в перемещении в страну нелегальных мигрантов. Однако, серьезность этой проблемы правоохранительные органы Великобритании осознали только в июне 2000 года, когда более 50 китайских незаконных мигрантов были обнаружены мертвыми в контейнере во время выгрузки торгового судна в порту на английском побережье Ла-Манша. Тогда английская полиция пришла к выводу, что за 5 лет количество ежегодно прибывающих в страну нелегальных мигрантов из Китая возросло более чем в пять раз.
По данным Международной Организации по делам миграции в настоящее время во Франции официально проживает около 200 000 этнических китайцев. В тоже время по оценке специалистов Генерального Разведывательного Агентства Франции в 2000 году на территории страны находилось 80 000 нелегальных китайских мигрантов, которые проживали в различных районах Франции, включая Париж. 90% из этого количества прибыли во Францию из Южных провинций Китая: Гуанджоу, Фуджьян, Хунань. О серьезности проблемы деятельности китайской организованной преступности на территории страны говорит тот факт, что в октябре 2002 года состоялась первая в истории двух стран встреча министров внутренних дел Франции и Китая, на которой обсуждались совместные меры, направленные на борьбу с контрабандными поставками во Францию из Китая наркотиков, перемещением нелегальных мигрантов и отмыванием «грязных» денег.
Из известных китайских преступных организаций на территории Франции активно действуют «14K», «Red Sun», «Sun Yee On», «Wo Shing Wo» и другие. В Париже китайские торговцы регулярно выплачивают членам указанных преступных организаций от 500 до 2500 долларов за т.н. «крышу», то есть защиту от других преступных группировок. Наряду с этим этнические китайские преступные группировки занимаются поставкой «гастербайтеров» (незаконная рабочая сила), незаконной организацией азартных игр, проституцией, похищением людей, вооруженными ограблениями и вымогательством.
К концу 1990-ых годов французские власти провели ряд успешных операций по пресечению контрабандных операций по распространению наркотиков членами триады «14 К», однако через некоторые время другие преступные группы занялись этой деятельностью. Характерно, что китайские группы начали использовать средства радио-контроля за слежением контрабандных партий героина на маршруте их перемещения из стран «Золотого Треугольника», которые осуществлялись албанцами и турками. В 2000 году китайские наркоторговцы возобновили отгрузки героина из Бангкока, Гонконга, и Сингапура во Францию, используя австралийские, американские или европейские транспортные средства, для поставок организуемых китайскими или нигерийскими преступными организациями.
Китайские группы активно используют французские финансовые учреждения, для отмывания доходов полученных от незаконной торговли наркотиками, проституции и других видов преступной деятельности, и последующего их перевода в китайские банки. В качестве одного из способов отмывания они используют небольшие платежи как подарки к ежегодному китайскому Новогоднему фестивалю. Как показало расследование проведенное в 2000 году таким способом только через два обменных пункта во Франции в течение трех лет было отмыто около 200 миллионов долларов США.
В результате деятельности этнических китайских преступных групп Германия стала одной из стран транзита на маршруте перемещения нелегальных мигрантов из Москвы во Францию, Испанию и Италию. Имея на руках поддельные визы они легко пересекают государственные границы. Некоторые из нелегальных мигрантов попадают в Германию самолетом из Чешской Республики. По данным германских властей на территории страны данным видом преступной деятельности наиболее активно занимается преступная организация из Макао под названием «Wan Kuok-koi», имеющая свое отделение в Германии. Именно она оказалась причастной к транспортировки нелегальных мигрантов, обнаруженных мертвыми в контейнере в английском порту в июне 2000 года. Также имеются сведения о поставках в Германию крупных партий наркотиков членами китайской триады «14 К», которая действовала совместно с организацией «Big Circle». В Берлине и других городах китайские организации сотрудничают с вьетнамскими, занимаясь поставками дорогих краденных автомобилей из Европы в Китай и поддельных сигарет известных марок из Китая в Великобританию.
Согласно, проведенным исследованиям существенный рост могущества китайских преступных групп в Италии в течение 1990-х годов обусловлен ростом числа китайских мигрантов, прибывших в страну в этот период. В 2000 году в южной Италии на законных основаниях проживало более 50 000 китайцев, что почти в три раза больше по сравнению с 1990 годом. Большинство китайцев, проживающих в Италии являются уроженцами материкового Китая, однако есть и уроженцы Тайваня, Гонконга или Макао. Департамент Прокурора в Риме выделяет в качестве наиболее опасного, с точки зрения действий иностранной организованной преступности, регион страны, включающий в себя Рим, Турин, Милан и Тоскану, где наиболее высокая концентрация этнических китайцев. Проживание в этих городах обеспечивает свободный проход через границы четырех прилегающих к Италии государств (Австрия, Франция, Словения и Хорватия). Кроме того, рядом расположен т.н. «финансовый рай», позволяющий легко отмывать «грязные» деньги – банки Монако, Лихтенштейна и Швейцарии. Наряду с этим. В непосредственной близости расположены порты восточного побережья страны, куда морским путем прибывают группы нелегальных мигрантов, перемещаемых затем на север страны.
Согласно данным Департамента антимафиозных расследований Италии (Italy’s Anti-Mafia Investigative Department – DIA) китайские преступные группы, действующие в Италии относительно небольшие по количественному составу и насчитывают от 12 до 50 членов, уроженцев той или иной провинции. Несмотря на то, что эти группы являются самостоятельными и не находятся под единым руководством, они часто сотрудничают друг с другом и другими этническими преступными группами при совершении преступных операций. В качестве примера можно привести банду «Ji Rong Lin group» из Рима, известную своими итальянскими связями. По руководством, осуществляемым непосредственно из Парижа банда занимается организацией проституции, незаконных азартных игр, торговле людьми, вымогательством и воровством в Италии, Австрии, Испании, Чешской Республике и Словакии. В Риме банда даже имела подпольную фабрику по изготовлению фальшивых паспортов, которая действовала в помещении римского ресторана «Bastoncini dioro».
В 2000 году в Испании официально находилось около 10 000 этнических киатйцев, половина из которых проживала в Мадриде. Большую часть иммигрантов составляли выходцы из китайской провинции Чжэцзян. Вместе с тем, по данным испанской полиции за последнее десятилетие значительно возросло число китайских мигрантов нелегально прибывших в страну. Которое по различным оценкам колеблется от 15000 до 50000 человек. Большинство из них используется как рабочая сила на предприятиях, управляемых местными или китайскими преступными группами. Росту числа незаконных мигрантов во многом способствует высококачественная подделка паспортов, виз и других разрешительных документов. Обычно незаконных мигрантов перемещают следующим способом. Сначала они попадают из северных провинций КНР в Москву (между этими странами существует договоренность о безвизовом туристическом обмене), где им изготавливаю незаконные визы в страны Европейского Союза. Из Москвы мигранты минуя несколько стран попадают в Германию, где они имея на руках визы на «законном» основании перемещаются далее.
По информации испанской полиции, основанной на материалах последних уголовных расследований, действующие на территории страны китайские этнические банды известные как «Gang of Seven» и «Gang of Thirteen» являются испанскими отделениями преступной организации, базирующейся в провинции Дзеянг (КНР) под названием «Red Sun group» и имеющей свои филиалы во Франции и Италии. Хотя в 1995 году глава испанского отделения этой банды был арестован, банда все равно продолжила свою деятельность. Наряду в названной преступной группировкой в Мадриде действует шесть других этнических китайских преступных групп под единым началом китайского лидера называемого «Big Uncle» («Большой Дядя»), представляющим известную гонконгскую триаду «14 К». Подразделения этой же триады действуют также в Барселоне и Валенсии, ряде случаев проводя совместные операции с членами «Red Sun group».

Китайская организованная преступность в странах бывшего «Восточного Блока».
С конца 80-х годов страны бывшего «Восточного Блока» подверглись серьезным политическим изменениям, что повлекло за собой коренную перестройку их экономических систем и сделало их более открытыми для иностранного капитала. Последним обстоятельством успешно воспользовались и члены местных и зарубежных преступных организаций для извлечения выгод из сложившейся ситуации объединения двух экономических систем, для того чтобы расширить их влияние и легализовать свои преступные доходы, коррумпируя в процессе государственных чиновников и общественных деятелей этих стран.
В Чешской Республике наблюдается постоянный рост деловой активности этнических китайцев, которые открывают новые компании и рестораны. Китайцами инвестировались в страну значительные финансовые ресурсы сомнительного происхождения. Есть предположение, что из-за несовершенства чешских законов, в стране были отмыты огромные средства.
Борьба правоохранительных органов Чешской Республики с этим явлением оказалась малоэффективной из-за трудностей, связанных с языковым барьером, существенными различиями в менталитете этнических китайцев и коренных жителей. Кроме того, в Чешской республике китайские бизнесмены использовали ранее наработанный богатый зарубежных стран, а также хорошие знания бухгалтерии и местного законодательства, что позволяло им выигрывать судебные иски.
Условно этнических китайцев, находящихся на территории Чешской Республики можно разделить на три группы:
1. Торговцы из бедных областей Китая.
2. Лица, получающие высшее образование в чешских университетах и затем возвращающихся на родину.
3. Лица, которые используют Чешскую Республику как убежище отуголовного преследования за преступления, совершенные не на территории этой страны.
Вопреки прогнозам, число преступлений совершенных этническими китайцами в Венгрии до последнего времени было незначительным. В середине 90-х годов численность китайской диаспоры в Венгрии составляла порядка 30 000 человек. Однако в последние годы число иммигрантов значительно возросло. Если раньше китайцы рассматривали Венгрию только как пункт транзита из Китая в Европу, то в последнее время она превратилась в страну назначения. В этой связи естественно возросло число преступлений совершаемых китайцами на территории страны, которое с 1995 года возросло более чем в два раза. Самыми распространенными являются преступления, связанные с подделкой различных документов, в первую очередь гражданских паспортов, видов на жительство, и другими нарушения миграционного законодательства.
Большинство китайских граждан, занимающихся торговой деятельностью в Венгрии, получили официальные разрешения на временное пребывание и работу, что в целом свидетельствует об их стремлении соблюдать законодательные нормы. Однако, ежегодный рост разбойных нападений и убийств указывает на то, что между конкурирующими группами очень часто возникают конфликты, которые разрешаются силовым способом. Торговая деятельность китайцев в Венгрии сконцентрирована на открытых рынках - называемых китайскими рынками - где основная категория товаров – товары широкого потребления (одежда, продукты питания). В целом этот вид экономической деятельности находится под контролем полиции и служб безопасности, которые присутствуют на рынках.
Согласно официальной статистики, 90% преступлений в Венгрии совершается лицами европейского происхождения, 6-7% - выходцами из Азии, 2% - африканцами и 1-2% американцами. Однако, при этом следует иметь ввиду, что низкий процент преступлений совершенных китайцами обусловлен, тем, что и жертвы и преступники имеют китайское происхождение и никогда не сообщают полиции о преступлениях, совершенных внутри этнической общины. Жертвы это делают из-за опасения репрессивных действий со стороны общины, а также из-за того, что община пытается разрешать внутренние конфликты неофициальным путем.
По мнению венгерских экспертов, ввиду постоянно растущей китайской общины и усилением влияния на не этнической организованной преступности, в будущем эта проблема может представить угрозу для национальной безопасности страны.
В Польше пока не обнародовано данных о положительных результатах в борьбе с китайской организованной преступностью, т.к. в стране только вводится система контроля за этническими преступными группами. Вместе с тем, имеются основания полагать, что Польша является объектом интереса для китайских преступных организаций, которые в течение нескольких лет работали в Венгрии. В 90-х годах правоохранительными органами Венгрии было выявлено множество фирм, используемых для прикрытия преступной деятельности, которыми управляли китайские граждане. В основном это были официально зарегистрированные бары, рестораны, массажные кабинеты и медицинские центры, которые использовались преступниками для незаконного распространения наркотиков, в частности героина. По данным полученным в 2001 году, некоторые из этих преступников, неоднократно посещавших Венгрию, планировали обосноваться в Польше в области Mazowsze, в городах, расположенных в непосредственной близости от Варшавы.
Преступления, связанные с иностранными гражданами – явление которое во всем мире не только имеет тенденцию к росту, но и к существенным качественным изменениям. В Европе это подтверждается многолетним опытом западных стран, которые столкнулись с наиболее опасными аспектами иностранной преступности, в частности с ее организованными проявлениями. Так членами китайской преступной субкультуры являются крупные бизнесмены, занимающиеся экспортно-импортными операциями, владельцы ресторанов, рабочие. Домохозяйки и безработные. Проникнуть в эту среду очень сложно, т.к. ее представители не имеют никаких ранее составленных на них досье, трудно установить их причастной к конкретной преступной организации, имеющей жесткую структуру и ясно выраженные цели, а кроме того, они стремятся скрыть свою преступную деятельность маскируя ее под разрешенный законом бизнес.
Самая большая проблема, перед которой мир оказался сегодня – это рост транснациональных преступлений. Сотрудники правоохранительных органов, занимающихся противодействием преступлений, связанных с незаконной миграцией полагают, что бороться с этим явлением можно только уничтожив его «корни». Для этого необходимо провести комплекс профилактических и репрессивных мероприятий в «исходной» стране (Китайская Народная Республика) и получить ее поддержку относительно сотрудничества с правоохранительными и судебными органами в странах транзита и конечного назначения.
Мировая глобализация и высокие технологии создают широкие возможности те только для законопослушных граждан разных стран, но также и для преступников. Так например, использование современных технологий в банковском деле, открывают преступникам широкие возможности интернационализации своей деятельности, что в свою очередь требует не только расширения, но и новых форм сотрудничества правоохранительных органов разных стран.
Ниже приводится краткая характеристика и география (см. рис. 2.4.) деятельности наиболее крупных китайских триад и других преступных сообществ, совершающих транснациональные преступления :
1. «14K» (Триада была образована в Гонконге, главным образом из китайцев кантонского происхождения. В настоящее время насчитывает более 20 000 членов, которые распределены по 30 самостоятельным организациям, действующим на территории разных стран. В Гонконге она является главным конкурентом триады «Sun Yee On». Триада действует также на Тайване, поддерживая контакты с правящей политической партией. Специализируется на контрабандных поставках героина в Северную Америку и Европу.) -действует в США, Тайланде, Испании, Юго-Восточной Азии, России, Португалии, Филиппинах, Японии, Италии, Великобритании и Ирландии, Германии, Франции, Дании, Швеции, Чешской Республике, Словакии, странах Бенелюкса, Австралии.
2. «Big Circle» (Была создана 1960-ых из репрессированных солдат «Красной Гвардии». Первоначально специализировалась на вооруженных ограблениях. После успешных действий в Гонконге и на территории материкового Китая, руководящие члены организации эмигрировали в США, Канаду и Южную Америку, где продолжали
заниматься преступной деятельностью, в частности, специализировались на мошенничестве с кредитными карточка, контрабанде наркотиков в эти страны и
перемещении нелегальных мигрантов. В настоящее время это одна из наиболее могущественных и успешно действующих китайских этнических преступных организаций в мире. В ее структуру входит несколько преступных групп, в том числе и с собственными названиями и большим числом участников. Хотя эта преступная организация не относится к традиционным китайским триадам, тем не менее число ее тайных членов (официально посвященных в организацию) оценивается на уровне 5000 человек.) - действует в США, России, Филиппинах, Великобритании и Ирландии, Франции, Чешской Республики, Словакии, Канаде, странах Бенелюкса, Австрии.
3. «Fa Yen» действует в Латинской Америке.


4. «Four Seas Gang» (Является самой большой после «United Bamboo» тайваньской преступной группировкой. По своей структуре не является традиционной китайской триадой. Занимается разнообразными видами преступной деятельности. По имеющимся данным сотрудничает с «United Bamboo», а также с тайваньской разведкой. В США действует главным образом в Лос-Анжелосе. Согласно официальным данным банда прекратило свою деятельность на Тайване в 1997 году в связи с Программой Амнистии, однако продолжает действовать в других регионах. Количество членов организации около 5000 человек) – действует в США.
5. «Luen group» (Базируется в Гонконге. Члены организации, как правило, этнические китайцы кантонского происхождения. Организация делится на четыре самостоятельных организации: «Luen Lok Tong», «Luen Tei Ying», «Luen To Ying» и «Luen Ying She». Наряду с триадой «14K», она является первой триадой, которая начала свою преступную деятельность в Канаде. Канадское отделение триады базируется в Торонто и является связано с самостоятельной структурой триады под названием «Luen Kung Lok», которе имеет свои отделения в США. Количество членов организации примерно 5 000 человек - действует в странах Бенелюкса. Входящая в структуру организации:
- «Luen Kung Lok» действует в Канаде, США.
6. «Red Sun» (Не является традиционной триадой, а более похожа на европейскую мафиозную организацию. Специализируется на вымогательстве, рэкете, отмывании «грязных» денег, контрабанде и незаконной торговле наркотиками, перемещении нелегальных мигрантов из провинции Чжэцзян в Париж.) действует в Испании, России, Италии, Великобритании и Ирландии, Германии, Франции, странах Бенелюкса, Австрии.
7. «Sing Wa» действует в Австралии.
8. «Sun Yee On» (Наибольшая из традиционных китайских триад, в составе которой насчитывается примерно 56 000 членов. Головной офис триады находится в Гонконге, имеется очень развитая зарубежная сеть. Наиболее крупные ответвления расположены в США с отделениями в Лос-Анжелосе, Майами, Нью-Йорке и Сан-Франциско. В Нью-Йорке под их контролем находится также банда «Tung On gang». Ситается самой опасной и могущественной триадой Гонконга. По ее контролем находится большинство ночных клубов и борделей, специализируются на мошенничестве, торговле наркотиками, контрабанде товаров народного потребления и перемещении нелегальных мигрантов в Северную Америку и Европу.) - действует в США, Тайланде, Испании, Юго-Восточной Азии, России, Латинской Америке, Японии, Германии, Франции, Чешской Республике, Словакии, Канаде, странах Бенелюкса, Австрии, Австралии.
