Hotline


«Деятельность транснациональной преступности как угроза безопасности Дальнего Востока России»

 Версия для печати

 

Исследователь ВЦИОП Е.В.Гамерман

 

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОБЛЕМ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ………2
1.1. Подходы к понятию «безопасность», «угрозы безопасности»………….2
1.2. Виды угроз безопасности………………………………………………….5
1.3.Фактор преступности как угроза безопасности…………………………...7
1.4.Содержание понятия «транснациональная организованная преступность»……………………………………………………………………9
1.5. Криминальная и теневая экономика………………………………………23
1.6.Теория «серых зон» в мировой политике………………………………….26

Глава 2. ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРЕСТУПНЫЕ СООБЩЕСТВА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ………………………………………………32

Глава 3. НАРКОТОРГОВЛЯ В ДВФО КАК УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ……………………………………………………………….40

Глава 4. ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ………………………………………………..55

Глава 5. ТОРГОВЛЯ ОРУЖИЕМ………………………………………………70

Глава 6. НЕЗАКОННАЯ ТОРГОВЛЯ БИОРЕСУРСАМИ……………………76

Глава 7. КОРРУПЦИЯ И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ…..85

Глава8. ФИНАНСОВАЯ СФЕРА В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ……………………………...105
Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОБЛЕМ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

1.1. Подходы к понятию «безопасность», «угрозы безопасности».

Данную работу мы начнем с рассмотрения такого широко употребимого понятия, как «безопасность». Наиболее общее понятие «безопасность» употребляется применительно ко многим процессам. Оно отражает не только специфические признаки, но и включает нечто общее, что и позволяет его использовать в разных областях. В словаре В.Даля «безопасность – отсутствие опасности; сохранность, надежность». Но, применительно к современной науке, политической, экономической и социальной сфере, требуется более абстрактное понятие. В 1992 г., впервые в истории России был принят Закон Российской Федерации «О безопасности». В законодательной практике находят юридическое закрепление такие понятия, как «безопасность», «жизненно важные интересы», «угрозы безопасности», «субъекты обеспечения безопасности». В данном законе под безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. А под угрозами безопасности – совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства.
Следует отдельно остановится на понятии «национальная безопасность», т.к. так или иначе, в данной работе мы будем говорить об угрозах именно национальной безопасности на Дальнем Востоке. Данное понятие впервые было использовано в Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» 1995 г., а его определение дано в первом послании Президента РФ Федеральному Собранию «О национальной безопасности» 1996 г. Определение, нашедшее отражение в данном документе фактически идентично определению понятия «безопасность» в Законе «О безопасности» 1992 г. В данной области, на данный момент, является Концепция национальной безопасности РФ в редакции 2000 г. В соответствии с ней, определение понятия «национальная безопасность» выглядит следующим образом: Национальная безопасность – есть защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства в различных сферах жизнедеятельности от внутренних и внешних угроз, обеспечивающая устойчивое поступательное развитие страны. И определение, согласно «Стратегии национальной безопасности в РФ до 2020 г.» от 12 мая 2009 г.. В данном, ныне действующем документе, под Национальной безопасностью понимается состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойное качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие РФ, оборону и безопасность государства.
Необходимо также разобраться, что понимать под экономической безопасностью. Так как деятельность транснациональных преступных группировок, так или иначе, связана прежде всего с экономической сферой. Понятие на сегодняшний день вызывает дискуссии по причине своей неопределенности и расплывчатости! Отдельные исследователи считают, что экономическая безопасность ограничивается сугубо сырьевыми, и даже более конкретно, энергетическими аспектами. Ряд других ученых полагают, что под данное понятие подпадают абсолютно все экономические проблемы. В представленной работе за основу берется определение, которое содержится в экономической словаре. Экономическая безопасность – это состояние экономики, при котором обеспечивается достаточно высокий и устойчивый экономический рост; эффективное удовлетворение экономических потребностей; контроль государства за движением и использованием национальных ресурсов; защита экономических интересов страны на национальном и международном уровнях. То есть присутствует и ресурсный критерий, и устойчивое экономическое развитие, и т.н. продовольственная безопасность. Данное понятие, по сути, представляет собой суммарную понятийную единицу, включающую в себя энергетическую, продовольственную, а также защиту от угроз, вызванных деятельность транснациональной преступности в экономической области.
Еще одним основополагающим понятием данной работы является понятие «угрозы безопасности». Однако, несмотря на значимость данной категории, в науке еще не выработано единого подхода к этому понятию. Анализ существующих определений понятия угрозы свидетельствует, что в каждом из них так или иначе отражен процесс нанесения вреда в качестве ущерба, опасности, посягательства, помехи, негативного воздействия. В Законе Российской Федерации «О безопасности» дается следующее определение угрозы: «Угроза безопасности – совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства». Причем в данном определении под условием, понимается то, от чего зависит нечто другое. Чаще всего условия рассматриваются как нечто внешнее для явления, в отличие от более широкого понятия причины, включающей как внешние, так и внутренние факторы. Под факторами подразумеваются причины, движущие силы какого-либо процесса, явления, определяющие его характер или отдельные его черты. Под опасностью – способность причинить какой-либо вред, несчастье; возможность чего-либо опасного, какого-нибудь несчастья, вреда. Перефразируя указанное выше определение угрозы, можно сказать, что угроза безопасности – это совокупность опасных условий и факторов. Угрозы безопасности имеют объективный характер и возникают в результате появления противоречий между индивидами, различными слоями общества, классами, государствами при их взаимодействии в процессе развития. В самом общем виде, источники опасности жизненно важным интересам личности, общества и государства имеют природный или антропогенный характер. Природными источниками являются опасные явления и процессы природы, которые не зависят от деятельности человека и происходят в соответствии с объективными законами природы. Наиболее же распространенной и серьезной является опасность, порожденная деятельностью человека в различных сферах общественных отношений. Угрозы национальной безопасности представляет собой посягательство на интерес. Угрозы интересам существуют в каждой сфере жизнедеятельности.

1.2.Виды угроз безопасности.

Существуют различные классификации угроз безопасности по определенным критериям на отдельные виды. Наиболее значимые критерии: местонахождение источника опасности, степень сформированности угрозы, характер угрозы, сферы и области человеческой деятельности, уровень субъективных оценок угроз.
Угроза может быть внешней и внутренней в зависимости от того, где расположен источник опасности. Основанием данной классификации является государственная принадлежность источника опасности, формирующей угрозу. Если опасность исходит от какого-либо другого государства, либо же его граждан, то угроза признается внешней, если же исходит от собственного государства или граждан своей страны, то это угроза внутренняя. Однако, необходимо учитывать, что в настоящее время воздействие многих угроз носит трансграничный характер.
По степени сформированности все угрозы можно разделить на реальные и потенциальные. Под реальными подразумеваются окончательно сформированные явления, когда для нанесения вреда не хватает какого-то фактора или условия. Потенциальная же угроза – это только зарождение опасности, формирование определенных предпосылок, возможностей для нанесения вреда. Такое разделение угроз позволяет прогнозировать и предупреждать возможность нанесения вреда на самой ранней стадии формирования угрозы.
В зависимости от характера угроз, определяемого их источником и спецификой, угрозы делятся на природные, антропогенные и социальные. Выделение таких видов угроз позволяет целенаправленно выявлять наиболее острые, первостепенные угрозы, своевременное предотвращение которых позволит повысить эффективность деятельности по обеспечению национальной безопасности и отдельных ее видов.
Особую значимость имеет классификация угроз безопасности по сферам и областям человеческой деятельности: в экономической, социальной, политической, оборонной, международной и информационной сферах. При этом виде классификации можно конкретизировать виды угроз для каждой самостоятельной сферы человеческой деятельности.
Важное значение имеет классификация угроз по степени их субъективного восприятия. Здесь выделяют 5 видов угроз: завышенная, заниженная, адекватная, мнимая, неосознанная. Причины неадекватного восприятия угроз могут быть самыми различными: ограниченность знаний законов природы, отсутствие необходимого объема достоверной информации о событиях и обстановке, низкий уровень методов и оперативности обработки имеющейся информации, отсутствие навыков прогнозирования и предвидения последствий, особенности реальной обстановки.
Помимо этого, можно также рассмотреть еще одну классификацию угроз: это разделение их на традиционные и нетрадиционные. На протяжении многих десятилетий, проблемы военной силы, а отсюда и военные аспекты безопасности, были центральными, традиционными, как в международных отношениях, так и научных исследованиях. Ситуация изменилась в конце ХХ века. Первыми, кто обратил внимание на нетрадиционные, или невоенные угрозы безопасности, были специалисты в сфере экономики и финансов, а также окружающей среды. Первые заговорили об экономической составляющей безопасности, вторые о том, что нарушение экологического равновесия представляет огромную угрозу человечеству, как на национальном, так и глобальном уровнях. Споры при этом вызывает, в какой мере эти проблемы обусловлены человеческой деятельностью.
Другим фактором, повлиявшим на переосмысление проблематики, стала революция в области новых технологий. В результате негосударственные акторы международных отношений оказались способными играть большую роль в области безопасности.
В конце ХХ века многие исследователи стали говорить о возрастании таких факторов в обеспечении национальной безопасности, как образование, развитие новейших технологий, рост экономической мощи, распространение наркотиков, СПИДа и т.д. Кроме того, реалиями сегодняшнего дня, стала деятельность транснациональных преступных группировок, а также терроризм, которые также стали одними из основных угроз безопасности. В настоящее время продолжаются дискуссии относительно соотношения военно-политических факторов, с одной стороны, и социально-экономических, экологических, информационно-технологических – с другой. Сторонники «широкого» подхода к проблемам безопасности (т.е. включающие в данное понятие как традиционные, так и нетрадиционные угрозы) указывают на усиление роли экономических и других факторов.

1.3.Фактор преступности как угроза безопасности

Проблема преступности долгие годы рассматривалась сугубо как проблема безопасности человека, защиты человека от преступных посягательств. Но в настоящее время, в условиях глобализации, преступность стала приобретать принципиально новые качества, которых не было раньше, и которые стали представлять угрозу не только для отдельных людей, но и для всего общества в целом, а также для государства.
Когда идет речь об отдельных группах преступлений и их влиянии на национальную безопасность, то надо иметь в виду, что могут проявляться в разном качестве. Такие преступления, как хулиганство, кража, преступления, совершаемые на бытовой почве, не представляют для государства серьезную угрозу. По большому счету государство игнорирует такие преступления с точки зрения возможного подрыва его устоев, если они не переходят вполне определенного порогового уровня. Другое дело, если заходит речь о виде преступлений, как коррупция. Такой социальное явление(не только как вид преступления) особенно актуально и опасно в государства с экономикой, находящейся в кризисном состоянии, с серьезными социальными противоречиями. Еще одни вид преступления, который стал актуален в последнее время, и который перерос национальные границы, это терроризм. Он способствует потере управляемости. Большую опасность в подрыве основ существования государства представляют «интеллектуальные преступления» и «кибер - преступления», которые связаны с банковскими махинациями, компьютерными технологиями, ресурсами Интернет.
За последние 15-20 лет происходит устойчивый рост тяжких и особо тяжких преступлений. Что само по себе является нехарактерным, т.к. чаще всего тяжкие преступления росли более медленными темпами, чем общеуголовные преступления.
Наиболее важное значение имеет изучение новых качеств, которые приобрела современная преступность:
1)Транснациональность преступности. Преступность не знает границ. И это уже аксиома, реальность сегодняшнего дня. Процессы глобализации имеют и негативные последствия и стирание, сглаживание национальных границ привело, прежде всего, и к размыванию границ между национальными преступными группировками.
2)Изменение характера субъекта преступной деятельности. В преступные сообщества стали вовлечены многие бывшие и настоящие представители правоохранительных органов; представители интеллигентской среды.
3)Аномализация преступности – отсутствия у многих тяжких преступлений мотива, серийность убийств и др.
4)Вандализация. Массовые беспорядки, ксенофобия, такое современное явление, как спортивные фанаты.
5)Обесценивание человеческой жизни.
6)Субъектом преступности становится само государство, которое своей политикой создавало и продолжает создавать криминогенные ситуации. («государственный рэкет», «государственное рейдерство»).
7)Обвальный рост преступности.
8)Политизация преступности. Происходит процесс сращивания властных и криминальных структур.
9)Экономизация преступности. Современная организованная и транснациональная преступность имеет свои экономические интересы. Она имеет доходы сопоставимые с бюджетом современной России.
10)Депрофессионализация правоохранительных органов.
11)Массовая криминализация языка, культуры, всех сторон общественной жизни (музыка «Шансон» в российской интерпретации, жаргонизация речи политиков и даже первых лиц государства («замочить в сортире», «кошмарить бизнес» и др.), короткие стрижки и т.д, т.д.).
12)Популяризация преступности и преступного мира.
13)Отмена смертной казни и гуманизация уголовного законодательства.
14)Снижение уровня качества адвокатской работы.
15)Попытки регулирования общественных отношений (и порой, более или менее, удачные0 криминальными структурами.

1.4. Содержание понятия «транснациональная организованная преступность»

