Hotline


Ближе к жизни: чего опасаться в обновленном УПК РФ.

 Версия для печати

 

Александр Баринов,
специальный корреспондент РАПСИ

Президент Владимир Путин в понедельник дал "путевку в жизнь" новой серьезной реформе Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, одобрив закон о внесении в него очередного пакета поправок.

 

По объему и форме они весьма внушительны. Речь идет о частичном отказе от обязательных услуг понятых, введении сокращенной (упрощенной) формы дознания и изменении порядка проведения доследственных проверок.

Практикующие юристы комментируют нововведения спокойно, отмечая, что ни о какой "революции в процессуальном законодательстве" речи не идет. По их мнениям, изменения УПК внешне хоть и масштабны, но большой новости в них нет. Одна часть новелл является, по сути, возвратом к "хорошо забытому старому". Другая часть приводит процессуальный закон в соответствие с реалиями жизни.

При этом не решенной остается главная проблема: как именно новеллы будут применяться на практике и не станут ли они удобными инструментами для злоупотреблений со стороны правоприменителей.

Понятой - не лишний

Законопроект о внесении соответствующих изменений в УПК РФ и УК РФ был внесен в Госдуму почти год назад по инициативе прежнего президента Дмитрия Медведева. Однако в данном случае "застрельщиками" стали правоохранители. Еще в конце 2011 года на встрече с главой государства руководство МВД предложило модернизировать уголовное законодательство. Эти пожелания и легли в основу принятого сейчас закона. Президент тогда согласился с тезисом, что многие положения УПК явно устарели и "оторвались от жизни", признав, среди прочего, "рудиментом прошлого" институт понятых.

Сейчас понятые (формально - незаинтересованные лица, привлекаемые для удостоверения тех или иных фактов и следственных действий), в обязательном порядке должны присутствовать при всех следственных мероприятиях – от обыска и осмотра до прослушивания и сверки записей телефонных переговоров. Такая практика сложилась еще в царской России, и до сих пор оставалась одной из неотъемлемых и характерных особенностей отечественной уголовно-правовой системы. При этом она давно уже вызывала нарекания всех сторон уголовного процесса – и защиты, и самого обвинения.

Для полицейских требование в любое время дня и ночи и в любой местности "кровь из носу" разыскать граждан, которые согласятся выступить в роли понятых – понятно, серьезная головная боль. Многие адвокаты и правозащитники, в свою очередь, убеждены, что правоохранители извратили идею привлечения понятых, превратив их в инструмент для фальсификации дел. Для этого в качестве вроде как "независимых лиц" они нередко используют либо «карманных» помощников, либо привлекают откровенных маргиналов, которые на самом деле ничего не удостоверяют, а лишь подписывают то, что укажут.

Потому авторы законопроекта решили попробовать отказаться от услуг понятых в пользу более современных технических средств фиксации следственных действий. В первую очередь – видеокамер. Тем не менее, кардинально все поменять власти так и не решились, и потому сенсации не состоялось.

Согласно новым положениям УПК, обходиться без понятых следователям и оперативникам при проведении следственных действий позволено лишь только при возможности фиксации происходящего "техническими средствами". Если таковые отсутствуют, без понятых не обойтись.

Кроме того, присутствие понятых остается обязательным при проведении наиболее важных в процессуальном плане действий, таких как обыск, личный досмотр и опознание.

Хорошо забытое старое

Точно так же особой новеллой не стало и введение новой – сокращенной или упрощенной – формы дознания, которая применяется при расследовании не тяжких и, чаще всего, очевидных преступлений.

Она предполагает, что если человек признает вину и размер нанесенного ущерба, при расследовании преступления можно обойтись без проверки доказательств, против наличия которых не возражают обвиняемый, его защита или потерпевшие. В таком случае уголовное дело может направляться в суд в ускоренном порядке. Предполагается, что рассматривать его следует в упрощенном порядке. Обвиняемый при этом может рассчитывать на то, что получит в качестве наказания не более половины срока или размера, предусмотренного соответствующей статьей УК. При этом проведение упрощенного дознания может быть прекращено на любой стадии расследования дела по желанию любой из сторон. В этом случае следствие должно начать работать в полном объеме.

Формально, прежняя редакция УПК такую процедуру не предусматривала. Однако подобная практика давно уже действует при расследовании тяжких преступлений. Кроме того, упрощенное дознание применялось в советское время и в начале 1990-х годов. Только вот называлось оно по-другому – "протокольная форма сбора материалов".

Проверка с доказательствами

Самым же существенным нововведением опрошенные РАПСИ эксперты признали изменение порядка проверки сообщений о преступлениях. Попросту - доследственной проверки.