9. «United Bamboo» (Была образована в 1956 как тайваньская молодежная банда, члены которой использовали свои связи с членами Гоминьдановского правительства для защиты все более расширяющейся преступной деятельности. Первоначально банда была недостаточно организована и специализировалась на организации азартных игр, вымогательстве и рэкете. После реорганизации банды по типу традиционных китайских тонгов, 1970-ых годах она стала самой влиятельной преступной организацией на Tайване и сохраняет это положение до настоящего времени. Ряд руководящих членов организации эмигрировали в Канаду, США и страны Южной Америки для того, чтобы избежать ареста. Через них осуществляется неофициальные контакты между политическими кругами этих стран и Тайванем. Специализируется на совершении разнообразных видов преступлений, поддерживает тесные связи с некитайскими преступными организациями. Ориентировочно численность организации составляет около 20 000 человек) - действует в США, Великобритании и Ирландии, Канаде, Австрии.
10. «Wo Group» ((Триада базируется в Гонконге и включает в себя 12 самостоятельных преступных организаций в Западных странах, в том числе «Wo Shing Wo», «Wo Hop To», «Wo Shen Yee», «Wo On Lok». «Wo Group» является специфической тайной организацией, структуры которой с готовностью сотрудничают при проведении совместных операций с другими преступными организациями, не разделяющими их взгляды и ритуалы. В Гонконге триада имела территориальные войны с «Sun Yee On». Членами организации, как правило, являются этнические китайцы кантонского происхождения. Количество членов порядка 20 000 человек.). Преступные организации, входящие в «Wo Group»:
- «Wo Hop To» действует в США, Японии, Канаде, странах Бенелюкса, Австралии.
- «Wo Shing Wo» действует в Юго-Восточной Азии, Португалии, Великобритании и Ирландии, Германии, Франции, странах Бенелюкса.
- «Wo On Lok» действует в Канаде, странах Бенелюкса.
-. «Wo Shen Yee» действует в Австралии.

На основе результатов зарубежных исследователей, описанных в разделе «Транснациональные проявления китайской организованной преступности на территории зарубежных стран» можно сделать следующие выводы:
1. Несмотря на недооценку серьезности проблемы со стороны лидеров отдельных европейских государств, деятельность этнических китайских преступных организаций как традиционного (триады, тонги), так и нетрадиционного типа (банды и др.), действующих на территории Северной Америки и Европы, представляют серьезную проблему для национальной безопасности не только отдельных государств, но и в целом для мирового сообщества в силу особой социальной, политической и экономической опасности транснациональной преступной деятельности, заключающейся в создании и функционировании международной сети по контрабанде и распространению на территории США, Канады и европейских стран сильнодействующих наркотических веществ, в частности, героина; контрабанде товаров народного потребления; перемещений нелегальных мигрантов из Китая в США, Канаду и страны Европейского Союза; осуществлению крупномасштабных мошеннических операций с использование поддельных пластиковых карточек, дестабилизирующих систему международных банковских расчетов; отмывания денежных средств, полученных в результате запрещенных в большинстве стран мира видов деятельности, которые в последующем используются для установления контроля над легальным сектором экономики, подкупа государственных и политических деятелей и инвестирования в преступный бизнес..
2. В последние годы наблюдается устойчивая тенденция по расширению влияния этнических китайских группировок на территории США, Канады и ряда европейских государств, расширения объема совершаемых ими преступных операций, повышения уровня организованности и использования в корыстных целях последних достижений научно-технического прогресса.
3. Некоторые китайские преступные организации пользуются поддержкой государственных и политических структур материкового и островного Китая (Так триады «United Bamboo» и «Four Seas Gang» пользуются поддержкой государственных и политических кругов Тайваня; «Big Circle Boys» и «Fu Ching Gang» пользуются такой же поддержкой в КНР), что свидетельствует о их вероятной причастности в спецслужбам названных государств. Если учесть, что численность китайских преступных организаций за пределами Китая достигает несколько сот тысяч человек, они вооружены, хорошо оснащены технически и имеют в своем распоряжении полный комплект фальшивых документов, позволяющих свободно перемещаться по территории зарубежных стран и через государственные границы, то в случае задействования их потенциала в решении политических или диверсионно-террористических задач, они в течение короткого времени могут дестабилизировать обстановку в отдельных регионах североамериканских, европейских и других стран.
4. Эффективность борьбы с транснациональной деятельностью этнических китайских преступных организаций существенным образом затрудняется недостаточной координацией правоохранительных органов отдельных государств и сложностью проникновения в названные преступные сообщества ввиду их особой закрытости и национального менталитета, а также недостатка специально подготовленных для этих целей сотрудников правоохранительных ведомств.

6.3. Характерные проявления китайской организованной преступности на территории Российской Федерации и некоторые предложения по локализации ее активности

6.3.1. Характерные особенности деятельности китайских преступных организаций в Российской Федерации

В силу ряда объективных и субъективных причин проблема преступной деятельности китайских преступных организаций на территории Российской Федерации и ее влияние на криминогенную ситуацию в стране и в отдельных регионах, на сегодняшней день не нашла достаточного освещения в трудах отечественных ученных. К объективным причинам этого явления в первую очередь следует отнести то обстоятельство, что до 1991 года в силу закрытости советского общества, весьма жесткого контроля и дозированного перемещения по территории СССР китайских граждан, этой проблемы просто не существовало. В последующем это наложило свой отпечаток на формирование целого многообразия мнений среди представителей властных структур и ученой среды, не позволивших сформировать объективной позиции по оценке данной проблемы и приведших к ее фактическому игнорированию.
В этой связи, исследование современного состояния китайской организованной преступности на территории России, ее характерных проявлений и тенденций развития в данной работе проводилось на основе анализа ряда научных работ отечественных авторов, посвященных транснациональной организованной преступности, а также зарубежных источников и публикаций в средствах массовой информации.
В Докладе «Транснациональная деятельность китайских преступных организаций», подготовленном федеральным исследовательским отделом библиотеки Конгресса США по поручению Правительства Соединенных Штатов в апреле 2003 года, отмечено, что наряду с другими странами, китайские триады действуют и на территории Российской Федерации. Особенно сильно их влияние в Москве и на российском Дальнем Востоке. Благодаря высокой степени конспирации им удается легко уходить от российского правосудия. Во многом этому способствует высокая степень коррумпированности сотрудников МВД и Федеральной таможенной службы РФ, а также недостаточное знание китайского языка со стороны последних и трудности при идентификации личностей китайских граждан из-за их азиатского происхождения. Помимо этого, китайские триады тесно сотрудничают с российскими организованными преступными группировками, что особенно характерно для российского Дальнего Востока. Члены преступных китайских организаций прибывают в Россию не только для того, заниматься рэкетом в отношении своих соотечественников, но и также для организации азартных игр и каналов: сбыта наркотиков и алкоголя; человеческой торговли для целей сексуальной эксплуатации; незаконной миграции; контрабанды сырьевых ресурсов, включая лес, рыбу и морепродукты, полезных ископаемых и т.п..
Оценки численности китайских граждан проживающих на территории России очень сильно разняться. Вместе с тем, объективная оценка, основанная на демографическом исследовании, проведенном в 2000 году показывает, что в этот период, в Российской Федерации на законном основании находилось порядка 500000 граждан китайской национальности. Вместе с тем, численность китайского населения на Дальнем Востоке растет весьма высокими темпами, увеличившись с 1742 человек в 1989 году до 237 000 человек в 2001 году. Непосредственно в Приморском крае в 2001 году проживало порядка 100 000 китайцев с высокой степенью концентрации в районах вдоль китайской границы.
Для проникновения в Россию китайские преступники используют различные лазейки в мерах ограничивающих въезд иностранных граждан, такие как туристические и студенческие визы. Начиная с 1989 года множество китайцев нелегально были переправлены из Китая в Европу через территорию Российской Федерации, часть из которых так и осталась в России. В России, также как и в других странах, китайские преступные организации оказывают давление на китайских торговцев и бизнесменов, требуя от них плату за защиту («крышу»). При этом они умело используют нежелание жертв и их родственников обращаться в российские правоохранительные органы из-за своей этнической лояльности, а также опасения иметь проблемы с миграционными властями. По этой причине установить свидетелей преступлений совершенных членами китайских триад практически невозможно.
Китайские торговцы, торгующие товарами народного потребления на городских рынках, представляют для преступников цель, заслуживающую самого серьезного внимания, так как по экспертным оценкам ежегодно из Китая в России контрабандным способом ввозится товаров ширпотреба на сумму более 10 миллиардов долларов США. Кроме того, на такую же сумму происходит официальный внешнеторговый оборот между двумя странами. Многие владельцы китайских ресторанов являются еще одной категорией жертв вымогательств. По сведениям из некоторых источников, китайские преступные организации причастны к организациям убийств и грабежей своих соотечественников. Хотя вооруженные столкновения иногда происходят между китайскими и некитайскими преступными группами, китайцы с уважением относятся к их российским «коллегам», не вторгаясь в их сферу деятельности и избегая территориальных разборок, прежде всего по той причине, что объектом их интереса является китайская диаспора, которая не является целевым объектом для российской организованной преступности. Определенным исключением из этого правила, явилась серия вооруженных конфликтов в конце 1990-х годов, когда российские преступные группировки вторглись в сферу интересов триады «Big Circle» в Москве, Хабаровске и Владивостоке. В феврале 2003 года лидер триады был убит в Иркутске в результате вооруженного конфликта между китайскими и чеченскими преступными группировками, которые занимались контрабандой леса.
На Дальнем Востоке китайцы, наряду с другими преступными деяниями, занимаются незаконным распространением наркотиков. Примерно 90% синтетических наркотиков и психотропных веществ, ввезенных в дальневосточные регионы, попадают туда из Китая, где триады создали обширную сеть лабораторий. В последние годы эфедрин (лекарственный препарат) в больших количествах ввозился в Приморье, где из него производили синтетических наркотик эффедрон, более дешевый по сравнению со своими аналогами, который в последующем распространялся на территории регионов Дальнего Востока и Сибири.
Китайские триады занимаются организацией игорного бизнеса и торговлей людьми для целей сексуальной эксплуатации. Имеются примеры как конкуренции , так и сотрудничества между российскими и китайскими преступными группами на Дальнем Востоке на этом направлении. После того, как российская милиция закрыла казино в г. Владивостоке, учрежденное китайцами, китайские преступные группы занимаются поставками российских женщин для занятия проституцией в казино в Макао и Гонконге, часто в обмен на наркотики российским преступным группировкам за оказание содействия.
Китайские триады контролируют обширную сеть преступных групп, занимающихся перемещением нелегальных мигрантов из провинций Фуджьян и Чжецзян в Европу через территорию Российской Федерации. Один из маршрутов включает в себя доставку самолетом из Китая в Москву, а затем автобусом в страны Западной Европы через Белоруссию, Польшу и Украину. Другой маршрут включает пересечение российско-китайской границы в районе городов Благовещенска или Читы, а затем по транссибирской железной дороги поездом до Москвы, а оттуда уже самолетом в страны Европейского Союза. Москва является пунктом, где китайские мигранты получают поддельные визы, разрешающие им легальный въезд в европейские страны.
Наряду с незаконной миграцией, китайские триады активно вовлечены в торговлю российскими женщинами для целей сексуальной эксплуатации. Из России осуществляется самый массовый «экспорт» женщин в Китай. По некоторым оценкам около 15 000 российских женщин, выехавших туда из регионов российского Дальнего Востока, находятся там на положении рабов и вынуждены заниматься проституцией.
Большие доходы китайские преступные группы получают от контрабанды сырья из России в Китай. Граждане экономически отсталого российского Дальнего Востока смотрят на сотрудничество с китайскими торговцами как на средство выживания. В первую очередь китайцев интересуют черный цветной металлолом, золото, лес, рыба и сельскохозяйственная продукция. В обмен китайцы также контрабандно поставляют в Россию алкоголь и поддельные сигареты. На российском Дальнем Востоке китайские преступные группировки вовлечены в заготовку и экспорт российской древесины. Эти группы управляют большими лесными массивами в Хабаровском и Приморском краях, Амурской и Читинской областях, граничащих с северным Китаем. Для организации незаконных лесозаготовок и экспорта леса китайские преступные группировки часто сотрудничают с японской якудзой и российскими преступными группами. По приблизительным оценкам китайские триады ежегодно незаконно экспортируют около 1,5 миллионов кубометров российского леса на сумму 300 миллионов долларов США.
Незаконная добыча морепродуктов - другая область сотрудничества между китайскими и российскими преступными группами. Российские власти неспособны в большинстве случаев пресечь деятельность китайских нарушителей, осуществляющих лов рыбы у восточного побережья России с одной стороны потому, что вылов осуществляется с российских судов, а с другой, потому, что покровительство «русской мафии» является неотъемлемой частью добычи морепродуктов китайскими группами.
Китайские и российские преступные группы не только сотрудничают при совершении различных преступлений, но даже создают совместные банды. В настоящее время только в Приморье действует примерно 50 организованных преступных групп, в состав которых входят как российские так и китайские граждане. Характерно, что на территории России китайские преступники стали подражать своим российским «коллегам». Они старательно изучают русский язык, берут себе русские имена и даже изменяют их национальным традициям, хвастаясь о своих «неладах с законом», что повышает их авторитет в российской среде, однако не поощряется на родине.
По данным американских исследователей в настоящее время на территории Российской Федерации активно действуют такие из известных китайских триад как «Big Circle», «14K», «Red Sun» и «Sun Yee On». Характерно, что названные преступные организации являются самыми могущественными в Гонконге, и на территории материкового Китая и специализируются на совершении наиболее сложных и масштабных преступных операций таких как контрабанда и распространении тяжелых наркотиков (в первую очередь героина из стран «Золотого треугольника»), контрабанда товаров, организация каналов нелегальной миграции, мошенничество в финансовой сфере и отмывание «грязных» денег, представляющих повышенную социальную, экономическую и политическую опасность.
В своей статье «Триады усиливают свою власть на Дальнем Востоке России» американский исследователь Бертил Линтнер отмечает, что организованная преступность всегда была серьезной проблемой для Владивостока и всего Дальнего Востока. Однако за последние несколько лет ситуация здесь изменилась за счет увеличения числа китайских триад (организованных преступных групп), действующих в названном регионе. По имеющимся данным в 2002 году на российский Дальний Восток было переведено через китайскую нелегальную банковскую сеть около 200 миллионов долларов США, которые были инвестированы в казино, гостиницы, рестораны и притоны по оказанию интимных услуг. Большое количество этих средств также инвестировались в незаконную заготовку леса и добычу рыбы и морепродуктов, которые в последующем контрабандным путем вывозились в Китай, Японию и Южную Корею, в результате чего российский бюджет не дополучил часть своих доходов.
По мнению Бертила Линтнера внешнее улучшение криминогенной ситуации в регионе в последнее время объясняется тем, что прежних российских уголовных авторитетов («крестных отцов») уже нет по различным причинам, а их место заняли китайские триады. Они лучше организованы, более конспиративны и рассматривают нарушение общественной безопасности как угрозу их преступному бизнесу.
Китайские триады управляют несколькими казино в регионе (им принадлежит более 12 игровых заведений только в городе Владивостоке), множеством китайских ресторанов и даже несколькими российскими гостиницами и кафе. Много мелких российских уголовников в настоящее время работают на китайские преступные синдикаты, либо выступают в качестве посредников при совершении ими различных коммерческих сделок, либо работаю в качестве охранников в казино. Единственная сфера преступного бизнеса, в которой не доминируют китайцы – региональный рынок торговли наркотиками, которая находится под контролем таджикских, казахских, чеченских и других центрально-азиатских преступных группировок, которые поставляют героин из Афганистана.
Как отмечает Бертил Линтнер впервые на Дальний Восток китайские материковые «триады» привлек известный российский криминальный авторитет Евгений Васин по кличке «Джем» для того, чтобы противостоять своим конкурентам из европейской части России и Средней Азии, которые устремились в регион после распада Советского Союза в 1991 году. В середине 90-х годов, Васин несколько раз посещал город Шеньян в северо-восточной провинции Ляонин в КНР. Его первый партнер по преступной деятельности, который в последствии стал главной фигурой китайской организованной преступности во Владивостоке, был китайцем, известным под именем «Lao Da». Характерно, что именно «Lao Da» стал управлять частью фирм Васина после его смерти.
Крупномасштабная китайская миграция на российский Дальний Восток, создала реальные предпосылки для процветания «триад» в регионе. Находясь в условиях расового предубеждения и угрозой высылки, многие китайские граждане должны выбирать или покинуть пределы страны или работать на китайские этнические группы, связанные с «триадами». Местные «источники» во Владивостоке утверждают, что каждый владелец контейнера или бутика на китайском рынке в городе должен платить деньги бригадам защиты («крыше»). Эти бригады также обеспечивают дачу взяток некоторым местным чиновникам, для того, чтобы продавцов не депортировали на родину, т.к. многие из них не имеют виз.
Официальные лица, наблюдающие за соблюдение законов в Азии считают, что оборот «китайской нелегальной банковской системы» по денежным переводам в Китай и из Китая превышает объем денежных переводов, осуществляемых через официальную банковскую систему и, что теперь эта сеть действует и на территории российского Дальнего Востока.
На китайском языке эту систему называют «hui kuan» («перевод денежных сумм») или «цзяо hui» («заграничные денежные переводы»). Некоторые называют ее как «fei chien» («летящие деньги»). Смысл этой системы заключается в том, что деньги никогда не покидают того места, где они были уплачены. Эквивалентное количество денег может быть получено в любой точке мира, где имеются этнические китайские сообщества. При этом операции по переводу денег не оставляют никакого бумажного следа, который мог бы быть исследован международными правоохранительными агентствами.
Анализ содержания научных работ ведущих российских ученных в области транснациональной преступности, в частности директора Владивостокского Центра по изучению организованной преступности профессора В.А. Номоконова, исследователей М.Ю. Буряк, Л.Д. Ерохиной, В.И. Шульги, А.Л. Репецкой и других, а также публикаций в российских СМИ, посвященных проблеме китайской организованной преступности, в целом не только подтверждает оценки, сделанные зарубежными ученными, но позволяет оценить масштабы деятельности преступных китайских этнических сообществ на территории Российской Федерации, но и выделить их следующие характерные особенности:
1. Относительно небольшой период деятельности китайской организованной преступности на территории России и ее бурный рост, вызванный ускоренными темпами китайской миграции.
В отличии от США, Канады и государств Западной Европы китайская организованная преступность в России возникла относительно недавно. Предположительно проникновение китайских «триад» в Российскую Федерацию началось с начала 1990-х годов. По оперативным данным китайские преступные группировки появилась в России весной 1993 года, что было обусловлено постепенным формированием в ряде регионов нашей страны этнических «анклавов», в том числе из китайских мигрантов, которые как законным, так и незаконным способом оседают на территории России. Именно эта среда богата различными криминальными событиями, т.к. многие иммигранты имеют проблемы с законностью своего пребывания в стране, что позволяет преступным группам использовать это в своих корыстных целях. Массовая незаконная миграция стала возможной с появлением индустрии изготовления фальшивых документов и возникновения контор, которые за солидные суммы берутся переправить человека через границу. Это - крупные мошеннические операции с использованием сотрудников таможенных и иных правоохранительных структур.
По данным российских СМИ в 1991 году в Москве насчитывалось около четырех тысяч хуацяо (китайцев, проживающих вне Китая), в 1993 году - около десяти тысяч, в 1996 году - двадцать пять тысяч человек. По данным исследования, проведенного специалистами Института стран Азии и Африки под руководством профессора Вилли Гельбраса, в Москве сейчас постоянно проживает от 20 до 25 тысяч китайцев. В столице представлены практически все провинции КНР. Примерно половина мигрантов – люди с высшим образованием, преобладает социально активная молодежь. Китайцы компактно проживают в десяти «чайна-таунах» – гостиницах. Лишь 5-6 процентов купили себе квартиры. Здесь работают радиостанция и две пейджинговые компании на китайском языке, есть ночной клуб, куда вход разрешен только китайцам. По данным московского УВИР, в российских вузах, несмотря на высокую оплату – 5-6 тысяч долларов в год, учится около 10 тысяч китайцев, из них только 50 человек – бесплатно. Большинство приезжих граждан КНР зарабатывает на жизнь и обучение мелкой розничной, а некоторые и оптовой торговлей.
По официальным данным, в России на сегодняшний день проживает около 350000 этнических китайцев, однако по некоторым оценкам их число уже достигло 3,5 миллионов человек, что составляет 2% от общего населения страны.
Самые большие китайские общины проживают в Москве, на Дальнем Востоке и в Южной Сибири. Однако, в Екатеринбурге на Урале и в Ростове на юге России китайское меньшинство составляет уже несколько тысяч человек, что говорит о постепенном их распространении во все большее число регионов.
Специалисты заявляют, что Россия за последние годы вышла на первое место в мире по темпам прироста китайской миграции. Москва, как самый большой рынок, принимает основную часть мигрантов из Китая.
Уже сегодня китайская община полностью автономна. Некоторое время назад московские китайцы ставили вопрос о том, чтобы им выделили участок земли недалеко от Москвы в районе Киевского шоссе, недалеко от аэропорта Внуково, куда прибывало большинство рейсов с Дальнего Востока, однако так и не получили разрешения на это от местных властей. Тем не менее несколько крупных объектов московской недвижимости так или иначе управляются китайскими землячествами. Целиком или частично китайские фирмы арендуют и сдают в субаренду гостиницы «Останкино», «Молодежная», «Салют», «Орленок», «Севастополь», «Измайлово» и «Космос». Кроме того, китайцы де-факто владеют несколькими общежитиями: на улице Панфилова, в Балтийском и Будайском проездах, на улице Космонавтов, на Лиственничной аллее, Дмитровском шоссе, Студенческой, Палехской и Федоскинской улицах. Снимать квартиры китайцы предпочитают в восточном, северном и северо-западном округах столицы.
В Москве издается 7 газет на китайском языке, 4 из них ежедневные. Самой авторитетной китайцы считают ежедневный «Дракон». Он выходит на 24 черно-белых страницах форматом А3, тиражом до 5000 экземпляров. Распространяется газета на Черкизовском рынке и в нескольких китайских ресторанах. Ежедневные газеты «Хуан Чу» и «Хуа Гыа» издаются на 76 и 82 страницах соответственно и распространяются в офисах китайских фирм на востоке, севере и северо-западе Москвы, а также на Черкизовском рынке. Есть вечерняя газета «Мосыке веньбао» («Вечерняя Москва», не имеющая к традиционной «Вечерке» никакого отношения).
По оперативной информации, китайским преступным сообществом в Москве руководят несколько человек, отвечающих за определенные сферы бизнеса. Официально это вполне респектабельные люди с безупречными документами и биографией. Живут они, как правило, в дорогих гостиницах, прикрываясь дипломатическими номерами, поддельными удостоверениями дипработников. Известно, что один из негласных лидеров китайской группировки, Ню Тун, который отбывает очередной срок в тюрьме, якобы получил «почетное» звание «вор в законе».
В последнее время замечена значительная активность китайцев и в Санкт-Петербурге. Там, по данным правоохранителей, китайские преступные организации контролируют ряд вещевых рынков, ресторанов. По мнению оперативников 6-го отдела ГУВД Санкт-Петербурга, представители триад активно изучают город на предмет создания там китайского квартала. . За последние пятнадцать лет пекинские бизнесмены вложили в Санкт-Петербурге около 300 миллионов долларов в строительство таких классических стартовых объектов, как гостиницы, рестораны, прачечные и бани, и где заложен первый камень в строительство первого китайского квартала под названием «Балтийская жемчужина». По мнению экономического советника Андрея Голошапова, китайцы хотят сделать Санкт-Петербург перевалочным пунктом на пути проникновения на Запад.
По мнению заместителя руководителя Департамента международного сотрудничества Министерства РФ по делам федерации, национальной и миграционной политики России к.ф.н. Бельдей В.А. китайская миграция захлестывает Российский Восток. Около 400 тысяч китайцев нелегально осели в Приморье, Амурской области и Хабаровском крае. Муниципальная власть многих районов пошла на массовые нарушения паспортно-визового режима в надежде, что проблема затеряется на фоне криминогенной обстановки в целом по стране. Однако это оказалось серьезной ошибкой, т.к. на Дальнем Востоке фактически идет война за сферы влияния в торговле между китайскими и российскими предпринимателями – война за уровень цен на рынке, а значит, и уровень доходов в малом бизнесе.
В районах компактного проживания китайцев образуются этнические общины, порой превосходящие по своей численности коренные этнические группы. Российско-китайские предприятия часто становятся «крышей» для криминальных структур, либо занимаются бесконтрольной эксплуатацией природных ресурсов края и контрабандным вывозом сырьевых материалов и реликтов. Китайские криминальные группы, действующие в Приморье и Приамурье, связаны с наркобизнесом, пиратством, рэкетирством, вооруженными разборками. Безусловно, местное население отрицательно относится к пребыванию китайцев на российской территории.
Проведенные российскими учеными социологические исследования в китайских землячествах Москвы, Иркутска, Хабаровска, Владивостока, а также анализ материалов, собранных в Благовещенске, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Барнауле и Белокурихе (Алтайский край), показали, что Россия, как и весь мир, переживает переломный момент – начало формирования новых условий глобального увеличения китайской миграции и развития китайских землячеств. Завершился период во многом стихийного роста китайских землячеств, и начался этап их организованной экспансии и расширения их предпринимательской деятельности.
По данным оперативных подразделений, практически все китайские землячества находятся под негласным контролем собственных мафиозных структур. Система взаимоотношений в землячествах фактически организована по модели «триад» (строжайшее подчинение теневым лидерам, обет молчания, жестокое наказание непокорных и т. д.).
Из всех этнических преступных групп, действующих на территории Российской Федерации, именно китайские представляют наибольшую общественную опасность. Объективно это подтверждается результатами исследований организованной преступности в Восточно-Сибирском и Дальневосточном регионах в 1999–2003 годах сделанными Юрием Егоровым и Александром Самсоновым на основе оперативных материалов, приведенными в таблице 1.
Таблица 1. Выявленные этнические ОПГ
№ п/п Национальный состав Доля от всех этнических групп, %
Восточная Сибирь Дальний Восток
1 Китайцы 34,3 32,2
2 Вьетнамцы 12,1 13,1
3 Корейцы 5,3 5,8
4 Монголы 3,0 -
5 Представители других национальностей 45,3 38,0

По данным ученых, из всего массива дел оперативного учета, заведенных органами внутренних дел на этнические ОПГ в 2002-м, на китайские приходится в Восточно-Сибирском регионе 38 %, а в Дальневосточном регионе – 40,9 %.
К концу 90-х гг. на Дальнем Востоке России сформировалась относительно постоянная китайская община, пока еще организационно и территориально не оформленная, но связанная со страной пребывания экономическими интересами. В процентном отношении среди китайских мигрантов преобладают мужчины в возрасте от 20 до 50 лет (до 90%), причем почти 25% из них проживает в России более трех лет.
По данным миграционных властей, на первом месте среди нарушителей миграционного законодательства являются китайские туристы, прибывшие в Россию в порядке безвизового обмена сроком до 30 дней. Результаты проверок показывают, что большинство из них занимаются незаконной трудовой деятельностью: розничной торговлей, ремонтом обуви, приготовлением пищи, строительством и ремонтом, животноводством, сбором и скупкой у населения дикоросов, морепродуктов.. Кроме того, некоторые руководители российских предприятий в целях минимизации расходов, незаконно используют китайских граждан в качестве рабочей силы
2. Сращивание китайской и российской организованной преступности, действующей на территории Российской Федерации.
По мнению экспертов, помимо экономической экспансии со стороны Китая, Россию ожидает и криминальная. В последнее время наметилась еще одна новая для России тенденция - китайцы все чаще вступают в группировки русских бандитов, исполняя в них функции наводчиков на соотечественников. Ни одно из таких преступлений, как правило, не раскрывается. Внушать страх своим жертвам входит в обязанности как триад, так и русских партнеров.
По информации ГУБОП китайский вопрос приморские воры ставили ребром еще в начале 90-х годов. Три сходняка в Хабаровске настойчиво решали, пускать китайцев на родные просторы или встретить в штыки. Лидер дальневосточного преступного сообщества «Общак» Евгений Васин (кличка «Джем») убедил «братву» не распыляться на несколько фронтов, т.к. к Приморью в тот период примерялись самые мощные московские группировки «солнцевская» и «измайловская». Их эмиссары регулярно приезжали с деловыми визитами, пытаясь сформировать внутри приморской уголовщины своего рода пятую колонну. Силами местных агентов столичные паханы надеялись развязать в регионе междоусобную войну и переделить сферы влияния с учетом своих интересов.
«Джем» считал, что важнее всего вовремя отразить атаки столичных и кавказских конкурентов. Китайцы на этом фоне казались вполне безобидными пришельцами. Китайские преступники не посягали на российские источники доходов. Грабили исключительно своих, а, главное, не нарушали местного порядка - китайские торговцы наравне с российскими платили подать приморским рэкетирам.
По некоторые сведениям, «вор в законе» Джем амбициозно мечтал встать у руля транснационального преступного сообщества, ворочать глобальной криминальной политикой, контролировать международные финансовые потоки, на равных общаться с тузами всемирно известных мафий. Самая ближняя дорога к транснациональным связям пролегала через китайские триады.
С этой целью, в середине 90-х годов (по данным ФСБ), в короткий промежуток времени, «Джем» трижды выезжал в китайский город Шэньян для личных контактов с руководителями северо-восточного крыла китайской организованной преступности. По версии спецслужб, «Джем» добился осуществления своей мечты и его официально ввели в руководство регионального сообщества триад. В спецслужбах предполагают, что в результате действующие в Приморье преступные группировки, сами того не зная, стали структурными подразделениями или, того хуже, расходным материалом триад.
По данным ГУБОП на территории Приморского края действуют около 50 группировок, в которые входят русские и китайские преступники. Так, в 2000 году была задержана бригада из 20 человек - 11 русских и 9 китайцев. Они убивали, брали заложников, вышибали деньги. Заказчиками и потерпевшими были представители обеих национальностей. Последним к ним обратился китайский «теневик», державший в Хабаровском крае подпольный разливочный цех. Он заподозрил своего земляка, практиковавшего в регионе китайского целителя, в том, что тот «заложил» производство сотрудникам местной милиции. По заказу «теневика» бригада похитила целителя из дома, вывезла в соседний поселок и несколько дней истязала изощренными пытками, добиваясь признаний о «стукачестве».
В сентябре 2002 года во Владивостоке был арестован китайский авторитет «Лао Да», что в переводе на русский означает «Старший Брат» (по иерархии триады является одним из ее лидеров, или лидером филиала в другой стране или регионе).. Он специализировался на разбойных нападениях против китайских торговцев. Преступления «Лао Да» совершал стремительно и дерзко, а действовал жестоко. Входил в дома, выбивая двери кувалдой. За сопротивление отрубал пальцы и уши. Уходя, предупреждал, что вернется. И действительно возвращался, чтобы ограбить еще раз. Несколько раз бандит сколачивал крупные группировки, до 10 – 15 человек, которые отличались необычайной активностью, проводя иной раз по два-три налета на потребительские рынки и челночные автобусы за сутки.
В Приморье расследовалось более десятка уголовных дел, где главными фигурантами были «Лао Да» и его банды: «Волки», «Змеи», «Рассерженные собаки». Несколько раз китайского «авторитета» задерживали и помещали в изолятор. Но ни одно его дело не дошло до суда, все они тихо «умирали» на стадии предварительного следствия. Загадка разъяснилась после смерти главного вора Дальнего Востока вора по кличке Джем. На его похоронах был замечен «Лао Да». По некоторым сведениям, он предоставил на похороны своего уголовного покровителя сто тысяч долларов.
Ключевым городом на Дальнем Востоке для китайских преступных группировок во многом является Уссурийск. По некоторым данным, именно там находится казна триады. Имеются данные о том, что на Дальнем Востоке китайцы решили вносить свою долю в «общак» и российских уголовников. В результате китайцы уже потеснили на местном водочном рынке кавказские ОПГ – триады не только организовали контрабанду спирта, но и наладили процесс его переработки и продажи в России.
Еще одним фактом, подтверждающим деятельное сотрудничество закрытых этнических преступных группировок с местными криминальными кругами является торжественное открытие летом 2000 года во Владивостоке китайского казино «Аристократ». Среди прибывших на презентацию клуба были: гендиректор «Харбинской риэлтерской девелоперской компании» Ван Юньфэн, начальник народной милиции города Муданьцзяна Сун Баолинь, гендиректор ЗАО «Ингода» Чин Ицюнь, прокурор Муданьцзяна и начальник уезда Дунин. Торжество было омрачено визитом СОБР управления по борьбе с оргпреступностью (УБОП), который ворвался на территорию клуба «Аристократ» и задержал 186 человек , отправив их в отделение милиции для проверки документов и установления личности. В результате успешно проведенной операции выявлены 33 человека (из 186), представляющих интерес для правоохранительных органов. У некоторых из них обнаружены на запястьях татуировки в виде дракона, что свидетельствует об их принадлежности к «триадам» (китайской мафии). В последующем пресс-служба УВД ПК сообщила, что в начале августа 2000 года у иностранного отдела УВД появилась информация о том, что «согласно полученной оперативной информации, в этом казино должны были собраться лидеры китайской организованной преступности из приграничных с Приморьем провинций Китая».
Клуб «Аристократ» - детище китайской компании «Ингода», которая работала во Владивостоке с 1996 года, поставляя холодильное оборудование и являясь официальным дилером фирмы «Аукма». «Аристократ» планировался как закрытый клуб с казино, рестораном и сауной. В строительство и оборудование клуба вложено полмиллиона долларов. Совладельцем является «Харбинская риэлтерская девелоперская компания». По словам владельцев клуба, «Аристократ» задумывался как центр отдыха для китайцев. Цзинь Яохуэй, президент ЗАО «Ингода» заявил, что открытие клуба «Аристократ» не только украсило г. Владивосток, но и дало работу сотням русских людей.
Однако, как выяснилось в ходе расследования, «Ингода» владела несколькими квартирами, переоборудованными под гостиничные притоны, куда приглашались русские «жрицы любви» , сутенеры которых контролируются ОПГ из Комсомольска-на-Амуре. Всплыли и материалы об отправке русских женщин в притоны Макао и Гонконга.
Только в сотрудничестве с местными ОПГ могли китайские фирмы наладить секс-туризм с маршрутом из северо-восточных районов Китая в Приморье. Группа из 50-60 секс-туристов приносит «групповоду» (одна из самых доходных профессий в Северном Китае) до тысячи долларов. Плюс дополнительные доходы от посещения саун с «восточным массажем», стриптиз-клубов с «продолжением банкета», интим-магазинов и так далее.
По данным региональных СМИ, правоохранительные органы Приморья располагают информацией о том, что одна из ОПГ Владивостока (состоящая из ранее судимых и не имеющая легального высокодоходного бизнеса) слилась с китайской «триадой» и существует не только как «крышевая» структура, но и как разведка для китайских «братков».
