Hotline


Международное сотрудничество правоохранительных органов России и стран Северо-Восточной Азии

 Версия для печати

 

М. Жерновой, к.ю.н., доцент
Начальник Филиала ФГКУ «ВНИИ МВД России»
по Приморскому краю

 

ИТОГОВЫЙ ОТЧЕТ

Актуальность темы: Проблема совершенствования
международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью является одной из наиболее актуальных в деятельности
правоохранительных органов разных стран мира. Современная преступность приобрела качественно новые формы, значительно возросло количество преступлений, имеющих международные связи, обнаруживается все большее количество международных преступных группировок, членами которых являются граждане РФ.
В целях создания эффективной системы борьбы с международной
преступностью государства разрабатывают различные формы и методы
взаимодействия, постоянно совершенствуют правовую базу совместных
действий. Россия как член мирового сообщества не может вести активную
борьбу с преступностью без участия в общемировом процессе, т.к. сложившаяся криминальная ситуация требует от ее правоохранительных органов постоянно вносить коррективы в стратегию и тактику совместных с другими государствами действий по защите конституционных прав и свобод граждан. За последние десять лет, Россией был подписан ряд важных международных правовых соглашений, определяющих основные параметры оказания правовой помощи в борьбе с преступностью. Сегодня Россия - участница 67 международных договоров.
Вместе с тем раскрытие преступлений, затрагивающих интересы нескольких государств, требует постоянного повышения уровня взаимодействия правоохранительных органов различных стран, что невозможно без совершенствования законодательной базы, форм, способов и методов совместных действий, не ограничиваясь только обменом информации или выдачей преступников. Актуальность приобрели процессуальные вопросы международного взаимодействия органов предварительного расследования с аналогичными органами зарубежных стран, поскольку полноценное расследование по уголовным делам зачастую зависит от их сотрудничества. Их правовое регулирование - одно из наиболее востребованных направлений деятельности законодательных органов России.
Вместе с тем, несмотря на то, что преступность все больше принимает
интернациональный характер, проблемы борьбы с ней продолжают реализовываться преимущественно на национальном уровне. Поэтому основной целью международного сотрудничества является, с одной стороны, совершенствование законодательства в этой области, с другой - достижение единства действий государств в лице национальных правоохранительных органов при расследовании преступлений.
В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации впервые
нашли отражение нормы, регламентирующие международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства. Усилено внимание к международным принципам защиты и обеспечения прав и законных интересов участников уголовного процесса, взаимодействию органов расследования и судов РФ с соответствующими учреждениями иностранных государств в процессе осуществления производства по уголовным делам.
Однако наряду с этим некоторые вопросы, возникающие в сфере международного сотрудничества, остаются неразрешенными. В частности, нет четкого перечня оснований для отказа в оказании международной правовой помощи, не определены конкретные сроки исполнения запросов иностранных государств, нет точной регламентации прав и обязанностей представителей иностранных государств. Кроме того, в УПК РФ отсутствуют нормы, регулирующие действие международных следственно-оперативных групп, использование новых технологий при производстве следственных действий, и т.д.
Таким образом, назрела необходимость анализа проблем международного сотрудничества органов предварительного расследования по уголовным делам, прежде всего уголовно-процессуальных, криминалистических и организационно-правовых аспектов этой деятельности с целью последующей разработки концептуальных основ обеспечения такого сотрудничества.

***

Дальний Восток граничит с развитыми и быстро развивающимися странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Общая протяженность госграницы – 25 575 км, в том числе: с КНР- 2 536 км, КНДР – 78,4 км, США – 49 км, Японией – 194,3 км; а также 23 000 км морской границы с нейтральными водами. Особое географическое положение способствует интенсивному развитию международных связей.
В соответствие с пп. «о» п. 1 ст. 71 Конституции РФ координация международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ и выполнение международных договоров РФ находятся в совместном ведении РФ и ее субъектов. В настоящее время осуществление международных связей субъектами РФ регламентируется следующими правовыми актами:
Федеральный закон от 4 января 1999 г. №4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ»;
Постановление Правительства РФ от 1 февраля 2000 г. № 91 «О принятии Правительством РФ решении о согласии на осуществление субъектами РФ международных и внешнеэкономических связей с органами государственной власти иностранных государств»;
Постановление Правительства РФ от 24 июля 2000 г. № 552 «Об утверждении Правил государственной регистрации соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключенных органами государственной власти субъектов РФ».
Утверждение в 2001 г. Правительством Концепции приграничного сотрудничества в РФ имело большое значение для определения государственной политики в данной сфере, систематизации целей и задач в сфере расширения контактов российских регионов с регионами сопредельных государств, превращения приграничного сотрудничества в весомый фактор вхождения России в мировую экономику и экономического роста страны .
Под приграничным сотрудничеством понимаются согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, направленные на укрепление взаимодействия Российской Федерации и сопредельных государств в решении вопросов устойчивого развития приграничных территорий РФ и сопредельных государств, повышения благосостояния населения приграничных территорий РФ и сопредельных государств, укрепления дружбы и добрососедства с этими государствами.
Согласно Разделу I Концепции, одной из основных задач приграничного сотрудничества является содействие обеспечению национальных интересов и национальной безопасности на государственной границе РФ, в том числе в сфере борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и другими правонарушениями. При этом в Разделе III рекомендовано развивать сотрудничество в правоохранительной сфере, в том числе: совместные действия по предупреждению и пресечению преступлений и административных правонарушений, осуществление взаимодействия в сфере охраны общественного порядка, борьбы с трансграничной организованной преступностью и терроризмом, контрабандой, незаконным оборотом наркотиков и преступлениями в сфере экономики. Впоследствии эти рекомендации были закреплены в «Перечне мероприятий по реализации Концепции приграничного сотрудничества в РФ», утвержденном распоряжением Правительства РФ от 18 июня 2004 г. № 826-р.

