Hotline


На миграционной игле.

 Версия для печати

 

Новый экономический кризис будет на руку только гастарбайтерам.
По данным доклада ООН, Россия занимает второе место в мире по числу проживающих мигрантов - 11 млн. человек. На первом остается США - 45,8 млн. В целом же специалисты Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам отмечают беспрецедентный уровень миграции: сегодня за пределами родины проживает 232 млн. человек, а это 3,2% населения Земли.

 

В ООН уверены, что не стоит «усматривать негатив в тенденции к росту потока гостей из других стран». Как отметил заместитель генерального секретаря ООН по экономическим и социальным вопросам У Хунбо, «миграция открывает для людей новые возможности и помогает преодолеть бедность».

Однако в России с каждым годом появляется все больше критики по поводу миграционной политики, которую проводит действующая власть. Неслучайно все пять кандидатов в мэры Москвы на недавних выборах сделали вопрос переселенцев и гастарбайтеров ключевым в своих программах. Ведь только с начала года в столице 60 тысяч иностранцев были привлечены к ответственности за нарушение миграционного законодательства. А МВД отмечает рост преступности среди осевших в Москве нелегалов.

Наши мегаполисы сегодня, как магнит притягивают мигрантов из бывших советских республик, что, естественно, не слишком нравится коренному населению. Поэтому специалисты по межнациональным отношениям часто говорят, что ситуация в России гораздо напряженнее и взрывоопаснее, чем в Западной Европе или США. Потому как там бунтуют или мигранты, или их дети, а в России «взрыва надо ждать скорее со стороны коренного населения», которое чувствует себя ущемленным в своей же стране.

Российские власти тем временем пытаются решить проблему миграции, но как-то странно, по-своему: выделяются средства на «дома толерантности», на курсы по обучению мигрантов русскому языку, даже пенсии выплачиваются. Или бросаются в другую крайность, устраивая облавы на рынках, как это было недавно в Москве. За всем этим прослеживается отсутствие внятной миграционной политики.

Президент Фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин отмечает, что с уверенностью сказать, сколько сегодня в России находится нелегальных мигрантов – невозможно, тем более проследить динамику их распространения по стране.

- ФМС говорит, что от 3 до 5 миллионов. Но я не согласен с такой цифрой просто потому, что она была взята из отчета исследования, проведенного в 2000 году. Совершенно очевидно, что за это время поток въезжающих в страну вырос минимум вдвое. В СССР все регулировалось с помощью прописки. В городе, не в деревне, в каждом подъезде был человек, уполномоченный от НКВД, который контролировал домовые книги. Если иностранец пропадал из-под контроля хоть на день, шла шифровка, и его искала вся страна – и находила, конечно. Сейчас эта система работать не может – хотя бы потому, что потоки людей, приезжающих в Россию, сильно возросли.

«СП»: - Каким образом тогда можно контролировать приток людей?

- С помощью инновационных технологий, потому что человек хочет, не хочет, но не может пешком передвигаться по стране, не вступая в какие-то контакты. У американцев, допустим, нет прописки. Но мы не смогли объединить базы, создать, так называемое, электронное государство: такое, в котором человек, скажем, покупая авиационные или железнодорожные билеты, заводя банковскую карту, каждый раз попадал бы в поле зрения. Его месторасположение легко было бы проследить. Сейчас же человек, въезжающий в страну должен заполнить миграционную карту своим почерком. По-русски. То есть на языке, которого многие просто не знают – не только письменного, но и устного. Можете представить, как человек в этом случае ее заполняет? Некоторые просто смотрят у соседа и пишут его фамилию. Поэтому 50% карт просто выбрасывается.

«СП»: - Почему же у нас не работает схема с экзаменами по русскому и культуре, в отличие от Европы?

- Потому что там экзамен сдают те мигранты, которые расценивают свою миграцию как постоянную, и хотят в этой стране остаться, получить сначала вид на жительство, а затем и гражданство. У нас же предлагают применить это к временным трудовым мигрантам. Вы представляете себе, чтобы работающий дворником киргиз смог сдать экзамен по истории России? Но что стоит в Таджикистане, в селе, например, написать в этом аттестате оценку «пять» по русскому языку? Нет проблем.

Впрочем, не все эксперты в области миграционной политики считают, что ситуация достигла критических отметок. Так,президент Фонда исследования проблем демократии, член Общественной палаты РФ Максим Григорьев уверен, что в нашей стране ситуация с мигрантами далеко не катастрофическая.

- Ничего страшного пока в России не происходит. Пока мы не дошли до той степени проблем, которые есть в западных странах, где мигранты живут в обособленных этнических районах, переворачивают автомобили и штурмуют полицейские участки. Но, безусловно, нам надо продолжать формулировать стратегию и вести в этом направлении четкую и прозрачную политику.

«СП»: - В каком направлении все-таки нужно двигаться?

- Нужно исходить из интересов государства и понимать - какие мигранты нам нужны. Есть две категории людей: малоквалифицированные рабочие, которые зарабатывают здесь свою копеечку, но потом должны покинуть пределы страны. И высокоподготовленные люди, которые знают русский язык, понимают культуру, традиции и готовы у нас остаться. В последних страна заинтересована. С этими двумя категориями надо четко определиться. Но миграционная проблема быстро не решается. Ни одна страна пока не может похвастаться, что с соблюдением всех прав человека, обеспечила одновременно и защиту своих интересов. Здесь нет однозначных и простых решений.

Председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Васильевич Крупнов уверен, что если несколько лет назад негативным фактором выступало увеличение миграции, то сегодня уже сама миграция «является фундаментальным фактором и внутренней политики и геополитики».

- Мигрантов в России – почти целый Казахстан ( население Республики Казахстан около 16 млн человек - авт). Государство в государстве, которое живет по своим законам, с точки зрения создаваемых этнодиаспор. Это отражает тот факт, что Россия крепко села на миграционную иглу и зависит от нее. Но российская зависимость совсем другая, чем в США и других странах-лидерах. Во-первых, США - исходно миграционная страна, так или иначе для них это стандартная форма демографического воспроизводства. А, во-вторых, в России мигрантская зависимость напрямую отражает сырьевую зависимость и общую индустриально-технологическую деградацию. Нужно делать новую мощную индустриализацию, это требует также и та экономическая катастрофа, которая стремительно приближается. И которую у нас пока называют кризисом. Второй момент – надо строить новую большую страну на всем постсоветском пространстве, экономически интегрируя все постсоветские государства. Прежде всего, речь идет о Средней Азии. Нужно амбициозное действие по строительству Евразийского союза. Невыполнение этих задач напрямую угрожает национальной безопасности.

«СП»: - И что, Россия стремится к их выполнению?

- Конечно, нет. О чем, повторюсь, свидетельствуют приближающийся кризис, а по сути дела – приближающаяся экономическая катастрофа. Миграция является прямым и абсолютно неизбежным следствием тупикового развития страны. То есть, чем сильнее наша несостоятельность в производстве базовых товаров, в создании добавленной стоимости, тем больше требуется труд гастарбайтеров. Мы видим, что нынешнее правительство совершенно не способно что-то внятное сделать. При такой власти, по сути поощряющей бизнес к использованию дешевой рабочей силы, кризис будет выгоден только мигрантам.

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин

http://www.svpressa.ru/society/article/74189/