Hotline


«Роль органов внутренних дел в противодействии рейдерским захватам»

 Версия для печати

 

Астафьев А.Д.

Отчет по исследовательскому проекту

 

Содержание

Введение……………………………………………………………………………...2
Глава 1. Факторы, определяющие деятельность органов внутренних дел при рейдерских захватах…………………………………………………………..3 Глава 2. Последствия вмешательства правоохранительных органов при корпоративных конфликтах; позитивные и негативные результаты…………. 21
Глава 3. Особенности защиты собственности от рейдерства в Дальневосточном регионе…………………………………………………………………………….. 37
Заключение…………………………………………………………………………61
Список литературы……………………………………………………………….. 63

Введение.

Основой проекта являются материалы лекции, подготовленной и прочитанной в декабре 2008 года на муниципальном семинаре: «Административные барьеры развития предпринимательства. Взаимодействие с органами внутренних дел против рейдерства», проведенном во Владивостоке для представителей малого и среднего бизнеса.
27 января 2009 года в рамках научно-практического семинара « Коррупция и рейдерство в Приморском крае: проблемы и перспективы противодействия», организованного общественной организацией – Приморская краевая организация общества «Знание» России, мною подготовлен и изложен доклад «Роль правоохранительных органов в противодействии рейдерству». 5 марта 2009 года на семинаре руководителей следственных подразделений органов внутренних дел Приморского края мною изложен доклад: «Роль органов внутренних дел в противодействии рейдерству».
Для изучения субъектов и объектов рейдерских схем на территории Дальневосточного региона мною подготовлена подборка публикаций в СМИ по данной теме, проведен анализ статистических материалов Главного информационного центра МВД России и УВД Приморского края, изучены материалы уголовных дел, судебные решения по проблеме рейдерства.
В качестве примера рейдерства на Дальнем Востоке России исследуется деятельность лидера преступного формирования Петракова В.М., его коррумпированных связей, а также клана К., организовавших захваты значительной части рыболовецкого флота, с использованием административного ресурса.

Глава 1. Факторы, определяющие деятельность органов внутренних дел при рейдерских захватах.

