Hotline


Управляемые теракты.

 Версия для печати

 

Александр Терентьев-мл.

Как изменятся отношения России и США после Бостона?
Громкие террористические акты в Соединенных Штатах, как известно, становятся поводом для резких изменений в мировой политике. События 11 сентября, кто бы ни стоял за ними — американские спецслужбы или исламские фундаменталисты, позволили администрации Буша-младшего открыто перейти к имперскому курсу. Какими могут быть последствия нынешнего теракта?

 

Политологи убеждены, что взрывы на финише Бостонского марафона станут поворотным моментом в отношениях Вашингтона и Москвы. Однако пока не совсем понятно, приведут они к «радикальной перезагрузке» или взаимному ожесточению в духе холодной войны.

Любопытно, что теракт в Бостоне совпал по времени с поездкой помощника президента США по национальной безопасности Томаса Донилона в Москву. Донилон привез в Кремль долгожданное письмо Обамы, о котором эксперты говорили еще с января этого года. В нем, по слухам, американский лидер призвал российских коллег не отказываться от «перезагрузки». Однако этот призыв выглядел как минимум неуместным, если не издевательским, учитывая тот факт, что всего за несколько дней до визита Донилона администрация США опубликовала список из 18 российских чиновников, в отношении которых вводятся односторонние санкции в соответствии с «актом Магнитского».

Москва ответила на «список Магнитского» зеркально, опубликовав аналогичный документ, вводящий санкции в отношении 18 лиц, причастных к легализации и применению пыток, бессрочному содержанию заключенных в тюрьме Гуантанамо, а также к нарушениям прав и свобод российских граждан в США. «Это серьезный дипломатический конфликт, — писала The Washington Post, — и говорить о «перезагрузке» сейчас просто нелепо».

Антироссийская паранойя
Неслучайно, когда стало известно, что организаторы взрывов в Бостоне — чеченцы, многие американские комментаторы заговорили о «русском следе» в терактах. «Такое ощущение, что мы вернулись в эпоху холодной войны, — отмечал эксперт по вопросам безопасности Джон Стэнтон. — На каждом углу можно было услышать: это — рука Кремля, русские нанесли удар по Массачусетсу. И казалось, все забыли о том, что Москва на протяжении многих лет пытается усмирить мятежную провинцию, в которой окопались исламские террористы». Впрочем, удивляться не приходится. Американские обыватели имеют весьма смутные представления о том, что творится в Евразии. Чего стоит, например, такая анекдотическая деталь: чешскому послу в Вашингтоне пришлось выступить с официальным разъяснением по поводу того, что «Чехия — это вовсе не Чечня, а государство, расположенное в Центральной Европе, которое находится в союзнических отношениях с США».

Представители американского истеблишмента, конечно, Чехию и Чечню не путают (за исключением Сары Пэйлин, призвавшей Соединенные Штаты «начать интервенцию в Чехию и другие арабские страны»), однако события на Северном Кавказе трактуют однозначно: чеченские «борцы за свободу» сражаются против «авторитарной России». Неудивительно, что русофобы в конгрессе США пытаются связать бостонский теракт с российскими спецслужбами, которые вызывают у них патологическую ненависть. «Это настоящий подарок для Путина, — отмечает The Daily Beast. — Чеченский след идеально отвечает интересам официальной российской пропаганды, и теперь Москва легко может дискредитировать повстанцев. Не исключено даже, что братья Царнаевы получали инструкции на Лубянке». Журнал цитирует бывшего министра масхадовского правительства Ахмеда Закаева, который намекает на то, что за терактами может стоять нынешний руководитель Чечни Рамзан Кадыров. Закаев на Западе — фигура раскрученная. И в чеченском вопросе он пользуется непререкаемым авторитетом. К тому же, как пишет The American Thinker, «к такой версии событий американцы были подготовлены заранее, ведь незадолго до взрывов конгрессмены внесли Кадырова в «черный список Магнитского».