В конце ХХ века проблемы безопасности все больше выходят за пределы межгосударственного взаимодействия и проблем разоружения. С развитием процессов глобализации резко активизировалась организованная преступность. По данным, которые приводит российский исследователь М.М.Максимова, начиная с 1980-х гг. она возрастает на 5% ежегодно.
Понятие «международная организованная преступность» является широко распространенным, но при этом довольно сложно определяемым. Существуют различные подходы к его толкованию, через основные характеристики: наличие иерархической структуры организации, распределение ролей, постоянная вовлеченность в нелегальный или «полулегальный» бизнес и т.д. В некоторых случаях пытаются определить организованную преступность как деятельность, имеющую в основе одновременно законный и незаконный бизнес. Члены организованных преступных групп получают громадные прибыли. По различным оценкам, в начале ХХI века общая сумма «грязных» денег составлял от 500 до 2000 млрд. долларов ежегодно. Ежегодный доход только от торговли натуральными наркотиками в среднем оценивается в 400 миллиардов долларов, от информационного пиратства – около 200 миллиардов долларов.
Сферы деятельности организованной преступности связаны с наиболее доходными видами нелегальной деятельности. Одним из видов такой деятельности является контрабанда отдельными видами товаров, переброска их из одних стран в другие. Другая область интересов связана с нелегальными поставками оружия, противозаконной деятельностью в зонах конфликтов, в том числе вербовкой наемников и т.п.
Еще более сложным является определение понятия транснациональной организованной преступности. Ю. В. Голик, В. В. Лунеев, В.А. Номоконов, А. И. Долгова, многие другие российские и зарубежные исследователи отмечают в последние годы процесс глобализации преступности, приобретение ею не только организованного, но и транснационального характера . Транснациональная организованная преступность – явление по своей сути экономическое. Это одна из отраслей экономики, производящая и поставляющая на мировые рынки незаконные товары и услуги. В 1995 г. ООН определила 18 категорий транснациональных преступлений, которые организовываются, совершаются в пределах более чем одной страны или более одной страны попадает под их прямое или косвенное действие. Но при этом в национальных законодательствах отсутствовало четкое определение этого вида преступности, что привело к стиранию различий между национальной и транснациональной природой преступлений. В 2000 г. совещание «Группы восьми» определило в качестве основных сфер деятельности ТПО торговлю и незаконное использование наркотиков, финансовые преступления, в том числе и отмывание денег, коррупцию. Особо подчеркивалось в итоговом документе необходимость борьбы с преступлениями в области высоких технологий. Существуют и иные сферы преступной деятельности: торговля оружием, отравляющими и ядерными материалами, изготовление и продажа различного рода фальшивых документов, торговля человеческими органами, объектами флоры и фауны, информационное пиратство.
В Декларации Одиннадцатого Конгресса ООН (Бангкок, апрель 2005 г.) вновь была подчеркнута глубокая обеспокоенность распространением и масштабами транснациональной организованной преступности, в том числе незаконного оборота наркотиков, отмывания денег, торговли людьми, незаконного ввоза мигрантов, незаконного оборота оружия, а также терроризма, и любыми существующими связями между ними, а также все большей ухищренностью и диверсификацией деятельности организованных преступных групп.
В российской юридической литературе, а также рядом зарубежных ученых даются различные понятия термина «транснациональная преступность». Так, Ф. Вильямс, К.Н. Салимов, используют термин «организованная транснациональная преступность», Г. И. Забрянский, Э. Савона – просто «транснациональная преступность». Ряд авторов (К. К. Горяинов, А.П. Исиченко, Л.В. Кондратюк) выделяют «общеуголовную транснациональную преступность», которую определяют как преступность, выходящую за границы отдельного государства, т.е. затрагивающую охраняемые законом интересы не менее чем двух стран .
Другие (американские криминологи К. Петри, П. Пойтер, Л. Шелли, украинские ученые П. Д. Биленчук, А. В. Кофанов, белорусские юристы Г.А. Зорин, О.В. Танкевич, российские исследователи Ю. А. Воронин, И.В. Годунов, В. В. Лунеев, В.А. Номоконов, А. Л. Репецкая, В.И. Третьяков, В.А. Яценко и др.) – рассматривают «транснациональную организованную преступность» (ТОП). Характерно, что Л. Шелли, Ю.А. Воронин, К.С. Родионов практически отождествляют ее с международной организованной преступностью, деятельностью транснациональных организованных криминальных группировок и организаций . Последний, в частности, отмечает, что международная преступность – это «противоправные действия и само функционирование транснационально структурированных или связанных профессиональных преступных объединений и не имеющих четкой организации групп привычных преступников разной численности и характера сплоченности (в том числе преступников-одиночек), созданных на длительной или кратковременной основе, со стабильным или меняющимся составом, … а также вся совокупность совершаемых ими деяний, в том числе и тех, последствия которых проявляются за пределами страны, где они были совершены (предприняты), деяний, целью которых было противозаконное добывание, получение материальных и денежных средств» . Как справедливо отмечается в монографии К. К. Горяинова и др., громоздкость этого определения усугубляется тем, что его автор преследовал цель дать одновременно и родовое, и видовое определения, т. е. указать характеристики и транснациональной преступности, и организованной преступности как элемента .
Заслуживает внимания дефиниция В.А. Яценко, который определяет ТОП как «современную систему деятельности организованных криминальных объединений (групп, организаций, сообществ и корпораций) различных стран, проявляющуюся как в сугубо криминальных, так и внешне законных акциях, планирование, совершение или последствия которых распространяются на территории нескольких государств» . Вместе с тем не лишена двусмысленности такая характеристика ТОП, как проявление во «внешне законных акциях». Если эти «акции» преступны, то теряется смысл выделения данного признака.
И. И. Лукашук и А. В. Наумов считают, что термин «международные преступления» включает транснациональную преступность, предполагающую совершение общеуголовных преступлений на территории не одного, а двух и более государств, а также участие в них граждан нескольких государств .
А. М. Иванов, рассматривая организованную преступность, слово «транснациональная» берет в кавычки. Автор отмечает, что при переводе с американского варианта на русский язык словосочетания «transnational economy», «transnational organized crime» в силу неоднозначности слова «национальный» возникает двусмысленность, поскольку в России, Китае, США и во многих других многонациональных странах преступные группы состоят из лиц различных национальностей. Поэтому, на его взгляд, предпочтительнее употреблять устоявшиеся словосочетания «международная» или «трансгосударственная» преступность .
Н. Ф. Кузнецова определяет транснациональную преступность более упрощенно – как систему преступлений, посягающих на интересы двух и более государств. По мнению же Э. А. Иванова, четкого криминологического и юридического определения транснациональной преступности до сих пор еще не выработано. В этой связи отдельные ученые (И. А. Клепицкий, А. В. Щербаков и др.) используют термин «конвенционные преступления международного характера» .
В числе фундаментальных исследований необходимо выделить работу А. Л. Репецкой. Как отмечает автор, «это явление (ТОП) представляет собой не новую «традиционную» форму организованной преступности, а существенно новый вид деятельности, позволяющий организованным преступным структурам угрожать стабильности целых государств, препятствовать их экономическому развитию и даже подрывать демократические институты, демонстрируя при этом свое могущество и неуязвимость» .
Наиболее правомерно классифицировать ТОП по видам (формам проявления) деятельности. Так, Ю. А. Воронин в числе наиболее характерных видов «нелегальной деятельности транснациональных преступных организаций», вызывающих «крайне серьезную озабоченность», выделяет индустрию наркобизнеса, контрабанду незаконных мигрантов, торговлю радиоактивными и ядерными материалами, кражи и контрабанду автомобилей, мошеннические действия с чеками и кредитными карточками, а также отмывание грязных денег . А. Л. Репецкая, рассматривая основные направления (виды) деятельности транснациональных преступных организаций, выделяет такие, как: незаконная деятельность по производству и распространению наркотиков; нелегальный рынок оружия; контрабанда людей или торговля ими; кража и контрабанда автомобилей; распространение детской порнографии по сети Интернет; проникновение в компьютерную сеть с целью кражи или мошенничества; пиратство в области программного обеспечения компьютеров; кража предметов культуры и произведений искусства; нелегальная торговля флорой и фауной; торговля радиоактивными материалами; торговля органами человеческого тела для трансплантации .
Согласно статье 3 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, преступление носит транснациональный характер, если оно: 1) совершенно в более чем одном государстве, 2)совершено в одном государстве, но существенная часть его подготовки, планирования, руководства или контроля имеет место в другом государстве, 3)совершено в одном государстве, но при участии организованной преступной группы, которая осуществляет преступную деятельность в более чем одном государстве, 4)совершено в одном государстве, но его существенные последствия имеют место в другом государстве.
По сути, транснациональная организованная преступность – это один из высших уровней криминальной эволюции.
Исходя из всего вышеизложенного, можно сказать, что транснациональная организованная преступность – это осуществление преступными организациями незаконных операций, связанных с перемещением потоков информации, денег, физических объектов, людей, других материальных и нематериальных средств через государственные границы с целью использования благоприятной рыночной конъюнктуры в одном или нескольких иностранных государствах для получения существенной экономической выгоды, а также для эффективного уклонения от социального контроля с помощью коррупции, насилия и значительных различий в системах уголовного правосудия разных стран.
Разрастанию ТПО способствует прозрачность границ, увеличение масштабов международной торговли, ускорение международных перевозок, образование глобальных финансовых систем, появление новых компьютерных и коммуникационных технологий, создание новых рынков, рост миграционных потоков. Преступники используют последние коммерческие и технологические достижения для расширения и повышения эффективности своей деятельности. Еще одна проблема и угроза, связанная с разрастанием масштабов транснациональной преступной деятельности – это проблема существенного снижения возможностей национальных правительств в управлении обществом. Социально-политическую сущность транснациональной преступности составляет вытеснение, замещение криминальными структурами государственных органов, а также большинства функций государства. То есть происходит разрушение основ государства. ТПО осуществляет контроль над огромными финансовыми средствами. Страны с переходной экономикой, по сути, оказываются в зависимости от ТПО, действующих на ее территории.
Российская Федерация и особенно ее Дальний Восток занимают особое положение в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Он находится очень далеко от развитых стран Европы, и, следовательно его развитие, так или иначе, должно быть ориентировано и так и происходит последние годы, на страны региона. Регионы ДВФО гораздо хуже развиты в экономическом плане, нежели регионы Европейской России – практически нет крупных производств, очень плохо развита промышленность, практически полностью отсутствуют иностранные инвестиции, особенно после начала мирового финансового кризиса. Кроме того, большая часть территории Дальнего Востока находится в зоне экстремальных климатических условий, отсюда регионы этой части страны считаются зонами с рискованным земледелием. Это порождает продовольственную зависимость от других стран. Все это обуславливает то, что под видом налаживания гуманитарных и торговых связей, представители криминального бизнеса, используют возможности для осуществления незаконной деятельности. Многие отрасли хозяйства Дальнего Востока криминализированы, связаны с транснациональной преступностью. Это касается, прежде всего, оборота морских биоресурсов, леса, драгоценных металлов, контрабанды оружия, транспортировки наркотиков, незаконного оборота автотранспортных средств, нелегальной миграции, торговли женщинами и детьми, человеческими органами для трансплантации, деятельности по отмыванию криминальных денег, преступных проявлений экстремизма, национализма.
Характеризуя особенности организованной преступности Дальнего Востока, ряд исследователей отмечает ее более высокий уровень и динамизм. Наряду с общим причинным комплексом преступности в Дальневосточном регионе они выделяют «специфические причины и условия совершения преступлений», которые обусловлены не только социально- экономическими, демографическими, психологическими и географическим положением, но и исторически сложившимися условиями и геополитическим положением России на Дальнем Востоке и в АТР. В их числе, как отмечает Г.Ф. Маслов , значительная отдаленность от центра, относительная социальная изолированность населения, особое психологическое состояние личности, специфика внешней и внутренней миграции, морская и прибрежная специфика, неразвитость социальной инфраструктуры, несоответствие компенсационного возмещения потерь от проживания в сложных природно-климатических условиях.
Определение субъектов ТОП позволяет выделить из широкого круга участников организованной и международной преступности лишь тех, кто осуществляет транснациональную организованную преступную деятельность.
Между тем в отечественной и мировой криминологической литературе проблема субъектов ТОП специально почти никем не рассматривается. Более того, для обозначения участников ТОП многие авторы употребляют различные термины. Так, Э. Иванов в качестве ее субъектов рассматривает «транснациональные преступные корпорации»; Р. Годсон и В. Олсон – «международные преступные организации»; Л. Шелли – «транснациональные организованные преступные группы». Однако большинство криминологов использует термин «транснациональные преступные организации».
Этот термин наиболее точно определяет участников ТОП, поскольку ее субъектами являются глобальные преступные образования, имеющие сети филиалов, которые в отдельности вероятно и можно назвать «транснациональными организованными преступными группами», но в целом они структурно увязаны в единую организацию. Понятие «международные преступные организации» фактически является тождественным понятию «транснациональные преступные организации», поскольку значение «международный» и «транснациональный» в данном контексте несут одинаковую смысловую нагрузку, т.е. указывают на то, что эти организации действуют за пределами одного государства.
Обозначение же субъектов ТОП термином «транснациональные преступные корпорации», как представляется, сужает их круг, поскольку действие корпораций в основном находится в сфере экономики и смежных с ней сферах. Транснациональные преступные организации имеют намного более широкий спектр криминальной активности и некоторые характеристики, не присущие корпорациям (например, семейная или этническая основа), хотя по организации деятельности и структуре во многом на них похожи.
Между тем ряд отечественных авторов для обозначения субъектов ТОП наряду с «транснациональными преступными организациями» употребляет термин «транснациональные преступные сообщества» как равнозначный. И хотя это не соответствует криминологическим представлениям о природе преступных организаций и сообществ, действующий Уголовный кодекс РФ употребляет их также как тождественные.
Представляется, что именно такое обозначение субъектов ТОП является наиболее приемлемым и отвечающим тем признакам, которые характеризуют их как участников транснациональной организованной преступной деятельности. В целом же стоит признать, что некоторые различия в обозначении субъектов ТОП являются в основном терминологическими.
Больший интерес представляет собой классификация субъектов ТОП по различным основаниям. Это позволяет выделить из массы различных организованных преступных группировок те, которые являются участниками транснациональной организованной преступной деятельности, вычленить признаки, наиболее характерные для них.
Как уже указывалось, многие криминологи предпочитают описание транснациональной организованной преступности через характеристику транснациональных преступных организаций. В рамках этого подхода выделяются три основных типа транснациональных преступных организаций (ТПО): основная группа традиционных ТПО; группа малых ТПО и транснациональные террористические группы.
Описание основной группы транснациональных преступных организаций большинством криминологов приводится в отношении структуры и деятельности традиционных ТПО, имеющих глобальные сети. Как правило, речь идет об итальянской мафии, японской якудза, китайских триадах, колумбийских картелях, русской мафии. Отдельные авторы включают в основную группу либо нигерийские организованные преступные группы, либо мексиканские картели, известные как мексиканская федерация. Так или иначе, в последнее время эта группа получила название «большой шестерки».
В группу малых ТПО входят криминальные организации, не являющиеся столь разветвленными, но имеющие не менее высокоорганизованную структуру и определенную специализацию, что позволяет им работать совместно или для организаций «большой шестерки». Пути осуществления такого сотрудничества сходны с работой основных и дочерних компаний. Этот тип включает группы, базирующиеся в Панаме, Пуэрто Рико, Доминиканской Республике и на Ямайке. Не без оснований иногда сюда относятся и нигерийские группы, так как они в основном состоят из специалистов, используемых организациями «большой шестерки» для разнообразной транснациональной преступной деятельности, хотя основным занятием для них остается контрабанда наркотиков.
К третьему типу относятся террористические группы, которые используют транснациональную преступную деятельность как средство финансирования их политических целей. Сюда можно отнести известные террористические организации: японскую красную армию, революционные вооруженные силы Колумбии, народную ирландскую республиканскую армию, чеченские вооруженные формирования в России.
Однако не все исследователи этой проблемы исходят из описанной выше классификации. Например, с точки зрения географического расположения базовых структур (европейская, азиатская, африканская, колумбийская), либо рассматривая в качестве критерия национальную принадлежность большинства членов таких организаций (итальянская, китайская, японская, нигерийская и т.п.), либо с точки зрения проникновения транснациональных организаций на территорию страны, где уже имеются свои аналогичные преступные структуры (традиционная и нетрадиционная).
Интересно ранжирование субъектов, предложенное В.А. Номоконовым, который выделяет три их вида в зависимости от уровня и характера организации. Нижний уровень представляют преступные организации и преступные сообщества, имеющие транснациональный характер деятельности; средний – «это организации, т.е. юридические лица»; и высший – это криминально-государственные организации, «в которых государство и его органы тайно используют преступные способы, средства, связи с преступными элементами для выполнения тех или иных задач».
Исходя из анализа признаков, характеризующих транснациональную организованную преступность, можно констатировать, что некоторые из них относятся и к характеристике преступных организаций. В частности, можно назвать такие признаки, как наличие транснациональных связей с преступными организациями в других странах, быстрая адаптация к усилению воздействия на них правоохранительных органов. Помимо этого, ТПО характеризуют специфическая структура организации и деятельности, ограниченное членство, семейная или этническая основа, наличие действенной и эффективной системы управления, а также территориальный монополизм и непрерывное совершенствование организации в сфере ее деятельности.
Одна из таких характеристик транснациональной преступной организации – структурная особенность организации субъектов ТОП. Это высоко организованные, сплоченные преступные организации, функционирующие на долгосрочной основе. Другой характеристикой является численность организации. Тысячи людей, составляющих сотни отдельных звеньев глобальной сети, дислоцируются в разных странах и осуществляют в них свою преступную деятельность. Однако чем многочисленнее преступная организация, тем выше вероятность разоблачения и конфликтов внутри нее.
Членство в транснациональных преступных организациях основано, как правило, на этнической основе или родстве, иногда на досье преступника или его каком-либо умении, полезным и нужным для организации.
Кроме того, такая основа формирования организации не позволяет проникать в нее «чужакам», поскольку транснациональные преступные организации, действуя на территориях других стран, остаются крайне закрытыми от внешнего проникновения сообществами, имеющими свой язык и традиции.
ТПО отличаются от традиционной организованной преступности, что, не терпя конкуренции и находясь перед фактом ее существования, они не ведут ожесточенных битв между собой и с другими организованными преступными группами, отвлекающих физические и материальные ресурсы, а предпочитают договариваться и объединять усилия для реализации взаимных интересов.
Установление стратегических международных контактов между субъектами транснациональной организованной преступности, а иногда даже альянсов, имеет огромное значение для ТПО. Стратегические союзы позволяют ТПО сотрудничать, а не конкурировать с укрепившимися на местах преступными организациями. Это расширяет их возможности обходить закон, нести совместный риск, получать и обмениваться информацией, которая раньше была им недоступна, контролировать развитие конфликтов между различными ТПО и другими организованными группами, коллективно блокировать национальную и международную активность правоохранительных органов, пытающихся установить социальный контроль над организованной преступностью.
И конечно, такие альянсы прежде всего позволяют планировать и осуществлять преступный бизнес на ранее недоступных им территориях, создавать возможность использования существующих каналов распределения и извлекать различные нормы доходов, сложившиеся на различных рынках. Такая кооперация повышает возможности транснациональных преступных сообществ опережать государственный контроль. А стратегические международные контакты ТПО, их связи с другими группами становятся вполне типичными.
Сам способ организации и деятельности транснациональных преступных сообществ, а также их модификаций позволяет обеспечивать их высокую безопасность и жизнестойкость.

1.5. Криминальная и теневая экономика.

Деятельность криминальных структур на российском Дальнем Востоке отражается в первую очередь на экономической составляющей безопасности. И несет в себе угрозы экономической безопасности РФ. Начнем с такого понятия, как «теневая экономика». Несмотря на всеобщее признание существования проблемы теневой экономики еще ни одна наука не дала четкого и всеобъемлющего определения этого явления. Разными учеными за основу берутся различные критерии. Одно из наиболее комплексных определений выглядит следующим образом: теневая экономика – совокупность отношений между отдельными индивидами, группами индивидов, и институциональными единицами по поводу производства, распределения, перераспределения, обмена и потребления материальных благ и услуг, результаты которых по тем или иным причинам не учитываются официальной статистикой, либо противоречат законодательству, либо сокрыты от налогообложения. Различаются варианты структурирования теневой экономики. Одни ученые делят теневую экономику на серую и черную, другие используют более разнообразные цвета; также теневая экономика подразделяется на беловоротничковую, сугубо криминальную и др. Теневая экономика проявляется через результаты различных видов теневой экономической деятельности.
Что понимается под криминальной экономикой? Здесь необходимо провести четкую границу между теневой и криминальной экономикой. В любом государственном образовании экономика разделена на две части: формальную и неформальную. Часть экономической деятельности в обществе, которая реализуется под правовым контролем государства и поддается его регулированию, называется формальной (легальной) экономикой. Часть экономической деятельности, которая оказывается вне сферы государственного контроля, представляет собой неформальную (теневую) экономику. Существует огромное количество понятий, терминов, с помощью которых исследователи определяют данное явление. Отдельные преступления в сфере экономики существовали всегда, но интересовали они юристов, а не экономистов, и не давали оснований говорить о теневой экономике как о систематическом явлении. Начиная с 1920-х гг. она уже начинает проявлять себя как особая система. Важнейшей современной тенденцией в теневой экономике является ее криминализация. В связи с этим в системе теневых экономических отношений целесообразно выделять криминальную экономику как самостоятельный сегмент теневого хозяйства. И если в его некриминальной часть скрываются доходы (или расходы), то в криминальной – сам факт ведения деятельности. По внешним формам противодействия государственному контролю они почти неотличимы друг другу, т.к. лучший способ скрыть доходы, также скрыть сам факт деятельности . Однако есть критерий, который позволяет разграничить эти две сферы теневой экономики. Это характер государственных санкций. Для некриминальной части они определяются административным или гражданским законодательством, а для криминальной – уголовным, и, реже, административным. Одним из первых исследований теневой экономики является работа А.А.Крылова. Он ввел в научный оборот и дал определение понятия «криминальная экономика». Под таковой исследователь понимает сложную систему незаконных социально-экономических отношений и материально-вещественных процессов по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг . Данное понятие охватывает экономические преступления и правонарушения. Сюда же относят организованную преступность, коррупцию, лоббирование выгодных преступному мира законопроектов, деятельность транснациональных преступных группировок. В составе криминальной экономики могут быть следующие элементы:
-незаконные экономические отношения в сфере легальной экономической деятельности (экономическая преступность);
-нелегальный бизнес, связанный с производством, реализацией и потреблением запрещенных товаров и услуг, при котором имеет место трудовой процесс, а выпускаемые товары и услуги имеют эффективный рыночный спрос.
-уголовный промысел, когда криминальные доходы извлекаются на базе систематического совершения общеуголовных преступлений (профессиональная преступность);
-услуги, связанные с применением или угрозой применения насилия в экономических отношениях (заказные убийства, криминальный терроризм).
-действия, связанные с созданием, толкованием, применением, исполнением теневых норм, регулирующих сферу криминальной экономической деятельности:
-незаконные экономические отношения в сфере политического рынка, политической деятельности;
-незаконные экономические отношения в системе государственной и муниципальной службы в связи с осуществлением экономической деятельности, принятием экономически значимых решений.

1.6. Теория «серых зон» в мировой политике

Американские политологи и военные специалисты, отвечающие за формирование стратегии национальной безопасности США, сформулировали концепцию «серых зон мировой политики». Стратегия национальной безопасности США в начале ХХI века основывалась на понимании военных действий как процесса, для эффективной организации которого требуется четкое определение национальных интересов и угроз этим интересам, а также плана своевременного выявления данных угроз. Но при этом, на протяжении всех первых десяти лет нового века все доступные аналитические схемы выработки политики в области безопасности не работали, и не работают по сей день, настолько же эффективно, как в ХХ веке.
Разработчики концепции «серых зон» обратили внимание на несколько важных противоречий и тенденций мировой политики последних лет: 1. С одной стороны, текущие взаимоотношения между государствами основываются на таких понятиях, как суверенитет, рациональность участников международных процессов, а также на нормах и правилах поведения в международном сообществе, формировавшихся на протяжении последних столетий. С другой стороны, так называемые государства-изгои (в лексиконе американской политической науки), как и транснациональные террористические организации не только пренебрегают сложившимся правовым порядком, но и активно используют его, стремясь избежать ответственности. 2. Использование военной силы США против Ирака в 2003 году активизировало в международном сообществе дебаты относительно возможности использования военной силы без санкции ООН в отношении других государств.
В мировой политике проявились такие обстоятельства, как:
- отсутствие устоявшихся правовых норм, которые бы позволяли эффективно регулировать происходящие процессы;
- стремление отдельных государств избежать ответственности за свои действия;
- активизация негосударственных акторов международных отношений, которые обладают большим влиянием, нежели многие государства;
- ограниченная полезность (и это в лучшем случае) существующих моделей государственного устройства и политических систем для решения проблем безопасности.
Таким образом, прежде всего, в функциональном плане, в современной мировой политике появились обширные области, где политические процессы развиваются по правилам, которые отличаются существенным образом от тех, которые применимы к классическим областям мировой политики. Концепция «серых зон» направлена на описание подобных областей и выработку адекватной реакции на проблему выхода определенных процессов за рамки традиционных правовых, политических и этических правил и норм.
Авторы, и сторонники концепции «серых зон» пока не смогли выработать формальное определение данного феномена. Они смогли лишь выделить «серые зоны» из пространства традиционных угроз безопасности и сформулировать некоторые признаки «серых зон».
Соотношение угроз «серых зон» с традиционными можно представить в виде схемы. Сверху находится шкала уровня угроз от низкого до высокого слева направо. Крайнее левое положение соответствует низкому уровню угрозы, которая фактически не существует. Такая угроза, может быть, к примеру, сфабрикована государством, чтобы оправдать военную агрессию в отношении другого государства. Двигаясь вправо от слабой или несуществующей угрозы, мы попадаем на границу определения «классической» угрозы. Наивысший уровень угрозы, связанный с возможностью прямой агрессии противника, находится справа. Следующая, располагающаяся ниже, горизонтальная линия, отражает угрозы со стороны «классических» акторов международных отношений. Рубежными точками здесь являются несуществующая или мнимая угроза, далее вправо классическая неотвратимая угрозы, и прямое нападение противника. Следующая горизонтальная линия представляет возможные варианты использования военной силы для отражения подобных «классических» угроз. Здесь пороговыми значениями являются агрессия, применяемая при несуществующей угрозы, превентивные удары, реализация права на самооборону. Между агрессией и превентивными ударами лежит довольно широкий диапазон силовых инструментов, направленных на предупреждение дальнейшего развития угроз. Третья и четвертая горизонтальные линии отражают возможные варианты силового противостояния новым угрозам по мере их роста. При этом мы может наблюдать динамику развития угроз от несуществующей, служащей для оправдания каких-либо силовых политических действий, до уровня «классической неотвратимой» угрозы. Важным рубежом в этой динамике является появление и развитие так называемой конвергентной угрозы, которая возникает в результате пересечения интересов различных новых акторов международных отношений и приводит к формированию географической или функциональной «серой зоны». Левее конвергентной угрозы находятся вызовы безопасности низкого уровня, большинство из которых сами по себе не способны поставить под вопрос существование традиционных субъектов международных отношений. К таким вызовам можно отнести организованную преступность, наркотрафик и др. Но, при условии их взаимоналожения (например, в результате совпадения интересов субъектов, от которых исходят данные угрозы), формирующаяся конвергентная угроза уже может быть достаточно серьезна, чтобы поставить под вопрос существование традиционных акторов международных отношений. То есть при серьезном развитии нескольких факторов - организованной преступности, наркотрафика, торговли оружием и т.д. – все это угрожает, как национальной безопасности отдельных государств, так и региональной и международной безопасности. Верхняя и нижняя границы «серой зоны» определяются уровнем источников угроз. Снизу от границы «серой зоны» лежат угрозы, исходящие от источников, не являющихся акторами международных отношений (например, природные и техногенные источники, противоправные действия отдельных индивидов). Сверху от границы «серой зоны» лежат угрозы, исходящие от «классических» акторов. Все это можно назвать локализацией «серой зоны» в смысловом поле существующих угроз. Можно выделить ряд признаков, характеризующих «серые зоны», помимо конвергенции традиционных угроз низкого уровня и перерастания их в угрозы более высокого уровня:
- интенсивное взаимодействие различных типов субъектов мировой политики, не сдерживаемое традиционными международными режимами и нормами международного права;
- отсутствие монополии государства на использование силы. Другие акторы зачастую в границах «серой зоны» используют силовые инструменты более эффективно, чем государства. Например, оргпреступные группы, повстанческие группы;
- нетрадиционные и незаконные с точки зрения формализованных норм, экономические трансакции (торговля оружием, наркотрафик);
- неприменимость и невозможность внедрения в границах «серой зоны» традиционных моделей государственного устройства и политических систем.
«Серые зоны» мировой политики чаще всего локализуемы и географически. В местах преобладания новых субъектов конвергенция угроз происходит наиболее интенсивно. К таким географическим зонам можно отнести, прежде всего, территории, слабо контролируемые традиционными субъектами. Для анализа политических процессов в «серой зоне» не применимы аналитические схемы, приемы, которые используются традиционно .
Производство и распространение наркотиков являются критериями принадлежности той или иной географической территории к «серым зонам». Показателен пример Украины, которая за последнее десятилетие проделала достаточно длинный путь от традиционного субъекта мировой политики к территории, влияние на которой приобретают новые акторы, и соответственно, превалируют новые угрозы безопасности. Такой территорией, на наш взгляд, можно назвать и отдельные территории Российской Федерации. Это, прежде всего, регионы Северного Кавказа, а также, частично, и территория Дальневосточного Федерального округа.
Концепция «серых зон» позволяет взглянуть на процесс производства и распространения наркотиков под новым углом зрения. Во-первых, масштаб производства наркотиков зависит от текущей конъюнктуры на мировом и региональном рынке. Помимо географических и климатических условий, основным фактором развития на определенных территориях системы производства наркотиков является отсутствие возможности контроля со стороны государства, а также неразвитость экономики. Дешевая и доступная рабочая сила, экономическая целесообразность, наличие многовековой культуры употребления наркосодержащих веществ и минимизация потенциальных рисков привлечения к уголовной ответственности делают производство наркотиков чрезвычайно прибыльной и успешной сферой активности местного населения и зачастую единственным источником доходов. Во-вторых, само по себе производство наркотиков, несмотря на очевидный социальный вред, не несет прямой угрозы национальным интересам государства – как производящим, так и потребляющим. В-третьих, борьба с производством наркотиков, тем более, выносимая на международный уровень, по аналогии с «сухим законом» в США, порождает коррупцию и предлог для вмешательства во внутренние дела стран, экономика которых зависит от наркобизнеса, а культурные традиции не противоречат такому виду деятельности. В-четвертых, реальные угрозы национальной безопасности, связанные с производством наркотиков, могут возникнуть лишь при их конвергенции с другими угрозами «серой зоны» (организованная преступность, ОМУ, террористические организации, повстанческие движения). В подобном случае финансовые средства от торговли наркосодержащими веществами могут стать катализатором конвергенции других угроз низкого уровня в реальные угрозы национальной безопасности.
Следующей отличительной чертой «серых зон» является высокий уровень организованной преступности и бандитизма.
Незаконная торговля оружием также является одной из функциональных характеристик «серых зон». Со времени окончания «холодной войны» торговля вооружениями, которая до этого велась на основе идеологических соображений, стала в большей степени связанной с организованной преступностью. Незаконная торговля оружием подчинена определенным нормам и правилам. Например, «оружейные бароны» фактически являются «агентами» того или иного государства, а «демонизация» отдельных представителей данного нелегального бизнеса, является результатом борьбы за раздел сфер влияния. Анализ с использованием концепции «серых зон» торговли оружием показывает, что в пределах «серой зоны» торговля оружием должна осуществляться по правилам, отличным от существующих на остальной части мировой системы. Это особенно актуально для стран – крупных производителей вооружений, борющихся за свою долю на данном рынке, с которого они вытесняются при помощи жестких нерыночных средств и инструментов. Лишь с признанием этого факта торговля вооружениями вновь может стать для таких стран достаточно весомым внешнеполитическим аргументом и способом решения проблем как в пределах «серых зон», так и вне их .