Революционные преобразования в СССР и России в конце 1980 - начале 1990 гг. проводились под лозунгами создания рыночной эконо¬мики, повышения уровня жизни населения, реализации ценностей сво¬боды и демократии, справедливости и законности и поэтому были под¬держаны гражданами Российской Федерации. Однако ни власть, ни бизнес не оправдали надежд миллионов людей. Более того, некото¬рые представители этих сообществ, пренебрегая нормами закона и нравственности, перешли к беспрецедентному в истории нашей стра¬ны личному обогащению за счет большинства граждан . Наиболее интенсивной криминализации подверглись сферы экономической и информационной деятельности. Накопления граждан были обесце¬нены, старые идеалы разрушены. Многие учреждения были распу¬щены или реформировались в срочном порядке. Олигархические группировки, об¬ладая неограниченным контролем над информационными потоками, обслуживали исключительно собственные, корпоративные интересы. Массовая бедность стала восприниматься как норма. И все это проис¬ходило на фоне тяжелейшего экономического спада, нестабильных финансов, паралича социальной сферы . Рыночные отношения захва¬тили сферы, для них противопоказанные. Когда «свободная купля-про¬дажа» распространяется на принятие законов, действия чиновников, решения судов, это не только безнравственно, но и смертельно опасно для общества и государства .
В период укрепления Российского государства, начавшийся после 1999 г., силовое предпринимательство, которое, как известно, начиналось с элементарного рэкета в отношении зарождающегося нового класса предпринимателей, не исчезло, а лишь поменяло сферы и действующих лиц. Место бандитов за¬няли госслужащие, но способ их поведения мало чем отличается от силовых предпринимателей 1990-х гг. Обладатели силовых ресурсов по-преж¬нему являются практически автономными от государственного контроля, а поэтому реализуют преимущественно собственный экономический инте¬рес. Доступность для коммерческого использования таких инструментов, как государственные силовые организации, во многом определяет специ¬фику корпоративных конфликтов и отношений собственности, поддержи¬вая спрос на услуги силовых предпринимателей в этой сфере .
Представляется, что сегодня криминологи еще не исследовали долж¬ным образом феномен рейдерства. Между тем, это изучение помогло бы глубже понять механизмы и закономерности происходящих событий, в том числе связанных с экономической сферой и ее криминализацией. Так, например, на Дальнем Востоке специалисты и общественность сегодня ак¬тивно обсуждают проблему масштабной криминализации эконо¬мической деятельности. В печати опубликованы данные, свидетельствую¬щие о значительной вовлеченности правоохранительных органов Дальнего Востока и их руководителей в процесс «крышевания» .
Банкротство, будучи инструментом свободной рыночной экономи¬ки, в условиях криминализации экономических отношений закономер¬но становится средством недобросовестного обогащения, захвата и пе¬редела собственности. Появляется относительно самостоятельная сфе¬ра криминального бизнеса, выражающего, прежде всего, интересы оли-гархических трупп, связанного с лоббированием «нужных» законопро¬ектов и «куплей-продажей» судебных решений. Осуществляется крими¬нальная политика целенаправленных банкротств, что указывает на воз¬никновение и развитие новых форм организованной экономической преступности, ее глубокое проникновение в систему экономических отношений.
Свидетельством этого является феномен рейдерства, генетически связанного с криминальным банкротством. Криминальный бизнес рей¬деров измеряется миллиардами долларов, нанося огромный ущерб про-мышленным предприятиям и экономическому росту . Распространение неправомерных захватов (враждебных поглощений, недобросовестных перехватов корпоративного контроля) стало заметной тенденцией пос-леднего десятилетия в экономике Российской Федерации. В самих кри-минальных операциях (речь уже идет о целой индустрии) по недруже-ственному поглощению собственности обычно задействованы непос-редственно или опосредованно многие лица, в том числе должностные, различные предпринимательские структуры, контролирующие правоох-ранительные и судебные органы, а также криминалитет. Зачастую эта скоординированная деятельность в рамках одной операции реализует¬ся на обширном географическом пространстве - от Владивостока до Калининграда .
Корни рейдерских захватов следует искать в деятельности организованной преступности в сфере экономики. Мы забываем, что право и экономика находятся в определенных, вполне закономерных взаимосвязях. Право никогда не может быть выше, чем экономический строй общества.
Не отрицая необходимости ужесточения наказания за рейдерство и детальной проработки корпоративного законодательства, следует особо подчеркнуть, что все законодательные попытки противодействия «черному» рейдерству изначально обречены на неудачу, если им не будут сопутствовать мероприятия, направленные на искоренение коррупции. Для государства с высоким уровнем коррупции защитить собственников бизнеса от криминальных захватов - задача неисполнимая. Необходимо формирование по-настоящему сильной и независимой судебной власти, а также создание таких экономических условий, при которых рейдерство перестало бы быть столь прибыльным бизнесом.
Иными словами, даже внесение указанных изменений в законодательство не снимает остроты проблемы, пока сохраняются ее экономические и социальные предпосылки .
Развитие новых экономических отношений в России по криминаль¬ному вектору, формирование новой элиты, для которой обогащение любой ценой (в том числе криминальными способами) стало образом жизни, легализация капиталов, приобретенных преступным путем, сис¬темная коррупция властных структур - все это свидетельствует о необ¬ходимости изменения традиционного подхода к предупреждению эко¬номической преступности, включая рейдерство и криминальные банкротства.
Криминология со времен Ч. Беккариа, утверждавшего, что «хоро¬ший законодатель скорее предупредит преступление, чем будет вынуж¬денным наказывать за него, он постарается не столько карать, сколько улучшить нравы» , рассматривает предупреждение преступлений как антикриминогенное воздействие на причины и условия преступности. Профилактика преступлений есть не что иное, как выявление и устра¬нение причин и условий совершения преступлений .
Российские криминологи действительно вынуждены повторять ба-нальные истины. Так, с самого начала реформ криминологическая об-щественность в своих обращениях, адресованных руководителям СССР, а затем - России, постоянно акцентировала внимание на взаимосвязь кризисных явлений в политической, социальной, экономической, духов¬ной сферах жизни общества и увеличения масштабов, а также обще¬ственной опасности преступности, ее организованности. Подчеркива¬лись увеличивающееся разграбление национальных богатств России, собственности ее граждан; падение производства, беспрецедентная эко-номическая поляризация населения, в том числе в результате крими¬нальной деятельности и отсутствия эффективных, практически реали¬зуемых программ защиты населения от безработицы, бездомности, вы¬нужденной миграции, коррупции, организованной преступности, лега¬лизации криминальных доходов, других разрушительных явлений . В современной России, где процессы криминализации экономики имеют запущенный характер, на первый план выходит дек¬риминализация экономических отношений.
Декриминализация экономических отношений представляет собой сложную задачу, требующую постоянного внимания и ответственного отношения, начиная с работы над законопроектом и заканчивая мони-торингом за правоприменительной деятельностью. На государственном уровне впервые такая цель была поставлена в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 6 марта 1997 г. «По-рядок во власти — порядок в стране (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации)» , где выделены ос¬новные направления декриминализации экономической жизни и ликви¬дации условий, питающих коррупцию:
1. Обеспечение равенства условий хозяйствования, подконтроль¬ность всех каналов расходования государственных средств, существен¬ное снижение в хозяйственной сфере объема разрешительного принци¬па, замена его уведомительным. Любые действия должностных лиц, использующих закрытые, неподконтрольные, внеконкурсные процеду¬ры распределения государственных ресурсов, должны рассматриваться как прямое содействие коррупции.
2. Реализация потенциала нового уголовного законодательства. Для эффективной борьбы с экономической преступностью и коррупцией необходимо выявлять вдохновителей и организаторов преступлений, так называемых «крестных отцов», а не только рядовых исполнителей.
3. Регулярное и широкое информирование населения о выявленных преступлениях, о делах, по которым закопчено предварительное след¬ствие. При этом важны характер предъявляемых обвинений и то, кому они предъявлены.
4. Активизация работы по подготовке и принятию других законов, подрывающих корни экономической преступности и коррупции. Необ¬ходим, в частности, закон о контроле за соответствием реальных и дек¬ларируемых доходов физических лиц, предусматривающий ужесточе¬ние мер ответственности в случае обмана государства, в том числе кон¬фискацию имущества. Вместе с тем надо в полную силу использовать действующее законодательство, в частности, для контроля за соответ¬ствием имущества, особенно недвижимого, декларируемым доходам.
5. Наступление на экономическую преступность и коррупцию. Оно должно сопровождаться одновременным ударом по предательству, очи-щением самих правоохранительных органов. Требуется резкая активи¬зация деятельности подразделений собственной безопасности в этих органах. Спецслужбы должны сосредоточиться на выявлении и пресе¬чении фактов коррупции в правоохранительных органах и судах.
6. Повышение роли судебных органов. Верховному Суду и Высшему Арбитражному Суду следует специально рассмотреть вопрос о том, ка¬кую роль могут сыграть суды в декриминализации экономической жизни.
7. Формирование профессионального правосознания. Должен быть преодолен синдром «неприкасаемости». Если следы преступления ве¬дут в «высокие» кабинеты, надо и в этих случаях действовать строго по закону. Иное поведение должно расцениваться как нарушение служеб¬ного долга, трусость и непрофессионализм.
В практической деятельности эффективным направлением декри-минализации экономических отношений стало проведение оперативно-профилактических операций.
Комплексная оперативно-профилактическая операция - это совокуп¬ность оперативно-розыскных, контрольно-надзорных, предупредитель¬но-профилактических и иных мероприятий, осуществляемых федераль¬ными органами исполнительной власти в соответствии с законодатель¬ством и иными нормативными актами Российской Федерации в масш¬табах страны, одного или нескольких субъектов Федерации по единому замыслу для достижения конкретной цели.
Комплексная оперативно-профилактическая операция может преследовать достижение целей различного уровня:
- снижение остроты криминогенной обстановки на определенной территории, в обществе или отрасли экономики,
- повышение эффективности деятельности орга¬нов внутренних дел по борьбе с преступностью, административными правонарушениями,
- активизация выявления и розыска лиц, скрывших¬ся от следствия и суда и др.
На актуальность данной проблемы указывает и то обстоятельство, что вопросы криминального захвата предприятий стали объектом вни¬мания высших должностных лиц государства.
В феврале 2008 г., выступая на форуме в Красноярске, Д. А. Медведев отметил важность борь¬бы с рейдерством: «Необходимо скорейшее принятие антирейдерского пакета законов». По его словам, для предотвращения рейдерства нужно создать реальный инструмент, который бы эффективно работал .
Криминальное банкротство и рейдерство объективно связаны с та¬кими угрозами экономической безопасности, как:
- повышение уровня безработицы;
- уклонение от уплаты налогов;
- увеличение коррумпиро¬ванности государственных служащих и представителей судейского кор¬пуса;
- монополизация ряда сегментов рынка;
- разрушение и спад произ¬водства;
- утрата конкурентоспособности;
- деформация правовой идеоло¬гии и распространение правового нигилизма;
- дискредитация предста¬вителей федеральной и региональной власти, правоохранительных ор¬ганов и судов;
- ухудшение инвестиционного климата;
- активизация про¬цессов отмывания денег, полученных преступным путем.
Следовательно, противодействие криминальным банкротствам и рейдерству имеет не только правовое, но и политическое значение.
Рейдерство – один из видов теневой экономики, и это не причина, а следствие сложившейся системы экономических, социальных и политических отношений. Рейдерство очень часто действует в интересах крупных государственных чиновников, которые просто заколачивают на этом свои неформальные деньги.
Рейдерство сегодня проявляется не только в виде захвата крупных предприятий, оно постепенно переходит и в повседневную жизнь. Сейчас наблюдается захват сельскохозяйственных угодий, квартир, дач. Для многих людей это становится серьезной проблемой. Вы уезжаете в отпуск из своей квартиры, а приезжаете и видите, что там другая дверь и другой замок и вы не можете войти в квартиру. Выясняется, что там живут другие люди и все документы у них в порядке.
Целями рейдерского захвата становятся даже объекты культуры, мастерские художников и скульпторов. Уже зафиксированы подобные случаи, но во многих из них все формальности соблюдены.
Если брать примеры цивилизо¬ванных поглощений в Российской Федерации, то сложно найти такие, где соблюдаются дух и буква закона. В реальности ни одно поглощение не обходит¬ся без использования услуг коррумпи¬рованных чиновников. Безнаказанность захватчиков, ангажированность право¬охранительных органов и преднамерен¬ная (иногда неплохо оплаченная) пассив¬ность властей всех уровней - вот что на самом деле выступает залогом успешных захватов и инструментом противоправ-ных поглощений. Сама по себе скуп¬ка акций (как рейдерский инструмент, как подготовка к перехвату управления предприятием-жертвой) бессмысленна без дальнейшей поддержки пресловуто¬го перехвата, которую оказывают госу¬дарственные органы: суды, прокуратура и т.д. Поэтому основной вопрос защиты от рейдерства лежит в сфере нейтрализа¬ции действий коррумпированных чинов¬ников, в нивелировании административ-ного ресурса.
Бороться с рейдерством нужно не путем ограничения каких-либо способов и мето¬дов, а коренным образом устраняя те при¬чины, что породили рейдерство. И главная среди них - коррупция государственного аппарата.
Не надо тешить себя мыслью о том, что передел собственности в России рейдерскими методами уменьшается. Это верно для круп¬ных компаний и московской недвижимости. На самом деле рейдеры двинулись в реги¬оны, раскручивая новый виток борьбы за чужую собственность, причем в центре этой борьбы оказался малый и средний бизнес. В городах-миллионерах захватчики охо¬тятся за недвижимостью, в аграрных райо¬нах - за «колхозной» землей, в промышлен¬ных районах - за рентабельным бизнесом.
