Hotline


Способны ли Facebook и Twitter помочь распространению демократии и прав человека?

 Версия для печати

 

Зигмунт Бауман
Официальная реакция американской правящей элиты на кратковременные акции протеста иранской молодежи против мошеннических выборов в 2009 г. весьма походила на рекламную кампанию наподобие тех, которые проводят Facebook, Google или Twitter.

 

Сдается мне, что расследование какого-нибудь доблестного журналиста, к числу которых я, увы, не принадлежу, могло бы даже продемонстрировать материальные доказательства такого впечатления.
Wall Street Journal с помпой сообщил, что «протесты бы просто не случились без использования Twitter'а». Эндрю Салливан [1] (Andrew Sullivan) – влиятельный и хорошо информированный блогер, указал на Twitter «как на решающий инструмент для организации сопротивления в Иране», в то время как почтенная New York Times ударилась в метафоры, объявив о противостоянии между «головорезами, стреляющими пулями» и «протестующими, выстреливающими сообщениями в Twitter'е». Хиллари Клинтон в речи «Интернет-свобода» 21-го января 2010 года официально заявила о возникновении «самиздата наших дней», а также о необходимости предоставления этих инструментов (имея в виду «вирусные видео и сообщения в блогах») людям по всему миру, дабы они могли использовать их для распространения демократии и прав человека», добавив что «информационная свобода обеспечивает мир и безопасность, которые закладывают фундамент для глобального прогресса». Но позвольте мне отметить, что не так уж много воды утекло с тех пор, как американская элита, следуя политике двойных стандартов, требовала запрета сайта WikiLeaks и тюремного заключения для его основателя.
Эд Пикингтон [2] (Ed Pilkington) упоминает Марка Пфэйфла [3] (Mark Pfeifle), советника Джорджа Буша, который номинировал Twitter [4] на Нобелевскую премию, а также цитирует Джареда Коэна [5] (Jared Cohen), чиновника государственного департамента США, полагающего, что Facebook – это «один из наиболее органичных инструментов для демократии, который когда-либо видел мир» [6].
Другими словами, Джэк Дорси [7] (Jack Dorsey), Марк Цукерберг и их товарищи по оружию являются генералами армии, продвигающей Демократию и Права Человека, а мы все, отправляющие сообщения в Twitter и Facebook, выступаем в качестве их солдат. Медиа – это действительно послание, и послание цифрового медиа означает «срыв информационного занавеса», который, тем самым, раскрывает новый планетарный пейзаж власти простых людей, а также всеобщих прав человека.
Это столь нехарактерная позиция для американской элиты, как политической, так и той, что формирует мнения, а также для других неоплачиваемых продавцов цифровых услуг, что некоторое время назад Евгений Морозов [8] (Evgeny Morozov) – 26 летний студент, эмигрировавший из Беларуси в Америку – обругал, высмеял и осудил её как «сетевой обман» в книге под аналогичным названием, опубликованной в издательстве Аллена Лейна.
Среди многих других тезисов, к которым Морозов обращается в своём 400-страничном исследовании, было то, что, согласно данным Аль-Джазиры, в Тегеране действовало не более чем 60 активных Twitter-аккаунтов, поэтому организаторы протестных выступлений использовали в основном столь старомодные методы привлечения внимания как, стыдно сказать, телефонные звонки или поквартирные обходы соседей. Но умные правители автократичного Ирана не только безжалостны и недобросовестны, но столь же подкованы в сфере Интернет-технологий: они провели мониторинг Facebook, чтобы выявить ссылки на более-менее заметных диссидентов, использовав эту информацию, дабы изолировать, заключить в тюрьму и лишить прав потенциальных лидеров восстания, тем самым пресечь демократический вызов самодержавию (если таковой и имелся) в зародыше. Разумеется, существует множество различных способов, посредством которых авторитарные режимы могут обращать Интернет в свою пользу, и, как отмечает Морозов, многие как использовали их, так и продолжают использовать.
Прежде всего необходимо отметить, что социальные сети предоставляют собой дешевый, быстрый, всесторонний, а тем самым, простой способ идентификации и обнаружения имеющихся или потенциальных инакомыслящих, чем какие-либо иные традиционные инструменты надзора. Как отмечает и пытается доказать в нашем совместном исследовании Дэвид Лайон [9] (David Lyon) («Текучее наблюдение», издательство Polity press), надзор посредством социальных сетей достиг столь могучей эффективности благодаря сотрудничеству его предполагаемых объектов и жертв.
Мы живем в исповедальном обществе, возводящем публичное саморазоблачение в ряд основных и наиболее доступных, а также, возможно, самых мощных и единственно по-настоящему вызывающих доверие доказательств социального бытия.