Право на сотрудничество правоохранительных органов России с соответствующими компетентными органами других стран устанавливается федеральными конституционными законами, федеральными законами, законами РФ. Так, например, Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 (ред. от 28.11.2009) «О прокуратуре Российской Федерации» и Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 (ред. от 29.12.2009) «О милиции» прямо устанавливают, что правовой основой деятельности указанных правоохранительных органов являются международные договоры РФ.
Для Главного управления МВД России по ДФО (где наиболее актуален именно трансграничный аспект организованной преступности) возникает необходимость сосредоточивать усилия на координации международного сотрудничества с правоохранительными органами приграничных государств (Японии, Южной и Северной Кореи, Китая).
В настоящее время основными формами международного сотрудничества в правоохранительной сфере выступают:
- правовое взаимодействие (заключение межведомственных соглашений, в которых акцентируется внимание на мерах и способах противодействия транснациональным преступлениям, получившим наибольшее распространение в регионе; учитывается специфика деятельности местных преступных групп, присущих им способов совершения преступлений и ухода от ответственности);
- установление непосредственных полицейских контактов (налаживание прямого оперативного взаимодействия криминальных служб, реализация ими совместных программ и проведение совместных мероприятий).
В этих целях ГУ МВД России по ДФО регулярно проводятся встречи с правоохранительными органами стран АТР, по итогам которых подписываются протоколы и соглашения о взаимодействии в обнаружении лиц, скрывающихся на сопредельной территории, исполнении отдельных поручений и запросов, проведении совместных оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию конкретных преступлений. Рассмотрим особенности сотрудничества в противодействии транснациональной преступности с отдельными странами.
Япония. Основными направлениями взаимной поддержки правоохранительных органов двух государств являются преступления, совершенные транснациональными преступными группами, в том числе связанные с незаконной добычей и реализацией морских и лесных биоресурсов.
За последние годы проведен целый ряд официальных встреч. В частности, между МВД России и Национальным полицейским агентством (НПА) Японии в Великобритании (июнь 2005 г.); УВД Приморского края и НПА Японии во Владивостоке (май 2005 г.); ГУ МВД России по ДФО и НПА Японии в Хабаровске (декабрь 2004 г, январь 2007 г., апрель 2008 г и июнь 2009 г.). Некоторые из них были посвящены общим вопросам, на других обсуждались вопросы противодействия конкретным видам преступлений, в том числе незаконной заготовке леса и добыче морских биоресурсов с целью последующей их реализацией в Японии.
Результатами встреч стало достижение договоренностей о сотрудничестве по различным направлениям. Так, итогом региональной встречи 2005 г. стало подписание Протокола о взаимодействии и сотрудничестве, в соответствии с которым ежегодно, на уровне начальников управлений, поочередно на территории Японии и субъектов ДФО проводятся рабочие встречи. Целью таких встреч выступает не только укрепление и расширение сотрудничества в указанной сфере, но также и принятие конкретных решений о проведении конкретных мероприятий по противодействию транснациональной преступности на основе информации и сведений, которыми располагают обе стороны. При оперативной необходимости предусмотрены внеплановые рабочие встречи руководителей УВД субъектов РФ, входящих в состав ДФО, и Национального полицейского агентства Японии.
Сторонами устанавливаются прямые каналы связи с взаимодействующими сторонами путем обмена почтовыми адресами, номерами телефонной, факсимильной и Интернет связи. Любая из сторон, получив просьбу об оказании помощи, обязана дать соответствующий ответ в течение 10 дней, при чрезвычайных и экстренных ситуациях - в течение 2 дней. При этом задержание подозреваемых в совершении преступлений и лиц, в отношении которых вынесены постановления о заключении под стражу и скрывающихся в сопредельном государстве, производится только на основании просьб сопредельной стороны в соответствии с законодательством обоих государств.
Продолжается работа по созданию в Японии банка данных на граждан Японии, депортированных с территории субъектов ДФО за административные правонарушения, с целью проверки их на причастность к совершению иных преступлений на сопредельных территориях и недопущению их повторного въезда в РФ на период действия ограничений.
В целях повышения эффективности взаимного сотрудничества стороны призывают друг друга:
- осуществлять через специально уполномоченных офицеров – кураторов регулярный обмен информацией о лицах и преступных группировках, занимающихся наиболее опасными видами преступлений;
- проводить на территории обоих государств специальные мероприятия по документированию и преступной деятельности транснациональных группировок, выявлению финансовых потоков, механизмов легализации денежных средств;
- предоставлять по запросам необходимые документы, включая банковские, которые могут быть использованы в качестве доказательства преступной деятельности;
- проводить при необходимости в отношении подозреваемых специальные оперативно–розыскные мероприятия и совместные следственные действия по возбужденным уголовным делам.
Протоколы последующих рабочих встреч закрепляют схожие положения о необходимости осуществлять сотрудничество, основываясь на принципах взаимного уважения и равенства суверенитетов двух стран, в рамках законодательств, действующих на территории каждого из государств с целью ещё большего укрепления, а также развития отношений между органами внутренних дел и правопорядка двух стран. Так, протокол встречи первого заместителя начальника ГУ МВД России по ДФО с руководителем НПА Японии, состоявшейся в апреле 2008 года в Токио, закрепил необходимость совершенствования двустороннего сотрудничества сторон и взаимной поддержки в сфере борьбы с преступностью, в т.ч. связанной с контрабандой морских биоресурсов, леса и лесоматериалов.
В целях реализации положений данного Протокола, руководители Главного управления МВД России по ДФО и Национального полицейского агентства Японии договорились проводить аналогичные рабочие встречи с целью подведения итогов и анализа результатов сотрудничества и выработке предложений по его углублению. При этом стороны через аппараты связи осуществляют оперативно-розыскную деятельность в соответствии с правовыми нормами своих стран и должностными полномочиями; оказывают активную помощь в розыске и установлении местонахождения граждан, скрывшихся на сопредельной стороне; оказывают необходимую юридическую помощь по запросам и др. Стороны один раз в год предоставляют друг другу информационные сведения о совершенных преступлениях на их территориях и касающихся граждан государства другой стороны.
Однако, как уже отмечалось, подобные межведомственные соглашения не имеют приоритета над национальным законодательством и поэтому часто носят лишь декларативный характер. Кроме того, при возникновении реальной необходимости совместных действий или оказания иной правовой помощи взаимодействие правоохранительных органов Японии и органов внутренних дел ДФО осуществляется через консульские учреждения обоих государств, что значительно осложняет работу.
Следует отметить, что 12 мая 2009 г. по итогам визита Председателя Правительства РФ был подписан Договор между РФ и Японией о взаимной правовой помощи по уголовным делам. Данный документ закрепляет обязательства сторон по оказанию правовой помощи по уголовным делам, а также предусматривает основания для отказа в такой помощи. Взаимная правовая помощь в соответствии с договором включает получение свидетельских показаний, заявлений и предметов, в том числе путем проведения обыска и выемки; установление местонахождения лиц, предметов либо мест или их идентификацию; вручение документов, требующих явки лица по вызову запрашивающей стороны; передачу лиц, содержащихся под стражей и др. Договор предусматривает возможность прямой связи между центральными органами двух стран, посредством чего оказание правовой помощи станет более эффективным и быстрым.
Что касается борьбы с незаконным оборотом лесоматериалов, морских биоресурсов, основные проблемы взаимодействия между правоохранительными органами Японии и УВД приграничных территорий РФ сводятся к следующему:
- необходимо определение конкретных органов, которые могли бы оперативно реагировать и своевременно осуществлять обмен информацией, необходимой на приграничном уровне в двустороннем порядке и принимать по ней решения;
- необходимо осуществление постоянного мониторинга поставок водных биоресурсов из территориального моря и внутренних водоемов РФ на территорию Японии;
- заинтересованным службам и подразделениям МВД России необходимо предоставление информации о взаиморасчетах (движении денежных средств) субъектов хозяйственной деятельности (в т.ч. по имеющейся информации оперативного характера);
- необходим обмен данными как информационного характера (по находящимся в портах или акваториях Японии судах), так и данными о наличии на них документов (напр., сертификатов пограничных и ветеринарных служб), которые могли бы послужить основанием для проведения проверок или способствовать возбуждению уголовных дел.
КНР. Сотрудничество с правоохранительными органами Китая в противодействии транснациональным преступлениям ввиду географического расположения ДФО, а также значительного числа проживающих в регионе граждан КНР представляется особенно актуальным. Основными официальными документами, регулирующими отношения в данной сфере, являются Договор между РФ и КНР о правовой помощи по гражданским и уголовным делам (19 июня 1992 г.) и Договор между РФ и КНР о выдаче (26 июня 1995 г.).
Первый документ закрепил необходимость осуществления на основе уважения суверенитета и взаимности сотрудничества двух государств в области правовых отношений. Порядок сношений при оказании правовой помощи в соответствии с Договором установлен через центральные учреждения (с российской стороны это Минюст и Генпрокуратура России; со стороны КНР - Минюст и Верховная народная прокуратура КНР). При этом если запрашиваемая сторона считает, что предоставление правовой помощи наносит ущерб ее суверенитету, безопасности или публичному порядку, она может отказать в таковой, сообщив, однако, мотивы отказа. Если деяние, указанное в поручении, не является преступлением по законодательству запрашиваемой стороны, а также, если подозреваемый или преступник является гражданином запрашиваемого государства, это также может служить основанием для отказа в выполнении поручения.
При оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своей страны, применение процессуальных норм другой договаривающейся стороны возможно по просьбе, если только они не противоречат основным принципам законодательства запрашиваемой стороны. По уголовным делам стороны обязуются: исполнять поручения о допросе свидетелей, потерпевших, экспертов, обвиняемых; производстве обыска, экспертизы, осмотра и о других процессуальных действиях, связанных со сбором доказательств; передаче вещественных доказательств и документов, ценностей, полученных в результате преступления, а также о вручении документов, связанных с производством по уголовному делу; информировать о результатах производства по уголовному делу.
Договор закрепляет положение о том, что при направлении таких поручений необходимо указание квалификации преступления, обстоятельств его совершения положений соответствующих законодательных актов. Данный документ предусматривает также возможность взаимного обмена информацией о действующем или действовавшем законодательстве и судебной практике его применения.
Договор о выдаче вменяет в обязанность России и КНР выдавать по просьбе друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение. Преступлениями, влекущими такую выдачу, являются деяния, которые являются преступными согласно законодательству обеих стран и за совершение которых предусматривается тюремное заключение (лишение свободы) на срок не менее одного года или более тяжкое наказание по законодательству КНР или России. Договором предусмотрен ряд обстоятельств, являющихся основанием для отказа в выдаче: предоставление лицу право убежища или осуществление уголовного преследования в отношении того же лица в запрашиваемой стране. Для осуществления целей выдачи стороны сносятся друг с другом через назначенные ими компетентные органы или по дипломатическим каналам.
28 ноября 2001 г. в Москве подписано Соглашение о сотрудничестве между Министерством внутренних дел РФ и Министерством общественной безопасности КНР; а 26 июня 2002 г. в Пекине Соглашение о сотрудничестве указанных ведомств в приграничных регионах обоих государств. Указанные документы закрепляют обоюдное желание сторон укреплять взаимодействие в противодействии преступности путем обмена информацией, опытом работы, исполнения запросов об оказании международной правовой помощи и др. Координация мероприятий по сотрудничеству сторон в рамках соглашений возлагается на Управление международного сотрудничества Министерства внутренних дел РФ и Управление внешних связей Министерства общественной безопасности КНР. Кроме того, при необходимости Стороны могут определить свои оперативные подразделения для установления непосредственных контактов и каналов связи между ними.
Взаимодействие на региональном уровне осуществляется путем проведения двусторонних встреч, заключения соглашений о взаимной помощи и т.д. При этом встречи носят регулярный характер, причем наиболее тесное сотрудничество в противодействии трансграничной преступности налажено между ГУ МВД России по ДФО и Управлением Общественной Безопасности провинции Хэйлунцзян. Во исполнение Протокола о создании совместной рабочей группы по борьбе с трансграничной преступностью между УОБ провинции Хэйлунцзян КНР и ГУ МВД России по ДФО от 31 августа 2004 г. между сторонами проводятся регулярные встречи.
2 сентября 2005 г. УОБ провинции Хэйлунцзян КНР и ГУ МВД России по ДФО заключили Соглашение, в котором оговорена взаимная поддержка в сфере борьбы с преступностью. Соглашение предусматривает проведение регулярных встреч, в ходе которых должны приниматься решения о проведении конкретных мероприятий по противодействию транснациональной преступности на основе информации и сведений, которыми располагают обе стороны, а также об укреплении и расширении сотрудничества по другим направлениям правоохранительной деятельности.
Отдельные рабочие встречи проходят в виде совещаний, напр., в августе 2007 г. совещание руководителей ГУ МВД РФ по ДФО, УВД по ЕАО с руководителями УОБ провинции Хэйлунцзян КНР по вопросу «О результатах и мерах по укреплению сотрудничества в борьбе с транснациональной преступностью». В ходе совещания обсуждены вопросы организации сотрудничества по проблемам противодействия организованной преступности, подведены итоги двустороннего обмена оперативной информацией.
В результате проведенных встреч, подписанных соглашений и совместной работы в области борьбы с преступностью достигнуты определенные положительные результаты. Однако сохраняется ряд неразрешенных проблем, препятствующих осуществлению эффективного взаимодействия в рассматриваемой сфере. Это длительные сроки исполнения запросов; отсутствие практики проведения следственных действий в отношении лиц, находящихся на сопредельной территории; отсутствие принципиального подхода в отношении граждан КНР, выдворенных из России.
СПРАВОЧНО: В целях повышения эффективности исполнения запросов, направляемых российскими правоохранительными органами по каналам Интерпола в адрес наших китайских партнеров, российским Бюро Интерпола проанализировано состояние информационного обмена с НЦБ Интерпола Китая. Данные этого анализа позволяют дать следующие рекомендации:
1. В запросе должна быть дана исчерпывающая информация, предусмотренная п. 60 Инструкции, утвержденной приказом № 786 МВД России от 06 октября 2006 г., включая сведения об ущербе, причиненном преступными действиями, и каким образом китайская компания причастна/вовлечена в незаконную деятельность.
2. В целях обеспечения возможности исполнения китайскими правоохранительными органами запросов о проверки факта существования/регистрации компаний на территории КНР необходимо указывать полные реквизиты запрашиваемых юридических лиц, включая номера телефонов и факсов, причем название компаний желательно передавать на китайском языке.
3. При направлении запросов таможенного характера китайские партнеры просят предоставлять копии контрактов и товаросопроводительных документов, подтверждающих поставки из КНР и соотносящиеся с фактами, изложенными в фабуле запроса.
2.Обзор недостатков
НЦБ Интерпола при МВД России проведен анализ поступающих из филиалов МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ запросов по линии экономики, в ходе которого выявлен ряд нарушений требований Инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола, утвержденной приказом МВД России № 786 от 06.10.2006 г., а именно:
- не указываются основания проведения проверки в соответствии с п.58, 60 а;
- фабула правонарушения содержит факты, не относящиеся к предмету проверки, не указывает на наличие причинно-следственной связи между проводимой проверкой и необходимостью получения сведений в отношении запрашиваемого юридического лица;
- из существа большинства запросов не усматривается целесообразность получения информации по каналам Интерпола на данном этапе проверки, перспективы ее реализации в рамках конкретного дела;
- вопросы, ставящиеся перед зарубежными правоохранительными органами, часто выходят за рамки п. 54 вышеуказанной Инструкции и носят характер "скрытого" МСП;
филиалами игнорируется п. 55 Инструкции, предусматривающий возможность проведения проверки регистрации недвижимости в отдельных случаях и только в отношении лиц, являющихся фигурантами дел оперативного учета, а также подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжкого преступления, при условии, если известно предполагаемое местонахождение (регистрация) объектов собственности.
Отдельного внимания заслуживает состояние информационного обмена по преступлениям, связанными с таможенными правонарушениями.
По итогам прошлого года большинство результатов в части реализации информации, полученной по каналам Интерпола, связано с возбуждением территориальными таможенными подразделениями и ОВД уголовных дел по ст.ст. 188, 194 УК РФ. Однако, запросы таможенной тематики также требуют корректировки.
В целях упорядочения документооборота и разграничения полномочий ФТС России и МВД России в части, касающейся направления международных запросов, в июле прошлого года проведено совещание с представителями ГУБК ФТС России. В ходе совещания указано на недопустимость подмены функций ГУБК ФТС России при исполнении запросов таможенного содержания. Речь идет о задействовании каналов Интерпола для получения копий товаросопроводительных, фитосанитарных документов, проверка подлинности представленных для таможенного оформления документов и т.д. Решение данных вопросов регламентируют приказы ФТС России №703 от 27 июля 2006 г. и № 1502 от 06.12.2007 г., утвердившие соответствующие инструкции. Запросы же направляемые по каналам Интерпола должны использоваться для обмена полицейской информацией в отношении физических и юридических лиц, при наличии их причастности к совершенному/совершаемому преступлению.
Необходимо подчеркнуть, что ФТС России является членом Всемирной таможенной организации, порядок обмена информацией между членами которой должен осуществляться в рамках существующих таможенных соглашений, ,о чем неоднократно было указано в ответах наших зарубежных партнеров (НЦБ Интерпола Австрии, Германии и др.).
С учетом изложенного, в целях недопущения указанных недостатков в организации служебной деятельности по информационному обеспечению борьбы с преступлениями в сфере экономики и исключения фактов передачи необоснованных запросов, полагаю целесообразным:
- При получении запросов от взаимодействующих органов изучать их на предмет наличия всей необходимой информации, указанной в п. 60 Инструкции. Недостающие сведения запрашивать дополнительно.
- При подготовке документов особое внимание обращать на изложение обстоятельств совершения преступления, с указанием конкретного способа его совершения с привязкой именно к действиям запрашиваемых юридических лиц, обоснованием необходимости и цели проведения проверки.
- При рассмотрении вопроса о направлении запросов по каналам Интерпола в правоохранительные органы конкретного государства учитывать существующую практику информационного обмена по аналогичным запросам, сроках их исполнения, информировать об этом инициаторов, для обеспечения возможности принятиями ими решения о целесообразности направления запросов определенной тематики по каналам Интерпола. При необходимости методические рекомендации могут быть получены в НЦБ Интерпола).
- В направляемом запросе указывать конкретные вопросы, на которые предполагается получить ответы (в рамках компетенции Интерпола и правоохранительных органов иностранных государств - членов Интерпола). При необходимости к запросам прилагать копии контрактов или иных документов, имеющих отношении к запросу.
- Рассмотреть вопрос об изучении в рамках служебной подготовки гл. IV Инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола, утвержденной приказом МВД России № 786 от 06.10.2006 г., а также приказов ФТС России, при необходимости принять зачеты у сотрудников, отвечающих за данное направление служебной деятельности.

