Hotline


Четкое видение борьбы с коррупцией

 Версия для печати

 

Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард
Институт Брукингса, Вашингтон, округ Колумбия
18 сентября 2017 г.

Введение
Благодарю вас, Норм за ваши любезные слова приветствия в мой адрес и содействие в организации сегодняшнего форума. Я также выражаю признательность
Институту Брукингса, МФК и Фонду партнерства за прозрачность, в частности, Фрэнку Воглу за проведение этого важного мероприятия.
Крик, Нгози, Ганс Петер, я с интересом ожидаю нашего разговора.
Я отметила важность этого мероприятия. Почему? Потому что для искоренения коррупции нам необходимо четко и ясно признать существование проблемы и как
можно точнее определить ее воздействие. Поэтому наша встреча политических руководителей, лидеров бизнеса и экспертов гражданского общества
представляет собой шаг в правильном направлении.

 

Когда разговор идет о коррупции, я всегда представляю себе известную сцену из фильма «Касабланка», когда капитан Рено закрывает казино в кафе Рика.
Капитан был «шокирован, просто шокирован, узнав, что здесь играют в азартные игры», что, конечно, не помешало ему положить в карман свою долю доходов,
перед тем как покинуть заведение.
Никто из нас не шокирован — мы знаем, что коррупция представляет собой серьезную проблему, и мы стараемся сделать что-нибудь для ее преодоления.
Именно поэтому мы собрались сегодня утром.
Мне хотелось бы начать с рассмотрения трех вопросов, которые мы часто слышим в контексте деятельности МВФ по борьбе с коррупцией. Во-первых, каково
определение МВФ для коррупции? Во-вторых, почему МВФ занимается борьбой с коррупцией? И в-третьих, что МВФ может дополнительно предпринять, чтобы
помочь государствам-членам в этой борьбе?
1. Что мы имеем в виду под коррупцией?
МВФ, подобно другим международным организациям, определяет государственную коррупцию как «злоупотребление должностными полномочиями в целях
извлечения личной выгоды».
Но что это означает на практике? Нам всем известно, что коррупция представляет собой сложную проблему, зачастую связанную с несколькими участниками,
которые действуют в тени.
Рассмотрим лишь один пример — взятку в добывающих отраслях.
Да, местное должностное лицо может потребовать взятку, или министерство можно закрыть на что-то глаза, но что можно сказать о компании, которая предлагает
деньги? Безусловно, она участвует в незаконной сделке.
В конечном счете, на каждую принятую взятку должна быть взятка, которая была предложена.
Поэтому, когда мы помогаем нашим государствам-членам в борьбе с государственной коррупцией, мы также твердо намерены уделять внимание
трансграничным структурам частного сектора, которые влияют на должностных лиц. Частные субъекты могут содействовать коррупции с помощью таких прямых
средств, как взятки, но они также могут содействовать коррупции косвенным образом, например, через отмывание денег и уклонение от уплаты налогов.
Недавний пример «Панамских документов» подчеркивает значение таких помощников и высвечивает пагубные методы, с помощью которых коррупция может
распространяться через границы.
Поэтому для того чтобы наш подход был результативным, необходимо признать практические реалии проблемы и постараться выявить многие различные аспекты
коррупции.
2. Почему МВФ в этом участвует и почему сейчас?
Здесь я подхожу к своему второму вопросу. Почему МВФ предложено делать больше для борьбы с коррупцией и почему сейчас? Ответ заключается в том, что
среди все большего числа наших государств-членов складывается консенсус о том, что во многих странах коррупция представляет собой вопрос, имеющий
существенное значение для макроэкономики.
Благодаря работе некоторых из присутствующих в этом зале стало ясно, что системная коррупция подрывает способность государств обеспечивать
всеобъемлющий рост и лишает их возможности вывести своих граждан из состояния нищеты. Это разрушительная сила, которая подрывает жизнеспособность
бизнеса и задерживает развитие экономического потенциала страны.
Ежегодные издержки от взяточничества (лишь одного вида коррупции) оцениваются на уровне примерно 1,5–2,0 триллиона долларов, около 2 процентов мирового
ВВП [1] (#_ftn1) . Эти издержки представляют собой верхушку айсберга — долгосрочное воздействие намного глубже.
Скажем, государство расходует деньги налогоплательщиков на новый роскошный, но ненужный конференц-центр, конечной целью которого является
обеспечение «откатов».
Через год после начала строительства выясняется, что средства на счетах социальной службы, предназначенные для первоначальных бенефициаров, каким-то
образом улетучились.
Со временем средства, взятые у сферы образования или здравоохранения, увековечивают неравенство или ограничивают возможности для лучше оплачиваемой
работы и улучшения жизни.
ВЫСТУПЛЕНИЯ
Когда этот вид коррупции становится укоренившимся, недоверие общественности к правительству возрастает и ухудшает способность страны привлекать прямые
иностранные инвестиции.
Это приводит к циклу негативной обратной связи, из которого трудно вырваться.
Миллениалы остро ощущают эту реальность. Недавно проведенное обследование молодого населения мира выявило, что молодежь считает, что коррупция, а не
рабочие места или недостаточные возможности образования, вызывает наибольшую обеспокоенность в их странах [2] (#_ftn2) .
В этой оценке присутствует мудрость, поскольку коррупция является коренной причиной многих видов экономической несправедливости, которую юноши и
девушки испытывают ежедневно.
Молодежь также понимает другую истину; коррупция не ограничивается одним видом стран или типом экономики — она может воздействовать на любое
государство. От расхищения средств до непотизма и финансирования терроризма, пагубные щупальца коррупции могут принимать различные формы в
зависимости от среды, в которой она развивается.
Это подводит к последнему вопросу и отправной точке нашего разговора. Что мы уже сделали, и что МВФ может сделать дополнительно для оказания нашим
государствам-членам помощи в противодействии всем видам коррупции?
3. Чем может помочь МВФ?
Борьба с коррупцией уже длительное время является составной частью работы МВФ. В прошлом месяце Исполнительный совет МВФ изучил наш прогресс и
выразил твердое намерение противодействовать этой проблеме еще более непосредственным образом [3] (#_ftn3) .
Совет решил, что более широкое предоставление детальных рекомендаций и откровенная и непредвзятая оценка экономического воздействия коррупции
принесут пользу государствам-членам.
Чтобы достичь этой цели, потребуются новые методологии для лучшего количественного определения и анализа проблемы. Именно поэтому мне отрадно
отметить, что сегодняшнее мероприятие знаменует собой начало двух новых антикоррупционных инициатив в области исследований, которые возглавляют
Институт Брукингса, МФК и их партнеры.
Я знаю, что МВФ воспользуется результатами вашей работы, и я уверена, что наш опыт может быть также полезным для вас. Позвольте мне коротко
охарактеризовать этот опыт.
Наша работа, равно как и ваша, начинается с инициатив по повышению степени прозрачности и подотчетности . Как заметил член Верховного суда США
Луис Брандейс: «Солнечный свет — лучшее средство для дезинфекции».
Например, в Габоне после консультаций с персоналом МВФ, правительство приняло обязательство опубликовать данные по всем крупным государственным
инвестиционным проектам в бюджете на следующий год. К 2020 году в законе о бюджете будут указываться финансовые риски, связанные с каждой
государственной компанией, в том числе с компаниями, работающими в сфере добычи полезных ископаемых.
Эта работа ведется параллельно с нашей деятельностью в области реформ системы регулирования и укрепления правовых институтов .
Реформа системы регулирования необязательно означает дерегулирование, она призвана вместо этого упростить систему, с тем чтобы уменьшить число
контролирующих органов, отвечающих за выдачу разрешений, взимание сборов и заключение контрактов.
В правовой сфере зачастую организации, которым поручена правоохранительная деятельность (полиция, прокуратура и судебные органы), являются очагом
возникновения коррупции.
Например, в Украине правительство предложило МВФ провести всесторонний обзор национальной коррупции. Последующий доклад привел к ряду реформ, в том
числе к созданию национального антикоррупционного бюро.
Эти реформы представляют собой лишь первые шаги. Лицам, ведущим расследования, необходимы дополнительные полномочия для преследования
подозреваемых преступников, а прокуроры должны быть наделены полномочиями предъявлять обвинения в антикоррупционном суде.
Ситуация в Украине подчеркивает нашу более общую задачу: для долговременных изменений к лучшему международные организации, гражданское общество и
политические лидеры должны действовать сообща. И нам необходимо быть реалистами в отношении того, насколько быстро будут достигнуты успехи. Традиции и
привычки, хорошие или плохие, не могут измениться за один день.
Поскольку коррупция часто скрывается и с трудом поддается измерению, для того чтобы новые меры политики стали действенными, могут потребоваться годы. В
то же время некоторые правительства не хотят даже участвовать в решении этой проблемы, поскольку они рассматривают коррупцию как политическую, а не как
экономическую проблему. Но это не причина для отказа от продвижения преобразований.
Я считаю, что МВФ может сохранять верность своему мандату только в том случае, если мы будем вести ясный разговор о коррупции и предлагать все
имеющиеся в нашем распоряжении инструменты для содействия нашим государствам-членам. Сегодня утром я твердо вам заявляю, что Фонд может сделать
больше и будет это делать в ближайшие дни.
Заключение
Позвольте в завершение вернуться к фильму «Касабланка», нет, я не собираюсь предложить вам зажигательно спеть хором «Марсельезу», как бы мне этого ни
хотелось.
В начале моего выступления я отметила важность этого события. Это замечание не было лишь данью вежливости нашим организаторам. Скоординированные
глобальные действия по пресечению коррупции могут повысить уровень благополучия в мире и улучшить жизнь всех граждан.
Перефразируя Хамфри Богарта, по-моему, это начало прекрасного разговора!
Огромное спасибо!