Известный российский экономист, убежденный сторонник развития частного предпринимательства А.П. Бунич пришел к выводу, что для современной России характерны черты административно-бюрократической системы, совершенно несвойственные капитализму: неформальные управленческие взаимодействия, «телефонное право», аппарат, группы влияния и прочее. Они продолжают оставаться содержательной частью экономических процессов. Эти явления можно объединить под одним понятием – система экономического и политического контроля над экономикой, который осуществляла номенклатура в годы советской власти. Существующая политическая система не трансформируется, она инерционна и с большим трудом поддается реформированию, при этом сохраняет ключевые моменты административно-командной экономики, монополизма. Именно через систему тоталитаризма и политического контроля партия господствовала в экономике и, соответственно, осуществляла прямой надзор за всеми отраслями через систему назначения на должности, через правоохранительные органы . К сожалению, можно констатировать продолжение таких традиций и в настоящее время. Сложившийся прямой контроль номенклатуры в Российской Федерации над экономикой можно назвать корпоративным капитализмом.
Политической властью России был избран криминальный вектор развития экономики, чего, в начале 90-х годов, и не скрывали представители новой волны политиков и администраторов, так как создать класс собственников в максимально сжатые сроки возможно только единственным путем - криминальным, смоделировав обстановку, в которой наибольшим успехом пользуются самые беспринципные, склонные к авантюрам участники. Акции по переделу собственности находились под протекторатом органов государственной власти, в том числе правоохранительных органов.
Процедуры криминального банкротства предприятий превратились в своеобразный полигон для вторичного передела собственности. Государственные структуры, с удовольствием занимались процедурами банкротства должников, особенно тех, которые располагали большими активами. Парадокс с криминальным банкротством заключается в том, что часто процедуре банкротства подвергаются именно жизнеспособные предприятия, обладающие солидным промышленным потенциалом, пусть и испытывающие временные финансовые трудности. Это связано, в первую очередь, с тем, что в современных экономических условиях в нашей стране назначение института банкротства деформировано. Организаторы криминальных банкротств используют недостатки во взаимодействии между контролирующими и правоохранительными органами, пробелы в действующем законодательстве.
Как следствие, институт банкротства активно используется недобросовестными участниками рынка в качестве инструмента в конкурентной борьбе в целях передела собственности.
Криминальное банкротство – это разновидность экономической преступности. Существенную криминогенную роль в развитии криминального банкротства играет коррупция.
Материалы многочисленных опросов граждан России свидетельствуют, что свыше 90% анкетируемых считают чиновников, пришедших во власть, решающими проблемы тех, кто привел их к власти и платит им деньги (лоббистов), а также свои личные и своих близких родственников.
Криминальное банкротство не только стало самостоятельным видом криминального бизнеса в России, но и породило другой вид общественно опасной экономической деятельности – рейдерство.
Отечественное рейдерство не имеет аналогов, его некорректно сравнивать с заграницей. В России это явление уже прошло так называемую «точку невозврата», и охватило весь общественный механизм. Преступное мышление и поведение стало нормой для широкого круга предпринимателей. Если в начале 90-х годов, когда начинался процесс перманентного передела рынка, это был просто бандитизм, то сейчас захват собственности происходит с помощью бойцов охранных предприятий и с постановлением суда на руках. У этих явлений одни корни. Это нелегитимная приватизация, вследствие которой крупная частная собственность стала синонимом нечестности. Вслед за рождением класса олигархов стали появляться и рейдерские структуры. Это стало системой, нормой жизни. Объектами захвата являются дворы многоэтажным домов и крупные земельные участки, предприятия.
Но основной проблемой рейдерства является коррумпированность органов власти, управления и правоохранительной сферы, в связи с чем, необходимы системные изменения во всем государстве. Необходимо покончить с безнаказанностью рейдеров и коррупционеров.
Пробелы в действующем законодательстве, рост экономической преступности и коррупции являются факторами, которые следует постоянно учитывать в своей деятельности подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим борьбу с рейдерскими захватами на современном этапе.
Значительные затруднения вызывает у практических работников министерства внутренних дел (МВД) и прокуратуры расследование уголовных дел по фактам крими¬нального присвоения прав на управление и владение предприятиями и организациями. Если количество прекращенных дел по экономическим преступлениям колеблется от 30 до 40%, то по захватам предприятий этот показатель составляет 60-70%. В условиях отсутствия достаточной практики расследования, по убеждению представителя следственного комитета при МВД, «30% дел, переданных в суд, это объективно хоро¬шая следственная работа. Потому что на сегодня еще много дел в судах не рассмотрено, часто суды не знают, как к ним подходить, они или приостанавливают их, или под любыми предлогами пытаются вернуть об¬ратно, на дополнительное расследование» .
По самым скромным подсчетам в год происходит до 10 тысяч, а то и более рейдерских атак, а выносится менее 100 обвинительных приговоров. Можно посчитать эффективность рейдерского захвата, даже с нарушением существующих уголовно-правовых норм. Получается, что только один из ста может быть привлечен к ответственности. Фактически минимальный риск. Страшнее ездить на автомобиле.
МВД России выступает за ужесточение уголовной ответственности за рейдерство, сообщил журналистам заместитель начальника Следственного комитета при МВД России генерал-майор юстиции Юрий Алексеев. По его словам, в Уголовном кодексе Российской Федерации пока нет статьи, касающейся данного вида преступлений. Обвиняемые в рейдерских захватах в настоящее время привлекаются по ст. 159 («Мошенничество») УК РФ. «Мы предлагаем ввести в Уголовный кодекс ст. 201.1 («Незаконный захват имущественных комплексов юридических лиц») и ст. 201.2 («Корпоративный шантаж») и ввести за эти преступления наказание сроком от шести лет лишения свободы. Так как это преступление перейдет в категорию «тяжких», это позволит нам проводить в отношении рейдеров весь необходимый комплекс оперативно-розыскных мероприятий», - сказал Алексеев. По его словам, подобные инициативы подготовлены МВД России, переданы в Государственную думу и уже приняты в первом чтении нижней палатой парламента.
Заместитель начальника Следственного Комитета при МВД России сообщил, что с начала 2008 г. по фактам рейдерства возбуждено 417 уголовных дел, 76 из них направлены в суд.
Рейдерство совершается только организованными преступными формированиями. Оно представляет собой враждебное и незаконное поглощение бизнеса с помощью специально инициированного бизнес-конфликта. Это - системная преступная деятельность многих субъектов, включающая совершение преступлений и в сфере экономической деятельности, и долж¬ностных, и против правосудия, и иных.
Рейдерство неизбежно сопровождается целым рядом криминологически опасных последствий политического, социального, экономического, право-вого и социально-психологического характера. В частности, бывшие работ-ники захваченных предприятий, оставшись без средств к существованию, выходят на улицы, требуют наведения порядка и выражают недовольство властью, в том числе в экстремистских формах.
Характерно, что группы, специализирующиеся на захвате чужой собственности (как правило, эффективно работающих предприятий) имеют доверительные (коррупционные) отношения с властными структурами, а также - с общеуголовными криминальными группи¬ровками.
При анализе корпоративных конфликтов, развивающихся по кри-минальным схемам, обращает на себя внимание интерес отдельных групп к предприятиям оборонной промышленности. Так, завод «Ижмаш», выпускающий стрелковое оружие, полностью перешел под контроль группы «Альянс» . (Так, группа «Альянс» связана с чеченской диаспорой в Москве, с определенными кругами на Се¬верном Кавказе). Бросается явная ангажированность (разумеется, не бескорыстная) судебных органов.
Группа «Альянс» — не единственная структура, специализирующаяся на силовом захвате компаний (как правило, прибыльных). В последние годы такой бизнес стал весьма популярным. Данная «ниша» стремительно заполняется криминализи¬рованными элементами, в том числе из числа коррумпированных юри¬стов и чиновников.
Процессы враждебных поглощений в России, как полагают эксперты, будут активизироваться. Зарубежные специалисты обращают внимание на то, что в России процветают в основном «силовые» погло¬щения. Причем большая часть поглощений «по-российски» связана со злоупотреблениями в российских судах и подкупом государственных чиновников, с помощью которых компании-захватчики получают ак¬ции и активы у законных владельцев против их воли и за малую часть реальной стоимости.
Криминальные захваты без поддержки «сверху» вообще невозможны . При желании, рейдеров мож¬но остановить уже сейчас, без всякого «антирейдерского закона». Хватит и статей нынешнего Уголовно-процессуального ко¬декса (УПК) РФ. Дело в другом: в коррум¬пированности государственного аппарата.
Есть десять ключевых «технологий» криминальных захватов. Основаны они по большей части на подлоге и подделке до¬кументов. Фальсифицируются реестры ак¬ционеров, учредительные договоры, куп¬чие. Поэтому, даже сейчас рейдеров можно привлечь к ответственности по уголовным статьям.
И действительно: МВД РФ, например, возбуждает все больше дел против рей¬деров именно по уголовным статьям – по фактам самоуправства (ст. 330) и мошен¬ничества (ст. 159). Статистика Следствен¬ного комитета МВД показывает более чем двукратный рост числа дел по фактам про-тивоправных поглощений - со 171 в 2004 до 370 в 2006 году. Все чаще рейдерам ин¬криминируется статья 210 - организация преступного сообщества. Но дела все больше приостанавливают¬ся или прекращаются, приговоров с 2004 по начало 2007 года вынесено всего 19! Все дело в том, что наши правоохранительные органы слабы и коррумпированы. Для примера возьмем Петербург. Здесь в 2005 году органы МВД возбудили 30 уголовных дел по фактам хи¬щениям активов городских предприятий. Но только два дела дошли до суда, еще два имеют хоть какую-то перспективу, а все остальные были приостановлены или прекращены . В Приморском крае в настоящее время в стадии расследования находится одно уголовное дело по рейдерству, в 2008 году два аналогичных дела были прекращены.
Борьба с рейдерством весьма затруднительна в условиях существования современного государства. В уголовном законе отсутствует статья и четкое юридическое определение рейдерства. При его проявлениях следователи сначала заводят дело, а потом думают, под какую статью его подвести.
Причина в том, что у нас правового государства не существует. Оно приватизировано различными чиновниками, кланами чиновников, корпорациями чиновников, которые под видом общегосударственных структур преследуют свои вполне конкретные и корыстные интересы.
Основными факторами неэффективной борьбы с таким явлением, как незаконный отъем собственности является коррупция, некачественная работа следственных органов, несовершенство законодательства и правоприменительной практики.
Часто выясняется, что рейдер не просто покупает правоохранителя, а он действует в интересах начальника, который сам является руководителем правоохранительного подразделения.
Опасность рейдерства определяет необходимость противодействия этому явлению со стороны органов внутренних дел и характеризуется несколькими факторами:
1. Силовой и коррупционный передел собственности связан с коррумпированными правоохранительными органами и коррумпированными органами судов.
2. Рейдерство – источник легализации криминальных сфер.
3. Рейдерство не занимается реальной экономикой и не направлено на решение реальных задач страны. Рейдерство, как сверхзадача может «иссушить экономику».
4. Рейдерство, которое есть в России, снижает ее инвестиционную привлекательность, т.к. это один из дополнительных рисков для инвестиций.
5. Экономический ущерб от рейдерства колоссален и подрывает безопасность России в целом.
6. Рейдерство не только компрометирует экономическую политику государства, но и подрывает престиж России на международной арене. Имиджевый ущерб настолько велик, что он мешает инновационной политике.
7. Рейдерство влечет за собой последствия и в социальном плане: повышается уровень коррупции в государстве, страдают люди, которые лишаются работы.
С 2005 года по предложению депутата Государственной Думы Российской Федерации Г. Гудкова в комитете по безопасности создана рабочая группа по противодействию «черному рейдерству». В Верховном Суде РФ и правительство России рассматриваются законопроекты о внесении необходимых изменений в Уголовный кодекс. Однако глава рабочей группы Г. Гудков убежден, что вслед за изменениями в Уголовном кодексе необходимо реформирование правоохранительных органов, а главное – искоренение коррупции в органах государственной власти и управления .
Анализ статистики показывает, что основную массу преступлений коррупционной направленности выявляют и раскрывают сотрудники органов внутренних дел. Именно подразделения органов внутренних дел в большей мере противодействуют коррупционной составляющей при рейдерских захватах. Правоохранительным органам в своей деятельности в борьбе с рейдерством следует учитывать высокую общественную опасность данной категории преступлений, непосредственно связанных с проявлением организованной преступности и коррупции.
Роль органов внутренних дел в противодействии рейдерским захватам можно оценить, используя данные Главного информационно-аналитического Центра МВД России о правоприменительной практике в сфере борьбы с коррупцией - одного из причинных факторов рейдерства.
В 2008 году значительно возросло количество выявленных и раскрытых преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. МВД России выявлено 30701преступление (что на 18,8% больше, чем в 2007 году) и направлено в суд 19964 уголовных дел (что на 14% больше, чем в 2007 году) в отношении 5681 чиновника (что на 210 человек больше, чем в 2007 году). Из этого количества преступлений выявлено 9928 фактов взяточничества (что на 9,3% больше, чем в 2007 году), направлено в суд 8022 уголовных дел (что на 5,5% больше, чем в 2007 году), по которым привлечено к уголовной ответственности 4485 чиновников (что на 440 человек больше, чем в 2007 году). Всего правоохранительными органами РФ выявлено 40473 (на 13,3% больше, чем в 2007 году), направлено в суд 26079 (на 5,5% больше, чем в 2007 году) преступлений в отношении 8372 должностных лиц (больше, чем 2007 году на 430 чиновников). Из этого количества выявлено 12512 фактов взяток (на 7,7% больше, чем в 2007 году), направлено в суд 9846 (на 2,3% больше, чем в 2007 году) уголовных дел в отношении 6006 человек (на 361 взяточника больше, чем в 2007 году) .
Эти показатели далеко не в полной мере характеризуют степень коррумпированности государственных служащих и служащих органов власти местного самоуправления. Однако цифры наглядно показывают роль органов внутренних дел в борьбе с данной категории преступлений, тесно связанных с рейдерством (более двух третей выявленных и направленных в суд от общего количества уголовных дел в отношении коррупционеров).