КНДР. В настоящее время действует Договор, заключенный между Союзом Советских Социалистических Республик и Корейской Народно-Демократической Республикой об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (Пхеньян, 16 декабря 1957 г.). Порядок сношений при оказании правовой помощи установлен через центральные органы, а объем правовой помощи предусматривает выполнение отдельных процессуальных действий: составление и пересылку документов, исполнение поручений о вручении документов, проведение обысков и выемок, пересылки и выдачи вещественных доказательств, допроса свидетелей, экспертов, обвиняемых, опроса сторон и других лиц, судебного осмотра. Договором предусмотрена также и обязанность сторон выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории для привлечения к уголовной ответственности или приведения в исполнение приговора.
Однако практическое сотрудничество между правоохранительными органами в сфере борьбы с трансграничной преступностью лишь начинает формироваться. Первое за последние годы соглашение в данной сфере было подписано в Москве 6 июня 2005 г. между МВД России и МНБ КНДР. Документ определил основные направления и формы взаимодействия правоохранительных органов, а также механизм его реализации. После этого 9 июня 2005 г в рамках официального визита во Владивостоке состоялась рабочая встреча министра народной безопасности КНДР с руководством Главного управления МВД России, на которой были обсуждены вопросы взаимодействия в приграничных районах.
Основываясь на положениях Соглашения, в сентябре 2005 г. был подписан Протокол встречи руководителей Главного управления МВД России по ДФО округу и Управления народной безопасности провинции Северный Хамген МНБ КНДР. Данный протокол закрепил порядок проведения регулярных встреч представителей обоих государств; решение о создании координирующих групп, установления каналов прямой связи с взаимодействующими сторонами путем обмена почтовыми адресами, номерами телефонной, факсимильной и Интернет связи с целью оперативного обмена информацией; решение о создании банка данных на граждан КНДР, принудительно депортированных с территории субъектов ДФО за административные правонарушения в целях проверки их на причастность к совершению преступлений на сопредельных территориях и недопущению их повторного въезда на территорию РФ на период действия в отношении их ограничений.
В случае необходимости оперативно-розыскная группа или следственно-оперативная группа, возглавляемая соответствующими руководителями подразделений и офицерами связи УНБ провинции Северный Хамген и ГУ МВД России по ДФО, может быть направлена в сопредельную страну для проведения оперативно-розыскных и следственных мероприятий по раскрытию преступлений и задержанию преступников в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством обеих стран. Сопредельная сторона должна оказывать в этом всяческое содействие. Любая из сторон, получив просьбу об оказании помощи (по аналогии взаимодействия с Японией), обязана дать соответствующий ответ в течение 10 дней, при чрезвычайных и экстренных ситуациях ответ должен быть дан в течение 2 дней. Задержание подозреваемых в совершении преступлений и лиц, в отношении которых вынесены постановления о заключении под стражу и скрывающихся в сопредельном государстве, должно производиться только на основании просьб сопредельной стороны в соответствии с законодательством обоих государств.
Приходится констатировать, что в вопросах взаимодействия двух государств еще остаются направления, требующие развития и совершенствования. Напр., значительно затрудняет контроль над преступными формированиями, участниками которых являются граждане КНДР, частое несоответствие целей их въезда на территорию округа с фактическим пребыванием, несвоевременное оформление документов и несвоевременный выезд граждан КНДР с территории субъектов округа. В рамках противодействия трансграничной преступности данная проблема требует скорейшего разрешения.
Таким образом, в рамках дальнейшего сотрудничества РФ и КНДР в целях активизации борьбы с транснациональной преступностью, организованными преступными формированиями необходимо совершенствовать работу по следующим направлениям:
- регулярный обмен информацией о международных сообществах осуществляющих свою деятельность на территории России;
- совместная оперативная разработка организованных преступных групп, специализирующихся на преступлениях транснационального характера путем создания совместных следственно-оперативных групп по конкретным уголовным делам, делам оперативного учета;
- целевое использование средств и возможностей НЦБ Интерпола и его региональных филиалов;
- обеспечение оперативного взаимодействия всех заинтересованных служб по организации борьбы с наиболее опасными видами транснациональных преступлений, а также незаконной миграцией.
Кроме того, при возникновении необходимости совместных мероприятий по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию преступлений взаимодействие с правоохранительными органами КНДР до сих пор осуществляется через территориальные представительства МИД России и пока сводится только к предоставлению сведений о ходе раскрытия преступлений, совершенных в отношении граждан КНДР.
Республика Корея. В соответствии с положениями Договора о взаимной правовой помощи по уголовным делам (1999 г.) стороны оказывают друг другу широкомасштабную правовую помощь в проведении расследований, уголовном преследовании или судебных процессах по уголовным делам. Правовая помощь включает: получение показаний или заявлений; предоставление информации, документов, материалов и вещественных доказательств; определение местонахождения и идентификацию лиц или предметов; вручение документов; исполнение запросов о проведении обыска и изъятия предметов; обеспечение дачи показаний лицами, содержащимися под стражей, и иными лицами, а также оказание ими помощи в проведении расследований; меры содействия в отношении доходов от преступления; и иные виды помощи, не запрещенные законодательством запрашиваемой стороны. При этом Договор не затрагивает вопросов выдачи преступников.
Взаимодействие органов внутренних дел ДФО с корейскими коллегами регламентируется Соглашением о сотрудничестве между МВД России и Национальным агентством полиции Республики Корея от 19 сентября 2000 г. Документ представляет собой письменное выражение намерения двух сторон сотрудничать в области противодействия преступности путем оказания правовой помощи, а также проведения регулярных встреч.
Среди встреч регионального уровня следует отметить встречу на уровне ГУ МВД России по ДФО МВД РФ с представителем Генконсульства Республики Корея в г. Хабаровске по вопросу о возможности двустороннего сотрудничества в правоохранительной области в феврале 2008 г; а также встречу УВД Приморского края с представителями Национального агентства полиции Республики Корея, посвященную обмену информацией в сфере борьбы с организованной преступностью и в отношении экспортеров сырьевых ресурсов в декабре 2004 г.
На встречах обсуждались вопросы возможности обмена информацией в отношении российских экспортеров сырьевых ресурсов, граждан РФ, совершивших противоправные деяния на территории Республика Корея, организаций и физических лиц, осуществляющих противоправную деятельность. Поднимались вопросы борьбы с организованной и международной преступностью, заслушивались предложения о возможности обмена рабочими визитами на постоянной основе, установлении периодичности рабочих визитов. Однако каких-либо официальных соглашений или иных документов в ходе встреч подписано не было.
В настоящее время взаимодействие Главного управления с правоохранительными органами Республики Корея, в части получения информации о противоправных действиях, осуществляется через Управление Генеральной прокуратуры в ДФО. С целью развития сотрудничества между органами внутренних дел и Национальным агентством полиции Республики Корея необходимо подписание протокола о взаимодействии, который бы определял конкретный порядок совместных действий правоохранительных органов.
+++
В настоящее время с остальными странами Азии сохраняется правовой вакуум. Однако сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства возможно и при отсутствии договорных обязательств РФ с иностранным государством. В таких случаях основанием для оказания помощи по уголовным делам является договоренность государств – международное соглашение, зафиксированное обменом письмами, нотами и иным образом при посредничестве Министерства иностранных дел РФ на условиях взаимности.
Юридический словарь дает понятие принципа взаимности как одного из принципов международного права, вытекающего из общего принципа суверенного равенства государств. В соответствии с принципом взаимности международные договоры заключаются на основе равноправия и взаимности выгод и обязательств .
Взаимодействующие государства выступают как равноправные, суверенные, независимые субъекты международных отношений, сотрудничество которых осуществляется на добровольной основе, т.е. вытекающие из договоров права и обязанности взаимны. Это правило содержится во всех международных договорах.
Взаимодействие по уголовным делам осуществляется только в отношении общеуголовных преступлений. В этой связи важное значение приобретает развитость уголовно-процессуального законодательства договаривающихся стран, каждая из которых способна выполнить только такие следственные действия по уголовному делу, которые предусмотрены ее законодательством. При этом нельзя требовать от другой стороны расширения их перечня до уровня собственного законодательства, ибо при заключении договора каждая исходит из имеющегося законодательства своего государства.
Объем сотрудничества предусматривает взаимное исполнение, но не принятие процессуальных решений по уголовным делам, поскольку полномочия принимать такие решения зависят от юрисдикции договаривающихся стран и определяются их внутренним законодательством. Нарушение этого правила может рассматриваться как вмешательство во внутренние дела иностранного государства, что недопустимо, поскольку противоречит общим принципам межгосударственных отношений.
Принцип взаимности также не применим в том случае, если ответные акции другой страны сопряжены с нарушением международно-правовых норм или общепринятых норм морали.
В данном случае государство может пойти на правоограничения, т.е. предпринять правомерные индивидуальные действия в ответ на недружественный акт другого государства с целью побудить правонарушителя сообразовывать действия со своими обязательствами по международному праву (реторсия).
В то же время в договорах о сотрудничестве может содержаться оговорка о взаимности. Последняя представляет собой положение, в соответствии с которым применение в России той или иной нормы обусловлено применением аналогичной нормы в иностранном государстве.
В УПК РФ содержание принципа взаимности полностью не раскрывается. Более того, он не упоминается и среди принципов уголовного судопроизводства в главе 2 УПК РФ.
В то же время следует отметить, что практически все мероприятия, связанные с направлением запросов о правовой помощи и их исполнением (ст. 453 и ст. 457 УПК РФ), основаны на принципе взаимности.
В статье 453 УПК РФ законодателем предпринята попытка закрепления системы отношений, согласно которой международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства строится не только на основе международных договоров, но и на основе принципа взаимности, когда двусторонние соглашения по различным вопросам уголовного судопроизводства и обязательства по ним принимаются от имени государства в пределах своей компетенции Верховным Судом РФ, Генеральной прокуратурой РФ, Министерством юстиции РФ, Федеральной службой безопасности РФ, Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ и Министерством внутренних дел РФ с таким расчетом, что соответствующее ведомство иностранного государства принимает на себя аналогичные обязательства и дает заверения от данного государства, что в сходной ситуации оно поступит таким же образом. С вышеперечисленными российскими ведомствами соответствующее ведомство вступает в непосредственные отношения .

ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ
ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ РФ С ОРГАНАМИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

§ 1. Направление органами предварительного расследования РФ запросов об оказании правовой помощи по уголовным делам
Международное сотрудничество, осуществляемое путем направления и исполнения запросов о правовой помощи, является одним из основных направлений деятельности государств в борьбе с преступностью. Такое взаимодействие способствует объединению усилий государств по оказанию друг другу содействия в раскрытии и расследовании преступлений, изобличении лиц, их совершивших, и вынесении в отношении них справедливого приговора, а также возмещении ущерба потерпевшим независимо от территориальных границ, различий национального законодательства и правоприменительной практики государств.
У Российской Федерации имеются специальные двусторонние и многосторонние договоры о правовой помощи по уголовным делам с 67 государствами.
Процесс оказания международного содействия по уголовным делам представляет собой совокупность протяженных во времени, последовательно сменяющих друг друга нескольких этапов. На каждом из них вступают во взаимодействие различные субъекты международного сотрудничества.
В литературе встречается мнение, что порядок направления запроса о правовой помощи по уголовным делам включает в себя следующие этапы: 1) принятие решения о том, что для дальнейшего расследования уголовного дела требуется проведение действий вне пределов Российской Федерации; 2) оформление и направление Российской Федерацией международного поручения о проведении необходимых действий; 3) получение иностранным государством поручения и принятие решения о проведении действий, которые необходимы для выполнения поступившего поручения; 4) фактическое выполнение действий иностранными государственными органами .
Необходимо обозначить и пятый этап – получение Российской Федерацией исполненного запроса о правовой помощи (либо отказ в исполнении) от запрашиваемого государства и дача юридически значимой оценки содержащихся в нем доказательств, так как без оценки и приобщения материалов, полученных в результате оказания правовой помощи, направление запроса просто не будет иметь смысла.
Рассмотрим указанные этапы более подробно.
Первый этап. В соответствии с ч. 1 ст. 453 УПК РФ субъекты правоприменения наделены правом вносить запрос о производстве следственных и иных процессуальных действий компетентным органам или должностному лицу иностранного государства по уголовному делу, которое находится в его производстве. Необходимость в запросе о правовой помощи возникает на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, когда в рамках расследуемого уголовного дела не представляется возможным осуществить на территории Российской Федерации производство отдельного следственного или иного процессуального действия ввиду того, что:
- преступление совершено на территории нескольких государств (начато на территории одного, а закончено на территории другого государства);
- часть эпизодов преступной деятельности совершена на территории других государств;
- лица, являющиеся гражданами России, после совершения преступления скрываются на территории другого государства;
- лица, не являющиеся гражданами России, но привлекаемые к уголовной ответственности правоохранительными органами РФ, скрываются на территории другого государства, в том числе и на территории государства, гражданами которого они являются;
- отдельные участники процесса (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель и др.) являются гражданами различных государств, либо проживают на территории разных государств;
- вещественные доказательства находятся на территории иностранного государства.
Необходимость взаимодействия возникает также в случаях производства следственных действий на территории другого государства независимо от гражданства лиц, проходящих по делу, а также для получения оперативной, справочной и криминалистической информации об участниках процесса, проживающих или ранее проживавших на территории других государств .
Второй этап. Исходя из содержания международных договоров можно выделить четыре вида запросов, направляемых и исполняемых в ходе международного сотрудничества по уголовным делам: а) запросы на совершение действий, результаты которых должны стать доказательствами (в том числе запросы о вызове лиц, указанных в ст. 456 УПК РФ); б) запросы об осуществлении уголовного преследования; в) запросы с требованием о выдаче; г) запросы с требованием передачи лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является. Рассмотрим более подробно особенности направления и исполнения запросов о правовой помощи, результаты которых будут служить доказательствами по расследуемому уголовному делу.
В целях получения содействия от компетентных органов и должностных лиц иностранного государства в производстве определенных процессуальных действий перед должностным лицом, осуществляющим производство по уголовному делу, возникает конкретная задача – направление запроса о правовой помощи по конкретному уголовному делу в соответствии со ст. 453 УПК РФ.
Направление и исполнение запроса осуществляется только по возбужденным, находящимся в производстве уголовным делам, при соблюдении процессуального срока, установленного для расследования преступлений. Запрос вносит полномочное должностное лицо ведомства, в производстве которого находится уголовное дело. Точность и срок исполнения запроса зависят от содержащейся в нем информации и прилагаемых к нему документах.
Запрос оформляется письменно со ссылкой на полное наименование и статью международного договора, предусматривающую объем (виды) правовой помощи. Из положения ч. 1 ст. 453 УПК РФ следует, что правовым основанием запроса является норма международного договора РФ с иностранным государством, предусматривающая оказание международной правовой помощи. Поэтому запрос не может содержать только ссылку на ст. 453 УПК РФ. При его внесении следует сослаться, прежде всего, на конкретную статью международного договора РФ, предусматривающую оказание запрашиваемой помощи. При этом международная помощь может запрашиваться только в том объеме, который предусмотрен договором.
При внесении запроса о правовой помощи органам иностранного государства, с которым Россия не имеет договоров и соглашений о правовой помощи по уголовным делам, правовым основанием запроса может являться ссылка на принцип взаимности.
Язык, на котором должен быть составлен запрос, а также прилагаемые к нему документы в ст. 453 УПК РФ не указан, поскольку он всегда оговаривается в тексте международных договоров. В ряде соглашений оговаривается также язык, на котором исполняется поручение или оформляется ответ на запрос .
Исправления, подчистки и сокращения текста запроса недопустимы. При этом почтовый адрес должен соответствовать форме написания, которая официально принята российской почтовой службой.
Соблюдение реквизитов, установленных международным договором РФ, при оформлении запроса обязательно. Если международным договором установлен иной язык, иные наименования (поручение, просьба и др.) и реквизиты оформляемых документов, чем те, что указаны в ст. 453 и 454 УПК РФ, то при составлении запроса применяется соответствующая статья международного договора.
Запрос подписывается лицом, ведущим расследование. По делу, расследуемому следственной группой, запрос подписывается руководителем следственной группы, который принял дело к производству. Запрос скрепляется гербовой печатью запрашивающего учреждения.
Анализ многостороннего и двустороннего международного законодательства о правовой помощи показал, что в некоторых договорах могут содержаться дополнительные требования к содержанию и форме запроса. Например, в ст. 13 Договора между Российской Федерацией и Республикой Индией о взаимной правовой помощи по уголовным делам, подписанного в г. Дели 21.12.1998 г. предусматривается включение в запрос цели, с которой он внесен, а при необходимости – подробностей любого отдельного процессуального действия или требований, соблюдение которых было бы желательно запрашивающей стороне, с указанием соответствующих причин.
В отношении отдельных процессуальных действий международными нормами могут быть закреплены дополнительные атрибуты при оформлении запроса. Так, если сотрудничество требует принятия принудительных мер, в запросе дополнительно указываются следующие сведения, не считая основных: «заявление о том, что запрашиваемая мера или мера, ведущая к аналогичным результатам, может быть принята на территории запрашивающей Стороны в соответствии с ее собственным законодательством; информация об имуществе, являющемся объектом запроса, его местонахождении, связи с соответствующим лицом или лицами, а также с преступлением и любые имеющиеся сведения о правах других лиц на это имущество; любая конкретная процедура, которую, запрашивающая Сторона хотела бы соблюдать» .
По смыслу ч. 1 ст. 453 УПК РФ субъекты правоприменения не вправе вносить запрос о производстве следственных и иных процессуальных действий, не предусмотренных уголовно-процессуальным законом .
Необходимость соблюдения требований международных договоров РФ в каждом конкретном случае продиктована тем, что их невыполнение может повлечь за собой отказ в оказании правовой помощи.
Следует иметь в виду, что при реализации своих прав и обязанностей в сфере международной правовой помощи по уголовным делам правоприменительные органы во всех случаях должны исходить из конституционного положения о приоритетности норм международного права перед внутренним законодательством. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ). Положение о приоритетности норм международных договоров закреплено также в ч. 3 ст. 1 УПК РФ.
Третий и четвертый этапы. Деятельность компетентных органов и должностных лиц иностранных государств при оказании международной правовой помощи по запросу Российской Федерации регулируется национальным законодательством этих государств, а также в соответствии с требованиями международных договоров.
При получении запроса об оказании содействия по уголовному делу со стороны Российской Федерации иностранный орган рассматривает и принимает решение о возможности его исполнения полностью или частично, либо отказывает в его исполнении.
При необходимости полномочные представители сотрудничающих государств ведут переговоры по выработке взаимоприемлемого пути выполнения просьбы. В случае согласия на содействие по уголовному делу определяется исполняющий орган, время и место выполнения поручения. О принятом решении уведомляется российская сторона. Результаты исполнения запроса в согласованном между государствами порядке направляются запрашивающему российскому органу.
