Hotline


Подполковника Прокопчука устранили по примеру Астафьева?

 Версия для печати

 

"Необходимо права человека охранять властью закона для того, чтобы человек не был вынужден прибегать к восстанию против тирании и угнетения..."

Из всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной ассамблеей ООН
10 декабря 1948 г.

 

Мария Соловьенко 10 декабря 1948 г.

04 Декабрь 2013 09:24
– возвращаясь к напечатанному –

1.БЕЗНАКАЗАННОСТЬ
«О совершённых преступлениях в Приморском крае, организованным преступным сообществом, руководимым ранее судимым ТИХОНОВЫМ Р.Б. и его покровителями в правоохранительных органах». Заявление с такой преамбулой 30 сентября 2013 вручил Председателю Следственного комитета России А.И.БАСТРЫКИНУ на личном приёме бизнесмен из Владивостока А.С.СМОСЮК.
Три года назад наша газета рассказывала о трагической судьбе начальника Департамента защиты свидетелей УВД по Приморскому краю, орденоносца, честного офицера, участвовавшего в антитеррористических операциях в Чечне, полковника милиции А.Д.АСТАФЬЕВА. Он вышел на след оборотней в правоохранительных рядах, которые помогали бывшему уголовнику-рейдеру захватывать чужое имущество, в частности, судоходную компанию СМОСЮКА. Когда же папка с компроматом на сей счет легла на стол бывшего начальника УВД А.НИКОЛАЕВА, то вместо принятия мер к бандитам на скамью подсудимых отправили самого АСТАФЬЕВА. Только за то, что в качестве спонсорской помощи установил в служебном кабинете своих подчинённых кондиционеры и компьютер, которые к тому же были поставлены на баланс в УВД. Заставив полковника после давления в СИЗО согласиться с обвинениями и пообещав ему условный срок, в итоге его осудили реально – отправили в Иркутскую зону на четыре года.
Но и этого бандитом было мало. Слишком много знал АСТАФЬЕВ и никак не должен был выйти из заключения живым. Опасаясь расправы, полковник бежал. А позже получил политическое убежище в Кёльне (Германия). Копия документа об этом имеется в распоряжении редакции. О мотивах расправы с честным офицером по заказу уголовника с помощью коллег милиционера, о рейдерском захвате предприятия «Восток-Импорт» и сообщил СМОСЮК в своём заявлении Председателю Следственного комитета России.
С некоторыми сокращениями предлагаем названный документ вниманию читателей. Это тем более важно, что примерно в то же время, по подобной схеме был устранён ещё один офицер, который также встал на пути преступных, теперь уже контрабандных схем рейдера ТИХОНОВА, опекаемого силовиками и по непонятным причинам до настоящего времени пользующегося государственной охраной.
ЦИТИРУЮ: «В Приморском крае с 2000 года действует организованное преступное сообщество, руководимое дважды судимым Тихоновым Родионом Борисовичем. Коррупционные связи Тихонова в правоохранительных органах и судебной системе очень сильны, и поэтому он так долго уходит от уголовной ответственности за свои деяния.
Я и все члены моей семьи (сын, дочь, жена) очень сильно пострадали от рук преступников и оборотней в погонах, о которых писал в записке Министру МВД России Р.Нургалиеву заместитель начальника УВД Приморского края полковник А.Астафьев. Этот, очень важный документ, со всеми выкладками, в котором описывалась преступная деятельность организованного сообщества Тихонова, не дошёл до Министра. Документ был направлен бывшему заместителю Министра МВД России по ДВФО, генерал-майору Василькову Ф.П. Васильков, как впоследствии выяснилось, очень тесно сотрудничал с Тихоновым (как писала газета «НАРОДНОЕ ВЕЧЕ», по подложным документам даже ходил на теплоходе «Кореновск» тихоновской компании в Южную Корею за личным автомобилем – ред.). Из ведомства Василькова служебная информация была передана Тихонову, который через свои связи и отомстил Астафьеву возбуждением против него уголовного дела (письмо Астафьева прилагаю).
