Hotline


Виталий Номоконов: Противостоянию коррупции не хватает личного примера руководителей государства

 Версия для печати

 

9 декабря мир отметил День борьбы с коррупцией. К сожалению, она превратилась в глобальную проблему. По последним данным, в мире в нее ежегодно вовлекаются 1,6 млрд человек - четверть населения Земли. Наиболее поражены коррупцией Либерия (77%) и Азербайджан (74%). В самой минимальной степени (до 1% населения) она затронула Великобританию, Австралию, Японию и Финляндию.

 

По данным авторитетной организации «Международная прозрачность» (TI), наша страна пребывает в трети государств, наиболее поражённых коррупцией. «Индекс прозрачности» (ИВК) составил у нас в 2014 г. всего 27 баллов (из 100 возможных), в то время как годом раньше был 28. Коррупционный рынок составляет до 80% легального выпуска продукции. В денежном исчислении это примерно 316 млрд долларов в год. (Общемировой объем коррупции- 1 трлн долларов.). 69% опрошенных водителей страны признались, что давали взятки сотрудникам ГИБДД. 66% граждан уверены, что в декларациях чиновников представлена лишь малая часть их реальных доходов.

Наш край не изолирован от проблем страны и её болячек. С учётом интенсивных внешнеэкономических связей, масштабных дорогостоящих строек, т.е. с учётом больших товарно-денежных потоков в нём, проблема коррупции здесь даже обострена. По оценкам прокуратуры края, наиболее коррумпированными остаются бюджетная сфера, закупки, ЖКХ, миграция, здравоохранение, земельные отношения, оборот государственного и муниципального имущества. Сам обязательно добавил бы внешнеэкономическую деятельность, лесную и рыбодобывающую отрасли.

В прошлом году в крае было выявлено 384 преступления коррупционной направленности (рост составил 4,9%). В лесной сфере выявлено 10 коррупционных преступлений, в сфере ЖКХ - 14. Выявление фактов взяточничества увеличилось больше, чем вдвое раза (143 против 62), из них по ст. 290 УК РФ (получение взятки) - 69, по ст. 291 (дача взятки) - 74.

За 9 месяцев нынешнего года уже выявлено 354 подобных преступления. В отношении должностных лиц т.н. особого правового статуса в 2014 г. было возбуждено 25 уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности, из них 15 - в отношении членов участковых избирательных комиссий, 3 - в отношении глав муниципальных образований, 7 - в отношении депутатов. Продолжалась нынче и практика возбуждения уголовных дел в отношении т.н. спецсубъектов (трое глав муниципальных образований, один депутат).

По направленным в 2014 г. в суд уголовным делам сумма коррупционного материального ущерба составила 775 млн 235 тыс. руб.

Очистительный процесс в крае непросто, но всё же идёт. Заметна активность прокуратуры края, не щадящей даже своих. На ее сайте регулярно размещается соответствующая информация, в т.ч. аналитическая, о состоянии борьбы с коррупцией. Помнится, несколько лет назад за взятку был осуждён прокурор Ольгинского района. «За нарушение прокурорской присяги» был отстранён от должности прокурор Артёма, в отношении него даже возбуждалось уголовное дело.

С марта 2015 г. существенно перестроена работа межведомственной комиссии по противодействию коррупции, которую лично возглавил губернатор. Конструктивно по противодействию коррупции работает и комиссия Законодательного собрания, которую лично возглавляет председатель. И последняя новость: 6 ноября постановлением губернатора создан новый департамент по профилактике коррупции и иных правонарушений.

Коррупция повсеместна, но российская имеет и свою специфику.

Во-первых, она проросла и по вертикалям власти и по её горизонталям. По экспертным оценкам, она образует краеугольный камень экономики страны, цементирует сложившуюся государственную олигархическую систему.

Во-вторых, формирование антикоррупционной политики находится, на мой взгляд, в самом начале. Да, сделано немало, вроде и закон против коррупции был принят ещё в 2008 году. Но если оценить эффективность усилий, то, боюсь, мы скорее топчемся на месте, чем успешно идём вперёд. Антикоррупционная политика пока ещё фрагментарна и бессистемна.

В-третьих, не осуществляется реальный антикоррупционный мониторинг. Нет ясности о том, что происходит с коррупцией, каковы особенности её причин.