Сейчас она заключается в сборе информации и проверке фактов и обстоятельств, но реальной юридической силы результаты этой работы не имеют. Все, что оперативные службы и следователи узнают и зафиксируют до возбуждения уголовного дела, не может быть потом использовано при расследовании или в суде, и должно пройти повторную проверку с соблюдением процессуальных норм и требований. Так, при доследственной проверке, например, граждане не несут ответственности за правдивость своих слов. Точно так же эксперт до возбуждения уголовного дела не имеет права проводить экспертизу. Он может производить лишь исследование, что также не накладывает на него никакой ответственности.

Теперь же всем участникам и действиям при доследственной проверке будет придаваться тот же процессуальный статус, что и на стадии, собственно, следствия.

В теории это, безусловно, серьезное нововведение. Однако с точки зрения практики – простое приведение законодательных норм в соответствие с реалиями жизни. Просто при расследовании уголовных дел правоохранителям больше не надо будет дважды делать одну и ту же работу.

Понятийный аппарат

Многие эксперты, по просьбе РАПСИ прокомментировавшие новеллы процессуального закона, признают - с точки зрения теории новые положения УПК логичны и оправданы, и в том или ином виде присутствуют в законодательстве большинства цивилизованных стран. Так что на фоне прочих принятых в прошлом году скандальных законов конкретно этот представляется, пожалуй, одним из самых безобидных.

Вместе с тем, юристы отметили, что главные последствия от принятых новшеств будут заключаться в том, как их поймут и будут применять на деле сотрудники правоохранительных органов.

Управляющий партнер коллегии адвокатов
"
Легис групп" Максим Домбровицкий считает, что частичный отказ от практики использования понятых вполне резонен: "Как показывает практика, сейчас в качестве понятых чаще всего используют аффилированных со следствием лиц, которые, действительно, не удостоверяют факты, а лишь подписывают, что им скажут следователи или оперативники". Таким образом, по его словам, подобные понятые способствуют, скорее, не соблюдению закона, а сокрытию или оправданию допускаемых нарушений или злоупотреблений. "Отчасти поэтому сейчас практически не работает система исключения добытых с нарушениями или вообще фальсифицированных доказательств", - отметил Домбровицкий. Видеосъемка следственных действий, по его мнению, позволит фиксировать все обстоятельства и более четко выявлять нарушения и попытки злоупотреблений.

С этой точкой зрения согласен и адвокат Евгений Черноусов, который выразил сожаление, что законодатель не решился полностью отказаться от института понятых. По его мнению, он вообще вреден – для добросовестных правоохранителей создает ненужные проблемы, а для коррумпированных служит удобным инструментом для фальсификаций. "Даже самая примитивная, любительская, съемка при следственных действиях будет куда достовернее и надежнее в плане соблюдения законности и выявления нарушений", - отметил эксперт.

В свою очередь, заведующий сектором проблем правосудия Института государства и права РАН, доктор юридических наук Инга Михайловская считает абсолютно несправедливыми упреки в адрес понятых. "Они могут выступать в качестве свидетелей и допрашиваться в суде стороной защиты, которая, таким образом, имеет возможность оспаривать допустимость доказательств", - сказала она. Именно поэтому, как полагает эксперт, авторы законопроекта не решили полностью отказаться от института понятых. Михайловская также сомневается в абсолютной достоверности данных, полученных с помощью технических средств, резонно замечая: "Следователи же не сумасшедшие, чтобы снимать на видео свои собственные нарушения!"

По поводу введения упрощенного порядка дознания и новой процедуры доследственной проверки адвокат Черноусов полагает, что эти меры давно назрели, и будут способствовать более качественному и быстрому расследованию преступлений. Тем более, что новыми они являются лишь условно.

Между тем, Максим Домбровицкий, соглашаясь, что сами по себе нормы, касающиеся дознания и доследственной проверки, во многом логичны, в российских условиях, наоборот, они могут дать недобросовестным правоохранителям новые возможности для сокрытия нарушений или собственных злоупотреблений. "Если оперативники и следователи получат право формировать доказательства до возбуждения уголовного дела, а, значит, те или иные факты или события не будут требовать проверки в ходе следствия, очевидно, у стороны защиты и обвиняемых будет меньше шансов что-либо этому противопоставить, в том числе и в тех случаях, когда речь идет о нарушениях и фальсификациях", - отметил он. По мнению юриста, возникает опасность, что правоохранители будут действовать "нахрапом", запугивать людей, и, благодаря этому, в лучшем случае - просто "делать статистику".

Это же, по мнению Домбровицкого, относится и к упрощенному порядку дознания. С одной стороны, данная норма общепризнана и многим знакома. С другой, по его словам, она дает возможность запугивать и давить на людей, убеждая их признать незаконные или фальсифицированные доказательства в обмен на перспективу не очень строгого наказания.

06/03/2013
http://rapsinews.ru/legislation_publication/20130306/266628608.html