Hotline


Офшоры: «черные дыры» экономики.

 Версия для печати

 

Под таким заголовком влиятельный британский журнал Economist привлек внимание своих читателей к тому, что в Европе началась борьба против крупных компаний–неплательщиков.

 

Клиенты начали бойкотировать Amazon и Starbucks за использование ими хитроумных бухгалтерских схем, что позволяет канализировать выручку компании в налоговые гавани и сокращать издержки в странах, где компания имеет свой бизнес. Премьер-министр Великобритании Кэмерон включил в качестве одной из приоритетных тем вопросы борьбы с корпоративным уклонением от налогов в повестку дня предстоящего в июне этого года в Северной Ирландии саммита «восьмерки».

Америка начала войну с неплательщиками налогов и банками-пособниками. Депутаты американского Конгресса одобрили Закон о Налогообложении Иностранных Счетов (FATCA), в соответствии с которым на иностранные финансовые компании накладывается обязанность раскрывать информацию о своих американских клиентах. И теперь, любая связь с оффшорными фондами будет восприниматься как пятно на бизнес репутации фирмы. В прошлом году во время своей предвыборной кампании Митт Ромни был подвергнут жесточайшей критике демократов, которые упрекали его в сокрытии денежных средств на Каймановых островах. Сейчас Джек Лью, предложенный Обамой на должность министра финансов США, обвиняется в том, что когда-то имел капиталовложения на счету оффшорного банка, зарегистрированного на Каймановых островах.

Инициатива, направленная на то чтобы заставить богатых платить по счетам – заслуживает восхищения, но этот путь решения существующих проблем, как считают эксперты Economist, в конечном результате, является и ошибочным и лицемерным. Эти средства, скорее всего, хороши как основа популистской риторики. Однако аналитики уверены, что лидеры стран, которые стремятся к достижению реально прогрессивных результатов, должны, прежде всего, разобраться с проблемами у себя внутри страны и реформировать собственную систему налогообложения.

Читайте также: Тайны оффшоров

Архетипом налогового рая может быть крошечный остров, но при этом, согласно исследованиям, проведенным аналитиками Economist, когда речь идет об оффшорных налоговых зонах, их масштабы и объемы отнюдь не островных размеров. Если налоговую гавань определить как место, куда привлекаются средства компаний-нерезидентов путем предоставления облегченного варианта правового регулирования и низких, или даже нулевых налоговых ставок, да еще и полную конфиденциальность, то в мире можно насчитать 50-60 подобных мест. Они служат юридическим адресом для более двух миллионов компаний, тысячам банков, фондам и страховым компаниям. На самом деле, никто точно не знает, сколько реально денег сокрыто в оффшорах: оценки варьируются в диапазоне до, и свыше 20 триллионов долларов. И это при объеме глобального ВВП в 70 миллиардов долларов.

Однако не все налоговые гавани обосновались в солнечных краях; да и не все из них технически являются оффшорами. Для иллюстрации мошеннического характера системы оффшоров Президент США Обама любит приводить в пример здание Ugland House на Каймановых островах, ­по адресу которого зарегистрировано, ни много, ни мало, 18 тысяч компаний. В американском штате Делавэр с населением 917 тысяч человек зарегистрировано 945 тысяч компаний, большая часть которых – фиктивные. Майами – крупнейший банковский оффшор. Здесь вкладчикам из развивающихся стран предоставляют своего рода защиту от «постороннего глаза», чего им не гарантируют у них на родине.

Как известно, первые оффшорные валютные операции были осуществлены в Лондонском Сити в 50-е годы прошлого века. И по сей день Лондон специализируется на том, что помогает иностранцам действовать в обход правил. Британские фиктивные компании и партнерства с ограниченной ответственностью регулярно становятся фигурантами уголовных дел. Лондон ничем не лучше Каймановых островов, когда дело касается борьбы с отмыванием денег, считает журнал Economist. Некоторые страны Европейского Союза также являются всемирными центрами для ухода от налогообложения: компании направляют доходы в компании-«пустышки», зарегистрированные в странах с «мягкой» налоговой политикой – Люксембург, Ирландия и Нидерланды.