Глава 2. ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРЕСТУПНЫЕ СООБЩЕСТВА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ
Транснациональные проявления российских организованных преступных формирований Дальнего Востока связаны с наличием общей государственной границы на море и суше с рядом иностранных государств (КНР, КНДР, Республикой Кореей, Японией, США, Австралией и т. д.), финансово-кредитных, туристических, миграционных, торговых и других международных связей. В рамках этих связей формируются основные валютные потоки, товары и услуги, кредиты, создаются предприятия и организации, которые работают на экспорт. Поэтому получение сверхприбылей организованной преступности связано в первую очередь с использованием в своих целях этих международных связей. В связи с этим многие преступные сообщества через эти международные связи проявляются в транснациональной организованной преступности.
Ведущее место среди подобных группировок Дальнего Востока занимает преступное сообщество - «Дальневосточный воровской общак». В «общак» входит около ста различных преступных формирований общей численностью свыше 1000 человек. В системе организованной преступности России «общак» является относительно структурированным преступным сообществом, с самостоятельными организованными преступными группами почти во всех субъектах РФ на Дальнем Востоке. Наибольшее их количество находится в Хабаровском, Камчатском краях и Сахалинской области. С данным воровским сообществом вынуждены считаться другие преступные сообщества Дальнего Востока и России, которые стали возникать с началом проводимых в стране реформ.
Основными направлениями транснациональной организованной преступной деятельности «общака» являются незаконный автобизнес, наркобизнес, оборот оружия; торговля женщинами и детьми; нелегальные экспортно-импортные операции; аферы в кредитно-финансовой сфере; нелегальная миграция иностранцев; фальсификация банкротства предприятий и фирм в интересах криминала и т. д.
Еще в период советского строя бывшего СССР на последних этапах ее существования (80-е годы) на Дальнем Востоке сформировалась новая плеяда преступных формирований из числа советских спортсменов высокого класса, не видевших перспектив в жизни, которые со временем образовали совершенно самостоятельное от традиционного «общака» преступное сообщество «спортивная мафия» с многочисленными организованными преступными группами. Они обычно возникали на базе спортивных обществ, как правило, специализирующихся на боевых видах спорта (восточные единоборства, бокс, самбо, каратэ и т. п.). Данное сообщество на ранних этапах своего становления включало в себя полтора десятка преступных групп подобного типа общей численностью около 300 членов. Большая часть спортивной мафии находится в Хабаровском крае и Еврейской автономной области.
Первоначально они занимались рэкетом, оказанием «охранных» услуг, затем перешли к игорному бизнесу, стали внедряться в легальный бизнес, в том числе и с международными связями. Это сообщество самым настойчивым образом стало проникать в теневой бизнес международного характера, оттесняя теневиков от руководства предприятиями и иными хозяйствующими субъектами. Они первыми из криминала поняли, какую огромную материальную выгоду из рыночных преобразований в стране можно извлечь для себя лично.
Наряду с «общаком» и «спортивной мафией» сформировалось этническое преступное сообщество, состоящие из организованных преступных групп лиц кавказских и среднеазиатских национальностей (грузин, чеченцев, ингушей, дагестанцев, армян, таджиков, азербайджанцев). Некоторые из них многочисленны и приравнены к преступным сообществам. Эти группы и сообщества действуют самостоятельно. Они имеют свой преступный бизнес. Основная часть этих группировок, как правило, действует изолированно друг от друга. Иногда отношения проявляются в форме делового сотрудничества на разовой основе. Единое структурированное преступное сообщество они не образуют. Этому мешают многие факторы национального характера. Поэтому их объединение практически невозможно.
Хотя в большинстве случаев этнические группировки действуют по своему усмотрению, все же их судьбу решают местные наиболее крупные преступные сообщества на своих «сходках». Преступные группировки контактируют с этническими диаспорами своей национальности, компактно проживающими на территории Дальнего Востока. Получают от них материальную и кадровую поддержку, но напрямую в массовом порядке в преступную деятельность их не вовлекают. В то же время отдельные давно уже обрусевшие представители этих национальностей являются активными членами местных группировок.
Наиболее многочисленным из числа национальных этнических организованных преступных формирований является «Чеченское преступное сообщество», которое состоит из десятка группировок общей численностью свыше ста человек. Располагаются они в Хабаровском и Приморском краях, Еврейской АО и Камчатской области. Специализируются на незаконном обороте оружия, наркотиков, хищении денежных средств в кредитно-финансовой сфере, промышленного золота. Транснациональные связи этого сообщества хотя и не являются доминирующими, но они присутствуют. Так, основная часть сообщества располагается в г. Находка Приморского края. Там же создана свободная экономическая зона (СЭЗ). Полученные из федерального бюджета денежные средства для развития СЭЗ «Находка» проходили через ряд банков Находки, учредителем которых были представители чеченского преступного сообщества. Огромные суммы бюджетных денег при попустительстве высших должностных лиц края бесследно исчезли, а одновременно с ними после вмешательства правоохранительных органов скрылись и лидеры Находкинской чеченской преступной группировки. По данным СМИ, члены чеченской диаспоры тесно связаны с администрацией Приморского края. Так, в роли помощника губернатора Приморского края числился некий Адам Имадаев. Определенные размышления вызывает то обстоятельство, что он был президентом Владивостокского угольного коммерческого банка «Эвробанк», разорившийся в 1998 году, задолжав государству 8 миллионов рублей. Оставшееся имущество банка было арестовано налоговой полицией. Однако к моменту ареста все имущество и ценные бумаги были проданы некоей компании ЗАО «Приморская краевая расчетная палата», которая была зарегистрирована на имя того же Имадаева, но уже под новой фамилией.
Из числа организованных преступных формирований из стран СНГ особым влиянием на Дальнем Востоке пользуется «азербайджанское преступное сообщество», которое до недавнего времени состояло из 21 ОПГ общей численностью около 200 активных членов. В него постоянно вливаются лица других национальностей, в связи с чем некоторые группы распались и выбыли из сообщества. В 1997 году в сообществе насчитывалось уже 12 преступных групп, больше половины из которых находились в Хабаровском крае. Основными направлениями преступной деятельности преступного сообщества являются незаконный оборот спиртных напитков, наркотиков, цветных металлов и промышленного золота.
Существуют и зарубежные этнические организованные преступные группы, обосновавшиеся в России. Основными их членами являются иностранные граждане или лица без гражданства. Их преступная деятельность прямо носит транснациональный характер.
По количественному составу, размерам получаемой прибыли, масштабам нелегальной предпринимательской деятельности из числа иностранных этнических ОПГ наиболее ощутимо присутствие китайской мафии («триад»). Китайские «триады» представляют собой гибкую сетевую систему, структура которой зависит от осуществления того или иного вида преступной деятельности. Они действуют не только у себя на родине, но и в США, Западной Европе, странах Юго-Восточной Азии. Из транснациональных форм преступной деятельности они более всего предпочитают занятия контрабандой наркотиков, спирта, валюты, нелегальной миграцией, продажей лиц китайского происхождения в рабство. Этническое компактное проживание китайцев наблюдается в большинстве стран мира, образуя самостоятельные поселения, которые так или иначе связаны с «триадами». На Дальнем Востоке России основным местом компактного постоянного проживания для большинства китайцев давно стал город Уссурийск Приморского края. Каждый третий житель Уссурийска - это китаец или кореец китайского происхождения. Там же расположены китайские «чайна-тауны» - китайские городки. Здесь местные сотрудники правоохранительных органов сталкиваются с организованным рэкетом «триад» в отношении китайцев. В случае отказа платить дань уничтожается их имущество или некоторые из них лишаются жизней. В Уссурийске «триады» сотрудничают с местными ОПГ, которые помогают китайцам незаконно скупать металл, дикоросы и переправлять их через границу в Китай. Они же создают пассажирско-перевозочные фирмы, предоставляют склады для хранения товара, в том числе контрабандного; организуют фирмы «досуга» с русскими девушками.
Все чаще китайцы стали входить непосредственно в местные преступные группировки для наводки на своих же соотечественников, на которых потом совершаются налеты, но преступники, как правило, не обнаруживаются.
В Приморье известны многочисленные преступные группировки из Китая: «Ванцинская», «Янбенская», «Голова змеи» и «Рассерженная собака», «Волки». Последняя, к примеру, специализировалась на разбойных нападениях в России на граждан Китая – нелегалов, которым не выгодно обращаться в правоохранительные органы. Следы китайских «триад» обнаруживаются также в Хабаровском крае. Правоохранительные органы выявили явные признаки их совместной преступной деятельности с российскими преступными сообществами. дальневосточные преступные формирования вынуждены не только считаться с «триадами», но и сотрудничать с ними в рамках единого географического пространства, единой цели и преступной деятельности с постоянным пересечением государственных границ.
Несколько иными складываются отношения дальневосточных преступных сообществ с японской «якудза» или «борёкудан». Основные отличия организованной преступности Японии от организованной преступности других стран состоят в том, что они не предъявляют исключительных прав на определенные географические территории как на зоны своего влияния. Они опираются на семейные и родственные связи как основу групповой солидарности и не стремятся сохранять в тайне свое существование. Основными формами преступной деятельности японской мафии традиционно является нелегальный игорный бизнес, наркобизнес, проституция. К современным формам такой деятельности относится также вмешательство в финансово-экономическую работу предприятий путем вымогательства части прибыли за неразглашение незаконно полученной конфиденциальной информации; мошенничество со страховыми выплатами; профессиональная обструкция работников предприятий специально внедренными в них людьми «борёкудан»; вмешательство в финансово-коммерческую деятельность частных лиц. В России, в частности на Дальнем Востоке, деятельность «борёкудан» явно не прослеживается. Однако транснациональная связь дальневосточной преступности с «борекудан», все-таки существует. Это, прежде всего, на данный момент, деятельность, связанная с незаконным выловом и контрабандой морепродуктов, незаконной торговлей оружием, а также нелегальной транзитной миграцией населения в Японию через Россию и т. п. Такая деятельность под силу только международным преступным формированиям. Об их существовании в пределах территории России могут служить многочисленные факты задержания японских рыболовецких судов за браконьерским ловом рыбы и морских млекопитающих. По сведениям из печати Японии, российские пограничники на море ловят только мелкую «сошку». Многие организации «якудза» имеют собственный флот, не входящий ни в какие кооперативы. Именно они на скоростных судах и без опознавательных знаков ведут незаконный лов у российских берегов.
Корейская организованная преступность на Дальнем Востоке России представлена этническими преступными группировками из Северной Кореи, переселенцами из среднеазиатских республик бывшего СССР, а также корейцами китайского происхождения. В целом действует «Корейское преступное сообщество» из 14 ОПГ, по одной из них находятся в Приморском крае и Сахалинской области, четыре – в Хабаровском крае и восемь – на Камчатке. Общее количество активных членов насчитывается до полутора сотен человек, специализирующихся на незаконных поставках наркотиков, валютных махинациях, незаконной миграции населения, незаконном автобизнесе, мошенничестве, проституции.

Глава 3. Наркоторговля в ДВФО как угроза национальной безопасности.