Пятый этап. Ст. 455 УПК РФ устанавливает, что доказательства, заверенные и переданные в установленном международными договорами РФ порядке, обладают одинаковой юридической силой с теми доказательствами, которые добыты компетентными российскими органами по правилам уголовно-процессуального закона.
Принцип равенства юридической силы доказательств является одним из главных принципов взаимодействия компетентных органов и должностных лиц, определяющих содержание и границы осуществления международного сотрудничества.
Вместе с тем, чтобы стать равными по юридической силе доказательства, полученные компетентными органами или должностными лицами иностранного государства, должны отвечать определенным требованиям. Во-первых, они должны быть получены с применением тех законов иностранного государства, которые не противоречат Конституции РФ, запрещающей умаление человеческого достоинства, применение пыток, насилия, другого жестокого обращения (ст. 21). Во-вторых, при этом необходимо соблюдение условий запроса и согласие на его исполнение .
Полученные российскими органами доказательства, которые были добыты компетентным органом или должностным лицом иностранного государства путем производства запрашиваемых следственных или иных процессуальных действий, должны быть приобщены к уголовному делу, с вынесением об этом постановления. При этом субъекты правоприменения не освобождаются от обязанности проверять и оценивать полученные доказательства .
Следует иметь в виду, что такие доказательства подлежат оценке по общим правилам, установленным УПК РФ... В ходе оценки их допустимости субсидиарно учитывается не только соблюдение норм иностранного уголовно-процессуального права, как такового, но и обеспечение во время собирания доказательств с использованием иностранного закона прав человека, закрепленных и охраняемых Конституцией РФ и УПК РФ, а также международными договорами РФ. Так как кроме обеспечения оптимальных форм достижения объективной истины по делу институт допустимости доказательств должен гарантировать соблюдение прав участников процесса, ибо допустимость доказательства – есть гарантия специальных конституционных и процессуальных прав лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство .
Допустимость доказательств, полученных в процессе оказания правовой помощи, определяется точным соблюдением совокупности обязательных процедур и условий международных договоров; общепризнанных норм и правил международного права; нормативных актов Российской Федерации; соблюдением законодательства своей страны при исполнении поручения РФ, а также соблюдением установленного порядка направления и оформления следственных и судебных поручений .
Таким образом, установленные сведения только тогда станут доказательствами, когда будут проверены, исследованы и оценены с точки зрения их относимости и допустимости.
Верховный Суд РФ в связи с этим указал субъектам, обладающим властными полномочиями в сфере уголовного судопроизводства, что сведения, содержащиеся в доказательствах, могут быть положены в основу выводов по делу только после их проверки и всестороннего исследования.
При этом следует отметить, что в УПК России не указано, к какому виду доказательств, в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ, должны быть отнесены материалы, полученные в ходе исполнения международного запроса российских органов в иностранном государстве. В связи с этим у практических работников отсутствует единый взгляд на данное обстоятельство. Так, некоторые считают, что материалы, полученные от иностранных государств, относятся к иным документам (п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ), другие проводят аналогию таких материалов с российскими видами доказательств, указанных в ст. 74 УПК РФ.
§ 2. Вызов граждан с территории иностранных государств для производства следственных и иных процессуальных действий
При производстве по уголовному делу может возникнуть необходимость в вызове свидетеля, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, а также эксперта, находящихся за пределами Российской Федерации, для производства следственных или иных процессуальных действий. Причем вызваны они могут быть лишь тем должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело.
Запрос о вызове таких лиц оформляется и направляется в соответствии со ст. ст. 453- 454 УПК РФ.
Процессуальный статус вызываемого лица должен быть оформлен соответствующим процессуальным документом: постановлением (определением) о признании потерпевшим; постановлением о привлечении в качестве гражданского ответчика; постановлением (определением) о признании гражданским истцом; повесткой о вызове свидетеля; постановлением о назначении судебной экспертизы, повесткой о вызове эксперта .
Международное право содержит особые правила в отношении участников уголовного процесса, которые специально приглашаются для участия в следственных действиях с территории страны их пребывания. В таких случаях в соответствии с международными договорами РФ на иностранных свидетелей распространяется иммунитет.
Европейской конвенцией 1959 г. иммунитет рассматривается как освобождение от уголовной ответственности лица (вне зависимости от его гражданства, а также процессуального статуса), прибывшего для допроса или участия в иных следственных действиях на территорию запрашивающего государства по приглашению (повестке) последнего.
К указанным лицам относятся не только граждане страны, куда направлено поручение о вызове, но и граждане других государств, находящиеся в ее границах. По отношению к Российской Федерации все они являются иностранцами. На них полностью распространяются конституционные гарантии в области прав и свобод человека, а также права, предусмотренные соответствующими нормами УПК РФ в отношении участников уголовного процесса. Но обязанности этих иностранцев существенно отличаются от предусмотренных нормами УПК РФ для лиц, в том числе иностранцев, находящихся в России .
Принцип добровольности не распространяется на те случаи, когда повестка с вызовом на территорию РФ вручается собственным гражданам, находящимся за границей, через дипломатические или консульские представительства. В этом случае гражданин, получивший вызов о явке в соответствующие органы своего государства, обязан явиться по вызову.
Основным вопросом, изначально решаемым государством при рассмотрении запроса о содействии в явке лиц на территорию запрашивающего государства, является наличие достаточных гарантий защиты прав лиц, чьи показания необходимы. Данные гарантии включают иммунитеты и меры по обеспечению на территории запрашивающего государства физической безопасности лиц, вызываемых для дачи показаний .
Другими словами, если запрос содержит ходатайство о вызове свидетеля, потерпевшего, эксперта, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, проживающих на территории запрашиваемой страны, то в нем должны содержаться гарантии, что эти лица не могут быть на территории Российской Федерации привлечены в качестве обвиняемых, взяты под стражу, не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты любым другим мерам принуждения. Эти граждане не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ и дачу ложных показаний. В отношении них исключена уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний по делу, по которому они вызваны, а также за совершение ими преступлений в период их пребывания на территории Российской Федерации в связи с вызовом до истечения привилегий.
В случае совершения таким лицом преступления в пределах РФ за время его пребывания по вызову, следственные органы РФ обязаны возбудить уголовное дело по факту совершенного деяния и проводить расследование без его участия. При наличии достаточных оснований выносится постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, избрании меры пресечения и готовятся документы для направления требования о выдаче на основе международного договора. Но исполнение процессуальных решений, несмотря на нахождение обвиняемого в пределах Российской Федерации, производится только после отъезда обвиняемого в страну своего пребывания и только на основе международного договора по общим правилам выдачи.
В соответствии с международным и российским законодательством для дачи показаний могут быть вызваны лица, находящееся под стражей на территории иностранного государства, при условии, что эти лица передаются на территорию Российской Федерации временно для совершения действий, указанных в запросе о вызове. Запрос направляется через Генеральную прокуратуру РФ. При этом следует иметь ввиду, что в передаче такого лица может быть отказано, если: 1) содержащееся под стражей лицо не дает согласие на передачу его в РФ; 2) если присутствие такого лица необходимо для уголовного судопроизводства на территории иностранного государства; 3) если передача может продлить срок содержания его под стражей (ч. 1 ст. 11 Европейской конвенции).
Условия передачи лица определяются в каждом конкретном случае в соответствии с международными договорами или письменными обязательствами на основе принципа взаимности.
Доставленное лицо содержится под стражей и после проведения с ним российской стороной запрашиваемых действий должно быть немедленно доставлено обратно.
Процессуальные действия с участием явившихся по вызову лиц, либо лиц, содержащихся под стражей и доставленных в Россию на время производятся в порядке, установленном УПК РФ, с учетом их иммунитетов.
Аналогичные привилегии распространяются и на российских граждан, вызванных для участия в следственных действиях за рубеж.
Общее правило вызова указанных лиц, находящихся за пределами Российской Федерации, заключается в добровольности их явки (ст. 8 и 12 Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам). Более того, международными договорами предусматриваются гарантии защиты прав лиц, чьи показания необходимы.
Принцип добровольности явки лиц, необходимых для производства следственных или иных процессуальных действий, а также гарантии, которые берет на себя запрашивающее государство в связи с таким вызовом, прежде всего, предназначены для того, чтобы: 1) обеспечить защиту лица, согласившегося прибыть в запрашивающее государство; 2) соблюсти интересы запрашиваемого государства, которое в таком случае обеспечивает защиту своего суверенитета, и юрисдикцию в отношении собственных граждан.
В связи с этим при необходимости получения показаний лиц, находящихся за рубежом, наиболее эффективным и менее затратным является направление запроса в иностранное государство, с просьбой провести следственные или иные процессуальные действия с указанными лицами, либо, при возможности, использование новых технологий, в частности видеоконференцсвязи.