Вновь образуемые конгломераты, соединяющие в себе русские, кавказские и китайские преступные группировки занимаются так называемым «силовым сопровождением» внешнеторговых операций по продаже в КНР леса, металлолома. В последнее время оперативниками ФСБ выявляются факты организации продажи и вывоза в Китай стратегического сырья, радиоактивных материалов. При этом, соблюдая принцип специализации, местные преступные группировки занимаются хищением такого рода продукции на предприятиях Иркутской области, а китайские - контрабандным вывозом в КНР.
3. Установление китайской организованной преступностью тесных связей с российскими правоохранительными органами и властными структурами.
Что касается «деятельности» триад в Читинской, Иркутской, Амурской областях, Приморском и Хабаровском краях, то спецслужбы и правоохранительные органы все чаще фиксируют там случаи не только сращивания китайских и российских преступных сообществ, но и попытки установить «рабочие контакты» с представителями власти и милиции. В Иркутске известен случай, когда после ареста одного из лидеров триады началось давление на руководство областного УВД – сначала через телефонные звонки, затем в письменном виде, в том числе от представителей одной из силовых структур.
В том же Уссурийске китайцы занимаются контрабандой цветного металла и алкогольных напитков и контролируют фирмы досуга, в которых «трудятся» в основном русские девушки из близлежащих и нищих поселков и деревень. «Братва» из Китая имеет тесные связи с местными правоохранительными органами и некоторыми высокопоставленными чиновниками из городской администрации.
Особый интерес в этом плане представляют Владивостокские рынки на ул. Спортивной с недавно открывшимся торговым центром «Надежда» и на ул. Баляева с торговым центром «Бачурин». Сферы влияния на них распределили между собой братья ЛЮ, представляющие китайскую группировку «Триада», и сотрудники милиции из одной оперативно-розыскных частей УВД Приморского края. При этом они не просто поделили рынки территориально. Братья поставляют и контролируют в Приморье китайцев, оформленных зачастую «экспедиторами пограничной торговли», которые не уезжают на родину, доставив в Россию груз, а остаются здесь работать — незаконно, конечно. Милиционеры в свою очередь за постоянную плату помогают «триадовцам» бороться с конкурентами с помощью административного ресурса.
Однако, пожалуй, самой яркой иллюстрацией сращивания китайской организованной преступности с высокопоставленными российскими чиновниками является расследуемое в настоящее время Генеральной прокуратурой России дело о контрабанде китайских товаров широкого потребления.
В феврале 2005 года российскими органами МВД России была получена оперативная информация о поступлении в московский регион из города Находки более 150 железнодорожных вагонов с товарами народного потребления, контрабандно ввезенных на территорию РФ из Китая. В соответствии с действующим таможенным законодательством, в целях подтверждения легальности ввоза товара на территорию РФ было инициировано задержание данных вагонов на станциях Бекасово и Люберцы-1, товары были помещены в зону временного таможенного контроля. В ходе проверочных мероприятий был вскрыт механизм легализации контрабанды перемещаемых через таможенную границу товаров посредством установления с участниками внешнеэкономической деятельности «договорных отношений». В основу сформировавшейся системы, было положено согласие предпринимателя выполнять контрольные показатели федеральной таможенной службы, а взамен - возможность перемещать большее количество товара, чем официально заявляется при таможенном оформлении, либо заменять ассортимент груза на более дорогостоящий. В результате товар не проходил таможенного оформления в установленном законом порядке. Сотрудники таможни осуществляли таможенное оформление товара без их фактического контроля, по документам представляемым коммерческими организациями. Часть груза при этом проходила вообще мимо таможни - «в черную», государству тем самым наносился значительный экономический ущерб. Установлено, что к функционированию данного крупномасштабного канала причастны как высокопоставленные сотрудники ФТС, так и ряд представителей федеральных и региональных органов власти. Ими были организованы различные коммерческие организации, имеющие представительства в том числе и в Китае, где с помощью китайских транспортных компаний собирали грузы, готовые к отправке в Россию. После пересечения границы на груз выдавались товарно-транспортные документы от имени российских граждан. Российские получатели и отправители грузов как правило, были подставными лицами. Доставка грузов осуществлялась морским путем до порта Восточный, а затем железнодорожным транспортом в московский регион на Черкизовский рынок, где этот груз передавался для реализации реальным владельцам - гражданам Китая - через представителей китайских транспортных компаний.
4. Высокая степень конспирации китайских преступных организаций и ориентация на членов китайской диаспоры, находящихся на территории Российской Федерации, как на объект преступного посягательства.
Отличительными чертами китайских организованных преступных групп является их многочисленность, хорошая организованность, закрытость и высокая степень конспирации. Основной вид преступной деятельности – сбор «дани» со своих соотечественников, незаконно проживающих на нашей территории и торгующих на рынках. Примером могут служить материалы уголовного дела в отношении преступной группировки действовавшей во Владивостоке до 2000 года из числа китайских граждан, которую возглавлял Лю Джиган, кличка – «Сяо Ганн» (Маленький Ганн). Преступники занимались вымогательством в отношении соотечественников – руководителей китайских туристических групп. 7 членов группировки были выдворены за пределы страны, о чем информированы правоохранительные органы КНР.
Китайская диаспора является одной из самых закрытых этнических группировок и обладает духом высокой корпоративности. Своеобразной иллюстрацией этого является произошедшее в 2005 году в Иркутске столкновение китайских гастарбайтеров с сотрудниками российских правоохранительных органов. В ходе инцидента 120 китайских рабочих оказали вооруженное сопротивление с использованием камней и металлической арматуры сотрудникам вневедомственной охраны, попытавшимся проверить документы у одного из их сограждан.
Традиционные китайские триады в России фиксируются с 1993. Тогда в Москве, Забайкалье и на Дальнем Востоке появились представители триад «Летающие драконы», «Общество черных бровей», «Братство длинных ножей», «14 К», «Большое Кольцо» и ряда других. Сегодня в России в основном действуют китайские преступные сообщества, разделенные по территориальному признаку – «пекинские», «харбинские» и «фуцзяньские». Последние считаются наиболее мощными – они же контролируют и «восточные кварталы» Нью-Йорка.
Китайцы предпочитают жить в России как граждане государств Средней Азии, что объясняется внешним сходством китайцев и среднеазиатов. Уклад в триадах отличает внешняя скромность, даже аскетизм, слепое повиновение руководителям, дисциплина, беспощадность, круговая порука и обет молчания, который свято соблюдается во время арестов. Установлено, что глава триады, который обычно называется «Дракон» или «Голова дракона» («Лунтоу»), находится в Китае. Отряд боевиков, входящих в триаду, возглавляет «старейший» («Лаода») или «хозяин» («Банчжу»). Рядовые члены банды называются «монахами» или «братьями». Отбор в ряды членов триад достаточно жесток и сопровождается инициацией. Требуется рекомендация четырех рядовых членов триады и одного руководителя, кроме того, неофит должен быть чистым китайцем. Некоторые члены триады имеют отличительные знаки в виде татуировок (например, шанхайская триада «Шенсыбан» - «сигарета на предплечье»). По словам одного из руководителей, триады в России занимаются бизнесом и защищают себя «от внешнего мира». Уникальность триады как преступной организации заключается в том, что рядовые члены группировки не знают своего главаря. Это дает организации огромную живучесть.
Изучение этнической преступности сильно затрудняется закрытостью диаспор и наличием языкового барьера. Это в полной мере относится и к китайской диаспоре в России. Несмотря на постоянно ведущиеся исследования, никто даже толком не знает, сколько китайцев-мигрантов проживает сейчас на территории РФ.
По мнению сотрудников аналитических служб ГУБОП, китайское организованное преступное сообщество относится к числу наименее изученных. Преступления, совершаемые членами китайской диаспоры, трудно раскрываемые, т.к. лишь в единичных случаях затрагивают не их соотечественников, а также потому, что все участники китайского ОПС дают «обет молчания» и нарушивший его заранее знает, что его найдут, где бы он ни был и жестоко накажут. Так, арестованный в апреле 2001 года 35-летний китайский рэкетир Лю Дзян Го, более 10 лет нелегально жил в китайских общежитиях Москвы и ни разу не был ранее задержан, т.к. не было заявлений. Бойцы московских триад уже успели завести свои порядки и обрасти мистической атрибутикой - ритуальными мечами, масками, продуманной процедурой вербовки и приема соотечественников в банду. Любое непослушание наказывается с исключительной жестокостью. Свято хранится и обет молчания при аресте. Иначе по обычаю бао-цзя (круговой поруки) за провинившегося ответят жизнью все ближние и дальние родственники.
Кроме того, сбор доказательств в отношении лидеров китайской организованной преступности на территории России значительно осложняется различиями в воровских традициях двух стран. Россиянин, не имеющий хотя бы одной судимости, лишь в редком случае может стать криминальным авторитетом. Среди гангстеров из КНР, напротив, большим уважением пользуются те, кто сумел «не попасться». Судимость для них синоним никчемности человека, знак того, что связываться с ним не стоит. Авторитет у китайцев определяется количеством связей в правоохранительных органах и властных структурах.
5. Взаимодействие китайских преступных организаций, действующих на территории Российской Федерации, с китайскими спецслужбами и другими госорганами.
Определенным подтверждением этому может служить то обстоятельство, что во главе криминальных фирм, действующих в России часто стоят бывшие работники китайских спецслужб, нелегально провозя в Сибирские и Дальневосточные регионы большие суммы денег, примериваются к инвестированию их в поставки запрещенных товаров и услуг. Только за 5 месяцев 2005 года в Приморье было обнаружено несколько крупных (с числом рабочих более ста) китайских нелегальных предприятий, занимавшихся массовой подделкой пищевых продуктов на основе сои.
Связь крупного чиновничества в континентальном Китае с организованной преступностью и высочайший уровень коррупции уже признаются и государственными СМИ КНР. Недаром крупные китайские провинциальные чиновники и даже деятели партийных комитетов, бывающие в России, более чем активно ищут неофициальные контакты с криминальными российскими коммерсантами, предпочитая их официальным визитам к региональным руководителям. Эта тревожная перспектива не только для отдельных регионов, но и для всей России, где криминализация общественных отношений давно стала сущностной стороной системного кризиса.
По неофициальным признаниям оперативных сотрудников, их больше беспокоят не рядовые раскрашенные драконами представители китайских «триад», а вполне презентабельные отставные китайские генералы и бывшие работники спецслужб, которые в состоянии поставить бизнес в России на широкую ногу. По образному выражению одного из сотрудников УВД Приморского края, «триадисты» (что-то вроде наших байкеров) - анахронизм романтических преступных традиций , а вот «генералы» - это уже «белые воротнички», за которыми стоят не романтические представления о круговой поруке, а серьезные деньги и, если хотите, не афишируемые планы укрепить китайское экономическое влияние на Дальнем Востоке. Они активно занимаются скупкой недвижимости, привлекают нелегальную рабочую силу из числа просрочивших гостевые визы китайцев и контролируют традиционный для них бизнес по производству трепанга, переработке дикоросов, транзиту металла и круглого леса. Плюс организация досуга китайских туристов по трем основным направлениям: азартные игры, скупка европейского ширпотреба, проститутки.
Характерно, что руководители спецслужб и лидеры различных стран хотя и не обвиняют правительство Китая в поддержке триад, но в то же время располагают косвенными данными о том, что разведорганы КНР используют триады в своих целях. Например, еще в 1997 году канадской службой безопасности был обнародован специальный доклад с красноречивым заглавием «Финансовые связи китайских разведслужб и триад в Канаде». И в документе приводились факты того, как «Пекин, используя легально образованные компании, связанные с китайскими преступными сообществами, пытается получить внутриполитические рычаги влияния в другом государстве». Следует также знать, что многие легально образованные в России коммерческие предприятия с китайским капиталом возглавляют бывшие работники спецслужб КНР.
Пекин не препятствует, а, по сути, тайно поощряет въезд в Россию, а также и в другие страны граждан Китая, ранее совершивших преступления и связанных с триадой. В результате получается, что в этих государствах китайское землячество становится внешнеполитической опорой Пекина, его «пятой колонной», а триады – ударной силой, действующей в интересах землячества.
Не случайно известный специалист по российско-китайским отношениям академик В. Мясников пришел к выводу, что «есть все признаки того, что мигрирующие по России и практически неподконтрольные российским властям китайцы уже создали на российской территории сложившуюся нелегальную сеть, которая выполняет функции связи, координации, информации и даже помощи».
Весьма показателен в этом плане факт создания в Приморье китайцами целой сети переговорных пунктов, которые были выявлены в ходе радиоконтроля Приморского филиала радиочастотного центра ДВФО. Сотрудники УФСБ по Приморскому краю и управления Госсвязьнадзора при содействии паспортно-визовой службы, управления «Р», «иностранного отдела» УВД края и федеральной миграционной службы провели 29 марта 2002 года в Уссурийске межведомственную операцию по ликвидации этих пунктов. В результате были уничтожены сразу десять точек, через которые китайские граждане вели незаконные переговоры с родиной и другими странами по своим, сильно заниженным по сравнению с реальными, ценам. В ходе операции было изъято огромное количество современного оборудования для сотовой связи, которым управляли китайские операторы из города Дунина. Оттуда поступал мощный сигнал, достигающий территории Приморья, благодаря чему с незаконных переговорников в Уссурийске, минуя наши ГТС, можно было легко выходить на связь с Дунином, а оттуда - со всем Китаем и даже миром. Помимо обычной связи на этих пунктах применяли и картофоны, по которым можно было дозвониться так легко, словно ты находишься в Китае. Функционирование подобных переговорных пунктов помимо наносимого экономического ущерба российскому государству, очень усложняет электромагнитную обстановка в регионе ограничивая частотный ресурс и создавая сильные помехи не только для приема телепередач, но и для работы спецслужб - ФСБ, ФАПСИ, объектов Минобороны.
6. Специфические направления преступной деятельности китайских преступных организаций, действующих на территории России.
В отличие от США, Канады и стран Европейского Союза, преступная деятельность китайских этнических организаций в Российской Федерации, помимо традиционного рэкета и «крышивания» своих соотечественников, имеет свою специфическую направленность, обусловленную географическим положением страны, проводимыми социально-экономическими преобразованиями и рядом других факторов.
Контрабанда и незаконное распространение наркотиков.
По имеющимся оперативным данным, на начальном этапе формирования китайской диаспоры в России, ее представители, не были замечены в торговле наркотиками, однако с 1996 года появилась информация о том, что китайцы специализируются на продаже манчжурской конопли, которая растет в приграничной зоне в Приморье и эфедрине китайского производства. .
В начале 2001 года появилась информация о том, что китайская ОПГ наладила маршрут поставки наркотиков в столицу, но в сводках ГУВД за 2001-2004 годы не зафиксировано ни одного случая задержания китайских торговцев.
Вместе с тем, правоохранительные органы Приморского края отмечают, что китайцы не гнушаются нелегальными поставками в Приморье сильно действующих веществ (СДВ). По неофициальной информации, за последние 10 лет в Китае построено четыре завода по производству эфедрина. Это больше, чем нужно для внутрикитайского спроса на столь специфическое лекарство. Во всяком случае, увеличение эфедрина на подпольном рынке наркотических веществ в Приморье никак не связано с увеличением его производства на российских фармакологических предприятиях.
Несмотря на то, что граждане Китая очень часто задерживают при попытках перемещения через границу псевдоэфедрина, особое внимание сотрудников отделов по борьбе с контрабандой наркотиков вызывают факты попыток перемещения из Китая на территорию России наркотиков синтетической группы - метамфетамина и МДМА («экстази»).
В Уссурийске в декабре 2006 года суд приговорил гражданина КНР Цзень Вэньи к 5 годам заключения за сбыт и незаконное хранение сильнодействующих веществ в особо крупном размере. Цзень Вэньи был задержан сотрудниками приморского управления наркоконтроля в марте 2006 года в Уссурийске, когда пытался продать крупную партию таблеток эфедрина с димедролом весом свыше 4 кг. Задержание наркоторговца произвели после того, как китаец передал сумку с товаром покупателю и пересчитал деньги. Впоследствии во время обыска в общежитии по ул. Пролетарской, где жил означенный китаец, он был вынужден выдать еще несколько мешков, в которых находились тысячи таблеток. Всего за время операции было изъято 170 тыс. таблеток эфедрина с димедролом, общим весом почти 35 кг. Суд признал Цзень Вэньи виновным сразу по трем составам преступления, предусмотренного ст. 234 Уголовного кодекса РФ. За незаконное хранение, сбыт и покушение на сбыт сильнодействующих веществ в особо крупном размере в соответствии с приговором ему назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы. .
Принимая во внимание, что на территории Российской Федерации действуют крупнейшие китайские преступные организации – «Большое Кольцо» и «14 К», контролирующие рынок контрабандны поставок героина из стран «Золотого треугольника» в Северную Америку и Европу, отсутствие каких-либо данных об участии китайцев в поставках героина в Россию можно объяснить либо слабой работой правоохранительных органов, либо существующими договоренностями о разделе российского рынка тяжелых наркотиков между лидерами китайских и других этнических группировок (азербайджанских и др.).
Контрабанда и вывоз сырьевых ресурсов из России в Китай.
Одной из наиболее доходных направлений преступной деятельности китайской организованной преступности является нелегальный вывоз стратегических товаров, что в отличие от других стран является характерной ее особенностью в Российской Федерации.
Через многие китайские и созданные с их участием совместные предприятия на Дальнем Востоке и в Сибири за бесценок уходят стратегические промышленные ресурсы, высокоценное лекарственное и сельскохозяйственное сырье, ценная и редкая древесина и морепродукты. По подсчетам Дальневосточного управления таможни, в 2001-2003 годах в Китай и через Китай незаконно вывезено товаров и услуг на сумму минимум 3 миллиарда долларов. В том числе по упомянутым выше позициям не менее чем на 2 миллиарда долларов.
