Hotline


Воры вне закона: они контролируют криминальный мир Приморья

 Версия для печати

 

Организованная преступность в крае эволюционировала через кровавые разборки
В Москве арестован вор в законе Захарий Калашов (Шакро Молодой), преемник небезызвестного Деда Хасана. Следом столичные полицейские задержали ещё одного «законника», известного как Леван. Первому предъявлено обвинение в вымогательстве, второму – в незаконной банковской деятельности. Федеральные СМИ прогнозируют, что Шакро Молодой, самый влиятельный преступный авторитет бывшего Союза, получит длительный срок. В этом случае, предполагают эксперты, в криминальном мире России и едва ли не каждого её региона грядёт передел сфер влияния. РИА «Восток-Медиа» через свои неофициальные источники проанализировало ситуацию: есть ли в Приморском крае воры в законе или те, кто претендует на такое звание.

 

Авторитет ковался на ввозе иномарок

Эксперты по дальневосточной организованной преступности утверждают: характерной особенностью Приморского края является как раз отсутствие на его территории так называемых воров в законе, чья власть в криминальном мире считается непререкаемой. Почти три десятка лет назад, во второй половине 80-х годов, в Приморье стал развиваться «бизнес» по ввозу из Японии подержанных иномарок.


Воры в законе на этой волне пытались распространить своё влияние на край, главным образом на город Находку. (Владивосток в те годы был ещё «закрытым портом» с жёстким режимом паспортного контроля.) Однако местные лидеры теневого рынка и организованной преступности, контролировавшей праворульный импорт, отчаянно этому сопротивлялись. Криминальные войны начала 90-х, принёсшие Приморью дурную славу, происходили именно на этой почве. Так, знаменитая банда Ларионовых в своё время сформировалась из лиц, ранее не судимых. Одновременно в ней принимали участие многие профессиональные военные — от кадровых до отслуживших срочников, в том числе ветеранов первой чеченской войны в составе подразделений морской пехоты. На их счету – взрыв 5-этажного дома на улице Сахалинской во Владивостоке. В пятиэтажке на тот момент проживал Владимир Петраков, лидер конкурирующей ОПГ. На данный момент Петраков отбыл срок – 6 лет лишения свободы. Он проживает за границей, поддерживает в Приморье связи с бизнес-структурами.

В Находке же попытка воров в законе повлиять на бизнес-потоки создаваемой Свободной экономической зоны (СЭЗ «Находка») через национальную чеченскую диаспору встретила ожесточённое сопротивление так называемой банды Вэпса. Группировкой руководили Александр Анашкин и Андрей Вытирайлов. На стороне чеченцев выступила тогда ОПГ Евгения Романова, устроившая перестрелку в аэропорту, где соратники Вэпса встречали груз-200 – тело своего бывшего лидера, убитого накануне в столице. В ходе начавшейся криминальной войны между ОПГ группировку Вэпса разгромили силовики. Чеченская диаспора понесла значительные потери и ослабела. В Находке поныне действуют бывшие бойцы этих формирований, а участники группировки «БИМС» легализовались во властных структурах города Находки и Приморского края. Романов в данный момент под арестом по приговору за незаконную охоту и по обвинению в мошенничестве. Анашкин и Вытирайлов отбыли длительные сроки лишения свободы, курируют сегменты бизнеса в Находке.

Стрелялись, но против чужаков объединялись

В краевом центре экспансии воров в законе, имевших сильные «общаки» в соседних регионах, Хабаровском крае и Сахалинской области, также много лет сопротивлялись местные «авторитеты». Они вышли не из криминальной среды, а из так называемой третьей смены — местного рэкета, начинавшегося именно с контроля над ввозом иномарок моряками и рыбаками. Лидерами группировок считались Самосвал, Костен, Свирид, Трифон-Юра, Коваль, Михо, Баул, Алексей, Трифон-Серёга, Макар, Петрак и другие не менее колоритные личности. Из этой плеяды к ранее судимым уголовникам относились лишь Юрий Трифонов (умер в СИЗО в 2007 году), Анатолий Ковалёв (застрелен в 1997-м) и Юрий Есин (Самосвал — давно отошёл от дел, проживает за пределами края).

Сергей Бауло утонул при загадочных обстоятельствах в 1995-м. Александр Макаров убит в 1996-м. Михаила Осипова застрелили осенью 1997-го, Сергея Трифонова – в мае 2004-го. Как покойные, так и ныне здравствующие «авторитеты» так и не стали проводниками воли воров в законе из Сахалина и Хабаровска. Приморские криминальные лидеры соперничали и враждовали между собой, но могли объединиться против посягательств внешней угрозы – «воровского общака».

Тем не менее воры в законе, несмотря даже на разгром их лидеров в Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре и на Сахалине в середине 2000-х, не оставляли своих попыток усиления влияния на Приморский край. Время от времени они присылали своих «положенцев», которые в Приморье, впрочем, долго не удерживались и, как правило, плохо кончали.

Никакого криминала – бизнес и политика

По информации оперативников, в 2010 году в местах лишения свободы якобы был «коронован», то есть возведён в статус вора в законе, один из лидеров приморских ОПГ Монгол (Виталий Широков). Впрочем, после освобождения из колонии установить свою власть в криминальном мире он не смог из-за конфликтов с другими группировками, в том числе национальными диаспорами.

На сегодняшний день в Приморском крае теневой рынок по-прежнему контролируется сугубо местной организованной преступностью. По неофициальным данным, она теснейшим образом связана с коррумпированными сотрудниками силовых структур; зачастую легализована в бизнесе и политике. Воров в законе в крае нет в принципе, резюмируют эксперты РИА «Восток-Медиа». Отдельные их «положенцы» и «смотрящие» серьёзного влияния на ситуацию не имеют, надолго в регионе не задерживаются: их либо убивают, либо сажают, либо они сами успевают сбежать из Приморья.

РИА «Восток-Медиа» также отправило запрос в Управление МВД по Приморскому краю с просьбой предоставить информацию о наличии в регионе воров в законе. Редакция готова опубликовать официальную версию при поступлении ответа.