Hotline


Правоохранители не справляются с экономической преступностью.

 Версия для печати

 

Масштабы теневого сектора экономики на Дальнем Востоке почти не отражаются в официальной статистике о борьбе с экономической преступлностью, - утверждает владивостокский ученый-криминолог Александр Сухаренко. Фактически теневая экономика закрыта не только от налоговых и проверяющих органов, но и от борцов с преступностью.Об этом он рассказал корреспонденту ИАА Территория ДВ.

 

В результате статистические результаты правоохранительной деятельности, по-прежнему, вызывают большие сомнения в своей объективности, считает ученый. Так, за 10 мес. 2014 года на территории Дальневосточного федерального округа было выявлено всего 3266 экономических преступлений и 1695 лиц, их совершивших. Для сравнения, за весь прошлый год аналогичные показатели равнялись 4316 преступлений против 2244 преступников.

Несмотря на столь «радужную» картину успеваемости правоохранителей, показатели теневой экономики в округе растут. По данным Росстата за 2013 год, в теневом секторе экономики ДФО было занято 579,6 тысяч человек (2012 год - 551 тыс.). При этом удельный вес неформально занятых к общей численности работающих в округе составил 18% (каждый пятый). Больше всего «неформалов» было обнаружено в Приморье - 224,7 тыс. (198 тыс.), Якутии – 88,8 тыс. (85 тыс.), Амурской области – 76,3 тыс. (90 тыс.), Хабаровском крае – 68,4 тыс. (70 тыс.) и на Сахалине – 45 тыс. (50 тыс.).

Теневая занятость в основном распространена в торговле и общепите, строительстве, сельском хозяйстве, на транспорте и в сфере добычи природных ресурсов. Таким образом, в перечисленных отраслях экономики мы имеем целый букет неучтенных преступлений: от незаконного предпринимательства и уклонения от уплаты налогов до производства контрафактной продукции и отмывания денег, - утверждает Александр Сухаренко.

- Александр Николаевич, какой из регионов в округе лидирует по числу таких преступлений?

- Наибольшее число экономических преступлений традиционно регистрируется в наиболее развитых регионах: Приморском (865) и Хабаровском (801) краях и на Сахалине (425), а наименьшее – на Чукотке (29) и в Еврейской автономии (107).

- Каков уровень раскрываемости экономических преступлений?

- Если верить официальной статистике, то правоохранительными органами округа раскрывается более половины выявленных преступлений данной категории. Однако полагаю, что речь идет в основном об очевидных и несложных в доказывании преступлениях. Количество преступлений, совершенных в крупном или особо крупном размерах, в составе организованных групп и преступных сообществ, исчисляется единицами.

- Какова структура дальневосточной экономической преступности?

- Весьма противоречива. Несмотря на высокий уровень коррупции и криминализации природоресурсных отраслей экономики, подавляющее большинство выявленных преступлений относится к финансово-кредитной системе и потребительскому рынку. К примеру, в 2013 году приморскими полицейскими было выявлено всего 10 преступлений в рыбной отрасли, 12 – в топливно-энергетическом, а 35 – в лесопромышленном комплексе.
Как это не покажется странным, профилирующим «коньком» региональных правоохранителей остаются мошенничество и фальшивомонетничество. Впрочем, это отражение общероссийской тенденции последних лет.

- А каков реальный уровень криминализации дальневосточной экономики?

- Еще в 2008 году рамках межрегионального исследования на тему «Незаконный оборот сырьевых и водных биоресурсов в Дальневосточном федеральном округе» мой коллега О. Хренков заочно опросил 100 сотрудников прокуратуры пяти субъектов ДФО, из которых: Камчатский край – 34 респондента, Магаданская область – 29, Приморский край – 19, Сахалинская область – 11, Хабаровский край – 7.

Пять лет спустя было опрошено уже 167 сотрудников прокуратуры восьми субъектов ДФО, из которых: Приморский край – 43 респондента, Хабаровский край – 27, Магаданская область – 22, Чукотский автономный округ – 21, Сахалинская область – 17, Камчатский край – 16, Еврейская автономная область – 12, Республика Саха (Якутия) – 9.
Целью данных опросов было получение полной и всесторонней оценки криминальной обстановки в сфере незаконного оборота сырьевых и водных биоресурсов в ДФО, и тенденций ее развития.

Репрезентативность проведенного опроса подтверждает тот факт, что 51% опрошенных в 2008 году и 70% в 2014 году в своей профессиональной деятельности непосредственно сталкивались с преступлениями рассматриваемой категории.

Наряду с достаточно продолжительным стажем работы большинства респондентов отмечается достаточно широкий спектр направлений их надзорной деятельности: надзор за исполнением федерального законодательства, в том числе об экономике и экологии, противодействии коррупции, надзор за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью, поддержание гособвинения. Следовательно, высказанные ими суждения имеют практическое подтверждение, а сделанные на их основе выводы наиболее достоверно отображают складывающуюся криминальную обстановку.

Основными причинами процветания нелегального рынка сырьевых и водных биоресурсов в ДФО, по мнению большинства опрошенных, являются малоэффективная деятельность правоохранительных органов и низкая квалификация их сотрудников (47%) , а также недостаточный контроль за оборотом сырья и биоресурсов со стороны органов власти (45%). В свою очередь по результатам опроса 2008 года большинство – 64% высказалось за несовершенство действующего законодательства. Изложенное позволяет сделать вывод о позитивных тенденциях в развитии нормативно-правовой базы с одновременным ростом проблем в правоприменительной деятельности. При этом значительно (с 38% до 22%) сократилось число сотрудников, указавших в качестве такой причины высокий уровень коррупции.