Также по теме: Обложите меня вашим гребаным налогом, ради всего святого!

Таким образом, реформы должны быть сосредоточены на финансовых центрах развитых стран и островах Карибского бассейна. При этом необходимо проводить грань между незаконными (отмывание денег и уклонение от налогов) и законными (сложные бухгалтерские схемы, направленные на «агрессивную» минимизацию налогов) видами финансовой деятельности.

Лучшее оружие против незаконной деятельности – транспарентность, то есть сбор и повышение доступности информации. Мелкие оффшорные центры стали предоставлять больше сведений о том, где базируется бизнес их клиентов, прежде всего благодаря американскому Закону о налогообложении иностранных счетов. Однако, при этом США не торопятся делиться информацией со странами Латинской Америки, чьи граждане имеют счета в Майами. Британские аналитики уверены, что такая ситуация должна измениться. По мнению экспертов, все могли бы сделать гораздо больше в борьбе с практикой номинальных акционеров и формальных директоров, что используется для сокрытия информации о происхождении денег. Кроме того, необходимо сделать упор на идентификацию настоящих владельцев компаний, поддерживать эти данные в актуальном состоянии и обеспечить их доступность для следственных органов в случае предполагаемых правонарушений. Несомненно, прозрачность финансовой системы имеет свои издержки, но они с лихвой компенсируются многочисленными плюсами.

Транспарентность также поможет взять под контроль более агрессивные формы корпоративного уклонения от налогов. Как показал опыт Starbucks, компании, скрывающие доходы с целью сокращения налогов, подрывают собственную репутацию. Чем чаще такая информация доводится до сведения потребителей, тем лучше.

И все-таки, морального давления недостаточно: потребителям надоедает бастовать, а правительства не вправе поливать предпринимателей грязью за то, что они пытаются сократить собственные счета (конечно, если это законно). Если что-то и нужно менять, так это систему налогообложения. Государство должно установить ограничения на внутреннее «трансферное» ценообразование, направленное на минимизацию налогов, и обязать предпринимателей регистрировать компании там, где они функционируют. Некоторые страны, включая США, уже не позволяют компаниям пользоваться различиями между законодательствами штатов. Однако, этого явно недостаточно. В неофициальном Лондоне считают, что назрела необходимость в разработке и принятии международных соглашений в данной области.

Государства также должны сократить ставки налога на прибыль компаний. Требовать денег от компаний неэффективно, ведь они успешно перекладывают эту ношу на чужие плечи. Лучше облагать налогом лично тех, кто должен платить, советует Economist, будь то владельцев капитала, сотрудников фирм или потребителей. К тому же, налоги, взимаемые с компаний, не приносят большой прибыли: в США это менее 2% от ВВП (8,5% от всех налоговых поступлений), а в Великобритании не более чем 2,7%. Отмена налога на прибыль компаний создаст другую проблему: это подтолкнет физических лиц, имеющих высокий доход, регистрироваться в качестве фирм. Тем не менее, низкие ставки налогов и повышенная бдительность налоговых органов принесут больше пользы и позволят добиться роста налоговых поступлений: в США, где налог на общую прибыль транснациональных компаний один из самых высоких в мире, живут самые злостные неплательщики налогов. А британские аналитики, видимо знают это совершенно точно.

Проводить эти реформы будет нелегко. Государства, пытающиеся сократить ставку корпоративного налога, столкнутся с обвинениями в том, что они поддаются на шантаж капиталистов. Финансовые центры и оффшорные точки регистрации компаний - от Лондонского Сити до штата Делавэр - будут отчаянно сопротивляться попыткам ужесточения их правил функционирования. Но если политики действительно хотят, чтобы «потерянные» 20 триллионов долларов начали приносить налоговые поступления, начать придется именно с этого. Вот такой мощный призыв прозвучал из Лондона. Так и хочется вспомнить Карла Маркса: Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживленным, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. (К. Маркс «Капитал», гл. 24).

Нана Яковенко

Опубликовано: 19/02/2013 13:52

Читать далее: http://www.inosmi.ru/op_ed/20130219/206084774.html#ixzz2LOoqJHzm
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook