Hotline


Криминальная «крыша» дальневосточной экономики.

 Версия для печати

 

Несмотря на принимаемые государством меры по улучшению делового климата и выделяемые финансовые ресурсы, уровень криминала в экономике Дальнего Востока не снижается.
АВТОР: Александр СУХАРЕНКО

 

В минерально-сырьевом балансе страны ДФО занимает лидирующее место по запасам и добыче ряда рудных полезных ископаемых и алмазов. По последним данным, здесь сосредоточено свыше 80% запасов и почти 100% добычи алмазов, около 40% запасов и более 55% добычи золота, около 23% запасов и 64% добычи вольфрама, а также 63% добычи свинца при запасах 9%, 12% добычи угля при запасах 11%. Разведаны крупные нефтяные и газовые месторождения, добывается рыба и заготавливается лес.
Как обстоят дела с защитой экономики от преступных посягательств? Если верить статистике МВД, то не очень хорошо. Так, в прошлом, кризисном году на территории ДФО было выявлено немногим более 4 тыс. экономических преступлений (2014 г. — 3,6 тыс.) и 2,2 тыс. лиц, их совершивших. В свою очередь, в Приморье количество таких преступлений увеличилось на треть (хотя в абсолютных величинах не столь значительно — с 895 до 1,1 тыс.). Причем за их совершение к уголовной ответственности привлекли всего 594 человека (немного лучше, чем в 2014 г. — 439). По этим двум показателям край занял 27-е место по России. Однако уровень раскрываемости таких преступлений позволил Приморью переместиться с 16-й на 11-ю строчку в общероссийском рейтинге. Правда, детализация раскрытого приморской полицией заставляет задуматься: всего 42 налоговых преступления, 31 — в лесной отрасли и 9 — в рыбной, 14 — в сфере ТЭК и 6 — в сфере ВЭД…
Что касается других регионов, то по количеству экономических преступлений следом за нами идут Хабаровский край (963), Сахалинская область (511), Якутия (411), Амурская область (386), Камчатка (287), Магаданская область (185), Еврейская автономия (99) и Чукотка (41). Однако весьма сомнительно, что в условиях кризиса количество преступлений там столь мало.
А что происходит в наиболее привлекательных для криминала отраслях экономики? Отвечу словами руководителя Управления Генпрокуратуры РФ в ДФО Юрия Гулягина, прозвучавшими на совещании в Хабаровске: «Только за последние три года прокурорами было выявлено свыше 200 тыс. правонарушений в сфере экономики, к ответственности привлечено более 31 тыс. лиц, а по материалам проверок возбуждено 725 уголовных дел».
Что касается рыбной и лесной отраслей, то там, по его словам, ежегодно выявляется порядка 3 и 6 тыс. правонарушений соответственно: «За указанный период по материалам проверок в этих отраслях было возбуждено 407 уголовных дел. Помимо этого, суды удовлетворили 5 исков прокуратуры о взыскании с капитанов судов ущерба от незаконного промысла биоресурсов на общую сумму свыше 1,6 млрд рублей. В свою очередь, в первом квартале 2015 года в следственные органы прокуроры передали 108 материалов по фактам незаконных рубок и 39 — добычи водных биоресурсов, на основании которых те возбудили в общей сложности 135 уголовных дел».
В качестве основных причин происходящего в региональной экономике можно назвать несовершенство отраслевого законодательства, недостаточное финансирование программных мероприятий, безалаберность и высокую коррумпированность чиновников.
Куда же тогда смотрят правоохранители округа? Если отталкиваться от официальной статистики, общая раскрываемость экономических преступлений на территории ДФО остается низкой, а возмещаемость причиненного материального ущерба на досудебной стадии — незначительной.
Неудовлетворительными остаются темпы декриминализации лесной и рыбной отраслей экономики. Сегодня лишь 11% уголовных дел в сфере незаконного оборота биоресурсов возбуждается по оперативным данным, а в сфере лесопользования — менее 2%. Взыскиваемость причиненного ущерба по этим двум отраслям составляет 15 и 2% от установленных сумм соответственно.
