Hotline


Разгром «приморских партизан»

 Версия для печати

 

Миф о «народных мстителях» разбился об улики. На Дальнем Востоке в суде уточняют детали дела молодых бандитов, устроивших охоту на милиционеров

В начале марта в Приморском краевом суде вновь начался судебный процесс над так называемыми приморскими партизанами – группой молодых бандитов, устроивших охоту на сотрудников милиции. По горячим следам народная молва окрестила их «борцами за справедливость», в то время как силовики уверенно называли и называют их обычной бандой.

 

Несколько молодых людей из небольшого посёлка Кировский в Приморском крае поставили на уши всю милицию в феврале 2010 года (напомним, что переименование милиции в полицию произошло только в марте 2011 года. – Ред.). Ребята колесили по Приморью и расстреливали людей в форме. Впоследствии их обвинят в убийствах двоих милиционеров и четырёх жителей Кировского района Приморья, разбоях, грабежах, кражах, хранении оружия и т. д. Уже после первых преступлений молодых бандитов окрестили «партизанами» (в романе Александра Фадеева «Разгром» партизанский отряд Левинсона располагается именно в районе посёлка Кировский. – Ред.). Повсеместно стены стали украшать надписи «Слава партизанам!».
Задержать преступников удалось лишь в июне 2010 года. Казалось бы, задержанием заканчивается любая детективная история, но в этом случае все лишь только начиналось. Следствие длилось долгих четыре года и сопровождалось громкими скандалами. В конце концов, присяжные вынесли свой вердикт, а суд – приговор. Убийцы милиционеров получили длительные сроки, трое из них: Александр Ковтун (убийство четырёх сельчан, убийство лейтенанта Ковальчука и участкового Карася), Владимир Илютиков (убийство сельчан, убийство лейтенанта Ковальчука и участкового Карася) и Алексей Никитин (убийство четырёх сельских жителей) – без надежды выйти на свободу. Роману Савченко (убийство лейтенанта Ковальчука и участкового Карася) дали 25 лет, Максиму Кириллову (убийство четырёх сельчан, убийство лейтенанта Ковальчука и участкового Карася) – 23, и старшему брату Ковтуна Вадиму (пособничество в убийстве четырёх сельских жителей) – 8 лет и 2 месяца заключения.
Однако история ещё не закончена. Верховный суд РФ, рассмотрев апелляции, смягчил приговоры одним, полностью отменил – другим, а также усомнился в участии «партизан» в убийстве четырёх жителей Кировского. Этот эпизод теперь повторно рассмотрит Приморский суд.