«Кобра бросилась на хозяев»
Однако большинство комментаторов все же не столь параноидальны в оценке случившегося. Они признают, что накануне Олимпиады в Сочи Россия совершенно не заинтересована в том, чтобы чеченская тема вновь оказалась в центре внимания мировых СМИ. Более того, они готовы даже согласиться с тем, что «экстремизм братьев Царнаевых объясняет жесткость Путина на чеченском направлении». «Для американцев бостонская трагедия стала оправданием российского президента, — пишет The National Interest, — а когда он позвонил Обаме и пообещал помочь в расследовании взрывов, у многих возникло ощущение дежавю». (Вспомним, что в 2001 году после терактов в НьюЙорке Путин первым из мировых лидеров позвонил Джорджу Бушу, выразил свои соболезнования и предложил реальную помощь в налаживании связей с афганским Северным альянсом.) И хотя Путин рассчитывал, что после 11 сентября западные партнеры приглушат критику российской политики в Чечне и война на Северном Кавказе будет признана частью борьбы с международным терроризмом, этого не произошло. Более того, Соединенные Штаты старательно опровергали все заявления Москвы о связях чеченцев с «Аль-Каидой». Именно в эпоху Буша министру иностранных дел в правительстве Масхадова Ильясу Ахмадову было предоставлено политическое убежище и даже выдан грант правительства США.

Именно тогда был создан Американский комитет за мир в Чечне, в который вошли ведущие неоконсерваторы: Ричард Перл, Кеннет Адельман, Джеймс Вулси. Эти люди разрабатывали идеологию войны с террором и обещали, что иракская кампания станет для Вашингтона «легкой прогулкой». Они уверяли, что Соединенные Штаты имеют право наносить превентивные удары по странам, в которых скрываются члены «Аль-Каиды», и при этом настаивали на том, что Россия должна капитулировать перед своими террористами. «Еще в 90-е годы американцы всячески поддерживали чеченцев, уверяя, что их «борьба за независимость» является логичным продолжением распада СССР, — сказал в интервью «Однако» политолог Сергей Михеев. — Они оказывали помощь бандформированиям на Северном Кавказе, не стеснялись называть «повстанцами» боевиков, которые расстреливали детей, а в нулевые годы запустили программу, позволившую огромному количеству чеченских беженцев, в том числе и тем, кто имел непосредственное отношение к боевым действиям, получить политическое убежище на Западе». Изменить свое отношение к чеченским боевикам американцев не заставили даже заявления «эмира Кавказского эмирата» Доку Умарова, который несколько лет назад присоединился к международному джихаду и пообещал бороться не только с Россией, но и с Америкой и другими западными странами. «Для Соединенных Штатов важнее всего ослабить Россию как потенциального конкурента, — говорит Михеев, — и они по-прежнему отказываются признавать террористическими радикальные исламистские организации Северного Кавказа. Американские спецслужбы позволяют чеченским боевикам вести информационную и пропагандистскую деятельность. Например, у сайта «Кавказ-центр» существует множество серверов в Соединенных Штатах, и в Вашингтоне закрывают на это глаза. Получается: за что боролись, на то и напоролись».

Путин не раз предупреждал западные страны, что, предоставляя убежище чеченцам, они создают себе лишние проблемы. Что самое интересное, в 2011 году по рекомендации российских спецслужб следователи ФБР вызывали Тамерлана Царнаева на допрос и пытались выяснить, связан ли он с экстремистскими организациями. «Никаких связей с террористами не обнаружено, — был вынесен вердикт. — Царнаев является политическим беженцем, и в Москве, скорее всего, к нему относятся предвзято». (Братья Царнаевы получили статус политических беженцев в 2002 году.)

И когда журнал Foreign Policy вопрошает: «Почему они обернулись против США, которые предоставили убежище их семье и дали возможность реализовать американскую мечту?» — ответ очевиден. По той же причине, что моджахеды в Афганистане, которых Америка приручила в 80-е годы, объявили ее потом своим главным врагом (по образному выражению Мадлен Олбрайт, «кобра бросилась на своих хозяев»). «Когда из геополитических интересов Соединенные Штаты флиртуют с исламскими фундаменталистами, ни к чему хорошему это не приводит, — пишет The American Thinker. — И Россия уже в который раз вынуждена повторять сакраментальную фразу: «Мы же вам говорили».