Одним из источников дохода китайской «мафии» является криминальный экспорт так называемого промышленного леса, то есть ценных пород дуба, кедра и ясеня. По мнению специалистов, именно процветающий черный рынок, где жители КНР скупают древесину в пять-шесть раз дешевле ее стоимости на мировом рынке, подорвал некогда процветавшую лесопромышленную отрасль Приморья.
Только в одном Приморье ежегодно нелегально вырубается около 1,5 млн. кубометров древесины. Интенсивность внимания китайцев к российскому лесу во многом объясняется тем, что в Китае введен мораторий на вырубку своих лесов. Теневые структуры получают около 150 млн. долл. прибыли, что составляет почти половину годового бюджета края.
Арестованный в 2001 году Цзянь Юн, глава одной из подпольных лесных корпораций, рассказал оперативникам приморского УБОП о схеме их работы. Штаб-квартира его группировки находилась в Дальнереченске, откуда в таежные поселки разъезжались агенты. Они по дешевке скупали у деревенских жителей древесину, которая затем на складе в районном центре формировалась в крупные партии. Чтобы легализовать фактически ворованный лес, китайцы покупали у российских заготовителей проштампованные бланки сертификатов, куда вписывались нужные цифры. После этого пиломатериалы, благополучно минуя таможню, на лесовозах дальневосточных пароходств отправлялись в Японию.
В целях получения доступа к российским морским биоресурсам китайская преступность пользуются всеми возможными методами: от браконьерских налетов в районе Курил до хорошо продуманных схем внедрения в дальневосточные коммерческие структуры. Масштабы акций настолько широки, что все это наносит серьезный ущерб национальным интересам России в сфере рыбного промысла.
По имеющейся информации только одна компания Pasific Andes Enterprises (BVI) LTD («Пасифик Андес»), зарегистрированная в Гонконге, за один только 1997 год нанесла российскому бюджету прямой ущерб в размере 14,8 миллиардов рублей. Так в октябре 1997 года теплоход «Долес Сала» доставил в Санкт-Петербург 6900 тонн мороженого минтая на сумму около 33 млрд. руб. Из документов следовало, что «Долес Сала» принял этот минтай в китайском порту Далянь с борта транспортного судна «Лафайет», который принадлежит «Пасифик Андес». «Пасифик Андес», как было указано в грузовом манифесте судна, выступала в качестве грузоотправителя. Согласно контракту № 050-39/97 производителем рыбопродукции значилась российская компания «Дальморепродукт», а получателем - ООО «Кварт» (г.Москва). На самом деле ДМП этот контракт не заключал. Подписи его руководства на документах оказались фальшивыми, как и сертификат о происхождении товара, якобы выданный Сахалинской торгово-промышленной палатой. Позже выяснилось, что мороженый минтай, поступивший в Санкт-Петербург, был выработан на судах нескольких российских компаний: «Находкинской БАМР», «Преображенской БТФ», «Сахморепродукта», «Навигатора», «Таблос Рыбфлота», КБОР и «Океанрыбфлота» - и реализован на экспорт. Фальшивый контракт позволил гонконгской компании скрыть истинного владельца рыбопродукции и уклониться от уплаты 10%-ной таможенной пошлины за экспортируемый в Россию товар и 10% налога на добавленную стоимость. В результате одной этой махинации государство недополучило более 6 миллиардов рублей. По такой же схеме в декабре 1997 года «Пасифик Андес» отправил в Санкт-Петербург очередную партию рыбопродукции - 7500 тонн на сумму 44 млрд руб. В результате этой операции прямой ущерб российскому бюджету составил 8,8 млрд руб.
Президент компании «Пасифик Андес» Джу Тен разработал и внедрил многоступенчатую схему долевого владения капиталом российских компаний. Для этого его корпорация учредила в России несколько компаний, таких как ООО «Навигатор» во Владивостоке. Затем этим компаниям были сданы в бэрбоут-чартер (вид аренды судов без экипажа) шесть принадлежащих «Пасифик Андес» плавбаз. При этом по договору в качестве арендной платы за суда «Пасифик Андес» брал произведенную на них рыбопродукцию. Российская компания, в которой фактически трудятся лишь несколько работников, занималась только оперативным управлением арендуемых судов, а всей готовой продукцией и доходами от ее реализации распоряжался иностранец. Оплата за рыбопродукцию и погашение долгов за аренду судов производились через банки, которые входят в «Hong Kong and Shanghai Banking Corporation». В них проследить получение выручки и пути ее возвращения в Россию невозможно. О количествах купленной таким образом рыбопродукции можно только догадываться, так как производимую на этих плавбазах рыбопродукцию перегружали на суда корпорации за пределами 12-мильной зоны, где проконтролировать ее реальные объемы невозможно.
Таким образом, в результате ухода от значительных выплат в бюджет себестоимость продукции, произведенной на судах Джу Тена, оказалась значительно ниже, чем у российских производителей, что позволило ему диктовать цены на рыбу в АТР.
Выступая на пресс-конференции в феврале 2007 года президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморского края (АРПП) Дмитрий ГЛОТОВ сообщил, что китайские рыбоперерабатывающие компании получат значительную часть рыбы, добытой дальневосточными рыбаками. Сегодня, когда 80% квот биоресурсов находятся под негласным контролем иностранцев, в основном китайцев. Уже в ближайшие два-три года китайский концерн «Pacific Andes» планирует в удвоить ежегодный объём вылова в Тихом океане, который составит более 1 млн. тонн. Таким образом, на долю компании будет приходиться 1-2% мирового рыбного рынка. По неофициальной информации, почти все крупные рыбодобывающие компании Дальнего Востока сотрудничают с этим «рыбным монстром».
Однако, концерн рассчитывает получить контроль над всей рыбной отраслью Дальневосточного региона. Первый шаг по приобретению российских рыбодобывающих активов был сделан в 2005 году. По данным Eurofish, сингапурская «дочка» Pacific Andes приобрела 100% акций чукотской компании «Тралфлот» и контрольный пакет камчаткой «Океанрыбфлот». Летом 2006 года пакеты акций НБАМР и «Ролиза» купили структуры, аффилированные с гонконгской компанией «Pacific Andes».
При совершении экономических преступлений китайцы в ряде случаев используют российских граждан как щит против законодательства обеих стран. Так например, по незаконному вылову и переработке трепанга привлечь основных заказчиков-китайцев практически невозможно. Во-первых, несколько местных законов в этом плане отменены как несоответствующие федеральным. Во-вторых, вылов осуществляется российскими гражданами, у которых трепанг скупается за 2-3 долл. Варят и сушат его где-то в заброшенных гаражах, а уж затем в готовом виде трепанг вывозится нелегально в Китай. В 2000 году в Приморье удалось «накрыть» три подпольных цеха по производству трепанга. Наиболее крупная партия контрабанды (1200 кг) была обнаружена в грузовике с металлоломом, где под грудой ржавого железа находилось потайное дно. Во многом обнаружение подпольных цехов является следствием клановой борьбы китайцев, которые таким образом ставят палки в колеса конкурентам. По неофициальной информации, трепанговый бизнес в Приморье контролируют три клана («семьи»). Минимальность наказания делает этот бизнес еще более привлекательным.
Достаточно простая схема и по вывозу металла. Пункты приема лома оформляются на российских граждан. Китайцы опять же в плане уголовной ответственности ничем не рискуют.
Контрабандные поставки товаров широкого потребления китайского производства в Россию.
По оценкам таможенных органов объемы контрабандных товаров ввозимых в Российскую Федерацию составляют от 30 до 50% всех импортируемых товаров, что в денежном выражении составляет от 20 до 30 миллиардов долларов в год. Так, в 1999 году в России было реализовано около 215 млн. пар обуви из них только 60 млн. пар российского производства. Из 155 млн. пар всей импортированной обуви только 11 млн. пар были оформлены со всеми необходимыми таможенными платежами. Остальные 144 млн. пар обуви были ввезены в страну контрабандным способом, в результате чего бюджет потерял сотни миллионов долларов.
Практически все товары широкого потребления производятся в Китае и по хорошо налаженным каналам, ввозятся в Россию контрабандным способом как непосредственно из Китая, так и через другие страны.
В мае 2000 года Генеральной прокуратурой в рамках возбужденного уголовного дела были арестованы три перегруженных самолета Ил-76 компании «East Line» с товарами из Китая (Ъ подробно рассказывал об этом). Расследование этого дела было поручено ФСБ РФ, которая приостановила полеты подозреваемой авиакомпании за рубеж, обоснованно полагая, что в данном случае речь шла о наличии устойчивого канала контрабандной поставки товаров народного потребления из Китая в Россию, организованного рядом сотрудников группы компании «East Line».
В октябре 2006 года сотрудники оперативно-розыскного бюро по экономическим и налоговым преступлениям ГУ МВД РФ по ДФО провели успешную операцию в ходе которой на складах в поселке Тополево, близ Хабаровска было изъято 80 тонн несертифицированных товаров широкого потребления китайского производства ввезенных в страны контрабандным способом. Среди изъятого товара обнаружено множество дешевых подделок под известные мировые товарные бренды: батарейки «Sony», «Panasonic», и «Toshiba», утюги и электрические чайники «Scarlet», калькуляторы «Citizen», электронные наручные часы «Seiko».
По уже упомянутому уголовному делу № 290725 о китайской контрабанде установлено, что в течение нескольких лет через российские таможни по поддельным документам проходило огромное количество товаров. Ежегодная прибыль контрабандистов только на экономии таможенной пошлины составляла порядка 1 миллиарда долларов США. Товар шел тремя путями. По первому маршруту груз с китайским товаром поступал по морскому пути в порт Восточный из Китая и Кореи, причем в каждом порты за их отгрузку отвечали специально находившиеся там люди. Второй путь пролегал по суше. Из Китая ширпотреб направлялся через Уссурийскую таможню (таможенная «очистка» проходила в ЗАО «Альянс», «Полтавка» и «Краскино»). И третий путь — по воздуху. Самолетами Ил-76 одежда и обувь из Китая попадали на военный аэродром Чкаловский, где выдавались таможенные документы. Прошедший таможенную «очистку» груз по железной дороге поступал на станцию Бекасово, где его получателем выступала одна из воинских частей. Затем груз передавался китайским владельцам и реализовывался на московских рынках.
Контрабанда алкогольной продукции из КНР в Россию.
В российских регионах расположенных непосредственной близости от границы с Китаем (Дальний Восток и, в меньшей степени, Восточная Сибирь) китайская преступность нашла еще один мощный промысел – контрабанду суррогатного алкоголя. По информации оперативной таможни Дальневосточного ТУ, в 1998 году на пограничных пунктах пропуска в Приморье было конфисковано более 410 тонн спирта и готовой алкогольной продукции производства КНР, нелегальный завоз на 10 процентов превысил легальный импорт, а в 2003 году спирта было конфисковано уже около 1,5 тысяч тонн. Шесть тысяч пластиковых пакетов с контрабандной водкой из Китая уничтожили таможенники Иркутска. Содержание сивушных масел и других вредных веществ в этой водке в сотни раз превышало установленные нормы.
Двадцать девятого марта 2003 года в Уссурийске при попытке сбыта у граждан Китая изъята такая партия рисового этилового спирта, которой могло хватить для работы нескольких подпольных цехов на целый год.
По мнению таможенников, контрабанда алкоголя имеет хорошо организованный характер и в Китае в этом бизнесе участвуют устойчивые преступные группы. Они создали на территории КНР ряд фирм, которые контролируют полный цикл незаконного оборота спирта – начиная от производства до поставки в Россию. Розлив контрабандного спирта происходит уже на российской территории – преимущественно в Уссурийске – также под контролем китайцев.
Милиция Уссурийска в среднем каждые две недели закрывает мини-завод по производству фальсифицированной водки, которая продается затем не в бутылках, а в плотно запаянных полиэтиленовых пакетах. При этом ее производство лишь в последние годы переместилось в Приморье. Раньше готовую лжеводку везли из Китая прямо в торговые палатки, но с ужесточением пограничного и таможенного контроля безопаснее стало разливать ее в Уссурийске, где китайский криминалитет особенно силен. Спирт ввозится официально, якобы на технические цели, но после пересечения границы цистерны пропадают из поля зрения.
Организация нелегальной финансовой системы и отмывание «грязных» денег.
Провести четкую грань между легальным и нелегальным китайским бизнесом удается не всегда. Официально зарегистрированная фирма может заниматься вполне законной торговлей и в то же время посредничать в сомнительных сделках. Вероятно, именно поэтому китайцы, имеющие бизнес в России, редко обращаются в российские банки (особенно это касается предпринимателей-частников, у многих из которых проблемы с регистрацией).
На Втором российско-китайском банковском форуме (2003 г.) один из китайских участников изложил наиболее распространенную схему деятельности китайских фирм в России. Компания одновременно регистрируется в двух странах и проводит оптовые и розничные операции. Одна её дочерняя компания регистрируется в России по документам российского гражданина, который, однако, не обладает правом финансовой подписи. Она ведёт оптовую и розничную торговлю. Другая компания регистрируется в КНР на имя китайского гражданина. Её профиль - оптовые операции. Со склада на китайской территории товары мелкими партиями направляются в Россию. Выручка после реализации направляется в КНР. На эту форму торговли приходится 40-60% китайского экспорта в Россию.
В нелегальных обменных пунктах производятся операции на сотни тысяч долларов. Заработанная китайцами валюта, по данным ЦРУБОПа, вывозится в виде наличности авиарейсами Москва - Пекин или переводится через российские коммерческие банки, а также АКБ Банк Китая «Элос». Проверка, проведенная сотрудниками ЦРУБОПа и коллегами из налоговой полиции, установила, что в Юго-Восточном округе через филиалы КБ «Интеллект банк» только в 1997 - 1998 годах в Китай незаконно было переправлено 30 миллионов долларов. По данным РУБОПа, чистая прибыль китайцев от торговли только на одном Черкизовском рынке составляет до 15 миллионов долларов в месяц.
В ходе опроса в 2002 г. выяснялась финансовая сторона торговых операций китайских мигрантов. В России возникли подпольные китайские банки, обеспечивающие финансирование разнообразных нелегальных операций. Появились посреднические фирмы, занятые самыми разными формами перевода денег в Китай. Часть из них формально является обменными пунктами, но на деле осуществляет переводы через банки третьих стран, обслуживает банковские карты платёжных систем Visa, Master-card и других, осуществляет финансовые консультации и т.д. О том, что в неприметном офисе, зачастую без всякой вывески, находится банк, знают только китайцы. Найти его можно, только прочитав объявление в китайской газете, где указан адрес и нарисована схема. Раньше это были обменные конторы, теперь спектр их операций резко расширился.
Кроме того, по данным ФСБ, в Сибири и на Дальнем Востоке действуют не менее двух китайских подпольных банков, один из которых находится в Иркутске.
Деятельность таких финансовых учреждений и раньше шла вразрез с инструкциями Банка России, а превращение их в банки и вовсе незаконно. Как утверждает профессор Вили Гельбрас, такие банки финансируют полулегальные операции, обслуживают банковские карты VISA, Master-card, осуществляют финансовые консультации и переводят деньги в Китай. Иногда переводы идут через банки третьих стран, иногда по более сложной схеме. Подпольные банки получают от коммерсантов в России деньги и через посреднические фирмы закупают и переправляют в Китай дефицитные товары (древесину, цветные металлы, кедровый орех и т.д.). Там товары реализуются, и выручка делится между участниками сделки. Таким образом, допускается существование неподконтрольных Центробанку иностранных банков. Причем они не только нашему, но и Центральному банку Китая неподконтрольны. По мнению профессора Гельбраса, эти банки работают на некую силу, которая занимается здесь своими делами . Сведущие люди утверждают, что в Москве живут около десяти весьма влиятельных китайцев с большими деньгами и связями как в России, так и в Китае. Они решают, кого поставить старшим на рынке, разрешают споры, взаимодействуют с официальной властью. Эти люди никак не связаны с китайской партноменклатурой и свой авторитет получили на ином поприще, преступном.
По сути дела, в стране сложился бесперебойно действующий механизм «черных» и «серых» схем экономического грабежа России. Он состоит из подпольных китайских банков, российских и китайских фирм-однодневок, браконьерских компаний, китайской и российской мафии. Расширение предпринимательской деятельности обеспечивают доходы нелегального в России, но по большей части легального в КНР бизнеса, а также кредитная, расчётная и иная поддержка китайских банков. Китайские фирмы тесно сотрудничают с российскими теневыми структурами.
По данным аналитиков ГУБЭП МВД РФ, концентрация капиталов в китайской диаспоре идет очень быстро и уже в ближайшее время можно ожидать резкого обострения конкуренции в Москве и России в целом между китайским торговым капиталом и кавказским, а в перспективе и вытеснения последнего.
Организация канала нелегальной миграции из Китая в страны Европейского Союза через территорию Российской Федерации.
Географическое положение Российской Федерации, территория которой выступает в роли своеобразного моста, связывающего Азию и Европу, а также наличие совместной границы с КНР, успешно используется китайскими преступными организациями для широкомасштабной нелегальной миграции. Преступники пользуются, во-первых, слабой охраной государственной границы и высоким уровнем коррупции, благодаря которой легко получить поддельные документы. Данные всех правоохранительных и силовых структур говорят о том, что проблема нелегальной миграции за последние годы только обостряется..
Только в Москве переброской нелегальных мигрантов в Западную Европу занимаются не менее двух десятков китайских преступных групп. Каждая из них ежемесячно обеспечивает переправку до ста человек. Стоимость переезда – от 3 до 10 тысяч долларов. Для переправки мигрантов китайцы в России изготавливают все необходимые документы – загранпаспорта стран Юго-Восточной Азии, Великобритании, Германии, Португалии, Украины. У них имеются поддельные штампы и печати консульских служб МИД и МВД РФ, ОВИРа, Министерства общественной безопасности КНР, МИД Японии и других
Канал переправки китайских «рабов» через территорию России в Европу работает уже шесть лет. Дорога настолько нелегкая, что ее даже прозвали «путь дракона». Доходы, полученные от переправки нелегалов через Россию на Запад, китайские преступные группировки активно вкладывают в российский бизнес. .