Полковника Астафьева, награждённого 18 правительственными наградами, арестовали по сфабрикованному уголовному делу…Этот шаг был сделан в отместку за то, что Астафьев разоблачил организованное сообщество, которое, действуя сообща с сотрудниками УБОП УВД ПК (называются фамилии – ред.), вовлекло в свою деятельность следователей Первореченского РОВД Владивостока (называются фамилии – ред.), которые штамповали заказные уголовные дела, захватывали перспективный бизнес и отнимали личное имущество моей семьи, которое впоследствии оформлялось на Тихонова и его родственников.
За связи с Тихоновым и другие упущения в работе генерал Васильков 11 мая 2011 года был освобождён от занимаемой должности Указом президента России.
От рук названного сообщества, по подтверждённому документами мнению полковника Астафьева, пострадали не только рядовые жители Приморского края и предприниматели, но и, в частности, семья следователя в Еврейской Автономной области (она погибла от рук сообщников Тихонова). Большая вероятность, что от их рук погиб и учредитель моей компании ООО «Восток-Импорт» Березинский Д.Ю. (его застрелили в подъезде). А мне в подъезде бросили под ноги гранату. На мою жизнь Тихонов организовал четыре покушения. Он предупредил моих жену и детей, что если я напишу заявление на него или отдам материал в прессу о его противозаконных действиях, он уничтожит всю мою семью. Я предоставляю документы, которые подтверждают противозаконную деятельность Тихонова…
На основании сфабрикованных дел сотрудниками УВД ПК (фамилии называются – ред.) меня продержали в следственном изоляторе более 6 лет…Целью преступления было завладение моим имуществом.
1 апреля 2011 года в отношении меня был вынесен оправдательный приговор, 22 июня 2011 года Верховный суд, а впоследствии и Президиум Верховного суда РФ оставили оправдание в силе (было сфабриковано дело о якобы готовящемся Смосюком покушении на Тихонова, в рамках чего последнему – дважды судимому рейдеру – и была предоставлена государственная охрана, которая по непонятным причинам не снята до сих пор – ред.).
Мною были написаны многочисленные заявления о заказных уголовных делах в УВД Приморского края, прокуратуру, следственный комитет. Однако никаких мер не предпринималось… Даже тогда, когда против меня применяли огнестрельное оружие, были пострадавшие, задержанные с поличным, — через день их выпускали, а уголовные дела прекращались.
В 1994 году я создал рыболовную компанию ООО «Восток-Импорт». Построил новый рыболовный флот (4 судна) балансовой стоимостью 18 000 000 дол. США. Правительство РФ выделило промысловые квоты, в моей компании работало более 500 человек. Ежегодный выпуск готовой продукции компанией в денежном выражении составлял 3 500 000 дол. США. Учредителем компании с долей 97 процентов был я , а в последствии мой сын. Тихонов и вышеперечисленные сотрудники милиции, оказывающие ему помощь, осуществили рейдерский захват моей компании и принадлежащего мне личного имущества — недостроенный дом в центре Владивостока, земельные участки, офис компании, салон красоты, рыболовный флот и промысловые квоты…
Прошу в рамках центрального аппарата СК России провести проверку и возбудить уголовные дела по фактам совершенных преступлений, изложенных в моих заявлениях…
Прошу возбудить (возобновить) по написанным заявлениям уголовные дела, наложить аресты на рыболовные суда и на другое похищенное у меня имущество, а также на имущество, принадлежащее компаниям Тихонова, и на его личное. Арестовать денежные средства компаний, принадлежащих Тихонову, ему лично и другим виновным лицам.
В целях безопасности моей семьи и проведения объективного расследования прошу арестовать Тихонова, высокопоставленных сотрудников УВД (фамилии называются – ред.) – главных фигурантов по всем моим заявлениям».