В числе преступлений, представляющих все большую угрозу национальной безопасности многих государств мира, в том числе стран АТР, – незаконный международный оборот наркотиков. Существует огромное количество определений такого понятия, как наркобизнес. Рядом авторов он определяется как деятельность организованных преступных групп, промышляющих на криминальном рынке с наркотиками; Еще одно определение данного феномена, подразумевает наркобизнес, как вид организованной деятельности криминальных формирований, имеющих иерархическую и многозвеньевую структуру, функциональную дифференциацию членов, устойчивую направленность на создание коррумпированных связей и монополизацию устремлений в целях систематического получения не облагаемых налогом сверхприбылей путем незаконного изготовления, приобретения, сбыта и контрабанды наркотиков. Есть более простое определение – незаконный оборот наркотиков в сверхкрупных размерах, совершенный организованной преступной группой с целью извлечения доходов. С точки зрения экономики, наркобизнес – это (по мнению целого ряда исследователей) экономический феномен, который развивается в специфических условиях запрета на производство, распространение и потребление немедицинских наркотиков. Ну а если посмотреть на этот феномен с другой стороны, то это система реальных рыночных сделок, которые не могут состояться, если стороны не подчиняются определенным экономическим законам и единым правилам игры наркобизнеса. Наркобизнес, подобно любому бизнесу, не может существовать и развиваться изолировано и независимо от других видов криминального бизнеса. Неизбежно происходит взаимное проникновение и пересечение наркобизнеса с другими видами криминальной экономики. Например, для выращивания и переработки наркосодержащих растений и изготовления наркотиков привлекают людей, похищенных в различных странах; для охраны незаконных посевов, при перевозке наркотиков применяют незаконное оружие. Для транспортировки наркотиков в другие регионы используют различный транспорт, в том числе похищенный как внутри страны, так и за ее пределами. В зарубежной литературе наркобизнес определен как экономическая система, охватывающая производство, маркетинг, рекламу, транспортировку, распределение и продажу наркотиков. Наркобизнес является очень прибыльным. По оценкам специалистов в России на рубеже ХХ и ХХI веков этот вид преступного бизнеса приносил от 1000 до 2000% прибыли.
Здесь необходимо вспомнить, что борьба с международными проявлениями организованной преступности на территории Дальнего Востока России имеет свою историю. Так, известно, что культура мака с целью добывания опиума занесена в Приамурский край преимущественно китайцами. Запрет на ввоз опиума с правом конфискации его при досмотрах китайских шлюпок был узаконен в июне 1887 г. Но, несмотря на это, ввоз в Приморье опиума продолжался, что, безусловно, наносило вред национальным интересам России, прежде всего, подрывая ее экономическую базу. Ввоз опиума достиг особенно больших масштабов в конце 19 века, когда в Приморье было начато сооружение Транссибирской железнодорожной магистрали. Важную роль в контрабанде, производстве и распространении опиума в городах и населенных пунктах Приамурского генерал-губернаторства играли легальные и тайные китайские общества, руководство которых получало большую прибыль от продажи наркотиков. Официальные власти в Приморье, особенно во Владивостоке и Никольск-Уссурийске, пытались бороться с распространением опиумокурения и продажей опиума, назначая специальных полицейских чинов для этих целей. Однако уполномоченные чиновники быстро входили в контакт с содержателями игорных домов, опиумокурилен, получали от них крупные взятки и закрывали глаза на все происходившее.
Наивысший расцвет в распространении и контрабанде опиума был достигнут в Приморье в годы гражданской войны и интервенции. До революции, а позднее и при Советской власти, сначала русское, а затем правительство СССР занимались за рубежом тайными операциями с наркотиками. В основном наркотики шли на финансирование антияпонского партизанского движения в Корее – для закупки оружия и поддержки нелегальной деятельности корейских коммунистов, продолжавшейся с 20-х годов до Великой Отечественной войны. Меры, предпринятые в 20-е годы органами Советской власти в Приморье, не привели к полной ликвидации опиумокурения, более того – из-за нехватки наркотиков китайцы, корейцы и русские стали использовать дикорастущую маньчжурскую и культивированную коноплю, произрастающую здесь. Макосеяние, которым занимались корейцы, усиленно поощрялось как со стороны внутренних покупщиков, так и зарубежными китайскими торговцами опиума. Наличие опиума в крае привлекало из-за рубежа хунхузов и бандитов, облагавших особой данью сеятелей мака или просто грабящих и убивающих его производителей.
Дальневосточный крайисполком принял меры по полному запрещению посевов опиумного мака, но практических результатов они не дали. Лишь с середины 30-х годов, вследствие ужесточения политики в этой области со стороны правящего режима, развертывания массовых репрессий, возможно стало говорить о каких-то изменениях в борьбе с производством наркотиков и опиумокурением. В августе 1936 г. во Владивостоке органами НКВД была арестована большая группа японцев за распространение морфия и валютные операции. Все ее члены давно проживали в городе и имели обширные преступные связи, идущие далеко за пределы Приморья, что позволяло им беспрепятственно осуществлять поставку и распространение морфия в области.
С ликвидацией по решению ЦК ВКП (б) во Владивостоке в 1936 году «Миллионки» (кварталов, где проживало главным образом китайское население города, и где находились основные притоны опиумокурения), а также выселением с территории Приморья китайского и корейского населения в 1937-38 гг. с наркобизнесом в основном было покончено.
В современной России деятельность организованных преступных групп, занимающихся наркобизнесом, характеризуется устойчивостью, систематичностью преступной деятельности, строгой иерархией внутри организации, постоянным подбором и вербовкой новых членов, высоким уровнем конспирации, наличием коррумпированных связей в органах власти, в том числе в правоохранительных органах. И здесь, конечно, можно говорить и транснациональном организованном характере наркобизнеса, который выражается в радиусе действия, связанном с выходом за пределами национальных границ, с включением в группы иностранных граждан и лиц без гражданства, формированием организованных групп по признакам этнической принадлежности, динамизмом деятельности организованных преступных групп.
На начало 1990-х гг. в России официально было зарегистрировано свыше 19 тысяч наркопреступлений. Уже в 2000-м году эта цифра в несколько раз возросла и составила более 243 тысяч таких преступлений. Аналогичная тенденция наблюдалась на территории Дальнего Востока. На начало 1990-х гг. количество регистрируемых наркопреступлений по всем краям и областям было чуть больше одной тысячи. На начало 2000 г. только в одном Приморском крае число таких преступлений перевалило за 6 тысяч, наркотики достигли и Якутии, Магадана, Чукотки и всех остальных северных территорий.
В целом, деятельность международных наркосиндикатов и связанных с ними преступных формирований и групп привела к расширению потребителей наркотиков. По экспертным оценкам, в России количество наркоманов составляет от 4 до 6 млн чел. При этом, по данным А. Пикаева и др., уже в 2000 г. около 11 млн человек (т.е. около 11% населения России) пробовали наркотики хотя бы однажды . Значимость России для международных наркодилеров заключается в том, что помимо рынка сбыта она является исключительным транзитным узлом для транспортировки тяжелых наркотиков из стран Золотого треугольника, в первую очередь из Афганистана, не только в страны Европы, но также на восточное побережье США и в Японию. Перевозятся синтетические наркотики из Японии, дешевый героин и эфедрин из Китая. Сама Россия, и особенно Дальний Восток, являются крупнейшим поставщиком наркотиков каннабисной группы в страны Юго-Восточной Азии. Дальний Восток России исторически является регионом, где на значительной территории произрастают наркотикосодержащие растения: маньчжурская конопля, опиумный мак. Для своих целей наркодельцы используют различные способы. К перевозкам наркотиков привлекают членов туристических групп, используется похищенный автотранспорт. Повсеместно растет наркотизация населения, как страны в целом, так и региона, что является в определенной степени индикатором его дезадаптации. На 1 января 2005 г. в ДФО на учете состояло около 30,7 тыс. лиц, употребляющих наркотики. На 100 тыс. населения по числу потребителей наркотических веществ, состоящих на учете в наркологических учреждениях, Дальневосточный регион уступает в России лишь Сибирскому федеральному округу (462,2). В числе условий, способствующих росту наркопреступности в Дальневосточном федеральном округе, следует выделить, помимо прочего, ухудшение положения в сельскохозяйственном комплексе и увеличение в этой связи плантаций дикорастущей маньчжурской конопли, прежде всего, в Приморье, Амурской, Еврейской автономной областях, Хабаровском крае.
Несмотря на то, что в последнее десятилетие в европейские регионы России стал поступать кокаин, в Дальневосточном регионе этот вид наркотиков не нашел своего потребителя. Так, если по России в 2004 году органами ФСКН РФ было изъято 30,8 кг, то на Дальнем Востоке – всего 4 грамма, в 2005 г. соответственно 1,7 кг и 0 граммов. Такому положению дел, по оценке экспертов, способствует насыщенность рынка наркотиками каннабисной группы собственного производства, а также более дешевыми наркотиками опийной группы, поступающими из стран Золотого полумесяца.
Для Дальневосточного региона в последние годы характерен существенный рост преступлений, связанных со сбытом наркотических веществ, что, как отмечают эксперты из числа практических работников правоохранительных органов, закономерно. Так, в целом по округу в период с 1999 по 2004 гг. количество таких преступлений выросло в 1,9 раза (с 2461 до 4641), удельный вес еще более – в 2,8 раза (с 16,4 до 45,6%). Наибольшее их количество (свыше 83%) в последние годы регистрируется в Хабаровском крае, Приморье, Амурской области и в Республике Саха (Якутия). Эта же тенденция сохранилась и в 2005, 2006, 2007 годах. В 2008 году количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков было следующим: В Республике Саха (Якутия) – 716, в Камчатском крае – 397, в Приморском крае – 5608, Хабаровском крае – 2740, Амурской области – 2444, Магаданской области – 525, Сахалинской области – 1063, Еврейской автономной области – 587, Чукотском автономном округе – 59. Как видим, первенство в данной статистике принадлежит с большим отрывом Приморскому краю (на это есть как объективные, так и субъективные причины), далее почти на одном уровне Хабаровский край и Амурская область. Во всех остальных регионах таких преступлений гораздо меньше. Таким образом, можно говорить о том, что наркоторговля распространена преимущественно на юге Дальнего Востока, где есть условия для произрастания растительных наркотиков, а также где проходит граница со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. В 2010 году общие дальневосточные тенденции сохранились. За шесть месяцев текущего года на территории Дальневосточного федерального округа зарегистрированы 6445 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков (282 из которых совершены организованными и транснациональными преступными группами). 4641 преступление уже раскрыто. В суд направлены 4568 уголовных дел. Из незаконного оборота сотрудниками органов внутренних дел Дальнего Востока изъято коло трех тонн различного рода наркотиков .
Продолжается интенсивная структурная перестройка нелегального наркорынка: высококонцентрированный опий и героин вытесняют традиционные для Дальневосточного региона марихуану и гашиш. Например, в июне 1999 г. правоохранительными органами на одном из военных аэродромов в Приморском крае была пресечена попытка ввоза из Душанбе 11,4 кг героина и 9,1 кг опия с использованием военно-транспортной авиации. Имеются такие примеры и в Республике Саха (Якутия), на Камчатке, других субъектах округа. И примером можно приводить в достаточном количестве. Так, в январе 2005 года Управлением ФСБ по Приморскому краю было изъято 18 кг опия . Самый недавний пример изъятия крупной партии героина произошел в июле 2010 г., в г. Вяземский Хабаровского края. Партию наркотика весом более двух килограммов изъяли в поезде дальнего следования. Задержание троих наркокурьеров, перевозивших преступный товар, происходило в поезде «Москва - Владивосток». Все они – члены этнической преступной группировки, ядро которой составляют выходцы из регионов Северного Кавказа. Двое из задержанных ранее судимы за совершение тяжких преступлений, в том числе - за убийство. На Дальний Восток наркокурьеры прибыли из Уральского федерального округа. К длительному пути члены преступной группы готовились заранее, тщательно продумывая все ходы, сочиняя свою «легенду» для каждого из участников поездки. Для конспирации перед отправлением из Екатеринбурга криминальное трио неоднократно меняло даты своего отправления, номера вагонов. А в дороге в беседах с попутчиками члены ОПГ сообщали, что едут: один - к семье, второй - на заработки во Владивосток, последний – для закупки техники в Приморском крае. Но до места назначения наркодилерам добраться не позволили: на железнодорожной станции города Вяземский Хабаровского края они были задержаны сотрудниками ГУ МВД России по ДФО. Наркотик оперативники обнаружили в багаже путешественников – в пакете, в рундуке под пассажирским сидением. Когда пакет вскрыли, оказалось, что героин общим весом в 2 килограмма 78 граммов был расфасован в различные емкости. Самая большая - пачка из-под сока, вместила в себя более килограмма. Два других свертка были разложены в коробки из-под лапши быстрого приготовления. Согласно оперативной информации, эту особо крупную партию наркокурьеры планировали реализовать в Хабаровском и Приморском краях. По мнению экспертов, этот наркотик - очень высокого качества и практически не содержит никаких примесей. Чаще всего героин такого класса поступает в Россию из Афганистана через Узбекистан или Таджикистан. Сегодня цена одного грамма героина на «черном» рынке наркотических средств и сильнодействующих веществ Хабаровска и Владивостока составляет порядка трех тысяч рублей. Таким образом, приблизительная стоимость партии, изъятой сотрудниками ГУ МВД РФ по ДФО, составляет более шести миллионов рублей. По факту незаконного оборота наркотического средства возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 228 УК РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов») . Ну а что касается наркотиков каннабисной группы, то здесь объемы торговли, а, следовательно и изъятия в разы больше. Только в июле текущего 2010 г. произошло задержание нескольких крупных партий данного вида наркотических средств. Так, 15 июля в районе станции Дроздов Спасского района Приморского края в ходе оперативно-розыскных мероприятий, наркополицейские изъяли почти полтонны марихуаны и чуть менее 9 кг гашишного масла. Владельцами столь крупной партии "зелья" оказались четверо мужчин, трое их них жители Спасского района один проживает в с. Раздольное Надеждинского района Приморского края. Как отмечают оперативники, изготовление наркотиков каннабисной группы велось в промышленных объемах. Во время обыска территории, где базировались задержанные, сотрудники наркоконтроля обнаружили 3 газовых баллона с горелками, радиатор и другие предметы, необходимые для изготовления наркотиков из конопли, а также трехдневный запас продуктов питания и радиостанции, с помощью которых задержанные вели переговоры во время изготовления и транспортировки наркотиков .
Многие российские исследователи отмечают, что наркобизнес приобрел такой размах и размеры, что действует как хорошо отлаженная экономическая отрасль, находящаяся под контролем криминальных структур . Несмотря на высоколатентный характер организованной преступной деятельности, даже официальная статистика свидетельствует о росте количества преступлений, связанных с наркотиками в Дальневосточном федеральном округе, совершаемых организованной группой либо преступным сообществом. Так, в 2005 г. в округе было раскрыто 101 такое преступление, что в 2 раза больше, чем в 2002 г. Характерно, что темпы роста этой категории преступлений в ДФО в 2,9 раза выше, чем в Российской Федерации. Более всего такие преступления выявлялись в Хабаровском крае (33,6%), Приморье (24,7%), Якутии (19,7%) и Камчатской области (11,9%).
Начиная с 90-х годов правоохранительные органы Дальнего Востока все чаще сталкиваются с деятельностью организованной преступности, выходящей за рамки национальных границ. При этом Дальний Восток, являющийся основным транспортным узлом, стал выступать не только в качестве потенциального рынка сбыта, но и удобного плацдарма для переброски наркотиков в другие страны АТР. Правоохранительные органы округа все чаще стали выявлять преступные группы не только с межрегиональными связями, но также со связями в государствах ближнего (Таджикистан, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан) и дальнего (КНР, Япония, КНДР, Республика Иран) зарубежья.
В последнее десятилетие наркорынок большинства краев и областей Дальнего Востока стали наводнять наркотики опийной группы, поступающие из Афганистана, Ирана, республик Средней Азии (Таджикистана, Казахстана, Киргизии и Узбекистана) через другие регионы России – Омск, Новосибирск, Иркутск, Челябинск. Данное положение объективно вытекает из обстановки, сложившейся на Центрально-Азиатском наркорынке, о чем упоминалось ранее. Именно в этот период на российском Дальнем Востоке появились организованные ирано-таджикские и азербайджанские этнические группировки, наладившие поставку в Хабаровский край, Приморье, Сахалин наркотиков этой группы и последующую их доставку в Японию. Этому предшествовала деятельность организованной преступности по формированию устойчивого канала незаконного перемещения граждан Ирана и Пакистана через российский Дальний Восток в Японию и Республику Корея.
Деятельность транснациональных преступных сообществ в субъектах Дальневосточного федерального округа определяется рядом признаков:
1.Организация технологической, финансовой и коммерческой деятельности, которая включает в себя, прежде всего, производство, также каналы оптовых поставок, розничных сбыт наркотиков, и, помимо этого, легализацию полученных доходов.
2.Расширение сырьевой базы наркобизнеса и вовлечение в него населения.
3.Монополизация наркобизнеса, поглощение небольших преступных наркогрупп.
4.Коррумпирование представителей органов власти, управления, правоохранительных органов.
Таким образом, подводя итог, можно сказать, что Дальний Восток является поставщиком наркотиков каннабисной группы для российских потребителей, все шире он становится объектом устремлений китайской оргпреступности, заинтересованной в насыщении рынка «тяжелыми» и синтетическими наркотиками. Одновременно его территория все больше будет использоваться организованной преступностью стран Золотого полумесяца для транспортировки наркотиков опийной группы в Японию и другие страны Юго-Восточной Азии.
В самом ближайшем будущем можно ожидать следующих тенденций в сфере наркоторговли на Дальнем Востоке:
1)Дальнейшее активное освоение транснациональные преступными группировками территории дальневосточных субъектов РФ как в плане расширения сбыта на территории России, так и увеличения транзитных масштабов. Кроме того, будут найдены новые возможности для отмывания преступных доходов на российской территории. Благо что условий для этого в нашей стране предостаточно.
2) Следует ожидать в самое ближайшее время многократного увеличения ввоза с территории Китая различных синтетических наркотиков. Так как происходит только становление данного рынка, отлаживание схем доставки, транспортировки, а также сбыта на территории Дальнего Востока.
3)Также следует ожидать увеличение объемов вывоза высококачественных наркотиков опийной группы на страны Северо-Восточной Азии.
4)Консолидация, укрупнение преступных сообществ, занятых в наркобизнеса, на международном уровне. При этом следует полагать произойдет мирный, или насильственный, раздел сфер влияния (возможны столкновения между различными группировками, но скорее они будут носит локальный, временный характер).
5)Будет усиливаться противодействие правоохранительным органам, а также всем структурами, так или иначе, связанным с борьбой с наркобизнесом и наркоманией. Способы и методы могут быть различными – от запугивания, до взяток и серьезной легальной работы с профессиональной адвокатурой.
6) Будет активизирована PR-работа. Реклама богемного образа жизни, передачи, фильмы, статьи об известных людях, о красивой жизни и т.д., создающих благоприятных социальных и психологический фон для успешного ведения наркобизнеса.
В заключение данной главы исследования нельзя не отметить и очередное изменение в российском законодательстве. 19 мая был принят Федеральный закон Российской Федерации N 87-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры". Вступает в силу он 18 ноября 2010 г. и уже сейчас можно провести краткий анализ его содержания, а также влияния на изменение в будущем ситуации в наркоторговле и деятельности транснациональных преступных формирований.
Во-первых, можно констатировать, что изменены в сторону смягчения санкций, отдельные виды преступлений в данной сфере. Изменена суровая статья 231 УК в ее нынешней редакции, по которой преступлением считается культивирование даже одного наркосодержащего растения. Их культивирование в размере, не являющемся крупным, останется наказуемым, но только как административное правонарушение, а не как преступление. Уголовная ответственность будет наступать только при культивировании запрещенных растений в крупном размере. При этом санкция за крупный размер останется той же, какой она установлена частью первой статьи 231 УК в настоящее время (максимальное наказание - до двух лет лишения свободы). По части второй будет наказываться не крупный, а особо крупный размер (применительно к культивированию растений сегодня такой градации не существует). Санкция за культивирование в особо крупном размере будет соответствовать нынешней санкции за крупный размер - от 3 до 8 лет лишения свободы.
Таким образом, смягчение наказания с частичной декриминализацией действий, связанных с наркосодержащими растениями, касается следующих позиций:
1) отмена уголовной ответственности за культивирование в размере, не являющемся крупным ("небольшом размере"), замена уголовной ответственности административной;
2) снижение наказания за культивирование наркорастений в крупном размере (в настоящее время наказание по части второй статьи 231 составляет от 3 до 8 лет, с 18 ноября с.г. будет максимум два года);
3) декриминализация посева и выращивания запрещенных к возделыванию растений, сохранение уголовной ответственности только за их культивирование.
Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу (статья 10 УК РФ). Следовательно, уголовное преследование за культивирование в "небольшом размере" должно быть прекращено, в том числе и тех, кто привлечен к ответственности по пункту "а" части второй статьи 231 УК за культивирование в небольшом размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Также подлежат освобождению от уголовной ответственности обвиняемые и осужденные за посев и выращивание (независимо от количества посеянного и выращенного), если им не вменено культивирование. Это относится к привлеченным и по части первой, и по части второй части первой статьи 231.
Наказание в отношении осужденных за культивирование запрещенных растений в крупном размере (т.е. по пункту "в" части второй статьи 231 УК) с 18 ноября должно быть снижено с учетом тех положений УК, которые были применены при назначении наказания судом, рассматривавшем дело по существу.
Дела осужденных, к которым применима обратная сила уголовного закона, рассматриваются по ходатайству осужденного судом по месту отбывания наказания (часть третья статьи 396, пункт 13 статьи 397, пункт 2 части первой статьи 399 УПК РФ). Что касается КоАП в нем появилась новая статья 10.5.1 о незаконном культивирование наркосодержащих растений, относящаяся к размерам не являющемся крупными. Если количественные критерии крупного размера не изменятся, то по этой статье будет пресекаться культивирование не более 19-ти кустов конопли, 9-ти экземпляров опийного мака, трех кокаиновых кустов. Но даже в случае изменения правительственным постановлением крупного размера растений в сторону его снижения, это не будет иметь обратной силы как ухудшающие положение тех, кому вменены деяния совершенные ранее.
Помимо этого, появились в законодательстве новые категории запрещенных растений - прекурсоросодержащих. Что это за растения, пока неизвестно, так как списки прекурсоров в ближайшее время будут пересмотрены и разделены на три группы .
Все нововведения приведут к увеличению количества рядовых граждан, вовлеченных в разветвленную сеть наркомафии, т.к. риск получить реальный срок будет снижен в несколько раз. Все это, так или иначе, на руку транснациональным преступным формированиям.

Глава 4.Торговля людьми.