Торговля российскими женщинами в целях сексуальной эксплуатации.
В тесном сотрудничестве с российскими преступными группировками китайским триадам удалось наладить нелегальный канал поставки российских женщин для целей сексуальной эксплуатации в притоны Гонконга, Макао и некоторые регионы континентального Китая.
Девушек обманным путем выманиваю на территорию Китая, где забирают у них документы и фактически продают в рабство.
Со слов одной из пострадавших подобным образом, в Макао, очень много русских девушек. Часть из них попала туда из Центральной России, даже из Москвы и Санкт-Петербурга, однако большинство из Хабаровского и Приморского краев. Некоторые из них, отправляясь в Китай, осознавали с какой целью их студа везут, однако многих просто обманули, пообещав приличную работу и высокий заработок. Почти все хотели вырваться обратно, даже те, кто сознательно приехал заниматься. Однако у сутенеров существует договоренность с местной полицией, которая возвращает сбежавших обратно: Иногда местная полиция устраивала целые облавы на русских. Выбраться из Макао в Китай тоже очень сложно, т.к. между Макао и Китаем существует административная граница, которую даже китайским гражданам пересечь проблематично. Русских девушек, сбежавших в Китай, отлавливают и сажают в тюрьмы за проституцию.
По недавно обнародованным официальным сообщениям, более 15 тысяч российских молодых женщин пребывают в Китае в статусе «секс-рабынь». По мнению оперативных работников правоохранительных органов, эта цифра занижена, как минимум, в два раза.

Факторы, способствующие активизации китайских преступных организаций на территории России

Рассмотренные в предыдущих разделах работы транснациональные проявления китайской организованной преступности, наглядно свидетельствуют, что она по существу превращается в реальную угрозу национальной безопасности (как по своим масштабам, так и по разрушительному влиянию) многих стран и первую очередь, Российской Федерации, экономика которой пока еще находится в стадии переходного периода.
Для реального противодействия этой глобальной угрозе необходимо четко представлять себе те факторы, которые детерминируют существование и развитие китайской организованной преступности на территории Российской Федерации. Они весьма разнообразны. Одни из них играют формирующую роль в этом процессе, другие лишь способствуют, облегчают деятельность китайских, а по сути дела, транснациональных преступных организаций. Так или иначе, имея объективный характер, эти факторы развиваются в различных сферах жизни нашего общества, преобладающими из которых являются экономическая и политическая сферы.
По мнению профессора Репецкой А. Л. транснациональная организованная преступность - явление по своей природе экономическое. По сути, это одна из отраслей экономики, производящая и поставляющая на мировые рынки незаконные товары и услуги, либо законные продукты незаконными способами, и инвестирующая полученный в итоге капитал, в том числе и в законные сферы экономики. Это в первую очередь применимо к китайским преступным организациям, т.к. именно Китай в настоящее время является основным производителем и поставщиком товаров широкого потребления в США, ЕС не говоря уже о других менее развитых страх, а доля товаров китайского производства, в общей массе товаров, приобретаемых российскими гражданами вообще доходит до 70-75%.
Процесс проникновения китайской преступности в Россию имеет уже некоторую историю, в которой вырисовываются отдельные этапы развития этого явления, представляющего собой динамичный, стремительно развивающийся процесс. На него оказывают влияние множество разнообразных факторов, порожденных изменениями социально-экономических условий как России, так и Китая.
До начала 90-х годов Россия находилась вне сферы интересов китайской организованной преступности. Связано это было как с практическим отсутствием постоянной китайской диаспоры, почти полностью исчезнувшей за годы советской власти, так и тотальным контролем за внешними переселенцами со стороны государства. Особую роль играло и то обстоятельство, что в СССР отсутствовала сама база для развития и активной деятельности транснациональной преступности в виде легального и развитого частного сектора экономики.
Однако с конца 80-х - начала 90-х годов, вместе с наплывом «челноков», в Россию начинает проникать и китайская преступность. Свою лепту в этот процесс внесли и российские государственные органы, своими непродуманными действиями или, по сути способствовавшие процессу ухода китайцев из-под контроля. В 1992 - 1994 годах. фактически было создано несколько каналов, бесконтрольного проникновения китайцев на территорию РФ. Прежде всего, это режим приграничной торговли и безвизовый групповой туризм. В соответствии с подписанным в декабре 1992 года «Межправительственным соглашением о порядке безвизового обмена между КНР и Российской Федерацией» процедура въезда в Россию для китайских граждан неимоверно упростилась, чем они незамедлительно и воспользовались. Если учесть, что протяженность общей российско-китайской границы составляет около 4 300 километров, нетрудно представить себе масштабы такого обмена.
Открытость и даже прозрачность границ в совокупности с перенаселенностью приграничных с Россией провинций Китая, явилась одним из факторов, стимулировавших рост миграционных процессов (в том числе и нелегальную миграцию), активное формирование китайских диаспор, особенно в Москве, Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, в том числе и из мигрантов, находящихся незаконно на территории РФ, и как следствие образование этнических криминальных структур, основной специализацией которых является грабеж и вымогательство у соотечественников, занимающихся бизнесом, а также контрабанда.
Хотя признаки того, что в Россию действительно пришли китайские преступные сообщества относятся к середине 90-х годов, когда легальный и нелегальный оборот в секторах экономики, связанных с деятельностью выходцев из Китая достиг существенных объемов. На этот же период времени приходится и «разграничение» деятельности российских и китайских криминальных сообществ и налаживание между ними тесного сотрудничества. Китайцы быстро вытеснили россиян из сферы «проведения разборок» с соотечественниками, отдавая им взамен часть награбленного. Стремительные темпы усиления могущества китайских преступных группировок на территории России, можно объяснить только тем, что наиболее известные из них, в том числе – триады, существуют уже более 300 лет. Со временем они достигли такого могущества, что контролируют практически всю криминальную деятельность в регионе Юго-восточной Азии и частично в станах Северной Америки и Европейского Союза. Помимо хорошо отлаженной организационной структуры, высокой степени конспирации и многолетним опытом ведения преступной деятельности на территории наиболее развитых стран, что безусловно было адаптировано к российской специфики, они обладали главным – колоссальными финансовыми ресурсами, без которых немыслимо совершение широкомасштабных транснациональных операций, таких как контрабанда товаров широкого потребления из нелегальный вывоз сырьевых ресурсов. (По данным Дальневосточного таможенного управления за период с 1997 по 2001 годы через Уссурийскую и Гродековскую таможни китайские граждане ввезли в Приморский край 540 миллионов долларов США наличными. ). Именно мощную финансовую поддержку следует считать еще одним из факторов, способствующих быстрому становлению китайской организованной преступности на территории России.
Если учесть, что все это происходило на фоне резкого сокращения объема инвестиций в экономику России в 90-х годах 20-го века, что фактически привело к началу распада производственного и научно-технического потенциала страны и свертыванию промышленного производства. Особенно пострадали высокотехнологические производства – приборостроение, электроника и микроэлектроника, а также предприятия легкой промышленности. Удорожание себестоимости и снижение уровня конкурентоспособности товаров, производимых российскими предприятиями в условиях становления рыночных форм хозяйствования привели к изменению структуры промышленного производства в сторону преобладания добывающей промышленности над обрабатывающей, что естественным образом проявилось и во внешнеэкономической деятельности. В экспорте из России обозначилось преобладание сырьевой составляющей. На топливо, сырье, продукты их переработки приходится более 80 % экспорта в зарубежные страны. В 1995 году по данным Госкомстата РФ на экспорт ушло 40% добытой нефти, а с учетом продуктов ее переработки продажа на мировом рынке поглотила 55% добычи жидкого топлива. За рубеж перекачено 32% жидкого газа, вывезено 63% проката черных металлов, 70% рафинированной меди, большая часть алюминия, 80% никеля, 50% каучука, 40% аммиака, 80% минеральных удобрений, значительная часть древесины и лесоматериалов. Отмеченные тенденции развития национальной экономики обусловили т.н. «российскую» специфику деятельности китайской организованной преступности взявшей под свой контроль нелегальный вывоз из страны сырьевых ресурсов и наладивших в условиях образовавшейся (из-за закрытия большинства российских предприятий легкой промышленности) ниши, контрабандные каналы поставки товаров широкого потребления.
Низкий уровень социальной ориентированности российской экономики в 90-е годы привел к определенной деградации общества и населения. Изменение трудовой мотивации, превращения труда из фактора жизненного успеха в фактор выживания, негативно отразилось на производительности труда. Падение уровня реальной заработной платы, ухудшение материального положения основной части населения, массовое обеднение, сужение конституционных функций государства по обеспечению и защите прав граждан в социальной сфере, обвальное нарастание социальных рисков и угроз для трудящихся в результате отключения тоталитарного механизма социальной защиты (запретительного, блокирующего и компенсирующего характера) последовательного урезания прав и свобод, ликвидации социальных гарантий и отказа государства от роли социального защитника повдекло за собой падение нравственности, морали, утверждение власти денег, культивирование потребительства, жестокости и вседозволенности, нарастание правового нигилизма, безусловным следствием чего явился рост преступности, всеобъемлющая коррупция и значительное увеличение масштабов «теневой» экономики, т.е. системы экономических отношений, которая складывается в обществе вопреки законам, правовым нормам, формальным правила хозяйственной жизни, т.е. находится вне рамок правового поля. По данным МВД России «теневая» составляющая оценивается в 45 – 50% от величины ВВП, производимого на территории Российской Федерации. (Для сравнения доля западных стран оценивается в пределах 5 – 10%.). По оценке иностранных специалистов, прямые потери России от коррупции составляют ежегодно 15 миллиардов долларов США. Как отмечено в предыдущих главах, одной из главных движущих сил китайской организованной преступности является возможность получения большой прибыли в сравнительно короткие сроки. Исследования целого ряда специалистов показывают, что важнейшим условием появления и эволюционирования преступности является криминальная сфера теневой экономики. Таким образом, высокая степень криминализация экономики и коррумпированность государственных служащих, часть из которых сами оказались замешанными в той или иной форме преступной деятельности, выступили одним из основополагающих факторов, способствующих активизации транснациональной китайской этнической преступности на территории России.
Еще одним из факторов, способствующих укреплению китайской организованной преступности на территории Российской Федерации, является неадекватная оценка данной проблемы, объективно представляющей угрозу национальной безопасности страны и как следствие не принятие со стороны высших органов государственной власти адекватных мер по ее локализации, а также недостаточный уровень международного сотрудничества в названной сфере, в первую очередь между КНР и Российской Федерации.
Вместе с тем, следует иметь ввиду, что дальнейшее пренебрежение к проблеме формирования китайских этнических преступных групп, уход от ее решения в настоящий момент приведет к тотальной криминализации иммигрантских сообществ, их полной непроницаемости для властей, коррумпированием представителей последних, работающих в окружении диаспор, огромными потерями госбюджета от недополученных налогов и сборов, утечке капиталов, деформации рынка труда и многому другому.
В отличие от России, в США и европейских странах раньше оценили угрозу, исходящую от китайских триад. По мнению директора федеральной службы США по борьбе с организованной преступностью Томаса Коласлу, «триады в США – враг номер один», а британский министр иностранных дел Джек Стро, еще будучи главой МВД, признал, что «спецслужбы страны – МИ-6 и МИ-5 – получили указание проникнуть в структуры триад для их уничтожения».
Представители американских спецслужб в последнее время зондируют возможность установления контактов с российскими спецслужбами в области обмена информацией по международным маршрутам доставки наркотиков, фальшивых долларов, по фальшивомонетчикам и другим направлениям деятельности международной мафии. Американцев в первую очередь интересует деятельность китайской триады на американском континенте. Китайская мафия по-прежнему, как это было ранее, при покровительстве официальных властей, экспортирует наркотики в США и другие страны континента, причем в больших масштабах. Американцев интересует так же, как обстоит дело с переброской наркотиков на российский Дальний Восток и в Сибирь, размеры активности китайских наркоторговцев и т.д. Одновременно представителей спецслужб США интересует, что русским известно о китайских фальшивомонетчиках, прежде всего подделывающих американские доллары. Американцы провели несколько тайных операций против китайской триады, две из которых в прошлом году закончились успехом. Объем доходов китайской мафии, которые удалось конфисковать, только от этих двух операций по наркотикам и подделке известных марок сигарет составил 4 миллиона долларов. Официальные служащие китайского Bank of China отмывали деньги в США, Канаде и других странах.
В последние годы Россия и КНР предприняли ряд конкретных шагов в области сотрудничество по борьбе с транснациональной преступностью.
В декабре 2002 года состоялся визит президента РФ Владимира Путина в КНР. В числе межправительственных соглашений, которые были подписаны и которые имеют непосредственное отношение к дальнейшему развитию российско-китайских экономических отношений (в том числе и для приграничной торговли), были Договор между РФ и КНР о передаче осуждённых; Соглашение о сотрудничестве в области борьбы с нарушениями налогового законодательства и другими экономическими преступлениями; Соглашение об организации информационного обмена и подготовки кадров в сферах противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступных путём, борьбы с финансированием терроризма, а также в сфере валютного контроля. Подписав указанные документы, обе стороны закрепили свою обоюдную волю на решение многих проблем, однако, без разработки понятного, реального и эффективного механизма взаимодействия не только между центральными органами РФ и КНР, но и непосредственно между органами субъектов РФ с провинциями (автономными районами и городами центрального подчинения) КНР подписанные соглашения останутся лишь заявлениями декларативного характера.
Российско-китайское сотрудничество приносит немало положительных результатов. Один из ярких примеров - изъятие в 2005 году в Хабаровске крупнейшей партии наркотического вещества «экстази». Тогда поставку опасного зелья из Китая на российский Дальний Восток сумели выявить и пресечь совместными усилиями оперативные сотрудники ГУ МВД РФ по ДФО и ФСБ России. Далее к делу подключилась китайская сторона. Вместе российские и китайские оперативники сумели полностью ликвидировать этот крупный канал поставок наркотиков в Дальневосточный федеральный округ.
Достижения в борьбе с транснациональной и экономической преступностью и дальнейшие механизм и планы взаимодействия рассматривались в ходе очередной встречи в Харбине. Результатом стало подписание 22 сентября 2006 года двустороннего Протокола о сотрудничестве, в рамках которого планируется создание совместных российско-китайских рабочих групп для противодействия контрабанде (предметов искусства, драгоценных металлов и камней, биоресурсов, валюты и др.), контрафакту и фальшивомонетчеству, преступлениям в кредитно-финансовой сфере, а также перекрытия наркотических трафиков.
Для эффективного противодействия транснациональной преступности стороны решили создать базу данных, содержащую информацию о данной категории преступлений, приложить совместные усилия к сбору информации о преступниках. Обмен полученной информацией будет осуществляться между китайскими и российскими стражами порядка постоянно. Стороны смогут также обмениваться сотрудниками и направлять их в страну-партнера для оказания помощи в расследовании дела. При этом российские и китайские коллеги смогут проводить и совместные операции. Также, согласно Протоколу, стороны предпримут ряд совместных мер по борьбе с терроризмом.
Вместе эффективное сотрудничество двух стан существенно осложняется тем обстоятельством, что китайские правоохранительные органы, как и китайские предприниматели, начали постепенно организовывать свою работу на территории России, не всегда извещая об этом российских коллег и вне их контроля. Например, по данным китайского журнала №Будни прокуратуры» № 5 (109) за 2001 год сотрудники органов общественной безопасности г. Муданьцзян (провинция Хэйлунцзян) неоднократно выезжали в г. Уссурийск (Приморский край) в качестве туристов, но для сбора доказательств по действиям китайской преступной группы Чжэн Жэньхао. Они опрашивали китайских коммерсантов, вели оперативную работу среди китайского сообщества. Как правило, китайские оперативники приграничных районов изучают русский язык. Российские представители правоохранительных органов - МВД, прокуратуры, за исключением ФСБ, не могут похвастаться наличием кадров юристов, владеющих китайским языком и изучающих право Китая. И уж тем более им ещё и в голову не приходит обеспечивать правовую защиту российских граждан и сотрудничать с китайскими правоохранительными органами на самой территории КНР.
Китайские силовые органы чувствуют свою силу и зрелость по сравнению с российскими. Поэтому китайцы проявляют большую инициативу в международном сотрудничестве по борьбе с международной преступностью, особенно проявляют интерес к возможности выхода оперативной деятельности на территорию сопредельного государства – Россию. Примером этого служит Протокол о совместном противодействии преступности между Управлением Общественной безопасности провинции Хэйлунцзян и Главным управлением МВД по ДВФО в апреле 2003 года в городе Хабаровске. Начальник УОБ КНР Чэнь Юнцай известил российских коллег, что в провинции Хэйлунцзян создаётся представительство Интерпола Китая. Предполагается, что его сотрудники будут выезжать в ДВФО для расследования транснациональных преступлений в приграничных районах. Китайская сторона делает упор на активизации совместного расследования и раскрытия особо тяжких преступлений, которые, как правило, на территории России направлены против китайских граждан. Характерно, что российские представители МВД больше внимания пытались уделить борьбе с экономическими преступлениями и нелегальной миграцией. Однако не видно, чтобы российские правоохранительные органы были способны стремиться к аналогичной паритетной деятельности на территории Китая, хотя по данным тех же китайцев в 2002 году на территории провинции Хэйлунцзян российскими гражданами было совершено 23 преступления, а 208 уголовных преступлений было совершено против них.