«Неудобная правда» о бостонских взрывах
С другой стороны, нельзя исключать, что американские власти намеренно «проморгали» теракт в Бостоне, чтобы привлечь внимание к чеченской теме и использовать ее как козырь на переговорах с Россией. Спецслужбы, как выясняется, давно уже пасли братьев Царнаевых, и многие в конгрессе обвиняют их сейчас в «преступном попустительстве». Действительно, еще пять месяцев назад находящийся под колпаком Тамерлан Царнаев создал в YouТube страничку под названием «Террорист», на которой были выложены видеоролики экстремистского содержания. А его младший брат Джохар обозначил свой статус в Twitter: «буду погибать молодым». У многих наблюдателей возник вопрос, откуда у чеченцев появились сложные взрывные устройства и целый арсенал оружия. Родители Царнаевых уверяют, что их сыновей подставили. «Это — политический заказ, голливудское шоу, — говорит Анзор Царнаев. — В течение последних двух лет сотрудники ФБР постоянно приходили к моим детям, утверждали, что знают, что они едят, где бывают, чем занимаются. «Мы не хотим, чтобы в Америке взрывались улицы, — говорили они, — смотрите, ничего не натворите». Получается, фэбээровцы заранее знали, что произойдут взрывы, все было запланировано еще два года назад».

Издания Infowars и Na tu ralnews, которые в свое время обнародовали «неудобную правду» о событиях 11 сентября, убеждены, что нынешний теракт выглядит не менее управляемым, чем падение башен-близнецов в Нью-Йорке. Больше всего вопросов вызывают фотографии с бостонского марафона, на которых изображены атлетического вида мужчины в штанах военного покроя и черных куртках. Все они с большими рюкзаками, напоминающими те, в которых находились взрывные устройства. Журналисты уверяют, что это сотрудники частной военной компании The Craft, основанной легендарным американским снайпером Крисом Кайлом (на бейсболке одного из подозрительных мужчин можно даже увидеть характерный логотип The Craft в виде стилизованного черепа). Фотографии «оперативников» запрещено публиковать в СМИ, и у многих это вызывает подозрения. Подозрительными кажутся и учения, которые, по словам некоторых очевидцев, проходили перед началом марафона. И, может быть, неслучайно многие американские политики, связанные со спецслужбами, призывают допрашивать оставшегося в живых террориста «в особом режиме», присвоив ему статус военнопленного и поместив в тюрьму в Гуантанамо.

«Перезагрузка перезагрузки»
Как бы то ни было, теракты всегда были инструментом, с помощью которого Соединенные Штаты оправдывали резкие развороты в своей политике. Да, в последнее время отношения Москвы и Вашингтона накалены до предела, стороны денонсировали ряд двусторонних соглашений, которые в том числе затрагивали вопросы борьбы с терроризмом. «Соединенные Штаты ни за что не хотели делиться информацией с российскими спецслужбами, опасаясь, что они передадут ее американским противникам, которые пользуются покровительством Кремля», — писал Мэтт Рожански, специалист по России из Фонда Карнеги. Однако, как отмечает теперь эксперт Брукингского института Фиона Хилл, «Путин вполне может начать «перезагрузку перезагрузки». Администрация Обамы готова пересмотреть свои взгляды на российскую политику на Кавказе, совершив разворот на 180 градусов». «У России и Америки появился шанс восстановить доверие в области безопасности и борьбы с терроризмом, — вторит ей американский политолог Фред Каплан, — хотя Москва, безусловно, будет настаивать на том, чтобы американцы отказались от поддержки радикального ислама во всем мире, в том числе и в Сирии».

Согласятся ли на это Соединенные Штаты, мы увидим уже в ближайшее время. Если будет признано, что братья Царнаевы связаны с экстремистскими организациями Северного Кавказа, значит, во внешней политике США произошла революция. Однако не исключено, что американцы пойдут на попятный. «Отрабатывается версия, что это террористы-одиночки, не имеющие никакого отношения к исламистскому подполью в Чечне и Дагестане, — отмечает Сергей Михеев. — Свихнувшиеся ребята, начитавшиеся экстремистских текстов в интернете, — вполне удобоваримая формула для тех политиков, которые не хотят признавать северокавказский след». И подспудно западное общество готовят к такой трактовке событий. «Если два молодых человека чеченского происхождения совершили теракт, — пишет The New York Times, — это еще не значит, что чеченский терроризм пришел в Соединенные Штаты. В самой Америке существует масса раздражающих факторов, и бостонские взрывы скорее напоминают стрельбу в школе Колумбайн или Сэнди Хук, чем захват школы в Беслане или теракт на Дубровке».

10 мая 2013.
http://www.odnako.org/magazine/material/show_25466/