Hotline


Приморский краб ползет в Поднебесную

 Версия для печати

 

Российские браконьеры умудряются обойти и таможню, и пограничников.
Главным местом сбыта нелегально добытого российского краба становится Китай. Тенденцию отмечают представители рыбацкого сообщества Дальнего Востока. При этом краболовы заявляют, что объемы вывоза контрабандного деликатеса постепенно снижаются. Эксперты менее оптимистичны в оценках.

 

По мнению представителей крабового сообщества, в 2008 году по крабовому браконьерству был нанесен серьезный удар. Этому способствовало долгосрочное закрепление долей квот, заключение и реализация соглашений по борьбе с незаконным несообщаемым, нерегулируемым (ННН) промыслом со странами АТР – главными покупателями российского краба. Отечественных рыбаков обязали доставлять улов на таможенную территорию, усилился контроль пограничников.

По данным дальневосточной Ассоциации добытчиков краба, за последние четыре года обрисовался тренд на снижение объемов ННН-промысла. «Если в 2007 году импорт в страны АТР краба превышал отчетный вылов в четыре раза, то в 2014 году соотношение сократилось до полутора раз. Динамика за четыре месяца этого года говорит о том, что по его итогам соотношение будет различаться минимально, следовательно, браконьерский вылов сокращается», – рассказал президент ассоциации Александр Дупляков.

Снижение в 2014 году почти на 10% объемов поставок рыбы и морепродуктов за пределы России подтверждает и Росстат. А согласно статистике береговой охраны Погрануправления ФСБ РФ, в 2012–2013 годах количество судозаходов российских и подфлажных судов с незаконно добытым крабом снизилось на 26%, а объемы поставок упали на 49,7%. В 2014 году незаконные поставки краба упали еще более чем в два раза.

Дупляков отмечает, что рынки Южной Кореи и Японии, бывшие прежде лидерами сбыта нелегальной продукции, благодаря предпринимаемым на межправительственном уровне мерам стали закрытыми для браконьеров. «Поставить нелегальный краб в Корею с прошлого года даже в режиме транзита невозможно, Япония заметно ограничила доступ браконьерского улова на свой рынок, в США так же требуют большое количество документов, подтверждающих легальность вылова», – описывает ситуацию эксперт.

Браконьеры, нащупывая новые каналы сбыта незаконно добытой продукции, вышли на Китай. «Новые каналы стали использоваться с лета 2014 года. Один из них пролег через порты Вэйхай, Шидао, Циндао провинции Шаньдонг и контролируется южными корейцами. Живой краб доставляется сюда специально оборудованными судами-перегрузчиками, – рассказывает Дупляков. – Браконьерская схема выглядит примерно так: корейские покупатели договариваются с российскими браконьерами о месте перегруза, времени, количестве краба и оплачивают партию. Далее судно направляется в один из портов Шаньдонг. Там перегрузчик встречают партнеры корейцев, выгружают улов и продают. Экипаж браконьерских судов и его владельцы – как правило, российские граждане, а экипаж и владельцы перегрузчика – китайцы или корейцы». По его данным, названия браконьерских судов, которые практически в линейном режиме работают на доставке незаконного улова, известны дальневосточным рыбакам.

Второй канал пролег через Северную Корею. С 1 января 2015 года по 20 мая через него в Китай было завезено не менее 400 тонн краба. Как правило, браконьерское судно заходит в порт Раджин, выгружает улов, далее машинами он вывозится в Китай. Краб вывозится в город Хуньчунь, откуда расходится по всему Китаю. Китайцы, занимающиеся этим бизнесом в Северной Корее, стали использовать свое судно-перегрузчик, чтобы браконьерское не заходило в порт. Перегруз идет в водах Северной Кореи. Далее по схожей схеме краб отправляется в Китай.