В-четвёртых, пока всё ещё преобладает ведомственный подход в ущерб общегосударственному. Нет должной координации деятельности органов власти и управления, региональных и федеральных структур, правоохранительных органов и гражданского общества.

В-пятых, отсутствует государственный уполномоченный орган, ответственный за формирование антикоррупционной политики, её координацию и мониторинг. Между тем, Конвенция ООН против коррупции обязывает страны участники такой орган создать и наделить соответствующими полномочиями. В вдминистрации президента создано недавно Управление по противодействию коррупции, но вряд ли его можно рассматривать как самостоятельный федеральный уполномоченный орган, наделённый широкой компетенцией, по типу, скажем ФСКН.

В-шестых, отсутствует необходимое научное обоснование и сопровождение. В результате воздействие на коррупцию является поверхностным, имитационным, не затрагивающим ее причин, а результаты деятельности нередко оцениваются по т.н. «палочной» системе. Не изучается должным образом и не используется мировой и зарубежный опыт борьбы с ней.

И, наконец, нет комплексной и всеобъемлющей системы антикоррупционного просвещения и воспитания (СМИ, Интернет, ведомства, организации и т.п.). Добавлю к сказанному, что нет и личного примера высших руководителей страны в деле противостояния коррупции. Вот уже два губернатора попали под следствие, избежал ответственности министр обороны Анатолий Сердюков. Новый скандал на днях разразился в связи с широким обнародованием в интернете и СМИ материалов о сыновьях Генерального прокурора Юрия Чайки.

Что же делать-то? Нужны масштабные и системные усилия на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, на уровнях отдельных организаций и коллективов. И не по принципу «лебедь, рак да щука», не по принципу «у семи нянек дитя без глазу», а всем миром, собрав все силы воедино в мощный кулак. Конкретно, помимо прочего, это:

- нужна системность в формировании и реализации антикоррупционной политики, включающей политические, организационные, правовые, экономические и идеологические меры. Если в мероприятиях по противодействию коррупции отсутствуют меры, направленные на минимизацию сектора теневой экономики, они будут лишь жалкой имитацией борьбы;

- нужны государственные специализированные уполномоченные органы - на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, которые взяли бы на себя непосредственную практическую работу по формированию, реализации и координации антикоррупционной политики. И прежде всего - на федеральном уровне нужна мощная организационная структура, заточенная непосредственно на противодействие коррупции;

- необходимо ликвидировать коррупциогенные дыры, и прежде всего, в законодательстве, полностью привести его в соответствие с требованиями Конвенции ООН (уточнить и расширить понятие коррупции, уточнить и расширить понятие конфликта интересов, вернуть конфискацию в систему уголовных наказаний, криминализировать неосновательное обогащение);

- в правоприменительной деятельности следует устранить так называемое командное и теневое право, заказные дела;

- нужна реальная реформа госслужбы, предполагающая максимальное очищение госаппарата от коррумпированных лиц (операция «Чистые руки»), от разных, образно говоря, «детей Чаек». Необходимо обеспечить максимальную гласность и прозрачность в деятельности государственных и муниципальных служащих;

- необходимо осуществлять постоянный антикоррупционный мониторинг и повсеместно проводить специальные исследования с целью реальной оценки текущей коррупционной ситуации, общих и региональных особенностей причин коррупции, эффективности мер по противодействию коррупции;

- нужна регулярная антикоррупционная профилактика в виде аналитических, просветительских и других информационных материалов в СМИ, интернете, в виде тематических семинаров, конференций, дебатов. Хорошее, по-моему, начало ознаменовала недавняя телепрограмма «Коррозия совести» («Вести-Прим»), где непривычно остро, аргументированно, наступательно освещена проблема борьбы с коррупцией в крае.

Когда мы начинаем в полной мере осознавать всю опасность и масштабность чудовищного коррупционного Левиафана, нависшего над всеми нами, то невольно возникает чувство обреченности и безысходности. Но это - самое легкое! Более конструктивна, уверен, позиция сопротивления, активного неприятия и отторжения коррупционной идеологии и практики. Хорошо сказал ещё великий Платон: «Наказанием за гражданскую пассивность является власть злодеев».

Виталий Номоконов,

профессор ДВФУ, директор Центра по изучению организованной преступности и коррупции