Hotline


Браконьеры Дальнего Востока ежегодно зарабатывают миллиард долларов

 Версия для печати

 

В начале сентября в краевом центре пройдет IX Международный конгресс рыбаков. Его темы – кадровое обеспечение, профессиональные стандарты, вопросы глубокой переработки рыбы и роль профессиональных общественных объединений рыбаков в управлении отраслью. Приморские эксперты уверены, что основной проблемой рыбной отрасли по-прежнему остается рост незаконного промысла водных биоресурсов (ВБР) и их нелегальный вывоз за рубеж.

 

Накануне форума эксперты попытались оценить масштаб незаконного промысла и причины, толкающие на это рыбаков. Тема стала еще более актуальной в свете введенного Россией продовольственного эмбарго.

Ученые, представители контролирующих органов и природоохранных организаций и раньше не раз пытались подсчитать причиняемый России ущерб контрабандой рыбопродукции. Оценки существенно различаются. В исследованиях, основанных на сопоставлении данных внешней торговли, ущерб государству обычно оценивается в денежном эквиваленте, при этом стараются не обозначать физические объемы незаконно вывезенной продукции, структуру товаропотоков и ряд других факторов.

По мнению директора АНО «Центр изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ» Александра Сухаренко, при подсчете лучше сопоставлять статданные стран-контрагентов об импорте рыбопродукции с данными о вывозе российской морепродукции на внешний рынок. Их легко найти в официальных источниках – в информационной базе статистического департамента ООН, таможенной статистике, сведениях, подаваемых предприятиями, ведущими внешнеэкономическую деятельность, в органы госстатистики.

Основными партнерами России в торговле рыбопродукцией являются Китай, Норвегия, Республика Корея, США и Япония. На них приходится около 90% физических объемов и более 85% стоимости продукции. Доля этих стран в торговле с РФ по сравнению с остальными государствами за 15 лет только росла.

«Сопоставление объемов импорта с данными о российском экспорте в эти страны по ряду товарных позиций дало неожиданные результаты, – отмечает Сухаренко. – В большинстве случаев отмечаются существенные расхождения по количеству вывезенной из РФ рыбопродукции и количеству импортированной страной-контрагентом. Расхождения в данных внешнеторговой статистики можно объяснить различиями в подходах к определению физических объемов биоресурсов, в методологиях учета рыбопродукции, целенаправленным завышением данных для возврата НДС российскими экспортерами и т.д. Но маловероятно, что участники внешне-

экономической деятельности из США, Норвегии, Японии будут целенаправленно занижать объемы ввозимых товаров».

Для примера эксперты взяли поставки камчатского и синего краба – основного объекта незаконного промысла в Дальневосточном бассейне, а также мороженой рыбы. Основной его импортер – Япония. В 1994–2002 годах эта страна ввезла из России 643,7 тыс. тонн ракообразных стоимостью 52,5 млрд долл., из которых только 44 тыс. тонн (387,2 млн долл.) прошли таможенное оформление в РФ.

В процентном отношении физический объем российского экспорта сократился с 18,8% до 3%. При этом если в 1990 году 90% краба поставлялось в замороженном виде, то в 2000 году этот показатель снизился до 50%. Помимо этого на японском рынке возникла чрезмерная конкуренция среди российских поставщиков, что стало причиной падения цен. Если в 1990 году доля российских крабов в японском импорте была 6%, а средняя цена за 1 кг – 13,2 долл., то в 2000 году – 40% и 6 долл. соответственно.

«Количество российской мороженой рыбы, продаваемой на японском рынке, в 1,4 раза превышает объемы экспорта, относительно ракообразных такое превышение составляет 7 раз, что предполагает, что объем вывезенных без таможенного оформления ракообразных в среднем в 6 раз превышает объемы официального вывоза из нашей страны», – делает вывод собеседник «НГ».

Объемы импорта российской мороженой рыбы по китайским данным в среднем в 2,5 раза превышают данные по экспорту. Еще более существенное превышение объемов наблюдается в торговле ракообразными. По российским данным, торговля является ничтожной, объемы вывоза не превышали 169 тонн, в то время как по китайским отчетам в страну поступали от 2 до 12 тыс. тонн.

С 1 апреля 2002 года, когда было объявлено о необходимости предоставления грузовых таможенных деклараций для оформления рыбопродукции в японских портах, часть браконьеров переориентировалась на Южную Корею. С тех пор поставки незаконных уловов туда не прекращаются. Наибольшие величины расхождений отмечены в торговле мороженой рыбой. Однако далеко не все вывозимые из России морепродукты попадают в корейскую статистику. Большая часть из них переоформляется в корейской портовой зоне для вывоза в Японию, США и т.д. По данным Генконсульства России в Пусане, уже в 2002 году объем поставок российской морепродукции составлял около 700 тыс. тонн. Официальный экспорт составлял 260 тыс. тонн, а корейский импорт – 187 тыс. тонн. То есть фактически из России было нелегально вывезено 440 тыс. тонн биоресурсов, а Южной Кореей переправлено в другие страны 513 тыс. тонн российских ВБР.

Стоимость мороженой рыбы, незаконно перемещенной на рынки Японии, КНР и Норвегии, составила за 15 лет 5,59 млрд долл. Российский бюджет в виде таможенных платежей потерял более 280 млн долл. Стоимость ракообразных, провезенных мимо таможни в Японию, Китай, Норвегию и США, оценивается экспертами в 8,92 млрд долл., а неуплаченные таможенные пошлины – в 892 млн долл. Суммарный объем рынка неучтенной морепродукции лишь по двум категориям товаров с 1999 по 2013 год составил 14,51 млрд долл. Выходит, грубо, последние 15 лет браконьеры зарабатывали около 1 млрд долл. ежегодно.

«Для большинства компаний, ведущих рыбный промысел, продавать уловы иностранным компаниям удобно и выгодно: рыбопродукция в замороженном виде отправляется на экспорт, а рыбаки получают легкие и быстрые деньги. Иностранные закупщики в отличие от российских рассчитываются с рыболовами сразу после перегрузки улова, – констатирует Сухаренко. – При этом рыбаков сложно обвинить в том, что они решили продавать уловы компаниям, готовым платить сразу. Но почему иностранные закупщики могут рассчитываться за сырье непосредственно после получения, а наши переработчики не могут? Ответ прост: при перегрузке рыбы в море рыбаки не должны платить налог, как в случае поставок сырья на берег».
Татьяна Двойнова.
Независимая газета.
Владивосток