С момента подписания российского-японского соглашения о препятствовании ННН-промыслу и в Стране восходящего солнца стали появляться новые лазейки для нелегального краба: браконьерское судно заходит в японский порт, выгружает улов, который оформляется как транзит. Далее агенты делают поддельные документы и спецмашинами отправляют его на паром, следующий в Китай. Часть поставляемого краба легализуется, перерабатывается и отправляется в Японию, остальная – продается в Китае.

С этой тенденцией согласен и представитель ООО «Сигма Марин Технолоджи» Сергей Титовский. «Население Китая богатеет, китайцы распробовали российского краба и готовы его покупать. Потребление краба растет не только в КНР, но и в других странах Юго-Восточной Азии. Из корейского аэропорта Инчхон живого краба самолетами везут в Куала-Лумпур, Бангкок, Тайвань, Гонконг, – отмечает он. – А в России нет культуры потребления этого морского деликатеса отчасти из-за его дороговизны и неразвитой логистики». Но назвать истинные объемы нелегального краба в КНР Титовский не берется. «Представьте, если даже 20% населения Китая закажет к празднику по Интернету по килограмму живого краба, то в России рухнет весь общедопустимый улов», – рисует картину представитель компании.

Для ликвидации новых схем сбыта контрабандного краба рыбаки предлагают усилить контроль за ННН-промыслом, реализовать принятые межправительственные соглашения с Китаем, утвердить единый сертификат, по которому морепродукция поставлялась бы в страны-потребители, создать в регионе единый координационный центр по борьбе с браконьерами.

Глава Центра изучения новых вызовов и угроз нацбезопасности Александр Сухаренко полагает, что представители крабового сообщества лукавят, что ввоз контрабандного краба стал невозможен в Японию и Южную Корею, просто процесс поставок и легализации продукции становится сложнее.

«Важно, как цифры статистики интерпретировать, поэтому очевидно, что нелегальные поставки краба по-прежнему идут и в Японию, и в Корею, несмотря на заключенные межправительственные соглашения, – утверждает Сухаренко. – Предложение об обращении в смешанную российско-китайскую комиссию для принятия мер по предупреждению сбыта нелегальных водных биоресурсов бессмысленно – там и без того в курсе происходящего. В силу того что в отношении России объявлены санкции, а Китай остался, по мнению Кремля, одним из вменяемых торговых партнеров, то с ним из-за нелегального краба конфликтовать не будут».

По оценке эксперта, потери России от нелегального вывоза краба за 15 лет составили почти 9 млрд долл., неуплаченные таможенные пошлины – 92 млн долл. «Официальные таможенные данные Южной Кореи, Японии, Китая и США показывают, что в 2013 году эти страны, на долю которых приходится почти весь официальный экспорт краба РФ, ввезли живого и мороженого краба почти в 1,7 раза больше официального российского вылова. В течение последних десяти лет вылов краба в два–четыре раза превышал разрешенную квоту», – говорит координатор морской программы WWF Константин Згуровский.

Одним из популярных у браконьеров методов по-прежнему остается промысел на судах под иностранным флагом. Другой способ – задекларировать меньшее количество улова в таможне, перегрузить неоформленную продукцию на транспортные суда в море и доставить ее в зарубежный порт.

Член общественного совета при Росрыболовстве Эдуард Климов полагает, что крабовое браконьерство невозможно без покровительства контрольных органов. Об этом свидетельствуют громкие аресты служащих пограничных сторожевых кораблей в Невельске и Находке и недавний скандал с начальником отдела организации госконтроля пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области Сергеем Матюшко, обвиненным во взятке. В начале июля Арбитражный суд Дальневосточного округа признал наличие антиконкурентного соглашения между приморским управлением Росрыболовства и компанией «Акваресурс-ДВ» при проведении крабовых аукционов 2010 года. Нарушения были найдены и на торгах 2012 года, результаты которых признаны недействительными.


http://www.ng.ru/regions/2015-07-09/1_primorie.html?print=Y
Владивосток
Татьяна Двойнова
Собственный корреспондент "НГ" в Приморском крае