В России и, в особенности на Дальнем Востоке все более острый характер в последнее время приобретает торговля людьми, тесно связанная с сексуальным рабством женщин.
Торговля людьми с точки зрения международного права означает «осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. Эксплуатация включает, как минимум, эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов».
В российском уголовном праве торговля людьми есть «купля-продажа человека, иные сделки в отношении человека, а равно совершенные в целях его эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение». То есть под торговлей людьми подразумевается обращение с живым человеком как с вещью (товаром), который можно продать, купить, обменять, подарить, заложить, сдавать в аренду и так далее («иные сделки»). Вне зависимости от того, кем, где и с какой целью совершается это деяние, обращение с человеком как с объектом сделки является уголовным преступлением, даже если сама по себе сделка с человеком не преследует целей его эксплуатации (с 9.12.2008 года определение этого преступления было ужесточено). А вот сопутствующие торговле людьми деяния — вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение такого человека преступны, только если они совершены в целях эксплуатации человека. Уголовно наказуемая эксплуатация человека — это «использование занятия проституцией другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд (услуги), подневольное состояние».
Отягчающими обстоятельствами являются, в том числе: совершение этого деяния в целях изъятия органов либо тканей человека, применение насилия или угроза его применения, изъятие, сокрытие или уничтожение документов, удостоверяющих личность потерпевшего, использование поддельных документов, перемещение через государственную границу, насильственное удержание за границей, использование служебного положения виновного или уязвимого состояния потерпевшего.
Здесь необходимо остановиться на особенностях российского законодательства. Существующее правовое поле в России еще не так давно знало только специальную норму о торговле людьми – это преступления, связанные с торговлей несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ). Однако в случаях совершения актов работорговли в отношении взрослых лиц данная норма не могла применяться. Следствием этого был тот факт, что торговля взрослыми людьми не получала адекватной юридической оценки по российскому уголовному закону. Подобные деяния квалифицировались только как похищения человека из корыстных побуждений, факт его имущественной эксплуатации оставался вне рамок права.
Только с 2003 г. торговля людьми рассматривается в России как самостоятельное уголовное преступление. Тогда был принят закон о внесении изменений в Уголовный кодекс РФ, и в Особенную часть УК РФ были добавлены две новые статьи: 127.1 «Торговля людьми» и 127.2 «Использование рабского труда».
Торговля людьми – это современная форма рабства, которая сопровождается жестокими нарушениями прав человека. В результате этого преступления человек из личности превращается в вещь, которую можно покупать и продавать.
По оценкам экспертов, от 2-х до 4-х миллионов человек в мире являются жертвами торговли людьми; в частности в России ежедневно около 300 человек попадают в ситуации торговли людьми.
В странах Центральной и Восточной Европы ежегодно не возвращаются на родину около 200 тысяч человек, большая часть которых – женщины, вывозимые за рубеж с целью сексуальной эксплуатации.
За последнее десятилетие Россия стала не только страной-поставщиком женщин и детей на мировой рынок сексуальной эксплуатации, но и регионом, где широко развита «внутренняя» торговля людьми.
Как происходит торговля людьми? Есть несколько этапов процесса торговли людьми (в том числе несовершеннолетними) – вербовка, транспортировка, эксплуатация.
Вербовка подразумевает обман или принуждение человека – это первое звено в цепочке торговли людьми. Вербовщики осуществляют первый контакт с жертвами, давая лживые обещания и надежды. Иногда жертва знает, чем будет заниматься в будущем, но не представляет, на каких условиях. Также есть ситуации, когда жертва не подозревает, что будет силой принуждена к выполнению совсем другой работы, по сравнению с той, на которую она рассчитывает.
Вербовщики могут скрываться под вывеской различных организаций: 1)модельные агентства. 2)фирмы по трудоустройству на работу. 3)Международные службы знакомств. 4)Международные клубы по студенческим обменам. 5)Языковые курсы за рубежом. 6)Бюро путешествий и туристические агентства.
Транспортировка - Торговля людьми подразумевает перевозку людей из одного места в другое, но при этом пересечение государственной границы не является непременным условием. Жертвы часто подвергаются физическому и сексуальному насилию по пути следования до конечного пункта назначения, часто перепродаются и подвергаются эксплуатации уже на стадии перевозки.
Часто торговцы людьми берут на себя все расходы по переезду (оплата визы, билетов и т.д.), но потом уже на месте назначения, требуют, чтобы эти деньги были отработаны, таким образом принуждая человека заниматься проституцией или эксплуатируя его труд.
Эксплуатация - заключает в себе основную цель торговли людьми.
Среди форм эксплуатации наиболее распространены принуждение к труду, сексуальным или иным услугам.
Среди способов постановки человека в зависимость можно выделить следующие:
1)лишение человека свободы действия и распоряжения результатами своего труда;
2)долговая зависимость – жертв заставляют отрабатывать деньги, уплаченные за них торговцами;
3)изоляция – изъятие и удержание документов, ограничение свободы передвижения, общения с близкими;
4)принуждение работать без трудового договора, удлиненный рабочий день, с повышенной интенсивностью, неправомерный запрет на увольнение (удержание работника); манипулирование работниками (передача другому работодателю без согласия работника, использование для иных работ без согласия работника и др.);
5)физическое насилие – жертв избивают и насилуют, чтобы заставить делать то, что нужно торговцам людьми;
6)принуждение к употреблению алкоголя и наркотиков, инъекции седативных препаратов;
7)словесные оскорбления;
8)угрозы – угрозы физического наказания;
9)шантаж – после принуждения к занятию проституцией или порнографией жертв шантажируют, угрожая поставить родственников жертвы в известность о том, чем она занимается, шантаж угрозы депортации для нелегальных мигрантов;
Основные формы торговли людьми:
1)торговля людьми, особенно женщинами и детьми, с целью сексуальной эксплуатации, в том числе:
а)для организации «коммерческой» проституции;
б)для организации проституции в местах военных действий и расположения войск;
в)организация секс-туризма;
г)для производства порнографии;
2)торговля людьми в целях эксплуатации рабского труда, в том числе:
а)в «потогонном производстве»;
б)в неформальной теневой экономике;
в)в домашнем хозяйстве (домашнее рабство);
г)детский труд (мытье машин, сельскохозяйственные работы и т.п.)
3)Торговля людьми с целью попрошайничества.
4)Браки в целях эксплуатации (включая использование системы «невест по почте»):
а)для использования человека в домашнем хозяйстве (домработницы);
б)для принудительного вынашивания и рождения детей;
в)для обслуживания больных и престарелых родственников, детей и т.п.
5)торговля людьми с целью принуждения к суррогатному материнству.
6)торговля людьми для принудительной трансплантации органов и тканей.
7)торговля людьми с целью принудительного усыновления/удочерения.
8)торговля людьми с целью их использования в вооруженных формированиях в ходе военных конфликтов.
В России есть множество объективных причин существования торговли людьми:
Во-первых, это фактически открытость границ Российской Федерации со странами СНГ; во-вторых, усиление миграционных потоков, как между государствами, так и внутри России; в-третьих, развитая внутренняя торговля людьми в России как одна из сфер бизнеса, в том числе с целью использования рабского труда; в-четвертых, глобализация организованной преступности, расширение возможностей криминальных групп в организации устойчивых каналов поставки "живого товара". Россия при этом рассматривается не только как поставщик, но и как страна назначения и транзита.
По данным экспертов ООН торговля людьми по уровню прибыльности стоит сразу после торговли наркотиками и оружием, а риск для дельцов намного меньше.
В конце ХХ - начале ХХI века Россия стала если не центром, то, во всяком случае, крупнейшим рынком международного бизнеса по торговле людьми. Здесь основной интерес для торговли «живым товаром» представляют женщины и дети. Женская трудовая миграция в России превратилась за прошедшие 10 лет в зону повышенного риска и массовых нарушений прав человека.
Криминологическая ситуация, сложившаяся в последние десятилетия в России, характеризуется ростом числа организованных преступных групп, зачастую имеющих транснациональный характер, основной специализацией которых является торговля людьми. По разным оценкам, ежегодно в мире оборот преступных объединений, занимающихся торговлей людьми, составляет от 3,5 до 19 миллиардов долларов; жертвами торговли людьми в тех или иных формах становятся 4 миллиона человек. Жертвы торговли людьми, как правило, подвергаются различным формам эксплуатации, прежде всего сексуальной эксплуатации, а также рабскому и принудительному труду. Статистические данные свидетельствуют, что ежегодно в России и странах бывшего СССР жертвами торговли людьми становятся от 20 до 700 тысяч человек.
По мнению ряда российских экспертов, основным каналом нелегального вывоза женщин за рубеж, в частности в КНР, с целью проституции является система безвизового туризма. Там их используют по своему усмотрению как китайские, так и российские организованные преступные группы, перепродавая друг другу «живой товар» . Немало женщин, проживающих на Дальнем Востоке, выезжает в Республику Корея и Японию. Для этого используются туристические визы, одиночные контракты на работу, гостевые приглашения, индивидуальные туристические поездки и другие методы. В ряде случаев продаже своих дочерей сутенёрам способствуют родственники и близкие, которые не подозревают, что ожидает их подопечных в другой стране, но настаивают на поездке в поисках работы за границу. Например, в ходе проведённого М. Буряк исследования выявлено, что этот метод занимает второе место по степени распространённости: 28% женщин и девушек, вывозимых в страны АТР, завербованы родителями, знакомыми, друзьями, мужем или сожителем .
Переправка женщин из Приморского и Хабаровского краев, а также Амурской области в страны Юго-Восточной Азии с целью их дальнейшей незаконной эксплуатации растет стремительно. В первую очередь речь идет о массовой переправке женщин в Китай, с которым эти регионы имеют прозрачную границу и практически безвизовый въезд. Относительная дешевизна путешествия (автобусами через пограничные пункты Гродеково и Полтавка, на пароме или автобусе в Благовещенске) и обещания высоких заработков местными вербовщиками делают Китай притягательным местом работы для многих женщин. Каналы переправки "живого товара" за рубеж давно отработаны. Транспортировка, чаще всего, осуществляется самым дешевым видом транспорта – автобусами. Едут либо в одиночку, либо в составе групп, совершающих шоп-туры или туристические поездки. В первом случае женщины действуют на свой страх и риск, во втором - группу сопровождает посредник, часто он же заложник, получающий свою часть суммы от торговой сделки между продавцом и покупателем. После пересечения границы он передает женщин китайскому хозяину и следит за тем, чтобы его подопечные были доставлены по назначению и вернулись в Россию после истечения срока действия разрешения на пребывание в стране. По неофициальным данным, в разных районах Китая на настоящее время находятся практически в рабстве сотни русских женщин. В 1999 г., согласно сообщениям Приморского управления погранвойск, через Приморье в Россию официально вернулись 162 женщины, заявившие, что они побывали в рабстве. Вернувшиеся утверждают, что использовали их нещадно. Самых строптивых и усталых заставляют принимать наркотики, при помощи которых можно легко управлять жертвами. Многие женщины, работавшие в Китае, рассказывают о несовершеннолетних девочках, которых они встречали в Китае в барах и гостиницах.
Нередки случаи физических издевательств и даже гибели женщин. Только в 1999 г. зафиксированы два официальных случая гибели проституток в Китае: в провинции Сычуань (убита пепельницей) и в южнокитайском городе Шаньчжань (умерла от передозировки наркотиков).
На втором месте по количеству "импорта" женщин является Южная Корея и на третьем – Япония. Способы транспортировки женщин в эти страны более разнообразны, но и гораздо дороже. Чаще всего используются суда, уходящие из портовых городов Владивосток и Находка или отправка осуществляется самолетами. Используются туристические визы (по аналогии с китайским вариантом), сомнительные одиночные контракты на работу, гостевые приглашения, индивидуальные туристические поездки и др.
Помимо найма на работу в качестве танцовщиц, горничных, хостесс на постоянной основе, используются и временная продажа женщин, т.е. на короткий срок. В этом случае женщин оформляют на пароход, идущий в Японию, официантками, уборщицами или просто пассажирками по туристической визе. Как только пароход причаливает к берегу, официантки и танцовщицы превращаются в проституток. На берегу их уже ждут покупатели – хозяева массажных салонов, баров или других подобных заведений. Девушек увозят на неделю, десять дней, т.е. на период стоянки парохода. Все эти дни они работают, а к отходу парохода их возвращают.
Первую категорию выезжающих составляют женщины, старающиеся уехать из Приморья по экономическим мотивам. По данным Краевого статистического бюро, за первое полугодие 2000 года 33% населения Приморья оказалось за чертой бедности, а минимальный уровень жизни высокообеспеченных групп населения в 18 раз превышает уровень жизни малообеспеченных. Женская безработица в Приморье составляет 73% . Отсутствие рабочих мест или крайне низкая заработная плата, часто ниже прожиточного минимума, вынуждают женщин сознательно принимать кабальные условия найма на работу различных агентств.
Средний возраст, входящих в эту категорию, – 27-35 лет. Как правило, эта категория женщин искренне верит в возможность легального трудоустройства за рубежом, не требующего высокой профессиональной квалификации. Женщины из этой категории ищут серьезную работу: санитарки в госпиталях, повара, строителя и др.
Во вторую категорию попадают женщины, мечтающие увидеть мир и получить легкий заработок. Они руководствуются психологическими установками в поисках работы. К числу таковых можно отнести гендерные стереотипы, сформированные фильмами, современными "дамскими" романами, порнографией и другими средствами массовой информации. В результате столкновения конфликтующих мотивов возникает ориентация на помощь состоятельного поклонника, а затем и на клиента, которому можно оказывать дешевые сексуальные услуги при высоком спросе на них. Такие женщины нанимаются официантками, стриптизершами, танцовщицами в надежде быстро и легко заработать деньги и вернуться домой обеспеченными дамами или остаться на содержании у богатого поклонника.
Третью категорию потенциальных жертв сексуальной эксплуатации составляют женщины и девушки, работающие в фирмах досуга. Речь идет о профессиональных проститутках.
В четвертую категорию попадают женщины, мечтающие выйти замуж за иностранца. Они легко поддаются вербовке при помощи брачных объявлений и доверяют сомнительным клубам знакомств и брачным агентствам. Страстное желание изменить свою жизнь приводит к бесцельной трате денег, разочарованию, а в худшем случае, - к эксплуатации труда.
Распространение торговли людьми связано с ограниченностью доступа населения к эффективной занятости, образованию, социальной защите и другим ресурсам, а также с распространением бедности, сегрегацией на рынке труда.
Помимо этого, вызывает большую тревогу и торговля детьми. И, прежде всего, речь идет о продаже детей в сексуальное рабство. По данным международных организаций, контингент детей жертв сексуальной эксплуатации в форме использования их в порнобизнесе, состоит из следующих групп несовершеннолетних: 1)беспризорные дети и дети из малообеспеченных семей, которых могут продавать и собственные родители. 2)дети, вовлеченные в проституцию. 3)дети, вовлекаемые в порнобизнес друзьями, секс-туристами. 4)дети, выезжающие за границу для обучения, оздоровления и др. 5)дети из приютов и интернатов. 6)дети, обучающиеся в школах моделей, во всевозможных студиях. 70% жертв сексуальной эксплуатации – девочки.
Точной статистики по торговле людьми не существует и в принципе, точный подсчет невозможен. Данные ООН о торговле людьми имеют амплитуду от 700 тысяч до 2 миллионов человек в год. При этом только около 2% оборота торговли людьми приходится на мужчин.
Критерием отнесения действия к торговле людьми принято считать наличие каких-либо насильственных действий, принуждения и обмана. Для расшифровки понятия эксплуатация необходимо говорить о конкретных формах нарушения прав человека: применение физического и психологического насилия, угрозы, изъятие документов, долговая кабала, принуждение к труду, ограничение свободы передвижения, обман.
В 2009 году Государственный департамент США подготовил Доклад о торговле людьми за 2009 г. Выраженная серьезная озабоченность по поводу 28 стран (рассматривались только страны Европы и Центральной Азии). Девять из них включены в «контрольный список 2-го уровня» - из-за многочисленных жертв, или из-за того, что эти страны не в состоянии доказать, что принимают меры по борьбе с самыми тяжкими формами торговли людьми. В этот список попали Азербайджан, Латвия, Молдова, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Черногория, Россия. Особое место было уделено данному явлению в России, и в частности на Дальнем Востоке. Россия - источник, пункт переброски и страна назначения тех мужчин, женщин и детей, которые были проданы и куплены для принудительного труда и коммерческой сексуальной эксплуатации. Мужчины и женщины с Дальнего Востока России переправлялись в Южную Корею, Китай, Бахрейн, Оман и Японию для дальнейшей сексуальной эксплуатации, в долговую кабалу и для принудительного труда, в том числе в сельскохозяйственном и рыбопромысловом секторе. Некоторые российские женщины попадают в Турцию, Грецию, Южную Африку, Германию, Польшу, Италию, Израиль, Испанию, во Вьетнам, в Таиланд, Австралию, Новую Зеландию и на Ближний Восток для целей коммерческой сексуальной эксплуатации. Мужчины и женщины из Центральной Азии и Украины переправляются на российский Дальний Восток для принудительного труда; среди них – жертвы торговли людьми, предназначенные для принудительного труда на рыболовных промыслах. Согласно отчётам МОТ, купля и продажа работников является самой распространённой формой незаконной торговли в России. Мужчин и женщин из России и Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, Украины и Молдовы продают и покупают в целях коммерческой сексуальной эксплуатации и принудительного труда, в том числе в стройиндустрии.
В 2008 г. российской милицией было проведено 111 расследований торговли людьми по Статье 127 - 95 по случаям, связанным с сексуальной эксплуатацией, и 16 по случаям принудительного труда, т.е. меньше, чем 139 расследований, проведённых в 2007 г. Определить точное количество уголовных преследований и осуждений, ставших результатами указанных расследований достаточно трудно, так как соответствующие данные властями не собираются и не хранятся. За 2009 г. были рассмотрены дела по меньшей мере девяти торговцев людьми, что можно сравнить с по меньшей мере 46 делами, рассмотренными в 2007 г. В 2008 г. проведены расследования деятельности трёх высокопоставленных государственных служащих, которые подозревались в участии в торговле людьми; среди них – один военный чин, организовавший международный синдикат по секс-торговле, который, якобы, несёт ответственность за переправку 130 женщин и девушек из Восточной Европы в Западную Европу и на Ближний Восток с 1999 по 2007 гг. Один сотрудник милиции невысокого чина был арестован за продажу женщин в ОАЭ, а двое милиционеров невысокого ранга были арестованы за торговлю женщинами внутри России в целях коммерческой сексуальной эксплуатации.
В Организации объединенных наций также обеспокоены данной проблемой. Управление по наркотикам и преступности ООН (UNODC) готовит ежегодные доклады по трафикингу (эксплуатации людей). Авторы Международного доклада по проблемам в сфере нелегальной торговли людьми изучали ситуацию в 155 странах. Сделанные выводы позволили экспертам дать удручающий прогноз: в условиях финансового кризиса спрос на чернорабочих и сексуальных невольниц существенно возрос, а значит, жертв современной работорговли становится все больше. В Организации Объединенных Наций отмечают колоссальные масштабы этого нелегального бизнеса. По данным ООН, 12 миллионов человек во всем мире живут в рабстве. Однако некоторые эксперты считают эти сведения лишь верхушкой айсберга. По их подсчетам, жертвами современных форм рабства стали более 200 миллионов ныне живущих людей. Для сравнения: за 400 лет из Африки в Америку было вывезено всего 12 миллионов рабов.
Примерно в одном случае из пяти жертвами работорговцев становятся дети. При этом преступники могут использовать своих маленьких жертв как для мелкой ручной работы, так и для занятия проституцией. "Проворные ручки детей распутывают рыболовные сети, шьют эксклюзивные вещи или собирают какао-бобы", - говорится в сообщении UNODC. Пользуясь беспомощностью детей, преступники растлевают их и принуждают к занятиям проституцией или порнографией. Иногда несовершеннолетних девочек продают в качестве невест, а мальчиков - для работы погонщиками верблюдов.
Европол (полицейская организация ЕС) утверждает, что торговля людьми ежегодно приносит транснациональной преступности 19 миллиардов долларов прибыли.
Тревожную тенденцию отмечают и российские правоохранительные органы. По данным Следственного комитета МВД России, количество проданных в рабство россиян за последние 3 года возросло более чем в 6 раз. В списке пропавших граждан РФ много детей и подростков.
В России существуют несколько десятков организованных преступных группировок, занимающихся отловом "живого товара". Это солнцевская и измайловская ОПГ - в Москве, домодедовская и подольская - в Московской области, автозаводская ОПГ - в Нижегородской, "Прибой" - в Тюменской, "Стая" - в Брянской области, "Восточка" - в Удмуртии, ОПГ Пичугина - в Коми, "Локомотив" - в Курганской области и другие.
Все страны мира распределены на "поставщиков", "транзитников" и "получателей рабов". При этом Россия играет универсальную роль, выполняя все эти функции сразу. В Европу, США и страны Ближнего Востока из России вывозят главным образом женщин и детей. Одновременно в Россию привозят женщин из стран СНГ, оттуда же поставляют и мужчин для работ на стройках и в сельском хозяйстве .
В качестве примера торговли людьми на Дальнем Востоке, можно привести одно из последних дел, о котором сообщает информационное агентство «Татар-информ». В Хабаровске, в апреле 2010 г. возбуждено уголовное дело по факту торговли людьми. Расследованием преступления занимается следственная часть при Главном управлении МВД России по Дальневосточному федеральному округу. Поводом к возбуждению уголовного дела стало обращение молодой девушки в милицию с заявлением о привлечении к ответственности злоумышленников, которые под видом трудоустройства вывезли ее на территорию Китая, где в одном из ночных клубов заставляли заниматься проституцией. Увидев в одной из региональных газет объявление о трудоустройстве за рубежом, позвонила по указанному там телефону и договорилась о встрече. От нее не скрывали, что работа может быть связана и с оказанием интимных услуг, но только с ее согласия, в комфортных условиях и за очень высокое вознаграждение. Кроме того, во время разговора прозвучали гарантии ее безопасность, которую якобы должна была обеспечивать серьезная служба охраны.
Планы девушки разрушились сразу, как только она со своими попутчиками пересекла Государственную границу Российской Федерации и оказалась на территории КНР. У нее отобрали заграничный паспорт, поместили в небольшой гостинице при ночном клубе, где кроме нее в убогом номере ютились еще восемь соотечественниц, которые имели хореографическое образование и приехали в Поднебесную в качестве танцовщиц. Работать приходилось и днем и ночью, практически без перерыва на отдых. Когда девушка от усталости и бессилия отказывалась выполнять прихоти очередного клиента, ее жестоко избивали. Это продолжалось полгода. Но ей, одной из немногих, удалось выбраться на свободу и вернуться домой. Одна из соседок помогла передать записку о том, что в ночном клубе российская девушка в опасности: ее насильно удерживают, принуждают к занятиям проституцией и иным формами сексуальной эксплуатации. Ее освободили сотрудники китайской полиции.