§ 3. Производство отдельных следственных действий при исполнении запроса о правовой помощи
Объем правовой помощи, предусматриваемый международными договорами РФ, широк. В одних соглашениях четко очерчивается круг процессуальных действий, производимых в порядке оказания правовой помощи. Другие ограничивают и объем правовой помощи, и перечень действий, реализуемых в рамках ее оказания . В-третьих, объем процессуальных действий расширен за счет «иных действий, связанных со сбором доказательств» . В ст. 453 УПК РФ указано, что «при необходимости производства на территории иностранного государства допроса, осмотра, выемки, обыска, судебной экспертизы или иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом …» вносится запрос об их производстве.
Наиболее распространенным следственным действием в процессе оказания международной правовой помощи является допрос.
Допрос при осуществлении международного сотрудничества по уголовным делам может осуществляться путем:
- направления запроса о производстве допроса на территории иностранного государства;
- исполнения запроса иностранного государства о производстве допроса на территории Российской Федерации;
- вызова граждан с территории иностранного государства;
- проведения видеоконференцсвязи.
При необходимости производства на территории иностранного государства допроса суд, прокурор, следователь вносит запрос о его производстве компетентным органом или должностным лицом иностранного государства.
В запросе о производстве допроса на территории иностранного государства помимо сведений, содержащихся в ст. 454 УПК РФ целесообразно сообщать:
- цель допроса;
- конкретный перечень вопросов, по которым необходимо допросить лицо. Вопросы должны быть построены просто, доступно, корректно и по существу. При этом желательно, заранее предусмотреть предполагаемые варианты ответа допрашиваемого и в указанный перечень включить дополнительные вопросы, обеспечивающие получение более детальной и полной информации;
- целесообразность использования конкретной процедуры или условий, соблюдение которых необходимо для Российской Федерации. Такая ситуация может возникнуть при направлении запроса в те государства, где правовая система отличается от правовой системы России. Так, например, в странах системы общего права не предусмотрено формального предварительного расследования. В связи с этим в данных государствах допрос свидетелей вне судебного разбирательства не проводится. Вместо этого сотрудниками полиции осуществляется опрос и предоставляется краткий отчет о его результатах без подписи опрашиваемого лица и обычно без указания времени и места опроса. Поэтому, в ряде случаев, в запросе по поручению российской стороны желательно указать какие реквизиты должны быть включены в исполненное поручение. В качестве приложения к запросу рекомендуется выслать бланк допроса;
- сроки, в течение которых ожидается исполнение запроса.
Исправления, подчистки и сокращения текста запроса недопустимы. При этом почтовый адрес должен соответствовать форме написания, которая официально принята российской почтовой службой.
Соблюдение реквизитов, установленных международным договором РФ, при оформлении запроса обязательно. Если международным договором установлен иной язык, иные наименования (поручение, просьба и др.) и реквизиты оформляемых документов, чем те, что указаны в ст. 453 и 454 УПК РФ, то при составлении запроса применяется соответствующая норма международного договора.
Запрос подписывается лицом, производящим расследование, с указанием его должности. По делу, расследуемому следственной группой, запрос подписывается ее руководителем, который принял дело к производству. Запрос скрепляется гербовой печатью запрашивающего учреждения.
В неотложных обстоятельствах или при допущении этого запрашиваемой стороной запрос может быть направлен с помощью средств электронной связи. При этом письменный оригинал высылается так скоро, как только это представится возможным.
Исполнение в Российской Федерации запроса о производстве допроса. Поступивший от соответствующих компетентных органов и должностных лиц иностранных государств запрос может содержать просьбу о допросе как гражданина РФ, так и гражданина иностранного государства, имеющих различный процессуальный статус.
Общие правила допроса свидетелей и потерпевших определен в ст. 189 УПК РФ. Вместе с тем производство указанного следственного действия в отношении иностранных граждан имеет ряд существенных процессуальных и тактических особенностей , обусловленных: особенностями правового положения, языковым барьером, психологическими факторами, кратковременностью пребывания на территории России указанной категории граждан.
Тактику организации и производства допроса в качестве свидетелей и потерпевших, принято делить на три этапа: 1) подготовительный; 2) рабочий; 3) заключительный.
Подготовительный этап. Важной предпосылкой успешного допроса является тщательная подготовка к производству данного следственного действия. При подготовке к допросу должностное лицо, исполняющее запрос, должно:
а) изучить запрос и прилагающиеся к нему документы;
б) определить предмет допроса и вопросы, подлежащие выяснению;
в) проанализировать обстоятельства, относящиеся к личности допрашиваемого:
- установить, пользуется ли лицо, которого следует допросить, дипломатическим иммунитетом;
- владеет ли он русским языком;
г) определить время и место проведения следственного действия;
д) подготовить технические средства, необходимые для производства допроса;
е) организовать явку лица, которое необходимо допросить в порядке запроса о правовой помощи;
ж) обеспечить явку переводчика, других специалистов, необходимость присутствия которых, потребуется при производстве следственного действия;
з) решить вопрос о присутствии при допросе представителя иностранного государства.
Время допроса иностранных граждан, не обладающих дипломатическим иммунитетом, следователь должен определять в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством. Иностранцы, как и граждане России, допрашиваются в месте производства предварительного расследования. Вместе с тем, следователь вправе, в соответствии со ст. 187 УПК РФ, если признает необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого (например, по месту временного проживания, лечения или отдыха).
Изучение личности допрашиваемого имеет важное значение при подготовке к производству допроса, особенно иностранных граждан. Для правильного определения тактики предстоящего допроса нужно знать, гражданином какой страны является подлежащий допросу иностранец. Это необходимо для установления психологического контакта с допрашиваемым. В этих условиях желательно предварительно выяснить национальные обычаи, нравы того государства, гражданином или подданным которого является допрашиваемый свидетель или потерпевший.
Помимо этого, важное значение имеет социальный статус допрашиваемого, знание особенностей уголовного, уголовно-процессуального законодательства его страны.
Рабочий этап. При производстве допроса следователю, дознавателю надлежит выяснить у допрашиваемого владеет ли он русским языком. Если нет, то какими языками владеет и на каком языке желает давать показания. В том случае, если иностранное лицо желает давать показания на русском языке, необходимо выяснить объем языкознания с тем, чтобы впоследствии избежать двоякого толкования показаний допрашиваемого.
Достаточно сложную задачу при производстве допроса иностранных граждан, не владеющих языком судопроизводства, имеет порядок организации допроса с участием переводчика.
При допросе иностранного лица, не владеющего русским языком, предлагается отойти от общепринятой схемы допроса в форме свободного рассказа и последующей конкретизации показаний путем вопросов. Это обусловлено тем, что переводчик в ряде случаев не может дословно передать показания допрашиваемого и в результате они не могут быть точно зафиксированы в протоколе допроса. Таким образом, рекомендуется выстроить допрос по схеме «вопрос-ответ». При этом вопросы должны быть заранее согласованы с переводчиком, чтобы он мог их дословно перевести допрашиваемому.
Осуществляя допрос иностранного лица с участием переводчика, необходимо выяснить уровень его компетентности, знание юридических терминов, а также приходилось ли ему ранее участвовать при производстве допроса или какого-нибудь другого следственного действия с участием иностранных граждан. При этом следователю, дознавателю желательно заранее обсудить планируемые вопросы с переводчиком в целях исключения каких-либо заминок или недопонимания во время производства допроса.
Во избежание нарушений, которые могут быть допущены в ходе допроса, свидетель или потерпевший предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний или отказ от дачи показаний. Им разъясняется право на отвод переводчика. Переводчик предупреждается об ответственности за заведомо неправильный перевод (ст. 307 УК РФ). Ему также разъясняется, что он не имеет права разглашать тайну следствия, задавать вопросы допрашиваемому без разрешения следователя. Новеллой УПК РФ является порядок закрепления участия переводчика при производстве следственных действий - это вынесение постановления о назначении переводчика и отбирание у него подписки об ответственности за заведомо неправильный перевод. Несоблюдение такого порядка влечет за собой недопустимость доказательств, полученных с участием переводчика.
При производстве допроса возможно присутствие представителя иностранного государства (ч. 3 ст. 457 УПК РФ). Просьба о его присутствии может содержаться в тексте запроса государства, гражданином которого он является. В этом случае в запросе должны быть указаны: данные, удостоверяющие личность представителя; цель его присутствия при производстве следственного действия, срок пребывания на территории России, гарантия оплаты связанных с приездом расходов. О своем решении запрашиваемая сторона сообщает письменным подтверждением или отказом. Аналогичные правила действуют и в отношении российских представителей на территории иностранного государства.
Просьба о присутствии в качестве представителя иностранного государства может исходить и от лица, уже находящегося на территории России. В этом случае до начала выполнения запроса представитель иностранного государства заявляет ходатайство (лицу, исполняющему запрос), где в письменной форме излагает цель присутствия при производстве допроса, а также просьбу о возможности задать вопросы допрашиваемому. По результатам рассмотрения такого ходатайства, должностному лицу, исполняющему запрос, необходимо вынести мотивированное постановление .
Вопросы, заданные представителем иностранного государства в ходе допроса, включаются в протокол.
Заключительный этап. Переводчик и допрашиваемый подписывают каждую страницу протокола и протокол в целом. Более того, в конце потерпевший или свидетель своей подписью подтверждает, что сделанный ему в устной форме перевод соответствует данным им показаниям. Аналогичный порядок действует и при письменном переводе показаний на другой язык. Перевод в целом и каждая его страница в отдельности должны быть подписаны и переводчиком, и допрашиваемым. Присутствующий при допросе представитель иностранного государства, а также иные лица, расписываются в конце протокола.
В ходе производства допроса по запросу иностранного государства в качестве дополнительного средства фиксации может использоваться видеозапись (ст. 164, 190 УПК РФ). С ее помощью обеспечивается полнота протокола, осуществляется контроль за точностью перевода и получение новых данных путем нового перевода, возможность неоднократного возвращения к обстоятельствам допроса и т.д. Помимо этого видеозапись оказывает дисциплинирующее воздействие на участников проводимого следственного действия, с одной стороны, объективно фиксируя поведение участников допроса, с другой – отображая качество подготовки и полноту проводимого следственного действия .
Видеозапись осуществляется в общем порядке при допросе как российских, так и иностранных граждан. К протоколу допроса видеозапись прилагается в качестве приложения.
Должностное лицо, исполнившее запрос иностранного государства о производстве допроса, составляет сопроводительное письмо учреждению, его направившему. В нем сообщается о результатах исполнения запроса, о причинах задержки исполнения (если они имели место), перечень направляемых документов и приложений к ним, данные об исполнителе.
При необходимости допросить лиц, находящихся вне пределов России, международные договоры о правовой помощи, заключенные РФ с зарубежными государствами, а так же ст. 456 УПК РФ предусматривают возможность вызова граждан с территории иностранного государства для производства следственных действий. Особенностью допроса вызванных граждан является то, что они не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ и дачу ложных показаний. В отношении них исключена уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний по делу, по которому они вызваны, а также до истечения привилегий – за преступления, совершенные ими в период их пребывания на территории Российской Федерации в связи с вызовом.
Одним из новых направлений в международном сотрудничестве по уголовным делам является использование видеоконференцсвязи.
Мировой опыт правового регулирования и практики использования видеоконференцсвязи достаточно небольшой. Законодательство Российской Федерации в настоящее время также не содержит норм, определяющих уголовно-процессуальный порядок и возможность применения видеоконференцсвязи . Причинами того, что в настоящее время видеоконференцсвязь редко применяется при производстве следственных действий, в том числе и допроса, являются: относительно недавнее появление технологии видеоконференцсвязи и обеспечивающих ее применение технических устройств; изначально высокая стоимость оборудования.
Первым договором, который на международном уровне детально регламентировал взаимоотношения государств по поводу оказания взаимной помощи с использованием видеоконференцсвязи, является Конвенция Европейского Союза о взаимной правовой помощи по уголовным делам (от 2000г.), которая значительно расширила возможности государств, подписавших и ратифицировавших ее.
Одним из положительных аспектов является тот факт, что рассматриваемая Конвенция допускает проведение допросов экспертов и свидетелей по телефону, однако при соблюдении одного из условий, а именно наличия согласия на такую форму допроса.
Факт нахождения (проживания) лица за рубежом является обстоятельством, существенно осложняющим его явку к месту следствия в иностранное государство (прежде всего из-за больших финансовых затрат). Тем более, что явка такого лица в соответствии с международным законодательством осуществляется только с его согласия и сопряжена с приобретением им определенного иммунитета. Поэтому при наличии технической оснащенности производство допроса лица, находящегося за пределами государства, ведущего расследование по уголовному делу, может происходить в режиме видеоконференцсвязи.
Учитывая вышеизложенное, можно определить некоторые общие условия производства допроса свидетеля или потерпевшего в режиме видеоконференцсвязи.
1) Должностное лицо вносит запрос о производстве допроса в режиме видеоконференцсвязи в порядке, предусмотренном ст. 453 УПК РФ, если это предусмотрено международным договором РФ, международным соглашением или на основе принципа взаимности.
2) После согласования с компетентным органом или должностным лицом иностранного государства о времени, организационных, технических условиях производства данного действия, а также круга участвующих в нем лиц, принимаются меры к разъяснению данным лицам обязанности явиться в определенное место и время для участия в видеоконференцсвязи и присутствовать до завершения процессуального действия и подписания протокола.
3) При проведении следственного действия в режиме видеоконференцсвязи трансляция должна быть организована таким образом, чтобы был виден не только допрашиваемый, но и все помещение, где происходит допрос, а также все лица, присутствующие при допросе. Иначе полученные доказательства могут быть признаны недействительными по причине возможного воздействия на допрашиваемого со стороны присутствующих при допросе лиц.
4) Допрос при использовании средств видеоконференцсвязи производится в режиме реального времени в соответствии с общими правилами, предусмотренными ст. 189-191, 166, 167 УПК РФ. Ход и результаты допроса дополнительно фиксируются с использованием видеозаписи для ее возможного представления в суде.

