Hotline


Л.В.Тэсс. Воры «в законе» и прочие… Книга вторая

 Версия для печати

 

Предисловие

К ЧИТАТЕЛЮ КНИГИ «ВОРЫ «В ЗАКОНЕ» И ПРОЧИЕ...»

Безусловно, что преступность — это явление историческое. В каждую историческую эпоху она имеет свои неповторимые черты, обусловленные теми социальными, экономическими, политическими и иными условиями, которыми характеризуется сама эпоха. Уголовный мир двадцатых и тридцатых годов отличается от криминалов шестидесятых и семидесятых. Каждое десятилетие, даже отдельные годы, в кар¬тину преступности вносят свои штрихи и существенно пополняют пеструю картину антисоциальных явлений.

 

Почти прямо на глазах меняются и субъекты преступлений. С каждым годом они становятся образованнее, эрудированнее и, как бы это ни казалось парадоксальным, даже интеллигентнее. Преступный и воровской мир меняются в ногу со временем. Преступление становится не только правовым, а точнее противоправным актом, но и своего рода бизнесом и видом особой предпринимательской деятельности.
Чтобы понять и эффективно анализировать преступность сегодняшнего дня, не-избежно необходимо заглядывать в ее прошлое, исследовать пути и формы ее истори-ческого разви¬тия. В этой связи интересной и примечательной является монография Л. В„ Тэсса «Воры: «в законе» и прочие...».
Где истоки организованной преступности посткоммунистиче- ского общества; каким образом развивались и укреплялись ор¬ганизованные криминальные группы;, что общее и различное между организованной и профессиональной . преступностью; что такое экономическая преступность и каков от нее ущерб? Бот некоторые из основных вопросов, на которые пытается найти ответ практик и теоретик Л. В. Тэсс.
Особенно продуктивной является попытка автора опреде¬лить роль, функции и возмож-ности правоохранительных уч¬реждений, в частности полиции и тюрем в предупрежде-нии и раскрытии преступлений и исполнения наказания виновным лицам.
В своей книге Л. В. Тэсс довольно подробно анализирует историческое развитие мест лишения свободы, ошибки законодателя и причины этих ошибок в 20 веке. При-мечательно, что начинается анализ общей преступности с начала 20 века, а также рас-сматривается деятельность и структура полиции, суда и прокуратуры.
В начале 20 века администрация только контролировала порядок в местах лишения свободы, но фактически управле¬ние населением осуществляла тюремная община, причем ме¬тодами, унаследованными от средневековья, со всеми устоями и особенностями. Среди заключенных, как и сегодня, были некоторые группы привилегированных в зависимости от «профессий», В начале 20 века самыми привилегированными тоже считались воры, среди которых отличались некоторые авто¬ритеты. За нарушение правил любой из авторитетов мог при¬звать к ответу нарушителя.
После социалистической революции существующая система была разрушена, по наследству новое государство полу¬чило и некоторые негативные факторы, в том числе и контингент заключенных и царствующие традиции.
В 1924 году был принят первый Исправительно-трудовой кодекс России; за ним последовал еще один в 1933 году. В этот период Россия находилась в экономическом кризисе, по¬высился уровень безработицы и преступности, и исполнитель¬ная власть видела выход из положения только в усилении деятельности репрессивных структур. Создавались новые ме¬ста лишения свободы и увеличивалось число заключенных. В 1929 году была введена'новая форма заключения — испра¬вительно-трудовые лагеря Ё отдаленных областях СССР, В начале 1936 года общее количество заключенных в таких лагерях было 839406 человек.
Новая система лагерей создала качественно новый кон¬тингент заключенных, сложились новые отношения между заключенными. Возникли конфликты между «новыми» и «старыми» заключенными, изменились отношения между ними.
В стране было популярным мнение, что нарастающий уро¬вень преступности можно снизить только с помощью усиле¬ния санкций.
Последующие годы в истории России характерны многими бурными событиями, в том числе тюремной реформой в се¬редине 50-х годов, когда все заключенные были разделены строго по режимам. Следовали некоторые непродуманные амнистии, в результате чего резко возрос уровень преступно¬сти, потому что общество пополнялось значительным числом преступников
Положение в местах заключения ухудшилось и обостри¬лось. Усилился режим и милитаризация. Начались всякие негативные проявления в тюрьмах — телесные повреждения, садизм и другие
Ситуация в начале 80-х годов характеризуется высокой (распространенностью алкоголизма, наркомании, увеличением числа преступников, и реакция законодателя была традици¬онной — очередное усиление санкций.
Нынешняя система внутренних дел практически делает их сотрудников заключенными, в результате чего они становятся невротиками, наркоманами.
Наблюдая весьма пессимистическую ситуацию в России в местах заключения, возникает вопрос: «Неужели во всем мире дела так плохи?» Потому и автор анализирует зару¬бежную практику, теоретические подходы и модели. Автор рассматривает и развитие мест заключения за рубежом и высказывает свое мнение о развитии организованной преступ¬ности.
Автор довольно интересно рассматривает сегодняшние проблемы. Например, разделяет мужчин, женщин, рециди¬вистов и несовершеннолетних, не забывает об алкоголиках, наркоманах, психически больных людях.
В своей книге автор дает довольно обширный и полный анализ по теме развития мест лишения свободы в России, а также раскрывает мнение теоретиков мира. Книга интересна и полезна, потому что содержит новейшую информацию и дает анализ теперешних (нынешних) тенденций и событий в России,
Отдельные положения работы являются спорными. Так, на наш взгляд, Л. В. Тэсс излишне теоретизирует и услож¬няет некоторые криминологические понятия. Представляется, что нет необходимости в термин «рецидивисты» (стр. 16) включать столь многочисленные элементы (антиобщественная установка, паразитический образ жизни, различные антиоб¬щественные формы поведения и т. д.). Рецидивисты — это лица, повторно (или неоднократно) привлекающиеся к уго¬ловной ответственности. Это основная суть данного термина. Остальные элементы и параметры, вытекающие из основопо¬лагающего признака, — повторности.
Представляется, что нет необходимости излишне услож¬нять и понятие рецидивная преступность. По сути это пре¬ступность, которая складывается из уголовно наказуемых деяний, которые совершены лицами, ранее привлекавшимися к уголовной ответственности.
Автор дает интересное понятие профессиональной пре¬ступности. Но вместе с тем, в данном понятии полностью не раскрывается специфика термина. Здесь скорее всего надо было бы согласиться с А. И. Гуровым, который в понятие профессиональная преступность, излишне не усложняя ее, включает четыре признака: специализация; квалификация; источник существования и связь с социальной средой .
В криминологии дано также множество понятий органи¬зованной преступности. Л. В. Тэсс формулирует также свой термин данной разновидности преступности. На наш взгляд, нецелесообразно в понятие, включать последствия организо¬ванной преступности. Они характерны (ослабление законно¬сти и правопорядка, монополизация ведущих отраслей эко¬номики и политической власти) для всей преступности в целом.
Ценность работы повышают наглядные материалы схе¬мы, диаграммы и иной эмпирический материал.
Представляется, что, несмотря на спорность отдельных позиций автора, в целом работа расширяет познания читателя о преступности, отдельных ее формах, показывает механизм формирования рецидивной, профессиональной, экономической и организованной преступности.
А. ВИЛКС, Dr. jur.

Текст книги полностью здесь: https://yadi.sk/d/cOmVgmj63RRvW6