Глава 2. Последствия вмешательства правоохранительных органов при корпоративных конфликтах; позитивные и негативные результаты.

В современной России под рейдерством, чаще всего, понимают враждебное и незаконное поглощение бизнеса с помощью специально инициированного бизнес-конфликта. По сути дела, рейдерство – это захват чужого бизнеса с необоснованным использованием юридических норм и институтов, извращающих их сущность .
Рейдерство допускает возможность и планирует совершение таких преступных действий, как подделка документов, заведомо ложный донос о совершении преступления определенным лицом, мошенничество, подкуп лица, обладающего процессуальными полномочиями по возбуждению уголовного дела, незаконное лишение свободы, и даже заказные убийства. Для решения этих целей нередко привлекаются криминальные формирования общеуголовной направленности.
Мнение о том, что проблему рейдерства нужно рассматривать как проблему организованной преступности, высказывает советник Председателя Конституционного Суда России В. Овчинский. Организации рейдеров, по его мнению, самая мощная форма организованной преступности. Рейдеры – это либо специализированная группа в преступном сообществе, либо автономные группы бизнес-киллеров, которые получают определенный заказ .
Рейдерские группы есть легализованные криминальные формирования, представляющие олигархическую модель организованной преступности .
Организованная преступность - есть социальное явление, сложная системно-структурная совокупность деятелей преступного мира, контролирующее социальную сферу, подрывающее экономику государства. Надо отчетливо осознавать, что накопление в руках преступников значительных ценностей влечет за собой потребность в политическом обеспечении своих специфических экономических интересов. Отсюда стремление контролировать власть в государстве, проявляющееся в том числе, в подкупе высокопоставленных должностных лиц или в продвижении на более высокие посты подкупленных.
Еще в конце 80-х годов прошлого века, доктор юридических наук, профессор А. И. Долгова - одна из основоположников стратегии и тактики борьбы с организованной преступностью, в результате проведенных исследований пришла к выводу, что организованная преступность посягает не на отдельные общественные отношения, а угрожает самому существованию общества. Выводы А. И. Долговой актуальны для современной России. В разные исторические этапы, организованные формы преступности проявляют себя неодинаково по разным видам преступлений, но суть от этого не меняется.
В настоящее время организованную преступность по-прежнему может характеризовать сплоченность, сложные организационно - иерархические связи, наличие в обороте огромных денежных сумм, срастание совершаемых преступлений с правоохранительными органами (коррумпированность) .
Борьба с организованной преступностью и коррупцией является необходимым условием обеспечения экономической безопасности России и определяет необходимость вмешательства правоохранительных органов в процесс криминального передела собственности при рейдерских захватах.
В условиях активного функционирования организованных преступников в сфере экономики правоохранительным органам приходится встречаться со всё более сложной, системной деятельностью по лишению собственников того, что им по праву принадлежит, и созданию новых криминальных капиталов, а также их собственников (рейдерство или захваты) . Рейдерство – один из видов теневой экономики, и это не причина, а следствие сложившейся системы экономических, социальных и политических отношений. Рейдерство очень часто действует в интересах крупных государственных чиновников, которые получают на этом свои неформальные деньги.
Криминологические исследования, проведенные российскими учеными, свидетельствуют, с одной стороны, об активизации борьбы с организованной преступностью, в том числе рейдерскими захватами, с другой - о том, что не удалось добить¬ся коренного перелома в тревожных тенденциях и характеристиках данных явлений.
Организованная преступность, рейдерство, как ее проявление в сфере экономики, превратились в реальную и серьезную угрозу безопасности человека, различных организаций, общества, государ¬ства.
Каждая страна в своей истории проходила этап первичного накопления капитала, в рамках которого существовало и рейдерство. Однако, в странах, где первичное накопление капитала уже произошло, не используются те методы, которые применяют российские рейдеры. В России формируется искаженный и искривленный менталитет бизнес-сообщества.
В России до сих пор не существует законного понимания слияния и поглощения, то есть того инструмента, который существует во всем цивилизованном капиталистическом обществе: в той же Америке и Великобритании это нормальная форма развития бизнеса, форма реорганизации одного юридического лица за счет слияния или поглощения другим юридическим лицом. Никто к этому не относится там с какой-то опаской. Вполне нормальное действие.
Степень опасности рейдерства в нашей стране определяется многими факторами. Во-первых, тем, что это силовой и коррупционный передел собственности, связанный с деятельностью правоохранительных органов и судов, т.е. с коррумпированной государственной системой. Во-вторых, рейдерство – это источник легализации криминальных сфер.
Рейдерство не только компрометирует экономическую политику государства как таковую, но и подрывает престиж России на международной арене, считает большая часть респондентов, принимавших участие в многочисленных социологических исследованиях.
Как полагают эксперты, слабость России в том, что наибольшее значение имеет не правовая норма, а правоприменительная практика, которая сильно подвержена избирательному применению. Факт ужесточения репрессивных норм может использоваться для того же рейдерства: для повторного передела и перехвата управления, и, на самом деле, для укрепления тех же механизмов «крышевания». По мнению некоторых экспертов, основой государственного строя Российской Федерации является коррупция. Рейдерство коррупцию подорвать не может. Оно состоит у нее на службе. Рейдерство является системообразующей нашего государства .
Наиболее опасным способом криминального захвата недвижимости является так называемый комбинированный способ, когда помимо правоохранительных органов в захвате собственности участвуют чиновники государственного аппарата разного уровня. К тому же, в настоящее время в России существуют серьезные проблемы с формированием доказательной базы при проведении расследования рейдерства – уголовные дела по этим фактам достаточно запутаны. Квалификации и возможностей правоохранительных органов зачастую просто не хватает .
Зарубежные специалисты обращают внимание на то, что в России процветают в основном криминальные захваты недвижимости, сопряженные с насильственным (физическим) захватом собственности.
Характеризуя криминальные захваты недвижимости и объясняя пассивное поведение представителей правоохранительных органов при этом, М. П. Клейменов правильно говорит, что «подобная криминальная деятельность, к сожалению, далеко не всегда оказывается в поле зрения правоохранительных органов, хотя она сопровождается существенными отрицательными последствиями. В их числе: подрыв мотивации заниматься честным и эффективным бизнесом; ухудшение инновационного климата; снижение налогооблагаемой базы; замораживание заработной платы; втягивание в конфликты трудовых коллективов и повышение вероятности массовых беспорядков; дискредитация органов власти».
В США понятие «рейдерство» подразумевает действия атакующей стороны в процессах законного слияния и поглощения бизнеса. Там криминального оттенка в этом понятии нет. В России данный термин означает насильственный отъем предприятий против воли его собственников.
При рейдерском захвате собственности объектом посягательства являются не экономические отношения, как при мошенничестве, а экономическая деятельность предприятий, составляющая экономическую безопасность государства, по сути, это «экономический терроризм».
При совершении указанных преступлений умысел виновных лиц в первую очередь направлен не только на завладение чужим имуществом, а, прежде всего, на ликвидацию нормально действующего порядка производственного процесса. В большинстве случаев это заканчивается его развалом, отчуждением наиболее привлекательных и ликвидных активов предприятий, составляющих экономическую основу любого государства.
В результате вместо работающих производств, составляющих экономическую основу государства, в том числе и в сфере высоких технологий, появляются коммерческие предприятия второстепенной значимости для государства и общества, а именно - рынки, автосалоны, офисы, арендуемые различными фирмами, позволяющие получать сложно контролируемый доход .
Опыт развитых стран по приведению практики слияния и поглощения в цивилизованную форму, интересен для России. Однако, даже в разгар ожесточенных столкновений рейдеров и собственников акционерных обществ, количество правонарушений, которыми сопровождалась практика рейдерских захватов, было несопоставимо с сегодняшней российской действительностью .
Вопрос защиты от новых рейдеров в США ставится довольно остро, однако у участников есть готовый арсенал методов – ужесточение внутрикорпоративной дисциплины и противостояние попыткам передать больше полномочий по управлению компанией на уровень акционеров. Рынок корпоративного контроля в США регулируется Законом Уильямса (Wiliams Act) – специальным нормативным актом, принятым в 1968 году. К сожалению, в России такими превентивными мерами дело не ограничится.
До настоящего времени антирейдерский закон не вынесен на обсуждение Государственной Думы и не изменил своего статуса законодательной инициативы. Вопрос об урегулировании проблемы уголовно-правовыми средствами остается открытым.
Вместе с тем законодателями готовится «антирейдерский пакет», который вводит в корпоративное законодательство нормы, влекущие ответственность за злоупотребление правом. Вносятся поправки в Уголовный кодекс. Так, в статью 159 Уголовного кодекса (мошенничество) планируется добавить пункт о деянии, «совершенном в отношении юридического лица, связанном с приобретением/установлением контроля над ним и его активами». Наказание – до 8 лет лишения свободы. За подделку документов с целью захвата предприятия предлагается наказывать заключением на срок до 10 лет. Само же рейдерство приравнивается к разбою и сможет повлечь за собой наказание до 20 лет лишения свободы.
Отдельно разработчики закона отметили сотрудничающих с захватчиками судей, определив для них наказание в виде 10 лет колонии. Правда, продажные судьи – лишь одно из звеньев рейдерства. В схему сплошь и рядом оказываются втянутыми и другие правоохранительные ведомства.
Таким образом, постепенно вырабатываются механизмы корпоративного законодательства, внедряется зарубежный опыт корпоративного регулирования с учетом национальных особенностей развития корпоративного права.
На мой взгляд, необходим более подробный анализ законодательства других стран, сопоставление его с действующим в России корпоративным законодательством и создание собственных комплексных уголовно-правовых норм, направленных на защиту корпоративных отношений и противодействие незаконным захватам имущественных комплексов юридических лиц.
Особую значимость в противодействии рейдерству должны играть общественные институты, обеспечивающие формирование нетерпимого отношения граждан нашей страны к коррупции, как основе, на которой базируется рейдерство. Для борьбы с рейдерами создается Всероссийская антирейдерская лига, целью которой является содействие федеральным органам в борьбе с данным явлением. Членами лиги должны стать юристы, депутаты, журналисты и предприниматели, единой задачей которых будет выявление и экспертиза случаев рейдерских атак. Участники лиги будут также консультировать предпринимателей по вопросам противодействия незаконным захватам собственности. На многие противоправные деяния у государства и общества есть немалый арсенал средств адекватного ответа. Таким путем при участии не только правоохранительных органов, но и общественных организаций и других институтов гражданского общества может быть повержено явление рейдерства, и очищен от криминала сектор слияний и поглощений, несущий в себе позитивную для экономики функцию.
В последнее десятилетие Российское государство предпринимает адекватные меры в борьбе с организованной преступностью, правоохранительные органы активно противодействуют рейдерству.
По материалам уголовной статистики, в 2003-2008 годах последователь-но нарастало общее число зарегистрированных общественно-опасных видов преступлений, тесно связанных с рейдерскими захватами, как бандитизм, органи¬зация и участие в преступном сообществе (преступной организации). В 2005-2008 гг. оно превышало показатель 2000 г.

