Hotline


Исследователь: чехи воспринимают взяточничество как стиль жизни.

 Версия для печати

 

В Чехии вышел сборник научных статей, среди которых наибольшее внимание общественности привлекает исследование известного криминолога Мартина Цейпа под названием “Взяточничество как жизненный стиль”.

 

Резонансная статья Цейпа обнародована в сборнике, изданном социологическим обществом имени Масарика. Некоторые рецензенты статьи отмечают, что уникальность исследования заключается в том, что Мартин Цейп смог сочетать методы социологического анализа с методами анализа психологического, а затем пришел к довольно неожиданным выводам. Самый неожиданный из них – взяточничество потеряло черты общественной исключительности, превратившись в общепризнанный стиль жизни.

Свидетельствую! Но анонимно

Степень коррумпированности в чешском сообществе даже такая большая, что люди боятся ее больше, чем преступности и безработицы, отмечает исследователь. Но одновременно о том, что в том или ином учреждении они были вынуждены дать “на лапу”, рассказали бы родственникам и знакомым лишь четверть чехов. Жаловаться по инстанциям? На такое решилось бы только 16 процентов опрошенных.

Лишь каждый десятый чех согласился бы свидетельствовать в суде против взяточника. Впрочем, только при условии анонимности. Здесь возникает парадокс: специальные анонимные телефоны, действующие в полиции и других правоохранительных органах, отнюдь не перегружены жалобщиками. Поданные заявления на конкретного взяточника полиция насчитывает отнюдь не тысячами, а разве что десятками. “Ничего удивительного, – сказал Deutsche Welle пражский криминалист, попросив не называть фамилии. – Треть населения впутана в большие или меньшие коррупционные сделки”.

Повсеместное взяточничество сказывается во всех слоях чешского сообщества. Остро реагируют на него люди малоимущие (77 процентов опрошенных), заметно толерантным является отношение среднего класса (63 процента). “Чехи, – утверждает Мартин Цейп, – начали воспринимать коррупцию как позорное, а скорее как системное явление, оно добирается до всех областей жизнедеятельности общества и становится непременным элементом функционирования большинства социальных систем”.

Коррупция как стиль жизни

Когда может быть воплощена в жизнь “Национальная программа борьбы с коррупцией”, которая в Чехии существует уже пятнадцать лет? “Учитывая выводы коллеги Мартина Цейпа, – ответил DW профессор социологии Алеш Секот, – назвать хотя бы примерный срок трудно. Коррупция так или иначе присутствует в каждой стране, но не в каждой становится жизненным стилем. Сказывается чешская специфика…”.

Взгляды аналитиков на корни чешской толерантности к коррупции очень различаются. По мнению политолога Честмира Гофганзла, “чешская специфика” берет свое начало в ноябре 1989 года. “Диссиденты, – объясняет он в интервью DW, – приняли участие в ноябрьском политическом спектакле вместе с коммунистами, чем и позволили себя “коррумпировать”. Они помогли восстановить “преемственность цивилизационного распада”, который был начат коммунистами. Бархатный способ переворота означал только то, что ключевой технологический способ овладения и манипуляции массами сменил владельца. На место откровенного насилия и диктата пришла “гуманная технология коррупции”.

“Закодированный человеческий инстинкт”?

Оппоненты Честмира Гофганзла считают такой взгляд несколько упрощенным. Так, на мартовской научной конференции “Тайна коррупции 2013”, которая проходила в Опавском университете, известная политолог Владимира Дворжакова отметила, что чешская коррупция имеет не один, не два, а сотни корней. В выступлении другого политолога – Ондржея Коутника – доминировало мнение, что взяточничество является закодированным человеческим инстинктом. Но все участники конференции согласились, что ситуация, когда сообщество относится к негативному явлению апатично и воспринимает его как норму, угрожающая.

Николай Шатилов

http://news.finance.ua/ru/~/2/0/all/2013/04/19/300696