Hotline


Современные криминальные вызовы и противодействие им (в условиях Сибири и Дальнего Востока)

 Версия для печати

 

kriminalnye_vizovy.docx (0 байт)  kriminalnye_vizovy_oglavlenie.docx (0 байт)  

В монографии, созданной коллективом авторов при участии Владивостокского центра по изучению организованной преступности, в центре внимания находится рассмотрение вопросов, связанных с различными проявлениями организованной преступности, коррупции и борьбы с ними. Неустойчивость в экономике, неадекватность правовой политики современным реалиям, резкое имущественное расслоение общества, неуверенность в завтрашнем дне и падение роли духовности – все это существенным образом сказывается на росте преступности, особенно организованной, является непосредственным источником роста и коррупционных проявлений.

 

Представляемая вниманию читателей новая книга Владивостокского Центра по изучению организованной преступности содержит результаты нескольких исследовательских проектов, выполненных в 2010-2011 гг. по специальным персональным грантам, выделенных победителям очередного конкурса проектов.
Особый интерес представляет глава «Организованные преступные сообщества Восточной Сибири» (авторы: А.Л Репецкая, д.ю.н., профессор Байкальского государственного университета экономики и права и А.А. Христюк).
Авторы констатируют, что в Сибири продолжает активно действовать Братское преступное сообщество, состоящее из нескольких преступных организаций. Данное сообщество на сегодняшний день является единственным мощным криминальным образованием на территории всей Восточной Сибири, способным оказывать свое влияние не только на состояние и структуру общеуголовной преступности, но и на экономическую и даже политическую сферы региона.
Новым бизнесом для региональных организованных преступных формирований становятся криминальные захваты предприятий – рейдерство. В Иркутской области в последние годы имели место недружественные поглощения лесоперерабатывающего российско-японского совместного предприятия «Игирма–Тайрику», предприятия по производству алюминия «Алюком–Тайшет», угледобывающего предприятия «ВостСибУголь», Братского и Усть-Илимского лесопромышленных комплексов и др. В связи с этим интересна экспертная оценка рейдерства как формы проявления организованной преступности. Так, почти половина (49 %) опрошенных сотрудников органов внутренних дел и 38 % работников прокуратуры считают, что захваты предприятий всецело являются сферой деятельности организованной преступности.
Абсолютное большинство опрошенных экспертов (90 %) уверены, что действующие организованные преступные формирования полностью поделили регион на сферы влияния. При этом 37 % респондентов считают, что данное деление происходит по территориальному принципу, а 23 % – по отраслевому.
Восточная Сибирь, в силу своего удобного географического положения, имеет определенную популярность у граждан азиатских государств. Поэтому здесь возрастает активность этнических преступных формирований, прежде всего в сфере незаконного оборота оружия, наркотиков, психотропных веществ, золота, спиртных напитков, краж и контрабанды автомобилей, хищения топливно-энергетических ресурсов, цветных металлов и вывоз их из России.
Помимо этого, наблюдается сращивание российских и иностранных организованных преступных формирований.
Основными видами деятельности организованных преступных формирований, по мнению экспертов, являются следующие: контроль рынка торговли наркотиками, незаконные операции с наркотиками (67 %), контроль игорного бизнеса (51 %) и рынка ГСМ (47 %), кражи автомобилей (40 %), контроль рынков, магазинов, торговых точек (34 %), контроль рынка проституции (30 %), а также уклонение от налогообложения (29 %).
Интерес организованных преступных формирований проявляется преимущественно к следующим сферам экономики: лесная и деревоперерабатывающая промышленность, черная и цветная металлургия, предприятия по выпуску алкогольной продукции, а также топливно-энергетический сектор экономики.
Местная организованная преступность контролирует все уровни бизнеса, осуществляемого на территории региона.
Оценка параметров региональной организованной преступности и мнение экспертов позволяет прогнозировать основные тенденции в дальнейшем развитии региональной организованной преступности. К таковым авторы относят следующие:
• значительное доминирование экономической организованной преступности над общеуголовной, доля которой будет уменьшаться;
• стремление к легализации криминальной деятельности; переход к легальной и полулегальной деятельности. Эта тенденция обычно приводит к усилению криминализации ранее легальных экономических структур. В этой связи произойдет значительное увеличение части экономических субъектов, действующих в пограничной зоне между легальным и криминальным бизнесом;
• совершенствование криминально-коммерческой деятельности организованных преступных формирований (финансово-банковские мошенничества, коммерческо-производственная деятельность, криминальная приватизация, нарушение налогового законодательства, изготовление и сбыт поддельных кредитных карт и иных платежных документов и т. п.);