Число зарегистрированных и расследованных преступлений организованных преступных формирований (ОПГ, ПС (ПО) в России в 2003-2008 годах.

Преступления/ Годы

2003
2004
2005
2006
2007
2008

Всего
24.096
29.431
28.604
27.751
31.005
36.473
Убийства 267 240 216 148 136 165
в т.ч. по найму 16 21 8 7 11 12
Похищение человека 80 96 81 63 99 72
Незаконное лишение свободы 50 58 50 40 40 38
Вымогательство 623 752 822 613 630 663
Бандитизм 331 387 327 307 319 262
Организация преступного сообщества 59 138 141 123 274 325
Экономической направленности 8.812 12.744 12.797 16.310 16.518 около 17.000

Материалы уголовной статистики за 2003-2008 год свидетельствуют о постоянной динамике роста преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами и, прежде всего, в сфере экономики. За шесть последних лет количество зарегистрированных преступлений возросло более чем на треть.
Указанные в таблице категории преступлений тесно связаны с рейдерством. Учитывая двукратное увеличение зарегистрированных преступлений экономической направленности, при значительном увеличении соответствующих преступлений, совершавшихся в составе организованных групп и преступных сообществ с коррумпированными связями, совершенных должностными лицами и против правосудия, можно утверждать, что и количество рейдерских захватов увеличилось, соответственно, не менее, чем вдвое. Исходя из этого, очевидна роль правоохранительных органов, как основного фактора противодействия данным негативным тенденциям.
Анализ уголовных дел и судебной практики показывает, что все большее число вооруженных устойчивых групп от нападений на граждан и органи-зации переходят к многоаспектной преступной деятельности, приобрета¬ют черты преступного сообщества (преступной организации).
Число зарегистрированных фактов организации, участия в преступном сообществе (преступной организации) составило в 2006 – 255, в 2007 – 274, в 2008 - 185.
В 2006 г. было направлено в суд дел в отношении 29 882 преступлений, совершенных в составе организованных групп или преступных сообществ, в 2007 г. - 34 964, в 2008 – 36473.
Более 50% всех зарегистрированных преступлений, совершенных такими формированиями в 2008 г., составляют преступления экономической на¬правленности.
Общее число зарегистрированных преступлений, совершенных участ-никами организованных преступных формирований (ОПФ), са¬мым большим за последние пять лет было в 2008 году.
В целом латентность организации, участия в организованных преступ-ных формированиях является все еще значительной. Указанные факты от-ражаются в уголовной статистике только после завершения предваритель-ного следствия. Далеко не все организаторы и участники организованных преступных формирований выявлялись, а тем более осуждались. Фактиче¬ски в организованной преступной деятельности задействовано весьма зна-чительное количество лиц.
Прирост числа зарегистрированных преступлений, совершенных участниками организованных преступных формирований, произошел в основном за счет увеличения количества совершенных ими преступлений эконо¬мической направленности, в том числе при совершении рейдерских захватов.
Регистрируемая преступная деятельность организованных преступных формирований в сфере экономики все более сосредотачивается в финансо¬вом секторе. Из 3451 участника ОПФ, совершавших преступления экономической направленности, у более трети деяния были связаны с фи-нансовой деятельностью (1298), причем преимущественно - с кредитно-финансовой системой (1082). Аналогичные данные за 2006 год соответст-венно составляли 3427, 1053 и 451 .
Почти удвоилось число выявленных участников организованных пре-ступных формирований, совершавших экономические преступления в сфе¬ре внешнеэкономической деятельности (2007 г. - 166, 2006 г. - 98).
На треть возросло число тех, кто изготавливал или сбывал поддельные деньги, ценные бумаги, кредитные, расчетные карты, иные платежные до-кументы (2007 г. - 245, 2006 г. - 327). Такая деятельность связана со специфическим криминальным профессионализмом, как и деятельность мо-шенников - участников организованных преступных формирований, число которых оставалось стабильно высоким (2007 г. - 1600, 2006 г. - 1595).
Резко возросло в 2007 г. число преступлений должностных лиц, кото¬рые их совершали в составе организованных групп или преступных сооб¬ществ (преступных организаций): 2007 год - 2235 (2006 г. - 1288).
При этом увеличивалось количество соответствующих преступлений, совершавшихся в составе ОПФ с коррумпированными связями (2007 г. - 769, 2006 г. - 528).
В 2007 г. по сравнению с 2006 г. значительно чаще регистрировались преступления, совершавшиеся в составе ОПФ при наличии международных связей организованных преступников (2007 г. - 495, 2006 г. - 379). Особенно резко возросло число преступлений соответствующих лиц с международными связями с «дальним зарубежьем» - субъектами не из стран-участниц СНГ и Балтии (139 и 9) .
По данным исследований Института Прокуратуры СССР в 60-70 годы 20-го века в нашей стране увеличивался удельный вес преступлений в сфере экономики, в 80-х годах примерно на 4 % всех расхитителей, совершавших хищения в особо крупных размерах, приходилось более половины суммы похищенного .
Учитывая латентность преступлений, связанных с рейдерскими захватами и их количество в общем массиве от регистрируемых в 2003-2009 годах, ежегодно в России, в среднем, из около 0,5 миллиона преступлений экономической направленности на долю рейдеров (примерно 2% от всех расхитителей) приходится свыше 90% причиненного собственникам, в т.ч. государству, ущерба.
Анализ уголовной статистики за последние шесть лет подтверждает постоянную динамику роста преступлений, совершаемых организованными группами, связанных с рейдерскими захватами. При сохранении стабильного количества преступлений общеуголовной направленности (убийства, похищения человека, незаконное лишение свободы, вымогательства, бандитизм) происходит двукратный рост преступлений экономической направленности и пятикратный в организации преступного сообщества, а также в сфере борьбы с коррупцией. Правоприменительная практика в сфере рейдерства подтверждает выводы о качественных изменениях организованной преступности России в рассматриваемый период.
Особую тревогу вызывают факты коррупции в правоохранительных органах, призванных противодействовать этим явлениям, а также рейдерству, как одному из наиболее опасных проявлений организованной преступности. Коррумпированность государственного аппарата и правоохранительных органов, управленческого звена в экономике является серьезным криминогенным фактором.
Определить, на какой стороне правоохранительные органы не всегда легко. Так как грань, за которой проявляется рейдерство, не вполне очевидна, то не всегда ясно, на каком этапе правоохранительные органы участвуют в этом процессе.
Силовые органы – могут быть органами захвата. Но поскольку у нас существует острая конкуренция между разными ведомствами и внутри отдельных ведомств, то, соответственно, одна силовая организация осуществляет захват, а другая с этим борется. Происходит просто корпоративная борьба, продиктованная желанием перехватить добычу, а не борьба от имени закона и с целью выполнения закона.
Правоохранительные органы все чаще выступают на стороне рейдеров, что, безусловно, сводит борьбу с рейдерством на нет. Хорошая рейдерская группа «крышуется» многослойно: у нее свои люди в прокуратуре, в суде, в МВД и ФСБ. Правоохранительные органы, с одной стороны, сами участвуют. Но с другой стороны, когда они начинают вмешиваться, то им дают «по рукам», потому что за крупными захватами часто стоят облаченные властью люди. Поэтому сегодня правоохранительные органы занимают либо позиции наблюдателя, либо позиции участника рейдерского захвата. И очень редко они занимают позицию структуры, которая прекращает подобные противоправные деяния.
Реально, у правоохранительных органов более широкие возможности для осуществления рейдерских операций по заказу. Они могут происходить на основе оперативно-розыскной деятельности, которую регулирует одноименный закон .
На данный момент установился некий баланс между правоохранительными силовыми органами и преступными группировками (которые давно легализованы). Стабильность не предполагает нарушение этого баланса. Но если власть на это пойдет, если неформальные структуры будут оттеснены, то может быть спровоцирована новая волна перераспределения.
Конечно, есть нормальные руководители, есть честные судьи, есть неподкупные прокуроры. Но, к сожалению, мы сталкиваемся чаще с деятельностью их антиподов.
Практический опыт показал, что правоохранительные органы могут противодействовать рейдерству, но только если на них сильно надавит руководство. Иначе правоохранительные органы занимают позицию невмешательства в спор хозяйствующих субъектов. Формально они устраняются от разбирательств, перекладывают ответственность на суды. А судебные решения не всегда эффективны, часто это потеря времени: пока суд пытается решить вопросы законными способами, собственность перепродается несколько раз. В итоге собственником становится добросовестный приобретатель, и уже ничего сделать нельзя. То есть, если первый собственник выигрывает судебный процесс против рейдеров, то к этому моменту выясняется, что у него во владении кроме печати и бланка уже ничего не осталось.
Однако, если посмотреть статистику, то роль правоохранительных органов выясняется сама собой. В 2004-2006 годах по итогам рейдерских захватов Следственным комитетом МВД России возбуждено 871 уголовное дело. Не менее внушительна экспертная оценка стоимости конфликтных активов: 7 миллиардов долларов. Только за первое полугодие 2007 года ГУВД Москвы зарегистрировало 857 обращений о попытках незаконного передела собственности.
Следственный комитет при МВД России по фактам незаконных захватов в 2005 году возбудил порядка 350 дел, в 63 случаях в возбуждении было отказано, 53 дела получили продолжение. А из тех дел, которые дошли до суда, обвинительных приговоров было вынесено только по 11 делам. Это происходит как раз потому, что рейдеры тесно связаны с правоохранительными органами, и находятся люди, которые готовы «погасить» возбужденное дело. Следователи же оправдывают такую статистику тем, что, по их словам, слаба доказательная база, мало следственных материалов, мало оснований, что необходимо вносить поправки в законы и т.д.
При расследовании уголовных дел, связанных с рейдерством следует учитывать сложившуюся реальность - следственный аппарат сам по себе слабый: люди старой закалки ушли, пришли молодые люди. Но люди часто верно служат тем структурам, которые их вырастили и продвинули. Они работают или в милиции в качестве информаторов или в прокуратуре в качестве защитников (могут отвергнуть или не возбуждать дело). Возможны разные коллизии, когда везде расставлены свои люди. При рейдерском захвате свои люди все сделают: и чтобы следствие было неквалифицированным, и чтобы оно было долгим. Ученые прогнозируют, что до тех пор, пока бизнес по переделу собственности будет приносить бОльшую, чем эффективное использование имеющегося капитала, прибыль, криминальное рейдерство неустранимо.
В последнее время набирает силу тенденция тотального использования обеими сторонами корпоративного конфликта, противоправных действий и уголовно-правового ресурса. Апелляция к коррумпированным представителям правоохранительных органов и суда стало одной из доминирующих проблем на рынке. Если совсем недавно правоохранители выступали как подрядчики по коррумпированному заказу коммерческих, то за последние три года нарастает тенденция выступления правоохранительных органов, как самостоятельной стороны конфликта, имеющей свой корыстный интерес, отличный от сторон – участников корпоративного конфликта.
Практикуются «заказные» и «инициативные» проверки предприятий в целях получения хозяйственных документов, позволяющих выяснить пригодность объекта для рейдерства и общего давления на собственника бизнеса, за ведение уголовных дел против менеджмента, который, как правило, у нас является и контролирующим акционером .
Что бы ни говорили о многочисленных злоупотреблениях в правоохранительных органах, про «разворачивающиеся» уго¬ловные дела, волокиту и прочие недостатки в их работе, практический опыт многократно убеждает в том, что хоро¬шее уголовное дело, возбужденное по факту захвата, способно принести значительную пользу обороняющейся стороне.
Во-первых, сам факт возбуждения дела беспокоит рейдеров, теперь они вряд ли пойдут на серьезные нарушения закона.
Во-вторых, следователь имеет право принять меры к защите активов - похищенных акций, недвижимости и т.п.
В-третьих, вызовы на допросы отвлекают рейдеров от ра¬боты.
В-четвертых, в рамках уголовного дела расширяется круг обстоятельств захвата, которые могут быть изучены.
Перечень этих положительных моментов можно продол¬жать.
Поэтому при первых признаках нарушения законодательст¬ва при корпоративном захвате необходимо обращаться в пра¬воохранительные органы.
При этом не стоит тешить себя иллюзией, что такое дело очень легко возбудить. Скорее всего, агрессоры будут оказы¬вать в этом яростное сопротивление. Им тоже не хочется за решетку .
В ходе расследования дел, связанных с рейдерскими захватами, правоохранительные органы вынуждены находить «противоядие», которое можно представить в виде следующего перечня рекомендаций:
1) в незамедлительном порядке изъять документы по обязательствам предприятия (обязать руководителя и главного бухгалтера составить реестр договоров, контрактов и соглашений, если такой документ имеется);
2) получить официальные данные бухгалтерии по всем дебиторским задолженностям предприятия;
3) выяснить порядок регистрации документов на предприятии, изъять инструкции (положения) по службам (отделам, департаментам, управлениям и т.д.), а также инструкции, положения, контракты с руководителями предприятия, имеющими право подписывать документы от имени предприятия, в том числе выяснить количество печатей на предприятии, кто имеет к ним доступ, где они хранятся;
4) в случае, если подозреваемым по делу является руководитель предприятия, принять меры для недопущения составления им договоров и документов, устанавливающих обязательства «задним числом»;
5) принять меры к охране оставшегося имущества и возвращению ранее отчужденного;
6) выяснить порядок принятия решений по заключению договоров (контрактов, соглашений) на предприятии: кто готовит пакет документов, кто составляет документы, кто их визирует, кто подписывает, как они регистрируются, роль бухгалтерии в этом механизме .
Исполнение этих практических рекомендаций приводит к позитивным результатам расследования уголовных дел, изобличению рейдеров и привлечению их к ответственности перед законом.