Некоторые предложения по локализации активности китайских преступных организаций на территории Российской Федерации
Проведенные в предыдущих разделах данной работы исследование характерных особенностей функционирование китайских этнических преступных на территории Российской Федерации и факторов, способствующих их укреплению, позволяет с одной стороны сделать вывод о реальности угрозы национальной безопасности России со стороны китайской организованной преступности, прежде всего в экономической (незаконный вывоз сырья и стратегических ресурсов; наводнение страны контрабандными товарами широкого потребления), в политической (установление тесных связей с коррумпированными чиновниками и проникновение таким образом в правоохранительные структуры, органы власти и управления) и социальной сферах (сращивание с российскими ОПГ, осложнение криминогенной обстановки, усиление социальной напряженности и т.п.), а с другой выделить некоторые проблемы и выработать предложения по снижению активности китайских преступных группировок.
При этом, следует иметь ввиду, что эффективная локализация названной угрозы возможна только при комплексном подходе, предусматривающим применение экономических, правовых, организационных и иных мер направленных на достижение поставленной цели.
Как уже отмечалось, в Российской Федерации китайская организованная преступность рассматривается лишь как составная часть этнической преступности, действующей в отдельных регионах страны. По этой причине не проводится мониторинг деятельности китайских ОПГ в масштабах страны, отсутствуют всесторонние аналитические исследования этого явления.
В этой связи представляется возможным обратиться к китайскому опыту борьбы с китайской организованной преступностью. Как известно архитектор китайских реформ Дэн Сяопин был также инициатором создания в структурах Министерства государственной безопасности (МГБ) и Министерства общественной безопасности (МОБ) мощных системно-аналитических подразделений, которые занимаются долгосрочными прогнозами развития геостратегической и региональной криминогенной ситуации в стране, разрабатывают планы проведения тотальных операций. Существует еще несколько центральных аналитических организаций (к примеру, Исследовательское бюро при Госсовете КНР).
С 1983 по 2005 год подобного рода тотальные операции проводились не менее 10 раз. В результате ликвидировано более 1 млн. преступных формирований. Немало их лидеров и наиболее одиозных членов было казнено. Следует отметить, что тотальные операции против организованных преступных формирований, как и вся борьба с мафией и коррупцией, ведутся в Китае на основе строгого соблюдения законности. Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство КНР постоянно модифицируется в зависимости от изменения ситуации. В китайских законах, в отличие от российских, содержатся четкие определения мафиозных организаций, одновременно Верховный народный суд КНР постоянно дает развернутые разъяснения судебной практики по делам об организованной преступности и коррупции.
Таким образом, одной из организационных мер направленных на борьбу с китайской организованной преступность в Российской Федерации, наряду с существующей практики, должен стать переход работы правоохранительных органов к тотальным долгосрочным операция, предусматривающим четкую координацию действий разных ведомств, направленных на решение конкретных задач в пределах их компетенции. Безусловно, переход к такой форме работы вероятно потребует рассмотрения проблемы на заседании Совета Безопасности России, создания специальных подразделений в правоохранительных ведомствах и принятия или изменения некоторых законодательных и нормативных актов.
В целях обеспечения мониторинга за состоянием и тенденциями развития китайской организованной преступностью, помимо аналитических подразделений различных ведомств, представляется необходимым шире привлекать российских ученых и специалистов для фундаментальных аналитических исследований, проводимых не по их личной инициативе, а по заказу федеральных органов исполнительной или законодательной власти.
Российский и зарубежный опыт наглядно доказывают, что китайские преступные организации: триады, тонги, банды обладают высокой степенью закрытости, широко используют методы конспирации и достижения научно-технического прогресса для сокрытия следов своих преступлений. По этому признаку они весьма схожи со специальными органами различных государств, а, следовательно, эффективно бороться с ними могут в первую очередь только специальные службы, а не обычные милицейские подразделения.
Еще одна проблема, требующая организационного решения заключается в необходимости подготовки кадров, специально для работы в подразделениях правоохранительных органов, занимающихся проведением оперативно-розыскных и следственных мероприятий по уголовным делам, возбужденным по фактам совершения преступлений членами китайских этнических ОПГ.
Интересны в этом отношении результата опроса сотрудников правоохранительных органов Дальнего Востока, проведенные Баранником И.Н., приведенные в таблице 3.2.
Более 70% опрошенных считает для работы им необходимы знания уголовного и уголовно-процессуального законодательства КНР, а также знакомство с практикой борьбы с организованной преступностью в Китайской Народной Республикой. В тоже время менее 7% положительно ответило о возможности доступа к интересующим их материалам.
Принимая во внимание, что в настоящее время ВУЗы России не готовят юристов со знанием китайского языка, представляется возможным задействовать в этих целях т.н. международные образовательные программы, учебный процесс по которым был бы организован по формуле «2,5 + 2,5» или «3 + 2» непосредственно на учебной базе юридических институтов (факультетов) российских высших учебных заведений и ВУЗов-партнеров из Китайской Народной Республики. Подобные программы позволили бы готовить специалистов не только с хорошим знанием китайского языка, но и с глубокими знаниями китайского законодательства с последующим их трудоустройством в правоохранительные структуры. Опыт сотрудничества с китайскими университетами по совместным программам по экономическим и техническим специальностям имеется в Хабаровском техническом университете и других дальневосточных ВУЗах.
Результаты опроса, приведенные в таблице 2 также показывают, что более половины опрошенных сотрудников считают, что уровень сотрудничества между правоохранительными органами Дальнего Востока и КНР является пока еще не удовлетворительным. Однако, укрепляя сотрудничество названных ведомств на федеральном и на региональном уровне, необходимо задействовать и политические рычаги давления на китайские власти, прежде всего заграничные учреждения МИД России в целях вызволения из рабства российских женщин и детей, вывезенных на территорию юрисдикции КНР для целей сексуальной эксплуатации, число которых достигает несколько тысяч человек.

Таблица 2. Результаты опроса сотрудников правоохранительных органов ДФО
№ п/п Вопросы Варианты ответа Число ответов % от общего числа опрошенных
1 Считаете ли Вы, что влияние зарубежной ОП на состояние преступности на российском Дальнем Востоке за последние 10 лет значительно выросло? ДА………………………
НЕТ……………………..
НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ..
ЗАТР. С ОТВЕТОМ….. 186
43
119
41 47,8
11,1
30,6
10,
2 В т.ч. китайской ОП ДА………………………
НЕТ……………………..
НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ..
ЗАТР. С ОТВЕТОМ….. 237
51
59
42 60,9
13,1
15,2
10,8
3 Удовлетворяет ли Вас уровень международного сотрудничества правоохранительных органов российского Дальнего Востока с приграничными странами АТР? ДА………………………
НЕТ……………………..
НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ..
ЗАТР. С ОТВЕТОМ….. 20
209
111
49 5,1
53,7
28,5
12,6
4 В т.ч. с КНР ДА………………………
НЕТ……………………..
НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ..
ЗАТР. С ОТВЕТОМ….. 35
209
92
53 9,0
53,7
23,7
13,6
5 Считаете ли Вы необходимым создание Азияпола (по типу Европола)? ДА………………………
НЕТ……………………..
НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ..
ЗАТР. С ОТВЕТОМ….. 260
35
94 66,8
9,0
24,2
6 Считаете ли Вы необходимым развитие прямых международных контактов правоохранительных органов на региональном уровне? ДА………………………
НЕТ……………………..
НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ..
ЗАТР. С ОТВЕТОМ….. 342
12
35 87,9
3,1
9,0
7 Представляет ли для Вас интерес практика борьбы с ОП в странах АТР? ДА………………………
НЕТ……………………..
НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ..
ЗАТР. С ОТВЕТОМ….. 308
21
45
15 79,2
5,4
11,6
3,8
8 В т.ч. в КНР ДА………………………
НЕТ……………………..
НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ..
ЗАТР. С ОТВЕТОМ….. 307
28
35
19 78,9
7,2
9,0
4,9
9 Считаете ли Вы необходимым для Вас знание внутреннего уголовного законодательства указанных приграничных стран АТР? ДА………………………
НЕТ…………………….. 295
94 75,8
24,2
10 Считаете ли Вы необходимым для Вас знание внутреннего уголовно-процессуального законодательства указанных приграничных стран АТР? ДА………………………
НЕТ…………………….. 275
114 70,7
29,3
11 Располагаете ли Вы в достаточной степени указанными нормативными актами? ДА………………………
НЕТ…………………….. 26
363 6,7
93,3
Учитывая, что колоссальный ущерб российской экономике наносится в результате функционирования хорошо отлаженных каналов контрабанды сырьевых ресурсов (лес, морепродукты и др.) и товаров широкого потребления, налаженных представителями китайских преступных сообществ при участии ряда коррумпированных российских должностных лиц, наряду с вышеперечисленными мерами предлагается следующее:
1. В связи с тем, что с начала 2007 года реализация сырьевых ресурсов, таких как лес, полезные ископаемые и др. осуществляется в основном в форме аукционов, участие иностранных компаний практически ничем не ограничено, ужесточить контроль за легальностью происхождения капитала иностранных (китайских) компаний, подающих заявки за участие в таких аукционах. В противном случае Российская Федерация может превратиться в одну из основных «прачечных» по отмыванию доходов, полученных от преступных видов деятельности и утратить контроль на собственными сырьевыми ресурсами.
2. Заключить между Россией и КНР двусторонний договор «О порядке раздела, конфискуемых преступных доходов», что, безусловно, окажет стимулирующее воздействие на китайские правоохранительные органы и снизит эффективность сотрудничества китайских и российских преступных группировок в экономической сфере.
3. Ввести в Уголовный кодекс Российской Федерации дополнительную статью, предусматривающих уголовную ответственность должностных лиц за оказание содействия иностранным организациям и гражданам в совершении преступной деятельности на территории Российской Федерации. Ведение подобной законодательной деятельности является превентивной мерой направленной на борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти и правоохранительных органов, связанной в первую очередь с совершением преступлений в экономической сфере. Так по упоминавшемуся в предыдущих разделах делу о китайской контрабанде на сумму несколько десятков миллионов рублей: «…Установлено, что к функционированию данного крупномасштабного канала причастны как высокопоставленные сотрудники ФТС, так и ряд представителей федеральных и региональных органов власти. Ими были организованы различные коммерческие организации, имеющие представительства в том числе и в Китае, где с помощью китайских транспортных компаний собирали грузы, готовые к отправке в Россию. », ответственность высокопоставленных должностных лиц, причастных к данному преступлению ограничилась лишь их увольнением с должности («…Ряд громких отставок (которые прошли настолько тихо …), уже произошедших и только готовящихся, по всей видимости, был спровоцирован именно делом о китайской контрабанде. »). Ограничение такой мерой наказания как увольнение (по основанию объективно несоответствующему совершенному деянию) обусловлено тем, что привлечь названных должностных лиц к уголовной ответственности по действующим статья УК РФ практически невозможно (весьма сложно доказать их участие в преступном сообществе, как и причастность такого сообщества к совершенным деяниям и т.п.). Статья 275 УК «Государственная измена» в форме оказания помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации также не применима в данном случае из-за отсутствия признаков состава преступления, т.к.: объектом государственной измены является внешняя безопасность (суверенитет, территориальная целостность и обороноспособность государства); объективная сторона должна выражаться в различных действиях, но с обязательным условием – действия по заданию и в контакте с органами или организациями иностранного государства. . В случае введения предлагаемой статьи УК объектом преступления будет выступать объект преступления, совершаемого иностранным гражданином или иностранной организацией; объективная сторона будет заключаться в создании условий, способствующих совершению иностранным гражданином или иностранной организацией преступления (лоббирования его интересов, санкционирование действий подчиненных и т.п.), предусмотренного статьями УК РФ; субъектом будет выступать должностное лицо, а субъективная сторона выражаться в прямом или косвенном умысле.

7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании проведенных исследований в рамках данного проекта можно сделать следующие выводы:
1. Различите законодательных норм, действующих в сфере борьбы с организованной преступностью, и, даже таких основополагающих понятий как преступная группа и преступная организация («преступные организации мафиозного характера», «Триады», «мафиозные организации»), на территории материковой части Китая и его особых зон (Гонконг-Сяньган и Макао), ранее являвшихся соответственно Британской и Португальской колониями, требует от Китайской Народной Республики скорейшего принятия и введения единообразных законодательных норм, соответствующим нормам Международных Конвенций (Соглашений), принятых ООН, по данному вопросу на всей территории страны.
2. Преступные организации этнических китайцев, зародившиеся и действовавшие вне материкового Китая (Гонконг, Макао, Тайвань) на протяжении уже нескольких десятков лет, с момента провозглашения Китаем политики «открытых дверей», начали активно проникать на территорию материковой части Китая и явились своеобразным катализатором роста организованной преступности в КНР, а также вовлечения граждан Китайской Народной Республики и ее территории для совершения транснациональных преступных операций.
3. За последние двадцать с небольшим лет организованная преступность КНР прошла эволюционный путь развития от простейших форм (простая преступная группа) до высших форм ее проявления (мафиозные преступные организации), такими характерными чертами как укреплением внутренней сплоченности и внутриорганизационных связей; проникновением преступных организаций в сферу легальной экономики и усилением их экономической мощи; проникновением в сферу политики и все более возрастающим взаимодействием власти и криминала, а также активным взаимодействием и слиянием с зарубежными преступными организациями, что создает предпосылки превращения их в транснациональные преступные сообщества.
4. Несмотря на периодические кампании, проводимые властями КНР по борьбе с организованной преступностью, правоохранительным органам страны пока еще не удалось переломить сложившиеся тенденции, угрожающие национальной безопасности не только Китая, но и других государств (учитывая участие китайских мафиозных организаций в таких особо опасных транснациональных преступных операциях как контрабанда наркотиками, оружием, товарами ширпотреба, торговля детьми и женщинами для целей сексуальной эксплуатации, мошенничество в финансовой сфере, отмывание «грязных» денег и т.п.), что требует объединения усилий международного сообщества и координации правоохранительных органов разных государств в борьбе с транснациональными проявлениями китайской организованной преступности.
5. Деятельность этнических китайских преступных организаций как традиционного (триады, тонги), так и нетрадиционного типа (банды и др.), действующих на территории Северной Америки и Европы, представляют серьезную проблему для национальной безопасности не только отдельных государств, но и в целом для мирового сообщества в силу особой социальной, политической и экономической опасности транснациональной преступной деятельности, заключающейся в создании и функционировании международной сети по контрабанде и распространению на территории США, Канады и европейских стран сильнодействующих наркотических веществ, в частности, героина; контрабанде товаров народного потребления; перемещений нелегальных мигрантов из Китая в США, Канаду и страны Европейского Союза; осуществлению крупномасштабных мошеннических операций с использование поддельных пластиковых карточек, дестабилизирующих систему международных банковских расчетов; отмывания денежных средств, полученных в результате запрещенных в большинстве стран мира видов деятельности, которые в последующем используются для установления контроля над легальным сектором экономики, подкупа государственных и политических деятелей и инвестирования в преступный бизнес.
6. В последние годы наблюдается устойчивая тенденция по расширению влияния этнических китайских группировок на территории США, Канады и ряда европейских государств, расширения объема совершаемых ими преступных операций, повышения уровня организованности и использования в корыстных целях последних достижений научно-технического прогресса.
7. Некоторые китайские преступные организации пользуются поддержкой государственных и политических структур материкового и островного Китая (Так триады «United Bamboo» и «Four Seas Gang» пользуются поддержкой государственных и политических кругов Тайваня; «Big Circle Boys» и «Fu Ching Gang» пользуются такой же поддержкой в КНР), что свидетельствует о их вероятной причастности в спецслужбам названных государств. Если учесть, что численность китайских преступных организаций за пределами Китая достигает несколько сот тысяч человек, они вооружены, хорошо оснащены технически и имеют в своем распоряжении полный комплект фальшивых документов, позволяющих свободно перемещаться по территории зарубежных стран и через государственные границы, то в случае задействования их потенциала в решении политических или диверсионно-террористических задач, они в течение короткого времени могут дестабилизировать обстановку в отдельных регионах североамериканских, европейских и других стран.
8. Эффективность борьбы с транснациональной деятельностью этнических китайских преступных организаций существенным образом затрудняется недостаточной координацией правоохранительных органов отдельных государств и сложностью проникновения в названные преступные сообщества ввиду их особой закрытости и национального менталитета, а также недостатка специально подготовленных для этих целей сотрудников правоохранительных ведомств.
9. В настоящее время на территории Российской Федерации активно действуют такие из известных китайских триад как «Big Circle», «14K», «Red Sun» и «Sun Yee On». Они являются самыми могущественными в Гонконге, и на территории материкового Китая и специализируются на совершении наиболее сложных и масштабных преступных операций, таких как контрабанда и распространении тяжелых наркотиков (в первую очередь героина из стран «Золотого треугольника»), контрабанда товаров, организация каналов нелегальной миграции, мошенничество в финансовой сфере и отмывание «грязных» денег, представляющих повышенную социальную, экономическую и политическую опасность.
10. В качестве характерных особенностей китайской организованной преступности в России можно выделить:
- относительно небольшой период деятельности китайской организованной преступности на территории России и ее бурный рост, вызванный ускоренными темпами китайской миграции;
- усиливающуюся тенденцию сращивание китайской и российской организованной преступности, действующей на территории Российской Федерации;
- установление китайской организованной преступностью тесных связей с российскими правоохранительными органами и властными структурами;
- высокую степень конспирации китайских преступных организаций и ориентация на членов китайской диаспоры, находящихся на территории Российской Федерации, как на объект преступного посягательства;
- взаимодействие китайских преступных организаций, действующих на территории Российской Федерации, с китайскими спецслужбами и другими госорганами;
- специфические направления преступной деятельности китайских преступных организаций, действующих на территории России, заключающиеся прежде всего в контрабанде и вывозе сырьевых ресурсов из России в Китай; контрабандных поставках товаров широкого потребления китайского производства в Россию; контрабанде алкогольной продукции из КНР в Россию; организации нелегальной финансовой системы и отмывание «грязных» денег; организации канала нелегальной миграции из Китая в страны Европейского Союза через территорию Российской Федерации; торговле российскими женщинами в целях сексуальной эксплуатации.