Кровавый путь

В феврале 2010 года возле популярного тогда во Владивостоке ночного клуба «Давыдов» на одноименной улице было совершено дерзкое нападение на милиционеров. Как позже расскажут следователи, внимание двоих патрульных привлекла компания из троих молодых людей, сидевших в машине. В ответ на просьбу предъявить документы раздался выстрел из травматического пистолета. Сержант Николай Дубовик получил ранение челюсти. Лейтенант Георгий Ковальчук выхватил оружие, но пистолет у него отобрали и из него же расстреляли. Позже офицер умер в больнице от четырёх пулевых ранений. Силовики бросили все силы на задержание преступников. В краевом УВД сообщали, что подозреваемые есть. Однако задержать их не удалось.
Тогда ещё и представить никто не мог, что в Приморье объявлена настоящая охота на людей в погонах. Ситуация стала по-настоящему пугающей в мае того же года.
25 мая ночью вспыхнул отдел внутренних дел в селе Варфоломеевка Яковлевского района. А уже 27 мая в селе Ракитное был зверски убит дежурный милиционер Алексей Карась. Его буквально изрезали ножами – позже на его теле насчитали более 20 ранений. Убийцы оставили два ножа воткнутыми в грудь. Нападавшие украли из отделения милицейскую форму, бронежилеты и рации.
29 мая на трассе Спасск-Дальний – Варфоломеевка обстреляли машину ДПС. Во время перестрелки один из сотрудников милиции был ранен. 8 июня обстрелу подвергся ещё один наряд ДПС – двое силовиков получили ранения.
Приморье в те дни напоминало зону боевых действий. На всех дорогах края дежурили усиленные наряды милиции. К операции по задержанию бандитов подключились военные. В небе кружили вертолёты, а в лесах вдоль дорог стояла тяжёлая военная техника. Досмотру подвергалась каждая машина. На поимку преступников было брошено больше тысячи человек.
Параллельно история получала огромный резонанс в СМИ. Жители края активно обсуждали новость о том, что в силовые ведомства поступили письма с объявлением войны людям в форме. Лидером преступной группировки с лёгкой руки правоохранителей окрестили Романа Муромцева. По мнению журналистов, Роман ранее был офицером спецслужб и не раз бывал в горячих точках. Якобы он объявил войну своим бывшим коллегам, устав смотреть на творящийся в Приморье беспредел. Позднее оказалось, что Роман Муромцев попал в ориентировки по ошибке. И вовсе он не бывший офицер, а мелкий воришка. Всё то время, что его искали, он где-то отсиживался, боясь быть по ошибке застреленным.
В начале июня стало понятно, что костяк банды составляют молодые парни в возрасте от 18 до 22 лет. Это Андрей Сухорада, Александр Сладких, Александр Ковтун, Владимир Илютиков и Роман Савченко. 10 июня силовикам удалось задержать самого младшего из группы – Романа Савченко. В тот же день его отец Владимир, бывший милиционер, обратился к президенту страны с просьбой не убивать при задержании ребят. Он призвал разобраться в причинах преступлений, отметив при этом, что все парни подвергались насилию со стороны милиции.
А 11 июня в 12:30 в Уссурийске, что в ста километрах от Владивостока, началась операция по захвату остальных членов банды. Преступники сняли квартиру в одном из жилых домов. Хозяин жилища опознал бандитов и сообщил в милицию. Район оцепили, на место стянули несколько сотен силовиков, из ближайших домов эвакуировали жителей. Начались затяжные переговоры.
«Партизаны» периодически отстреливались, во время перестрелки был ранен один из оперативников. Через два часа двое из бандитов – Александр Сладких и Андрей Сухорада – приняли решение не сдаваться и застрелились. Владимир Илютиков предпочёл сдаться в руки правосудия. В квартире остался лишь один «партизан» – Александр Ковтун. До 18:00 с ним вели переговоры в присутствии его матери и адвоката. Парень боялся, что его застрелят, но в конце концов выбросил пистолет с балкона и сдался.
Параллельно в Кировском арестовали Максима Кириллова, друга Александра Ковтуна. А чуть позже – и брата Ковтуна Вадима.

Теория о «борьбе с беспределом»