Глава 3. Особенности защиты собственности от рейдерства в Дальневосточном регионе.

В Приморском крае, как и в России в целом, борьба с коррупцией и рейдерством не адекватна складывающейся криминогенной обстановке. Действующий уголовный закон и нормативные акты МВД трактуют коррупцию исключительно, как преступления, совершаемые должностными лицами. При расследовании преступлений, связанных с рейдерскими захватами, часто применение закона позволяет избежать уголовной ответственности коррумпированным чиновникам, с помощью которых совершались данные преступления.
Расследование большинство преступлений, совершаемых должностными лицами, входит в компетенцию созданных в сентябре прошлого года, следственных комитетов при прокуратуре края. Ни для кого не секрет, что руководят этими комитетами, бывшие следователи прокуратур, опыт работы которых варьируется от 2-х до 3-х лет. Как правило, это выпускники университетов, попавшие в следственные органы, благодаря своим связям. Отсюда и качество работы. Им гораздо проще расследовать бытовое убийство, нежели должностное или преступление в сфере экономики. К сожалению, коррупция поражает все правоохранительные органы, в том числе следственные комитеты и суд.
О негативных результатах участия правоохранительных органов, как яркий пример, можно привести случай, связанный с деятельностью известного «авторитетного» предпринимателя Владимира Петракова. Судебными органами Южной Кореи установлено, что убийство в г. Пусан сахалинского предпринимателя Наумова, известного в определенных кругах под кличкой «Якут» тесно связано с попыткой рейдерского захвата рыболовецких судов (ранее принадлежащих ДМП) Петраковым. В ходе расследования убийства, корейцев удивил факт использования российского спецназа в интересах Петракова при освобождении одного из судов от неустановленных пиратов. В последствии это современное судно было продано за рубеж по смехотворно низким ценам.
Анализ преступлений, связанных с рейдерством, на территории Приморского края позволяет сделать вывод, как о прямом участии в их совершении коррумпированных чиновников органов власти и управления, так и должностных лиц (бывших и действующих) правоохранительных структур. Это характерно не только для Дальневосточного региона, но и для всей России в целом.
Приговоренный, заочно, в 2002 году Мосгорсудом Олег Калугин за совершение государственной измены к 15 годам заключения, с лишением звания генерал-майора и всех государственных наград, полученных им за время почти сорокалетней службы в КГБ СССР, заявил: «В конце 1980-х и начале 90-х, когда я начал выступать с критикой КГБ, я был убежден, что с этой системой покончено. Но, к сожалению, наследники Берии, Сталина и Андропова сегодня во весь голос заявляют о своей власти над страной». Данное высказывание бывшего советника председателя КГБ, потомственного чекиста О. Д. Калугина, применительно к деятельности правоохранителей при корпоративных захватах звучит в настоящее время очень актуально .
Латентность совершенных рейдерских захватов, зачастую, непосредственно связана с деятельностью именно правоохранительных органов. К сожалению, деятельность правоохранителей на Дальнем Востоке России мало чем отличается от их работы в Сибири или Европейской части страны. Вместе с тем имеется своя, региональная специфика преступлений в сфере рейдерства.
По данным Главного информационного Центра МВД России в Дальневосточном федеральном округе зарегистрировано193200 преступлений, что составляет 6% от общего количества преступлений, совершенных по России. В том числе 22531 преступление экономического направления, что составляет 5% от зарегистрированных в России. С учетом того, что население Дальнего Востока РФ составляет немногим более 4% от населения России, данный регион можно считать более криминогенным, чем другие. Проблемы рейдерства характерны для всего Дальнего Востока Российской Федерации и, особенно, для его наиболее заселенной и экономически развитой части – Приморского края.
Оценивая тенденции развития современной преступности, ряд исследователей пришли к выводу, что волна рейдерства начала перемещаться в регионы, потому что в центре собственность уже поделена и надежно защищена. Действительно, на периферии отмечается экспансия центрального капитала, в том числе посредством рейдерских захватов собственности.
В 2004 году Следственный комитет МВД России расследовал 8 дел, связанных с хищением денежных средств, взяточничеством и мошенничеством в ООО «Дальморепродукт» - крупнейшем рыболовецком предприятии Приморского края, объявленным банкротом. В результате рейдерской деятельности соратников губернатора Приморского края С. Дарькина по работе в компании «Ролиз» Руслана Кондратова и Дмитрия Дремлюги (сына и зятя бывшего начальника УФСБ по Приморскому краю. В настоящее время Р. Кондратов является депутатом Законодательного собрания Российской Федерации от Приморского края. Его отец, В. Кондратов представляет Приморский край в Совете Федерации) за предельно низкую стоимость были распроданы свыше 100 судов компании. При содействии губернатора, на основе схемы, опробованной в ходе банкротства «Дальневосточной базы флота», Дремлюга получил в свое распоряжение рыболовецкий флот из «Дальморепродукта» в новое ООО «Управляющая компания ДМП». Дремлюга, как директор управляющей компании, получил 25% от прибыли при реализации судов, а все долговые обязательства оставил на предприятии банкроте. При этом применялись различные мошеннические схемы с использованием поддельных векселей и получением новых кредитов, за якобы поставки дизельного топлива судам «Дальморепродукта» .
За данные преступления мошенники не понесли заслуженного наказания, так как действующим уголовным законодательством не предусмотрена ответственность за использование фальсифицированных документов при отъеме чужой собственности.
В 2008 году следственной частью при Главном управлении МВД России по Дальневосточному федеральному округу прекращено уголовное дело, возбужденное по заявлению «Банка Москвы» по факту мошенничества в особо крупном размере. В ходе расследования было установлено, что внешний управляющий ОАО ХК «Дальморепродукт» Черевик А.М. внес в реестр кредиторов «Дальморепродукта» фиктивное предприятие ООО «Киль» с суммой кредиторской задолженности более 130 миллионов рублей. Материалами уголовного дела доказано, что руководители ООО «Владкомпас» и ООО «Акваресурсы» Дремлюга Д.В. и Кондратов Р.В. заключали договор на аренду плавбазы «Петр Житников», а затем с несуществующим ООО «Киль» на переуступку права долга. Однако Кондратов и Дремлюга по данному уголовному делу допрошены не были, уголовной ответственности им удалось избежать. В ходе расследования на следователей оказывалось постоянное административное давление.
Аналогичным образом Р. Кондратову и Д. Дремлюге удалось избежать ответственности при хищении в 1997-2001 году судна Зарубинской базы флота (капитан судна – Забелин умер в ходе следствия), которое по поддельным документам ушло за рубеж, где было умышлено посажено на мель, а затем продано, а также плавбазы «Пищевая индустрия». Данная плавбаза была похищена путем мошенничества и подделки документов. Дремлюгой были представлены кредиторские требования за якобы бункеровку судна в порту г. Луанды, где находилось Ангольское представительство ОАО ХК «Дальморепродукт». Во всех случаях Р. Кондратов и Д. Дремлюга являлись лишь свидетелями по уголовным делам и не привлекались в качестве обвиняемых. Следственными органами учитывались родственные связи данных свидетелей с В. Кондратовым, занимавшим в то время пост начальника УФСБ по Приморскому краю.
Эффективность противодействия рейдерству со стороны правоохранительных органов на Дальнем Востоке России дифференцируется в зависимости от статуса рейдеров, занимаемого положения в обществе, связей в органах власти и в самих органах правопорядка.
Характерным примером такой дифференциации являются продолжающаяся до сегодняшнего дня противоправная деятельность клана К., использующих административный ресурс депутатов Законодательного собрания России, связи в правоохранительных органах. Противовесом этой деятельности являются территориальные суды и органы внутренних дел, стоящие на страже закона. Именно органам внутренних дел удалось пресечь криминальных захватов предприятий группировкой Петракова В.М. Последний также обладал связями в силовых структурах, позволявших «авторитетному бизнесмену» длительное время оставаться в тени и избегать заслуженного наказания, а в некоторых случаях оказывающих ему прямую поддержку.
Многочисленные публикации в средствах массовой информации позволяет сделать вывод о прямом участии в рейдерских захватах ряда предприятий, определяющих экономическую деятельность Приморского края, клана К. Криминальная деятельность клана тесно связана с функционированием организованного преступного формирования, возглавляемого Петраковым В.М. и основана на использовании административного ресурса, а также прямой поддержки губернаторов Приморского края Е. Наздратенко и С. Дарькина.
Анализ уголовных дел и судебных решений в отношении коммерческих структур, подконтрольных депутату Законодательного собрания России К. в Приморском крае за 2007-2009 год показывает неизменность его криминальных стремлений на захваты организаций и предприятий. При этом в полной мере используется административный ресурс депутата и его коррумпированные связи в органах судебной власти и регистрирующих организациях.
Захватам подвергаются не только крупные рыбодобывающие предприятия, а также градообразующие судоремонтные, являющиеся режимными, исполняющими заказы Министерства обороны – «Дальзавод», но и детские учреждения (например, головные офисы фирм: «Акваресурсы», «Акваинвест», «Акваиндустрия», «Витамедкомпани», «Владконэк», «Владорион», «Восточный регион», «Докастр», «Зарубинская база флота», «Покровск», «Рыбинвест», «Восточный легион», частное охранное предприятие «Скат 2000», «Фонд социальной поддержки населения Руслана Викторовича Кондратова», «Эклип_НП», «Юрлайн юридическая фирма», образующие своеобразный управленческий конгломерат К. и его родственника Д. расположены в здании бывшего детского сада, в городе Владивостоке) и земли, находящиеся в федеральной собственности.
Путем рейдерского захвата, используя коррумпированных чиновников «Госнедвижимости» (краевого государственного унитарного предприятия) и специализированного государственного учреждения «Фонд имущества Приморского края», К. приобрел в собственность подконтрольных ему предприятий ООО «Гунчан», а затем «Владорион» объекты недвижимости в центре города Владивостока по улице Набережной, где ранее базировалась детско-юношеская школа комитета по физической культуре и спорту Администрации Приморского края, в том числе пирсовые сооружения и земельный участок. После приобретения данных объектов недвижимости распорядители в лице скандально известного репортера популярной ТV-программы изгнали занимавшихся в спортивных секциях детей, их тренеров. На захваченной территории рейдеры планируют строительство спортивно-развлекательного коммерческого комплекса. Незаконная сделка по продаже государственной собственности не могла быть произведена без согласия чиновников администрации Приморского края.
В данном случае Федеральному суду Ленинского района города Владивостока удалось предотвратить криминальный захват и отчуждение государственной собственности в частную собственность К.: на захваченную недвижимость наложен арест. До настоящего времени К. от своего замысла не отказался и предпринимает активные действия по отмене решения суда.
С 2007 года К. организовал рейдерский захват федерального земельного участка, закрепленного за объектом Центра Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС России) по Приморскому краю, расположенного в Первомайском районе города Владивостока. С этой целью К. отдал распоряжение руководителю ООО «Акваиндустрия» Лидии А. (она же руководитель «Фонда Социальной поддержки населения К.», она же руководитель частного охранного предприятия). ООО «Акваиндустрия» выдвигает претензии на гидротехническое сооружение – бетонную площадку, являющееся пирсом для швартовки судов МЧС. Право на аренду участка, смежного с занимаемым МЧС, «Акваиндустрия» получила от начальника одного из территориальных отделов «Роснедвижимости» по городу Владивостоку С. К., который незаконно оформил плавучие пирсы и водную акваторию, как земельный участок, передав этот участок в аренду К.
С целью выдавливания подразделения МЧС с занимаемой территории, по указанию К. многократно прерывалось электроснабжение федерального объекта, в связи с чем, в зимнее время было отключено отопление. Работники охранного предприятия неоднократно препятствовали проходу сотрудников МЧС на рабочие места. Имели место случаи воспрепятствования выходов патрульных катеров МЧС. На территории федерального объекта незаконно размещались контейнеры и плавательные средства ООО «Акваиндустрия».
Письменное обращение Министра Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий С. Шойгу к губернатору Приморского края С. Дарькину по поводу незаконного захвата территории, принадлежащей МЧС России со стороны ООО «Акваиндустрия» не повлияло на устремления К. Кроме того, судьёй Арбитражного суда для МЧС предписано устранить нарушения права аренды ООО «Акваиндустрия» и принято решение об отказе в иске со стороны МЧС.
В январе 2009 года, не дождавшись решения апелляционного суда, по указанию А., согласованного с К., бульдозеры, арендованные ООО «Акваиндустрия» снесли стационарное ограждение территории объекта МЧС. В средствах массовой информации по заказу К. была организована целая компания против руководства МЧС Приморского края с использованием информации негативного характера.
Противодействие рейдерскому захвату территории МЧС организовали сотрудники управления внутренних дел по Первомайскому району города Владивостока и подразделения по борьбе с экономическими преступлениями УВД по Приморскому краю. По фактам самоуправных действий лиц, осуществивших разрушение ограждения федерального объекта и незаконного его отключение от электроснабжения, совершению должностного преступления чиновника «Роснедвижимости» возбуждены и расследуются уголовные дела.
Во всех случаях К. остаётся безнаказанным по причинам, изложенным в первой и второй главах исследования.
Анализ уголовных дел, возбужденных в отношении Петракова В.М. позволяет сделать вывод о его криминальной деятельности, направленной на осуществление рейдерских захватов предприятий и судов на Дальнем Востоке России. Эта деятельность была успешно пресечена благодаря проведению комплекса оперативно-розыскных и следственных мероприятий, осуществленных органами внутренних дел. В настоящее время Петраков В.М. осужден и отбывает наказание в местах лишения свободы.
До 2003 года лидеру преступного формирования Петракову В. М. при активной помощи представителя «Дальморепродукта» в США, затем директора компании «Northen Sers Fishing Alians LTD» Вишневского П.М. удалось по заниженным ценам скупить суда краболовной флотилии ОАО ХК «Дальморепродукт»: плавбазу «Рыбак Чукотки», краболовы – «Магнум», «Оушен Темпест», «Джуно», «Шелихов» «Саурдоу», «Аляска Трейдер», «Рондис», «Оушеник», «Си Продесер». Данные суда незаконно добывали биоресурсы в территориальных водах России и сбывали их за рубеж, после чего были проданы в страны Юго-Восточной Азии. В одной из сделок по продаже судов участвовал сахалинский криминальный авторитет В. Наумов по кличке «Якут». В апреле 2003 года Наумов был убит в г. Пусан. По сведениям, которыми располагают правоохранительные органы Южной Кореи, убийство Наумова было организовано лицами, входящими в ближайшее окружение Петракова В. М. по его заказу, из-за возникших финансовых разногласий при продаже судов.
Сделками по реализации судов ОАО ХК «Дальморепродукт» в тот период руководили Р. Кондратов и Д. Дремлюга.
Показательными примерами рейдерских захватов, организованных Петраковым, являются мошенничества в отношении компаний Торговый Дом «Чайна Таун», Торговый Дом «Ресторатор», Торговый Дом «Золотой Рог», а также с целью захвата катера «Корф». Механизм захвата подробно изложен в обвинительных заключениях Петракова В.М. и приговорах суда.
Так, Петраков В.М. являлся совместно со Знаевой С.В. и Квелашвили Н. М. одним из учредителей компании ООО Торговый Дом «Чайна Таун», где доля Знаевой С. В. составляла 50 %, доля Квелашвили Н. М. 1 % и доля Петракова В. М. 49 %.
В 2004 году, с целью хищения и приобретения права на имущество Знаевой С.В. и Квелашвили Н.М в ООО ТД «Чайна Таун» в особо крупном размере, Петраков В. М., дал указание своей подчиненной Попович Л.А., изготовить на компьютере два договора купли-продажи между Знаевой С.В. и подставным лицом - Ковтуном А.В., а так же между Квелашвили Н.М. и Ковтуном А.В., согласно которым Знаева С.В. и Квелашвили Н.М. продали свои доли в ООО ТД «Чайна Таун» Ковтуну А. В.
Петраков В. М. оказал психическое воздействие на Попович Л.А., заставил последнюю подделать подписи Знаевой С.В., Квелашвили Н.М. и Ковтуна А. В. в договорах купли-продажи. После этого по указанию Петракова В. М. Попович Л. А. изготовила протокол внеочередного собрания участников ООО ТД «Чайна Таун», в котором было отражено решение участников об утверждении изменений в Учредительные документы Общества, согласно которым, перераспределены доли между участниками Общества: Петракову В.М. принадлежит 49 % Уставного капитала, а Ковтуну А.В. 51 % Уставного капитала. В данном протоколе Петраков В.М. заставил Попович Л.А. выполнить подпись от имени секретаря собрания Знаевой С.В. По указанию Петракова В.М. Попович Л.А. изготовила на компьютере протокол изменений в Учредительные документы, где также по его указанию выполнила подпись от имени Ковтуна А.В. Указанные документы были представлены Петраковым В.М. в инспекцию Федеральной налоговой службы России по Ленинскому району Владивостока и зарегистрированы.
В результате своих преступных действий Петраков В.М. путем обмана вывел Знаеву С.В. и Квелашвили Н.М. из состава учредителей ООО ТД «Чайна Таун».
Затем Петраков В.М. дал указание своей подчиненной Попович Л.А. изготовить договоры купли-продажи между Ковтуном А.В. и Петраковым В.М. и между Ковтуном А.В. и Петраковой Ю.Е., согласно которым Ковтун А.В. продает свою долю в Уставном капитале Общества в размере 18 % Петракову В.М. и 33% Петраковой Ю.Е. В указанных договорах Попович Л.А. под психическим воздействием Петракова В.М. выполнила подписи от имени Ковтуна А.В. После этого по указанию Петракова В.М. Попович Л.А. составила протокол внеочередного собрания учредителей Общества, в котором отражено решение участников о перераспределении долей между участниками, в результате чего Петракову В.М. принадлежит 67% Уставного капитала ООО ТД «Чайна Таун», а Петраковой Ю.Е. 33 %, а также отражено решение об утверждении изменений в Учредительных документах и их регистрации в соответствии с действующим законодательством. Указанные документы были представлены Петраковым В.М. в налоговые органы и зарегистрированы.
В результате преступных действий, Петраков В.М. путем обмана приобрел право на имущество Знаевой С.В. и Квелашвили Н.М. в ООО ТД «Чайна Таун» и похитил принадлежащую им часть имущества указанного Общества, причинив Знаевой С.В. материальный ущерб в особо крупном размере.
Петраков В.М. являлся совместно с Квелашвили Н.М. одним из учредителей компании ООО Торговый Дом «Ресторатор», где доля Квелашвили Н.М. составляла 49 %, а доля Петракова В.М. 51 %.
В 2004 году с целью хищения имущества и приобретения права на имущество Квелашвили Н.М. в ООО ТД «Ресторатор» в крупном размере, Петраков В.М., заставил свою подчиненную Попович Л.А. изготовить на компьютере договор купли-продажи между Квелашвили Н.М. и подставным лицом - Ковтуном А.В.
Петраков В.М. заставил Попович Л.А. подделать подписи Квелашвили Н.М. и Ковтуна А.В. в договоре купли-продажи. После этого по указанию Петракова В.М. Попович Л.А. изготовила протокол внеочередного собрания участников ООО ТД «Ресторатор», в котором было отражено решение участников об утверждении изменений в Учредительные документы Общества, согласно которым, перераспределены доли между участниками Общества: Петракову В.М. принадлежит 51 % Уставного капитала, а Ковтуну А.В. 49 %. В данном протоколе Петраков В.М. заставил Попович Л.А. выполнить подпись от имени секретаря собрания Квелашвили Н.М. Также по указанию Петракова В.М. Попович Л.А. изготовила на компьютере протокол изменений в Учредительные документы, где выполнила подпись от имени Ковтуна А.В. Указанные документы были представлены Петраковым В.М. в налоговые органы и зарегистрированы.
В результате своих преступных действий Петраков В.М. путем обмана вывел Квелашвили Н.М. из состава учредителей ООО ТД «Ресторатор».
Затем Петраков В.М. дал указание своей подчиненной Попович Л.А. изготовить договоры купли-продажи между Ковтуном А.В. и Петраковым В.М. и между Ковтуном А.В. и Петраковой Ю.Е., согласно которым Ковтун А.В. продает свою долю в Уставном капитале Общества в размере 16 % Петракову В.М. и 33 % Петраковой Ю.Е.
В указанных договорах Попович Л.А. под психическим воздействием Петракова В.М. выполнила подписи от имени Ковтуна А.В. После этого по указанию Петракова В.М. Попович Л.А. изготовила протокол внеочередного собрания учредителей Общества, в котором отражено решение участников о перераспределении долей между участниками, в результате чего Петракову В.М. принадлежит 67% Уставного капитала, Петраковой Ю.Е. 33 % Уставного капитала, а также отражено решение об утверждении изменений в Учредительных документах и их регистрации в соответствии с действующим законодательством. Указанные документы были представлены Петраковым В.М. налоговые органы.
В результате преступных действий, Петраков В.М. путем обмана приобрел право на имущество Квелашвили Н.М. в ООО ТД «Ресторатор» и похитил принадлежащую ему часть имущества указанного Общества.
Он же, в 2005 году вступил в предварительный сговор с Никулиным П.А., Мартыненко А.А. для хищения путем обмана, принадлежавшего погибшему 22 августа 2005 года Омельянчуку А. К. имущества в особо крупном размере.
В ходе предварительного следствия причастность Петракова В.М. к убийству Омельянчука А.К. доказана не была, однако у правоохранительных органов есть все основания считать эту версию наиболее приемлемой.
Для реализации своего преступного умысла Петраков В.М. совместно с Никулиным П.А., Мартыненко А.А. изготовили заведомо подложный документ - договор займа, а также долговые расписки о займе Омельянчуком А.К. у Никулина П.А. денег на суммы 500 000 долларов США и 10 000 000 рублей, в которых неустановленное следствием лицо подделало подписи от имени Омельянчука А.К. Из договора следует, что Никулин П.А. передал Омельянчуку А.К. в качестве займа 1 000 000 долларов США. Данный подложный договор подписали Никулин П.А., Мартыненко А.А., а также под психическим воздействием Никулина П.А. и Петракова В.М. - Попович Л.А.
Реализуя преступный умысел, направленный на хищение имущества Омельянчука А.К., действуя группой лиц по предварительному сговору, Петраков В.М. совместно с Никулиным П.А. и Мартыненко А.А. стали требовать от Омельянчук Л.М. передачи денег, якобы взятых ее мужем взаймы у Никулина П.А. В начале октября 2005 года Никулин П.А. стал звонить ей по телефону и требовать встречи для предъявления ей расписок.
18 октября 2005 года Никулин П.А. совместно с Мартыненко А.А. приехали в офис к Омельянук Л.М., расположенный в ООО ТД «Золотой рог» и вручили копию подложного договора займа на сумму 1 000 000 долларов США для оплаты Омельянчук Л.М., являющейся наследницей имущества Омельянчука А.К.
Никулин П.А. продолжал звонить Омельянчук Л.М. по телефону и требовать возврата денег, а Петраков В.М. пытался оказать на нее воздействие через общих знакомых. Однако Омельянчук Л.М. отказалась передать требуемую сумму и обратилась в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту подделки подписи Омельянчука А.К.
Никулин П.А., продолжая реализовывать совместный с Петраковым В.М., Мартыненко А.А. преступный умысел, в ноябре 2005 года обратился во Фрунзенский суд г. Владивостока с исковым заявлением к Омельянчук Л.М. о взыскании с нее 1 000 000 долларов США, процентов займа в размере 40 000 долларов США , 500 000 долларов США и 10 000 000 рублей.
Никулиным П.А. были представлены в суд подложные договор займа и две расписки.
Одновременно с этим Петраков В.М., Никулин П.А. и Мартыненко А.А., продолжали самостоятельно требовать от Омельянчук Л.М. возврата денег. В декабре 2005 года Петраков В.М. неоднократно звонил Омельянчук Л.М. и говорил о необходимости ее встречи с Никулиным П.А.
31 января 2006 года Мартыненко А.А., действуя по предварительному сговору с Петраковым В.М., Никулиным П.А., с целью завладения мошенническим путем имуществом Омельянчука, прибыл в офис Омельянчук Л.М. и передал письмо от Никулина П.А., в котором последний указывал на необходимость возврата долга и установил 3-х дневный срок для уведомления его о дате погашения долга.
В соответствии с отведенной ролью, Мартыненко А.А. в ходе допроса следователем по факту убийства Омельянчука А.К. дал ложные показания, подтвердив якобы имевший место факт займа Омельянчуком А.К. денег у Никулина П.А. в присутствии его и Попович Л.А. При этом Никулин П.А. и Петраков В.М. заставили Попович Л.А. также подтвердить данные показания.
Однако своего умысла на хищение имущества Омельянчука А.К. в особо крупном размере Петраков В.М., Никулин П.А., Мартыненко А.А. и неустановленное следствием лицо довести до конца не смогли, так как выводы судебно-почерковедческих экспертиз, проведенных как судом, так и в ходе предварительного следствия по уголовному делу, подтвердили, что подписи в договоре займа от 17 ноября 2004 года на сумму 1 000 000 долларов США, расписке о займе денег на сумму 500 000 долларов США и расписке о займе денег на сумму 10 000 000 рублей, выполнены не самим Омельянчуком А.К., а другим лицом с подражанием его подлинной подписи.
Петракову В.М. стало известно, что у причала «Диомидовского коммерческого порта» в г. Владивостоке пришвартован морской катер «Корф». Узнав, что собственник катера Камашкин К.Ю. проживает на острове Сахалин, используя его отсутствие во Владивостоке, Петраков В.М. решил путем обмана похитить указанный катер с целью использования его в личных целях. Для реализации своего преступного умысла он изготовил подложное заявление от имени Камашкина К.Ю., на основании которого снял катер с учета в центре Государственной инспекции маломерных судов Министерства по чрезвычайным ситуациям (ГИМС МЧС) России по Сахалинской области, после чего изготовил подложное заявление от имени Камашкина К.Ю., на основании которого катер поставлен на учет в центр ГИМС МЧС России по Приморскому краю, где катеру был присвоен новый бортовой номер.
Продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества, путем обмана Петраков В.М. изготовил подложный договор купли-продажи маломерного судна между Камашкиным К.Ю. и Фокиным А.Н., в котором поставил поддельные подписи от имени указанных лиц. На основании указанного договора Петраков В.М. лишил Камашкина К.Ю. права владеть, пользоваться и распоряжаться катером.
В дальнейшем, с целью реализации своего преступного умысла, направленного на хищение катера, Петраков В.М. изготовил подложный договор купли-продажи, в котором поставил поддельную подпись от имения Фокина А.Н. Согласно указанному договору, Фокин А.Н. продал ему катер.
Используя данный заведомо подложный договор купли-продажи, Петраков В.М. предъявил его в центр ГИМС МЧС России по Приморскому краю, где зарегистрировал указанный катер на свое имя, получив судовой билет. В результате мошеннических действий Петраков В.М. похитил у Камашкина К.Ю. катер стоимостью 2 800 000 рублей.
Действия Петракова В.М. квалифицировались во всех случаях, как преступления, предусмотренные статей 159 частью 4 Уголовного кодекса России – мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, однако с полным основанием их можно считать рейдерскими захватами.
Для Дальневосточного региона характерны следующие основные методы рейдерских захватов:
Мошенничество.
Подделка документов: фальсификация протоколов собраний акционеров, взятки регистраторам, изготовление фальшивых документов, подкуп чиновников и т.д.
«Гринмейл».
Психологическая атака. Этот способ можно отнести к квазизаконным методам. Он не входит в откровенный конфликт с законодательством, но оказывает психологическое давление на собственника.