Миллионы пользователей Facebook соперничают друг с другом в раскрытии и выставлении на всеобщее обозрение самых интимных и недоступных аспектов своей личности, социальных связей, мыслей, чувств, действий. Социальные сети теперь выступают в качестве добровольной, самодельной формы надзора, легко опережая (как в объеме работы, так и по затратам) спецслужбы, состоящие из профессионалов в области шпионажа и обнаружения. Они [социальные сети – прим. ред.] – это огромная удача, сродни манне небесной для любого диктатора и его разведки. С другой стороны, - это огромное подспорье для различных «запретительных» институтов демократического общества, обеспокоенных тем, чтобы нежелательные и неугодные элементы (то есть ведущие себя не так, как надо) не были вдруг привнесены по ошибке или не проникли бы тайком в наше приличное, избранное нами же демократическое общество. Поэтому весьма показательно, что одна из глав «Сетевого обмана» носит заголовок «Почему КГБ хочет, чтобы вы присоединились к Facebook».
Морозов демонстрирует множество способов, благодаря которым авторитарные и, более того, тиранические режимы могут разбить потенциальных борцов за свободу на их же собственном поле, используя технологию, на которую апостолы и панегиристы Интернет-демократии возлагают свои надежды. Это уже не новость: старые технологии, такие, как описываемые в статье из журнала «The Economist» [10], точно так же использовались диктаторами прошлого, чтобы усмирить и обезоружить своих жертв: исследования показывают, что восточные немцы, обладавшие доступом к телевидению ФРГ, были менее склонны к выражению недовольства режимом. Что касается гораздо более мощных инструментов электронной информации, то «Интернет предоставил так много дешевых и легкодоступных развлечений, предназначенных для тех, кто живет в условиях авторитарного режима, что теперь стало значительно труднее заинтересовать людей политикой как таковой». Таким образом, политика трансформируется в ещё одно увлекательное, полное жизни и энергии, но при этом весьма безопасное, беззубое и невинное развлечение. Этим и занимается новое поколение «слэктивистов» [11], убежденных в том, что «клик по Facebook-петиции приравнивается к политическому действию», поэтому они «растрачивают свою энергию на тысячи отвлекающих внимание мелочей», каждая из которых предназначена для мгновенного потребления и одноразового использования; здесь, конечно же, нет равных Интернету – мастеру по производству и ежедневной утилизации информации. Приведу всего лишь один из бесчисленного множества примеров того, насколько эффективно влияние политического «слэктивизма» на реальный мир. К сожалению, это печальный пример группы под названием «Спасём детей Африки», которой потребовалось несколько лет, чтобы собрать сумму в размере 12 тысяч долларов, в то время как беззащитные африканские дети умирали.
С ростом недоверия к власть имущим, которое будет увеличиваться и распространяться, а также усилившейся верой в демократический потенциал Интернета, ещё более укрепившегося благодаря рекламе от Силиконовой долины и огромному количеству различных публичных выступлений в стиле Хиллари Клинтон, транслируемых тысячами академических учреждений, неудивительно, что правительственная пропаганда имеет более высокий шанс стать услышанной и принятой, если она устремлена к своим целям посредством Интернета. Наиболее умные представители власти знают всё это очень хорошо: в конце концов, специалисты по компьютерным технологиям слишком доступны для найма, и сами же стремятся продать свои услуги тому, кто предложит наибольшее жалование.
Уго Чавес использовал Twitter и мог похвастаться якобы полумиллионом друзей на Facebook. В то время как в Китае существует, по сути, настоящая армия блогеров на правительственном содержании (которую обычно называют «партией пятидесяти центов», потому что им платят 50 центов за каждую запись в блоге). Морозов постоянно напоминает своим читателям, что, как выражается Пэт Кейн [12] (Pat Kane), «для молодых гуманитариев и технарей патриотические убеждения могут выступать такой же мощной мотивацией в их желании служить правительству, как и богемный анархизм Ассанжа и его сторонников в борьбе с ним [13]». Информационные хакеры (info-hackers) могут с одинаковой восторженностью, с тем же уровнем доброй воли и искренности присоединиться как к новой «Transparency International»[14], так и к новым «Красным бригадам» [15]. Интернет поддержит и тот и другой выбор одинаково невозмутимо.
И всё же это старая-старая история, которую приходится рассказывать снова и снова: одни могут использовать топор, чтобы рубить дерево, а другие же - чтобы рубить головы. Выбор остается не за топором, а за теми, кто распоряжается им. Вне зависимости от поведения владельца, топор не сможет возразить. И какими бы ладными ни выходили дрова, технология не способна «распространить демократию и права человека» для (или вместо) вас.