• активное использование в качестве резерва ОП молодежных группировок антиобщественной направленности;
• увеличение масштабов незаконной миграции, и связанная в этим -интернационализация преступной деятельности;
• использование новых способов совершения преступлений и современных достижений науки и техники; значительное повышение интеллектуального потенциала организованной преступности;
• дальнейшая политизация организованной преступности: усиление стремления ОПГ вторгнуться в политику и сферу государственного управления, лоббировать свои интересы во властных структурах всех уровней путем подкупа представителей власти и должностных лиц, влиять на ход выборов в представительные органы (продвижение своих депутатов);
• создание и совершенствование отлаженной системы противодействия контролю со стороны общества и государства, и как следствие усиление влияния на правоохранительные органы. Однако в связи с усилением борьбы с коррупцией в стране преступные формирования будут вынуждены целенаправленно готовить своих людей для работы в органах власти и управления.
• активное продвижение организованной преступности в сфере некриминализированных общественных отношений и опережение текущего законодательства и практики правоохранительных органов в целях получения безопасных и по сути правомерных доходов;
• увеличение случаев купли-продажи земельных участков, находящихся как в городах, так и за их пределами, в нарушение гражданского и земельного законодательства;
• криминализация страхового бизнеса. В ближайшие несколько лет количество уголовных дел по мошенничеству в страховой сфере увеличится как минимум в 5 раз. Как правило, это фальсификация страховых случаев и сговор с оценщиками о занижении стоимости оцениваемого имущества;
• проведение организованными преступными формированиями широкомасштабных операций по присвоению результатов интеллектуальной деятельности (пиратство в отношении компьютерных программ, аудио- и видеозаписей, книжной продукции);
• при освобождении преступных авторитетов из мест лишения свободы активизируется борьба внутри группировок за лидерство.
Большой интерес вызывает и глава «Китайская организованная преступность на Дальнем Востоке России», выполненная к.э.н. С.Е. Лелюхиным.
В Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) расширяются масштабы незаконного оборота наркотиков, варварское уничтожение объектов флоры и фауны, находящихся под защитой, нелегальной миграции, торговли женщинами, незаконного вывоза за рубеж биоресурсов, леса, драгметаллов, ввоза похищенного автотранспорта, отмывания денежных средств и.п., в организации которых все больше принимают участие преступники из числа этнических китайце. Указанной деятельности способствует коррупция, проникшая во все сферы власти.
Начиная с 90-х годов двадцатого века, российский Дальний Восток является объектом устойчивого интереса китайской организованной преступности.
На основе анализа транснациональных проявлений китайской организованной преступности автор предпринял небезуспешную попытку определить ее характерные особенности в Российской Федерации, специфические направления преступной деятельности китайских преступных организаций, действующих на территории российского Дальнего Востока, а также факторы, способствующие ее активизации в современных условиях.
В Российской Федерации, также как и в других странах, китайские преступные организации оказывают давление, прежде всего, на китайских торговцев и бизнесменов, требуя от них плату за защиту («крышу»).
Китайские торговцы, торговавшие товарами народного потребления на городских рынках до недавнего времени самостоятельно, а в настоящее время через т.н. «русских» продавцов, представляют для преступников цель, заслуживающую самого серьезного внимания, так как по экспертным оценкам ежегодно из Китая в России контрабандным способом ввозится товаров ширпотреба на сумму более 10 миллиардов долларов США.
На Дальнем Востоке китайцы, наряду с другими преступными деяниями, занимаются незаконным распространением наркотиков. Примерно 90% синтетических наркотиков и психотропных веществ, ввезенных в дальневосточные регионы, попадают туда из Китая, где триады создали обширную сеть лабораторий. В последние годы эфедрин (лекарственный препарат) в больших количествах ввозился в Приморье, где из него производили синтетических наркотик эфедрон, более дешевый по сравнению со своими аналогами, который в последующем распространялся на территории регионов Дальнего Востока и Сибири.
В 2010 году уровень наркопреступности в Дальневосточном регионе превысил общероссийский на 46%. Значительно – почти на 80% – выросло количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в Амурской области и Приморском крае. За 2010 год из незаконного оборота в Дальневосточном федеральном округе изъято 8 кг наркотиков амфетаминовой группы и 14,5 кг синтетических наркотических средств. Определенный процент изымаемых из незаконного оборота синтетических наркотиков поступают из Китая, где активно производятся их новые виды. Серьезную опасность представляет ввоз сильнодействующих веществ, из которых уже на российской территории в подпольных нарколабораториях изготавливают метамфетамин.
