Hotline


Профессор Номоконов: Коррупция пронизала всё!

 Версия для печати

 

Антикоррупционная политика в России фрагментарна и бессистемна, считает доктор юридических наук

— Коррупция у нас носит системный характер, она проросла по вертикали и по горизонтали, пронизала всё. По экспертным оценкам, она образует краеугольный камень в нашей экономике, цементирует сложившуюся государственно-олигархическую систему.

 

Несмотря на усилия правоохранительных органов по борьбе с коррупцией, мы находимся в самом начале этого пути, — заявил профессор ДВФУ, руководитель Владивостокского центра изучения организованной преступности, доктор юридических наук Виталий Номоконов на семинаре, прошедшем в стенах ВГУЭС.
По мнению Номоконова, антикоррупционная политика в России фрагментарна и бессистемна:
— Не ведется антикоррупционный мониторинг, нет глубинных масштабных исследований. Преобладает ведомственный подход в ущерб общегосударственному. Нет необходимого научного сопровождения, нет системы антикоррупционного просвещения и воспитания. В результате воздействие на коррупцию — поверхностное и во многом имитационное, а результаты оцениваются по палочной системе. Не изучается и не используется накопленный в мире бесценный опыт. У нас нет государственного уполномоченного органа, ответственного за формирование антикоррупционной политики. В тех странах, где достигнуты серьезные успехи в борьбе с коррупцией, такие органы есть — типа Следственного комитета, с очень широкими полномочиями, заточенные только на коррупцию. Антикоррупционная политика должна быть системной и включать экономические меры. А мы боремся с коррупцией и не трогаем теневую экономику — как это можно? Нужно ликвидировать коррупционные дыры в законодательстве. Например, мы ратифицировали конвенцию ООН о противодействии коррупции, но хитро: статья 20 не была ратифицирована. А в ней рекомендуется криминализировать незаконное обогащение чиновников, включив этот пункт в Уголовный кодекс (не далее как в октябре депутат-коммунист приморского парламента Артём Самсонов предлагал обратиться в Госдуму, дабы инициировать ратификацию этой самой 20-й статьи, но его коллеги по ЗС это предложение не поддержали. – Ред.).
Виталий Номоконов считает, что госаппарат следует очищать от коррумпированных лиц:
— В Италии 70—80% чиновников было освобождено от должностей, огромное количество привлечено к уголовной ответственности, включая бывшего премьера. К Украине можно по-всякому относиться, но вот в отношении Яценюка прокуратура возбудила уголовное дело, кстати, по коррупционному преступлению… Видя чудовищного коррупционного левиафана, нависшего над нашей страной, мы чувствуем обреченность и безысходность, но более конструктивна позиция сопротивления, отторжения коррупционной идеологии и практики.
Что касается Приморья, то наш край, по словам Виталия Анатольевича, не изолирован от общероссийских проблем, но имеет и свои специфические особенности:
— С учетом масштабных дорогостоящих строек, внешнеэкономических связей, большого товарно-денежного потока, идущего через край, проблема коррупции у нас обострена. Наиболее подвержены коррупции бюджетная сфера, закупки, ЖКХ, миграция, здравоохранение, внешнеэкономическая деятельность, лесная и рыбодобывающая отрасли… В Приморье с каждым годом мы видим рост количества выявленных преступлений коррупционного характера. Журналисты делают вывод: край погибает, полностью поражен коррупцией. Но эта же цифра может свидетельствовать, напротив, о росте активности правоохранительных органов, ее можно истолковать по-разному. Не всё совсем уж плохо. Мы наблюдаем очистительный процесс — он непросто, но всё же идет. Мы видим активность прокуратуры Приморского края, которая не щадит даже своих. За взятку был осужден прокурор Ольгинского района, за нарушение присяги отстранен от должности прокурор Артёма… Да, это страшно, что прокурорские работники попадают под уголовное преследование, но никто не может быть вне закона.
№ 318 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 17 декабря 2015