Примечания:
1. Эндрю Салливан (род. в 1963г.) — британский публицист, блогер, редактор, общественный деятель консервативного толка. Живёт в США, в фокусе его материалов — американская политика, культурная и социальная проблематика. Является католиком и открытым гомосексуалистом, автор четырёх книг: Virtually Normal: An Argument About Homosexuality (1995).
Love Undetectable: Notes on Friendship, Sex and Survival (1998).
The Conservative Soul: How We Lost It, How to Get It Back (2006).
Intimations Pursued: The Voice of Practice in the Conversation of Michael Oakeshott (2007)
Персональный блог Салливана - http://dish.andrewsullivan.com/
2. Эд Пикингтон — публицист, старший корреспондент британской газеты «The Guardian» в США. В прошлом - национальный и иностранный редактор Гардиан.
Автор книги Beyond the Mother Country. West Indians and the Notting Hill White Riots (1990)
Соавтор книг:
WikiLeaks: Inside Julian Assange's War on Secrecy (2011)
9/11: Ten years on (Guardian Shorts) (2011)
Страница Пикингтона на сайте The Guardian
3. Марк Пфэйфл (род. в 1972г.) - американский чиновник, являлся одним из главных советников по национальной безопасности и коммуникации в администрации президента.
4. Речь идёт о статье Пфэйфла - «A Nobel Peace Prize for Twitter?» («Нобелевская премия для Twitter?») из газеты «The christian science monitor» от 6 июля 2009 г.
5. Джаред Коэн (род. в 1981г.) директор think-tank'а - Google ideas, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations - американская независимая организация в сфере международных связей США). Ранее он работал в качестве секретаря отдела политического планирования при государственном департаменте США, а затем как советник Кондолизы Райс и после - Хиллари Клинтон.
В 2013 году журнал Time поместил Коэна в список 100 самых влиятельных людей мира.
6. Речь о статье Эда Пикингтона в газете «The Guardian» - «Evgeny Morozov: How democracy slipped through the net» («Евгений Морозов: как демократии удалось выскользнуть из сети» от 13-го января 2011 г., посвященной книге Евгения Морозова — «The Net Delusion: The Dark Side of Internet Freedom» («Сетевой обман: темная сторона интернет-свободы»).
7. Джек Дорси (род. в 1976г.) — американский архитектор программного обеспечения и бизнесмен, известен как создатель Twitter.
8. Евгений Морозов (род. в 1984г.) - родился в Солигорске (Минская область). Ныне американский журналист и исследователь, изучающий воздействие технологий на политическую и общественную жизнь. Автор книги The Net Delusion: The Dark Side of Internet Freedom («Сетевой обман: темная сторона интернет-свободы»), вышедшей в январе 2011 года, и породившей огромное число позитивных откликов и рецензий преимущественно в леволиберальном лагере американских критиков.
Книга получила награды Goldsmith Book Prize (2012) Eli M.Oboler Memorial Award (2012) и была включена газетой New York Times в список 100 примечательных книг 2011 года.
Также на итальянском языке была издана небольшая книга Морозова «Против Стива Джобса».
В марте 2013г. опубликована вторая книга Морозова «To Save Everything, Click Here: The Folly of Technological Solutionism» («Кликните здесь, чтобы сохранить всё: глупые надежды на то, что технологии способны решить какие угодно проблемы».)