Большие доходы китайские преступные группы получают от контрабанды сырья из России в Китай.
Незаконная добыча морепродуктов - другая область сотрудничества между китайскими и российскими преступными группами.
Автор попытался оценить масштабы деятельности преступных китайских этнических сообществ на территории Российской Федерации. Были названы следующие их характерные особенности: относительно небольшой период деятельности китайской организованной преступности на территории России и ее бурный рост, вызванный ускоренными темпами китайской миграции; сращивание китайской и российской организованной преступности, действующей на территории Российской Федерации; установление китайской организованной преступностью тесных связей с российскими правоохранительными органами и властными структурами; высокая степень конспирации китайских преступных организаций и ориентация на членов китайской диаспоры, находящихся на территории Российской Федерации, как на объект преступного посягательства; взаимодействие китайских преступных организаций, действующих на территории Российской Федерации, с китайскими спецслужбами и другими госорганами; специфические направления преступной деятельности китайских преступных организаций, действующих на территории России.
С.Е. Лелюхин отмечает, что доля выявленных китайских ОПГ на Дальнем Востоке составляет 32,2%, а в Восточной Сибири 34,3% среди всех этнических ОПГ, действовавших в названных регионах.
По данным на 2002 г., на территории Приморского края действовали около 50 группировок, в которые входили русские и китайские преступники. Китайские фирмы в сотрудничестве с местными ОПГ смогли наладить секс-туризм с маршрутом из северо-восточных районов Китая в Приморье. Группа из 50-60 секс-туристов приносит «групповоду» (одна из самых доходных профессий в Северном Китае) до тысячи долларов. Плюс дополнительные доходы от посещения саун с «восточным массажем», стриптиз-клубов с «продолжением банкета», интим-магазинов и т.д.
Через многие китайские и созданные с их участием совместные предприятия на Дальнем Востоке и в Сибири за бесценок уходят стратегические промышленные ресурсы, высокоценное лекарственное и сельскохозяйственное сырье, ценная и редкая древесина и морепродукты. По подсчетам Дальневосточного управления таможни, в 2001-2003 годах в Китай и через Китай незаконно вывезено товаров и услуг на сумму минимум 3 миллиарда долларов. В том числе по упомянутым выше позициям не менее чем на 2 миллиарда долларов.
Одним из источников дохода китайской «мафии» является криминальный экспорт так называемого промышленного леса, то есть ценных пород дуба, кедра и ясеня. По мнению специалистов, именно процветающий черный рынок, где жители КНР скупают древесину в пять-шесть раз дешевле ее стоимости на мировом рынке, подорвал некогда процветавшую лесопромышленную отрасль Приморья.
Только в одном Приморье ежегодно нелегально вырубается около 1,5 млн. кубометров древесины. Интенсивность внимания китайцев к российскому лесу во многом объясняется тем, что в Китае введен мораторий на вырубку своих лесов. Теневые структуры ежегодно получают около 150 млн. долл. прибыли, что составляет почти половину годового бюджета края.
Порядка 80% квот биоресурсов находятся под негласным контролем иностранцев, в основном китайцев. Уже в ближайшие два-три года китайский концерн «Pacific Andes» планирует удвоить ежегодный объём вылова в Тихом океане, который составит более 1 млн. тонн. Таким образом, на долю компании будет приходиться 1-2% мирового рыбного рынка. По неофициальной информации, почти все крупные рыбодобывающие компании Дальнего Востока сотрудничают с этим «рыбным монстром».
Большой эмпирический материал собран и в главе «Система криминологической и организационно-правовой защиты биоресурсов Дальнего Востока» (А.А. Смывалов, хабаровская краевая общественная организация «Центр охраны водных биологических ресурсов»)
Дальневосточный регион, являясь отраслевым лидером, обеспечивает добычу более 65% водных биоресурсов, вылавливаемых в Российской Федерации. Вместе с тем, именно на Дальнем Востоке наиболее остро выделяется проблема незаконного рыболовства водных биоресурсов и их теневого экспорта в государства Азиатско-Тихоокеанского региона.
Несмотря на нарастающее из года в год применение сил и средств органов государственной власти, задействованных в сфере охраны водных биоресурсов, кардинального изменения ситуации на указанном направлении деятельности пока не произошло. Широкомасштабная незаконная добыча (вылов) водных биоресурсов по–прежнему наносит значительный ущерб экономической безопасности России. Приводятся конкретные данные, подтверждающее данное положение.