Глава 5. Нелегальная торговля оружием

На сегодняшний день незаконный оборот оружия представляет собой серьезную угрозу общественной безопасности. В период с 2000 по 2004 гг. в России совершено порядка 211 тыс. преступлений в изучаемой сфере. Представителями правоохранительных органов из незаконного обращения в год изымается свыше 300 тыс. единиц огнестрельного оружия . По данным заместителя начальника Департамента охраны общественного порядка МВД России Л. Веденова, официально только в 2005 году в розыске находилось 140 тыс. единиц нелегального оружия. В то же время в незаконном обороте может обращаться в 2-3, а то и в 4 раза больше . Если верить экспертным оценкам, то данный показатель варьируется от 1,5 до 5 млн. единиц огнестрельного оружия.
В структуре незаконного оборота огнестрельного оружия не последнее место занимает деятельность организованных преступных групп. Так, в соучастии совершается в среднем 16,3% обозначенных преступлений. Среди них 49,3% - группой лиц без предварительного распределения ролей; 40,3% - группой лиц с распределением ролей; 10,4% - организованными группами .
По данным МВД России более половины организованных групп имеют на вооружении огнестрельное оружие. При этом вооруженность и техническая оснащенность многих организованных групп намного превышает соответствующие показатели правоохранительных органов (как по количеству, так и по качеству), которые, по своей сути, должны противодействовать им.
Другой важной проблемой является то, что вооружаются не только преступники, но и законопослушные граждане в целях самообороны. Трудно даже представить размеры находящегося на руках у населения оружия, которое достигло исключительно высокой концентрации. Немалая часть этого оружия приобретается преимущественно нелегальным способом, то есть в обход правил оборота оружия, установленного Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. «Об оружии». Вышесказанное позволяет прийти к выводу о существовании стабильного криминального рынка оружия, на котором можно приобрести практически все его виды.
Согласно данным Главного Информационного Центра МВД РФ состояние незаконного оборота оружия на территории Российской Федерации в начале ХХI века в целом выглядело следующим образом:
Таблица 1.
Кол-во зарегистрированных преступлений Выявленные лица, совершившие преступления
Годы 2001 2002 2003 2004 2001 2002 2003 3004
Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия – ст. 222 УК РФ 62634 53457 47835 22611 39839 33474 29508 11448
Незаконное изготовление оружия – ст. 223 УК РФ 3504 3195 3253 3230 946 769 778 1401
Хищение либо вымогательство оружия – ст. 226 УК РФ. 3095 2994 2856 2392 1043 1098 1003 891

Наибольшее количество преступлений данной категории отмечается в г. Санкт-Петербурге, Москве, Свердловской, Иркутской, Московской, Челябинской областях и Приморском крае. То есть один из регионов Дальнего Востока, а именно Приморье, входит в число 7 лидирующих регионов по незаконному обороту огнестрельным оружием.
На международном уровне существует ряд юридических документов, регламентирующих оборот оружия. В 1978 г. в Страсбурге членами Совета Европы была подписана Конвенция «О контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами», целью которой является предотвращение случаев бесконтрольного приобретения оружия частными лицами за рубежом и ввоза его в какую-либо из стран. Не раскрывая само понятие оружия, документ подробно описывает его виды: гражданское, служебное, боевое ручное стрелковое, холодное, длинноствольное оружие с газовым механизмом, оружие со стреляющим механизмом пружинного типа и любое оружие или устройство, представляющее угрозу жизни или здоровью людей путем воздействия на них зарядом паралитических или раздражающих веществ. Конвенция устанавливает две системы учета оружия, приобретаемого частными лицами: 1) оружие продается частному лицу за границей при условии согласия властей его страны, а также страны, где такое оружие приобретается; 2) государство, продавшее оружие иностранному гражданину, обязано уведомить об этом страну, гражданином которой он является. Таким образом, налицо довольно усложненный порядок приобретения оружия частными лицами за рубежом, что, во-первых, позволяет осуществлять необходимую регистрацию приобретаемого оружия иностранцами, а, во-вторых, способствует эффективному международному сотрудничеству государств в деле борьбы с незаконным оборотом оружия.
31 мая 2001 года Генеральная Ассамблея ООН утвердила Протокол «Против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему», дополняющий Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности. Государства-участники признают необходимость предупреждения и пресечения незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов и боеприпасов к нему, поскольку такие действия представляют угрозу безопасности не только для государства, но и социально-экономического развития всего общества. Протокол обязывает всех государств-участников приоритетное внимание уделять противодействию и пресечению незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия.
Количество преступлений с применением оружия и взрывчатых веществ давно уже принял глобальный характер. Еще несколько лет назад в штаб-квартире Интерпола осознали растущую опасность со стороны подпольных торговцев оружием. Для решения этих проблем Интерпол разработал компьютерную информационную систему регистрации преступлений, в которых использовались оружие и взрывчатые вещества. Система получила название IWETS . Цель программы – оказывать содействие государствам–членам Интерпола в расследованиях, связанных с незаконной транспортировкой вооружений, взрывчатых веществ и обеспечить помощь в расследованиях других преступлений, где использовалось специфическое стрелковое оружие или взрывчатые вещества. Система может помочь идентифицировать завод-изготовитель взрывчатого вещества, что помогает связать преступление, подозреваемых и обеспечить статистическую информацию.
По данным Главного контрольного управления РФ основным источником пополнения криминального рынка оружия являются вооруженные силы и другие воинские формирования; заметную роль в насыщении криминального рынка играют контрабандное и самодельное оружие .
Основным каналом поступления оружия в незаконный оборот является его перевозка преимущественно автомобильным транспортом с мест очагов национальных конфликтов (а также территорий, прилегающих к ним) – то есть с южной и юго-восточной частей страны (Чеченская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Ставропольский край, Краснодарский край).
Актуальность данного аспекта для российского Дальнего Востока связана с тем, что регион является огромным хранилищем всякого рода оружия, спрос на которое как контрабандный товар в мире постоянно растет, растет и цена на него. Поэтому торговля оружием является сверхприбыльной. Следует сразу же оговориться, что речь идет о незаконном товарном обращении оружия на нелегальном международном экономическом рынке товаров и услуг с пересечением государственной границы с целью получения сверхприбылей. С развитием кооперативного и предпринимательского движения в стране, а затем и открытием государственной границы России на Дальнем Востоке данный бизнес стал быстро крепнуть и развиваться. Вначале он получил распространение на внутреннем нелегальном рынке, а затем уже перешел в разряд международного. Транснациональный характер нелегальных сделок с оружием проявился в Приморском крае с середины 90-х годов, когда, по данным таможенных органов, было пресечено 15 попыток провоза огнестрельного оружия, при которых было изъято 33 единицы стволов и 2825 боеприпасов. Нелогичным на первый взгляд кажется ввоз контрабандного оружия в Приморье, где предложение опережает спрос на него, а само оружие находят в лесу, под забором, на чердаках домов, около частных гаражей и т. д. Тем не менее, в 1996 году в Находке была обезврежена преступная группа из 30 человек во главе с местной пожилой женщиной, члены которой в 1997 году были осуждены за контрабанду, незаконное приобретение и хранение оружия. Начав с «челночного» бизнеса ширпотребом, женщина по совету знакомых наладила канал доставки пистолетов «ТТ» польского производства (один пистолет в Приморье в среднем продавался по $1500), пользующихся особым спросом у местного криминалитета и коммерсантов, из Литвы через Белоруссию, Москву. При обыске были изъяты 9 гранатометов, новенький ручной пулемет, несколько автоматов Калашникова, пистолеты «ПМ» германского производства, огромное число патронов. Боеприпасы приобретались с местных воинских складов. Кроме Прибалтики, оружие везут на Дальний Восток из многих стран Юго-Восточной Азии. Многие моряки торгового флота поправляют свое материальное положение кто ввозом крупной партии оружия из-за рубежа или поштучно, как и за счет незаконного вывоза оружия в зарубежные страны. Высокая степень риска компенсировалась в случае успеха достаточно высокой прибылью. Иногда такие попытки незаконного «бизнеса» пресекались компетентными органами.
Дальний Восток России также является поставщиком нелегального оружия в Японию. Осенью 1997 года из тюрьмы г. Футю близ Токио были выпущены трое россиян, отсидевшие два года за попытку ранее контрабандного ввоза оружия.

Глава 6. НЕЗАКОННАЯ ТОРГОВЛЯ БИОРЕСУРСАМИ
Обеспокоенность высказал в адрес разграбления морских биоресурсов Дальнего Востока полномочный представитель президента РФ на Дальнем Востоке Виктор Ишаев. Об этом он заявил в Петропавловске-Камчатском на встрече с губернатором Камчатского края Алексеем Кузьмицким в июле 2010 года. По мнению Ишаева, воровство рыбы и марикультуры не может происходить без сговора с контролирующими органами. Коррупция и браконьерство— взаимосвязанные понятия,— считает он. И с этим сложно не согласится
Сравнительный анализ данных экспорта водно-биологических ресурсов Федеральной таможенной службы России и таможенной статистики Министерства финансов Японии показал, что цифры не просто не совпадают, а катастрофически расходятся. Российская таможня утверждает, что в первом квартале 2010 года вывезено 7 364,6 тонн морепродукции, а, по данным японских коллег, ввезено в страну из России 26 983,1 тонн. Погрешность в 3,7 раза. В 2007 году эти данные расходились в 5,3 раза, в 2008 году— в 5,1 раза, в 2009 году— в 2,6 раза.
Только по этой причине государство потеряло в 2007 году 900 миллионов долларов, в 2008 году— 1,2 миллиарда долларов, а в 200 — 800 миллионов долларов.
Ишаев также выразил сомнение истинности докладов некоторых структур, сообщающих об уничтожении незаконно добытой продукции. «Я не верю, когда мне докладывают о том, что сожгли 30 тонн мороженой осетрины. Как можно сжечь такое количество мороженой рыбы— не представляю. Нужно разбираться не только с браконьерами, но и с теми, кто сжигает и докладывает», — заметил он.
Полпред выразил сожаление, что в своих докладах ни пограничники, ни таможенники не сказали о существующих технических проблемах.
На совещании отмечалось, что прокуратурой больше выявлено преступлений коррупционной направленности в рыбодобывающей отрасли, однако по-прежнему отсутствуют результаты их расследования в отношении высокопоставленных должностных лиц и руководителей коммерческих организаций, без участия которых невозможен незаконный промысел.
Особенно ярко, на наш взгляд, факты транснационального проявления организованной преступности Дальнего Востока России в данной сфере, проявились в рыбной отрасли. Поводом для такого утверждения могут служить многочисленные события и деятельность множества компаний, связанных с этой отраслью. Одним из косвенных подтверждений формирования международного «теневого и криминального» капиталов является состояние рыбной отрасли страны, оцениваемое руководством Госкомрыболовства как кризисное.
Дальний Восток был и остается пока главной морской территорией, приносящей свою долю рыбной продукции в рыбной отрасли страны. По итогам только 1999 года девять дальневосточных рыбных предприятий вошли в группу 15 отечественных лидеров по объемам вылова и произведенной продукции. Причем ОАО «Холдинговая компания «Дальморепродукт» (Приморье) держала первое место (добыто 246,4 тыс. тонн, произведено продукции 154,4 тыс. тонн), а ЗАО «АКРОС» (Камчатка) – третье (125,1 и 70,4 тыс. тонн соответственно). В списке лидеров еще три приморские компании. Это – с одной стороны, а с другой? Наряду с собственно производственными проблемами существует проблема криминализации рыбной отрасли, от которой только на теневом рыбном экспорте в 1999 году Россия потеряла не менее 700 млн. долларов. То есть в конце 1990-х годов ситуация была схожей.
По данным Госкомрыболовства, сильно криминализированной оказалась, в частности, рыбная отрасль Приморского края. Она находилась и находится до сих пор, на одном из последних мест по уплате налогов среди всех рыбодобывающих регионов. Это при том, что Приморью из года в год (1996-2006) выделяется, например, на вылов минтая почти 50% квоты всего Дальнего Востока. При наличии самого мощного флота приморские рыбаки не осваивают выделенные квоты на вылов рыбы, а продают и перепродают их многочисленным фирмам, не имеющим отношения к рыбному промыслу, под предлогом то поставки топлива для ТЭК края, то для погашения заработной платы бюджетным работникам, то еще под каким-нибудь другим предлогом. Под прикрытием этих квот идет хищнический браконьерский лов морепродуктов на всем Дальневосточном бассейне. В результате этого страна теряет огромные налоги.
К примеру, только за незаконно выловленных и реализованных крабов в Японии за первое полугодие 1999 года в бюджет страны не доплачено 230 миллионов долларов США. За весь 1999 год в Японию незаконно было вывезено крабов на 320 млн. долларов. В 1998 году согласно японской официальной статистике, в эту страну было ввезено 40 тысяч тонн лосося из России, а по российским данным - всего 15 тысяч тонн. Разницу составляли те самые контрабандные поставки, которые приносят колоссальные прибыли теневикам и преступникам.
С началом реформ рыбная отрасль, как наиболее высокодоходная часть экономики, оказалась вне сферы государственного регулирования, но под пристальным вниманием криминального мира. Вокруг этой отрасли стали быстро организовываться преступные группы, лидеры которых, как правило, были из числа работников данной отрасли. Начались массовые аферы с постройкой и продажей судов, куплей-продажей акций ведущих рыбных компаний, перераспределением квот на вылов рыбы, продажей морепродуктов на нелегальном мировом рынке. Обстановка в рыбной отрасли сложилась таким образом, что в последние годы само государство создало идеальные условия для ее криминализации.
Только в период приватизации 2629 промысловых судов Дальнего Востока оказались разбросанными по 1135 карликовым компаниям, каждая из которых обладает правом вести внешнеэкономическую деятельность. Это при том, что государство не имеет системы учета местонахождения судов. Оно не знает о том, под какими флагами они ходят, кому сданы в аренду и в каких дочерних структурах находятся. По некоторым данным, новые хозяева ведут неучтенный лов морепродуктов, контрабандой сбывая их за рубежом и уходя от всех налогов на многие миллионы долларов.
Более чем странным можно также назвать и продажу ДМП судов по явно заниженным ценам с правом плавания под российским флагом иностранному покупателю, небезызвестным греческим миллионерам братьям Ласкаридисам, которые под российским флагом на «законных» основаниях ведут промысел рыбы в Охотском море, а также захватили основные грузоперевозки в главном рыбодобывающем регионе России.
Еще более ошеломляющими можно назвать данные Сахалинской таможни, из которых видно, что более 75% всех уловов, добытых в морских водах Южных Курил, уходят в Японию контрабандно. Ежегодно на счетах портовых городов и поселков соседнего северного японского острова Хоккайдо оседают десятки миллионов долларов. Там же остаются и налоги на них. На Южных Курилах не один год подпольно действуют криминальные промысловые компании. Все они бункеруются водой и топливом, а также ремонтируются на соседнем Хоккайдо.
По информации, которую получили представители Тихоокеанского регионального Управления федеральной пограничной службы от своих японских коллег, российские браконьеры сплавляют на черный рынок Японии только за один месяц более 30 тонн краба, на сумму 2 миллиона 308 тысяч долларов. Не только в Японию, но и в Южную Корею контрабандным путем отправляется российский краб.
Таким образом, можно утверждать, что рыбная отрасль Дальнего Востока практически вся была и остается криминализированной. Но сегодняшняя криминализация – это продолжение теневой и преступной деятельности бывшей советской партийно-хозяйственной номенклатуры, которая ныне преуспевает в ранге руководителей нынешних акционерных и холдинговых компаний, всевозможных товариществ и рыбных колхозов, отраслевых министерств и ведомств.
За годы «перестройки» схема разграбления государственной собственности и извлечения теневого капитала полностью отработана. Эта схема широко применялась во всех сферах хозяйствования и полностью себя оправдала, что отчетливо видно на примере все той же рыбной отрасли ДВ.
Не меньшей остроты достиг нелегальный лесной бизнес, который, как и нелегальный бизнес морепродуктами, сопровождается заказными убийствами, огнестрельными ранениями, взрывами, избиениями, уничтожением имущества, угрозами как в отношении конкурентов, так и тех, кто стоит на защите государственных интересов. Эта острота достигла апогея именно в момент выхода этого вида бизнеса в разряд международных для всех его участников, а не только государства. Налицо транснациональный организованный преступный бизнес лесом и его производными ресурсами.
По официальной статистике Дальний Восток обладает самым большим запасом леса, но самым низким уровнем его официального экспорта по сравнению с другими «лесными» субъектами РФ. Регион, обладая общими границами со странами АТР, имеет все возможности нелегального вывоза леса, как и других предметов криминального бизнеса в сопредельные государства. Морские порты, железнодорожные и автомобильные переходы, таможенные, санитарные и пограничные посты плотно контролируются не только местными преступными группировками, но и преступными формированиями международного масштаба.
Именно здесь находится узловое звено в транснациональной криминальной деятельности. Через эти перевалочные пункты происходит физическое перемещение нелегального товара за рубеж. Но именно здесь самый низкий процент выявления данного вида преступного промысла, например, того же контрабандного леса. Чаще всего факты незаконного хищения леса и вывоза его за рубеж обнаруживаются во время специальных рейдов правоохранительных органов и природоохранных структур и общественных организаций в местах их заготовки или складирования. Так, в марте 1997 года в Приморском крае правоохранительными органами была предотвращена попытка незаконного вывоза леса в Китай по фиктивным документам 10 вагонов леса на общую сумму 500 млн. рублей ТОО «Букурия» (г. Хабаровск), состоящей в основном из китайцев и занимающейся посреднической деятельностью. Лес складировался на территории Лесозаводского ЛДК Приморского края непосредственно у границы с Китаем. Через границу лес перемещается, как правило, беспрепятственно. Такое возможно только при наличии официальных сопроводительных документов. Такие документы выдавались органами государственной и муниципальной властей, контролирующими и надзирающими органами. Происходило массовое участие сотрудников соответствующих государственных и муниципальных властных структур в незаконном лесной бизнесе, который приносил огромные прибыли и ради них люди шли на преступления. И это только один из примеров.
Основу незаконного лесного бизнеса составляли и составляют его наиболее ценные породы, которыми в большей степени обладает Приморский край. На его территории также находится наибольшее число портов и пропускных пунктов через границу. Можно предположить, что здесь нелегальный лесной бизнес получил наибольшее распространение. Об этом говорят и некоторые статистические данные. Лесозаготовки в Приморье сократились с 5 до 2 млн. кубометров только за 1990-е годы. При этом 92-93% его шло на экспорт. Внутреннего спроса практически не существовало. В крае действовали сотни структур, занимающихся незаконной вырубкой и экспортом деловой древесины. До полутысячи возросло число лесопользователей. При этом их действиями чаще всего наносится огромный невосполнимый вред природе.
Реальная ответственность за экологические правонарушения и преступления, связанные с лесом, в РФ незначительна до сих пор. Размеры штрафов в сотни раз меньше, чем получаемая прибыль от незаконной лесной деятельности. Привлечение виновного к лишению свободы более чем проблематично из-за отсутствия доказательственной базы, борьбы между ведомствами за численные показатели, а также из-за прибыли, которую получали отдельные ведомства.
Укрепление взаимоотношений между Дальним Востоком России и зарубежными соседними странами привело не только к определенным выгодам, но и к всплеску многочисленных нарушений со стороны иностранцев. Самые существенные из них - это неплатежи в бюджет и не возврат в Россию валютной выручки от экспорта леса. Так, в Приморье треть предприятий с иностранным капиталом составляют китайские. Больше половины из них не подают в налоговые органы отчетность, и только незначительная часть из них была ликвидирована. Только за 1-2 года в конце 1990-х, начале 2000-х гг., китайские компании из Находки вывезли леса на сумму свыше 30 миллионов долларов США, но при этом не вернули валютную выручку.
Существенный урон наносили, и наносят сегодня фирмы-однодневки. Схема создания их следующая. По туристической визе в Приморье приезжают граждане Китая, регистрируют предприятие со 100% иностранным капиталом. Позже для оформления сделки прибывают другие лица из Китая, отправляют груз через границу и исчезают, оставляя задолженность по налогам. Фирмы регистрируются по поддельным, краденным паспортам или паспортам умерших.
Для незаконной перевозки леса за границу использовались также поддельные перевозочные документы. Так, сотрудники Гродековской таможни задержали по документам партию липы, среди которой без документального подтверждения находилось 50 кубометров дуба ориентировочной стоимостью в 530 тысяч рублей. Для сокрытия следов происхождения древесины «черный» лес перегоняют из компании в компанию, а сами документы на них затем подделываются или покупаются.
По сведениям печати, в незаконном лесном бизнесе помимо безработных жителей таежных районов и иностранных граждан участвовали все официальные органы: от предприятий-лесозаготовителей до правоохранительных органов. Это же отмечают российские представители международной экологической организации «Гринпис», которые проводили собственное расследование фактов незаконного промысла ценнейших пород леса, неконтролируемого его вывоза за рубеж. По их данным более 20 % древесины заготавливается в России незаконно либо с грубыми нарушениями.
В незаконном лесном бизнесе были заинтересованы все государственные структуры. В него были вовлечены руководители от районного до краевого уровней. Федеральный уровень властных структур задействован в меньшей степени, так как лес не находится в исключительной федеральной собственности по сравнению с рыбой.
По мнению специалистов незаконная рубка леса носит больше экономический характер, чем экологический. Но с учетом транснациональных масштабов, экономических интересов Китая, Японии, Кореи и других прибрежных стран неконтролируемая рубка леса могла и может еще превратится для ДВ из экономической проблемы в экологическую, как это видно на примере Северного Китая.
В последние несколько лет на данную проблему все-таки обратили пристальное внимание органы законодательной и исполнительной власти нашей страны. Были введены серьезные ограничения на экспорт не переработанной древесины, т.н. кругляка. Но это не означает, что незаконная вырубка лесов и их переправка за границу прекратилась. Она все лишь приняла более скрытые формы, а огромные прибыли от данного вида промысла предопределяют еще не скорую победу над данным видом преступного бизнеса.