§ 4. Правовая помощь по делам о преступлениях в сфере компьютерных технологий.

Международная правовая помощь при расследовании компьютерных преступлений – осуществляемая в соответствии с национальным законодательством и международными договорами помощь, состоящая в принятии мер по обнаружению, закреплению и изъятию компьютерной информации (сведений, передаваемых с использованием средств электросвязи), их передачи другому государству, а также в оказании содействия в проведении обыска в компьютерных сетях (или в среде хранения компьютерных данных) с целью использования в уголовном процессе в качестве доказательства.
Согласно ст. 64 Федерального закона «О связи» (2003 г.), операторы связи обязаны предоставлять уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности РФ, информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах связи, а также иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач, в случаях, установленных федеральными законами. При проведении уполномоченными государственными органами следственных действий операторы связи обязаны оказывать этим органам содействие в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Приостановление оказания услуг связи юридическим и физическим лицам осуществляется операторами связи на основании мотивированного решения в письменной форме одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности РФ, в случаях, установленных федеральными законами.
Порядок взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности РФ, устанавливается Правительством РФ.
Постановлением Правительства РФ от 27 августа 2005 г. N 538 утверждены Правила взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность“. Правила определяют порядок взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими в соответствии с Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности” оперативно-розыскную деятельность (далее - уполномоченные органы) с использованием технических средств, обеспечивающих эту деятельность (далее - технические средства) в сети связи оператора связи, при предоставлении оператором связи уполномоченным органам информации об абонентах и оказанных им услугах связи, а также иной информации, необходимой для выполнения возложенных на уполномоченные органы задач в порядке и случаях, установленных федеральными законами. Органы ФСБ, являясь уполномоченными органами, осуществляют взаимодействие с операторами связи при проведении в рамках оперативно-розыскной деятельности оперативно-розыскных мероприятий, связанных с использованием технических средств, в том числе в интересах других уполномоченных органов. При отсутствии у органов ФСБ необходимых оперативно-технических возможностей для проведения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с использованием технических средств, указанные мероприятия осуществляют органы внутренних дел, являющиеся уполномоченными органами, в том числе в интересах других уполномоченных органов.
Сети и средства связи, используемые оператором связи, должны соответствовать требованиям, предъявляемым к ним для проведения оперативно-розыскных мероприятий и устанавливаемым Министерством информационных технологий и связи РФ по согласованию с ФСБ Российской Федерации.
Руководителем органа федеральной службы безопасности на основании заявления оператора связи, поданного не позднее 60 дней с даты получения им лицензии на оказание услуг связи, определяется уполномоченное подразделение органа федеральной службы безопасности, осуществляющее взаимодействие с оператором связи.. В случае применения оператором связи средств связи, для которых не установлены требования, указанные в пункте 4 настоящих Правил, оператор связи на основании обращения органа федеральной службы безопасности предоставляет ему технологические помещения, соответствующие требованиям, установленным Министерством информационных технологий и связи Российской Федерации по согласованию с Федеральной службой безопасности Российской Федерации.
При отсутствии у органов федеральной службы безопасности необходимых оперативно-технических возможностей указанные технологические помещения могут быть предоставлены органам внутренних дел для проведения оперативно-разыскных мероприятий, в том числе в интересах других уполномоченных органов.
Ввод в эксплуатацию технических средств в сети связи оператора связи производится в соответствии с разработанным органом федеральной службы безопасности совместно с оператором связи планом мероприятий по внедрению технических средств (далее - план), в котором указывается, в частности, срок ввода в эксплуатацию технических средств.
План разрабатывается в срок до 3 месяцев с даты подачи оператором связи заявления в орган федеральной службы безопасности. План составляется в 3 экземплярах, из которых 2 экземпляра представляются оператором связи соответственно в Федеральную службу по надзору в сфере связи и орган федеральной службы безопасности, 1 экземпляр хранится у оператора связи. Типовые требования к плану устанавливаются Министерством информационных технологий и связи Российской Федерации совместно с Федеральной службой безопасности Российской Федерации.
При вводе в эксплуатацию новых средств связи оператора связи, внедрении новых технологических решений, выводе из эксплуатации или модернизации устаревших средств связи органом федеральной службы безопасности совместно с оператором связи принимается решение о разработке нового плана. Ввод в эксплуатацию технических средств осуществляется оператором связи на основании акта, подписанного в установленном порядке представителями органа федеральной службы безопасности, Федеральной службы по надзору в сфере связи и оператора связи, а в случае, указанном в пункте 3 настоящих Правил, органа внутренних дел. Оператор связи обязан осуществить согласованные с подразделением, указанным в пункте 5 настоящих Правил, меры по ограничению круга лиц, привлекаемых к установке технических средств, а также к недопущению раскрытия организационных и технических приемов проведения оперативно-розыскных мероприятий. Оператор связи обязан своевременно обновлять информацию, содержащуюся в базах данных об абонентах оператора связи и оказанных им услугах связи (далее - базы данных). Указанная информация должна храниться оператором связи в течение 3 лет и предоставляться органам федеральной службы безопасности, а в случае, указанном в пункте 3 настоящих Правил, органам внутренних дел путем осуществления круглосуточного удаленного доступа к базам данных.
Информационные системы, содержащие базы данных, а также технические средства подключаются оператором связи к пункту управления органа федеральной службы безопасности через точки подключения. Указанные точки подключения в субъекте Российской Федерации определяются органом федеральной службы безопасности.
Базы данных должны содержать следующую информацию об абонентах оператора связи:
фамилия, имя, отчество, место жительства и реквизиты основного документа, удостоверяющего личность, представленные при личном предъявлении абонентом указанного документа, - для абонента-гражданина;
наименование (фирменное наименование) юридического лица, его место нахождения, а также список лиц, использующих оконечное оборудование юридического лица, заверенный уполномоченным представителем юридического лица, в котором указаны их фамилии, имена, отчества, места жительства и реквизиты основного документа, удостоверяющего личность, - для абонента - юридического лица;
сведения баз данных о расчетах за оказанные услуги связи, в том числе о соединениях, трафике и платежах абонентов.
В мае 2010 г. Минкомсвязи России издал приказ, предусматривающий, что интернет-провайдеры должны предоставлять правоохранительным органам информацию об IP-адресах своих абонентов для проведения оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ). Приказ от 27.05.2010 № 73 "Об утверждении Требований к сетям электросвязи для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Часть II. Требования к сетям передачи данных" опубликован на сайте Минкомсвязи - http://minkomsvjaz.ru/ministry/documents/3432/7201/9094/ .
В приказе говорится, что "сеть передачи данных обеспечивает техническую возможность передачи на пункт управления ОРМ следующей информации (...): о выделенных абоненту (пользователю) сетевых адресах (IP-адресах) до реализации функции преобразования (трансляции) сетевых адресов и до начала передачи первого информационного пакета, а также информации о завершении контролируемого соединения".
Кроме того, провайдер должен предоставлять информацию о местоположении пользовательского (оконечного) оборудования, используемого для передачи (приема) информации контролируемого соединения и (или) сообщения электросвязи, за исключением сетей передачи данных, в которых не предусмотрена технологическая возможность определения местоположения пользовательского (оконечного) оборудования.
Наряду с этим провайдер должен предоставлять информацию, связанную с обеспечением процесса оказания услуг связи в том виде и последовательности, в которых такая информация поступала с пользовательского (оконечного) оборудования или из присоединенной сети связи.
Согласно ст. 63 Федерального закона «О связи» (2003 г.), осмотр почтовых отправлений лицами, не являющимися уполномоченными работниками оператора связи, вскрытие почтовых отправлений, осмотр вложений, ознакомление с информацией и документальной корреспонденцией, передаваемыми по сетям электросвязи и сетям почтовой связи, осуществляются только на основании решения суда, за исключением случаев, установленных федеральными законами.
Следует также отметить, что Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" (1995 г.) требует наличия судебного решения для проведения мероприятий, "которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи".
Пленум Верховного суда (ВС) РФ в постановления "О практике применения судами закона РФ "О средствах массовой информации" разъяснил принцип регулирования ответственности интернет-изданий. Зарегистрированные электронные СМИ будут привлекаться к суду за противозаконные комментарии своих читателей только в случае отказа удалить их по требованию Роскомнадзора.
Согласно принятому постановлению, если комментарии пользователей Интернет-СМИ размещаются без предварительного редактирования, к ним будут применяться правила, установленные законом о СМИ для "авторских произведений, идущих в эфир без предварительной записи". То есть, в соответствии с частью 2 статьи 24 и пунктом 1 части 1 статьи 57 закона "О СМИ", ответственности за их содержание редакция не несет.
Однако обращение Роскомнадзора, обнаружившего в комментариях признаки злоупотребления свободой СМИ, наделяет сотрудников издания правом редактировать или удалять оставленные читателями суждения. Игнорирование этого права придает противозаконному комментарию совсем иной статус: высказывание на форуме тогда приравнивается к цитате в авторском материале. А это уже грозит уголовной ответственностью не только экстремистски настроенному пользователю, но и самому СМИ.
За перепечатки материалов иностранных СМИ, содержащих ложную информацию, российские СМИ не будут отвечать только в случае, если иностранное СМИ или его журналиста можно привлечь к суду в России.
Верховный Суд рекомендовал судам "выяснять, выдвигались ли уполномоченным госорганом требования об удалении сведений с форума, и было ли оно произведено". Если надзорный орган не заметил опасный комментарий на сайте, ответственность уголовно-административную ответственность должен понести экстремист-читатель, а не редакция. При рассмотрении дел о злоупотреблении свободой СМИ суды должны изучать не только слова и выражения, но также контекст и общественно-политическую обстановку.

Заключение

Анализ опыта взаимодействия с Японией, КНДР, КНР и Республикой Корея позволяет выделить следующие основные направления сотрудничества:
- взаимный обмен информацией по правовым вопросам, предоставление судебных документов;
- участие в решении вопросов о выдаче (экстрадиции);
- производство следственных действий на территории сотрудничающих государств;
- выполнение международных поручений по розыску преступников, о производстве следственных действий;
- проведение совместных следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, спецопераций;
- осуществление уголовного преследования.
Приоритет тому или иному виду сотрудничества отдается с учетом опасности и распространенности конкретных преступлений, принятых сторонами обязательств по оказанию помощи, а также сложившейся практики взаимодействия государств.
Анализ законодательства, регулирующего международное сотрудничество в противодействии транснациональной преступности, а также практики его применения показывает, что существуют негативные факторы, влекущие отказ от использования или нарушения в применении закрепленных в них положений. Применительно к ДФО к числу таких факторов можно отнести:
- отсутствие систематизации всех нормативно-правовых актов, регламентирующих данную область правоотношений и единой концепции при заключении подобных соглашений;
- излишне сложные процедуры оказания международно-правовой помощи, закрепленные во множестве разрозненных нормативно-правовых актов;
- отсутствие разработанных рекомендаций и методических указаний о порядке использования возможностей международного сотрудничества и международной правовой помощи.
Кроме того, часто рекомендательный и декларативный характер закрепленных положений не предполагает конкретных действий, направленных на противодействие транснациональным преступным проявлениям. Поэтому в завершении приведем ряд направлений, которые, по нашему мнению должны найти отражение в законодательных актах различных уровней, регламентирующих международное сотрудничество.
В сфере противодействия транснациональной преступности на Дальнем Востоке следует отнести положения, оговаривающие:
- разработку общей региональной стратегии или плана действий по предотвращению наиболее распространенных в регионе видов преступлений (контрабанда биоресурсов, торговля людьми, незаконный автобизнес и т.д.) и привлечению к уголовной ответственности участников дальневосточных транснациональных преступных группировок;
- осуществление многоцелевых согласованных действий с привлечением представителей различных органов власти;
- внедрение механизмов обмена опытом и передовыми методами работы по противодействию транснациональной преступности с соответствующими органами Японии, Китая, Кореи;
- более интенсивное использование уже имеющихся ресурсов взаимодействия государств, внедренных на региональном уровне механизмов сотрудничества;
- максимальное использование возможностей обмена информацией с использованием информационно-коммуникационных средств, предоставляемых Международной организацией уголовной полиции (Интерпол), в частности его дальневосточными региональными представительствами;
- создание и постоянное пополнение других информативных систем, баз данных, информационных картотек, способствующих проведению расследований;
- принятие конкретных мер, касающихся согласованных действий заинтересованных органов различных государств в конкретной ситуации по задержанию, привлечению к ответственности и наказанию виновных лиц;
- создание координационного механизма, предназначенного для определения региональной политики в отношении борьбы с транснациональной преступностью, разработки комплексного подхода к данной проблеме, а также оценку конкретных результатов, которых удалось добиться в данном вопросе;
- создание международных координационных органов по борьбе с отдельными видами преступлений, использующих мере возможности, все имеющиеся в распоряжении международные инструменты и механизмы противодействия этим преступлениям;
- создание конкретной и прочной основы для таких действий путем проведения, статистических, социологических, других научных исследований на и международном, национальном, региональном уровнях.
Изменения, происходящие в отношениях между соседними государствами и их приграничными территориями, новые вызовы, которые бросает здесь транснациональная организованная преступность, требуют адекватного реагирования и совершенствования сотрудничества соответствующих структур. Представляется, что перспективными направлениями уголовной политики, реализуемыми в Дальневосточном регионе, должны стать: расширение и укрепление сотрудничества с государствами АТР (на основе взаимной заинтересованности), упрощение взаимодействия между правоохранительными органами (напр., путем регламентации непосредственного взаимодействия органов этих государств) и сосредоточение усилий на преступлениях, представляющих наибольшую опасность для региона (контрабанда леса, морских биоресурсов, редких животных и растений и т.д.).