Глава «Обоснованность криминализации коммерческого подкупа» выполнена ассистентом Сибирского федерального университета С.Д. Красноусовым.
Главными субьектами, которые должны, по мнению опрошенных автором респондентов, противодействовать коррупции в коммерческих организациях, являются Президент РФ и прокуратура РФ.
Большинство респондентов очень недовольны работой правоохранительных органов по борьбе с коррупцией, как в отношении чиновников (55%), так и в коммерческих организациях (49%). %). Число респондентов, которые иногда довольны, практически равно как в первом, так и во втором случае, 33% и 32% соответственно. Таким образом, негативную оценку работе правоохранительных органов в совокупности дают более 70% респондентов. Подобная тенденция представляется опасной в условиях, когда общество ждет активных действий именно от этих органов, что может снизить уровень ожиданий от антикоррупционной политики государства.
Глава «Коррупция в таможенных органах Дальнего Востока» (авторы К.А. Гарбузарь и Т.В. Филоненко).
На основе анализа ситуации с коррупцией в таможенных органах, авторы формулируют ряд предложений, реализация которых будет способствовать разрыву неформальных, коррупционных связей государственных гражданских служащих и представителей бизнеса, позволит сбалансировать интересы государства в лице администрации и работника (государственного служащего), более активно задействовать профилактические рычаги.
Глава «Международное сотрудничество правоохранительных органов России и стран Северо-Восточной Азии» (М.В Жерновой, к.ю.н., доцент, начальник Филиала ФГКУ «ВНИИ МВД России» по Приморскому краю и А.Н. Сухаренко).
Анализ законодательства, регулирующего международное сотрудничество в противодействии транснациональной преступности, а также практики его применения показывает, что существуют негативные факторы, влекущие отказ от использования или нарушения в применении закрепленных в них положений.
В сфере противодействия транснациональной преступности на Дальнем Востоке авторами формулируются положения, которые должны найти отражение в законодательных актах различных уровней, регламентирующих международное сотрудничество и оговаривающие:
- разработку общей региональной стратегии или плана действий по предотвращению наиболее распространенных в регионе видов преступлений (контрабанда биоресурсов, торговля людьми, незаконный автобизнес и т.д.) и привлечению к уголовной ответственности участников дальневосточных транснациональных преступных группировок;
- осуществление многоцелевых согласованных действий с привлечением представителей различных органов власти;
- внедрение механизмов обмена опытом и передовыми методами работы по противодействию транснациональной преступности с соответствующими органами Японии, Китая, Кореи;
- более интенсивное использование уже имеющихся ресурсов взаимодействия государств, внедренных на региональном уровне механизмов сотрудничества;
- максимальное использование возможностей обмена информацией с использованием информационно-коммуникационных средств, предоставляемых Международной организацией уголовной полиции (Интерпол), в частности, его дальневосточными региональными представительствами;
- создание и постоянное пополнение других информативных систем, баз данных, информационных картотек, способствующих проведению расследований;
- принятие конкретных мер, касающихся согласованных действий заинтересованных органов различных государств в конкретной ситуации по задержанию, привлечению к ответственности и наказанию виновных лиц;
- создание координационного механизма, предназначенного для определения региональной политики в отношении борьбы с транснациональной преступностью, разработки комплексного подхода к данной проблеме, а также оценку конкретных результатов, которых удалось добиться в данном вопросе;
- создание международных координационных органов по борьбе с отдельными видами преступлений, использующих мере возможности, все имеющиеся в распоряжении международные инструменты и механизмы противодействия этим преступлениям;
- создание конкретной и прочной основы для таких действий путем проведения, статистических, социологических, других научных исследований на и международном, национальном, региональном уровнях.
Изменения, происходящие в отношениях между соседними государствами и их приграничными территориями, новые вызовы, которые бросает здесь транснациональная организованная преступность, требуют адекватного реагирования и совершенствования сотрудничества соответствующих структур.
Надеемся, что новая книга будет полезна читателям и с интересом ими встречена.

В.А. Номоконов, доктор юридических наук, профессор, директор Владивостокского центра по изучению организованной преступности.