Hotline


Борьба с преступностью: негативные тенденции.

 Версия для печати

 

Юрий МЕЛЬНИКОВ, кандидат юридических наук, заместитель председателя Приморского регионального отделения Ассоциации юристов России, заместитель прокурора края в отставке.

Глава МВД России Владимир Колокольцев в ходе своей рабочей поездки в Приморье в конце февраля 2013 г. подтвердил, что Приморский край занимает одно из последних мест в РФ по раскрываемости преступлений, в том числе тяжких и особо тяжких. Связано это с недостаточно активной работой следственных подразделений УМВД России по Приморскому краю, руководителей районного звена и органов дознания. Почему-то тревогу, кроме министра МВД, низкая эффективность действий правоохранительных органов больше ни у кого не вызвала. А зря.

 

Количество зарегистрированных преступлений в Приморском крае по сравнению с прошлым годом возросло на 5,3% и составило 48 067, несмотря на обратную тенденцию в целом по Дальнему Востоку (в ДФО оно снизилось на 1%). При этом в крае наблюдается 2 464,4 учтенного преступления на 100 тыс. населения (средний в ДФО — 2 043,5, а по стране — 1 609,3).

Не лучше дела и с выявлением преступников, общая раскрываемость преступлений снизилась и составила 41,3%. То есть 60 преступлений из 100 в Приморье не раскрываются. Это самый плохой показатель на Дальнем Востоке. Самое печальное то, что, несмотря на увеличение общего количества преступлений, ловить преступников стали хуже даже в абсолютных показателях (число выявленных преступников в минувшем году — 16 235 (в 2011-м — 16 764). Рост преступлений отмечен на территории 21 города и района края, причем повысился он в городах и поселках городского типа, где сосредоточены основные правоохранительные силы (наивысший процент роста в ДФО после Чукотки), а в сельской местности снизился.

Где результаты разрекламированных программ, в частности «Безопасное Приморье», в рамках которых миллионы рублей из бюджета края затрачены на установку видеоаппаратуры для выявления правонарушений в общественных местах? Кстати, в этих местах в крае совершено практически каждое третье преступление (рост почти на 20%).

Результативность выявления преступников, защита конституционных прав граждан не может не волновать налогоплательщиков. Не бьют в колокола по этому поводу депутаты, правозащитники, молчит общественность. Стало немодным оценивать как критерий работы МВД и других правоохранительных органов уровень раскрываемости преступлений, мол, это способствует развитию пресловутой «палочной» системы. Считается, что ее надо отменить — и все наладится. Это большое заблуждение. Да, систему оценки органов МВД надо совершенствовать, одним из главных мерил успешности сотрудников должно быть мнение населения. Но я убежден, что полиция, как и другие правоохранительные органы, должна отвечать за раскрываемость преступлений. Это одна из основных ее задач.

Естественно, спрашивая за раскрываемость, надо учитывать криминальную обстановку, нагрузку, возможности, образование и т.п. Здесь и должны проявиться организаторские, кадровые и другие профессиональные качества руководящего состава МВД. А ситуация с раскрываемостью преступлений в крае, к большому сожалению, с каждым годом хуже и хуже (см. табл.).

За последние годы (за исключением 2012 г.) уровень преступности снижался, а раскрываемость преступлений ухудшалась. Парадокс в том, что снижение преступности происходило во многом благодаря сложной демографической ситуации в обществе: старение населения. И, как правильно отмечают криминологи, на сегодняшний день КПД приморской полиции характеризуется тем, что общее количество нераскрытых преступлений выросло на 10%, причем особо тяжких — почти на 1,5%. В результате удельный вес нераскрытых преступлений по краю достиг почти 60%, а во Владивостоке — свыше 70%. За последние четыре года это худший показатель. Разве это не может не беспокоить?

Не могут не тревожить показатели рецидивной преступности. Ежегодно в крае из мест заключения освобождается 9-10 тыс. человек. А система социальной реабилитации — нулевая. Многие из освободившихся, не имея средств к существованию, вновь совершают преступления. Вроде бы наметилась положительная динамика в борьбе с наркопреступностью. Однако на фоне ее 5-процентного сокращения количество подучетных наркоманов в крае почти вдвое превышает среднероссийский уровень.

Но бог с ней, с бытовой преступностью, а как насчет борьбы с коррупцией? За прошлый год приморским правоохранительным органам удалось выявить всего 265 таких фактов (2011 г. — 168). Это отрадно. Непосредственно должностных преступлений зарегистрировано 154. Вместе с тем количество фактов взяточничества сократилось с 66 до 54. Вызывает некоторое недоумение, что боролись в основном со взяткодателями, а не взяточниками: 29 против 25 случаев (справедливости ради отмечу, что такая тенденция прослеживается по всей стране). Взяткодателей, конечно, также надо изобличать, однако, на мой взгляд, для эффективной борьбы с этим криминальным явлением количество выявленных взяткополучателей должно превалировать. Мы вынуждены констатировать, что огромная команда специалистов в полиции по всему краю за год сумела выявить всего 25 случаев получения взяток. Разве это соответствует реальной ситуации?

Все это было в прошлом году, а что в нынешнем? Обратимся к анализу преступности за 1-й квартал 2013 года, есть ли положительная динамика? Судите сами. Преступлений за квартал зарегистрировано на 16% больше — 12 300, их раскрываемость вновь ухудшилась и составила 42% (1-й квартал 2012 года — 44%). Вызывает озабоченность, что больше совершено преступлений против личности, в том числе убийств или покушений на убийство, фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, настораживает значительный рост преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия. Самыми распространенными преступлениями по-прежнему остаются кражи (почти половина от всех), их число также возросло, каждая девятая — квартирная. На 100 тыс. человек зарегистрировано 632 преступления (в 1-м квартале 2012 года — 543).

Я почти 30 лет отработал в органах прокуратуры края, начинал в советские годы, затем трудился в годы «перестройки», лихие 90-е, сложные 2000-е. Обстановка с преступностью и в те времена была сложная, не было тогда таких технических и финансовых возможностей у милиции, как у нынешней полиции. Я далек от мысли огульно обвинять сотрудников органов внутренних дел в безалаберности и недобросовестности, большинство из них честно выполняют свой долг, проделывают огромную работу, не все зависит от них. Понятно, что происходят системные сбои в профилактике правонарушений, накладываются проблемы в образовании, воспитании населения, хромает социальная реабилитация и т.д. Но хотелось бы детально разобраться в причинах неблагополучного положения с пресечением преступлений в крае, выслушать мнение специалистов о конкретных проблемах. Остается надеяться, что новые руководители правоохранительного блока Приморья предпримут необходимые меры для исправления создавшегося положения.

http://www.konkurent.ru/print.php?id=4232