Преступность, по мнению большинства экспертов, по-прежнему продолжает способствовать истощению естественных запасов (82% в 2008 году и 65% в 2014 году), а также наносить серьезный ущерб экономике (74% и 56% соответственно).

Каково влияние преступности на состояние рынка сырьевых и биоресурсов Дальнего Востока (возможны несколько вариантов) 2008 2014
а) способствует истощению естественных запасов; 82% 65%
б) наносит серьезный ущерб экономике; 74% 56%
в) снижает конкурентоспособность и инвестиционную привлекательность; 16% 23%
г) порождает нестабильность и разбалансированность; 6% 7%
д) незначительно для состояния и развития экономики региона; 5% 5%
е) другое. 1% 1,2%

Результаты опроса свидетельствуют о позитивных тенденциях в состоянии законности в рассматриваемой сфере. Так, если в 2008 году 31% опрошенных указали, что удельный вес нелегального оборота сырьевых и биоресурсов в общем объеме составляет более 50%, то в 2014 году число таких респондентов снизилось до 13%. При этом 21% опрошенных считают, что данный показатель составляет до 10% в то время как в 2008 году за это высказалось всего 6%.

Определить фактические масштабы незаконного оборота сырьевых и водных биоресурсов достаточно сложно ввиду его высокой латентности, уровень которой, по единодушному мнению 42% экспертов, составляет более 50%. Наибольшее число высказавшихся за это экспертов отмечено в Хабаровском и Камчатском краях.

Достаточно высокий уровень латентности преступлений в сфере незаконного оборота сырьевых и водных биоресурсов обусловлен рядом причин, к числу которых большинство экспертов отнесли ограниченность правового, организационно-штатного, материально-технического обеспечения деятельности правоохранительных органов в условиях постоянного роста преступности. Существенно (с 54% до 33%) снизилось число респондентов, указавших в качестве такой причины коррумпированность сотрудников правоохранительных органов, и это, по-нашему мнению, является позитивной тенденцией в свете проводимой антикоррупционной политики.

О системном улучшении ситуации в рассматриваемой сфере свидетельствуют данные об уровне раскрываемости преступлений. Так, на 21% (с 44% до 23%) снизилось число респондентов, считающих, что раскрываемость таких преступлений составляет до 10%. Одновременно с этим отмечается значительный (с 11% до 23%) рост числа респондентов, оценивающих данных уровень выше 50%.

Несмотря на принимаемые меры и достигнутые в связи с этим положительные результаты, криминогенная ситуация в рассматриваемой сфере остается достаточно сложной. По мнению 74% респондентов (2008 год – 92%), организованные преступные формирования принимают активное участие в незаконном обороте сырьевых и водных биоресурсов, и лишь 15% считают наоборот (2008 год – 2%). Наиболее криминализованными, по мнению экспертов, являются Приморский, Хабаровский и Камчатский края.

Масштаб их деятельности, по мнению большинства экспертов, носит межрегиональный (38%) и транснациональный (31%) характер. При этом более высокие цифровые показатели анкетирования 2008 года обусловлены большим количеством респондентов, положительно ответивших на предыдущий вопрос.

В подавляющем большинстве случаев эксперты, как и ранее, отметили, что поводом для возбуждения уголовного дела является оперативная информация (76%) либо информация контролирующих (51%) и иных правоохранительных органов (21%). При этом значительных изменений при ответе на данный вопрос в сравнении с 2008 годом не отмечено.
Оценивая последствия развития криминального рынка сырьевых и водных биоресурсов в ДФО, опрошенные сотрудники прокуратуры были менее активны, чем в 2008 году. Об этом свидетельствует существенное (с 68% до 39%) снижение числа респондентов, полагающих, что рассматриваемое явление порождает рост коррупции, а также приводит к ослаблению государства в целом (с 31% до 20%) и дискредитирует Россию на международной арене (с 24% до 12%).

Прогнозируя дальнейшее развитие криминальной ситуации, 59% экспертов (что на 13% выше, чем в 2008 году) указали, что уровень преступности останется неизменным. В свою очередь, стабильно невелико число респондентов (13%-14%), считающих, что уровень преступности, наоборот, снизится. Данный факт наряду с убежденностью 25% респондентов в том, что будет создаваться лишь имитация борьбы с преступностью в данной сфере, а также значительным числом сотрудников (21%-33%) прокуратур Приморского и Хабаровского краев, Чукотского автономного округа, полагающих, что уровень преступности возрастет, вызывает определенную озабоченность и требует, по-нашему мнению, принятия дополнительных антикриминальных мер.

По мнению большинства экспертов, для декриминализации экономики необходимо укрепление правоохранительной системы и повышение профессионального уровня ее сотрудников (практически как и в 2008 году, так считают 59% экспертов); выявление, устранение и предупреждение причин и условий, порождающих преступность в данной сфере (45%); а также ужесточение уголовной ответственности (46%). При этом с 60% до 38% сократилось число респондентов, считающих, что в целях повышения результативности правоохранительной деятельности на данном направлении требуется принятие новых законов и выработка механизма по их реализации. Также на 15% снизилось число респондентов, указавших в качестве таких мер системную борьбу с коррупцией (с 50% до 35%), а также расширение и укрепление международно-правового сотрудничества (с 32% до 17%).