Пока силовики ловили бандитов, не менее жаркие битвы разгорались в соцсетях. Действия «партизан» получили неожиданную оценку. Некоторые жители Приморья были уверены, что парни объявили войну людям в погонах, устав от «ментовского беспредела». Многие даже готовы были укрыть преступников, если бы возникла такая потребность.
Подливали масла в огонь общественного мнения и родственники, друзья и знакомые «партизан».
Владимир Савченко, отец задержанного Романа, рассказывал о том, что парней нередко избивали сотрудники милиции, вешая на них всех собак. Романа, например, незадолго до убийств обвинили в ограблении дачи. По словам его отца, признание из сына выбивали. Отца Владимира Илютикова в своё время при довольно туманных обстоятельствах убили милиционеры. Андрея Сухораду, который и был главарём группировки, проблемы с законом преследовали с детства. Он состоял в националистической группировке и занимался мелким хулиганством, участвовал в драках. С сотрудниками милиции он сталкивался не раз, и, как рассказывала его девушка, эти встречи для Андрея заканчивались побоями.
Между тем теория о «борьбе с беспределом» отчасти подтверждалась. Местные жители охотно делились с приехавшими журналистами рассказами о бесчинствах милиции. Руководство отдела они открыто обвиняли в «крышевании» наркобизнеса. Стоит отметить, что посёлок Кировский в Приморье действительно имеет дурную славу – здесь хорошо растёт конопля, и предприимчивые селяне ей торговали.
А ребята, мол, пытались бороться с наркоторговцами. Да и сами вели здоровый образ жизни: посещали местный военно-патриотический клуб, не курили и не выпивали. И якобы их борьба привела к закономерному концу – столкновению с милицией.
Будучи подвержены юношескому максимализму, парни не увидели иного выхода, как объявить войну ненавистной системе. Кстати, по одной из версий, первые их жертвы – лейтенант Ковальчук и сержант Дубовик – вовсе не несли службу в день убийства. А как раз-таки приехали к «подшефному» ночному клубу, около которого торговали наркотиками. То есть также занимались «крышеванием». Однако в будущем эта версия не нашла никаких подтверждений.
Летом 2012 года Алексей Никитин назвал имена милиционеров, которые, по его мнению, «крышевали» наркодилеров.
«Мы начали их (сотрудников Кировского РОВД. – Ред.) плантации конопли сжигать, конкретно мешать их бизнесу… Вот эти, у нас по делу которые идут, четыре трупа, – непосредственно они продавали детям героин от сотрудников милиции, – рассказал Никитин. – У нас имелись видеозаписи, которые доказывали их вину. Милиция прямо приезжала к ним, на видеокамеру было заснято, как они мешки с коноплёй им передавали. Теперь всё валят на нас – типа мы бандиты, типа мы наркотиками занимались. А мы не курили и не пили – спросите любого в Кировке, к нам все положительно относятся».
А вскоре после задержания партизан в YouTube появилась запись, на которой Андрей Сухорада, Александр Сладких, Александр Ковтун и Владимир Илютиков, уже будучи в бегах, пытаются объяснить свои действия.
«Мы пристреливаем наше оружие по вашим кокардам, – говорит Сухорада. – Вся ваша система прогнила, и с этим надо бороться».
Правда, логики в их объяснениях немного. Параллельно рассуждениям о том, что Россию надо спасать, парни передают привет боевикам с Северного Кавказа, ведущим войну против российских войск (что интересно, уже в тюрьме двое из «партизан» приняли ислам. – Ред.). «Партизаны» упиваются своей безнаказанностью и говорят о непрофессионализме милиции.
«Нас тысяча человек ловит, – ухмыляется Ковтун. – А мы под носом у них прошли».
Позднее это видео было признано экстремистским и удалено из Сети.
Образ мучеников от власти бандиты активно поддерживали, находясь в СИЗО. Например, Александр Ковтун дал интервью своему адвокату, где в подробностях рассказывал о том, как его пытали, выбивая «нужные» показания. Остальные члены банды также заявляли о пытках.
Ничего героического и мученического в действиях преступников не видят представители силовых ведомств. Старший помощник руководителя СУ СКР по Приморскому краю Аврора Римская сразу после задержания заявляла: «Они никакие не борцы за справедливость. Обычные бандиты, которым были нужны оружие и деньги. Ради оружия они и нападали на милиционеров».
Особенно чудовищным выглядит убийство милиционера Алексея Карася. Его местные жители характеризовали как честного и принципиального сотрудника. В своё время он отказался от потенциально коррупционноёмкого предложения перейти на службу в ГИБДД. По словам его супруги, в ту роковую для него ночь он открыл двери «дежурки» в ответ на просьбу о помощи. И получил 20 ударов ножом. Причём доподлинно известно, что «партизаны» с ним знакомы не были и так жестоко «мстить» ему за что-то оснований не имели. А вот о том, что в «дежурке» должно было быть оружие, убийцы явно догадывались.
Да и свой путь «народных мстителей» они почему-то начали вовсе не с родного посёлка, где у них были обидчики, а нападали на абсолютно незнакомых им милиционеров.

5 лет разбирательств

После задержания бандитов следственным органам предстояло проделать огромную работу. У банды и без того хватало известных эпизодов, а во время следствия появлялись новые. По мнению обвинения, свой кровавый путь банда начала не в 2010 году, а в 2009 году. 27 сентября 2009 года в Кировском районе они якобы убили четырёх человек, работавших охранниками на конопляных полях. В убийстве принимали участие Алексей Никитин и старший брат Ковтуна Вадим, изначально проходивший по делу свидетелем.

Помимо этого, следствие выяснило, что банда участвовала в угоне автомобилей, грабежах и кражах. В общей сложности участникам группы вменяли больше 30 эпизодов.
Следствие длилось два года и сопровождалось различными скандалами. Александр Ковтун и Алексей Никитин периодически сообщали об издевательствах в СИЗО. Никитин, болея астмой, подвергался, по его словам, изощрённым пыткам в первые дни своего пребывания в СИЗО.
«Я три дня ночевал в отделе ОРЧ-4 (одно из подразделений приморской полиции), – рассказывал Никитин. – Там меня фиксировали наручниками, после этого надевали пакет на голову. Я курил тряпку через противогаз – мне надели противогаз, в шланг напихали тряпки, подожгли… Избивали, пытали, на шпагат меня сажали – разорвали мышцы на ногах. Меня там просто убивали три дня, чтобы я подписал то, что им выгодно…»
Впрочем, СИЗО и ОРЧ-4 посетила комиссия уполномоченного по правам человека в РФ, которая признаков нарушений не нашла.
А во время первых судебных заседаний – летом 2012 года – из уголовного дела загадочно исчезли три тома. Прямо из здания Приморского краевого суда. Доступ к документам имели многие: работники суда, следователи, адвокаты, сами обвиняемые.
По одной из версий, тома содержали информацию о полицейских-взяточниках. И их уничтожили сами сотрудники правоохранительных органов. По другой же версии, тома похитили сторонники «партизан», желая затянуть следствие. Как бы то ни было, но найти пропавшие документы не удалось, как и самих похитителей. Через два месяца после инцидента тома были восстановлены и доставлены в суд.
Судебные слушания проходили в присутствии коллегии присяжных. На этом настояли сами обвиняемые, заинтересованные в открытости их дела. 4 февраля 2014 года был вынесен вердикт. «Партизан» признали виновными по большинству эпизодов. Однако присяжные сошлись во мнении, что участие Вадима Ковтуна в банде не доказано. Тем не менее, по их мнению, он виновен в пособничестве группировке.
Уже в апреле 2014 года обвиняемым огласили приговор. Александр Ковтун, Владимир Илютиков и Алексей Никитин получили пожизненные сроки. Роман Савченко получил 25 лет, Максим Кириллов – 24 года, а Вадим Ковтун – 8 лет и 2 месяца.
Защита с таким исходом дела не согласилась и подала апелляцию в Верховный суд РФ. И в 2015 году Верховный суд смягчил наказание – Александр Ковтун получил вместо пожизненного 25 лет, а Илютиков – 24 года. Но настоящей сенсацией стала полная отмена решения по Вадиму Ковтуну и Алексею Никитину, ранее обвиняемых в участии в убийстве четверых сельских жителей. Верховный суд их оправдал. Однако оба парня находятся в СИЗО. Теперь суд вновь рассмотрит вопрос причастности «партизан» к убийству четверых человек. На скамье подсудимых – пятеро: оба Ковтуна, Илютиков, Кириллов и Никитин (Савченко по данному эпизоду не проходил).
«Сейчас суду предстоит рассмотреть конкретно эпизод об убийстве четырёх человек в 2009 году, – заявила газете «Совершенно секретно» Олеся Моисеева, защитник Максима Кириллова. – Верховный суд отменил приговор именно по этому эпизоду. Подзащитные в суде ещё не высказывались, как и сторона защиты. Гособвинитель намерен и дальше доказывать вину. Давать какие-то конкретные комментарии до того, как выскажутся наши подзащитные, неэтично».
Следственные органы тоже взяли временную паузу и ждут развития дела.

Интернет-протест

В том, что «приморские партизаны» – все же преступники, сомневаться не приходится. Директор Центра по изучению организованной преступности при Юридическом институте ДВФУ Виталий Номоконов убеждён: «приморские партизаны» – явление многогранное.
«Однозначно можно сказать, что это организованная преступная группировка, – считает Виталий Номоконов. – Но случай просто беспрецедентный, когда молодые люди в России сбиваются в банду и начинают нападать именно на представителей закона. Думаю, что, помимо корыстных мотивов, у них действительно была некая озлобленность на правоохранительную систему. Ведь неспроста так много людей встало на их защиту в Интернете».
По мнению Виталия Номоконова, поддержка со стороны населения – свидетельство того, что люди на тот момент действительно были разочарованы и разозлены на милицию.
«Это была такая своеобразная акция протеста. Правда, далеко не адекватная, – говорит профессор. – И само следствие вскрыло ряд проблем: те же пытки и избиения. Ведь мы не впервые слышим о подобных методах работы полиции в Приморье. Оперативно-разыскная часть 4 (ОРЧ-4) – это же уже легенда! Далеко не в первый раз идёт речь о зверствах именно в этой ОРЧ».+

Виталий Номоконов предполагает, что решение Верховного суда РФ связано с процессуальными нарушениями, возникшими в ходе следствия и первых судебных слушаний.
«Если дело только в этом, то нарушения будут устранены и приговор может быть прежним, – объясняет юрист. – Но время, как говорится, покажет. Главное, всё же, на мой взгляд, изучая это дело, внимательно анализировать именно мотивы. Возможно, в будущем это поможет избежать повторения подобных трагедий».