2.РЕЦИДИВ
19 июня 2010 года во Владивостоке на лестничной площадке, при выходе из офиса Родиона Тихонова (ранее офис Смосюка) был задержан начальник криминальной милиции линейного отдела управления внутренних дел на транспорте Виктор Прокопчук – заместитель начальника подразделения уголовного розыска данного ведомства. Офицер с большим положительным послужным списком, кавалер многих государственных наград, позже был арестован по обвинению в вымогательстве денег у предпринимателя Р.Тихонова – якобы за то, чтобы не привлекать судовладельца к ответственности за контрабанду. Причём, как и в случае со Смосюком, предполагаемом заказчике убийства все того же Тихонова, сам потерпевший никаких заявлений в правоохранительные органы о готовящихся преступлениях в отношении него не писал. Активная инициатива защиты интересов Тихонова исходила от сотрудников ФСБ и милицейских борцов с коррупцией.
Приговором Первореченского районного суда Владивостока от 17 февраля (судья Лихачев С.Г.) Прокопчук признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.159 ч. 4, 222 ч.1 УК РФ, и осужден к 8 годам лишения свободы со штрафом в 160 тысяч рублей. Но ввиду многочисленных нарушений уголовно-процессуального закона и фальсификации уголовного дела, приговор этот был отменен. Однако 18 июля 2013 года (судья Барабаш О.В) этот же суд оставил в силе 159 статью – мошенничество, осудил Прокопчука на 7 лет и оштрафовал на 150 тысяч рублей. В настоящее время дело подполковника направлено в аппеляционную инстанцию Приморского краевого суда.
О личности Тихонова мы рассказали выше. Стоит только добавить, что принадлежащие ему фирмы, в том числе и рейдерски захваченные у Смосюка пароходы, впоследствии были частыми фигурантами дел о контрабанде, выявлением которой и занималось подразделение Прокопчука. Так было и судном «Кореновск», с задержания которого и началась история уголовного преследования офицера. Но лучше об этом прочитаем в заявлении Прокопчука судье Первореченского суда Лихачёву.
ЦИТИРУЮ: «14 или 15 мая, когда я находился в командировке в Партизанске, мне позвонил Пендюров С.Н. и сообщил информацию по судну «Кореновск». Я сказал, чтобы он регистрировал материал и организовал проверку. В 22-23 часа, когда я уже приехал во Владивосток, мне позвонил дежурный по управлению и доложил, что на «Кореновске» распиливают автомашины. Я дал указание направить на судно оперативно-следственную группу.
Наутро дежурный мне доложил, что судно так и не разгружается, и я сам выехал на место, чтобы определиться с оперативной обстановкой. На месте я дал моим подчинённым поручение созвониться с таможней и пограничниками, чтобы они оказали помощь по выгрузке судна, так как мне доложили, что хозяин «Кореновска» Тихонов разгружать судно не собирается. Позже на причал с группой людей приехал Тихонов, с которым на тот момент я не был знаком. Он стал мне говорить, что произошло недоразумение из-за нестыковок с компаниями Японии. Я объяснил, что по данному факту зарегистрирован материал, по которому в настоящее время проводится проверка».
Дальше Тихонов, по словам Прокопчука, стал хвалиться, что он может привезти любой груз из Японии, в том числе и автомобили со скидками. И что у него все договорено и схвачено в таможне, имеются покровители в ФСБ по Приморскому краю и в Главном управлении МВД Хабаровска. Прокопчук отказался вести дальнейшие разговоры с Тихоновым, но на просьбу дать телефон, передал хозяину «Коренвоска» свою визитку, чтоб фигурант дела о задержании судна мог справиться, как идёт расследование ситуации. Больше к причалу, где стояло задержанное судно, Прокопчук не приезжал, с Тихоновым не встречался, не звонил ему.
Зато звонки и давление пошли в отношении подполковника. Вот что об этом пишет судье сам Прокопчук.
ЦИТИРУЮ: «Утром, когда я пришёл на работу, меня вызвал к себе начальник управления и сказал, что ему звонил заместитель начальника УФСБ по Приморскому краю (фамилия в заявлении названа — ред.) и предупредил, чтобы я не создавал себе проблем и готовил отказной материал в отношении судна «Кореновск», так как хозяин судна – уважаемый человек (напомним, неоднократно судимый рейдер Тихонов – ред.).
Через несколько дней мне позвонил сам Тихонов и спросил: «Что по материалу?». Я ответил: проводится проверка. На следующий день мне на сотовый позвонил начальник Главного управления МВД из Хабаровска Ф.Васильков и сказал, чтобы я лояльно отнесся к проверке по материалу, готовил отказной, так как в противном случае Васильков решит этот вопрос с моим генералом в Хабаровске и я останусь в дураках.
Через несколько дней мне снова позвонил Тихонов, спросил, что я думаю о просьбах его покровителей и предложил встретиться. Исходя из оперативной обстановки, я согласился на встречу в офисе Тихонова».