Персональный сайт - http://www.evgenymorozov.com/
9. Дэвид Лайон - профессор социологии в канадском университете Queens', занимающийся проблематикой надзора за гражданами. Автор ряда книг, среди которых:
Identifying Citizens: ID Cards as Surveillance (Polity 2009)
Playing the Identity Card: Surveillance, Security and Identification in Global Perspective,
(co-edited with Colin Bennett, Routledge 2008)
Surveillance Studies: An Overview, (Polity 2007)
Theorizing Surveillance: The Panopticon and Beyond, (editor; Willan 2006)
Surveillance after September 11, (Polity 2003)
Surveillance as Social Sorting: Privacy, Risk and Digital Discrimination, (Routledge 2003)
Surveillance Society: Monitoring Everyday Life, (Open University Press, 2001)
Computers, Surveillance and Privacy, (co-edited with Elia Zureik; Minnesota 1996)
The Electronic Eye: The Rise of Surveillance Society, (Polity 1994)
10. Речь о рецензии на книгу Евгения Морозова - «The Net Delusion: The Dark Side of Internet Freedom» («Сетевой обман: темная сторона интернет-свободы») в журнале The Economist от 6го января 2011г, вышедшей под заголовком «Caught in the net. Why dictators are going digital» («Пойманные в сеть. Почему диктаторы уходят в Интернет»).
11. Слэктивизм (slacktivism, slacker activism) - от англ. slack — вялый, неактивный, ленивый и activism - активизм. Вид деятельности (в том числе квази протестного характера) не требующий особых усилий и, как правило, не приносящий результатов, но служащий, скорее для «очистки» совести. Пример слэктивизма - подписание Интернет-петиций.
12. Пэт Кейн (род. в 1964) — британский журналист, публицист, социальный исследователь, музыкант, блогер. Автор книг:
The Play Ethic: A Manifesto For a Different Way of Living (2005)
Radical Animal: play, innovation, sustainability, human nature (2012)
Персональный сайт - http://www.patkane.info/
13. Речь идёт о рецензии Пэта Кейна на книгу Евгения Морозова «The Net Delusion: The Dark Side of Internet Freedom» («Сетевой обман: темная сторона интернет-свободы») на сайте британской газеты The Independent от 7го января 2011 года, вышедшей под заголовком «The Net Delusion: How Not To Liberate The World, By Evgeny Morozov» «Сетевой обман: Евгений Морозов о том, как не получится сделать мир свободным».
14. Transparency International - неправительственная международная организация по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру. Трансперенси Интернешнл была основана в 1993 году бывшим директором Всемирного банка Петером Айгеном в Берлине. На настоящий момент у организации существуют филиалы более чем в 100 странах мира.
15. Красные бригады (итал. Brigate Rosse) — подпольная леворадикальная организация, действовавшая в Италии. Была основана в 1970 году. Сочетала методы городской партизанской войны с ненасильственными методами (пропаганда, создание полулегальных организаций на заводах и в университетах).
Источник —Social Europe Journal (http://www.social-europe.eu/2012/05/do-facebook-and-twitter-help-spread-democracy-and-human-rights/)
Перевод Алексея Кунахова
10.10.13 9:42