[1] (http://edms.imf.org/cyberdocs/Libraries/Default_Library/Common/viewdocdsp.asp?
doc=820073&lib=PHOENIX_DMS&version=1151821&mimetype=application%2Fmsword&rendition=+#_ftnref1) Corruption: Costs and
Mitigating Strategies (http://www.imf.org/external/ns/cs.aspx?id=353) («Коррупция: потери и стратегии противодействия»). Дискуссионный документ персонала
МВФ (май 2016 года)
[2] (http://edms.imf.org/cyberdocs/Libraries/Default_Library/Common/viewdocdsp.asp?
doc=820073&lib=PHOENIX_DMS&version=1151821&mimetype=application%2Fmsword&rendition=+#_ftnref2) WEF Global Shapers Annual
Survey 2017 (https://www.weforum.org/press/2017/08/millennials-survey-refugees-are-welcome-robots-can-t-be-trusted-climate-change-is-our-biggest-concern/)
.
[3] (http://edms.imf.org/cyberdocs/Libraries/Default_Library/Common/viewdocdsp.asp?
doc=820073&lib=PHOENIX_DMS&version=1151821&mimetype=application%2Fmsword&rendition=+#_ftnref3) The Role of the Fund in
Governance Issues («Роль Фонда в вопросах управления») (https://www.imf.org/en/Publications/Policy-Papers/Issues/2017/08/01/pp080217-the-role-of-the-fundin-governance-issues-review-of-the-guidance-note)
(август 2017 года).
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100 АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙПОЧТЫ: MEDIA@IMF.ORG