Как поясняет Прокопчук, именно во время этой встречи Тихонов предложил Прокопчуку привезти машину, на что подполковник ответил, что подумает. Никакой инициативы на сей счёт Прокопчук не проявлял, и тогда Тихонов снова позвонил офицеру полиции и предложил привезти 5 тысяч долларов за автомашину из Японии, которую Прокопчук, и это знали многие, как раз и собирался приобрести. Деньги подполковник привез, как он утверждает. А позже, когда Тихонов сообщил Прокопчуку, что машину для него не успели загрузить в Японии на пароход и он может приехать к нему в офис и забрать свои доллары, офицера милиции и задержали оперативные работники при выходе из кабинета Тихонова – якобы за получение взятки.
Не будем сейчас обсуждать морально-этическую сторону вопроса. А именно, как мог подполковник вообще иметь деловые отношения с махровым контрабандистом в плане приобретения того же автомобиля для личных нужд? Обратимся к тем многочисленным вопиющим нарушениям законности, которые были допущены и при проведении расследования по якобы взятке, а потом мошенничеству со стороны Прокопчук, и во время двух судебных процессов в районных судах. Пренебрежение элементарными нормами права и со стороны оперативных работников, и со стороны следователей, и со стороны судей говорят ободном: заказ Тихонова на того, кто мешал его контрабандному бизнесу, исполнен на 100 процентов.
Перед тем, как привести факты нарушений прав привлеченного к уголовной ответственности и осужденного, озвученные адвокатами Прокопчука в аппеляционной жалобе на решение районного суда, несколько слов о послужном списке подполковника и его деловой репутации. Достаточно сказать, что у Прокопчука четыре медали за безупречную службу, множество благодарностей, знак отличия «За верность долгу». Офицер пользовался среди товарищей репутацией неподкупного, принципиального человека.
Не было случая, чтобы давал он послабление тем же контрабандистам, а задержаний транспорта с нелегальным грузом в портах на счету его службы было немало, в том числе, как потом стало известно, и пароходов компаний все того же Тихонова. Случай с «Кореновском», когда даже под давлением верхних людей не пошёл Прокопчук на сделку с совестью и не отменил проверку, видимо, и стал последней каплей, переполнившей гнев контрабандистов. Нельзя договориться, — надо обезвредить! Тем более что схема отработана: на Смосюке, на Астафьеве.
Звонки Тихонова Прокопчуку ни о чем, предложения привезти ему автомобиль по сходной цене, приглашение милиционеру принести под покупку деньги, а потом просьба забрать их якобы потому, что нужный автомобиль не успели погрузить Японии, — для чего Тихонов развил такую бурную деятельность вокруг персоны Прокопчука? Думаю, для того, для чего в свое время по наказу все того же Тихонова его пособники в погонах названивали и Смосюку, провоцируя на нужные ответы, из которых потом смонтировали плёлнку и пытались этой фальшивкой на следствии и в суде доказать умысел Смосюка убить Тихонова. Напомним – в суде дело Смосюка развалилось именно по нестыковкам оперативных записей, которые оказались сфальсифицированы.
На суде Прокопчук доказал, что и пленка с телефонными разговорами, якобы подтверждающими его вину, грубо смонтирована. Однако судьи не усмотрели подвоха. Как не пожелала фемида вникнуть и в другие доказательства невиновности офицера.
Вот обыск в квартире Прокопчука. Сплошное нарушение закона! Следователь не ознакомил собственника квартиры – супругу Прокопчука – с постановлением о проведении обыска. Во время обыска в комнаты постоянно заходили и уходили работники правоохранительных органов. В обыске участвовало десять человек, в протоколе записано – шесть. Более того, оперуполномоченный УФСБ В.Малюшицкий передавал кому-то по телефону номера купюр, изъятых в квартире (на деньги были представлены банковские документы родителями жены Прокопчука, которые недавно получили пенсионную страховку). Вместе с тем, номера осмотренных купюр не были занесены в протокол обыска. Не предъявлялись всем участникам процедуры для осмотра, не опечатывались и не удостоверялись законным образом. А это – прямой путь к фальсификациям против подполковника.
Изымая доллары, следователь, оперативные сотрудники НЕ ПЕРЕПИСЫВАЮТ номера купюр, упаковывают их в два пакета и опечатывают печатью УФСБ ПК. Однако позже следователь указывает в протоколе осмотра вещественных доказательств вместо двух – семь пакетов! Неудивительно, что следователь «обнаружил» в одном из пакетов номера купюр, которые якобы совпали с долларами, врученными Тихонову в рамка оперативных мероприятий для передачи Прокопчуку. Провокация? Несомненно, которая дает основания считать эти доказательства сфальсифицированными и незаконными. Почему оба судьи проигнорировали факт, лежащий на поверхности?
Думаю, семь пакетов, иначе не объяснишь эту цифру, с подброшенными долларами появились для того, чтобы навесить Прокопчуку неоднократные эпизоды получения денег от Тихонова за лояльность к его прегрешениям. Так рождается совершенно дикая версия, а попросту – оговор со стороны Тихонова. В процессе следствия он вдруг припоминает, что ранее уже расплатился с милиционером – отдал ему 30 тысяч долларов. И следствие задним числом начинает шить дело. Ничего, что ранее Тихонов не заявлял об этом, ничего, что он не хочет писать заявление, ничего, что, вручив взятки, он сам должен нести ответственность за нарушение Уголовного Кодекса!