Не впечатляют и результаты борьбы с оргпреступностью — всего 232 экономических преступления, совершенных участниками организованных преступных формирований (ОПФ). Большая часть из них — в Приморье и Хабаровске (таб.). Однако речь в данном случае идет вовсе не о декриминализации конкретных отраслей экономики, а о мошенничествах и фальшивомонетничестве. Судите сами: на весь округ приходится два преступления в топливно-
энергетическом комплексе, по 12 — в сфере ВЭД и на потребительском рынке, 32 — в сфере лесозаготовок и 95 — в финансово-кредитной системе, совершенных в составе ОПФ.
То же самое можно сказать и борьбе с коррупцией — 28 преступлений чиновников, действовавших в составе ОПФ. Данная цифра явно не стыкуется с апрельским тезисом полпреда президента в ДФО Юрия Трутнева о том, что «коррупция и неэффективное расходование бюджетных средств поразили ключевые отрасли, на базе которых Дальний Восток мог бы эффективно развиваться».
Остаются вопросы и по декриминализации внешнеэкономической сферы. В частности, из 271 уголовного дела, возбужденного ДВОТ (2014 г. — 213), всего 58 (51) были связаны с контрабандой лесоматериалов, мясопродукции, водных биоресурсов, пушнины, полудрагоценных камней и нефтепродуктов. Между тем ситуация в данной сфере далека от благополучной: по возбужденным уголовным делам о невозврате из-за границы валютной выручки и незаконном переводе валюты общая сумма выведенных средств достигла 15 млрд рублей, а размер уклонений от уплаты таможенных пошлин — 782 млн. Причем эти цифры существенно превосходят позапрошлогодние.
Что же делается для наведения порядка в экономике? Кое-что все-таки делается. В середине года в Приморье запустили систему космического мониторинга лесоизменений «КЕДР». За время ее опытной эксплуатации было обнаружено 1,3 тыс. рубок, а в результате выборочных проверок изъяты десятки кубометров нелегальной древесины и лесозаготовительная техника. Наряду с этим планируется разработка мобильного приложения «Лесной инспектор», позволяющего принимать сигналы от жителей края в режиме онлайн. То же самое будет сделано и в Хабаровском крае.
Для решения проблемы незаконных лесозаготовок Федеральным законом от 13.07.2015 № 267 были изменены примечания к статьям 260–261 УК РФ. Теперь ущерб от незаконных рубок будет исчисляться не только на основании такс (кратная стоимость объема нелегальной древесины), но и по спецметодикам. В результате размер начисленного ущерба увеличится от 2 до 10 раз в зависимости от категории защитности лесов и времени совершения преступления.
Не остались без внимания и лесозаготовители. С 1 июля вступили в силу правила об обязательном декларировании сделок с древесиной (кстати, номер декларации отражается в сопроводительных документах, которые обязаны проверять в пунктах приемки древесины). Кроме того, с 1 января непредставление декларации или представление заведомо ложной информации о таких сделках оператору ЕГАИС наказывается административным штрафом в размере от 7 до 25 тыс. рублей для предпринимателей и от 100 до 200 тыс. — для юрлиц.
В декабре распоряжением Правительства РФ № 2661 был утвержден перечень мероприятий по реализации Национального плана действий по предупреждению и пресечению незаконного рыбного промысла от 25.12.2013 г. Документ предусматривает усиление контроля за оборотом уловов водных биоресурсов, создание системы отслеживания их происхождения на всех этапах перемещения, введение в действие электронного судового журнала и использование электронной подписи, развитие международного сотрудничества, а также ужесточение административных и уголовных санкций для правонарушителей. Остается добавить, что в прошлом году все-таки заработало российско-японское соглашение о борьбе с незаконным промыслом, а также заключено аналогичное соглашение с Соединенными Штатами.
Надеюсь, что принимаемые меры по нормализации ситуации в бюджетообразующих отраслях дальневосточной экономики не будут нивелированы правоприменительной практикой, а препятствующие или наживающиеся на проводимых реформах коррупционеры окажутся за решеткой.
http://konkurent.ru/politika/1333-kriminalnaya-krysha-dalnevostochnoy-ekonomiki.html