Hotline


Лесная мафия оккупировала Дальний Восток.

 Версия для печати

 

Треть древесины вывозится из Приморья за границу нелегально.
Среди сотрудников правоохранительных органов субъектов Дальневосточного федерального округа (ДФО) был проведен опрос на тему незаконного оборота леса и биоресурсов. Тревожным сигналом стала убежденность 29% респондентов в имитации борьбы с черными лесорубами.

 

По мнению экспертов Центра по изучению новых вызовов и угроз национальной безопасности при Приморском институте государственного и муниципального управления, проводивших исследование, это красноречиво свидетельствует о явной беспомощности правоохранительной системы в борьбе с лесной мафией.
Лесной комплекс – одна из бюджетообразующих отраслей региона. Дальний Восток стоит на первом месте в России по площади лесов и занимает второе по запасу древесины. При этом регион является одним из самых неблагополучных по размаху лесного браконьерства. По статистке Федерального агентства лесного хозяйства, от 50 до 70% наказуемых рубок леса не выявляется. Полицейская статистика отражает лишь четверть реальных преступлений в отрасли.
Лидерство по количеству возбужденных уголовных дел на браконьеров принадлежит Приморью. Второе с незначительным отставанием занимает Хабаровский край, третье – Амурская область. Это объясняется спецификой территорий: общий запас древесины здесь превышает 5 млрд. кубов. По экспертным оценкам, не менее трети древесины вывозится за границу, в основном в Китай, незаконно.

«Это огромный бизнес.По мнению мировых экспертов, на земном шаре есть две точки, где объем нелегальной заготовки древесины достиг катастрофического уровня, – это африканский Камерун и российский Дальний Восток, – сказал директор Владивостокского центра исследования организованной преступности Виталий Номоконов. – Но официальные данные долю нелегальных рубок сводят к 1–3%».
Лесная отрасль наиболее криминализирована. В ней действует сообщество людей и структур, ориентированных на вывоз браконьерского леса, невозврат валютной выручки, легализацию заработанного. «До последнего времени круглый лес для переработки закупался просто за наличные деньги у российских криминальных структур. При этом отечественные производственные мощности используются лишь на 30%, – констатирует собеседник «НГ». – Многие китайские коммерсанты сами выезжали на заготовительные участки, чтобы на месте приобрести древесину за наличку. Вокруг границ страны была развернута сеть пунктов скупки, где по бросовым ценам через контрабандистов приобреталась незаконно срубленная древесина. После повышения таможенных пошлин ситуация мало изменилась».
Исследование, проведенное Центром по изучению новых вызовов и угроз национальной безопасности, показало, что 37% респондентов – опытных полицейских – оценивают удельный вес нелегального оборота в общем объеме округа от 25 до 50%. Этому способствует множество факторов: несовершенство законодательства, малоэффективная деятельность правоохранительных органов и низкая квалификация сотрудников, коррумпированность власти на всех уровнях, слабый контроль за оборотом сырьевых и биоресурсов, приграничное положение региона и сложная социально-экономическая ситуация.
Большинство опрашиваемых полицейских уверены, что уровень раскрываемости преступлений в этой сфере не превышает 10%. Львиная доля респондентов (92%) считают, что в этой сфере действуют организованные преступные группировки, при этом 47% отмечают, что масштаб деятельности ОПГ носит транснациональный характер.
«Лесное браконьерство как негативное социальное явление за последние десятилетия качественно изменилось. Незаконные рубки ведутся организованно, профессионально, с использованием современных технических средств. Эти преступления представляют серьезную угрозу национальной безопасности в экологическом и в экономическом отношении», – считает руководитель Центра по изучению новых вызовов и угроз национальной безопасности Александр Сухаренко.
За 11 лет в Приморье возбуждено 5792 уголовных дела за незаконную рубку леса, из которых только менее 30% направлено в суд, а 51% – приостановлено. «Выходит, более половины расследований не дошли до суда, соответственно виновные избежали ответственности. Налицо статистическая иллюстрация сложившейся негативной тенденции», – полагает эксперт. По его мнению, эффективной работе полицейских препятствуют отсутствие единого перечня документов, подтверждающих законность происхождения древесины, ограниченные сроки таможенного досмотра лесоматериалов, пробелы в лесном законодательстве, слабое межведомственное взаимодействие и множество других факторов.
«Например, понятие «незаконные рубки лесных насаждений» включает различные по правовой природе и причинам явления. Незаконной рубкой считаются и самовольная рубка гражданином ели для новогоднего праздника, и «работа» бригады черных лесорубов, которые вырубают значительные объемы древесины, и очистка от растительности без уведомления охранных полос линейных объектов, и незаконно назначенная санитарная рубка, – отмечает Сухаренко. – Кроме того, понятия «незаконная рубка лесных насаждений» и «незаконная заготовка древесины», исходя из статей Лесного кодекса, представляют собой разные правовые явления».
В 2010 году черные лесорубы извели в округе около 127 тыс. кубов леса, ущерб составил более 4 млрд. руб. По статистике управления МВД по ДФО, в 2011 году полицейские выявили 1168 преступлений в лесной отрасли, из этого числа 163 были совершены в крупном, а 484 – в особо крупном размере. Ущерб составил почти 2 млрд. руб. А убыток от контрабанды ценных пород древесины в Китай оценивается в десятки миллионов долларов.
Владивосток