Понимая хлипкость обвинения по сему эпизоду, оборотни-дружки в погонах для закрепления ложных доносов помогают контрабандисту отработать нужную версию. Тут же находятся двое работников из компании Тихонова – капитан судна и член экипажа, которые «вдруг» вспоминают, что хозяин «Кореновска», когда судно уже стояло на парах и все деньги моряков на судне были задекларированы, занял у них энную крупную сумму долларов, сообщив, что это – на взятку подполковнику Прокопчуку. И, надо же, следствие верит этому бреду и лжецам, показания которых не идут ни в какие рамки! И оба суда районной инстанции цинично игнорируют доводы защиты по этому эпизоду, тем более ясно, что это корпоративный сговор, и легко проверить по судовому журналу сумму наличности каждого члена экипажа на тот момент.
Защитой документально установлено: ну не было у лжесвидетелей в тот момент такого количества долларов и в помине, значит, не могли они одолжить эти деньги Тихонову! Но даже если бы одолжили, — все равно очернили человека со слов, свидетелями передачи денег взяткодателем не были, какие ж они свидетели? А если б Тихонов сказал своим подельникам, что занимает деньги, например, для подкупа начальника ФСБ, — чекиста надо за это признавать виновным? Абсурд какой-то! Но на этом абсурде Прокопчуку выносят жесточайший приговор, не взирая на многочисленные смягчающие обстоятельства, на путаные, противоречивые показания «свидетелей».
Возникает и такой вопрос: почему Тихонов до сих пор не привлечен к уголовной ответственности за дачу взятки, если подкупал Прокопчука? Ведь он не обращался своевременно с заявлением в органы, не способствовал раскрытию преступления, а «вспомнил» о нём в нужный момент. Но по закону теперь оба – взяткодатель и взяточник – должны понести уголовную ответственнось. Непонятно тогда, почему Прокопчук — в СИЗО, а Тихонов – под госохраной за счёт налогоплательщиков. А потому что – провокация на провокации, и провокацией погоняет! Вот такая борьба с коррупцией в отдельном регионе!
Другой вопрос: в уголовном деле даже нет постановления о возбуждении уголовного дела по этим 30 тысячам долларов. Это как понимать? Да и потерпевшим гражданским лицом по факту хищения Прокопчуком этой суммы Тихонов не признавался и постановление об этом во время следствия и суда не выносилось.
Есть в приговоре Первореченского суда (судья Барабаш) и вообще вопиющий эпизод. Судья назначает изъятые у семьи Прокопчука средства возвратить «законному» владельцу, то есть Тихонову – сумма 13 349 долларов США. И компании этого «гражданского истца» ООО «НПФ Аэромор» — 1 миллион 39 тысяч рублей – якобы за необоснованную задержку судна в порту. Но фокус в том, что суд не выносил определений о признании Тихонова гражданским истцом, да и сам он такие требования не озвучивал! Но, видно, сильно хотела судья угодить влиятельному человеку, у которого такие грозные покровители, и проигнорировала закон! Более того ещё до вступления в законную силу приговора, судья вынесла новое определение арестовать эти деньги. Тем самым нарушила закон и права родителей Прокопчука.
Кроме того, судья «забыла» указать в приговоре, что в судебном заседании было исследовано административное дело в отношении ООО «НПФ Аэромор», где учредитель этого ООО Р.Тихонов признает факт совершения административного правонарушения и вину «Аэромора». Постановление об административной ответственности вступило в законную силу. К тому же и суду, и Тихонову известно, что Прокопчук не давал команду проверять «Коренвоск», это сделали другие сотрудники ЛУВД на танспотре. Никакого отношения Прокопчук к простою судна, его погрузке и разгрузке не имел и не имеет – это установлено в судебном заседании. Почему же и в угоду кому судья выносит требование о взыскании с Прокопчука миллиона рублей в пользу тихоновской компании? Может быть, на этот вопрос, как и на многие другие откровенные несуразицы приговора, которых огромное множество, ответит аппеляционная инстанция?
Мария СОЛОВЬЕНКО.

PS: Редакция «НАРОДНОГО ВЕЧЕ» и автор этих строк будут следить за судьбой подполковника Прокопчука и проведут прямой репортаж из зала заседания аппеляционной инстанции Приморского краевого суда.
Данную публикацию для проверки указанных фактов нарушения законности и их устранения редакция направляет в соответствии в Законом «О средствах массовой информации» в качестве журналистского запроса Президенту РФ, Председателю правительства РФ, начальнику Федеральной службы безопасности РФ, Министру МВД РФ, Председателю следственного комитета РФ, Генеральному прокурору РФ, Председателю Верховного суда РФ, председателю Совета Федерации РФ, Председателю Государственной Думы РФ.

Газета «НАРОДНОЕ ВЕЧЕ» № 47 (743) от 4 декабря 2013 г.