11. Рассмотренные в дипломной работе транснациональные проявления китайской организованной преступности, наглядно свидетельствуют, что она по существу превращается в реальную угрозу национальной безопасности (как по своим масштабам, так и по разрушительному влиянию) многих стран и первую очередь, Российской Федерации, экономика которой пока еще находится в стадии переходного периода.
Стремительные темпы укрепления могущества китайских преступных группировок на территории России, во многом были обусловлены тем, что помимо хорошо отлаженной организационной структуры, высокой степени конспирации и многолетнего опыта ведения преступной деятельности на территории наиболее развитых стран, что безусловно было адаптировано к российской специфики, они обладали главным – колоссальными финансовыми ресурсами, без которых немыслимо совершение широкомасштабных транснациональных операций, таких как контрабанда товаров широкого потребления из нелегальный вывоз сырьевых ресурсов. Открытость границ в совокупности с перенаселенностью приграничных с Россией провинций Китая, явилась одним из факторов, стимулировавших рост миграционных процессов (в том числе и нелегальную миграцию), и как следствие образование этнических криминальных структур, основной специализацией которых является грабеж и вымогательство у соотечественников, занимающихся бизнесом, а также контрабанда.
Негативные тенденции развития национальной экономики, в первую очередь высокая степень криминализация экономики и коррумпированность государственных служащих, обусловили т.н. «российскую» специфику деятельности китайской организованной преступности взявшей под свой контроль нелегальный вывоз из страны сырьевых ресурсов и наладивших в условиях образовавшейся (из-за закрытия большинства российских предприятий легкой промышленности) ниши, контрабандные каналы поставки товаров широкого потребления.
Вместе с тем, следует иметь ввиду, что дальнейшее пренебрежение к проблеме формирования китайских этнических преступных групп, уход от ее решения в настоящий момент приведет к тотальной криминализации иммигрантских сообществ, их полной непроницаемости для властей, коррумпированием представителей последних, работающих в окружении диаспор, огромными потерями госбюджета от недополученных налогов и сборов, утечке капиталов, деформации рынка труда и многому другому.
Некоторые результаты работы были апробированы в процесс чтения лекций у студентов Дальрыбвтуза вечерней формы обучения по курсу «экономическая безопасность в предпринимательской деятельности».
6 июня 2007 года вопросы транснациональных проявлений китайской организованной преступности и ее характерные особенности в Российской Федерации обсуждались на встрече с профессором Азиатско-Тихоокеанского Центра по изучению вопросов безопасности ( Гонолулу, Гавайи) Рубеном Азизяном.
В июне 2007 года вопросы влияния китайской организованной преступности на развитие российско-китайских отношений были частично освещены в интервью корреспонденту «Польского радио» А. Зауха, находившемуся в командировке во Владивостоке.
Кроме того, часть результатов исследования была передана для внедрения в Администрацию приморского края и одновременно использовалась для подготовки статьи «Транснациональные проявления китайской организованной преступности – фактор потенциальной террористической угрозы», планируемой к опубликованию в одном из изданий.

8. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Универсальные договоры и иные международные акты
1. Конвенция Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. // Десятый Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями : сб. документов / сост. А. Г. Волеводз – М. : Изд-во «Юрлитинформ», 2001. – С. 427 – 477.
2. Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. 20.12.1988 г. Вена. Ратифицирована СССР Постановлением Верховного Совета СССР от 9.10.1990 г. № 1711-1 // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII. – М, 1994. – С. 133 – 157.
3. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции, открыта для подписания всеми государствами с 9 по 11 декабря 2003 года в Мериде, Мексика. A/58/422. [Electronic resource] – Доступно из URL: http://www.unodc.org/pdf/crime/convention_corruption/signing/Convention-r.pdf – Федеральный закон РФ о ратификации принят Государственной Думой 17 февраля 2006 г. и одобрен Советом Федерации 22 февраля 2006 г. (О ратификации Конвенции ООН против коррупции : ФЗ от 08.03.2006 № 40 ФЗ // Рос. газета. – 2006. – 17 марта).
4. Договор между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам // Сборник российско-китайских договоров. 1949-1999 гг. – М. : Терра-Спорт, 1999. – С. 136 – 144.
5. Договор между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о выдаче // Сборник российско-китайских договоров. 1949–1999 гг. – М. : Терра-Спорт, 1999 – С. 294 – 301.
6. Соглашение о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством общественной безопасности Китайской Народной Республики от 18 декабря 1992 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве : сб. документов. Вып. 1. – М., 1999. – С. 163 – 165.
7. Декларация глав государств (по итогам встречи глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества 29 мая 2003 г. в г. Москве) // Дипломатический вестник. – 2003. – № 6. – С. 45 – 48.
Нормативные акты Российской Федерации.
8. Конституция Российской Федерации (с изм., внесенными Указами Президента РФ от 09.01.1996 № 20, от 10.02.1996 № 173, от 09.06.2001 № 679, от 25.07.2003 № 841, Федеральными конституционными законами от 25.03.2004 № 1-ФКЗ, от 14.10.2005 № 6-ФКЗ). – М. : Юрист. 2005. – 56 с.
9. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях : Федер. закон от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ. / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 2002. – № 1. – Ст. 1.
10. Уголовный кодекс Российской Федерации : Федер. закон от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
11. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации : Федер. закон от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ. (в ред. Федер. закона от 27.07.2006 г. № 153-ФЗ) / Рос. Федерация – Официальный текст. – М. : Омега-Л, 2006. – 272 с.
12. О милиции : Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 года № 1026-I //Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. – № 16. – Ст. 503; с изменениями: СЗ РФ. – 2004. – № 35. – Ст. 3607, Федер. закон Российской Федерации от 25 июля 2006 г. № 126 // Рос. газета. – 2006. – 28 июля.
13. О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию : Федер. закон от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 1996. – № 34. – Ст. 4029.
14. О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации : Федер. закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3032; 2003. – № 27. – Ст. 2700; 2003. – № 46 (ч. 1). – Ст. 4437.
15. О прокуратуре Российской Федерации : Федер. закон от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 1995. – № 47. – Ст. 4472.
16. О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности и дополняющих ее Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее : Федер. закон от 26 апреля 2004 года. № 26-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ, – 2004, – № 18. – Ст. 1684.
17. О Концепции национальной безопасности Российской Федерации : Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 года № 24 // СЗ РФ. – 2000.– № 2. – Ст. 170.
18. Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации : Указ Президента Российской Федерации от 19 июля 2004 года № 927 // СЗ РФ. – 2004. – № 30. – Ст. 3149.
19. Положение о Федеральной службе безопасности Российской Федерации : Указ Президента Российской Федерации от 23 июня 1995 года № 633 // СЗ РФ. – 1995. – № 26. – Ст. 2453. – С изм., см.: Указ Президента Российской Федерации от 11 августа 2003 г. № 960.
20. Концепция приграничного сотрудничества в Российской Федерации : утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 9 февраля 2001 г. № 196-р. [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.scrf.gov.ru/Documents/Decree/2001/196.html
Нормативно-правовые акты зарубежных стран
21. Уголовно-процессуальный кодекс КНР // Современное законодательство Китайской Народной Республики : сб. норм. актов – М. : ИКД «Зерцало-М», 2004. – С. 314 – 365.
22. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. : пер с кит. / под ред. и предисл. А. И. Коробеева. – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. – 176 с.
Монографии, пособия, учебники, научные статьи
23. Аминьева Я.А., Транснациональные проявления организованной преступности на Дальнем Востоке России: предпосылки и общая характеристика// Доступно из URL: http://sartraccc.sgap.ru/Pub/amineva(10-01-06).htm .
24. Баранник И.Н.. Незаконная миграция и некоторые аспекты сотрудничества правоохранительных органов российского Дальнего Востока и приграничных стран АТР в борьбе с транснациональной преступностью. Актуальные проблемы борьбы а преступностью в Азиатско-тихоокеанском регионе. сб. мат. междунар. н-п конф. Хабаровск: ХГАЭиП, 2001, - 123-129 с.
25. Гельбас Виля. Перспективы китайской миграции в Россию// Доступно из URL: . http://www.statusquo.ru/main.php?f=31&art=129 .
26. Ерохина, Л. Д. Торговля женщинами и детьми в целях сексуальной эксплуатации в социальной и криминологической перспективе / Л. Д. Ерохина, М. Ю. Буряк. – М. : Профобразование, 2003. – 432 с.
27. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под общ. Ред. В.М. Лебедева – 4- изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2006, - 912 с.
28. Ларин В. «Посланцы поднебесной на Дальнем Востоке: ответ алармистам»// Доступно из URL: http://mion.isu.ru/pub/russ-ost/diaspr/4.html .
29. Лелюхин С.Е. Региональные аспекты экономической безопасности.//монография: Владивосток: Дальрыбвтуз, 2006, -178 с.
30. Номоконов В.А. Дальний Восток: преступность завтрашнего дня./Актуальные проблемы борьбы а преступностью в Азиатско-тихоокеанском регионе. сб. мат. междунар. н-п конф. Хабаровск: ХГАЭиП, 2001, - 20-25 с.
31. Номоконов В.А. Два аспекта взаимосвязи миграции и преступности на Дальнем Востоке России и в Приморье./Проблемы борьбы с орг. преступностью и коррупцией. сб. мат. междунар. н-п конф. Иркутск, 2004, - 126-130 с.
32. Номоконов В.А. Особенности транснациональной преступности на Дальнем Востоке России.// Доступно из URL: http://www.politbarometr.ru/journal_n25_art13.shtml .
33. Номоконов В.А. Россия в фокусе криминальной глобализации//монография: Владивосток: изд-во Дальневост. ун-та, 2002, - 400 с.
34. Репецкая А.Л. Китайская организованная преступность в Восточной Сибири: характеристика, проблемы борьбы.// Доступно из URL: http://irkcenter.isea.ru/issledovan/orgpresrus/7.htm, .
35. Репецкая А.Л. Угроза международной и национальной безопасности со стороны транснациональной организованной преступности. http:// Доступно из URL: irkcenter.isea.ru/rezult/nauch_isled/13.htm, .
36. Хэ Бинсун. Организованная преступность. Исследования преступности мафиозного характера в континентальном Китае. Пер. с кит. П.А. Афремова/Науч. ред. и предислов. проф. А.И. Коробеева, проф. В.А. Номоконова – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005, - 316 с.
Диссертации и авторефераты диссертаций
37. Баранник И.Н. Транснациональная организованная преступность и сотрудничество правоохранительных органов российского Дальнего Востока и стран АТР в борьбе с ней (криминологические аспекты): дис. канд. юрид. наук/И.Н. Баранник. – Владивосток, 2006. – 222 с.
38. Ванюшкин С.В. Организованная преступность в реформируемой России и направления борьбы с ней: дис. канд. юрид. наук/С.В. Ванюшкин. – Москва, 1999. – 102 с.
Периодическая печать
39. Верба И. Ползучая экспансия. Китайский криминалитет укрепляет свои позиции на Дальнем Востоке//Независимая газета. – 2001. -17 февраля
40. Владивостокский СОБР испортил презентацию китайского клуба// Ежедневные Новости – 2000. - 14 августа
41. Восход дракона // ЭКОНОМИКА - №39 (176). – 2006. - 9 – 15 октября.
42. В Москве разросся филиал китайской Триады//Независимая газета. 2006. – 31 марта
43. Генералы широкого потребления//Новая Газета - № 75. – 2006. – 2 октября
44. Из сексуального рабства в Китае Елену вызволила мать//Комсомольская правда». – 2004. - 18 ноября
45. Иностранцам достается, но и они не паиньки//Золотой Рог - №83. -1996. - 22 октября
46. Как китаец нашего брата дурил//Золотой Рог - N2. – 1999. - 12 января
47. Китайский связной//Ежедневные новости – 2002. – 3 апреля
48. Китайская братва//газета Новости. – 2000. – 11 августа
49. Китайская наркота отправлена в топку//Ежедневные новости. – 2006. – 12 декабря
50. Лица поднебесной национальности. Часть 2-я. //Комсомольская правда. – 2005. - 25 февраля
51. Львов О. Этнокриминал – Новое или давно известное//Иркутская Губерния. – 2005. - 8 июня
52. Новая власть и новые бандиты.: к вопросу о «китайском опыте» для России//Восточно-Сибирская ПРАВДА - №174 (24058). – 2001. - 12 сентября
53. Окосеть можно//Золотой Рог - №13. – 2007.
54. Пахан с кувалдой// Мегаполис-Экспресс - № 14. – 2002. – 8 апреля
55. Похождения иностранцев в России//Золотой Рог - №87. - 2004 - 10 ноября
56. Путь дракона. Москву прибирают к рукам китайские банды//Московский комсомолец. – 2006. – 19 января
57. Триады: миф или реальность?//газета «Гудок». – 2005. – 19 мая
58. Утро публичной казни//газета «Владивосток» - № 1256. – 2002. – 25 октября
59. Чернов Д. Братья навек// Время новостей - N°115. – 2000. - 31 августа.
60. Черные» придут — грабят, «красные» придут — снова грабят…//Золотой Рог. – 2006. - 26 октября
61. East Line опять уличили в контрабанде//Коммерсант. – 2001. - 3 марта
62. Kerstin Holm . Chinesen kolonisieren Russen . «Frankfurter Allgemeine Zeitung», 28.02.2006
Литература на иностранном языке
63. Mahlmann Ning-Ning. Chinese Criminal Enterprises. Excerpt from «Asian Criminal Enterprise Program Overview: A Study of Current FBI Asian Criminal Enterprise Investigations in the United States». Asian Criminal Enterprise Unit Organized Crime Section Criminal Investigative Division Federal Bureau of Investigation// Доступно из URL: http://usinfo.state.gov/eap/Archive_Index/Chinese_Criminal_Enterprises.html .
64. Bolz Jennifer.Chinese Organized Crime and Illegal Alien Trafficking: Humans as a Commodity. // Доступно из URL: http://usinfo.state.gov/eap/Archive_Index/Chinese_Organized_Crime_and_Illegal_Alien_Trafficking_Humans_as_a_Commodity.html .
65. Plywaczewski Emil W. Chinese Organized Crime in Western and Eastern Europe. /University of Bialystok, Poland // Доступно из URL: http://usinfo.state.gov/eap/Archive_Index/Chinese_Organized_Crime_in_Western_and_Eastern_Europe.html .
66. Finckenauer James O. Chinese transnational organized crime: The Fuk Ching. /International Center National Institute of Justice// Доступно из URL: http://www.alternatives.com/crime/kunglok.html .
67. Macko Steve. Evalution of Chinese triads in Grate Britan/ERRI; ENN Editor Emergency, Net News Service, Sunday, July 21, 1996, Vol. 2 – 203
68. Dubro James. The Big Circle Boys. Abstracted from: «Dragons of Crime, Inside the Asian Underworld», Octopus Publishing, Toronto 1992. ISBN 0-409-90538-0
69. Booth Martin/ The Dragon Syndicates. The Global phenomenon of the Triads. //Carroll&Graf Publishers, Inc., New York, 2001. – 358 p.
70. Huston Peter. Tongs, Gangs, and Triads. Chinese Crime Groups in North America. //Authors Choice Press, 2001/ - 270 p.
71. Glenn E. Transnational activities of Chinese crime organization/ A Report Prepared by the Federal Research Division, Library of Congress under an Interagency Agreement with the United States Government. April 2003. Authors: Glenn E. Curtis, Seth L. Elan, Rexford A. Hudson, Nina A. Kollars Project Manager: Glenn E. Curtis.
72. Lintner Bertil. Triads tighten grip on Russia's far east. // Доступно из URL: http://www.asiapacificms.com/articles/russia_triads/ .
Электронные ресурсы
73. Беспрецедентный случай на Дальнем Востоке: изъята огромная партия товара из Китая/. PrimaMedia, 1 ноября, 2006 г.// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://www.synka.ru/news_detail.php?id=20 .
74. В 2004 г. через пункты пропуска Приморского края въехали 408455 иностранных граждан и лиц без гражданства/ТИА-Острова // [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.tia-ostrova.ru/node/22239 .
75. В Москве растет подпольный Китай-город/2002-08-20//[Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://hl.mailru.su/cached?isu= .
76. Китайская ОПГ/01.07.2004 г//[Электронный ресурс] –. Доступно из URL http://rustrana.ru/article.php?nid=1103&sq=19,23,673,661,697,705&crypt= .
77. Китайцы на Дальнем Востоке// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.russedina.ru/frontend/print.php?id=488.
78. Контакты спецслужб// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://www.warweb.ru/GetMaterial.asp?Page=327022006.
79. Контрабанда китайских товаров. Таможенный информационный сервер/TKS.RU// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://www.legprominfo.ru/prom/130006.html.
80. Милиция ликвидировала канал контрабанды из Китая. Деловая газета «Взгляд», 25 апреля 2006 г// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.vzglyad.ru/news/2006/4/25/31349.html.
81. Овчинский В.С. Мафия XXI века: сделано в Китае//[Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://babr.ru/index.php?pt=news&event=v1&IDE=32090.
82. Сайт Владивостокского Центра по изучению организованной преступности (ВЦИОП) [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.crime.vl.ru/
83. Сайт издательства Синьхуанет [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.russian.xinhuanet.com/
84. Сайт китайского информационного Интернет-центра. По материалам Агентства Синьхуа (на рус.яз.) [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.china.org.cn/russian/
85. Сайт МВД России [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://mvd.ru.