Силовой захват.
Явно незаконный способ отъема собственности (постепенно уходит в прошлое).
Банкротство.
Методология банкротства сейчас используется в меньшей степени, т.к. более-менее проработан закон о банкротстве.
Административные методы со стороны местных или федеральных властей.
Скупка акций.
Размывание собственности миноритариев путем дополнительной эмиссии акций без учета прав миноритариев – квазизаконный метод.
Следует учитывать, что рейдерство является совокупностью уголовных преступлений, совершаемых лицом или группой лиц с целью завладения чужой собственностью, – это проблема определенного этапа развития государства как системы, как механизма контроля общества соблюдения определенных норм. Если проанализировать рейды, то во время них используются либо мошенничество, либо грабеж, либо бандитские методы, которые прописаны в Уголовном кодексе. Для противодействия рейдерству необходимо:
- прежде всего, ликвидация коррупции - криминал не должен «крышеваться» правоохранительными органами;
- нужен независимый суд - необходимо, чтобы понятие «свой судья» исчезло из оборота;
- совершенствование законодательства - в законах все должно быть прописано ясно, чтобы не было возможности для двоякой трактовки;
- нужна независимая и честная следственная структура - должна быть подготовлена специальная группа следователей, которым необходимо изучить все тонкости рейдерских захватов;
- необходимо улучшение защиты бизнеса, методичное выстраивание системы отношений собственности, которая будет обретать легитимность в широком смысле слова: и правовую, и социальную;
- необходимо развитие современных демократических институтов власти: свободных, независимых средств массовой информации, самостоятельных ветвей власти;
- должна быть узаконена одна государственная контора, которая ведет учет активов предприятий. Она должна головой отвечать за все изменения, которые туда вносятся.
Если обобщить сказанное, то эффективные методы борьбы с рейдерством могут быть следующими:
Прежде всего - это ликвидация коррупции. Криминал не должен «крышеваться» начальниками милиции или ФСБ. Необходимо вводить ужесточающие меры, заставлять сотрудников правоохранительных органов контролировать друг друга. Должен быть тотальный контроль, включая прокуратуру и судебную систему.
Необходимо, чтобы появилась политическая воля к борьбе с коррупцией у высших должностных лиц государства. Если они будут рассматривать коррупцию как угрозу, а не как основу для своей власти, то они будут ограничивать коррупцию в судах и в правоохранительных органах. Борьба с коррупцией подразумевает невмешательство государства в дела бизнеса.
Требуется совершенствование законодательства. В законах все должно быть прописано ясно, чтобы как можно меньше оставалось на трактовку, на разъяснения, на ведомственные инструкции. В законе все должно быть прописано: что собрание акционеров может собраться только так, а не иначе, что только так, а не иначе можно покупать акции, что только такое-то количество акций на такую-то дату, голосующие акции и так далее. Все должно быть выверено до последней запятой, чтобы в суде не было трактовки, чтобы не было двусмысленности. Должны быть четкие прозрачные и правовые гарантии права собственности. Важно регулировать лоббистскую деятельность. Должны быть ужесточены все нормативы уголовного законодательства по вопросам мошенничества, захвата чужой собственности и т.д.
Необходимо совершенствование современных демократических институтов власти: свободных, независимых средств массовой информации, самостоятельных ветвей власти. Важно осознание государством того, что такое рейдерство, что оно опасно для государства, для его экономики, для его развития.
Новые хозяева предприятий - капиталисты: большей частью выходцы из партийной номенклатуры, их дети и родственники не вкладывают деньги в производство, они выкачивают деньги из страны. Так как собственность приобреталась преступным путем, она рассматривается ими как временное имущество, находящееся в недолгосрочном пользовании. Соответственно такие хозяева думают лишь о том, чтобы, не вкладывая ни копейки, получить какую-то прибыль в настоящем и поскорее перевести ее за рубеж.
Участие клана К. в криминальных банкротствах и рейдерских захватах основных рыбодобывающих предприятий Дальнего Востока России – характерный пример коррумпированности государственных структур.
Если в начале 90-х годов функции «крышевания» различного рода коммерческих структур осуществляли бандиты и организованные преступные группировки, то постепенно контроль за коммерческими организациями стал переходить к органам государственной безопасности, Министерству внутренних дел, Администрации президента и правительства, к местным руководителям регионов. И вся сложившаяся льготно-распределительная система была связана с «крышующими» организациями, очень жестоко разделившими все пути обогащения в новой российской экономике, практически полностью исключив возможность появления в этой экономике по-настоящему независимых предпринимателей, людей, которые могли бы действительно заниматься бизнесом.
Российская экономика была превращена в распределитель, руководимый исключительно бюрократами, чиновниками по индивидуальным, личным приоритетам на основе фаворитизма, «дворцовых интриг», в тесном сотрудничестве с «крышующими» организациями.
Право не является абстрактным понятием. Оно тесно связано с моралью и право собственности не исключение.
Поэтому, если при передаче собственности возникли противоречия, если у людей появилось ощущение несправедливости, это означает, что правит бал лишь право сильного. Но когда кто-то становится мощнее сильного, он может оспорить его право, что происходит и сейчас. Общество же не будет защищать и признавать такое право.
Чудовищная социальная несправедливость, явный обман привели к очень сомнительной легитимности крупнейших собственников .
Главной системной проблемой в борьбе с рейдерством является коррупция в органах власти и управления, в правоохранительной сфере. Современному обществу нужно покончить с безнаказанностью рейдеров и коррупционеров. И решать ее нужно только всем вместе .
В ходе исследования, при практической работе по противодействию рейдерству, было выявлено новое направление данного явления, которое можно условно назвать «антирейдерство».
При совершении рейдерских захватов некоторых предприятий в Дальневосточном регионе, наблюдается создание групп, состоящих из разных категорий представителей правоохранительных органов и отдельных граждан, которые активно включаются в борьбу с неправомерными захватами, и под видом противодействия им, помогают присваивать захваченное третьим лицам.
Такой криминальный передел собственности стал характерен для региона в связи с образованием новых группировок, более тесно связанных с коррумпированными чиновниками в органах исполнительной власти, не успевших захватить объекты недвижимости, предприятия, выгодно расположенные участки земли.
При возникновении подобных конфликтов имеют место факты, когда правоохранители кооперируются с откровенно криминальными структурами, совершают особо тяжкие преступления не только против собственности, но и против личности, в том числе убийства по найму.
В настоящее время на Дальнем Востоке десятки коммерческих предприятий подвергаются рейдерским захватам. Очень многим компаниям отбиться от этих атак не удается: как показывает практика, почти всегда на сторону рейдеров становятся коррумпированные должностные лица. По подсчетам экспертов, две трети бюджета рейдеров, предназначенного для захвата компании, тратится на взятки.
Несмотря на то, что отдельной статистики или ка¬ких-либо сводных данных по рейдерским захва¬там в России не существует, судя по судебным делам, можно сказать: ежегодно практически в каждом регионе Дальневосточного федерального округа такие попытки совершаются. Правда, сра¬зу стоит сделать оговорку о российском понятии «рейдерство». Некоторые отечественные юристы убеждены, что в России рейдерства, как его пони¬мают за рубежом, нет. На западе это абсолютно законная деятельность, суть которой заключается в поглощении предприятия путем противодействия его руководству. У нас же практически всегда кор-поративный захват сопряжен с мошенничеством, подкупом должностных лиц, подделкой докумен¬тов, а иногда и с убийствами .
Если для многих стран, таких как, например США, рейдерство - нормальный элемент рыночной экономики, когда скупаются компании-банкроты, то нашим российским рейдерам интересны только успешные компании. В большинстве случаев все захваченные компании, как правило, банкротятся, их имущество распродается.
Одним из ярких приме¬ров враждебного поглощения стала попытка зах-вата рейдерами одной из старательских артелей Бурейского района Амурской области. По этому факту в августе 2008 г. областная прокуратура возбудила уголовное дело.
По сообщению контролирующих инстанций, еще в марте 2007 г. в Межрайонную инспекцию Фе¬деральной налоговой службы России №2 по Амур¬ской области был представлен пакет документов для государственной регистрации ЗАО «Артель старателей «Архара». Речь шла об изменениях сведений о лице, имеющем право без доверенно¬сти действовать от имени руководителя предпри¬ятия. После необходимой в таких случаях провер¬ки, налоговики и прокуратура Амурской области заподозрили неладное и выявили попытку сило¬вого захвата предприятия. Представленные документы оказались подложными.
Другим примером стал захват преемника старейшего автотранспортного предприятия Приморского края — ООО «ОГАТ». Рейдеры, найдя «брешь» в уставных документах предприятия, сменили ме¬неджмент, а пока старое руководство пыталось с этим разобраться, вся недвижимость компании — 18 объектов собственности на общую сумму 32 миллионов рублей — была продана. По факту мошенничества в сентябре 2008 года было возбуждено уголовное дело . Характерно, что при осуществлении данного захвата в результате многомесячных «антирейдерских» мероприятий, организованных некомпетентными сотрудниками правоохранительных органов, получили черепно-мозговые травмы 5 человек. Один из них скончался, а коммерческий директор предприятия в мае 2009 года был убит выстрелами в упор. Среди лиц, подвергшихся нападению в 2008-2009 году, - директор предприятия, государственный регистратор, арбитражный судья, военный прокурор, а также начальник следственного отделения, в производстве которого находилось уголовное дело по факту захвата. Действия рейдеров свидетельствуют об их особой дерзости в составе сплоченной банды, участии в захвате предприятия коррумпированных чиновников и представителей правоохранительных органов.
Деятельность банды рейдеров удалось пресечь лишь в мае-июне 2009 года сотрудникам уголовного розыска и прокуратуры Приморского края после создания оперативно-следственной группы, состоящей из профессионалов.
На крайние меры рейдеров толкает сверхприбыльность мероприятия. По словам заместителя на¬чальника юридического бюро ООО «Лесная, 12», старшего преподавателя кафедры правоведения Тихоокеанского государственного экономического университета А. Моткина, чтобы провести рейдерскую атаку в любом регионе страны, достаточно бюджета в $100-150 тысяч. При этом суммы несопоставимы с прибылью, которую получают рейдеры, — более 1000% годовых. На Западе рейдерская атака с прибылью в 40% годовых счита¬ется высшим пилотажем, а в среднем доходы зах-ватчиков оцениваются на уровне 30% .
Характерным примером рейдерского захвата при силовой поддержке правоохранительных органов являются действия руководителя экономического подразделения управления внутренних дел по Приморскому краю А. Васильченко, оказывавшему практическую помощь И. Бабынину, начальнику ведомства ритуальных услуг, - ставленнику находящегося в федеральном розыске за совершение преступлений коррупционной направленности бывшего мэра Владивостока В. Николаева. С избранием нового главы администрации г. Владивостока была инициирована аудиторская проверка, выявившая массу грубейших нарушений действующего законодательства России со стороны И. Бабынина. После чего он был снят с занимаемой должности. Хозяйственные договоры, первичная учетная документация позволяли говорить о создании И. Бабыниным преступной схемы по уводу денежных средств из городской казны в течение длительного периода времени.
В октябре 2008 года Васильченко во главе подразделения спецназа блокировал офис МУП (муниципального унитарного предприятия) «Некрополь», организовал обыск и выемку важных финансовых документов, изобличающих преступную деятельность И. Бобынина. При этом документы изымались у находящихся в офисе аудиторов, выявивших многочисленные факты хищений с участием бывшего руководителя МУП «Некрополь». А сами сотрудники милиции заявили, что прибыли по просьбе И. Бабынина и якобы для его защиты. Данный пример не получил должную юридическую оценку в части деятельности силовиков, так как А. Васильченко обосновывал свою деятельность под видом борьбы с коррупцией в лице назначенного на должность 13 октября 2008 года нового руководителя МУП «Некрополь» - Д. Редрова .
Проблема рейдерства разрешима. Имеются положительные примеры борьбы с коррупцией в Приморском крае и других субъектах Дальневосточного региона России. В качестве положительного примера успешной борьбы органов внутренних дел с рейдерством на Дальнем Востоке, можно привести факт задержания и привлечения к уголовной ответственности лидера преступного формирования Петракова В.М., осужденного за попытку рейдерского захвата предприятия «Золотой Рог» в г. Владивостоке. В ходе расследования уголовного дела факт причастности Петракова и его сообщников к убийству прежнего владельца предприятия доказан не был, однако следствию удалось предъявить обвинение Петракову в мошенничестве при использовании подложной долговой расписки на сумму более 1 миллиона долларов США. Эти события позволяют надеяться, что при определенных усилиях правоохранительных органов, рейдерство, как проявление организованной преступности, будет преодолено.