Глава 7. Коррупция и транснациональная преступность

Впервые в постсоветский период о том, что коррупция в органах власти и управления ущемляет конституционные права и интересы граждан, подрывает демократические устои и правопорядок, дискредитирует деятельность государственного аппарата, извращает принципы законности, препятствует проведению экономических реформ упоминается в Указе Президента РФ от 4 апреля 1992 г. N 361 "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы" . Указ имеет ограниченный характер, направленный на предотвращение преступных и иных действий служащих государственного аппарата, запрет заниматься предпринимательской деятельностью; оказывать любое не предусмотренное законом содействие физическим и юридическим лицам с использованием своего служебного положения в осуществлении предпринимательской деятельности и получать за это вознаграждение, услуги и льготы; выполнять иную оплачиваемую работу на условиях совместительства (кроме научно, преподавательской и творческой деятельности), а также заниматься предпринимательской деятельностью через посредников, а равно быть поверенным у третьих лиц по делам государственного органа, в котором он состоит на службе; самостоятельно или через представителя принимать участие в управлении акционерными обществами, товариществами с ограниченной ответственностью или иными хозяйствующими субъектами.
В своем послании Федеральному Собранию от 6 марта 1997 г. Президент РФ Б.Н. Ельцин сделал акцент на «объявлении войны коррупции», указав при этом, что по-настоящему ее так и не начали. При этом коррупция по мнению Президента неразрывно связана с экономикой, точнее развитием теневой экономики и криминального бизнеса в стране. Были провозглашены направления, повторно закрепленные в Указе Президента РФ , по декриминализации экономической жизни и ликвидации условий, питающих коррупцию, однако так и не были реализованы, если не считать мелкие акты регулирующие отдельные положения коррупционной борьбы (например, при производстве закупок для государственных нужд и ряда некоторых других актов).
Следующим нормативно-правовым актом, имеющим целью создание действующих мер предотвращения коррупции и злоупотреблений в стране, явился Указ Президента РФ от 15 мая 1997 г. N 484
"О представлении лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправления, сведений о доходах и имуществе" , где, как и ранее, делается акцент на контроле за доходами лиц, назначаемых на государственные должности. При этом п. 7 Указа четко ограничивает его применение и не распространяется на военнослужащих (кроме военнослужащих - федеральных министров) и судей федеральных судов. При этом неясна позиция избирательного подхода законодателя в отношении судей и военнослужащих.
В следующем послании Б.Н. Ельцин указывает на оставшуюся остроту проблемы коррупции в государственном аппарате . Одной из причин сохранения коррупции выделяется сбой в работе правовой системы. Мы позволим не согласиться с данным положением, поскольку как таковой правовой системы на тот момент не существовало, многие акты находились в процессе принятия, либо разработки. Из-за чего, государство в решении большинства проблем руководствовалось законодательством советского периода, слишком консервативного для «сложных» 90-х годов 20 века, особенно в условиях экономического кризиса и как следствие инфляции, что не оправдывало некоторой бездеятельности законодательных органов власти.
В новом 1999 г. отсутствие каких-либо продвижений (закон о коррупции так и не был принят) в регулировании коррупционных проявлений Президент списал на плохую работу законодательных органов, однако никаких мер по преодолению этого не предложил .
Следующим шагом, было создание Временной комиссии Совета Федерации по изучению проблемы борьбы с коррупцией и утверждения положения о ней . В августе 1999 г. утверждено положение о Совете Безопасности РФ, согласно которому создавалась Межведомственная комиссия по общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией . И вновь никаких сколько-нибудь значимых результатов достигнуто не было.
После избрания второго Президента РФ В.В. Путина, коррупция была конечно признана негативным явлением, но направление усилий предполагалось сосредоточить на «создании сильной и независимой России» . Развитие семейных отношений, отмены многих правоограничений в предпринимательстве, где «свобода» чиновников является причиной коррупции.
Через год Президент указал, что уже необходимо от декларативных норм переходить к постоянно действующим законам. Иначе это приведет к утрате понятия правового государство, построить которе мы так стремимся, и как следствие неправильное применение норм права властными структурами, что создает огромное поле возможностей для злоупотреблений в сфере обеспечения прав и свобод граждан, питательную среду для коррупции среди государственных служащих .
В 2001 г. Президент указал, что коррупции способствует неудовлетворительная работы госаппарата. «Коррупция - это не результат отсутствия репрессий, - а прямое следствие ограничения экономических свобод. Любые административные барьеры преодолеваются взятками. Чем выше барьер - тем больше взяток и чиновников, их берущих» . И в целях формирования норм морали и идеологического воздействия, регулировавших поведение работников органов государственной власти и управления на пути злоупотреблений, коррупции и произвола была утверждена Федеральная программа по реформированию государственной службы . А позднее ее реализация отражена в ФЗ «О системе государственной службы» , где были заложены основы регулирования и функционирования государственной службы в РФ.
7 августа 2001 г. принят ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» , который направлен на защиту интересов граждан, организаций и государственных органов, осуществляющих операции с денежными средствами или другим имуществом. При этом данный закон распространяет свое действие на отношения, возникающие при совершении преступления, и не предусматривают профилактических мероприятий.
В 2003 г. был образован Совет при Президенте по борьбе с коррупцией . В 2004 г. образована Комиссия Государственной Думы по противодействию коррупции. Задача обоих подразделений была направлена на анализ законодательства и выдвижение предложений по оптимизации работы государственного аппарата, однако работа не принесла значимых результатов.
Конечно, говорить о том, что борьба с коррупцией не велась нельзя, об этом свидетельствует принятие в 1996 г. Уголовного кодекса РФ и закрепление в качестве преступлений таких действий, как дача взятки, получение взятки, превышение должностных полномочий, злоупотребления должностными полномочиями, служебный подлог и др., и принятие в 1997 г. Уголовно-исполнительного кодекса РФ .
Однако недостатком всего периода «борьбы» следует указать отсутствие официального термина понятия «коррупция». Что осложняло понимание коррупционных проявлений, которое сводятся в основном к даче или получению взятки, а также превышению должностных полномочий. Хотя дважды разрабатывались проекты ФЗ «О борьбе с коррупцией» в 1997 г. и в 2001 г., однако ни один из них не был принят. Хотя проект 2001 детально разработан: определено понятие «коррупции», коррупционного правонарушения, субъекты коррупционных правонарушений, цели и задачи антикоррупционной политики, принципы ее реализации, поэтому непринятие, еще тогда, данного нормативного акта, возможно, списать только на нежелание государственных органов принимать закон, ограничивающий их права.
2004 г. ознаменован подготовкой государства к принятию антикоррупционного законодательства. Можно сказать, что наше государство «созрело» для принятия каких-либо существенных шагов на законодательном уровне в направлении борьбы с коррупцией. Поскольку анализ предшествующего периода наглядно демонстрирует декларативность большинства предпринимаемых мер. Международным сообществом была принята Конвенция ООН против коррупции 2003г., объединившая направления борьбы провозглашенные в 1999 г. Конвенциями Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» и «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию». В интересах формирования оптимальной системы борьбы против коррупции были проведены Парламентские слушания «О проблемах имплементации российского законодательства в связи с присоединением России к Конвенции ООН против коррупции», Конвенциям Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» и «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» . Парламентом РФ была признана необходимость использования накопленного международного опыта в борьбе с коррупцией, в связи с чем, необходима была скорейшая ратификация данных документов. Однако данный документ носил рекомендательный характер и «план» по ратификации конвенций был реализован к 2006 г. с изданием соответствующих федеральных законов.
Несмотря на это, в дальнейшем Президент уже не уделяет особого внимания борьбы с коррупцией (в Посланиях Президента Федеральному Собранию в 2005 – 2007 гг.), как это было ранее.
Ратификация Конвенции ООН «Против коррупции» 2003 г. и Конвенций Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» 1999 г. и «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» 1999 г. позволила более четко осознать содержание коррупции. «Коррупция угрожает верховенству закона, демократии и правам человека, подрывает эффективное государственное управление, нарушает принципы равенства и социальной справедливости, ведет к искажению условий конкуренции, затрудняет экономическое развитие и угрожает стабильности демократических институтов и моральным устоям общества» .
Теперь задачей государства лежало формирование собственного законодательства, регулирующего направления антикоррупционного противоборства. Однако В.В. Путин не сал изменять направления «своей политики», предоставив этот шаг Д.А. Медведеву, которым последний воспользовался, утвердив Национальный план противодействия коррупции, в котором предполагалось реформирование части законодательных актов, а главное принятие ФЗ «О противодействии коррупции», что как нами уже упоминалось, было осуществлено. Однако
В ноябре 2007 г. внесены изменения в закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем и финансируемой терроризму . Изменения направлены на приведение федерального законодательства в соответствие с международными обязательствами Российской Федерации в сфере борьбы с коррупцией.
19 мая 2008 года был подписал указ «О мерах по противодействию коррупции» . Указ предусматривает создание совета при президенте по противодействию коррупции, председателем которого является глава государства. Цель Совета - реализация мер по созданию нормативной основы антикоррупционной политики и выработка методических рекомендаций Президенту для проведения реформирования.
31 июля 2008 года утвержден Национальный план противодействия коррупции . План в большей степени представляет собой общую систему мер, которая в дальнейшем должна пополняться и конкретизироваться законами. Президент поставил задачу разработать антикоррупционные законы к концу 2009 г. в связи с тем, что коррупция – это, на сегодняшний день, «враг номер 1» . Изменения уже коснулись законодательства, регулирующего деятельность органов государственной власти, судов, милиции, таможни; серьезно повышаются требования к государственным и муниципальным служащим.
25 декабря 2008 года принят ФЗ О противодействии коррупции, а также внесены изменения в отдельные законодательные акты РФ в связи с ратификацией Конвенции ООН против коррупции и изменения в отдельные законодательные акты РФ в связи принятием федерального закона "О противодействии коррупции". Законопроекты усиливают уголовное наказание за коррупцию, упрощают порядок привлечения к уголовной ответственности депутатов и судей.
30 декабря 2008 года президентом подписан Федеральный конституционный закон «О внесении изменений в статью 10 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» . Закон обязывает председателя Правительства, вице-премьеров и федеральных министров представлять в налоговые органы сведения не только о своих доходах, но и доходах членов семьи: супругов и несовершеннолетних детей.
5 марта 2009 года подписано правительственное постановление «Об утверждении методики проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции» . В постановление введен термин «коррупциогенность» и прописаны виды экспертиз на различных уровнях власти.
Постановлением Правительства № 196 прописаны методики проведения экспертиз, а также основные факторы, которыми являются положения проектов документов, которые могут способствовать проявлениям коррупции при применении документов, в том числе могут стать непосредственной основой коррупционной практики либо создавать условия легитимности коррупционных деяний, а также допускать или провоцировать их. И проявляются данные факторы в трех формах: факторы, связанные с реализацией полномочий органа государственной власти или органа местного самоуправления; факторы, связанные с наличием правовых пробелов; факторы системного характера.
18 мая 2009 года был утвержден перечень должностей федеральной государственной службы, при назначении на которые или при замещении граждане обязаны предоставлять сведения о доходах, имущественных обязательства и имущественном положении членов семьи . Утвержден порядок размещения подобных сведений на официальных сайтах и порядок их предоставления для публикации в СМИ.
В Стратегии Национальной безопасности до 2020 г.(утверждена 12 мая 2009 г.) впервые коррупция названа одной из угроз национальной безопасности, а консолидация усилий, на борьбу с ней, рассматривается как одна из мер ее обеспечения. Учитывая то внимание, которое уделяет этой проблеме руководители государства, борьбу с коррупцией частенько называют очередным национальным проектом.
Коррупция, которая стала глобальным явлением, - объект пристального внимания мирового сообщества. Ею занимаются ООН, парламенты и правительства многих стран. 51-я Межпарламентская конференция в Бразилии в 1962 г. приняла проект Конвенции по предотвращению коррупции в международной сфере. Только за последние 8 лет ООН приняла 14 конвенций и других документов в данной области; Совет Европы и Евросоюз – 14; Комиссия по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ) – 13; Межпарламентская ассамблея СНГ – 3 модельных закона: о борьбе с организованной преступностью; о противодействии отмыванию незаконных доходов; об основах законодательства по антикоррупционной политике. Документы подчеркивают, что угрожающее распространение коррупции, в том числе, и за счет внедрения высоких технологий (особенно информационных); развитие политико-экономических условий в части либерализации торговли, интенсивного развития на этой основе глобализационных процессов. Возникающие новые формы коррупции и противоправной практики вызывают необходимость усиления сотрудничества, то есть создания международной правовой системы и неуклонного внедрения в практику разработанных международных юридических документов.
Такое явление как коррупция является очень сложным и неоднозначным. Существует огромное количество подходов к определению данного явления, причем они не всегда антагонистичны, а зачастую взаимообуславливающие и дополняющие.
1.Рациональный подход к коррупции. В соответствии с ним, это разновидность преступной деятельности. Индивид четко взвешивает последствия своих действий и рациональной решает идти на преступление.
2.Коррупция как форма ренты.
Государство вмешивается в рыночное распределение ресурсов с целью присвоения искусственно создаваемых таким образом доходов в виде ренты. В рамках данного подхода коррупция рассматривается как незаконный способ извлечения ренты.
3.Институциональный подход. Коррупция – контрактное взаимодействие между экономическими агентами с целью злоупотребления позиций ради частных выгод. Р.Притцль интерпретирует государственную коррупцию как нелегальный рынок прав собственности .
4.Модель «принципал - агент». Угроза манипулирования агента принципалом при выполнении поручений и предписаний последнего существует вследствие ассиметричности информации и высоких издержек мониторинга за деятельностью агента.
5.Оппортунистическое поведение и моральный риск.
6.Коррупция как провал государства и провал рынка. Правительственное вмешательство в экономические процессы неизбежно порождает провалы государство, к таковым относят и коррупцию.
7.Уровень заработной платы как основной фактор коррупции.
8.Монополия как источник коррупции. Злоупотребление рыночной властью в корыстных целях менеджеров монополий может являться источником коррупции.
9.Модель рыночной коррупции. Под рыночной коррупцией понимается модель, когда на рынке по каким-либо причинам не действуют законы спроса и предложения. Фиксированные цены, производственные субсидии, дефицит товаров и т.д.
10.Коррупция как механизм замещения ресурсов. Ее можно рассматривать как механизм замещения одних ресурсов на денежные и иные ресурсы.
11.Неэкономические подходы, связанные с анализом коррупции. Использование психологических, гендерных, социально-антропологических факторов при рассмотрении такого явления, как коррупция.
В 2006 г. «бюджет» коррупционных отношений в РФ оценивался в 240 миллиардов долларов, что сопоставимо с параметрами федерального бюджета. В 2008 г. коррупционный оборот, согласно экспертным оценкам, достиг 480 миллиардов долларов – то есть превысил бюджет государства почти в полтора раза. В 2010 г., судя по всему, эта цифра станет еще более внушительной, несмотря на попытки борьбы с данным явлением. Согласно различных социологических опросов, которые периодически проводят различными экспертными агентствами, именно коррупция, а также чиновничий беспредел являются главными барьерами для становления государства, привлекательного для проживания.
Коррупция препятствует повышению уровня жизни населения, развитию национальной экономики, возникновению благоприятного инвестиционного климата, становлению в целом гражданского общества. То есть, по сути, коррупция ставит под угрозу сам факт существования государства, а поэтому действительно является одной из важнейших угроз национальной безопасности.
Выделяют 5 основных целей борьбы с коррупцией (и с теневой экономикой):
1)Стимулирование добросовестной конкуренции;
2)Увеличение инвестиционных и других экономических рейтингов России;
3)Снижение издержек производства, оздоровление экономики;
4)Увеличение эффективности и компетентности государственного управления, укрепление авторитета власти внутри страны;
5)Оздоровление социально-психологического состояния населения, утверждение справедливого распределения национальных ресурсов.
Российская Федерация в 2006 г. (как уже говорилось ранее) ратифицировала две базовые международные Конвенции по борьбе с коррупцией – Конвенцию ООН против коррупции и Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Но при этом многие требования данных конвенций не выполняются на территории нашей страны.
25 декабря 2008 г. наконец то, был принят Федеральный закон №273 – ФЗ «О противодействии коррупции». Ждали этот закон очень долго.
Сложность такого явления как коррупция и борьбы с ней в России заключается в ее системном характере, который проявляется в следующем:
1)государственная политика прямо диктуется частными интересами находящихся у власти, вблизи власти и способных влиять на власть лиц;
2)дополнительные и теневые доходы составляют основную и необходимую часть дохода чиновников;
3)коррупционные поведение стало нормой экономической и правовой культуры;
4)исполнительная власть активно использует теневые формы мобилизации доходов и стимулирования.
Одна из самых важных проблем последних лет – усилившийся рост бюрократизации экономики, ставший особенно очевидным уже в 2000-е годы.
За период 2001-2006 гг. число государственных чиновников увеличилось на 47% и достигло 1,45 миллионов человек. С учетом численности вооруженных сил, МВД, ФСБ, госнаркоконтроля и других силовых структур и ведомств – 5,1 миллионов человек (т.е. 15% мужской рабочей силы) занимаются обеспечением порядка в стране, не создавая никаких реальных благ. Прямые издержки от бюрократизации экономики (по подсчетам В.Л.Иноземцева) составляют 2-3% роста ВВП в год. С 2005 по 2007 гг. общее число зарегистрированных неправомерных действий работников правоохранительных органов выросло в 1,7 раза. С 2004 г. на 27% увеличилось количество сотрудников органов внутренних дел, уличенных в получении взятки. В 2008 году было возбуждено 3400 уголовных дел о коррупции. В число обвиняемых попали около 200 чиновников и руководителей муниципальных образований. Но, безусловно, по данным цифрам, невозможно судить о реальных масштабах и объемах коррумпированности российского чиновничества. Ежегодные объемы взяток только в судебных учреждениях, по некоторым экспертным оценкам, достигают 210 миллионов долларов. В 2008 г. в социальной сфере выявлено в общей сложности 1 млн. 461 тысяча нарушений закона. Генеральный прокурор России Ю. Чайка, выступая в Совете Федерации с ежегодным докладом по итогам работы за год, отметил, что в 2008 г. было выявлено более 200 тысяч коррупционных преступлений. Основной костяк осужденных за взятки составляют отнюдь не чиновники высокого ранга, а милиционеры, преподаватели, врачи и должностные лица низкого звена. В 2008 г. среди лиц, осужденных за взяточничество, почти 29% составили сотрудники правоохранительных органов, 11% выявлено в сфере здравоохранения и образования. За коррупционные преступления осуждены 996 должностных лиц региональных органов государственной власти, к уголовной ответственности удалось привлечь 242 главы муниципальных образований, 62 депутата различных уровней . В Амурской области в 2008 году в ходе проведения надзорных мероприятий органами прокуратуры области выявлено более 500 нарушений законодательства о противодействии коррупции. Прокурорами Амурской области было выявлено более одной тысячи нарушений законодательства о противодействии коррупции, с целью устранения которых внесено более 300 представлений, 356 протестов, возбуждено 14 дел об административных правонарушениях. В следственные органы направлено 17 материалов для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (возбуждено 9 уголовных дел).
Были установлены факты участия ряда государственных и муниципальных служащих в органах управления коммерческих организаций, осуществления предпринимательской деятельности, наличия родства между муниципальными служащими, находящимися в непосредственном подчинении друг друга, конфликта интересов, нарушения закона в рамках конкурсных процедур при размещении государственных и муниципальных заказов, при заключении и исполнении государственных и муниципальных контрактов и т.д.
Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» в качестве одной из основных мер профилактики коррупции провозгласил предъявление в установленном законом порядке квалификационных требований к гражданам, претендующим на замещение государственных и муниципальных должностей и должностей государственной и муниципальной службы, с этого года в рамках надзорной деятельности указанному направлению уделяется особое внимание.
Нарушения, связанные с несоответствием муниципального служащего занимаемой должности и образующие состав преступления, установлены в текущем году прокурором г. Благовещенска.
Так, установлены несколько фактов предоставления служащими при поступлении на гражданскую службу подложных документов о высшем образовании. По данным эпизодам возбуждены уголовные дела.
Если говорить о коррупционных услугах, то в качестве примера можно привести некоторые экспертные оценки. Так, например, цена вопроса организации встречи и знакомства с нужным человеком в зависимости от уровня власти колеблется в среднем от 3 до 20 тыс. долларов; удостоверение помощника депутата стоит примерно 2 тыс. долларов. У 450 депутатов Госдумы насчитывается более 20 тысяч помощников; запрос депутата в прокуратуру стоит 1-1,5 тыс. долларов, личный звонок – 2-5 тыс., парламентский запрос, который принимается на уровне пленарного заседания, может доходить до 100 тыс. долларов; лоббирование и проталкивание важных законопроектов колеблется в пределах от 50-80 до 300 тыс. долларов .
По подсчетам британской консалтинговой группы Control Risks, к сумме любого заключенного договора в России приходится добавлять около половины объема его оценочной стоимости на взятки чиновникам, отвечающим за оформление необходимых документов.
Коррупция в узком смысле- это явление, когда должностные лица намеренно пренебрегают своими обязанностями ради определенного материального вознаграждения.
Наряду с коррупцией в узком смысле существует взяточничество и самостоятельное чиновничье предпринимательство. Взяточничество отличается от коррупции тем, что чиновника подкупают не ради нарушения его обязанностей, а ради их исполнения. Взяточничество порождается неопределенностью обязанностей чиновника, дефицитом административных и финансовых возможностей государства. Чиновничье предпринимательство отличается от коррупции отсутствием подкупающей стороны. Заказчик служебного нарушения – сам исполнитель, извлекающий доход из монополии на принятие или согласование определенного решения. Некоторые эксперты еще выделяют верхушечную коррупцию – рейдерство и особо крупные «откаты». Все перечисленные формы объединяет использование служебного положения в частных интересах. И их можно охарактеризовать как коррупцию в широком смысле.
По мнению многих ученых, база существования коррупции – слабость государства.
Во-первых, административная, финансовая и судебная деятельность российского государства не соответствует объему его обязательств перед гражданами и предприятиями. Это создает ситуацию дефицита реализуемых услуг государства.
Во-вторых, у государственных служащих сегодня нет прямых материальных стимулов добросовестно исполнять свои обязанности по отношению к нанимателю- государству.
Выделяют следующие виды коррупции: 1)Коррупция снизу существует как один и сопутствующих элементов теневой экономики. Когда одной из сторон выгодно не платить налоги, она может принудить партнера увести сделку в тень. На сегодняшний день существуют целые рынки в России, основанные на черном нале. 2)Коррупция сверху (со стороны власти и государства). Этот вид является следствием невозможности провести нужные решения в рамках открытых демократических процедур; поиска финансовой поддержки на выборах с целью удержаться у власти; отсутствия независимости суда и органов надзора за исполнением законов; а также разрыва полномочий государства как собственника. 3)Коррупция извне. Этот вид коррупции связан с постоянным нелегальным оттоком капитала из России. Происходит он, в основном, в «теневых» формах.
Однозначно, самой главной конструкцией в процессе ликвидации коррупции должен стать подъем экономики.
По итогам 2006 г. Trancpsrency International опубликовала отчет об уровне коррумпированности стран мира. В данном отчете фигурировало 163 страны. Россия оказалась на 127 месте. В 2008 г. ситуация стала еще более плачевной. Считается, что 2008 г. по объемам коррупции стал самым плачевным в России за все 2000-е гг. И по данным той же организации в 2008 г. РФ переместилась уже на 141-е место.
Должны существовать как минимум две базовые основы для ликвидации такого феномена, как коррупция: 1)подъем экономики страны. 2)учет менталитета, традиций, духовных принципов и нравственных норм русской нации.
Президент России Дмитрий Медведев 13 апреля 2010 года подписал указ "О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010-2011гг."
Национальная стратегия противодействия коррупции является общим программным документом, положения которого направлены на устранение коренных причин коррупции в обществе и должны конкретизироваться с учетом требований времени.
Одной из важнейших задач при реализации государственной антикоррупционной политики названа задача по коренному перелому общественного сознания и формированию в обществе атмосферы неприятия коррупции. Решать эту задачу предлагается, в частности, путем повышения правовой культуры населения и достижения максимальной прозрачности процедур предоставления государственных услуг.
План стал более конкретным: в нем появились ответственные лица и сроки исполнения. Кроме того, в документ добавились нормы из международного опыта борьбы с коррупцией.
Предлагается обобщить практику рассмотрения обращений граждан и организаций по фактам коррупции и принять меры по повышению результативности и эффективности работы с указанными обращениями.
Также документ предлагает проводить регулярные социологические исследования для оценки уровня коррупции в регионах и эффективности принимаемых мер. Мониторингом займется Министерство Юстиции.
Основными принципами Национальной стратегии противодействия коррупции являются: 1)признание коррупции одной из системных угроз безопасности Российской Федерации; 2)использование в противодействии коррупции системы мер, включающей в себя меры по предупреждению коррупции, по уголовному преследованию лиц, совершивших коррупционные преступления, и по минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных деяний, при ведущей роли на современном этапе мер по предупреждению коррупции; 3)стабильность основных элементов системы мер по противодействию коррупции, закрепленных в Федеральном законе от 25 декабря 2008г. №273-ФЗ «О противодействии коррупции»; 4) конкретизация антикоррупционных положений федеральных законов, Национальной стратегии противодействия коррупции, национального плана противодействия коррупции на соответствующий период в правовых актах федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и в муниципальных правовых актах.
Полномочный представитель президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Виктор Ишаев посетил Петропавловск-Камчатский. Как сообщило Информационное агентство REGNUM 21 июля В.Ишаев, вместе с заместителем генерального прокурора РФ Юрием Гулягиным и губернатором Камчатского края Алексеем Кузьмицким Ишаев провел совещание «О состоянии работы органов власти и управления по реализации государственной политики в сфере противодействия коррупции». Он выслушал доклады губернатора, председателя Законодательного Собрания края, руководителей пограничного управления, УВД, ФСБ, таможни, краевого суда и краевой прокуратуры. По итогам каждого доклада Виктор Ишаев и Юрий Гулягин делали замечания, требуя от выступавших конкретных мер и предложений, направленных на борьбу с этим опасным «общественным заболеванием». Тем, кто оказался не готов сделать это сразу, был дан десятидневный срок на подготовку предложений. Полпред потребовал от федеральных структур ввести телефон доверия, чтобы подключить общественность к борьбе «с этим злом». Полпред остался недоволен кадровой политикой в судах. «Есть много нареканий к работе квалификационной коллегии. К сожалению, на Камчатке я не вижу, чтобы суды включились в борьбу с коррупцией также, как это делают другие органы власти», — сказал полпред. Виктор Ишаев сообщил присутствующим о том, что о коррупционной составляющей на Дальнем Востоке он будет обязательно докладывать президенту страны, а также попросит главу государства одно из заседаний Совета при президенте РФ по борьбе с коррупцией посвятить ситуации на Дальнем Востоке .

Глава 8. Финансовая сфера в деятельности транснациональной преступности.

В современных условиях наблюдается процесс транснационализации финансовой преступности, который имеет следующие проявления: 1)Активное использование оффшорных юрисдикций для совершения и сокрытия налоговых и других финансовых преступлений. 2)Многократное увеличение масштабов мошеннических операций с платежными документами. 3)Более широкое использование традиционных и нетрадиционных финансовых учреждений для целей легализации доходов, полученных преступным путем.
Постепенное растворение национальных экономик в мировом хозяйстве приводит ко тому, что благосостояние каждого государства не зависит и не только, и не столько от экономических процессов внутри страны, сколько от мировых финансовых процессов. (мировой финансовый кризис яркое тому подтверждение). Экономика любого государства стала частью мирового хозяйства. Участниками глобальных хозяйственных отношений становятся не только отдельные граждане, фирмы, правительства, но и союзы государств, наднациональные экономические организации (МФВ, Всемирный банк, ВТО). Транснационализация экономики происходит и на уровне рыночного протекания глобальных процессов и на межгосударственном уровне. В основе лежат поиски предпринимателями эффективных способов минимизации издержек и выстраивание новых направлений деятельности с использованием дочерних иностранных компаний и транснациональных корпораций. Данные процессы создают благоприятные условия для использования международных экономических и финансовых отношений в криминальных целях. Существует целый ряд причин, благоприятствующих теневому предпринимательству в международном масштабе. Это и различия в законодательстве отдельных стран, и возможность получения доступа к гигантским экономическим ресурсам, легкость отмывания денег, прибыльность международных операций. Государства не могут эффективно противодействовать данным глобальным процессам. Современный международный финансовый рынок имеет сложную структуру, которую можно представить состоящей из трех сегментов: легального (когда сделки совершаются сугубо в рамках существующего правового поля), теневого (вне законодательного поля), криминального (сделки совершаются с нарушением закона). Криминальная глобализация затрагивает, прежде всего, транснациональную организованную преступность. Однако, и легальные фирмы, и, иногда, законные правительства, перенимают методы преступников и занимаются нелегальной деятельностью в глобальном масштабе. На сегодняшний день практически любой компонент легального мирового хозяйства обретает нелегальную, параллельно существующую составляющую (торговля – контрабанда, движение капиталов – отмывание денег, движение информационных ресурсов – экономический шпионаж, легальная миграция – нелегальная миграция).
Чем выше уровень экономического развития, тем меньше объем теневого сектора, но при этом различия масштабов экономик приводят к тому, что на долю 15 стран приходится ¾ мировой теневой деятельности. Среди них страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай).
Следует отдельно остановится на таком экономическом явлении, как оффшорная зона. Это одна из разновидностей свободных экономических зон, особенностью которых являются создание благоприятного валютно-финансового, налогового режима, высокого уровня банковской и коммерческой секретности лояльность государственного регулирования. Термин «оффшорная зона» в общем виде подразумевает любую страну с низкой или нулевой налоговой ставкой на все или отдельные категории доходов, минимальными или вообще отсутствующими резервными требованиями центрального банка или ограничений по конвертируемости валюты. Создаются такие зоны с целью привлечения капиталов. Отсутствие подоходного налога является частью политики привлечения иностранного капитала. Особенностью оффшоров является наличие чрезмерно жестких правил защиты банковской и коммерческой тайны. Многие отказывают в нарушении своих барьеров секретности даже тогда, когда имеется нарушение законов другой страны. Оффшорные юрисдикции предоставляют широкие возможности для достижения как законных, так незаконных целей. К мотивам использования подобных зон можно отнести уклонение от уплаты налогов и совершение экономических неналоговых преступлений. Для уклонения от уплаты налогов используются различные типы компаний: оффшорные трасты, банки, страховые компании, другие специализированные коммерческие структуры. Самая простая схема основывается на использовании принципа налогового законодательства, в соответствии с которым обязательному налогообложению подлежат только те доходы, источник которых находится на территории данного государства. Когда источник дохода находится за рубежом он может исключаться из сферы налоговой ответственности. Это касается оказания услуг во внешней торговле, посреднических услуг, консультационном бизнесе. Помимо этого, проводятся бартерные операции через посредничество оффшорной фирмы. Оффшорная компания выступает в качестве посредника между двумя фирмами, осуществляющими бартерный обмен. При этом доход от сделок формируется у оффшорной компании, который выводится из-под налогообложения. Также проводятся операции с долговыми обязательствами. Суть в покупке оффшорной компанией долговых обязательств с дисконтом и последующим их погашением по номинальной стоимости. Результат – получение фирмой дохода, который освобожден от налогообложения. Операции с ценными бумагами, торговые операции при посредничестве оффшорной фирмы, - все это также варианты ухода от налогообложения.
Совершение экономических неналоговых преступлений связано с контрабандой наркотиков, накоплением и отмыванием нелегальных доходов, использование созданных в оффшорных зонах банков для осуществления мошеннических операций против банков и бизнес-структур других стран.
Широкое распространение получил выпуск фиктивных или необеспеченных векселей, депозитных сертификатов и других финансовых инструментов. Этому благоприятствуют такие обстоятельства, как анонимность владельца, минимальные затраты для учреждения банка, отсутствие требований по размеру уставных капиталов.
Необходимо моделировать конкретные виды криминальной экономической активности в целях анализа, а также изучения причин транснациональной преступности. Основными стадиями данной модели являются генерирование преступного дохода, легализация или отмывание теневых денежных средств, потребление теневых доходов, инвестирование преступных доходов и инфильтрация их в легальный бизнес.
Генерирование преступного дохода – это извлечение дохода в результате теневой, общественно опасной экономической деятельности, совершение преступлений в сфере экономики. Легализация или отмывание теневых денежных средств – финансовые операции, направленные на придание преступно полученным средствам видимости полученных законным путем. Теневые инвестиции – использование легализованных преступно полученных средств для возобновления, расширения теневого предприятия. Инфильтрация в легальный бизнес – осуществление вложений в легальные сферы деятельности.
Отмывание денег нацелено на то, чтобы нелегально полученные капиталы представить как законные. Значительная часть теневых денежных средств добывается за счет преступных операций, коррупции, деятельности на «черном» рынке, нарушений налогового законодательства, контрабанды оружия, сбыта наркотиков, краденного, предметов искусства. После легализации «преступные деньги» возвращаются в экономически развитие страны и инвестируются в легальный бизнес. На них приобретаются целые отрасли промышленности, недвижимость. Выражение «отмывание денег» впервые было употреблено во времена Уотергейтского скандала в 1973 г. В юридическом и законодательном контексте это выражение впервые появилось в США в 1982 г. применительно к доходам от наркобизнеса. По некоторым оценкам, ежегодно отмывается примерно 500-1000 миллиардов долларов, что составляет около 10% объема международной торговли. Легализация преступных доходов представляет собой сложный процесс, включающий множество операций. Экономический смысл этих операций заключается в придании правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем.
Целями легализации преступных доходов являются: 1)сокрытие следов происхождения доходов, полученных из нелегальных источников; 2)создание видимости законности получения доходов; 3)сокрытие лиц, извлекающих незаконные доходы и инициирующие сам процесс отмывания; 4)уклонение от уплаты налогов; 5)обеспечение удобного и оперативного доступа к денежным средствам, полученным из нелегальных источников; 6)создание условий для безопасного и комфортного потребления; 7)создание условий для безопасного инвестирования в легальный бизнес.
Способы легализации полученным незаконным путем средств могут быть следующими: 1)обменные операции без использования банковских счетов, состоящие в трансформации средств, полученных незаконным путем, в другие валюты, золото, драгоценности, антиквариат, произведения искусства и др. 2)мошеннические действия с использованием поддельных документов, подставных лиц, фиктивных фирм с целью обмана и введения в заблуждение сотрудников банков и других учреждений. 3)метод т.н. «примешивания», когда в законную выручку розничных и оптовых торговых предприятий, учреждений шоу-бизнеса, бытового обслуживания, спортивных, игровых, зрелищных и др. организаций с крупным наличным оборотом включают крупные суммы «грязных» денег. 4)приобретение контрольного пакета акций обанкротившихся или убыточных предприятий для декларации «грязных» денег как доходов, полученных легальным путем. 5)создание фиктивных предприятий (фирм-«однодневок») для декларации «грязных» денег как доходов, полученных легальным путем. 6)подкуп, шантаж, угрозы, запугивание и насилие в отношении руководителей и сотрудников банковских и не банковских финансовых учреждений, организаций, не являющихся частью финансовой системы, фирм и организаций-участников договорных отношений и сделок, отвественных зи идентификацию клиентов и принадлежащих им денежных средств и имущества. 7)структуринг, или дробление незаконных доходов на мелкие суммы, зачисляемые на один счет, и целенаправленная покупка ликвидных имущественных и иных ценностей и финансовых инструментов на относительно небольшие суммы. 8)комбинированный метод дробления крупных сумм «грязных» денег на более мелкие, не вызывающие подозрения суммы и их перечисление на несколько различных счетов, открываемых обычно на подставных лиц и находящихся в одном или в разных банках. 9)заключение фиктивных договоров с консалтинговыми фирмами на выполнение разнообразных консультаций, исследований и прогнозов в сфере технической и экономической деятельности. «Грязные» деньги декларируются как гонорары. 10)сделки с недвижимостью с указанием официальной цены, которая гораздо ниже рыночной. Разница доплачивается продавцу наличными денежными средствами, без отражения в документации. Затем приобретенная недвижимость перепродается по рыночной цене, вся сумма сделки полностью выплачивается и фиксируется официально. 11)использование «страховой» схемы – страхование имущества за счет «грязных» денег и получение легальной страховой премии при наступлении страхового случая или при закрытии договора страхования. 12)злоупотребление кредитными пластиковыми картами. Оплата баланса кредитной карты за счет «грязных» денег, использование украденных или утерянных карт, обмен наличных средств, полученных с использованием карт на другие формы ликвидности. 13)злоупотребление статусом некоммерческой организации для перевода денежных пожертвований, имеющих незаконные происхождение в другие легальные формы активов. 14)использование рынка ценных бумаг для введения в финансовую систему теневых наличных средств и консолидации ранее введенных в финансовую систему теневых средств. 15)использование производных финансовых инструментов, действующих на основе обращающихся ценных бумаг. Одновременное осуществление покупки и продажи одинаковых деривативов позволяет получить легальную биржевую прибыль. 16)торговые сделки с товарами, покупаемыми по цене «спот» и параллельно продаваемыми по срочному курсу. 17)занижение и завышение цен на экспортируемые и импортируемые товары за счет привлечения «грязных» денег для оплаты. 18)заключение фиктивных импортно-экспортных контрактов, когда товары, оплаченные авансом, не ввозятся в страну, а деньги не возвращаются. 19)погашение фирмами мнимой задолженности зарубежным партнерам по фиктивным кредитным договорам, заключенным с целью легализации незаконных доходов.
Операции, подобные отмыванию денег. Существуют специфические виды деятельности, направленные на обеспечение прямого доступа к незаконно полученным денежным средствам. Их особенностью является то, что они не включают операции, специально направленные на сокрытие и маскировку источников происхождения, владельцев, местонахождения, существования денежных средств, а также планов их дальнейшего использования. Поэтому они не подпадают под определение отмывания денег в узком смысле. К ним относятся расходование наличных средств и сокрытие доходов путем сохранения их без движения.
Расходование наличных средств. Преступники могут тратить нелегальные деньги на товары и услуги, вместо того, чтобы инвестировать их или превратить в фонды, сохраняемые на длительный срок. Осуществляются траты наличных в больших размерах, минимизируется соответствующая документация, что в дальнейшем затрудняет работу по отслеживанию подобных операций. Быстрая трата участниками процессов отмывания денег доходов на приобретение потребительских товаров затрудняет их обнаружение.
Сокрытие доходов путем сохранения их без движения. Такое экономическое поведение характерно для участников процессов отмывания денег, которых отличает более консервативная манера тратить деньги.
На Дальнем Востоке используются для отмывания «грязных» денег экспортные операции, поставки товаров за рубеж своим собственным купленным, либо учрежденным фирмам. Как правило, поставляется сырье (круглый лес, морепродукты). Деньги за их реализацию в Россию не возвращаются, а легализуются за рубежом. Преступные сообщества нередко используют схему перевода денег за оказание фиктивных услуг. Эта сфера практически полностью выпадает из-под валютного контроля, так как для ее раскрытия необходимо знать всю цепочку аферы и взаимодействовать с правоохранительными органами двух, а иногда и более стран, с которыми имеются договоры об оказании правовой помощи.
Теневой бизнес активно использует, изобретенную в Китае, подпольную банковскую систему «Fie chien» (фей чьен - полет денег) основанную на финансовых связях криминальных структур. Эта система позволяет внести деньги подпольному банкиру в одной стране, а затем «по записке» получить их в другой. Можно говорить о том, что дальневосточные преступные сообщества в тесном взаимодействии с иностранными «коллегами» уже достаточно активно освоили большинство методов «отмывания» денежных средств, полученных незаконным путем.