Заключение.

Заметной тенденцией пос¬леднего десятилетия в экономике Российской Федерации стало распространение неправомерных захватов (враждебных поглощений) - рейдерства. В кри¬минальных операциях по недруже¬ственному поглощению собственности задействованы непос¬редственно или опосредованно должностные лица, различные предпринимательские структуры, контролирующие правоох¬ранительные и судебные органы, криминалитет. Эта скоординированная деятельность реализует¬ся на всей территории России. Корни рейдерских захватов следует искать в деятельности организованной преступности в сфере экономики.
Для современной России характерны черты административно-бюрократической системы, несвойственные капитализму: неформальные управленческие взаимодействия, «телефонное право», аппарат, группы влияния. Они являются содержательной частью экономических процессов. Их можно объединить под одним понятием – система экономического и политического контроля над экономикой, который осуществляла номенклатура в годы советской власти.
Основной проблемой рейдерства в России является коррумпированность органов власти, управления и правоохранительной сферы, в связи с чем, необходимы системные изменения во всем государстве.
Факторами, которые следует учитывать в своей деятельности подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим борьбу с рейдерскими захватами на современном этапе, являются пробелы в действующем законодательстве, рост экономической преступности и коррупции. Борьба с организованной преступностью и коррупцией является необходимым условием обеспечения экономической безопасности России и определяет необходимость вмешательства правоохранительных органов в процесс криминального передела собственности при рейдерских захватах.
В отличие от зарубежных стран, в России процветают в основном криминальные захваты недвижимости, сопряженные с насильственным (физическим) захватом собственности.
В последнее время набирает силу тенденция тотального использования обеими сторонами корпоративного конфликта, противоправных действий и уголовно-правового ресурса. Апелляция к коррумпированным представителям правоохранительных органов и суда стало одной из доминирующих проблем на рынке. Если совсем недавно правоохранители выступали как подрядчики по коррумпированному заказу коммерческих, то за последние три года нарастает тенденция выступления правоохранительных органов, как самостоятельной стороны конфликта, имеющей свой корыстный интерес, отличный от сторон – участников корпоративного конфликта.
Анализ преступлений, связанных с рейдерством, на территории Дальнего Востока позволяет сделать вывод, как о прямом участии в их совершении коррумпированных чиновников органов власти и управления, так и должностных лиц (бывших и действующих) правоохранительных структур. Это характерно не только для региона, но и для всей России в целом.
В ходе исследования, при практической работе по противодействию рейдерству, автором исследования было выявлено новое направление данного явления, которое можно условно назвать «антирейдерство».
При совершении рейдерских захватов некоторых предприятий в Дальневосточном регионе, наблюдается создание групп, состоящих из разных категорий представителей правоохранительных органов и отдельных граждан, которые активно включаются в борьбу с неправомерными захватами, и под видом противодействия им, помогают присваивать захваченное третьим лицам.
Эффективные методы борьбы с рейдерством могут быть следующими:
Прежде всего - это ликвидация коррупции. Необходимо вводить ужесточающие меры, заставлять сотрудников правоохранительных органов контролировать друг друга. Должен существовать тотальный контроль, включая прокуратуру и судебную систему.
Необходимо, чтобы появилась политическая воля к борьбе с коррупцией у высших должностных лиц государства. Если они будут рассматривать коррупцию как угрозу, а не как основу для своей власти, то они будут ограничивать коррупцию в судах и в правоохранительных органах. Борьба с коррупцией подразумевает невмешательство государства в дела бизнеса.
Требуется совершенствование законодательства. В законах все должно быть прописано ясно, чтобы как можно меньше оставалось на трактовку, на разъяснения, на ведомственные инструкции. Должны быть четкие прозрачные и правовые гарантии права собственности. Важно регулировать лоббистскую деятельность.
Должны быть ужесточены все нормативы уголовного законодательства по вопросам мошенничества, захвата чужой собственности и прочее.
Необходимо совершенствование современных демократических институтов власти: свободных, независимых средств массовой информации, самостоятельных ветвей власти.
Важно осознание государством того, что рейдерство опасно для государства, для его экономики, для его развития.

Список литературы

1. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. - М: НКЮ СССР, 1939.
2. Бобков А.В., Клейменов И.М., Федоров А.Ю. Криминальное банкротство и рейдерство: криминологическая характеристика и противодействие. – Омск, 2009.
3. Богатиков А. Вооруженный нейтралитет на службе захватчиков. // Экономическая безопасность. – М.. 2007. - № 0.
4. Борисов Ю.Д. Рейдерские захваты. Узаконенный разбой. – С-Пб., 2008.
5. Бунич А.П. У нас, увы, право кулачное // Экономическая безопасность - М., 2005. - №3.
6. Бунич А.П. Осень олигархов. История прихватизации и будущее России - М., 2005.
7. Волков В.В. Силовое предпринимательство: экономико-социологический анализ. – М., 2005.
8. Голышев А.В. Проблемы расследования преднамеренных банкротств предприятий. – М., 2008.
9. Гудков Г. Следующий шаг – системная борьба с коррупцией. // Экономическая безопасность. – М., 2007.
10. Делягин М. Рейдерство: «черный бизнес» России: краткое изложение аналитического доклада. – М., 2006.
11. Долгова А.И. организованная преступность. – М., 1989.
12. Долгова А.И. преступность, экономика и организованная преступность. – М., 2007.
13. За помощь рейдерам судьям будут давать до 10 лет. // Слияния и поглощения. – 2008. - №3.
14. Ионцев М.Г. Корпоративные захваты: слияние, поглощения, гринмейл. – М., 2008.
15. Клеандров М. И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоя¬щее, будущее. - М., 2006.
16. Клейменов И.М. Легализация организованной преступности// Новые криминальные реалии и реагирование на них. – М., 2005.
17. Клейменов М.П. Криминальные захваты в экономике // Организованная преступность, терроризм, коррупция в их проявлениях и борьба с ними / Под ред. проф. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2005.
18. Косоплечев Н. П., Измайлова Ф. Ш. Предупреждение преступле-ний в регионах: (Состояние, опыт). - М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре России, 1997.
19. Котырев Е. Н. Повышение эффективности управления акционерным про¬мышленным предприятием с использованием результатов внешнего аудита: авто-реф. дис. …канд. эконом, наук. - М.: Московский гуманитарный университет. - М., 2006.
20. Константинов В. Рейдерство – не мошенничество – М., 2009.
21. Кучеренко В.И. Его считают предателем. // Чекист Приморья. – Владивосток, 2008.
22. Лемятов А.Н. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). – СПб. – 2002.
23. Максимов А. ВВП несет военные потери в мирное время // Российская газета. – 2004. – 16 янв.
24. Некоторые итоги криминологических исследований организованной преступности в России. Информационно-аналитический доклад Академии Генеральной прокуратуры РФ за 2007 г. - М., 2008.
25. Номоконов В.А., Хренков В.А. Особенности криминального рынка и его связи с организованной преступностью на Дальнем Востоке России. – М., 2007.
26. Пак О. Особенности национального передела. // Дальневосточный капитал. – Владивосток, 2009, №1.
27. Пиратство в законе [Электронный ресурс]: // www.deliagin.ru/citing.asp?d_no=2686.
28. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 6 марта 1997 г. // Рос. газета. - 1997. - 7 марта.
29. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 25 апреля 2005 т. // Рос. газета. - 2005. - 26 апреля.
30. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 10 мая 2006 т. // Рос. газета. 2006. - 11 мая.
31. Приказ МВД России от 13 августа 2002 г. № 772 «О совершенствовании организации проведения комплексных оперативно-профилактических операций в системе МВД России».
32. Рекомендации и Обращения к руководителям государства участников криминологических форумов // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2001.
33. Сведения о преступности по России за 12 месяцев 2008 года. – М.: ГИАЦ МВД РФ, 2009.
34. Соловьенко М. Любовь к отеческим гробам, венкам, деньгам. // Народное вече. – Владивосток, 2008, №45.
35. Социологическое исследование «Центра политических технологий» под руководством Бунина. По материалам отчета от 20.05.2008. [Электронный ресурс]: Рейдерство, как социально-экономический и политический феномен современной России. //http://www.compromat.ru/main/mix1/raiderycpt.htm
36. Сычев П. Г. Рейдеры получают по заслугам // Слияния и поглощения. - 2007. -№ 1-2(47-48).
37. Уголовный кодекс Российской Федерации. – М. 2009.
38. Уроки рейдерства. [Электронный ресурс]: информационный бизнес-портал ru-business.info. – URL: http://ru-business.info/Articles/uroki_reiderstva/
39. Шкинч В.Н. Обыски в «Дальльморепродукте» // Народное Вече. – Владивосток, 2004. - № 4.
40. Wiliams Act. 1968. [Электронный ресурс].- URL: http://www.fin.org.ua/enc/php.